Психологическое исследование личностного профиля ревнивых мужчин



Скачать 120.23 Kb.
Дата21.05.2016
Размер120.23 Kb.




Психологическое исследование личностного профиля

ревнивых мужчин.

Данилова Т.Н.

Аннотация.

В статье приводятся результаты психологического исследования личностных особенностей мужчин, переживающих ревность. В качестве психодиагностического инструментария был использован СМИЛ (адапт. Л.Н. Собчик вариант ММРI). По результатам факторного анализа описана специфика личностных особенностей ревнивых мужчин. Автором выделены формы проявления ревности у мужчин, описана их специфика.

Ключевые слова: ревность, личность, тревожно-мнительный тип реагирования.

Анотація.

В статті наводяться результати психологічного дослідження особистості чоловіків, які переживають ревнощі. У якості психодиагностичного інструментарію була запропонована методика СМІЛ (адапт. Л.М. Собчик варіант ММРІ). По результатам факторного аналізу автором описана специфіка особливості чоловіків, які схильни до ревнощів, експліковані форми прояву ревнощів.

Ключові слова: ревнощі, особистість, тривожний тип реагування.
Summary.
In the article the results of psychological research of personality features of people experiencing jealousy are presented. The peculiarities of jealousy man have been empirically studied ( test SMIL - adapt. L.N. Sobchik variant MMPI). On results the analysis a the specific of personality features of jealous man is described.

Keywords: jealousy, personality, neurotic type.




Постановка проблемы.

В современной психологической традиции в последнее время особое место занимают исследования, изучающие генезис, строение и динамику развития сложных социально-психологических феноменов (социальной перцепции, аттракции, ответственности, коммуникативной компетентности, межличностной толерантности и др.). Вместе с тем, исследования, затрагивающие сферу проблемного межличностного взаимодействия, за исключением единичных случаев, отсутствуют. Однако именно наличие психологических проблем в сфере взаимоотношений личности со значимым окружением (супружеская измена – (адюльтер), зависть, ненависть, невротическая привязанность, ревность) побуждают, в большинстве случаев, современного человека обращаться за психологической помощью.

Среди актуальных проблем семейного консультирования и психотерапии особое место отводится проблеме ревности. Вместе с тем, ревность – одна из наиболее распространенных причин нарушения психологического климата не только в семейных взаимоотношениях, но и серьезная психологическая проблема в профессиональных, деловых и других типах межличностного общения и взаимодействия между людьми. Способная возникать в отношениях между представителями разных поколений: братьев и сестер, родителей и детей, учителей и учеников, ревность побуждает человека испытывать состояния, традиционно относящиеся в психологии к негативным: напряжения, ненависти, зависти, гнева, страха, тревоги, печали и др.

Ревность как социально-психологический феномен является очень сложным образованием, поскольку затрагивает различные сферы человеческой личности: эмоционально-волевую, когнитивную, поведенческую, морально-нравственную. В философско-психологической литературе существуют различные определения ревности [1;2;7;9;11;12]. Так, Рене Декарт полагал, что ревность – это вид страха при желании сохранить за собой обладание каким-нибудь благом. Б. Спиноза считал, что ревность - обратная сторона любви, в словаре русского языка В.Даля ревность определена как страстная недоверчивость, мучительное сомнение в чьей-нибудь верности – в любви и преданности, в индивидуальной психологии А.Адлера ревность выступает в качестве проявления комплекса неполноценности, в неофрейдисткой концепции К.Хорни определяла ревность как форму проявления невротической потребности в любви. Психологами наиболее часто ревность рассматривается как компонент чувства любви. Так, Г.В. Андреева определяет ревность как «составную часть половой любви, интимной дружбы … силе влечения…» [3, с. 119]. Автор также указывает на существование так называемой «установки на ревность», которая определяется, как «внутренняя готовность встретиться с изменой, обманом, предательством любимого человека, ожидание соответствующего поведения» [3, с. 121]. Как правило, такие установки интроецируются в процессе социализации личности, являясь, зачастую следствием наблюдаемой неверности родителей, близких друзей, результатом несчастной любви. Тогда же может сформироваться и так называемая предусмотрительная ревность, при которой от партнёра ожидают постоянной демонстрации «благопристойного поведения».

В связи с этим объектом исследования является ревность – как социально-психологический феномен. Предмет исследования – психологические особенности личности ревнивых мужчин. Цель данного исследования – эксплицировать и описать специфику личностного профиля ревнивого мужчины.

Организация исследования.

Всего в исследовании приняло участие 164 респондента. Нами было сконструировано две выборки: основная и контрольная. В состав основной выборки вошло 79 испытуемых – мужчин, оценивающих себя как ревнивых. 85 испытуемых – контрольная группа – мужчины, не склонные к ревности. Критерием рандомизации выборок выступала самооценка испытуемых и экспертная оценка. В качестве экспертов выступали близкие испытуемых - люди, достаточно хорошо знающие конкретного испытуемого. Таким образом, нами учитывался не только субъективный факт оценивания себя как ревнивого человека, но и степень совпадения с ним мнения экспертов. Экспертам было предложено оценить по десятибалльной шкале степень ревнивости испытуемого. При этом 1 балл соответствует наименьшей степени ревнивости человека, а 10 баллов – наивысшей. При обработке результатов экспертной оценки, полученные результаты были условно разделены на три уровня: 1 – 3 балла - низкая степень ревнивости испытуемого; 4 – 6 – средняя; 7 – 10 – высокая степень ревнивости. Соответственно в состав экспериментальной группы вошли испытуемые, набравшие в среднем от 6 до 10 баллов, а состав контрольной группы составили мужчины, получившие от 1 до 5 баллов.



Для изучения личностных особенностей испытуемых была применена методика СМИЛ (адапт. Л.Н. Собчик опросник ММРI), включающая 10 базисных шкал (шкала невротического сверхконтроля; шкала пессимистичности; шкала эмоциональной лабильности; шкала импульсивности; шкала «мужественности-женственности»; шкала ригидности; шкала тревожности; шкала индивидуалистичности; шкала оптимистичности; шкала социальной интроверсии) и 3 шкалы достоверности. Следующим этапом научно-исследовательской работы было проведение процедуры факторного анализа (компьютерный пакет Статистика 6) с последующим составлением и описанием личностного профиля ревнивого мужчины.
Анализ результатов исследования.
Таким образом, по результатам факторного анализа в группе ревнивых мужчин было выделено два фактора, названных нами «Тревожно-мнительный тип реагирования» и «Импульсивность». Содержание первого фактора «Тревожно-мнительный тип реагирования» (30% от общего количества дисперсии) отражает взаимосвязь следующих шкал СМИЛ: шкалы достоверности F и К, а также базисных шкал невротического сверхконтроля, тревожности и индивидуалистичности. Факторные нагрузки по шкалам F и К равны -0, 73 и 0, 82 соответственно. Последнее даёт нам возможность утверждать, что чем более высок показатель по шкале коррекции, тем больше стремление испытуемого скрыть дефекты своего характера и наличие каких-либо проблем и конфликтов. Повышение же показателей по шкале достоверности при этом будет влиять на увеличение показателя F – К, следовательно, может указывать на закрытость и некоторую неоткровенность ревнивых мужчин. В данной группе испытуемых наблюдается повышение показателей по шкале невротического сверхконтроля (факторная нагрузка – 0,83), шкале тревожности (0,85) и индивидуалистичности (0,88). Шкала невротического сверхконтроля является шкалой «смешанного» типа реагирования и выявляет уровень невротического сверхконтроля личности. Она несет в себе стержневую тенденцию сенситивно-тревожной гиперсоциальной личности. Взаимосвязь показателей шкалы невротического сверхконтроля и шкалы индивидуалистичности у ревнивых мужчин свидетельствовать о хорошо развитой социабельности, приверженности к общепринятым нормам поведения и скупости эмоций. Повышение показателей по шкале тревожности у испытуемых данной группы может быть также результатом действия механизмов психологической защиты: проекции, компенсации, реактивного образования. А сочетание шкал невротического сверхконтроля и тревоги указывает на то, что это может быть также такой механизм защиты как бегство в болезнь. Возможно, это связано с существованием в нашей (пока ещё) патриархальной культуре установок, что «настоящие мужчины должны быть мужественными, эмоционально сдержанными, волевыми». Желание мужчины соответствовать этому образу приводит к тому, что возникающие спонтанно эмоциональные реакции (обида, гнев, печаль) в ситуации переживания ревности, подавляются и вытесняются из сознания, следствием чего, зачастую, являются психосоматические расстройства: головные боли, повышение давления, боли в области сердца и др.

Такие психологические особенности характерны, как правило, для личностей зависимых, раздражительных, сдержанных, эмоционально незрелых, избегающих ответственности, подавляющих свою спонтанность, тревожных. Интересно отметить тот факт, что описание характеристик ревнивой личности во многом совпадает с описанием, так называемого, статичного типа личности в теории установки Д.Н. Узнадзе. «Статичные люди – это люди объективации…Их установка сильновозбудима, грубо-статична, интермодальна, константа и достаточно широко иррадирована» [10, 196-197]. Такой тип установки наиболее типичен для застревающего типа личности, что во многом соотносится с результатами проводимых нами исследований, где ревность является неотъемлемым атрибутом в любовных переживаниях застревающего (параноидального) типа.

Содержание второго фактора «Импульсивность» (24% от общего количества дисперсии) представлено шкалами импульсивности (0,657), ригидности (0,662), мужественности-женственности (0,612), а также шкалой социальной интроверсии (-0,746). При этом повышение показателей по первым трем шкалам у ревнивых мужчин взаимосвязано со снижением их по шкале социальной интроверсии. Шкалы импульсивности и ригидности являются шкалами «сильного» регистра и выявляют стеничные свойства личности ревнивых мужчин. Повышение показателей по шкале импульсивности может свидетельствовать об активной личностной позиции и высокой поисковой активности личности. Чем более высок показатель по шкале импульсивности, тем более вероятен гипертимный вариант акцентуации, характеризующийся повышенной импульсивностью. Одновременное повышение показателей по шкалам импульсивности и ригидности характерно для личностей рационального реалистического типа, которой в осуществлении намерений мешают повышенная импульсивность и нонконформизм. Высокие показатели по шкале мужественности-женственности означают протекание психической деятельности у таких личностей, преимущественно, по мужскому типу. Согласно Л.Н. Собчик [8], повышение 5-й шкалы у мужчин смягчает стеничные характеристики. В данном случае это характеристики, выявляемые шкалами импульсивности и ригидности. Причём, чем более выражены указанные особенности у ревнивых мужчин, тем более низким уровнем социальной интроверсии они обладают. В целом личностей такого типа характеризуют следующие особенности: высокий уровень импульсивности, нонконформизм, эмоциональная незрелость, спонтанность, активность.

Результаты факторного анализа по группе неревнивых мужчин позволили эксплицировать и описать два фактора, названного нами «Социальная желательность» и «Внутренняя конфликтность». Фактор «Социальная желательность» (22% полноты дисперсии) отражает взаимосвязь следующих шкал СМИЛ: шкала лжи L и базисные шкалы ригидности, оптимистичности и социальной интроверсии. При этом данные шкалы взаимосвязаны таким образом, что при повышении показателей по шкалам лжи L и ригидности снижается уровень социальной интроверсии и оптимистичности. Другими словами, чем более высок показатель шкалы лжи у испытуемого, тем больше его стремление представить себя в возможно более выгодном свете. Данный феномен в социальной психологии назван как социально-желательное поведение. Такие поведенческие тенденции испытуемых данной группы положительно взаимосвязаны с уровнем их ригидности и отрицательно – с уровнем оптимистичности. Факторные нагрузки шкал ригидности и оптимистичности наиболее высоки и равны соответственно 0,73 и -0,77. Это шкалы «сильного» регистра, выявляющие стеничные свойства личности. Соответственно, чем более высоки показатели по шкале ригидности, тем более рациональна и реалистична личность, в то же время ригидность определяет затрудненность в изменении немеченой человеком программы деятельности в условиях, объективно требующих её перестройки. Такая особенность, по мнению, Л.Н. Собчик может проявляться как трудность перестройки представлений в изменившейся ситуации, как косность эмоциональных откликов на изменяющиеся объекты эмоций, а также в трудности перестройки мотивов в обстоятельствах, требующих от человека гибкости и изменения характера поведения. У неревнивых мужчин высокий уровень ригидности связан со снижением оптимистичности, то есть жизнелюбия в целом и беспечности. Такие личности, как правило, скрывают наличие психологических проблем, что в данном исследовании подтверждается повышением значений по шкале лжи L. Однако уровень социальной интроверсии при повышении ригидности и снижении уровня оптимистичности оказывается ниже. Таким образом, этот фактор выявляет взаимосвязь таких личностных особенностей как рациональность, реалистичность, неадаптивность, пессимистичность, озабоченность, осторожность, социально-желательный тип поведения.

Фактор «Внутренняя конфликтность» (18% полноты дисперсии), полученный в результате факторного анализа данных группы неревнивых мужчин, отражает взаимосвязь двух переменных: шкалы пессимистичности (0,73) и шкалы эмоциональной лабильности (0,68). Таким образом, взаимосвязь между уровнем пессимистичности и эмоциональной лабильности является положительной у испытуемых данной группы, то есть чем более высок уровень пессимистичности, тем более высока эмоциональная лабильность личности. Высокие показатели шкалы эмоциональной лабильности выявляют неустойчивость эмоций и конфликтное сочетание разнонаправленных тенденций: высокий уровень притязаний у таких испытуемых сочетается одновременно с потребностью в причастности к интересам группы, эгоистичность – с альтруистическими декларациями, агрессивность – со стремлением нравиться окружающим. Такие мужчины отличаются яркостью эмоциональных проявлений при некоторой поверхности переживаний, демонстративностью, неустойчивостью самооценки. При этом эмоции у таких людей преобладают над рациональностью, ярко выражены черты демонстративности, склонности к саможалению и самооправданию. Однако одновременное повышение показателей по шкале пессимистичности у испытуемых данной группы может свидетельствовать о пассивной личностной позиции, являющейся с одной стороны результатом внутреннего конфликта, с другой – несоответствием системы ожиданий субъекта. В целом, содержание данного фактора отражает взаимосвязь таких личностных характеристик как эмоциональная неустойчивость, внутренняя конфликтность, пессимистичность, неустойчивость самооценки, самокритичность, неуверенность, инертность.
Выводы.

Таким образом, результаты проведённого эмпирического исследования по группе ревнивых и неревнивых мужчин, позволили сделать следующие выводы:

1) По итогам факторного анализа в группе ревнивых мужчины было выделено два значимых фактора: «Тревожно–мнительный тип реагирования» и «Импульсивность». Фактически, речь идёт о двух типичных типах реагирования мужчин на переживание ревности. Анализ содержания первого фактора позволил выделить следующие характеристики личности ревнивых мужчин: зависимость, избегание ответственности, подавление спонтанности, сдерживание активной самореализации, эмоциональная незрелость и инфантильность. Второй фактор «Импульсивность» - отражает такие взаимосвязанные характеристики личности ревнивых мужчин как импульсивность, нонконформизм, эмоциональная незрелость, спонтанность, активность.

2) Специфика личностных особенностей неревнивых мужчин описывается при помощи двух факторов:

Фактор 1 – «Социальная желательность» - объединяет такие особенности личности неревнивых мужчин как рациональность, реалистичность, неадаптивность, пессимистичность, озабоченность и осторожность.

Фактор 2 – «Внутренняя конфликтность» - отражает эмоциональную неустойчивость, внутреннюю конфликтность, пессимистичность, неустойчивость самооценки, самокритичность, неуверенность и инертность личности.

3) Таким образом, результаты проведённого исследования личностных особенностей ревнивых мужчин позволили выделить два наиболее часто встречающихся типа ревности – нарциссический, характерный для импульсивных личностей, с высокими показателями по шкале ригидности и оптимистичности и невротический – присущий лицам пессимистичным, тревожным, с высокими показателями по шкалам сверхконтроля и индивидуалистичности. Последнее выступает в качестве дальнейшей перспективы научно-исследовательской работы автора в данном направлении.
Список литературы:


  1. Адлер А. Воспитание детей. Взаимодействие полов./Пер. с англ. А. А. Валеева, Р.А. Валеевой. - Ростов н/Д : Изд-во Феникс, 1998. – 448с.

  2. Александров А.А. Современная психотерапия. Курс лекций – Спб.: «Академический проект», 1997 – 335с.

  3. Андреева Г.В. Семейная психология. – СПб.: Речь, 2005.

  4. Волкова А.Н., Трапезникова Т.М.-Методические проблемы диагностики супружеских отношений// Вопросы психологии.-1985.-№5.-С.110-116.

  5. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. – СПб.: Питер, 2002.

  6. Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных. Учебное пособие. – Спб.: Речь, 2004. – 392с.

  7. Риман Ф. Основные формы страха /Пер. с нем. Э.Л. Гушанского. – М.: Алетейа, 1999. – 336с.

  8. Собчик Л.Н. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности СМИЛ. – Спб.: Речь, 2000. – 219с.

  9. Куттер П. Психология страстей: любовь, ненависть, зависть, ревность. – М.: ООО София, 2004г.

  10. Узнадзе Д.Н. Психология установки. – Спб.: Питер, 2001. – 416с.

  11. Фрейд З. Введение в психоанализ: лекции. М.: Московский университет, 1983.-284с.

  12. Хорни К. Невротическая личность нашего времени; Самоанализ: Пер. с англ. \Общ. ред. Г.В. Бурменской.- М.: Издательская группа «Прогресс» - «Универс», 1993. – 480с.

  13. Шнейдер Л.Б. Семейная психология. – М.: Академический Проект, 2005.

Сведения об авторе.

Данилова Таисия Николаевна – доцент кафедры прикладной психологии Таврического Гуманитарно-экологического института, канд. психол. наук.

Контактный телефон – 8-050-151-55-61



Адрес: г.Симферополь, пер. Заводской, д. 44, кв.75

e-mail:taya-igor@yandex.ru
Каталог: files -> articles
articles -> Соционика, ментология и психология личности  2003
articles -> Печатается по решению кафедры
articles -> Соционика, ментология и психология личности” №2/2007 с. 56-69 Шлаина В. М. 2006 г. Психологическая помощь
articles -> Менеджмент и кадры: психология управления, соционика и социология  2004
articles -> Факторы стресса в социальных контактах
articles -> Детекция лжи и обмана
articles -> Методические рекомендации по реализации гендерного подхода в работе образовательных учреждений с родителями по проблемам гендерного подхода в семейном воспитании
articles -> Программа дополнительного образования
articles -> «Развитие воображения старших дошкольников через занятия оригами, основанные на игре-сказке»
articles -> 2003 Андреева Н. А., Тихонов А. П., Кто же пришел в кадровики?


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница