Психология индивидуальности



страница23/25
Дата12.05.2016
Размер1.95 Mb.
ТипРеферат
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25

В дополнение к данным этой хронологической таблицы был использован также специально построенный график «Изменение во времени характеристик дневника», являющийся реконструкцией графика, созданного самим Н.Я. Пэрной для иллюстрации исследования «Ритм, жизнь и творчество» (1925). Данные о количестве страниц, частоте записей и количестве новых мыслей воспроизведены из упомянутого графика и в точности отражают его динамику. Диаграмма же «Изменение во времени характеристик дневника» характеризует активность внутренних переживаний ученого. Эта диаграмма в количественном выражении демонстрирует степень рефлексивности творческой индивидуальности Н.Я. Пэрна в определенный момент времени жизнедеятельности. Причем, методика анализа рефлексии дневников разработана самим Н.Я. Пэрной. И хотя сам автор считал, что график, построенный на основе дневников, характеризует душевную жизнь, нам представляется конструктивным конкретизировать этот аспект жизнедеятельности ученого, присвоив ему рефлексивную функцию.

Диаграмма 1

Выделение высших точек в профессионально-творческом развитии ученого опиралось, во-первых, на автобиографические свидетельства самого Н.Я. Пэрна, во-вторых, на результаты его исследований биографий выдающихся людей, в–третьих, на обнаруженные нами с А.В.Балаевой данные о динамике творческой продуктивности, представленные в диаграмме 2. Эта диаграмма построена на основе рефлексивно-культурологического анализа летописи профессионально-творческой деятельности Н.Я. Пэрны. Построение возрастной периодизации творчества Н.Я. Пэрны основывалось на количестве написанных им работ, а также на количестве работ, находящихся в рукописи, то есть в процессе написания. Наиболее четкий критерий продуктивности – это количество написанных работ, так как количество работ, находящихся в рукописи не всегда возможно установить с точностью. Преимущество критерия количества написанных работ состоит также в том, что он отражает результативный, а не процессуальный аспект профессионально-творческой деятельности, но в то же время не столь зависим от социального фактора, как критерий количества публикаций.



Диаграмма 2

Проведенный рефлексивно-культурологический анализ данных хронологической таблицы и диаграммы «Динамика продуктивности профессионально-творческой деятельности Н.Я. Пэрны за 1901-1923 гг.», а также графика «Изменение во времени характеристик дневника» позволил охарактеризовать наиболее важные периоды жизненного пути ученого, свидетельствующие о прохождении им точки «акме», т.е. наивысшего расцвета его творческой индивидуальности и профессиональной деятельности. Так, например, в графике «Изменение во времени характеристик дневника» в 1903 г. все показатели быстро возрастают, достигая своего пика во второй половине 1904 г. Это говорит о всплеске рефлексивной активности творческой индивидуальности Н.Я. Пэрна в возрасте 25-26 лет, что свидетельствует о необычности этого периода для развития внутреннего мира его жизни. Этот возраст сам Н.Я. Пэрна считал возрастом творческой зрелости человека. Вместе с тем, именно в это время формируются основные представления Н.Я. Пэрна о периодичности явлений жизни, которые стали основой его уникальной работы, посвященной ритмам в жизни человека.

Наряду с этим были выделены также и другие особенности профессионально-творческой деятельности Н.Я. Пэрны в возрасте 25-26 лет. Это интерес к мистике, поиск смысла жизни; увлечение другими науками и искусством; совмещение учебы в Медицинской академии и работы на Бестужевских курсах; резкий рост в 1904 г. количества работ, находящихся в рукописи; амбивалентность индивидуального самосознания в виде взаимодействующих разнонаправленных субъективных самооценок: «потеря научной почвы», с одной стороны, и «волна зреющих мыслей и творчества», с другой.

Проведенный рефлексивно-психологический анализ этих данных позволяет сделать вывод о том, что в указанный отрезок времени (соответствующий возрасту 25-26 лет), в творческо-профессиональном и индивидуальном развитии Н.Я. Пэрны наступил переломный момент: ярко проявились интересы и склонности, определившие направленность этого развития в последующие годы и даже до конца жизни. Относительно же внешних обстоятельств самореализации ученого выявилось, что в это время он совершает выбор в пользу совмещения различных видов деятельности: преподавательской, исследовательской, учебной. А это стало, с одной стороны, причиной недостаточной концентрации на собственно научной работе и сказалось на небыстрой карьере Н.Я. Пэрны, а, с другой – способствовало его формированию как профессионала в широком смысле.

Важно подчеркнуть, что творческий аспект профессиональной деятельности напрямую связан с развитием человеком своей индивидуальности. Если профессия – это то, что позволяет человеку найти свое место в обществе, то творчество представляет собой то, что позволяет субъекту найти путь к самому себе, и связано с более глубокими уровнями индивидуальности. Человек является творческой индивидуальностью не только в профессии, но и самое главное – в своих отношениях с окружающими, в своем осознанном подходе к решению важнейших жизненных и профессиональных вопросов. При изучении продуктивности профессионально-творческой деятельности необходимо учитывать развивающийся, благодаря рефлексии, внутренний мир субъекта жизнедеятельности.

Изучение особенностей развития внутреннего мира человека является одним из важных направлений современных психологических исследований индивидуальности (В.Д.Шадриков). Необходимо отметить, что душевная и духовная сферы личности имеют высокую ценность в контексте профессионального развития. Изучая высокие достижения профессионалов разных эпох, важно обращать внимание на содержание и эволюцию их мотивационно – эмоциональной и ценностно-смысловой сфер, поскольку зачастую внутренние поиски выдающихся личностей – не менее значительное наследство, чем социально признанные продуктивные результаты их профессионально-творческой деятельности.

В связи с этим возникает концептуально-методическая проблема психологической оценки внутреннего мира выдающейся личности. Один из наиболее доступных способов, особенно, если речь идет о выдающемся человеке прошлого, – это обратиться не только к социализированным продуктам творчества (публикациям), но и также к неопубликованным, по сути, рефлексивным, дневникам, в которых экзистенциально самореализуется творческая индивидуальность. Согласно А.А.Бодалеву, одним из основных критериев оценки продуктивности внутреннего мира является его направленность, которая характеризуется преобладанием узколичных или высших духовно-нравственных потребностей.

В изучении творческой индивидуальности Н.Я. Пэрны, мы обратились к анализу его дневников, отражающих духовный поиск ученого на протяжении 1898-1922 гг. Смысловая сфера индивидуальности имеет как структурный, так и динамический аспект. В связи с этим, посредством специально разработанного метода содержательно-смыслового анализа рефлексии, в общем текстовом потоке дневника были выделены высказывания, которые являлись ответом на вопросы «зачем я живу?», «что является в жизни самым важным?» или «чего я больше всего хочу?». Эти вопросы реконструированы с целью наиболее точного определения в тексте смысловых высказываний. В результате были получены следующие категории личностных смыслов: истина, понимание, саморазвитие, процесс жизни, самовыражение в творчестве, слава, внутреннее величие, назначение, дружба, слияние с окружающим миром, польза других. Было также подсчитано общее количество упоминаний каждой категории в дневнике.

Оказалось, что наибольшее значение имеют категории «истина», «понимание», «саморазвитие», «процесс жизни» (соответственно 33, 33, 13, 13). Наименьшее значение у категории «слава» (всего 3). Таким образом, рефлексивно-психологическая реконструкция смысловой структуры внутреннего мира Н.Я. Пэрны свидетельствует о преобладании у него высших духовно-нравственных смыслов. Объединение всех выделенных категорий в три группы – «истина», «самосовершенствование» и «другие» позволило изучить динамический аспект внутреннего мира Н.Я. Пэрны, Сравнив количественное соотношение этих групп за 1904-1905 и 1919-1920 гг., мы получили следующие результаты (см. диаграммы 3, 4):

Диаграмма 3



Диаграмма 4

На основе рефлексивно-культурологического анализа полученных результатов можно сделать вывод об относительной неизменности смысловой структуры: так, группа «Истина» сохранила свои позиции на протяжении 15 лет. Основное же изменение в смысловой структуре связано с увеличением удельного веса категорий, субъектом действия в которых выступают другие люди. Таким образом, в период 1919-1920 гг. увеличилась социальная составляющая внутреннего мира ученого. Важно, подчеркнуть, что в эти же годы ученый занимался написанием наиболее зрелого труда своей жизни – работы «Ритм, жизнь и творчество», опубликованной в 1925г. уже после его смерти в 1923г.

Таким образом, как показал рефлексивно-культурологический анализ развития творческой индивидуальности Н.Я.Пэрны, для его внутреннего мира характерно преобладание высших духовно-нравственных ценностей, таких как истина, саморазвитие, самосовершенствование. Причем, с течением времени эти ценности не потеряли для него своей значимости. Однако, ценность саморазвития собственной творческой индивидуальности разделила свои позиции с альтруистической составляющей смысловой сферы, выраженной в категории «Другие», что свидетельствует о продуктивном развитии внутреннего мира ученого и о достижении им профессионально-творческой и нравственно-духовной зрелости.

Указанный труд Н.Я.Пэрны не только является первым рефлексивно-культурологическим и психолого - акмеологическим исследованием творческой индивидуальности ученых и деятелей культуры, но и оказывается профессионально востребованным уже в наше время как предвосхитивший появление такой новой области человекознания, как психология творческого развития взрослого человека и его самосвершенствования. Более того, полученные Н.Я.Пэрной данные о периодичности развития творческой индивидуальности выдающихся деятелей науки и культуры стали неотъемлемой частью современной ритмологии.

Итак, рассмотрение опыта теоретического, эмпирического и прикладного изучения индивидуальности с позиций рефлексивно-экзистенциального подхода обосновывает его конструктивность для психологического познания и практического освоения проблематики индивидуальности в современном социокультурном контексте.

Литература

1. Абульханова К.А. Стратегии жизни. М. 1981

2. Абульханова-Славская К.А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни. М.. 2005.

3. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М. 1995

4. Алексеев Н.Г., Зарецкий В.К., Семенов И.Н. и др. К разработке комплексных средств диагностики индивидуальных особенностей мышления // Психодиагностика и школа. Таллинн. 1980

5. Алексеев Н.Г, Семенов И.Н., Умрихин В.В. Концептуальные схемы анализа деятельности //Мысли о мыслях. Т. 1. Ч.1. Новосибирск. 1996.

6. Алюшина Н.А., Репецкий Ю.А., Семенов И.Н. Рефлексивная психология и акмеология успешного управленца. М.-Сочи. 1998.

7. Андриевский А.П.(сост.). Всемирная философия. ХХ век. Минск. 2004.

8. Андрияко Л.Я., Семенов И.Н. и др. Психологическая экспертиза критических ситуаций. Новосибирск. 1991.

9. Аникина В.Г., Коваль Н.А., Семенов И.Н. Исследование экзистенциальной рефлексии в проблемно-конфликтных ситуациях. Тамбов. 2001.

10. Асмолов А.Г., Бассин Ф.В., Братусь Б.С., Зейгарник Б.В. и др. Значащие переживания как предмет психологического исследования - Вопросы психологии. 1979. N 2

11. Балаева А.В., Семенов И.Н. Рефлексивно-акмеологический подход к изучению научно-профессионального творчества //Рефлексивный подход к психологическому обеспечению образования/ (Под ред. А.В.Карпова и др.) М.-Ярославль. 2004. С. 100-110.

12. Берулава Г.А. Стиль индивидуальности. М. 1996.

13. Белоус В.В. Введение в психологию полиморфной индивидуальности. Пятигорск. 2006.

14. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М. 1986.

15. Бодалев А.А., Рудкевич Л.А. Как становятся великими или выдающимися? М. 1997.

16. Болотова А.К. Психология времени человека. М. 2006.

17. Бюлер Ш. Биография как история личности. М. 1993.

18. Варламова Е.П., Степанов С.Ю. Рефлексивная психология творческой уникальности. М. 1998

19 Василюк Ф.Е. Уровни построения переживания и методы психологической науки. - Вопросы психологии. 1988. N 5. С.27-37.

21. Войтик И.М.,Семенов И.Н. Оценка и развитие рефлексивного мышления. Новосибирск. 2001.

22. Волков Ю.Г., Поликарпов В.С. Человек: Энциклопедический словарь. М. 1999.

23. Вяткин Б.А. Метаинтегральная индивидуальность. Пермь. 2003

24. Давыдова Г.И., Семенов И.Н. Рефлексивно-диалогическая психотерапия: экзистенциальная модель развития личности. - Мир психологии. 2007. N 2. С.110-117.

25. Деркач А.А., Семенов И.Н., Балаева А.В. Рефлексивная акмеология творческой индивидуальности. М. 2005.

26. Зинченко В.П.(ред.). Как построить свое «Я». М. 1991.

27. Знаков В.В. Понимание как проблема психологии человеческого бытия. - Психол.ж. 2000.Т. 21. N. 2. С.7-16.

28. Журавлев А.Л., Шорохова Е.В. (ред.). Психология совместной жизнедеятельности малых групп и организаций. М. 2001.

29. Карпов А.В., Скитяева И.М. Психология рефлексии. Ярославль. .2002.

30. Климов Е.А. Индивидуальные стили деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. Казань.. 1969.

31. Кон И.С. Открытие «Я». М. 1978.

32. Косман М.А. Динамика внутренней жизни (система психологии). М. 1917

33. Ладенко И.С., Семенов И.Н., Степанов С.Ю. Философские и психологические исследования рефлексии. Новосибирск. 1991

34. Лазурский А.Ф. Классификация личностей. Л. 1925.

35. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М. 2003.

36. Липпс Т. Самосознание. Спб. 1993.

37. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М. 1975.

38. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М. 1986.

39. Мэй Р. Искусство психологического консультирования. М.1994.

40. Мясищев В.Н. Проблема отношений человека и ее место в психологии -Вопросы психологии. 1957. N 5.

41. Небылицын В.Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М. 1976.

43. Непомнящая Н.И., Коневская Е.М., Пахомова О.Н. и др. Ценностность как центральный компонент психической структуры личности. - Вопросы психологии. 1980 N 1

44. Репецкий Ю.А., Семенов И.Н., Сидорова А.Ю. Рефлексия смысла жизни и личностное самоопределение в контексте инновационного тренинга. - Мир психологии. 2001.N 2. С. 177-186.

45. Пономарев Я.А., Семенов И.Н., Степанов С.Ю. и др. Психология творчества: общая, дифференциальная, прикладная. М. 1990.

46. Психология индивидуальных различий. Тексты. М. 1982.

47. Пэрна Н.Я. Жизнь человека. Из дневниковых записей. Спб. 1993.

48. Пэрна Н.Я. Ритм, жизнь и творчество. Петроград. 1925.

49. Рубинштейн М.М. Жизнепонимание – центральная задача философии//На переломе. Философские дискуссии 20-х годов. М. 1990. С.61-72.

50. Рубинштейн С.Л. Избранные философско-психологические труды: Основы онтологии, логики и психологии. М. 1997.

51. Сайко Э.В. Пространства жизни субъекта: Единство и многомерность субъектообразующей социальной эволюции. М. 2004.

52. Семенов И.Н. Проблемы рефлексивной психологии решения творческих задач. М. 1990.

53. Семенов И.Н. Тенденции развития психологии мышления, рефлексии и познавательной активности. М.-Воронеж. 2000.

54. Семенов И.Н. Психотерапия Карла Роджерса в интерьере рефлексивной психологии //Психология искренности. Винница. 2001.

55. Семенов И.Н. Рефлексивная психология творчества: концепции, эксперимент, практика //Психология. Журнал ГУ ВШЭ. 2005. N 4. C.65-74.

56. Семенов И.Н. Взаимодействие интуитивистики и рефлексики в философии и общей психологии творчества Я.А.Пономарева //Психология творчества: школа Я.А.Пономарева./(Под ред. Д.В.Ушакова.) М. 2006. С.438-454

57. Семенов И.Н. Степанов С.Ю. Рефлексия в организации творческого мышления и саморазвитии личности. - Вопросы психологии. 1983. N.2. С.35-42

58. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М. 1985.

59. Старовойтенко Е. Б. Культурная психология личности. М. 2007.

60. Старовойтенко Е.Б. Психология личности. (В парадигме жизненных отношений). М.. 2004.

61. Теплов Б.М. Исследование свойств нервной системы как путь к изучению индивидуально-психологических различий // Психологическая наука в СССР.Т.2. М. 1960.

62. Умрихин В.В. Развитие советской дифференциальной психологии. М. 1987

63. Фельдштейн Д.И. Психология развивающейся личности. М.-Воронеж. 1996.

64. Франкл В. Человек в поисках смысла. М..1990.

65. Фрейд А. Психология «Я» и защитные механизмы личности. М. 1992

66. Чудновский В.Э. Смысл жизни: проблема относительной эмансипированности от «внешнего» к «внутреннему». - Психол. ж. 1995. N 2. С. 15-26

67. Шадриков В.Д. (ред.). Психология индивидуальности. М. 2006.

68. Шадриков В.Д. Мир внутренней жизни человека. М. 2006.

69. Шмальгаузен И.И. Организм как целое в индивидуальном и историческом развитии. М. 1942

70. Шперк Ф.Э. Философия индивидуальности. Спб. 1895.

71. Шперк Ф.Э. Философия рефлексии. Спб. 1895.

72. Юревич В.П. «Онтологический круг» и структура психологического знания. - Психол.ж. 1992. Т. 13. .N 1.

73. Semyonov I.N. Philosophy of humanization of education and reflexiveness of dialog //Humanization of aducation. 2006. N. 3.




IX. ТРАНСЛИЧНОСТНОЕ НАЧАЛО ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ.
ДВЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ
1. «Личность» и «сущность» как определения индивидуальности

человека.

В соответствии с антропологической моделью В.Франкла, описывающей человека как единство трех ортогональных измерений – телесного, психического и духовного (ноэтического), экзистенциальный анализ (А.Лэнгле) понимает индивидуальность человека как имеющую две составляющие: психофизическую и духовную. В данной статье мы обозначим эти две составляющие терминами «личность» и «сущность» человека (24;25).

Для терминологической фиксации этих двух составляющих индивидуальности в английском языке используются термины «Personality» и «Person» (27), «Personality» и «Essence» (36), а в немецком языке - термины «Persönlichkeit» и «Person» (18).

Известно, что каждое явление может изучаться в трех планах – в плане общего, особенного и единичного. Если предметом изучения является психика человека, то сущность человека характеризует план общего в психике, личность – план особенного (типического), а индивидуальность характеризует именно аспект единичного в психике человека. В философских и психологических исследованиях, имеющих многовековую историю и принадлежащих различным традициям и школам, мы не находим подобных определений и различений данных понятий. Более того, для традиционных исследований характерна тенденция к разного рода слияниям понятий сущность, личность и индивидуальность. Рассмотрим варианты подобной терминологической недифференцированности более подробно.



2. Представления о личности в философии

В философии понятие личность имеет множественность значений. Так, личность полагается необъективируемой, не вмещающейся (в силу своей духовной природы) ни в какие пространственно-временные координаты, а потому не познаваемой в своем существе сколько-нибудь адекватным и объективным образом (35). Согласно К. Вальверде, личность не может быть полностью схвачена в определении, потому что в ней много таинственного и парадоксального. Один из таких парадоксов: «…личность … существует сама по себе и для себя. В ней есть некая несообщаемая другим внутренняя суть, благодаря которой она осознает свое глубинное единство, одиночество и ни с кем не разделимую ответственность. Никакое другое человеческое существо не может коснуться этой сердцевины личности. Но в то же время личность – это непременно открытое существо: открытое вертикально – Богу, от которого она непрестанно получает бытие и существование; и горизонтально – людям, с которыми она может входить в разнообразные взаимообогащающие отношения» (9; с.40). Н.А.Бердяев также пишет о том, что «невозможно выработать единого понятия о личности, она характеризуется противоположностями, она есть противоречие в мире» (7; с.471); «личность есть неизменное в изменении, единство в многообразии» (Там же, с.440).

Обращаясь к истории философской мысли, мы видим многочисленные попытки определить личность. Одно из первых определений личности принадлежит Боэцию (ок. 480-525 г.): «Личность есть индивидуальная субстанция, имеющая разумную природу» (Цит. по 9; с.41). Ришар Сен-Викторский (ум. 1173) определял личность как «разумное существо, существующее только посредством себя самого, согласно некоему своеобразному способу» (Цит. по 6; с.400). Петру Ломбардийскому приписывают такое определение: личность - «ипостась, отличная благодаря своеобразию, относящемуся к достоинству» (Там же). Фома Аквинский считал существенным для личности быть господином своих действий – «действовать, а не приводиться в действие» (Там же, с.401). Эти определения фиксируют ряд важнейших характеристик личности – нечто самостоятельное, одаренное разумом, обладающее достоинством.

В культуре Возрождения теоцентричное понимание личности сменилось на антропоцентричное: личность стала отождествляться с яркой, многосторонней индивидуальностью человека.

В Новое время Кант дал обоснование понятия личности в сфере практической философии: личность есть «свобода и независимость от механизма всей природы» (12, с.510), так как в личности «моральный закон открывает мне жизнь, независимую от живой природы» (Там же, с.729). То есть, личность основана на идее морального закона и даже тождественна ему, что дает ей свободу по отношению к природе и ее механизмам. Личность отличается от других вещей тем, что она не есть средство, а «цель сама по себе», и требование относиться к человеку в соответствии с этим является высшим этическим принципом Канта.

В первой половине XX в. М.Шелер сформулировал следующее определение личности. Личность – это «деятельный центр, в котором дух является внутри конечных форм бытия» (35; с.53); личность «заключает в себе и понятие разума, но наряду с мышлением в идеях охватывает и определенный род созерцания, созерцание первофеноменов или сущностных содержаний, далее определенный класс эмоциональных и волевых актов, которые еще предстоит охарактеризовать, например, доброту, любовь, раскаяние, почитание и т.д.» (Там же).

Первой и главной характеристикой духа (личности) является независимость от органического, свобода от его принуждения и давления. Человек как личность, или духовное существо, не привязан к своим влечениям и к окружающему миру. Всю объективную реальность (в том числе, и свои собственные физиологические и психологические состояния) человек как личность способен сделать предметом своего рассмотрения, и в этом, по Шелеру, главное отличие человека от животного. Животное не может осуществить духовное дистанцирование от объективной реальности и ее субстанцирование; все, что животное может постигнуть и заметить из своего окружающего мира, строго заключено в границы структуры этого мира. Человек же, в отличие от животного, выходит за пределы своей непосредственной практики, «преодолевает» ее и таким образом «возвышается» над ней. По мнению Шелера, человек больше не может сказать: «Я часть мира, я замкнут в нем», так как бытие его духа превосходит формы существования реального мира.

Вторая характеристика духа (личности), по Шелеру, связана с самосознанием, которого нет у животного. Животное слышит и видит, не зная, что оно слышит и видит. Благодаря самосознанию и способности опредмечивать свои психические состояния, личность есть «центр, возвышающийся над противоположностью организма и окружающего мира» (Там же, с.57). «Только человек – поскольку он личность – может возвыситься над собой как над живым существом и, исходя из одного центра как бы по ту сторону пространственно-временного мира, сделать предметом своего познания все, в том числе и себя самого» (Там же, с.60).

Третья характеристика духа состоит в том, что его центр в человеке – личность – не может быть частью опредмеченного мира. Дух не имеет никакого определенного «где» и «когда»; дух есть единственное бытие, которое не может стать предметом; дух есть «чистая и беспримесная актуальность, его бытие состоит лишь в свободном осуществлении его актов» (Там же, с.61). Дух можно сравнить с лучом света, исходящим из некоего источника. Это свет касается, пронизывает, наполняет человека, но не рождается в нем. Поскольку личность не является ни предметным, ни вещественным бытием, человек, чтобы быть личностью, может лишь самососредоточиться, но не может объективировать это бытие, полагает Шелер. Другие люди как личности тоже не могу быть предметами. «Достигнуть участия в них мы можем, лишь осуществляя вслед за ними и вместе с ними их свободные акты, «идентифицируя» себя, как мы обычно говорим, с волением, любовью и т.д. какой-нибудь личности, и тем самым с нею самой» (Там же, с.61). Иными словами, мы можем только со-участвовать другой личности посредством собственных переживаний и размышлений.

Н.А.Бердяев подчеркивает, что личность – это не биологическая или психологическая категория, но этическая и духовная. Как существо биологическое и социальное, человек есть порождение природы и общества и движим подсознательными сексуальными влечениями и экономическими интересами. Все социальные учения, по мнению Бердяева, знают лишь поверхностный объективированный слой в человеке. Духовное начало возвышает человека над природным и социальным миром, «личность есть независимость от природы, независимость от общества и государства» (7; с.454), потому что личность в человеке не детерминирована биологической и социальной наследственностью, «она есть свобода в человеке, возможность победы над детерминацией мира» (Там же).

Н.А.Бердяев созвучен здесь Г.Марселю, который подчеркивал, что личность противостоит обществу; быть личностью, по Марселю, означает «выступать против» обезличивающего общественного и брать на себя ответственность за свои действия» (21; с.91-93). Личности противопоставляется человек как индивид, как детерминированная биологической и социальной наследственностью часть общества. Каждый человек есть связанный с материальным миром индивид, но как личность он независим от материального мира. «Человек-индивидуум переживает изоляцию, эгоцентрически поглощен собой и призван вести мучительную борьбу за жизнь, защищаясь от подстерегающих опасностей. Человек-личность, тот же человек, преодолевает свою эгоцентрическую замкнутость, раскрывает в себе универсум, но отстаивает свою независимость и свое достоинство по отношению к окружающему» (7;, с.455).

Н.А.Бердяев также считает, что понимание человека как разумного существа не подходит для персоналистической философии, потому что определение личности, в основу которого положен разум, равносильно ее обезличиванию, так как разум идентичен у всех людей, и акты разумной деятельности надиндивидуальны. Если бы были возможны существа, деятельность которых исчерпывалась бы разумом, то такие существа были бы не личностями, а логическими субъектами, так же, как и морально-разумная природа человека у Канта есть безличная, общая природа. Бердяев подчеркивает, что личность – это «экзистенциальный центр», чувствительный к страданиям и радостям, любовь, возвышающаяся над миром безличного, и тоска из-за погруженности в обыденный объектный мир, из-за чего личность «переживает бездну, отделяющую ее от высшего мира, от иного мира, который должен ей быть родным» (Там же, с.471).

Н.А.Бердяев указывает еще на один парадокс бытия личности: с одной стороны, реализация личности есть постоянное трансцендирование, личность «входит в бесконечность и впускает в себя бесконечность» (Там же, с.439). С другой стороны, «вместе с тем личность предполагает форму и границу, она не смешивается с окружающим миром и не растворяется в нем» (Там же). Здесь, наряду с константностью личности, подчеркивается и еще одно ее существенное свойство, которое М.Шелер определил как «открытость миру» (35; с.53). На этой открытости миру основана способность личности к диалогу и, более, того, потребность личности в диалоге, так что диалог является формой бытия личности. Согласно Э. Мунье, личность существует в своем устремлении к «другому», познает себя через «другого» и обретает себя в «другом». Первичный опыт личности – это опыт «другой» личности. «Ты» всегда предшествует и сопровождает «Я».

А.С.Арсеньев пишет о том, что личность – это «бесконечная свобода и нравственная ответственность» (3; с.16). «И эта нравственная ответственность не есть ответственность перед чем-то внешним – перед обществом, законом, обычаем, моральной нормой и тому подобным. Эта ответственность перед тем, что превышает закон и мораль, находится внутри самого человека и проявляет себя как сострадание, сопереживание, как совесть» (Там же, с.16 - 17).

Для того, чтобы быть личностью – то есть, быть в своих внутренних установках, а также в поступках, совершаемых во внешнем мире, независимым от природы и общества, или, как писал Фома Аквинский, «действовать, а не приводиться в действие», – человеку необходимо в самом себе нащупать некие твердые основания для решений и действий. Такие основания находятся посредством самопознания.

В «Трактате о самопознании» английского священника 18 века Дж. Мэйсона приводится следующая легенда. Правило «Познай самого себя» было впервые высказано Фалесом Милетским, но впоследствии это правило золотыми буквами написали на храме Аполлона в Делосе и стали приписывать самому Аполлону, потому что оно заключало в себе такой глубокий смысл и такую мудрость, что было бы слишком много приписывать его человеку (22;, с.29). Согласно Платону, Сократ так говорил о своем внутреннем даймонии, или гениусе: «…мне бывает какое-то чудесное божественное знамение… вдруг какой-то голос, который всякий раз отклоняет меня от того, что я бываю намерен сделать, а склонять к чему-нибудь никогда не склоняет» (26; с.85). Через пять с половиной веков после Сократа Марк Аврелий писал, что в каждом человеке живет внутренний демон, или божество, и призывал: «Рой внутри себя. Внутри источник блага, и он может всегда бить ключом, если все время рыть» (20;, с.101). Однако гении или даймонии в античной мифологии – это низшие божества, а внутренний демон у Марка Аврелия – просто частица мирового разума. Понимание самопознания как познания творческого личностного начала в себе идет от блаженного Августина, который говорил о молча думающем «внутреннем человеке», непосредственно общающемся с Богом. Чем ближе мы к своему «внутреннему человеку», в котором «живет истина», тем ближе мы к Богу.

Личность двояка; в личности есть и тот, кто советует, направляет, поддерживает, и тот, кому адресованы эти советы, управляющие воздействия, поддержка. В самопознании происходит встреча с самим собой, а затем человек проявляет себя как личность во внешнем мире. «Обращаясь к самопознанию … я открываю в себе изначальное, исходное» (7; с.428). Человек, осознавший себя личностью, слушает свой внутренний голос и повинуется только ему, не покоряясь внешнему давлению. «Внутренне личность получает силу и освобождается через богочеловечность, внешне весь мир, все общество и вся история преображается и освобождается через человечность, через верховенство личности» (Там же, с. 466).

3. Представления о личности в зарубежной психологии.

В психологии также существуют разные подходы к пониманию личности, множество ее определений. На наш взгляд, их можно систематизировать в соответствии с достаточно общепринятыми предположениями об этимологическом происхождении слова «личность» от латинских «persona», «per se sonare» или «per se una» (25; с.64, 6; с.400, 37; p.36).

1). Словом «persona» обозначалась маска актера в древнеримском театре. Тем самым личность соотносится с внешним проявлением человека, с наиболее явным и ярким впечатлением, которое человек производит на окружающих (например, «истерическая личность», «агрессивная личность»), или же с социальным положением, социальной ролью человека («влиятельная личность», «очень важная персона»). Примечательна в данной связи этимология слова «persona» («per» – через, «sonus» – звук) - «то, через что проходит звук».

Описывать и изучать так понимаемую личность можно в рамках двух психологических подходов. В рамках первого подхода личность рассматривается как индивидуальный набор качеств, или черт (Р.Кеттелл), где качеством личности называется длительно существующая характеристика, проявляющаяся в поведении человека в различных ситуациях. Например, «беспокойная, интеллигентная, разговорчивая, преданная своему делу личность». Второй подход состоит в выделении типов личности, где типом считается узнаваемый комплекс характеристик (Э.Кречмер, К.Юнг, Г.Айзенк). Например, авторитарный, конформный, интровертированный типы личности.

Одно из распространенных определений, соответствующих пониманию личности как общественного лица человека, полагает личность комбинацией относительно устойчивых индивидуальных различий, поддающихся измерению.

2). «Per se sonare» можно перевести как «звучать через себя», то есть личность – это то, что стоит за внешне наблюдаемыми проявлениями человека, то, что проявляет себя через внешнее. Представляется, что наилучшим образом такое понимание личности описывается определением С.Л. Рубинштейна: «…личность выступает как воедино связанная совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия» (29; с.6). Г. Олпорт говорил о личности как о том, что индивид представляет собой на самом деле. Психологи самых разных теоретических ориентаций (З.Фрейд, А.Адлер, К.Юнг, Э.Фромм, К.Роджерс, А.Маслоу, В.Франкл, С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев, Л.И.Божович и др.), разрабатывая теории личности, на вопрос, что же такое личность, отвечали, что это - совокупность «внутренних условий», определяющая поведение и переживание человека. Речь в этих теориях идет, прежде всего, о мотивационно - потребностной сфере и о строении личности (например, личность как структура Оно, Я и Сверх-Я у З.Фрейда; личность как единство персоны, эго и тени у К.Юнга; личность как мотивационная иерархия у А. Маслоу и А.Н.Леонтьева).

3). «Per se una» – «единая сама по себе» - такое значение понятия личность акцентирует ее единство и целостность. В этом понимании личность выступает как субъект, как центр, как высшая интегрирующая инстанция, управляющая психическими процессами, и одновременно как внутрииндивидуальная сила, организующая и согласующая между собой различные виды поведения человека.

Следует отметить, что многие психологи при описании личности используют все три приведенные выше значения. Так, С.Л. Рубинштейн, наряду с упомянутым определением личности как «совокупности внутренних условий», определяет ее и как субъекта деятельности, и как совокупность свойств человека, обусловливающих общественную значимость его поведения, и как способность человека сознательно определять свое отношение к окружающему.

Существует также подход, получивший название «мешок старьевщика» (33; с.21). Он состоит в том, что термин «личность» используется для обозначения всего, что касается индивида, или же теоретик просто перечисляет важнейшие, на его взгляд, понятия, полагая, что обозначаемое ими и составляет личность.

Определения типа «интегрирующая инстанция психики», «совокупность внутренних условий» или же «комбинация устойчивых индивидуальных различий», очевидно, можно отнести не только к человеку, но и к животным. Обычно принимается «по умолчанию», что понятие личности относится исключительно к человеку, однако некоторые авторы прямо говорят, что «личность – это то, что отличает человека от животных» (14; с.9), а затем указывают на специфику этого отличия. В качестве такой специфики, как правило, приводится либо социальность: «личность представляет собой индивидуализированную форму бытия социальной сущности человека» (15; с.154), либо сознание, либо мышление. Так, Г. Олпорт в 1937г. сформулировал определение личности, надолго ставшее классическим: «Личность – это динамическая организация психофизических систем внутри индивидуума, определяющая его уникальное приспособление к окружающей среде» (Цит. по 32; с.819), однако в 1961 году он добавил в определение слово «мышление»: «Личность – это динамическая организация психофизических систем внутри индивидуума, определяющая его уникальное поведение и мышление» (23; с.236).

В настоящее время существует более двух десятков известных зарубежных психологических теорий личности. Они принадлежат авторам, которые придерживаются психоаналитического (З.Фрейд, А.Адлер, К.Юнг, Э.Фромм, К.Хорни, Г.Салливан, Э.Эриксон), бихевиорального (Б.Скиннер, А.Бандура), гуманистического (Г.Олпорт, К.Рождерс, А.Маслоу) и экзистенциального (Л.Бинсвангер, Р.Мэй, В.Франкл) направлений в психологии. Есть также ряд авторов (Дж.Келли, Р.Кеттелл, Дж.Роттер, Г.Айзенк, К.Левин), чьи теории затруднительно определенно отнести к одному из перечисленных направлений. В связи с таким большим количеством теорий личности представляется интересным рассмотреть не взгляды какого-либо конкретного автора, а то, как и по каким критериям могут сравниваться между собой теории разных авторов. Сравнительный анализ за многообразием воззрений стремится увидеть общие инвариантные основания и таким образом приблизиться к пониманию природы личности.

Рассмотрим подходы, которые используются для описания и сравнения теорий личности в трех известных американских учебниках: К.Холл и Д.Линдсей «Теории личности», Л.Хьелл и Д.Зиглер «Теории личности. Основные положения, исследования и применение» и С.Мадди «Теории личности: сравнительный анализ». Имена авторов, концепции которых приводятся в каждой из этих книг, в значительной степени совпадают.

Согласно Холлу и Линдсею, назначение теории личности – «…представлять собой набор допущений относительно человеческого поведения с необходимыми эмпирическими определениями» (33; с.29). Авторы полагают, что невозможно дать какое-либо обобщенное определение личности, потому что «определение личности, используемое конкретными людьми, целиком и полностью зависит от их теоретических воззрений» (Там же; с.22). «Личность определяется через конкретные понятия, которые в рамках данной теории считаются адекватными для полного описания или понимания человеческого поведения» (Там же; с. 29). Тем не менее, Холл и Линдсей считают возможным сравнивать теории личности, как по формальным, так и по «сущностным» (Там же; с.35) признакам.

К формальным признакам сравнения теорий личности они относят:

1. Ясность и точность допущений и основных понятий, составляющих теорию. «Теории личности часто упакованы в огромную массу ярких словесных образов, которые прекрасно служат цели убедить недоверчивого читателя, но в основном позволяют замаскировать основополагающие допущения или умолчать о них» (Там же; с.30).

2. Количество и важность новых эмпирических исследований, которые вызываются к жизни теорией. «Несмотря на то, что теория может быть неразвернутой и неясной, а синтаксис и эмпирические дефиниции – неадекватными, следует признать, что если теория повлияла на важные сферы исследования, она прошла критические испытания» (Там же; с.35).

Холл и Линдсей приводят также более пятнадцати сущностных признаков, на основе которых можно осуществлять содержательное сравнение теорий личности. Среди них: сознательные и бессознательные детерминанты поведения, целенаправленность поведения, его генетические факторы и т. д.

Содержательные признаки сопоставления теорий личности представляются нам более структурированными у Хьелла и Зиглера, которые считают, что «основная цель сегодняшней теории личности – объяснить с позиций науки, почему люди ведут себя так, а не иначе» (34; с.20). Эти авторы приводят ряд критериев оценки теории личности.

- Верифицируемость: теория личности оценивается позитивно в той степени, в какой ее положения открыты для проверки, осуществляемой независимыми исследователями.

- Эвристическая ценность: характеризует, в какой степени теория стимулирует ученых проводить дальнейшие исследования в этом направлении.



- Внутренняя согласованность: теория должна быть свободна от внутренних противоречий.

- Экономность теории: характеризуется количеством понятий или конструктов, требуемых для описания событий в пределах сферы охвата данной теории.

- Широта: охват разнообразных феноменов, объясняемых теорией.

- Функциональная значимость: может ли теория помогать людям в объяснении их поведение и решении проблем.

По мнению авторов, в теории личности должны быть следующие компоненты: структура личности; концепция мотивации; представления о развитии личности; представления о психопатологии; понятие о психическом здоровье и критерии оценки здоровой личности; пути коррекции отклоняющегося от нормы поведения, изменения личности под влиянием психотерапевтических воздействий.

Кроме того, в теории личности должно присутствовать отношение автора к основным оппозициям, касающимся «природы», то есть, собственно «личности», человека: свобода – детерминизм; рациональность – иррациональность, холизм - элементаризм, конституционализм - инвайронментализм, изменяемость - неизменность, субъективность - объективность, гомеостаз – гетеростаз, познаваемость - непознаваемость.

Компоненты теории личности, основные положения, связанные с природой человека, и общие методы оценки теории и составляют тот методологический «каркас», в соответствии с которым, авторы рассматривают теории разных авторов и одновременно воссоздают многообразие понимания личности.

Несколько более высокий уровень обобщения содержится в работе С. Мадди. Во-первых, он дает личности собственное определение: «Личность – это конкретная совокупность характеристик и стремлений, обусловливающих те общие и индивидуальные особенности поведенческих проявлений (мыслей, чувств и действий), которые обладают устойчивостью во времени и могут или же не могут быть объяснены только через анализ социальных и биологических факторов, влияющих на актуальную ситуацию функционирования человека» (19; с.21).

Во-вторых, он проводит принципиальное различение между «ядром» и «периферией» личности, считая, что таковые можно выделить практически в любой теории личности. Ядро личности – это то, что свойственно всем людям, это непременные неотъемлемые атрибуты каждой личности. Например, в теории К. Роджерса ядерным считается стремление к актуализации врожденных внутренних потенциалов. Периферия личности – это конкретные стили жизни и способы поведения, специфические для каждого человека, которые являются не врожденными, а появляются в структуре личности вследствие научения; периферический уровень объясняет различия между людьми.

В-третьих, автор строит оригинальную типологию теорий личности, исходя из трех категорий, указывающих на существенные особенности личности: модели конфликта, модели самореализации и модели согласованности. Теории, относящиеся к модели конфликта, предполагают, что личность постоянно и неизбежно находится между двумя сильными, но противоречащими друг другу влияниями. Это может быть конфликт интрапсихических сил или же конфликт между человеком и социумом. Согласно модели самореализации, существует лишь одна ведущая сила, определяющая поведение человека; источник этой силы кроется в самой личности. В модели согласованности главным является влияние обратной связи из внешнего мира, которая определяет личность; жизнь в соответствии с этим влиянием, понимается как стремление поддерживать согласованность. Через призму этих трех моделей анализируются относящиеся к конкретной теории ядерные и периферические характеристики личности. Общие формальные критерии оценки теорий личности, которые выделяет Мадди – существенность, операциональность, экономичность, ясность и точность, способность стимулировать новые исследования, эмпирическая валидность – сходны с приведенными выше критериями Холла и Линдсея, а также Хьелла и Зиглера.

Таким образом, методологическая позиция всех авторов сходна: они стремятся разработать нейтральный по отношению к отдельной теории язык описания и сравнения, но практически не пытаются обсуждать, что же такое личность. Представленные сравнительные подходы не дают сколько-нибудь однозначного понимания того, чем понятие «личность» отличается от понятий «сущность» и «индивидуальность» человека. В приведенном выше определении личности Мадди слово «личность» вполне можно заменить на слово «индивидуальность», и получившееся определение также будет вполне правомерным. Кроме того, нейтральный по отношению к отдельной теории язык сравнения создает впечатление, что теории личности, построенные на основе естественнонаучного и гуманитарного подходов, отличаются всего лишь содержательным наполнением используемых для сравнения категорий.

4. Представления о личности в отечественной психологии.

Если западные психологи разрабатывали теории личности, главным образом исходя из обобщения большого количества эмпирических фактов психотерапевтической и экспериментально-исследовательской работы, то в отечественной психологии базисом представлений о личности долгое время была философия марксизма. Подход к личности, укорененный в марксизме, хорошо иллюстрируется концепцией А.Н.Леонтьева, в которой системообразующим основанием личности полагается предметная деятельность: «…многообразные деятельности субъекта пересекаются между собой и связываются в узлы объективными, общественными по своей природе отношениями, в которые он необходимо вступает. Эти узлы, их иерархии и образуют тот таинственный центр, который мы называем «Я»; иначе говоря, центр этот лежит не в индивиде, не за поверхностью его кожи, а в его бытии» (13; с. 229). При этом «личность характеризуется иерархическим отношением деятельностей» (Там же; с.186), а «особенности деятельности образуют то, что определяет тип личности» (Там же; с.221).

А.Г. Асмолов, продолжая взгляды А.Н.Леонтьева в своем «историко-эволюционном подходе в психологии личности» (5) видит назначение личности в ориентировке (выборе и самоопределении) в многообразии деятельностей. Человек как личность выбирает виды деятельностей, овладевает собственным поведением, решая «чему в нем быть».

В работах К.А. Абульхановой, развивающей представления о личности С.Л.Рубинштейна, личность рассматривается как интегративная система, обладающая структурно-уровневой организацией, включающей на низшем уровне конституцию и темперамент человека, а на высшем – активность, сознание и способность к организации времени жизни. При этом высшая способность к интеграции присуща личности как субъекту. Субъект интегрирует личностную систему с миром, то есть, обеспечивает взаимодействие личности с действительностью в форме деятельности, познания, общения. Функция субъекта состоит в разрешении противоречий между целями и возможностями личности и требованиями, предъявляемыми обществом. Но одновременно, благодаря своей активности, субъект является также и источником порождения противоречий. Таким образом, становление личности субъектом деятельности есть процесс реорганизации, качественного преобразования включенных в деятельность и обеспечивающих ее осуществление психических и личностных свойств в соответствии с требованиями деятельности и критериями самой личности. При этом мышление, память, воля выступают уже не как характеристики личности, а как ее ресурсы, используемые в деятельности и жизни в целом (2; с. 41 - 42). Механизмом, посредством которого обеспечивается централизующая, направляющая и активизирующая позиция субъекта, является саморегуляция. Благодаря саморегуляции, субъект осуществляет оптимизацию психических возможностей и соответствие собственных действий задачам и событиями деятельности (1; с.155).

Д.А.Леонтьев выделяет в структуре личности три иерархических уровня (14). Низший уровень, образуемый экспрессивно-инструментальными структурами, которые характеризуют типичные для личности формы или способы внешнего проявления и взаимодействия с миром, представляет собой внешнюю оболочку личности. К этому уровню относятся характер человека, его способности, а также роли, которые человек играет в обществе. Второй уровень – это отношения личности с миром, взятые с их содержательной стороны: потребности и ценности, системы конструктов и понятий для оценки вещей и событий, смысл жизни. Третий, высший уровень – это «уровень ядерных структур личности, тот психологический каркас, на который впоследствии нанизывается все остальное» (Там же; с.20). К нему относится свобода, ответственность и духовность. Однако, по мнению Д.А.Леонтьева, «…в личности мы не найдем некой структуры, которую можно назвать «свобода» или «ответственность» или «выбор». Это не элементы или подструктуры личности… Это именно способы, формы ее существования и самоосуществления, которые не имеют своего содержания» (Там же; с.50). Кроме того, Д.А.Леонтьев выделяет «Я» как последнюю инстанцию; Я - это «…форма переживания человеком своей личности, форма, в которой личность открывается сама себе» (Там же; с.59).

На наш взгляд, к той совокупности феноменов, которые Д.А.Леонтьев понимает под «личностью», можно отнести критическое высказывание А.Н.Леонтьева о том, что, когда под личностью разумеется «человек в его эмпирической тотальности», психология личности превращается в особого рода антропологию, включающую в себя все – от исследования особенностей обменных процессов до исследования отдельных психических функций (13; с.162). Видимо, имея это в виду, Д.А.Леонтьев в своей более поздней работе вводит понятие «личностный потенциал» для обозначения «собственно личностного в личности» (16; с. 57). Под личностным потенциалом им понимается «свобода как определенная форма активности и ответственность как определенная форма регуляции», которые «слившись, порождают феномен самодетерминации – свободной саморегулируемой активности зрелой личности» (Там же; с. 60).

Не ставя под сомнение то, что личность характеризуют свобода и ответственность, хочется задать вопрос: где личность берет основания для самодетерминации? На основании чего делается выбор? На основании чего принимаются решения? Как из социума вдруг возникает личность, противопоставляющая себя социуму? Если основанием для принятия решений и, следовательно, саморегуляции, является прошлый социальный опыт человека, то при чем здесь само -детерминация? Просто человек неосознаваемо принимает те решения, принимать которые, был научен ранее своим социальным окружением. При этом все разговоры о свободе и ответственности теряют смысл.

Возможным решением этого противоречия является разграничение личности человека и сущности человека (субъекта), и, соответственно, внешнего и внутреннего «Я» человека. Личность – это «система мотивационных отношений, которые имеет субъект» (25; с.49). «Сущность и личность – это различные психические инстанции. Личность возникает и формируется в области предметного содержания, сущность локализована на субъектном полюсе субъект - объектного взаимодействия. Если главная характеристика личности – ее атрибутивность, то главная особенность сущности – отсутствие каких-либо атрибутов. Сущность – источник всех и всяческих атрибутов. Личность живет (рождается, развивается, умирает) в плане феноменов, существования; сущность неизменно пребывает в плане ноуменов, бытия» (Там же; с. 70). Для эмпирической личности характерно ложное самоотождествление (я есть моя личность), однако подлинная перспектива развития человека связана с осознанием соотношения (диалога) личность - сущность и становлением осознанной индивидуальности в процессе проживанию и осуществления человеком своей сущности посредством своей личности.

Похожей позиции придерживается и Б.С. Братусь: «…сущность личности и сущность человека отличаются друг от друга тем, что первое есть способ, инструмент, средство организации достижения второго» (8; с.181). То есть, личность есть орудие обретение человеческой сущности, под которой Б.С. Братусь понимает опыт подражания Христу.

Видно, что у многих отечественных авторов все отчетливее обозначается весьма схожая концептуальная дифференциация: личность как интегративная система со структурно-уровневой организацией и личность как субъект у К.А. Абульхановой; личность как иерархическая система и личностный потенциал как «личностное в личности» у Д.А. Леонтьева; личность как «внешнее Я» и сущность как «внутреннее Я» у А.Б. Орлова и личность как инструмент достижения человеческой сущности у Б.С. Братуся. Очевидно, что отечественные психологи находятся в творческом поиске оснований для построения психологии человека, его личности и его индивидуальности.

А.Г.Асмолов и Д.А.Леонтьев так формулируют современное состояние представлений о личности в психологии: «При всем разнообразии теоретических подходов к изучению личности именно многомерность личности признается ее сущностью… Выделение многомерности как исходной характеристики личности позволяет охарактеризовать историю развития представлений о личности как историю открытия ее различных измерений, а не как историю заблуждений или ошибок» (5; с.401). Зарубежные психологи также говорят о «комплексности» личности и о «конструктивном альтернативизме», состоящем в том, что множество разнообразных концепций личности на самом деле расширяет и углубляет ее понимание.

Подведем итог нашего обзора представлений о личности в психологии: во второй половине XIX века психология выделилась из философии на основе естественнонаучного подхода, однако естественнонаучная методология не привела к какому-либо определенному пониманию того, что же представляет собой личность. Тем не менее, психология личности переживает не кризис, но открытие личностной «многомерности» и «комплексности». В то же время, как признает Д.А.Леонтьев, именно отсутствие представления о специфическом содержании личности является основным барьером для развития этой области научного знания (16; с.56).



5. Трансличностное измерение индивидуальности

Понятие сущности человека имеет давнюю религиозно-философскую традицию в христианской культуре. В XX веке наибольший вклад в осмысление этого понятия был внесен французской персоналистической философией (Э.Мунье, Ж.Маритен), теистическим экзистенциализмом (Г.Марсель, М.Бубер, П.Тиллих) и философской антропологией М. Шелера. Среди отечественных философов следует, прежде всего, выделить Л.П.Карсавина и Н.А.Бердяева.

Очевидно, что в вопросе рассмотрения двух сторон индивидуальности как личности и сущности человека мы сталкиваемся с определенными терминологическими трудностями, присущими современной психологии в целом, в которой и собственно личность человека и его сущность не различаются, обычно обозначаются одним и тем же термином «личность». В самое последнее время в работах ряда отечественных психологов делается акцент на содержательном разведении того, что, согласно экзистенциальному анализу, относится к личности и сущности как двум различным составляющим индивидуальности. Например, личность как интегративная система со структурно-уровневой организацией дифференцируется от личности как субъекта жизнедеятельности (К.А.Абульханова), личность как «внешнее Я» человека дифференцируется от его сущности как «внутреннего Я» (А.Б.Орлов).

Использование феноменологического подхода в гуманистической психологии (К.Роджерс), экзистенциальном анализе (А.Лэнгле), эзотерической психологии (А.Алмаас) неизменно связано с выделением двух составляющих человеческой индивидуальности: личности человека как специфического конгломерата психофизических характеристик, социальных функций и сущности человека как свободного и ответственного субъекта, способного принимать автономные, аутентичные решения. Первая составляющая индивидуальности традиционно изучалась и изучается методами естественнонаучной психологии, вторая составляющая – феноменологическим методом.

По поводу традиционного понимания личности в отечественной психологии выскажем следующее соображение. Термин «личность» в европейских языках обозначается словами person (англ.), die Person (нем.), personne (франц.), persona (итал.) (6; с.400). При переводе на русский язык были, видимо, переведены как «личность» не только, например, слова person (англ.), die Person (нем.), но и слова personality (англ.) и persönlichkeit (нем.). Но если первые два слова относятся к внутренней духовной сущности человека, то последние – к внешним проявлениям человека, к его мотивационно - потребностной сфере, к его личности. В отечественной же психологии все эти различения были утрачены, растворены в одном понятии «личность».

Исходя из сказанного, представляется логичным обращение к экзистенциально - гуманистическому пониманию личности в надежде, что оно поможет выйти из трудностей, с которыми сталкивается современная, все еще преимущественно естественнонаучно - ориентированная психология личности.

Согласно модели В.Франкла, личность человека принадлежит психическому измерению человека и может быть описана как закрепленная в психическом измерении структура психодинамики, определяющая склонность человека к определенному базовому настроению, а также к спонтанным эмоциональным и поведенческим реакциям. Личность как психологическая категория имеет тесную связь с телесной субстанцией – телесной конституцией человека, его нервной и гормональной системами и т.д. В данной связи В.Франкл говорил о психофизической плоскости, образованной телесным и психическим измерениями человека. Личность детерминирована наследственностью, инстинктивными потребностями, психодинамическими влечениями, семейным воспитанием и социальным научением и представляет собой ту часть человеческой индивидуальности, которая может изучаться методами естественнонаучной психологии.

Сущность человека, «собственно человеческое в человеке», «свободное в человеке», как писал Франкл, относится к третьему, духовному измерению. В понимании Маритена, в своем глубинном ядре человек представляет собой «универсум духовной природы» наделенный свободой выбора и составляющий независимое целое по отношению к миру. Центральный тезис экзистенциальной психологии – это тезис о способности человека к самодетерминации: то, чем становится человек, зависит от его свободного выбора, за который он несет ответственность. Данный тезис вытекает из фундаментального положения о независимости человека как сущности от своих психофизических заданностей и социума, которые, конечно же, ставят ему определенные и достаточно жесткие границы, но, тем не менее, не могут полностью лишить его способности принимать автономные решения.

В.Франкл следующим образом показывал, что личность и сущность, психическое и духовное, представляют собой разные измерения человеческого опыта. Если личность как психодинамика стремится к получению удовольствия и редукции напряжения, то присущая сущности ноодинамика стремится к тому, что является нравственным и имеет смысл. Очевидно, то, что доставляет удовольствие на психическом уровне, не всегда является нравственным; в свою очередь нечто может иметь смысл, несмотря на неприятные переживания или необходимость прикладывать значительные усилия для реализации своего решения. Человек, имеющий психические нарушения, в большей степени ориентируется на то, что доставляет удовольствие и избавляет от напряжения – независимо, оправданно ли это с нравственной точки зрения и имеет ли смысл. Психически здоровый человек большее значение придает этике и смыслу.

Итак, сущность – это дух, «чистая динамика», способность принимать решения и нести ответственность, способность чувствовать ценности и постигать сущность явлений, а также говорящий в человеке голос совести, призывающий его совершать поступки, имеющие смысл.

Человек (как личность) представляет собой тот или иной тип, его можно описать, можно предсказать его поведение. Человек (как воплощенная сущность) обладает достоинством и цельностью, он есть индивидуальность, с которой связана непредсказуемость и свобода принятия решений. Такого человека невозможно понять и описать, зная лишь законы наследственности и социального научения и досконально изучив все те влияния, которым он подвергался в онтогенезе. Адекватный метод познания человека как воплощающейся сущности, или индивидуальности, – феноменология, стремящаяся постичь каждого конкретного человека в его уникальности и целостности.



Основная характеристика сущности человека состоит в том, что она представляет собой не замкнутую монаду, но постоянное трансцендирование за собственные пределы, неразрывную связанность и постоянную соотнесенность с иным, и эта соотнесенность состоит в диалоге, взаимообмене. В связи с этим индивидуальность как личностно осуществляющаяся сущность парадоксальна: с одной стороны, в ней есть некая несообщаемая другим внутренняя сердцевина и глубина, благодаря которой она осознает сама себя, свою целостность, уникальность и ни с кем не разделимую ответственность, так что никакое другое человеческое существо не властно над этой ее сердцевиной. Но в то же самое время человек как индивидуальность открыт – открыт как по отношению к нематериальной сфере ценностей и смыслов, так и по отношению к миру и к людям, с которыми на уровне встречи, или экзистенциальной коммуникации, может вступать во взаимообогащающие отношения. Вместе с тем осуществление человека как сущности, или его экзистенция, не есть нечто, что разворачивается автоматически при наличии благоприятных условий, но представляет собой более глубокую бытийную возможность, которая требует от человека решимости эту возможность выбирать и проживать, осуществляя тем самым каждый раз индивидуальную жизненную траекторию.


Литература

  1. Абульханова К.А. Стратегия жизни. М. 1991.

  2. Абульханова К.А. Рубинштейновская категория субъекта и ее различные методологические значения. // Психология индивидуального и группового субъекта. / Под ред. А.В.Брушлинского, М.И.Воловиковой. М. 2002. С. 34-50.

  3. Арсеньев А.С. Философские основания понимания личности. М. 2001.

  4. Асмолов А.Г. Психология личности: принципы общепсихологического анализа. М. 2002.

  5. Асмолов А.Г., Леонтьев Д.А. Личность. // Новая философская энциклопедия в 4-х т. Т.2 М. 2001. С. 401–404.

  6. Бандуровский К.В. Личность. // Новая философская энциклопедия в 4-х т. Т.2 М. 2001. С. 400–401.

  7. Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии. // Бердяев Н.А. Опыт парадоксальной этики. М. 2003.

  8. Братусь Б.С. К проблеме человека в психологии. // Психология личности. Сборник статей. / Сост. А.Б.Орлов. М 2001. С. 177-192.

  9. Вальверде К. Философская антропология. М. 2000.

  10. Губин В.Д., Некрасова Е.Н. Философская антропология. М. 2000.

  11. Гуревич П.С. Философская антропология. М. 2001.

  12. Кант И. Критика практического разума. Собр. Соч. в 4т., Т.3.М. 1997.

  13. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М. 1975.

  14. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М. 1997.

  15. Леонтьев Д.А. Личность: человек в мире и мир в человеке. // Психология личности. Сборник статей. / Сост. А.Б.Орлов. М. 2001. С.151-161.

  16. Леонтьев Д.А. Личностное в личности: личностный потенциал как основа самодетерминации. // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им.Ломоносова. Вып.1 / Под ред. Б.С.Братуся, Д.А.Леонтьева. М. 2002. С. 56-65.

  17. Личность: определение и описание / - Вопросы психологии. 1992. №3-4. С. 34-42.

  18. Лэнгле А. Что движет человеком? Экзистенциально-аналитическая теория эмоций. М. 2006.

  19. Мадди С. Теории личности: сравнительный анализ. СПб. 2002.

  20. Марк Аврелий. К себе самому. М. 1998.

  21. Марсель Г. Опыт конкретной философии. М. 2004.

  22. Мэйсон Дж. Трактат о самопознании. СПб. 2004.

  23. Олпорт Г. Становление личности. Избранные труды. М. 2002.

  24. Орлов А.Б.  Личность и сущность: внешнее и внутреннее «Я» человека.  - Вопросы психологии. 1995. №2. С. 5-19.

  25. Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека. Парадигмы, проекции, практики. М. 2002.

  26. Платон. Собрание сочинений в 4-х т. Т.1. М. 1990.

  27. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М. 1994.

  28. Розин В.М. Личность и ее изучение. М. 2004.

  29. Рубинштейн С.Л. Теоретические вопросы психологии и проблема личности. // Психология личности. Сборник статей. / Сост. А.Б.Орлов. М. 2001. С. 5-13.

  30. Франкл В. Человек в поисках смысла. М. 1990.

  31. Франкл В. Основы психотерапии. Психотерапия и религия. М. 2001.

  32. Фрейджер Р., Фейдимен Д. Личность. Теории, эксперименты, упражнения. СПб.. 2001.

  33. Холл К., Линдсей Г. Теории личности. М. 1997.

  34. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. Основные положения, исследования и применение. СПб. 1997.

  35. Шелер М. Положение человека в космосе. // Проблема человека в западной философии. Сборник статей. / Сост. П.С.Гуревич. М. 1988. С. 31-95.

  36. Almaas A.H. Elements of the Real in Man. Boston – London, 2000.

  37. Watts A. The Book. On the Taboo against Knowing Who You Are. N.Y., 1972.

X/ ЭКЗИСТЕНЦИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

ПЕРСОНАЛЬНЫЙ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ




Каталог: data -> 2009
2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов
2009 -> Министерство экономического


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница