Психология журналистики


ТЕМА 4 ЧЕЛОВЕК КАК СОЗДАТЕЛЬ ПРОДУКЦИИ СМИ



страница4/13
Дата11.05.2016
Размер1.71 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
ТЕМА 4

ЧЕЛОВЕК КАК СОЗДАТЕЛЬ ПРОДУКЦИИ СМИ
План темы:

4.1. Специфика журналистского мышления.

4.2. Характеристики творческих способностей журналиста.

4.3. Журналистское произведение: от замысла — к реализации.

4.4. Можно ли стимулировать вдохновенье?

4.5. «Культивирование» информационное поля.

4.6. Творческое письмо журналиста как технология.

4.7. Патопсихология медиатворчества.
Формулировка «Человек как создатель...» обусловлена тем, что сегодня появи­лась возможность создавать массово-коммуникационные тексты определенного типа, а также некоторые их элементы с помощью компьютера или иных технических средств. Существуют, к примеру, различного рода «электронные книги», «виртуаль­ные контенты», «программы», самонастраивающегося или диалогового типа. Мы поэтапно проанализируем технологию создания традиционных медиапродуктов.

4.1. Специфика журналистского мышления
Творческие способности к журналистской деятельности связаны с ее мотива­цией (интересы и склонности), с темпераментом личности (эмоциональность), умственными способностями. Следовательно, мотивы творческой деятельности во многом взаимосвязаны с особой «системой координат», на которой у каждого индивидуума в некоей последовательности представлены элементы индивидуаль­ного творческого мышления (исходя из природных, генетических и ряда других особенностей).

Такие, к примеру, как видение новых проблем в стандартных условиях, видение новой функции знакомого объекта, умение видеть альтернативу решения, умение комбинировать ранее известные способы решения проблемы в новый способ и ряд других37. Человек воспринимает обычно в потоке внешних раздражителей лишь то, что укладывается в эту «систему координат» уже имеющихся знаний и представле­ний, а остальную информацию бессознательно отбрасывает, не замечая и не оцени­вая ее должным образом.



Специфика журналистского мышления. Она, как свидетельствуют резуль­таты проведенных нами опросов более 300 журналистов-практиков, определяется самими носителями профессии прежде всего как «алогичная», то есть «не всегда и не все понимают, почему журналист обращается именно к данным фактам», «что

________________________



37 Здесь и далее мы развиваем некоторые концептуальные разработки А. Н. Лука. См.: Психология творчества. — М., 1978; Учить мыслить. — М., 1975; и другие работы.

46
побуждает его проявлять специфический интерес к явлениям, которые на обыден­ном уровне не вызывают у сталкивающихся с ними людей особых интеллектуаль­ных усилий».

В теории журналистики, как правило, определяли и определяют специфику журналистского мышления лишь на основании общетеоретических выводов; не менее интересен, на наш взгляд, подход, при котором мы будем, опираясь на ре­зультаты нашего исследования и суждения самих практиков, говорить о том, что журналисты выделяют как технологически «продуктивные» показатели.

Прежде всего следует, видимо, сказать о так называемой способности к «сцеп­лению», то есть к объединению новых сведений с уже имеющимся багажом знаний. Так, более половины опрошенных нами журналистов (напомню, что всего участво­вало в исследовании около трехсот человек) отметили, что в практической деятель­ности в редакции у них отсутствует возможность специализироваться на какой-то одной узкой теме, а более 40 % из числа всех ответивших вообще убеждены, что для сегодняшней журналистики не характерен принцип узкой специализации ра­ботников СМИ. Всякое мышление включает в себя функцию получения нового знания путем выведения из знания уже имеющегося. Но широта предметного поля в журналистике обуславливает концептуально-ориентировочный (термин Р. Г. Бухарцева) характер специальной подготовки журналиста, когда вершинные знания изучаемого предмета (порой мы путаем их с «верхушечными» знаниями) дают ему своеобразный ключ к пониманию, оценке той или иной проблемы или ситуации.

Что касается «авторских технологий» стимуляции подобной деятельности, то здесь можно выделить два подхода. Во-первых, подбор «концептуальных материа­лов в личном архиве». Около трети ответивших сообщили, что именно подобного рода книги, вырезки и копии, выписки и т. д. хранятся у них. Подбор чаще всего определяется принципом «то, что дает идеи, а не конкретную информацию». И, во-вторых, фиксирование каким-либо образом (в личном дневнике, блокноте, а при­мерно каждый двадцатый из ответивших осуществляет сегодня эту работу на спе­циальных компьютерных файлах) эксклюзивно полученных сведений, личных впе­чатлений, размышлений по какому-то поводу и т. п. Разумеется, фиксирование не «для истории», а по какой-либо системе, помогающей при необходимости быстро найти этот исходный материал и применить его в повседневной практической дея­тельности.

Высокая мобильность журналистского мышления, подвижность умственной ориентировки личности предполагает и цельность восприятия. Людям сугубо ло­гического склада ума, тем, чья профессия предполагает «мыслительный» характер повседневной деятельности, свойственно как бы дробить предмет восприятия, де­тально изучать, а уж затем, по выражению знаменитого физиолога И. П. Павлова, пытаться «оживить» для мыслительной деятельности. Журналист же чаще всего понятийное и образное начало диалектически соединяет. Происходит это непроиз­вольно, таким образом проблема или ситуация словно бы вписывается в более ши­рокие контексты.

У большинства из участвовавших в нашем опросе журналистов, как правило, существовали свои подходы к анализируемому явлению. Но почти каждый второй вместе с тем отметил, что, допустим, при подготовке проблемного материала «глав-

47
ное - найти точный образ того, о чем собираешься писать или рассказывать». Еще более показательно это, конечно, для таких жанров, как очерк, фельетон. Но поня­тие «образ» в данном случае не подразумевает (или не только подразумевает) так сказать художественно-выразительное его значение. Образ — это еще и «упрощен­ное для себя понятие», и «то, как я вижу развертывание ситуации, процесс», и «та тональность, которая, в конечном итоге, определит суть моего материала».

То есть можно сделать вывод: эмоционально-образная окраска неких абст­рактных схем и понятий существенна не только для передачи журналистом всего комплекса информационно-логических связей, но важна и для стимуля­ции процесса творческой деятельности.

Кстати говоря, психологи на основании многолетних исследований, эксперимен­тов доказали, что для категории «художественных» профессий, по сравнению с кате­горией «мыслительных», характерен, например, повышенный эмоциональный слух, преобладание метафоричности и сюжетности ассоциаций, повышенная коммуника­бельность, преобладание экстраверсии и т. д. Все это зафиксировано на уровне кон­кретных показателей и имеет под собой совершенно определенную психофизиоло­гическую основу38.



Гибкость мышления, иначе говоря, способность легко переходить от одного клас­са явлений к другому порой, достаточно далекому по содержанию, также является од­ной из примечательных характеристик для людей этой профессии. У журналистов он тесно связан с так называемым боковым мышлением, лучше всех которое охарактери­зовал французский психолог Сурье, писавший: «Чтобы творить — надо думать око­ло». В нашем исследовании мы, помимо традиционных тестов «на сообразительность» (решаемость задач которых, по сравнению с контрольной группой, состоящей из людей «нетворческих» профессий, как правило, превышалась журналистами более чем на 60 %), проводили эксперименты на способность увидеть путь к решению, ис­пользуя «постороннюю» информацию. Причем таковой для участников чаще всего была информация, приобретенная, усвоенная в результате собственной профессио­нальной деятельности, полученная от ближайшего окружения, то есть, строго гово­ря, не всегда точная, полная, но позволяющая «пойти» по достаточно нетрадицион­ному пути. Специфичным было и то, что знания из области точных наук, естествен­нонаучных дисциплин использовались журналистами обычно в метафоричной форме или как ссылка на авторитетное мнение.

Легкость генерирования идей является еще одной важной составляющей твор­ческой личности. Повседневная деятельность в сфере средств массовой информа­ции предполагает достаточно напряженный ритм, причем журналист в силу спе­цифики своей работы вынужден охватывать и объяснять несметное число разно­родных фактов, явлений, соединять понятия и т. д. Нередко именно он (может быть, даже в какой-то мере интуитивно) описывает явления, становящиеся своеобраз­ным фундаментом для общетеоретических исследований. Особенно это примеча­тельно для последних лет, когда часто в СМИ «обкатываются» или прогнозируют­ся многие экономические, политические, юридические модели деятельности.

___________________________________________



38 Морозов В. П. Невербальная коммуникация: экспериментально-теоретические прикладные аспек­ты // Психологический журнал. Том 14. — 1993. — № 1. — С. 28.

48
По мнению участников нашего опроса, это происходит чаще всего потому, что «в меру "поверхностные" представления журналиста о том или ином явлении дей­ствительности понятнее аудитории»; «журналист, не обремененный грузом стерео­типов, взаимных обязательств, разного рода условностей, выступает в роли чело­века со свежим взглядом»; «он зачастую выполняет обязанности некоего третей­ского судьи, оценивающего ситуацию на уровне здравого смысла». В связи с этим важна и способность к оценочным действиям, а по-другому говоря — к выбору од­ной из многих альтернатив.



Способность к ассоциативному мышлению, умение сближать понятия легче всего рассмотреть на примере остроумия. Конечно же, оно свойственно многим журна­листам, особенно в письменной речи, но мы в своих экспериментах попытались выявить особые способности журналистов к ассоциативному мышлению, анали­зируя проводимые интервью. Так, в пяти экспериментальных группах журналистов, в которые входили по пять представителей периодической печати и электронных СМИ, мы проводили следующий тест: через короткий промежуток времени зачи­тывали отрывки из десяти различных журналистских интервью, проводившихся работниками местных и центральных периодических изданий, радио и телевиде­ния. Затем просили испытуемых записать как можно быстрее пять любых слов, ассоциирующихся у них с данным текстом, и тут же пять, которые, как им кажется, могли бы логически продолжить смысловой ряд в следующем сразу же по тексту отрывке данного интервью. Таким образом, 50 из более чем 200 участвовавших в эксперименте журналистов назвали пять тысяч слов.

Затем тот же самый ассоциативный эксперимент мы проводили с участниками из нескольких контрольных групп: школьниками, студентами философского фа­культета университета, представителями «нетворческих» профессий (точнее, тех, кто не связан с ежедневной работой над словом).

При обработке полученных данных мы подсчитывали слова, сгруппированные относительно одной идеи или одного объекта. К примеру, интервью с Леонидом Ярмольником «уложилось» у группы «нежурналистов» всего в две тематические группы — «развлечения», «киноискусство», у «журналистов» — в пять: к вышеназван­ным добавились еще «яркая личность», «сценография», «звездная болезнь». А вот ин­тервью с Муслимом Магомаевым соответственно в четыре и девять групп. Многое, кстати, зависело и от профессионализма автора. Так, разрыв между «лидером», чье интервью вызвало наибольшее число ассоциативных связей, и «аутсайдером» был огромным — в 12 тематических групп. И именно в этом случае показательным было качественное и количественное различие (в среднем в 2-4 раза) процессов свобод­ного течения ассоциаций.

То есть на основании этих результатов можно сделать вывод, что способность к ассоциативному мышлению является достаточно четким показателем, характеризу­ющим в целом предрасположенность человека к журналистскому труду. Этот вывод тем более важен, что в традиционной психологии большое количество группировок нередко связывается со случайностью образов, возникающих в сознании.

Наш же эксперимент свидетельствует, что в группе «журналистов» эти образы были объединены метафорическими связями, в отличие от результатов группы «нежурналистов». И еще. «Журналисты», как правило, на 80 % «улавливали» ло-

49
гический смысловой ряд, который характеризовал следующий по тексту авторс­кий отрезок интервью. «Нежурналисты» же в подавляющем числе случаев (их по­казатель был равен лишь 12 %), что называется, уходили в сторону от авторской логики. Как нам кажется, данная методика и подобный подсчет позволяют дать дополнительную характеристику внешней или внутренней направленности созна­ния, а также могут быть использованы при профессиональном тестировании ра­ботников СМИ и абитуриентов, поступающих в вузы творческого профиля.

Что же касается более привычного анализа способности творческой личности к ассоциативному мышлению через понятие «остроумие», то, мы думаем, здесь боль­ше известного. На этом принципе зиждутся многие анекдоты, бытовые шутки, мет­кие высказывания. Самый распространенный прием — использование многознач­ного слова или неожиданной концовки.

Но еще А. С. Пушкин заметил, что «остроумием называем мы не шуточки, столь любезные нашим веселым критикам, но способность сближать понятия и выводить из них новые и правильные заключения»39. Мера смысловых расстояний между поняти­ями — количество ассоциативных «шагов». По-настоящему творческий человек по­стоянно стремится их сокращать в мыслительной деятельности, зачастую, даже не­осознанно. Чем быстрее это удается в поиске переходных понятий при работе, допус­тим над письменной речью в массово-коммуникационном творчестве, тем ярче и неожиданнее они будут, тем больший потенциал журналист сможет продемонстри­ровать.

Следовательно, речь нужно вести о конкретных технологиях творческой дея­тельности журналиста.
4.2. Характеристики творческих способностей журналиста
В целом в числе данных характеристик можно назвать ряд совершенно конкрет­ных «прикладных» показателей. Можно, к примеру, предполагать, что готовность памяти, то есть способность запомнить, опознать, воспроизвести нечто немедленно, с отсрочкой или в момент творческого акта, является одним из главных «компонен­тов» продуктивного мышления и показателем результативности творческой деятель­ности журналиста. Способность предвидения позволяет обеспечивать столь необхо­димую любому человеку, работающему в СМИ, прогностическую деятельность, за­частую интуитивно, предугадать настроение и насущные потребности своей аудитории. Скептицизм, самоирония характерны для определенной части журнали­стов. Связано это чаще всего с большей, по сравнению с представителями других профессий, информированностью по самому широкому кругу вопросов, с тем, что у них нет пиетета, определенной житейской робости перед авторитетами (ведь этих людей они могут часто видеть и в неофициальной обстановке).

Способность к доработке, беглость речи, умение адекватно и оперативно пере­водить внутреннюю речь в письменную являются «профессиональными» характе-

_______________________________________________________

39ПушкинА. С. Собрание сочинений в 10 томах. Том 7. — М., 1958. — С. 141.

50
ристиками, и данных специфических признаков творческого мышления мы не ка­саемся, так как их выделением, описанием, разработкой специальных тренинговых упражнений занимаются специалисты таких дисциплин, изучаемых студентами факультетов журналистики, как теория и методика журналистского творчества, современный русский язык и стилистика, техника речи, культура речи и т. д.



Замысел журналистского произведения. Журналистское творчество изначаль­но индивидуально. Однако индивидуальные особенности мышления, знания, эмо­ции, чувства в тексте СМИ преобразуются, возвышаются над индивидуальным, обоб­щаются и становятся в лучших образцах этих текстов общественными. Но открыва­ющими читателю, телезрителю, радиослушателю что-то по-новому, в иной форме.

Точную метафору для понятия «замысел» нашел писатель Валентин Катаев, сравнивший его с электрической вспышкой, зарядом, молнией, как бы замыкаю­щими некую цепь, объединяющую ваше сознание с внешним миром. «Вы чувству­ете — вот ТО, что мне надо! И "оно" входит в ваше сознание, словно патрон в обой­му, и должно выстрелить. Проходит некоторое время, "оно" созревает и выстрели­вает...»40.

Являясь выражением как эмоциональных, так и волевых устремлений, интерес направляет все психические процессы по определенному руслу, активизируя дея­тельность личности. Таким образом, память, творческий импульс (сравним его с этой «электрической вспышкой»), интуиция, внимание определяются активным поиском жизненного или какого другого материала в соответствии с направленно­стью личности журналиста. «Подобно тому, как интеллект есть только затормо­женная воля, — заметил однажды Л. С. Выготский, — вероятно, следует предста­вить себе фантазию как заторможенное чувство».

Замысел же, опираясь на то и другое, предполагает еще и некую статическую на данный момент единицу, характеризующую знание — в нашем случае журнали­стом — действительности, социальный опыт.

В связи с этим наибольший интерес для нас, конечно же, представляют автор­ские «технологии». Теоретическое описание хода творческого акта предполагает несколько этапов41. Первая операция — формирование замысла конкретного про­изведения — включает в себя окончательное определение темы, принципиальный выбор идеи произведения, определение «хода» (термин Г. В. Лазутиной), то есть логики развития образного ориентира, усиливающего звучание идеи. Следующая операция — конкретизация замысла, в ходе ее возникает видение путей развития замысла произведения в конкретный текст. И, наконец, на этапе реализации за­мысла формируются те элементарные выразительные средства, благодаря которым оказывается возможным воплотить тему, идею, образный ориентир массово-ком­муникационного произведения.

Примечательно, что в ходе проведенного нами исследования около трети опро­шенных журналистов (83 из почти трехсот человек) вообще не смогли сколько-

__________________________________

40Цит. по: Аминов Н., Ковда Д. Психология литературного творчества //«Литературная учеба». —

1979. - № 6. - С. 136.



41 См. об этом подробнее: Лазутина Г. В. Основы творческой деятельности журналиста. — М., 2000

(переиздание 2006).

51
нибудь четко разделить здесь свою творческую работу на этапы, выделить и опи­сать «технологии», объясняя, что «происходит это чаще всего интуитивно» или что «все они органично взаимосвязаны». Практически все ответившие также указали на то, что данные этапы формирования замысла журналистского произведения «за­частую меняются местами», «нередко исходишь не от темы, а от имеющегося мате­риала, уже он определяет жанр или тональность» и т. д.

Валерий Аграновский в своей книге конца 70-х годов утверждал: «Собствен­ный опыт журналиста (подчеркиваю: собственный!), его знания, эрудиция, инфор­мированность и, кроме того, найденные им факты — это и есть источники возник­новения замысла. Других не знаю»42.

Но в изменившихся условиях функционирования СМИ сегодня уже никого не шокируют высказывания редактора одной из самых популярных (и тиражных!) в России газет, замечающего, что он не потерпит в редакции журналиста, «ставяще­го личные амбиции выше редакционных планов и обязательств. Творческая неудов­летворенность пусть реализуется в литературе, нам важнее исходить от потребно­стей читателя, знающего по фамилиям пяток наших журналистов, зато уверенно­го, что остальные сто «чернорабочих» делают не газету амбициозных авторов, а самую оперативную, информационно насыщенную, «зубастую» газету»43.

Однако если оставить в стороне приметы «новой журналистики», содержатель­ное наполнение понятия «замысел», можно, опираясь на опыт лучших журналистов, а также на результаты, полученные в ходе нашего опроса, выделить и описать про­дуктивные в плане установления диалога с аудиторией СМИ творческие техноло­гии, характерные для сегодняшней массово-коммуникационной практики.


4.3. Журналистское произведение: от замысла — к реализации
Виктор Шкловский, напутствуя мастеров нетрадиционных жанров в литера­туре и журналистике, заметил как-то: «Хорошо делайте свое дело, и столбовая до­рога пройдет именно там, где вы стоите». Эти слова можно сегодня впрямую отне­сти к журналисту, день ото дня работающего в новых условиях творческой дея­тельности.

Ведь он, к примеру, на этапе подготовки свой будущей публикации пытается решить зачастую еще нечетко очерченную в сознании творческую проблему: на уровне логики, накопления или сбора данных, фактического материала и т. д. Здесь глав­ную роль играют эрудиция, знание предмета, о котором должны писать или готовить передачу. Идет сбор «информации»: этим термином мы называем в данном случае все, что относится к предмету описания, анализа в будущем произведении, в каком бы жанре и для какого средства массовой информации оно ни создавалось.

Формирование фактологического «багажа» может иногда даже предшествовать четкому формулированию темы — главной мысли или суммы мыслей, выражающих

_____________________________________________



42 Аграновский В. А. Ради единого слона. - М., 1979. - С. 24.

Из стенограммы выступления редактора газеты «Московский комсомолец» Павла Гусева перед студентами МГУ 2 февраля 1994 года.

52
отношение автора к явлению, которое он отбирает для исследования и последующе­го изображения в своем произведении. Но основной упор, конечно, делается на по­иск максимального количества разнообразных каналов, по которым поступают (или, по крайней мере, как автору кажется, должны поступать) новые факты, а также все то, что способствует формированию продуктивных творческих идей.

В сегодняшних условиях развития журналистики, когда информация приоб­ретает также экономическое, иногда откровенно коммерческое значение, сокраща­ется и число официальных каналов получения информации отдельными СМИ и индивидуальными коммуникаторами. В связи с этим возрастает роль и значение для средств массовой информации так называемых ньюсмейкеров. Ньюсмейкер, которого с некоторой натяжкой по-русски можно назвать «делателем новостей», — это структура, организация, фирма, учреждение или конкретный человек, которые определяют погоду в своей сфере и, таким образом, влияют на жизнь всех прочих структур, организаций, фирм, людей или, по крайней мере, владеют эксклюзивной информацией о деятельности первичных ее носителей.

Газета, журнал, телерадиокомпания формируют «штат» (в некоторых случаях эта деятельность даже оплачивается), исходя из своей содержательной модели, учитывая типологию СМИ, уровень учредительства и т. д. Как правило, ньюсмей­керы представляют законодательную власть, исполнительную власть, другие уп­равленческие структуры различных уровней, включая, разумеется, и силовые — Управление внутренних дел, ФСБ, а также политические организации, профсою­зы, неправительственные организации, крупнейшие предприятия, объединения, банки, фирмы, учреждения различного профиля и многое другое. Но главная цен­ность любого средства массовой информации, безусловно, ньюсмейкеры — част­ные лица. Их имена, особенно из числа тех, кто работает на СМИ практически не­легально, обычно держатся в секрете.

«Коммерсант-Ъ» в свое время опубликовал полный список ньюсмейкеров га­зеты, включая частных лиц — от «А» до «Я», демонстрируя, как нам кажется, весь­ма правильный подход: мы «играем» по всем правилам. Хотя практика свидетель­ствует, что в областных, а особенно в городских СМИ задача установления таких контактов с кем бы то ни было на официальном уровне сегодня становится все бо­лее трудноразрешимой.

Ньюсмейкер — частное лицо — это не рабкор или селькор прежних лет, не не­штатный автор из числа «пишущей» интеллигенции. Зачастую он даже не имеет навыка писать для газеты или, как говорят, «держаться» перед микрофоном. Его задача — информировать профессиональных журналистов о прошедшем или пред­стоящем событии, в случае необходимости — акцентировать внимание на внешне случайной взаимосвязи событий, помочь выделить из числа однотипных фактов действительности наиболее значимые по какой-либо причине и так далее.

Этот человек чаще всего берет на себя какие-то юридически оформленные обя­зательства перед данным СМИ, поэтому важно определить, какого рода мотива­ция для подобного сотрудничества была бы важна для потенциального ньюсмей­кера: моральное удовлетворение от личного вклада в общественное дело, матери­альные выплаты или другого рода поощрения, официальные обязанности человека по связи с прессой, что-то другое. Хотя редакция, как нам кажется, всегда должна

53
соблюдать баланс «добровольцев» и тех, кто сотрудничает «по обязанности», ибо последние всегда будут в конечном итоге престиж и интересы своей «фирмы» ста­вить выше «общественных». Ньюсмейкеры могут выступать в некоторых случаях в роли независимых экспертов, аналитиков, комментаторов. Подобный «институт посредников» между СМИ и, допустим, парламентом освободил бы журналистов от большого количества «черновой» работы и в то же время позволил бы массово­му читателю, зрителю, слушателю почувствовать себя снова субъектом политичес­кого процесса. В демократической стране средства массовой информации должны субъективировать истину, потому что другого пути к столь желанным обществу объективности и взаимопониманию, как только через субъективную диагностику, нет и не может быть.

Следующий канал формирования «информационного багажа» журналиста — соб­ственная аналитическая деятельность. Мы в данном случае не имеем в виду работу по повышению уровня профессиональных знаний, умений, навыков в какой-то одной, близкой коллеге сфере. Речь об аналитической деятельности по отслеживанию и ана­лизу «внешней» информации. В том числе и той, что поступает от ньюсмейкеров. Ведь и их, исходя из конкретных задач, СМИ делит обычно на несколько групп. К примеру: «информатор», «компетентный собеседник», «лицо для получения сугубо справочных данных», «посредник в установлении контактов», «наводчик» и т.д.

Сюда же мы относим деятельность СМИ и конкретного журналиста по поиску и разработке наиболее информационноемких мест. В нашем исследовании каждый из опрошенных журналистов составил присущий ему лично как практику рейтинг ин­формационной емкости мест, где он обычно получает максимум информации. И не обязательно только для очередной своей публикации или передачи. Методика наше­го подсчета рейтингового номера очень проста — в процентах от числа указавших, причем чем выше место в таблице, тем меньше общее количество баллов (за 1 место давался один балл, за 2 — два и т. д.):

Итак, несомненными лидерами являются редакция или телерадиокомпания и обмен информацией с коллегами. Журналисты откомментировали свой ответ та­ким образом: «бывает так лишь в том случае, если в редакционном коллективе ца­рит по-настоящему творческая атмосфера», когда «есть возможность и, главное,

54
желание для прямого общения друг с другом в неофициальной обстановке», а так­же когда «газета популярна и умные, интересные люди с удовольствием отклика­ются на приглашение не только дать, к примеру, интервью, но и просто встретить­ся с коллективом», когда «есть хоть какая-то система прямого общения с аудито­рией», когда «в редакцию приходят не только письма-жалобы, но и письма-идеи, письма-«горячие» факты и так далее.

Даже этот довольно беглый обзор «авторских технологий», как нам кажется, по­зволяет говорить о том, что пути журналистской логики и творческой мысли челове­ка, связанного с массово-коммуникационной практикой, воистину, неисповедимы. Хотя, конечно же, в больших городах ему на помощь уже приходят различного рода информационно-справочные службы, системы, информационно-инжиниринговые фирмы, библиотечные тематические комплексы и многое другое.

Однако парадигму современной журналистики можно сформулировать следую­щим образом: сегодня нет проблемы как передать информацию, вопрос в другом: что передать и нужно ли именно это сообщение вашей аудитории. Вопрос почти философский.

Необычность творческой деятельности журналиста по созданию массово-ком­муникационных текстов чаще всего в том и заключается, что для этого зачастую нужна не сама информация в научном понимании термина, а некий первотолчок к творчеству. Но ему, как правило, предшествует этап «инкубации».

Внешне это выглядит как отказ от попыток решения творческой задачи журна­листом, но на самом деле он лишь непроизвольно «перевел» ее на бессознательный уровень. Для творческой личности инкубация, «вынашивание», «взращивание» идеи, темы массово-коммуникационного произведения, структурного его видения, пред­ставлений о форме, жанре, языке и т. д. — не менее важны, чем собственно воплоще­ние в какие-то материальные их носители. Хорошо сказал об этом Андрей Белый: «Процесс записания для меня ничтожен в сравнении с процессами оформления до записания... Скрипение пером играет столь же служебную роль, как качество пера или форма губ оратора к смыслу произносимого» 44.

Да, самое совершенное создание природы и эволюции живого — мозг. А самое фундаментальное свойство мозга — память. Ее иногда сравнивает с магнитной за­писью. Однако техника только пассивно регистрирует и хранит информацию. Па­мять же человека программирует также ответное поведение, взаимодействие с внеш­ней средой, а в нашем случае еще и поиск путей решения творческой задачи. Как опытный архитектор запомнит об однажды даже виденном здании больше, чем че­ловек любой другой профессии, так талантливый журналист после встречи с кем-то или знакомства с ситуацией и с тем, что ее «обставляет», соберет более солид­ный по объему багаж знаний и впечатлений. И все это происходит прежде всего за счет деталей. Умение обнаружить необычное в обычном, умение запомнить и вос­произвести различного рода детали — это уже творчество.

След полученной информации лежит у всех, но нужно уметь и найти «ключ» к своему подсознанию. И здесь, обобщив опыт и результаты нашего исследования, мы также попытались описать некоторые продуктивные творческие технологии.

_________________________________



44Как мы пишем. - М, 1930. - С. 9.

55
Извлечение следа памяти, как отметили более половины опрошенных нами жур­налистов, как правило, обусловлено воспроизведением эмоционального состояния, сопутствовавшего периоду запоминания некоего объема информации. Журналист не должен быть равнодушным регистратором информации (к примеру в блокноте или на диктофоне), если это, конечно, не подготовка произведений в тех жанрах, где главное — точно передать четко ограниченный определенными условиями объем социальной информации. Идеальный вариант, когда можно излагать суть, загляды­вая в блокнот лишь для сверки фамилий и каких-то цифровых данных. Лишь в этом случае в творческий процесс включается в полной мере и подсознание. Опорные же сигналы для этого рода работы мозга формируются при четырех условиях:

• когда налицо новизна информации;

• когда информация подкреплена эмоциями личности;

• в том случае, если журналист каким-либо образом закрепляет в сознании данный объем информации (допустим, перелистывая время от времени блок­нот, слушая диктофонную запись, при этом «всплывают» все новые и новые детали и подробности);

• и самое главное, реакция индивида на информацию определяется ее значи­мостью, то есть лишь в этом случае «запускается» механизм подсознатель­ной работы над произведением, во всех остальных случаях происходит лишь имитация творческой деятельности или бесплодная работа.

Но творческая установка, то есть имеющаяся в сознании программа оценки дан­ной информации, сформировавшаяся на основе подсознательной памяти, — это еще не готовность к действию. Этап озарения, или по-другому — возникновение новых когнитивных структур, позволяющих внезапно увидеть элементы творческой зада­чи с новой точки зрения, — это не что иное, как интуиция творящей личности.

Известный канадский психолог Жак Леред охарактеризовал интуицию следу­ющим образом: «она непосредственна, скоротечна, опирается на аналогии, пара­доксальна и двойственна. Отличаясь соединением противоположностей, работает одновременно в двух регистрах — сознания и бессознательного»45. Добавим, что она характеризуется возникновением неосознанного решения с дальнейшим его осознанием. Ряд проведенных нами экспериментов позволяет говорить о том, что в сфере журналистики, а возможно, и в целом при организации творческой деятель­ности интуиция играет главную роль в определении оригинального пути или алго­ритма решения задачи.

Специфика творческой интуиции состоит в том, что ее невозможно вызвать в результате какого-то «принуждения», ее можно только «культивировать». Оста­вив в стороне случаи, когда творческая личность, что называется, от рождения со­храняет способность использовать свои подсознательные функции более свобод­но, чем другие люди, которые, быть может, потенциально являются в равной степе­ни одаренными, заметим, тем не менее, что и здесь можно выделить определенные «технологии», способствующие интуитивным решениям.

____________________________________________



45 Цит. но: Семье Г. Стресс и дистресс. - М, 1984. - С. 15.

56
Прежде всего нужно учитывать, что в подсознании находится не только ин­формация, принятая подсознательно, но и информация, принятая сознательно, однако забытая. Творческое вдохновение, о котором обычно говорят только как о чем-то эфемерном, есть не что иное, как активизация соответствующим образом памяти и творческой активности. Специалисты-психологи называют это еще акти­визацией эмоциогенной регуляторной системы. Всякий журналист должен четко представлять, предварительно, конечно, четко зафиксировав их, ситуации, обстоя­тельства, условия, в которых его творческая деятельность была наиболее продук­тивной. Мы говорим, что нас вдохновляет, то есть что-то извне действует на нас, вызывая внутри нас к жизни творческие силы, или как их называл великий теат­ральный режиссер К. С. Станиславский, «сверхсознание».

Только внутреннее «равновесие» дает возможность истинно творческой личнос­ти находиться в гармоничном «равновесии» и с окружающей действительностью. Творческое самовыражение как доминанта человеческого бытия в данной профес­сии проявляется настолько явно, что это дает возможность проследить взаимосвязь на примере конкретных журналистских судеб.


Каталог: book -> practic psychology
practic psychology -> Книга охватывает наиболее значимые теории личности в современной психологии. Содержание Предисловие к русскому изданию
practic psychology -> Сергей Сергеевич Степанов Детский мир. Советы психолога родителям
practic psychology -> С. Ю. Головин словарь практического психолога (около 2000 терминов, 1998 г.) Словарь-справочник
practic psychology -> Московская служба психологической помощи населению Психологическая помощь при эмоциональной зависимости
practic psychology -> Юрий Г. Чернов Анализ почерка в работе с кадрами
practic psychology -> Сам себе — серия илья Шеголев
practic psychology -> Чередниченко И. П., Тельных Н. В. Психология управления в систему подготовки управленческих кадров практически всех специальностей включена такая дисциплина как «Психология управления»
practic psychology -> Урбанович А. А. Психология управления ббк 88. 5 У 69 Серия основана в 1998 году
practic psychology -> С. Л. Братченко экзистенциальная психология глубинного общения уроки Джеймса Бюджентала
practic psychology -> Ббк 88. 5 Л 96 содержание вступление глава «Особые дети»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница