Психология индивидуальности


Перевод с английского В.Б. Шумского



страница24/25
Дата12.05.2016
Размер1.95 Mb.
ТипРеферат
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25

Перевод с английского В.Б. Шумского


«Все наши построения

ждут того, чтобы быть

надстроенными, дополненными

и тем самым исправленными»

З. Фрейд (цит. по Frankl 1983, 202)



  1. Персональный экзистенциальный аналих - новый подход к

индивидуальности

Экзистенциальный анализ занимается человеком и его взаимодействием с миром. Развитие человеком собственной индивидуальности полагается центральным для достижения экзистенции. Экзистенциальный анализ следует за философской традицией, которая видит в «духовной индивидуальности» человека его «личность».

Представление концепции «персонального экзистенциального анализа» имеет программный характер. Помимо «общего» и «специального» экзистенциального анализа – «специальный» связан с антропологическим и экзистенциальным пониманием клинических картин заболеваний, как это представлено в концепции Франкла (Frankl 1982, 39, 162) – вводится новое понятие, которое предназначено для обозначения применения экзистенциального анализа по отношению к отдельной или индивидуальной личности. «Личность» в данном контексте равноценна индивидуальности в связи с акцентами на неповторимое, аутентичное, духовное бытие личности. Концепция «персонального экзистенциального анализа» включает в себя также и конкретный метод ее применения в психотерапевтической практике и в обучении личностно-ориентированному диалогу.

«Персональный экзистенциальный анализ» (ПЭА) возник из экзистенциального анализа Франкла, благодаря теоретическим размышлениям, опыту применения феноменологии и интроспекции. ПЭА представляет собой результат стремления создать поддающийся методическому описанию способ применение антропологии Франкла к конкретному человеку и его жизненным обстоятельствам. Основными понятиями ПЭА являются «личность» и «экзистенция» – психотерапевтическая или педагогическая работа фокусируется на индивидуальной личности как основе экзистенции. Речь идет о том, чтобы актуализировать аутентичное бытие личности и помочь ему проявиться в экзистенции. При этом главной целью является достижение открытости личности по отношению к миру (Scheler 1980, 381, 392 ff; Scheler 1991, 38 f) и установлению взаимообмена с миром. До осуществления экзистенции следует обнаружить запрос, обращенный к личности в конкретной ситуации, а «экзистенцией» жизнь становится только благодаря личностным ответам на запросы и предложения ситуаций (Frankl 1982а, 71 ff; Lдngle 1987, 64 f; Lдngle 1988, 40 ff). ПЭА, таким образом, является подлинным экзистенциальным анализом в традиции Франкла, привносящим в нее форму и метод практического применения. Благодаря этому экзистенциальный анализ становится применимым также и в тех случаях, когда осуществление экзистенции не происходит гладко и встречается с препятствиями.

Следует отметить, что термин «анализ» здесь не совсем корректен, даже если говорить, как это делал Франкл, о «пограничном» случае анализа (Frankl 1970, s.170). Процедура применения метода в гораздо большей степени является синтезом («психосинтезом», если воспользоваться термином Ассаджиоли). Однако и понятие «синтез» также не является адекватным, потому что духовное, будучи одновременно отграниченным и связанным, скрытым и видимым, представляет собой нерасчленимую целостность.

Итак, «персональный экзистенциальный анализ» представляет собой попытку сделать экзистенциальный анализ Франкла антропологической концепцией, применимой на практике. Это, в свою очередь, позволяет эмпирически проверить теорию.

С точки зрения теории науки, ПЭА как метод психотерапии ставит перед собой задачу привнести в терапию «духовное» – то измерение, которым в общей психотерапии обычно пренебрегают, недооценивая его значение.

Для экзистенциального психотерапевта ПЭА преследует ещё одну цель: практическая процедура, которая выводится из теории, должна быть прозрачна, благодаря последовательности конкретных шагов. Подробная методическая структура ни в коем случае не отрицает интуицию терапевта или педагога – определенные правила и формализованные процедуры, напротив, освобождают чистую интуицию и импровизацию, как этого требует логотерапия Франкла. Методическая структура делает экзистенциальный анализ более удобным в использовании и более легко усваиваемым, благодаря чему можно ожидать повышения его эффективности. И, наконец, от подробной методической структуры можно ожидать, что она поможет прояснить, когда и как следует использовать отдельные терапевтические техники.



2. Как был разработан метод ПЭА

Два фактора сыграли решающую роль в разработке «персонального экзистенциального анализа»: рефлексия теоретической концепции личности и ежедневная работа с пациентами. В теоретическом плане был осуществлен тщательный анализ и рекомбинация учения о личности, во многом, благодаря доктору Рольфу Кюну, беседы с которым стимулировали и поддерживали поиск, а также были источником важных инсайтов. С другой стороны, поиск направляли пациенты. Работа над их болезненными состояниями, дефицитами и внутренними запретами, их собственные усилия и неудачи, а также доброжелательные, но порой безрезультатные попытки психотерапевтической помощи, привели, в конечном итоге, к результату, который сейчас выносится на обсуждение. Без восприимчивого, наполненного предчувствиями поиска пациентами личностной целостности этот путь не мог бы быть найден. Я искренне признателен им.

Прежде, чем начал вырисовываться данный метод, были использованы классические логотерапевтические методы. Однако такой, по сути, консультативный способ воздействия был мало эффективен при наличии серьезных нарушений или глубоких психических травм. Он, скорее, даже препятствовал собственному развитию пациентов. При наличии подобных нарушений нельзя было добиться успеха, и тематика смысла вскоре была исчерпана. Благодаря экзистенциальному анализу, было известно, какой должна быть жизнь, и поэтому было не сложно увидеть, какие экзистенциальные ошибки совершали пациенты. Однако было непонятно, каким образом с помощью экзистенциального анализа/логотерапии можно повести их по такому пути развития, чтобы их невротические паттерны исчезли. Напрашивались другие методы и техники. Однако вставал вопрос, разве экзистенциальный анализ не обладает, в случае его последовательного применения, достаточным потенциалом, чтобы на его основе могла быть разработана оригинальная практика, использование которой было бы эффективным во многих терапевтических случаях? Если нет, тогда теория является не релевантной для психотерапии самоцелью.

В нижеследующем представлении метода ПЭА сначала рассмотрим его теоретические основания, а затем перейдем к описанию каждого методического шага в отдельности.


3. Краткое описание концепции личности

В основе ПЭА лежит экзистенциально-аналитическая концепция личности и экзистенции Франкла (Frankl 1982b; 1984), в соответствии с которой под личностью понимается духовная сила, которая открывает человека по отношению к миру (Frankl 1984, 121) и одновременно отграничивает его от мира (Frankl 1982b, 115) и, таким образом, создает возможность для уникальности и целостности «Я» и «Ты», которое характеризует бытие личности. Благодаря наличию такой полярности между открытостью и отграничением, в личности изначально заложено как интимное, так и возможность самовыражения. Благодаря отграничению как части бытия личности, возникает то, что стыдливо скрывается от общественного взгляда. Адекватное выражение собственного бытия личностью – во время выполнения какой-либо деятельности, в речи, в самопрезентации – создает базис для встречи и придает человеческой встрече особенную ценность. При таком чередовании «бытия самим собой» и открытости по отношению к «бытию за пределами себя» бытию личности присуща фундаментальная способность к диалогу.

Способность к диалогу может быть просто названа характеристикой бытия личности. Эта способность представляет собой отправную точку для дальнейшей рефлексии. Таким образом, язык, речь становится уникальной характеристикой человека. Человеческие существа окружены речью так же, как воздухом, которым они дышат (Buber 1973, 41). Речь, конечно, находит свое выражение также и во взгляде, в тоне голоса, в мимике, в жестикуляции, в положении тела и в действиях.

ПЭА определяет личность, как то, что говорит во мне. Если я говорю с самим собой, я создаю внутренний мир самодистанцирования. Если я говорю с другим, возникает внешний мир самотрансценденции (со-бытие).

Бытие личностью, благодаря своей диалогической природе, всегда представляет собой процесс обмена с миром и взаимообмена с самой собой и с миром. Именно в этом человек осуществляет своё фундаментальное «бытие личностью» – внося себя в отношения с самим собой и с миром, который, в свою очередь, как «иное» его до-полняет и тем самым делает «целостным» (= «исцеляет»). Бытие личности, следовательно, представляет собой постоянное соотнесение с чем-то (нахождение в отношениях), соотнесение в особом виде – в виде встречи (Lдngle 1986, 55 ff). Встреча представляет собой не застывшее, фиксированное соотнесение, но всегда движение, «выход из самого себя с самим собой» – это означает вынуть себя или быть вынутым другим в «между» коммуникации. Встреча динамична, представляет собой действие и взаимодействие. Можно сказать, что обмен посредством встречи позволяет мне быть затронутым другим и добавляет меня к другому.

ПЭА стремится к тому, чтобы, благодаря встрече, создать углубленное отношение, а именно, отношение в широком смысле, которое включает в себя также встречу с различными вещами и ситуациями, с переживаниями, с прошлым опытом и с самим собой. Это представляет собой генеральную цель ПЭА – привести человека к встрече с тем, что его касается: с самим собой и с другим. Человек должен обрести способность вступить в диалог с самим собой и со своим миром (Lдngle 1988, 10).

В приведенном выше описании содержатся признаки бытия личности, которые выделял Франкл (Frankl 1959, 672-696) – бытие с кем-то или с чем-то, бытие свободным и бытие ответственным. Как свет, проходя через призму, свобода в диалоге распадается на многие содержащиеся в ней цвета. Она проявляется в неповторимом Собственном (индивидуальности), которое, если оно действительно аутентично, всегда является тем, за что я несу ответственность. Помимо этого свобода отражается в неожиданном, вызывающем удивление повороте, для которого принципиально открыт каждый диалог (Buber 1973, 41), так же, как он является открытым для нового, неизвестного, непредвиденного.
4. Как можно достичь личности посредством диалога

Диалог в вышеназванном, широком смысле является необходимым для актуализации бытия личности. В каждом диалоге можно обнаружить три базисных конститутивных элемента, без которых он не может состояться. Эти элементы являются структурообразующими для методики ПЭА:

1. У диалога есть адресат – тот, кто вступает в диалог, имеет намерение заговорить с кем-то.

2. Тот, с кем заговорили должен понять, о чём идёт речь.

3. И, наконец, для диалога требуется ответ того, к кому обратились.

Воспринимать, понимать и отвечать – таковы три вида активности, фундаментальных для бытия личности с практической точки зрения диалога.

понимающая понимание

требует:



«поднятия над»

«получения

обзора»


ЛИЧНОСТЬ «выделения себя из

связанности с

миром»



воспринимающая отвечающая



Рис. 1 Проявления бытия личности во встрече

Попытаемся соединить сказанное с опытом.

1. Что я переживаю когда ко мне обращаются? Когда со мной заговаривают, я ясно сознаю, что более не могу ускользнуть от мира незамеченным. Это именно я – тот, к кому обращаются, и я чувствую, что никто не может заменить мое «Я» и его ответ. Это меня вызывают к экзистенции, и я не могу избежать этого вызова. Речь идет обо мне! И я сразу же становлюсь значимым и включенным как личность. Например, если во время разговора я обращусь именно к Вам, Вы немедленно и очень отчетливо сможете пережить себя самого. Возможно, Вы даже покраснеете, даже если вопрос будет совершенно безобидным – потому что сейчас речь идет именно о Вас и о позиции, которую Вы занимаете относительно моего вопроса, а также и о сохранении Вашего лица (как «внешней поверхности» бытия личностью). От этого может многое зависеть – например, положение и уважение в группе. Даже не подвергаясь физической опасности, я, переживая бытие спрошенным, могу испытать страх (в нашем примере это, возможно, страх опозориться). Когда со мной заговаривают я, однако, переживаю также и другую сторону бытия личностью: свободу бытия открытым, реально существующим и живым, ценность отношений и защищенность, которую они дают. Открытость для восприятия открывает для меня мир – мой мир.

2. Как понимание связано с моей личностью? Быть понятым другим человеком – одно из самых целительных и приятных человеческих переживаний: чувствуешь себя принятым как личность. Другой увидел то, что является для меня важным.

Только понимание ведет к истинной встрече с другой личностью. Когда я могу понять другого человека, я чувствую к нему близость. Исчезает то, что нас разделяет; возникает течение коммуникации.

Часто человек не вполне понимает самого себя. В таких случаях понимание другим особенно важно, в особенности понимание пациента терапевтом. Благодаря пониманию терапевта, может улучшиться понимание пациентом самого себя.

3. «Я чувствую, что со мной заговорили» – «Я чувствую, что меня понимают» – третья формулировка может быть: «Я чувству, что мне отвечают». Вместо того, чтобы натолкнуться на стену молчания, я получаю ответ от другого. Другой открыл себя мне.

Насколько одиноким я себя чувствую, когда мой шепот, мои слова, крик, плачь, мое уединение в тишине не встречают ответа! Насколько мне одиноко даже в том случае, когда другой, хотя и понимает меня, но отказывается мне отвечать, как это часто происходит в отношениях, которые распадаются. Ответом не обязательно должны быть слова – жест может быть гораздо красноречивее. Иногда сопереживание другому человеку в много значащем молчании важнее любых слов.

Говоря об ответе, давайте вспомним о ребенке и постараемся не оставлять его без ответа слишком часто. Как он может понять себя и познать свое бытие личностью без ответа взрослого? Только благодаря встрече с другой личностью и тем самым подъему в межличностное пространство, может происходить становление ребенка личностью. Насколько я сам, будучи взрослым, являюсь личностью, если оставляю ребенка без ответа?
5. Обхождение личности с самой собой

Бытие личности можно увидеть «извне», во встрече. Встречающий наталкивается на личность в другом, если он переживает человека воспринимающим, понимающим и отвечающим.

«Встретить» не означает «схватить» или «овладеть» личностью, а только лишь прикоснуться к некоторой форме ее активности. Бытие личности открывается встречающему и одновременно остается спрятанным за границами своей безусловной субъектности. (См. приведенную выше диалектику между сущностной открытостью и отграниченостью бытия личности). Ее можно сравнить с физиологией строения глаза, диаметр зрачка которого ограничивается ирисовой диафрагмой радужной оболочки. Только такое строение делает возможным и взгляд вовне, и, одновременно, охрану глубоко внутреннего посредством установления необходимых границ апертуры диафрагмы.

Вопрос заключается в том, может ли личность познать саму себя. Здесь мы согласны с позицией Шелера, в соответствии с которой личность никогда не может быть объектом своего собственного рассмотрения (Scheler 1980, 386 ff; также Франкл 1959, 676; 1984, 85; Wicki 1991). Личность не может сама себя наблюдать с определённого расстояния. Однако личность может переживать саму себя в осуществлении действия (Scheler 1980). Опираясь на точку зрения Шелера (или всего лишь уточняя ее), мы можем обнаружить в осуществлении действия три компонента, которые соответствуют фазе зарождения, фазе созревания и фазе исполнения действия.

При этом трём основным «внешним» видам активности личности соответствуют три вида субъективного переживания. Готовность к восприятию, или готовность к тому, что к тебе обратятся, субъективно переживается как впечатляемость, как способность почувствовать впечатление. Во впечатлении, которое всегда является эмоциональным, личность схватывает логос, смысловое содержание обращения своего визави. Простое впечатление, однако, оставляет открытым то, в каком соотношении в этом чувстве находятся внешняя реальность и внутренние установки воспринимающего.

Восприятие обращения и получение впечатления может быть названо первичным личностным процессом (по аналогии с первичными процессами Фрейда). При этом речь идет о непосредственных, спонтанных ощущениях, которые способны произвести значительный резонанс в аффективной сфере; они представляют собой сырой материал, доступный для последующей духовно-личностной обработки. Ранее (Lдngle 1989) мы писали об этом как о «первичной или исходной эмоциональности», обнаружение которой является первым шагом в терапии.

понимающая



за-

нятие

внутренней

позиции

САМОДИСТАН- САМОТРАНСЦЕН-

ЦИРОВАНИЕ ДЕНЦИЯ

Л И Ч Н О С Т Ь



впечатление выражение

воспринимающая отвечающая

САМОПРИНЯТИЕ


Рис.2 Субъективная сторона переживания активности личности
Прежде, чем личность будет готова к ответу, ей необходимо решить самую интимнейшую задачу: занятие внутренней позиции. Здесь соединяются духовное бессознательное (Франкл) и сознательное суждение в сочетании со всем телесно-душевно-духовным состоянием человека. В процессе занятия внутренней позиции личность входит в пространство, которое до этого открылось ей во впечатлении; бытие личности раскрывается в самой его сердцевине (совесть). Занимая позицию, личность творит свой мир и ставит себя в его центр. Занимая позицию, личность реализует свою сущность, а именно: бытие свободной из своей глубины, которая никогда не может быть измерена и которая уходит корнями в духовное бессознательное. Занимая внутреннюю позицию, человек идет впереди себя, он опережает сам себя. И все же на протяжении всей жизни он остается для самого себя непознаваемой тайной – тайной бесконечности духовного бессознательного. Эта бессознательность, однако, не препятствует занятию внутренней позиции (например, спонтанно, или эмоционально, или соматически). Наоборот – без внутренней позиции личность не смогла бы защитить себя от некоторой части сознательного бытия (правила, нормы, привычки и т.д.). Без внутренней позиции личность потеряла бы себя.

Что происходит в процессе занятия внутренней позиции? Первичное ощущение приводится во взаимосвязь со всем, что является для личности ценным и с чем она чувствует себя связанной, потому что это составляет ее жизнь. Личность добавляет свое Собственное и свои ценностные суждения к первому спонтанному впечатлению. Этот шаг может быть назван «вторичной или интегрированной эмоциональностью» (Lдngle 1989). По отношению к первичному ощущению, которое всегда является односторонним, устанавливается небольшая дистанция. Теперь можно осмотреться и соотнести первичную эмоциональность со всей совокупностью ценностей, определить ее значимость в биографическом контексте жизни. Этот процесс осуществляется преимущественно посредством активного следования за внутренними движениями (в отличие от более пассивной впечатляемости, приводящей к первичной эмоциональности). Сознательные размышления могут в равной степени как помочь, так и препятствовать этому. По мере того, как исходная эмоциональность интегрируется, сила ее импульса становится силой воли – воли, которая коренится в чувствовании и не является производной от рационального, хотя она и может быть понята рационально.

В процессе диалога занятие внутренней позиции является существенным. В отличие от эхоподобной видимости беседы (эхолалия) или пустого разговора с надетой маской, диалог живет самостоятельностью и независимостью партнеров, каждый из которых занимает свою собственную внутреннюю позицию. Внутренняя позиция означает установление соотнесения между моим Собственным и визави. Внутренняя позиция поэтому соответствует пониманию (см. рис. 2), которое также существенным образом связано с установлением отношений. Понимание без занятия внутренней позиции невозможно. Личность, которая нашла свою внутреннюю позицию, более не будет оставаться скрытой. Теперь она готова к действию. Она настойчиво стремится выразить себя – отвечая и действуя в мире. После того, как с ней заговорило фактическое, личность трансформировала впечатление, обрела понимание и заняла внутреннюю позицию. Теперь она хочет выразить то, что говорило в ней. Она хочет через свои действия прорваться в мир фактического, и в этом осуществить мир возможного. Так личность осуществляет сама себя. Она реализует то, что для нее возможно в мире и тем самым реализует саму себя как возможность. Это и делает ее, в конечном итоге, личностью.
6. Показания для применения ПЭА.
ПЭА представляет собой глубокий психотерапевтический метод, который стремится мобилизовать бытие личности из глубины ее эмоциональности и интуитивного чувствования.

Показаниями для ПЭА являются:

1) Нарушенный внутренний или внешний диалог, а также недостаточное чувствование ценностей, которое возникает вследствие подавленного или не переработанного впечатления. Сюда относится вся картина ноогенного невроза и экзистенциального вакуума.

2) Отсутствие способности занять внутреннюю позицию или недостаточное развитие этой способности. В этих случаях пациенты чувствуют отсутствие внутренней свободы или же они жалуются на неуверенность, страхи, неспособность принять решение, неспособность постоять за себя, ощущение отчуждения от своего «Я» (пациенты или не могут делать то, что им хочется, или не могут понять, чего им хочется).

3) Третьей областью показаний являются нарушения поведения ответа в отношениях с другими. Пациенты чувствуют, что их неправильно понимают, отношения имеют тенденцию становиться хрупкими и наполненными конфликтами. Пациенты не в состоянии отреагировать на требования ситуации, на требования и сигналы партнера или не могут дать подходящий ответ и в своем ответе промахиваются мимо запроса.

Противопоказанием является тяжелая депрессия, так как в этом случае отсутствует витальная энергия для занятия позиции, кроме того постоянное негативное настроение искажает впечатления. Относительным противопоказанием являются содержания, вызывающие сильный страх; здесь сначала необходимо работать со страхом для того, чтобы не провоцировать ненужное сопротивление при проведении ПЭА. Опыт в отношении психозов, шизофрении, паранойи и органического психосиндрома на данный момент отсутствует.


7. ПЭА как психотерапевтический метод

Диалогическая модель личности служит основой для методической последовательности ПЭА, состоящей из четырех шагов:

1. Описание объективных фактов (установление отношения).

2. Осознавание первоначальных эмоциональных впечатлений, которые вызывают факты (самопринятие).

3. Достижение понимания (терапевтом и пациентом), имеющее результатом занятие пациентом внутренней позиции (самодистанцирование).

4. Выработка адекватного поведения ответа (самотрансценденция).


Установление отношений


Феноменологический анализ

Самопринятие


Занятие внутренней позиции

Самодистанцировани


Выражение:

занятие позиции вовне

(действие)

Самотрансценденция


Каталог: data -> 2009
2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов
2009 -> Министерство экономического


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница