Психология индивидуальности



страница13/25
Дата12.05.2016
Размер1.95 Mb.
ТипРеферат
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   25

Первое. Я - текст является отражением и субъективной репрезентацией жизненного пути Автора. Жизненный путь рефлексивно представлен в тех или иных мыслеобразных «измерениях»: ситуативном, событийном, смысловом, поступковом, измерении встреч и взаимодействий с другими людьми, измерениях умений – мастерства – произведений, измерениях желаний, чувств и направляющих идей, измерениях коллизий, успехов и поражений, измерениях отношений и свойств «Я». Рефлексия жизни Автора формируется переплетающимися актами «это было в моей жизни», «это произошло со мной», «это имело смысл для меня», «я так делал и поступал», «я встретил Другого», «я испытывал отношения и действия других», «я работал, создавал, добивался успеха», «я желал, чувствовал, руководствовался идеями», «мне помогали и противодействовали», «я ошибался, я преодолевал», «я обладал такими – то свойствами», «я так – то относился к себе».

Второе. Рефлексивный текст, кроме образов и идей, характеризующих содержание жизненного пути «Я», выражает операциональный план рефлексии, то есть, «как я познаю себя». Текст можно психологически оценить по критерию преобладающих форм самопознания личности, к которым мы относим: самоисследование, ведущееся в научных, философских, литературных понятиях; осознание переживаний и сознательную самооценку; активное самоосмысление; создание стратегий и сценариев самовыражения; проблемную рефлексию как вопрошание о себе; интуитивно – логическое самопонимание (18).

Третье. Рефлексия и написание Я – текста становится не только возможностью сказать о своей жизни, но также утонченным способом протекания и проживания душевной жизни, самой внутренне - внешней жизнью Автора. «Саморефлективный образ индивида сцеплен с его эмпирическим существованием и входит в органический состав последнего» (4; с. 894). Жизнь, возведенная текстом в степени феноменологического усиления и интенсивного проживания, субъективно приобретает качество подлинности. Создание Я – текста непосредственно становится жизнетворчеством.

Четвертое. Рефлексивный текст, выступая дифференцированной и целостной картиной сознания Автора, делает множественные отметки его тайной жизни, умалчиваемого и бессознательного. То есть, выражая субъективное понимание и интерпретации своей жизни и личности, Автор транслирует другим не только знание о себе, но и свои загадки.

Пятое. Рефлексивный текст заключает обобщенные «матрицы» или «формулы» самопознания, которые развивают культурные каноны поиска индивидами знаний о себе в данном типе общества. Пределы, границы, содержания и операции самопознания индивидов в социуме во многом конституируются критическими опытами рефлексии, принадлежащими персоналиям, творческая жизнь которых по определению опосредована их сильной, продуманной, осмысленной Я – позицией.

Шестое. Рефлексивный текст формирует культурное осознание взаимодействий творческой личности с другими людьми. Он строится, как правило, в режиме диалогов «Я – другие» и «другие – Я», освещая отношения Автора к конкретным личностям, социальной среде, обществу и их субъективно отраженные отношения к нему. Опыты взаимодействия Автора с другими людьми опосредуют его творческую деятельность и входят в ее ткань, независимо от своего позитивного или негативного качества. Не является редкостью то, что индивидуальное созидание сопровождается и оплачивается сложными конфликтами творца с окружением. Рефлексивные тексты содержат психологические модели поддерживающих и ограничивающих отношений других к Автору, а также его отдачи, сопротивления и противодействия другим. Литературно – рефлексивные модели индивидуальных отношений Автора с другими могут обладать большой формирующей силой в системе социальных взаимодействий.

Седьмое. Рефлексивный текст позволяет получить научные данные о процессах и продуктах творчества, о путях индивидуализации и усиления активности творческой личности, о качествах и способностях творца, о преодолеваемых им коллизиях жизни. Они могут использоваться исследователями при разработке моделей «индивидуальной личности» и «творческой индивидуальности», релевантных европейскому культурному процессу, и являются, таким образом, источником поисков в психологии и других науках.

Основываясь на изложенных позициях, мы провели феноменологическую реконструкцию пяти текстов: «Размышлений» Марка Аврелия, «Исповеди» Августина, «Истории моих бедствий», Пьетро Абеляра, «Жизни Бенвенуто Челлини, рассказанной им самим» и «Исповеди» Льва Толстого. В итоге был намечен культурогенетический континуум моделей индивидуального самопознания творцов, акцентирующих те или иные жизненные условия их самоформирования.

Действие и роль определенных условий в жизни и становлении творческой индивидуальности, несомненно, нашло многогранное научное отражение. Однако, сложный контур их осознания, личной значимости, внутреннего овладения ими и синтеза в активном образе «Я», недостаточно изучен, требует фундаментальных исследований и преломления в современных моделях развития субъектов творчества.

Наш выбор Авторов рефлексии был обусловлен их принадлежностью к различным эпохам становления европейской культуры и участием в развитии ее разнообразных этнических форм (греко – римской, французской, итальянской, русской), мировым признанием их творческих вкладов, высоким уровнем психологизма созданных ими текстов самопознания и большой частотой упоминаний этих текстов в мировой культуре.

Согласно результатам проведенных исследований, «Я» творцов охватывает активным осмыслением, отношениями значимости и преобразованиями относительно константную структуру моментов своей жизни. К ним относятся:

поиск Идеала среди богов, людей, в мире Абсолюта, в своем глубинном мире или своем сознании;



творчество в его жизненном пробуждении, иррациональном и осознанном протекании, обусловленности даром, талантом или гением личности, продуктивном выражении в созданных образцах, идеалах, трудах, произведениях, изображениях, текстах;

взаимодействие с другими в формах внутренних и внешних отношений с творцами - авторитетами, с родителями, с помощниками в творчестве, с вдохновителями, с врагами, с учениками, с референтным окружением, социумом, государством, конкретными носителями власти;

собрание ценных знаний как опытная, рациональная основа творчества, соединяющая традицию, обучение, освоение мастерства других, творческие практики, концептуальные авторские установки, мировоззрение личности;

организация и динамика жизненных смыслов, обосновывающие для личности мотивы, цели, способы, стратегии, перспективы, этапы, рефлексию существования, включая творчество и самореализацию в качестве творца;

противоречия жизни, возникающие в процессах творчества, во взаимодействии с другими, в познании и самопознании, в поисках смысла, и разрешаемые личностью с жертвами или приобретениями, путем активности или отступления, способом капитуляции или нового жизненного прорыва;

самоутверждение, состоящее в непрерывном творчестве, уникальных авторских результатах, отстаивании авторского достоинства, сопротивлении внешнему давлению, преодолении враждебности со стороны других, принятии одиночества для сохранения автономии, превращении индивидуального в общепринятое, усилении «Я» средствами рефлексии, построении жизни в соответствии с идеалом человека или собственной моделью Индивидуальности.

Кроме тонко дифференцированной тематической общности, в рефлексии творцов была обнаружена критически высокая представленность определенных моментов жизни, в зависимости от принадлежности субъекта к культуре античности, или средневековья, или Ренессанса или Нового времени. Можно предположить, что яркие рефлексивные акценты отражают не только наиболее осознанные жизненные значимости конкретного автора Я - текста, но и действующие, либо нарождающиеся в то или иное историческое время каноны избирательного самопознания индивидов. Творческая личность в контексте своего культурного времени, во-первых, эксплицирует и полно воссоздает существующие каноны самопознания и самоотношения человека, во-вторых, выходит за их пределы, в-третьих, инициирует появление новых моделей человеческого «Я».

Продемонстрируем обнаруженные рефлексивные акценты творцов на примерах пяти выбранных текстов. Убедимся, насколько многоаспектны и многооттеночны эти акценты.

1. «Размышления» Марка Аврелия (10) намечают образец человека как цели индивидуального самоформирования. В самопознании выражает себя «Я», творящее идеал Человека. Определяются бытийные условия, пути и меры реализации идеала в собственной жизни и жизни других людей. Во всеобъемлющем самосознании Аврелия идеальное человеческое бытие диалектично объединяет богов – природу – тайну человека – его разум – разумную душу – умную жизнь – гения в человеке – общественность человека – других людей– правила самопознания и самосовершенствования.

- Боги устроили все разумно, прекрасно, человеколюбиво. Силой божественного Разума творится Природа – первооснова всего сущего и существующего, истина и причина всего, что истинно. Природа является совершенным целым, все воссоединяет в целое, все дает и все отбирает у сущего. В ней сосредоточено единство таинственных сил, составляющих «природу» вещей. Это тайны возникновения вещей, их строения из отдельных частей, их становления и превращений, преодоления ими зла, то есть распада и отпадения от целого. Будучи сотворенной, Природа сама выступает творцом. Одним из ее творений является человек и его жизнь в мире. Тайна человека - соединение в нем тела, души и ума. Этому соединению способствует разумное отношение к божественной причине всего, к телу, к другим людям, к миру. Кто не знает, что такое мир, не знает, где он сам. Кто не знает, для чего он рожден, не знает, ни кто он, ни что такое мир

- Разум дан человеку от божественной Природы. Это «главенствующее внутри человека»; пронизывающее все сущее; не создающее зла; уловитель связи всего и всех отношений одного к другому; управитель человеческой жизни; придающее человеку цель и назначение; созерцающее бытие и время как целое; познающее порядок, складывающееся из противоположностей; общее с другими людьми. Разум является гением человека, направляющим его к умной жизни в мире и к добродетельной жизни души. Задачей разума - ума является формирование правильных представлений о предметах, а именно, нахождение пределов и очертаний предметов, рассмотрение каждого предмета в его «естественной наготе», познание его в полноте и раздельности, называние его собственным именем, знание всех элементов, его составляющих и всех частей, на которые он распадается, познание ценности предмета для целого. В единении с душой, разум превращает ее в разумную душу, способную себя видеть, себя познавать, себя расчленять, делать себя такой, какой хочет, пожинать свой плод, приходить к своему назначению, все в себе делать полным и самодостаточным, обходить весь мир, распространяться на бесконечность времен, любить ближнего, встретиться со своим гением. Разумная душа - «сфера, светящаяся светом». Разум – в целостной, не рассеянной, собранной жизни.

- Гения в человеке открывает и сберегает философия, которая придает жизни благой характер, отличающий ее от обычной человеческой жизни. В обыкновенной жизни мы живем в мимолетном настоящем, наша душа пребывает во сне и слепоте, жизнь состоит только из первостихий, существование кажется войной и чужбиной, воспоминание не отличается от забвения, смерть настигает любого, даже тех, кто чрезмерно заботится о жизни. В разумной жизни, осененной гением, мы живем в созерцательном и деятельном настоящем, видим его «точкой вечности», помним не только о жизни, но и о смерти, прилаживаемся к судьбе, преодолеваем стихийность бытия, действуем с рвением, силой и благожелательностью, сохраняем своего гения в чистоте, ничего не ожидаем и ничего не избегаем, храним покой, не доверяя какой – то одной из противоположностей, действуем по традиции наилучших времен, делаем свою жизнь завершенной, так, чтобы нас нельзя было сравнить с «лицедеем, который ушел со сцены, не доиграв».

- Разумные существа рождены один для другого. Человек по природе общественное существо, действует общественно. Радость в том, чтобы от одного общественного деяния переходить к другому. «Что улью не полезно, то и пчеле не на пользу». Все разумные существа устроены для единого сотрудничества. Человек, отщепленный от хотя бы одного существа, отпал от всей общности. «Не одинаковы ветка единорастущая и ветка, заново принятая, как была отрублена». Мы рождены для общества. «Много комочков ладана на одном алтаре. Один раньше упал, другой позже». Нужно помышлять о самых разных людях самых разных занятий и разных народов, желать другим только добра; не порицать других, так как каждый может совершить погрешность.

- Присущие мне лучшие свойства достались мне, как и любому человеку, от других людей: прадеда, деда, отца, матери, воспитателя, учителя, философов, поэтов. Это изящество нрава, негневливость, благочестие, щедрость, воздержание от плохого, неприхотливость, выносливость, несуетность, пристрастие к философии, ловкость умозрительных положений, благожелательность, бесстрастность, неосуждение, обучение у друзей, восхваление учителей, долг перед ближними, владение собой, бодрость духа, скромность, мужество, надежность, последовательность, спокойствие, невысокомерие, нестроптивость, нетщеславие, трудолюбие, справедливость, самодостаточность, приветливость, независтливость, приверженность старому, зрелость, невозмутимость, стойкость, поддержка богов, божественные подсказки и знамения, хорошее здоровье, помощь другим.

- Я могу узнать себя, оставаясь наедине с собой, обращаясь к себе, спрашивая себя, испытывая себя, ставя перед собой задачи, устанавливая себе правила, примеряясь к образцам. То же можешь сделать и ты:

Когда тебя спросят, о чем помышляешь, отвечай быстро, откровенно, просто, доброжелательно.

Принимай как благо то, что с тобой сейчас происходит, тех, кто сейчас с тобой, свои представления о происходящем и то, что неизвестно в настоящем.

Спрашивай себя при пробуждении ото сна той своей драгоценной частью, где живут верность, правда, стыд, закон, добрый гений.

Соблюдай себя при именах: добротный, достойный, доподлинный, осмысленный, единомысленный, свободомысленный.

Смотри внутрь – там источник блага.

Делай то, что от тебя сейчас требует природа.

Само себя лишает сияния то, что не желает пересылать его.

Благом является для тебя: общественное, неподатливость для переживаний, первенство духовных движений, неопрометчивость и проницательность.

Шествуй прямо, следуя собственной и общей природе.

Из людей никого не ставь ни господином себе, ни рабом.

Говори себе: это идет от бога, это по жребию и вплетено в общую ткань, это – от случая, это – от других, это – от меня самого.

Поспешай к своему назначению, помогай себе, давай себе уединение, обновляй себя.

2.. Пути создания и индивидуальной реализации Идеала, намеченные Марком Аврелием и другими философами античности, были продолжены христианскими мыслителями средневековья. Однако, в противовес идеализации человека, они стремилась обосновать его несовершенство перед лицом Всемогушего. Идеалом человеческой жизни стало обретение и самоотдача Вере. Текст «Исповеди» великого Аврелия Августина (3) открыл и канонизировал способ индивидуального самоотношения, при котором все пережитое и достигнутое, составляющее многообразие жизни талантливого человека, осмысливается как несоответствующее «бытию в Боге» и связанное, поэтому, с неразрешимыми внутренними коллизиями. В поиске подлинного бытия Августин творит образ «Я», живущего в противоречиях с собой, и показывает освобождение от этих противоречий в свете Истины.

Коллизии «Я», проступающие в тексте «Исповеди», могут быть выстроены в следующий континуум, соотносящийся с различными периодами жизненного пути Августина и образующий рефлексивную картину покаяния и движения личности к моменту смирения и спасения - отказу от себя во имя Бога.

Я предпочитал игры и зрелища, которые взрослые устраивают, соблазняя детей. ïð Взрослые наказывали меня за это. ïð Мне мучительны и непонятны были эти наказания.

Я был ленив в учении. ïð Меня били учителя в школе. ïð Родители одобряли этот обычай. ïð А я, фактически, занимался тем же, чем наставник, бивший меня. ïð Меня мучили и наказания и несправедливость.

Я обманывал в игре и обманом добивался превосходства над другими детьми. ïð Меня уличали и наказывали. ïð Я свирепел и не уступал. ïð Я стыдился, что делал то, за что часто бранил других.

Я совершил поступок, который был мне приятен своей запретностью. ïð Я хотел быть свободным, занимаясь тем, что запрещено. ïð Меня смущали «запутанные» извивы души, эта тяга к проступку.

Я любил и был любимым. ïð Страсти увлекали меня. ïð Я падал, и был горд этим. ïð Родители не удерживали меня. ïð Туман желаний помрачал мое сердце.

Я хотел стать выдающимся оратором и мечтал о форуме. ïð Мое тщеславие тешилось тем, что я был лучшим в риторской школе. ïðЯ начинал понимать, что ораторский блеск - искусство лжи.

Я решил заняться Священным Писанием. ïð Но я не мог мириться с его простотой. ïð Мое остроумие не проникало в его сердцевину. ïð Но я и тогда искал Тебя, Боже мой, не зная, где Ты.

Я продавал победоносную болтливость, преподавая риторику. ïðХотел иметь хороших учеников. ïð Они обманывали мои ожидания.

Умер мой друг. ïð Я был в отчаянии, всюду была смерть. ïð У меня родилось жестокое отвращение к жизни. ïð Одновременно возник страх перед смертью. ïð Я начал понимать, что нельзя никого любить так, словно он не может умереть. ïð Я страдал еще больше.

Я узнал без больших затруднений науку красноречия, диалектику, геометрию, музыку, арифметику. ïð Я пытался их разъяснить своим ученикам. ïð Самого прилежного из моих учеников хватало лишь на то, чтобы не слишком медленно усваивать мои объяснения. ïð Я начал сомневаться в пользе моего ума.

Я всегда знал, когда совершаю худое. ïð Я часто считал, что грешу не я, а что-то другое, что мною не было. ïð Я не считал себя виновным.

Я во всем сомневался и ни к чему не мог пристать. ïð И все же я ждал, когда засветится передо мною что-то определенное, к чему направлю я свой путь. ïð Ожидая, я стал катехуменом в Православной церкви.

Я искал известности, славя императора. ïð Изнуряющие размышления о моей лжи донимали меня».

Мне улыбалось счастье. ïð Мне было скучно ловить его. ïð Я знал, что оно угаснет прежде, чем удастся схватить его.

Я искал мудрости и истины. ïð Я хотел оставить пустые, тщетные желания, лживые увлечения. ïð Я наслаждался ими, наслаждался настоящим, которое рассеивало меня.

Я хотел использовать влиятельных друзей, хотел получить хорошее место правителя провинции. ïð Хотел жениться и вместе с женой, как многие достойные мужи, предаться мудрости. ïð Я понимал, что тем самым лукаво предпочитаю женские объятия и известность истине.

Я искал, откуда мое зло. ïð Меня тяготил и грыз страх смерти. ïð Истина не давалась мне. ïð Я начинал понимать, что сам Страх есть Зло.

Я искал истину, спрашивал себя, откуда зло. ïð Искал я в молчании, обращаясь к Тебе, Милосердному. ïð Люди не знали о тревоге моей. ïð Благодаря Тебе, я вошел в свое сердце и увидел, что Ты сотворил все добрым, что зло - ухудшающееся добро. ïð Я не мог найти пути, на котором можно насладиться Тобой, я не находил Пути Христа..

Одна моя воля была плотская - привязанность к женщине. ïð Другая моя воля стремилась освободиться от всего для Тебя.

Закон в теле моем делал меня своим пленником. ïð Я не спешил освободиться, лишь вяло говорил себе: «сейчас», «вот сейчас», «подожди немного». ïð Так я, знающий Истину, уходил от закона Твоего. ïð Тревога моя росла.

Ты, Господи, повернул меня лицом ко мне самому. ïð Я увидел неправду свою и ужаснулся. ïð Я стал ненавидеть себя. ïð Но моя душа боялась, что ее вытянут из русла привычной жизни. ïð Шел великий спор, поднятый во внутреннем дому моем.

Я «безумствовал, чтобы войти в разум. ïð Я умирал, чтобы жить. ïð Я разделился в самом себе. ïð Я хотел пожелать союза с Тобой и не мог. ïðЯ боролся с собой и мучительно ждал, когда исчезнет мрак моих сомнений.

Наконец наступает решающее событие в жизни Августина, когда к нему, призывающему в саду избавление от мучительной «мирской зависимости», приходит долгожданный «знак»: Он слышит голос из соседнего дома, как будто мальчик или девочки, часто повторяет нараспев: «Возьми, читай! Возьми, читай!» Следуя этому знаку, он открывает апостольские Послания и читает: «Облекитесь в Иисуса Христа и попечение о плоти не превращайте в похоти...». Наступает момент просветления: «После этого текста сердце мое залили свет и покой; исчез мрак моих сомнений». Следует «разрешающий поступок» - принятие Августином крещения и вступление в жизнь - во - Христе.

3. Позднее средневековье отчетливо меняет акценты Я – текста. «История моих бедствий» Пьетро Абеляра (1) представляет собой захватывающую рефлексию богослова, философа, вовлеченного во множество жизненных конфликтов, связанных с враждебностью людей и его ответным сопротивлением, преодолением и самоутверждением. Воссоздается неповторимое «Я», отстаивающее себя в противоречиях с другими. Раскрываются моменты интенсивной жизни, сплетающиеся в коллизиях и позволяющие побеждать в жизненной борьбе. Это таланты Абеляра – выборы занятий – обучение у знаменитых учителей – успехи - приобретение уверенности в своей исключительности - страсти - вражда учителей – неприятие соучеников – преподавание и написание трудов – борьба с выпадами против него – победы врагов - его отступления и малодушные поступки – самоосуждение - новые прорывы в познании – создание авторской школы - распространение его славы – умножение врагов – готовность к противодействию – вера в личное искание Истины.

Психологическая реконструкция самопознания Абеляра выглядит следующим образом.

- Я отличался восприимчивостью и способностями к научным познаниям, отказался ради них от воинских подвигов, которых хотел от меня отец, «отрекся от участия в совете Марса ради того, чтобы быть воспитанным в лоне Минервы».

- Я был одержим любовью к наукам. Среди них избрал философию, а из всех ее положений и методов – оружие диалектических доводов и победы в философских диспутах

- Я изучал диалектику у Гильома из Шампо, выдающегося магистра, который принял меня благосклонно и благоволил мне до тех пор, пока я не попытался опровергнуть некоторые из его положений. Я стал ему неприятен, так как побеждал его в спорах и постепенно приобретал славу.

- Я видел, как он воспламенялся завистью ко мне по мере того, как распространялся слух о моем искусстве в диалектике и по мере того, как меркла его известность.

- Я возымел о себе такое высокое мнение, что, несмотря на юный возраст, стремился открыть собственную школу. Мой бывший учитель и его сторонники противились моему влиянию на учеников, и я открыл школу в отдалении от Парижа, где мог более свободно нападать на противников в диспутах.

- Я возвратился в Париж и силой диалектических доводов опроверг учение Гильома об универсалиях. Он коварно лишил меня моих покровителей, и моя школа была отдана другому. Я сопротивлялся и вскоре вернул школу, выиграв битву.

- Я начал изучать богословие у Ансельма Ланского, обязанного своей большой известностью долголетним преподаванием и красноречием, а не умом и памятью. «Зажигая огонь, он наполнял свой дом дымом, а не озарял его светом».

- Я ходил на его занятия все реже и реже, что тяжко обидело лучших учеников Ансельма. Они коварными наговорами вызвали у него ненависть ко мне.

- Я стал отрицать необходимость в чужом руководстве при толковании священных текстов и приступил к их собственному толкованию и чтению лекций по богословию. После первой лекции Ансельм стал мучиться завистью ко мне. Гильом преследовал меня в философии, Ансельм – в богословии.

- Моя школа принесла мне славу и благополучие. Беззаботное житье ослабляло силу духа и направило его к плотским удовольствиям. Я считал себя единственным в мире философом, был всецело охвачен гордостью, надменностью, сластолюбием и все больше отдалялся от философии и богословия.

- Я полюбил Элоизу, известную многим своими научными познаниями. Она ответила мне страстной любовью, но считала, что истинный философ отличается от других строгостью жизни и свободой от мирских забот, следовательно, не должен жениться.

- Я был жестоко наказан родственниками Элоизы за нашу тайную любовь. Особое горе причиняло мне то, что оскопленные люди считались нечистыми и по общему убеждению не могли заниматься философией и богословием.

- Я постригся в монахи, и вскоре монастырские предложили мне преподавать философию для бедных. Но в аббатстве царили дурные нравы, и я стал обличать братию за их мерзости. Они возненавидели меня.

- Ко мне съехалось множество школяров, другие школы стремительно теряли учеников, и магистры других школ стали возводить на меня разные обвинения.

- Я написал богословский трактат «О божественном единстве и троичности». Наитруднейшие вопросы получили в нем разрешение, нравившееся многим.

- Мои раздосадованные соперники собрали против меня Собор для обсуждения моего трактата. Мне не дали слова для защиты под предлогом, что «весь божий свет не мог бы опровергнуть его доказательств и софизмов».

- Меня осудили за высокомерие, с которым я написал и распространил эту книгу. Книгу присудили к сожжению и меня заставили самого бросить ее в огонь. «И враги наши – судьи».

- Я удалился в пустынь, но вскоре ко мне съехались многие ученики и почитатели, отказавшись от городских благ. Обо мне говорили: «Вот за ним пошел целый свет». Я основал там храм и назвал его Параклетом (Утешителем).

- Слава моя росла, но враги стали распускать обо мне дурные слухи, и я должен был оставить Параклет на попечение Элоизы, также принявшей постриг. «Мне казалось, что язычники отнеслись бы ко мне более благосклонно, чем собратья по вере.

- Меня назначили настоятелем монастыря в Бретани, где я принял в управление неукротимую, непослушную братию. И там меня мучили «извне нападения, а изнутри – страхи». Вследствие непрерывных бедствий я считал себя наследником блаженного Иеронима.

- Я решил оказывать покровительство, помощь и преподавать науки в монастыре, основанном при Параклете Элоизой. Свои несчастья я стал считать полезными, как некие искушения, и потому обращался к богу со словами: «Да будет воля твоя!»


Каталог: data -> 2009
2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов
2009 -> Министерство экономического


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   25


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница