Психология индивидуальности



страница20/25
Дата12.05.2016
Размер1.95 Mb.
ТипРеферат
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25

онтологичность. Довольно часто человеку трудно провести различие между индивидуальным концептом действительности и ею самой. Эти различия могут быть вскрыты лишь со специальной целью и с помощью особых актов объективации – например, в процессе медитации или на психотерапевтических сеансах. В широком смысле слова все, что представлено в психической реальности – от религиозной веры до политических или сексуальных фантазмов – является для субъекта фундаментальным фактом его индивидуального бытия;

  • дереализующая интенция. Эта характеристика отражает роль индивидуального бессознательного в процессах моделирования и концептуализации действительности. Механизмы психического моделирования и концептуализации действительности, прежде всего, носят защитный характер. Это не только увеличивает дистанцию между объективной реальностью и индивидуальным ее концептом, но и делает последний более предпочитаемым и личностно ценным. В свою очередь, субъект бессознательно «подгоняет» мир под свою модель и открывает новые возможности для собственных рационализаций и проекций;

  • динамичность. Индивидуальная психическая реальность непрерывно меняется, и ее изменчивая подвижность включает в себя:

  • а) динамику относительно того, что можно назвать ее (реальности) онтологической основой (т.е. объективной действительностью, к которой она, если можно так выразиться, асимптотически приближается, но с которой никогда не совпадает полностью);

  • б) динамику, обусловленную межличностным взаимодействием – индивидуальные реальности людей влияют друг на друга;

  • в) динамику индивидуального концепта реальности относительно ее нормативной лингвокультурной модели;

  • г) динамику, обусловленную развитием (или инволюцией) процессов взаимодействия субъекта с миром;

  • д) динамику, зависящую от потребностей индивида (наподобие динамики фигуры/фона в гештальт - психологии) и тесно связанную с ней бессознательную динамику вытеснения, реверсии, сублимации и др. психологических защит;

  • ценность. Субъективная психическая реальность имеет высший аксиологический статус жизненного мира индивидуальности, в котором последняя онтологически укоренена. В течение всей жизни человек утверждает и подчеркивает эту ценность. Есть множество примеров того, как ради сохранения своей субъективной реальности человек может пожертвовать жизнью (от поступков-подвигов до суицидов невротически неприспособленных людей).

    Достаточно специфичной выглядит проблема индивидуальности в структурном психоанализе. Для Лакана индивидуальность (как, впрочем, и многие другие модусы человеческого существования) является скорее вопросом, гипотезой, которую каждый отдельный индивид подтверждает в процессе существования. Причем опровержение Воображаемых индивидуальных свойств и характеристик (которое происходит, например, в аналитической практике) – не менее значимый аспект функционирования индивидуальности, чем ее подтверждение.

    Индивидуальность субъекта дискретна, она возрождается в каждом новом акте конституирования. Безусловно, наиболее репрезентативным здесь является регистр Реального или «бессознательного, которое полностью ускользает из круга достоверных вещей, в которых человек узнает себя в качестве собственного «Я». Именно вне этого круга существует нечто, имеющее полное право называться «Я» и демонстрирующее это право уже тем фактом, что именно, заявляя о себе в качестве «Я», оно появляется на свет. Это и есть то самое, чего область собственного «Я», всегда готового выдать себя в анализе за «Я» в собственном смысле слова, не желало знать» (3; с.14). Субъект у Лакана всегда децентрирован по отношению к индивиду, а индивидуальность (в тех случаях, когда подразумевается именно эта область феноменологии «Я») и есть опыт множественных разрозненных попыток преодолеть децентрацию и первичное отчуждение.

    Индивидуальность, собственно, есть ее желание, а субъект в течение жизни всего лишь «мечется в поисках гордо возвышающегося в отдалении внутреннего замка». Несбыточное желание индивидуальности, как и любое другое, «носит характер принципиально разорванный. Уже сам образ человека привносит в него опосредование, всегда воображаемое, вечно проблематичное и никогда до конца не завершенное. Осуществляется это опосредование серией моментальных переживаний, каждое из которых либо отчуждает человека от себя самого, либо приводит к разрушению и отрицанию объекта» (3; с.238). Как видим, и здесь присутствует классическая фрейдовская идея о том, что индивидуальность несовместима с нормальными объектными отношениями.

    2. Перспектива идеи индивидуальности в современной глубинной

    психологии

    Идеи Ж.Лакана ощутимо повлияли на постмодернистские представления об индивидуальности. Те авторы, которые были склонны уделить внимание этому аспекту человеческой природы (а их совсем немного – индивидуальность не входит в число ведущих концептов постмодерна), активно эксплуатируют прежде всего представления о Воображаемом. Один из ведущих и наиболее ярких философов конца ХХ века, Ж.Бодрийяр, вообще отказывает современному человеку в какой-либо индивидуальной сущности или экзистенциальной глубине. Нет ни личности, ни индивидуальности; существует лишь пустота, которую индивид тщетно пытается замаскировать:

    «Под снимаемыми один за другим покровами нет ничего, никогда нет ничего, и процесс, идущий все дальше и дальше к этому открытию, есть самый настоящий процесс кастрации – не признание неполноты, но головокружительная завороженность этой субстанцией небытия. Вся история западной цивилизации, итогом которой становится головокружительное, навязчиво-реалистическое влечение, отмечено этим стробизмом кастрации: под видом воссоздания «сути вещей» взгляд бессознательно косит в пустоту» (1; с.209).

    Ж.Делез и Ф.Гваттари (10) связывают функционирование индивидуальности со «стратегиями ускользания», под которыми понимают способность отдельного человека противостоять культурным стратегиям удовлетворения влечений. Только такое бегство, по их мнению, создает возможность для переживания уникального опыта собственного «Я» как «тела без органов», на котором социальные «машины желаний» записывают траектории удовольствия или страха. Эти постмодернисты постулируют возможность дискурсивных практик вне русел возможной речи, и именно такие практики релевантны индивидуальности «в чистом виде» (а другой просто нет).

    Наиболее революционные представления об индивидуальности в постмодернистских теориях связаны с теорией новой активности человека в киберпространстве. Речь идет о специфике существования в виртуальной среде (компьютерные игры, Интернет-общение), в рамках которого появляется возможность снятия оппозиции между телесными аспектами бытия (конечного, смертного) и неограниченными желаниями личности. С. Жижек в статье «Обойдемся без секса – ведь мы же пост-люди» пишет:

    «Мы никогда не станем виртуальными существами, свободно плавающими между различными виртуальными мирами: «реальная жизнь» нашего тела и его смертность – вот основной горизонт нашего существования, предельная, глубочайшая невозможность, которая служит основой для погружения во множество возможных виртуальных миров. Однако в то же время тело возвращается в киберпространство с миссией мести: «просветление», «легкость бытия», облегчение – все то, что мы ощущаем, когда свободно плаваем в виртуальной реальности, – это не опыт бесплотного бытия, это опыт обладания другим – эфирным, виртуальным, невесомым – телом, которое не заточает нас в инертной материальности и конечности» (11).

    Перспективы виртуального бытия индивидуальности связываются с дальнейшим совершенствованием нейрональных имплантантов, благодаря которым непосредственное восприятие реальности замещается неограниченным набором виртуальных реальностей, который каждый может создавать и изменять по своему вкусу. При помощи технологий типа «Utility Fog» в любое время можно испытать какой угодно опыт (реальный или воображаемый) с кем захочется, причем индивид становится всемогущим, способными силой мысли менять реальности одну за другой – изменять свое тело, тела партнеров, окружающую обстановку и т.п. до бесконечности.

    В этот решающий момент человек изменит свой онтологический статус: он перестанет отождествлять себя с носителем материального (мозга в человеческом теле). Образно говоря, индивидуальность перестанет быть «hardware» и станет «software», программой, которая сможет существовать на бесконечном множестве и разнообразии носителей. Индивидуальная идентичность – со своей тотальностью, бесконечностью и неуничтожимостью – станет новой формой человеческого существования. Правда, возникнут новые вопросы. В чем состоит моя идентичность, – спрашивает автор цитированной выше статьи, – если она не расположена ни на материальном носителе (который все время меняется), ни в формальной структуре (которую можно точно копировать)?

    Если попытаться обобщить весьма разрозненные представления о природе и сущности индивидуальности, свойственные психологии бессознательного, то можно выделить три основные тенденции в понимании и трактовке понятия, вынесенного в заголовок статьи. Первоначально (в работах Фрейда и его последователей) индивидуальность понималась как некоторое компенсаторное образование, основной задачей которого было преодоление антагонизма между деструктивными прегенитальными влечениями и моральными установками Супер-эго. Индивидуальность – весьма непрочное образование, фрагментированный опыт переживания собственного «Я», которое периодически ставится под угрозу объектными отношениями. Фактически, если последние успешны, индивидуальность для субъекта не особо значима.

    Традицию негативизма в отношении индивидуальности подхватывают Ж.Лакан и постмодернисты. К идее необязательности и неустойчивости индивидуальных аспектов опыта они добавляют представления о фиктивности и фантазматичности индивидуальности как таковой. В конечном счете, индивидуальность вырождается (как у С.Жижека или Ж.-Л.Нанси) в бестелесный виртуальный призрак, существование которого более чем проблематично.

    Противоположную позицию позитивности и насущной необходимости бытия на уровне индивидуальности представляет аналитическая психология К.Г.Юнга. Для него индивидуальность есть высший модус человеческого существования, которого, правда, далеко не всем удается достичь. Интересно, что некоторые постъюнгианцы, в частности, Дж. Хиллман, не разделяют этой точки зрения.

    Для удобства можно представить основные составляющие концепта индивидуальности в различных школах глубинной психологии в виде следующей таблицы:



    Название

    подхода

    Психоанализ и

    постфрейдизм

    Юнгианство

    Структурный

    психоанализ

    Постмодерн


    Специфи-

    ческие

    атрибуты

    индивиду-

    альности

    Бессознательность

    Фрагментарность

    Антагонистичность

    Компенсаторная

    природа

    Нарциссичность



    Автономность

    Уникальность

    Дифференцирован-

    ность


    Зрелость

    Осознанность

    Гармоничность


    Дискретность

    Проблематич-

    ность

    Бессознатель-



    ность

    Уязвимость

    Нестойкость

    Ценностность



    Аморфность

    Асоциальность

    Ценностность

    Фантазматичес-

    кая природа

    Фиктивность

    Виртуальность

    Современное состояние изучения индивидуальности в глубинной психологии можно считать чисто номинальным. Эта проблема, безусловно, важная и, в некоторых моментах, ключевая для психологии бессознательного, по непонятным причинам оказалась практически вытесненной из предметного поля упомянутой науки. В немалой степени этому способствует терминологическая путаница, о которой упоминалось выше, но основная причина отсутствия интереса к индивидуальности заключается все же в другом. Вероятно, необходимо новое понимание природы и сущности данного феномена, которое должно быть сформулировано с учетом его бессознательных аспектов.

    Можно предложить следующую дефиницию: индивидуальность представляет собой специфическую конфигурацию свойственных индивиду уникальных бессознательных импульсов и влечений, осознание и развитие которых в процессе жизни обеспечивает максимальный уровень зрелого аутентичного существования человека в мире. Разумеется, это определение лишь частично, поскольку отражает неосознанные аспекты индивидуальности и указывает на их роль и значение в процессе целостной жизнедеятельности.

    Было бы интересно исследовать в этом ключе существование индивидуальности современного человека, причем не только в контексте оказания психотерапевтической помощи (как это практикуется в большинстве современных психоаналитических школ), но и в более широком поле социо- и лингвокультурной активности. Остается надеяться, что эта проблема в будущем найдет своих исследователей.


    Литература

    1. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М. 2000.

    2. Браун Д. Психология Фрейда и постфрейдисты. К. 1997.

    3. Лакан Ж. Я в теории Фрейда и в технике психоанализа // Семинары. Т. 2. М. 1999.

    4. Мазин В. А. Введение в Лакана. М. 2004.

    5. Фрейд З. Основные принципы психоанализа. М.-К. 1998.

    6. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия. М. 1993.

    7. Фрейд З. Психоаналитические этюды. – Минск. 1991.

    8. Фрейд З. Я и Оно. Труды разных лет. Т. 1,2. Тбилиси. 1991.

    9. Юнг К.Г. Символы трансформации. М. 2000.

    10. Deleuze J., Guattari F. L`Anti-Qedipe. Capitalisme et schizophrenie.

    Paris: Gallimard, 1972.

    1. www.CjijecS. psycho.@ yandex.cheh.


    VIII. ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ В ДИАЛОГЕ С СОБОЙ
    РЕФЛЕКСИВНО- ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

    1.Об аксиологии современной психологии индивидуальности

    Проблема индивидуальности является ключевой для любого периода развития психологии, так как главным ее интересом всегда был и будет человек – во всём уникальном своеобразии и феноменологическом разнообразии состояний и черт, свойств и качеств, характеризующих его как единство психики и сознания, способностей и деятельности, субъектности и личности, общения и поведения.

    Изучение индивидуальности имеет в психологии насыщенную историю и богатые традиции: от Теофраста и Хуана Уарте до А.Адлера и Ф.Э.Шперка, Б.М.Теплова и В.С.Мерлина и др. Анализ этих достижений, их обобщение и ассимиляция составляет важную задачу, решение которой требует специальных исследований. К их числу относятся исследования, осуществляемые на факультете психологии ГУ-ВШЭ в русле системогенетического (В.Д.Шадриков), субъектного (К.А.Абульханова), культурно-психологического (Е.Б.Старовойтенко), рефлексивно-экзистенциального (И.Н.Семенов) подходов.

    Важно подчеркнуть, что в отличие от советской психологии ХХ века, на рубеже ХХI века существенно изменился социокультурный контекст современного практического и научного интереса к проблеме индивидуальности. Поэтому прежде, чем рассмотреть историко-научные и философско-методологические предпосылки ее теоретического анализа и возможности ее исследования с позиций развиваемого нами рефлексивно-экзистенциального подхода, обратимся к аксиологическому обоснованию актуальности изучения индивидуальности в отечественной психологии. Полагаем, что его необходимо строить, исходя из оценки роли индивидуальности в современном социуме с учетом ее культурогенеза, научных трактовок, философской онтологии, традиций психологического познания. Данная логика обоснования в наибольшей степени отвечает сущности рефлексивно-экзистенциального подхода, а также релевантных ему рефлексивно-терапевтического и рефлексивно-биографического методов.

    В социально-экономических условиях современной России стали весьма востребованы активность, самостоятельность, самодеятельность и ответственность человека, его опора на собственные силы и способности, усвоенные им научные знания и практические умения, стремление раскрыть свой творческий потенциал и успешно самореализоваться в социально значимой и экономически эффективной инновационной деятельности. Все это - составляющие новой, успешной индивидуальности как ценности, начавшей доминировать в общественном сознании и становящейся целью воспитания и развития экономически конкурентоспособной и профессионально активной личности. Этим, прежде всего, обусловлена актуальность изучения индивидуальности на новом витке жизни, научного познания и развития психологии в современном российском обществе.

    Научная реализация новой аксиологии индивидуальности позволяет подойти к ее разработке на основе иной, чем ранее, онтологии, учитывающей социально-экономические реалии, значимые в современном социокультурном контексте для теоретической и прикладной психологии. В связи с этим попытаемся обрисовать онтологические контуры индивидуальности, уточнив некоторые исходные представления и рабочие понятия, характеризующие ее жизненные и феноменологические проявления. Зафиксируем, в первую очередь, тот радикальный цивилизационно - ценностный сдвиг, который произошел в результате революционных событий в России на рубеже 90-х годов прошлого века, приведших к смене не только общественно-политического устройства страны, но и социально-экономической формации – с социалистической на капиталистическую, а также и типа культуры – с коллективистской на индивидуалистскую.

    В интересующем нас аспекте важно отметить, что в стране произошла резкая переориентация от устаревших ценностей всеобщего уравнивания и нивелирования индивидуальности к высокой оценке самодостаточной, эффективной, компетентной индивидуальной личности, обладающей мощным профессиональным потенциалом и карьерной активностью. В связи с этим, в психологии происходит принципиальный аксиологический переход от архаичной адаптивной социокультурной модели индивидуальности как интеграла дифференциально-типологических свойств психики (в пределе – редуцированных до основных свойств нервной системы) к ее модели как системе рефлексивно-продуктивных акмеологических характеристик, сосредоточенных в Я-концепции творческого субъекта.

    О преимущественно «уравнительной» аксиологии и социологизаторской трактовке индивидуальности, имевшей место в советской психологии, свидетельствует не только акцент на изучение биологических и физиологических основ индивидуально-типологических различий в школе дифференциальной психофизиологии Б.М.Теплова - В.Д. Небылицына и школе интегральной психологии В.С. Мерлина - Е.А. Климова. Косвенно это проявилось и в определении «индивида» и «индивидуальности» в основательном, выпущенном в конце перестройки Политиздатом словаре «Психология» под редакцией А.В.Петровского и М.Г.Ярошевского. Индивидуальность определяется, во-первых, как человек, характеризуемый со стороны своих социально значимых отличий от других людей; во – вторых, как своеобразие психики и личности индивида; в – третьих, как неповторимость проявлений человека в чертах темперамента, характера, в интересах, перцептивных процессах и интеллекте, потребностях и способностях. Индивид определяется в качестве единичного природного существа, носителя индивидуально своеобразных черт (задатков, влечений и т.д.), отдельного представителя человеческой общности, социального существа, выходящего за рамки своей природной ограниченности, использующего орудия, знаки и через них овладевающего собственным поведением и психическими процессами, способного к активному взаимодействию с миром и самоизменению. Все указанные в этих определениях психологические атрибуты индивида и индивидуальности, разумеется, справедливы.

    Однако бросается в глаза то, что авторы, исходя, в основном, из естественно - научного подхода, придерживаются био -социальной трактовки индивидуальности. За рамками рассмотрения оказался гуманитарный подход (в лице понимающей, экзистенциальной, гуманистической, культуральной и феноменологической психологии), который акцентирует «Я» человека, ценности и мотивацию его существования, содержание и динамику сознания и рефлексии, переживаний и чувств, воли и характера, способностей и деяний и т.п. Однако именно данный подход в теоретическом плане открывает новые аксиологические горизонты анализу бытия и сущности индивидуальности.

    Необходимость такого подхода уже ощущается новейшей философией и современной наукой. Так, в энциклопедическом словаре «Человек» (2000 г.) Ю.Г.Волков и В.С.Поликарпов определяют индивидуальность как неповторимость, культурное своеобразие человека, отмечая, что в настоящее время отсутствует однозначное определение соотношения между понятиями «личность» и «индивидуальность». Так, немецкий философ Ю. Хабермас считает, что эти понятия тождественны, французский философ П. Рикер полагает, что личность – это индивидуальность особого рода, а для российского философа Л. Баткина индивидуальность есть определенная степень развития личности.

    Сами же авторы словаря «Человек» соглашаются с подходом Рикера, согласно которому индивидуальность выступает предварительным условием образования личности и который позволяет преодолеть европоцентристскую традицию персонализма, обосновывая, что представление о личности как автономном образовании существовало в древности также и на Воcтоке. Тем самым, авторы придерживаются прагматического тезиса о том, что специфика решаемой исследовательской задачи влияет на решение фундаментальных проблем, например, трактовку индивидуальности в ее соотношении с личностью.

    Признавая существующую неоднозначность в трактовке индивидуальности и личности, мы все же не можем согласиться с конвенционализмом Ю.Г.Волкова и В.С.Поликарпова в отношении к проблеме индивидуальности. Никакие исследовательские задачи (даже интересующие авторов задачи ассимиляции достижений восточной философии и критики ограниченности европоцентризма) не снимают необходимости радикальной постановки фундаментальных проблем индивидуальности и поиска их онтологического решения. Подобный поиск целесообразно начать с изучения развития философско-научных представлений об индивидуальности в целях последующей категоризации ее психологических трактовок. В теоретическом плане это открывает новые возможности для онтологически – психологического анализа индивидуальности, в частности, с позиций развиваемой нами рефлексивно-гуманитарной психологии. Необходимой предпосылкой построения онтологии индивидуальности является анализ гносеологии проблемы, что предполагает обращение к истории познания индивидуальности в философии и психологии.



    2. Из истории философских и научных трактовок индивидуальности

    Индивидуальность (от лат. Individuum - неделимое) означает неповторимое своеобразие какого-либо явления, отдельного существа, человека. В самом общем плане индивидуальность в качестве «особенного», характеризующего данную единичность в её качественных отличиях, противопоставляется «типичному» как общему, присущему всем элементам данного класса или значительной их части.

    Идея индивидуальности возникает в античной философии, прежде всего, в связи с разработкой древнегреческими атомистами Левкиппом и Демокритом понятия атомов, или индивидов (греч. Átomos– также неделимый), как множества качественно своеобразных элементов бытия, обладающих определённой формой и положением, т. е. выступающих как индивидуальности. После древнеримского философа Сенеки за индивидуальностью утверждается обозначение отдельного существа, которое не может быть далее разделено, не утрачивая своей специфики. В средневековой схоластике понятие индивидуальности ограничивается человеческой личностью. Начиная с эпохи Возрождения, акцентирование индивидуальности отдельного человека в противопоставлении традиционным общественным связям и установлениям становится исходной точкой различных концепций новоевропейского индивидуализма. В философии 17 в. понятие индивидуальности получает наиболее полное развитие у немецкого философа Лейбница в его учении о «монадах» как о множестве замкнутых в себе специфических субстанций бытия. Понятие монады как одушевлённой жизненной индивидуальности используется у Гёте. Внимание к индивидуальному, в частности, понимание исторических эпох как неповторимых и необратимых индивидуальностей, было характерно для романтизма и позднее для восходящей к нему философии жизни.

    В настоящее время в различных науках и в философии понятие индивидуальности получает разный смысл в зависимости от той или иной его конкретизации. В биологии (физиологии, зоологии, этологии, генетике) индивидуальность характеризуют специфические черты данной особи, организма, состоящие в своеобразном сочетания наследственных и приобретённых свойств, что является результатом онтогенеза и выражается в особенностях генотипа и фенотипа.

    В общей психологии проблема индивидуальности ставится, прежде всего, в связи с целостной характеристикой отдельного человека в самобытном многообразии его мыслей, чувств, воли, стремлений, желаний, потребностей, мотивов, интересов, настроений, переживаний, состояний, действий, поступков, привычек, склонностей, способностей и др. особенностей. Их конкретное сочетание образует уникальную, целостную структуру переживающего и действующего «Я». В этом плане вопрос об индивидуальности встаёт в связи с анализом темперамента и характера человека, поиском оснований для выделения типов людей (их классификаций - в характерологии, физиогномике, графологии и т. п.) и ставится в дифференциальной психологии как проблема соотношения в человеке типологических свойств и индивидуальных различий. В связи с этим, индивидуальность описывается как набор признаков, присущих данному человеку.

    В социальной психологии индивидуальное обычно противопоставляется коллективному (групповому). Индивидуальность рассматривается как основная структура, определяющая целостность и своеобразие отдельного человека. Процесс индивидуализации, т. е. осознания и культивирования человеком своей индивидуальности, рассматривается как вторичный по отношению к социализации - приобщению человека к обществу и миру культуры. Индивидуализация представляется рефлексивным обособлением «Я» человека от исполняемых им социальных ролей, которые в процессе интериоризации становятся достоянием внутреннего мира человека. Индивидуальность реализуется, как через поведение человека в ситуациях общения, так и через культивирование им различных способностей в актах деятельности. Рассмотрим более подробно основные вехи и этапы становления психологии индивидуальности.



    Каталог: data -> 2009
    2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
    2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
    2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
    2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
    2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
    2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
    2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
    2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
    2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов
    2009 -> Министерство экономического


    Поделитесь с Вашими друзьями:
  • 1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


    База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
    обратиться к администрации

        Главная страница