Психология журналистики


ГЛАВА 3. Психология журналистского текста в аспекте прагматики



страница7/26
Дата11.05.2016
Размер2.25 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26
ГЛАВА 3. Психология журналистского текста в аспекте прагматики
Разрушительная энергия ежедневных газетных публикаций – одно из наиболее страшных зол нашего времени и нашего государства.

Catholic Magazine


Как отмечают Дженнингз Брайант и Сузан Томпсон в работе «Основы воздействия СМИ», «о психологическом воздействии СМИ начали говорить еще с момента появле­ния в 1450 году первого печатного станка»68. По мнению исследователей, первоначально понимание медиавоздействия принадлежало правящему классу и выражалось, в частности, в мерах по ограничению свободы прессы – прежде всего в областях, связанных с трансляцией насилия и порнографии. Только с распространением грамотности в XIX веке проблема начала вызывать озабоченность населения и сегодня она беспокоит всех – «от президента до родителей, от представителей интеллигенции до студентов-первокурсников»69. К сожалению, проблема нередко воспринимается слишком плоско. На современном этапе было бы небесполезным, например, немного погасить рассуждения о манипулировании в контексте воздействия СМИ. Зачастую, когда речь идет о психологии журналистики, она сразу же трансформируется в дискуссию о манипуляции, об овладении сердцами и умами людей. И здесь уместно повторить слова, сказанные Е.И. Прониным более тридцати лет назад, но не потерявшие актуальности сегодня: «Проблема эффективности печати, по крайней мере на первом этапе решения, выступает как проблема овладения читательским интересом, вернее, как проблема создания у читателя устойчивого интереса к определенным явлениям общественной жизни»70 (С. 10). А потому основы воздействия намного шире, нежели рассуждения о манипуляции.
3.1. Особенности и закономерности воздействия

массово-информационных текстов
Л.Н. Толстой в свое время так ответил на вопрос о природе искусства: «Вызвать в себе раз испытанное чувство, и вызвав его в себе, посредством движений, линий, звуков, образов, выраженных словами, передать это чувство так, чтобы другие испытали то же чувство, - в этом состоит деятельность искусства. Искусство есть деятельность человеческая, состоящая в том, что один человек сознательно известными внешними знаками передает другим испытываемые им чувства, а другие люди заражаются этими чувствами и переживают их»71. Почти дословно эти слова повторил устами своего персонажа уже современный писатель Х. Мураками:

«- Что же это такое – творить по-настоящему?

- Как бы лучше сказать… Проникая музыкой в сердце, приводить в движение физические тела. Тела слушателей – и свое собственное. И через это создавать ситуацию, когда все вокруг приходит в движение»72.

В аспекте этого определения можно сказать, что одно из существенных направлений воздействия медиасообщения – это воздействие, направленное на формирование или изменение эмоциональной сферы читателя, зрителя, слушателя. Правда, в отличие от искусства, журналист может оказывать подобное воздействие не только за счет воспроизведения чувств, но и за счет буквального информирования о событии.



По мнению режиссера кино и телевидения А. Соколова73, воздействие может осуществляться в двух направлениях – через обращение к органам восприятия и через обращение к интеллекту. И в журналистике эти два направления нередко совпадают. Событие фиксируется журналистом не нейтрально. Более того, отмечается тенденция гиперболизировать, утрировать оценки. Но и при более или менее нейтральном подходе к информированию журналист все-таки воздействует на эмоциональную сферу аудитории. Согласно информационной теории74, эмоция – это отражение какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и оценки мозгом вероятности удовлетворения этой потребности на основе генетического и ранее приобретенного опыта. Причем точное совпадение прогноза с полученной информацией делает эмоцию излишней. Пример тому - наши рутинные, подчас автоматизированные действия, которые мы осуществляем, не испытывая ни тревоги, ни радости. Соответственно обыденное, ожидаемое, прогнозируемое сообщение не вызовет особенной эмоциональной реакции у реципиента.

Однако воздействие на эмоциональную сферу аудитории – гораздо более сложный процесс, чем просто оправдание или не оправдание прогноза. Дело в том, что абсолютное доминирование какой-либо одной потребности – сравнительно редкий случай. Гораздо чаще мы имеем дело с динамическим комплексом потребностей. Тогда каждая из них генерирует свою эмоцию, а все вместе они образуют неясную смесь («Мне грустно и легко. Печаль моя светла…»). Эмоции аудитории будут зависеть от того, какие потребности и в какой мере удовлетворяются информацией. Чувства автора имеют значение лишь в качестве важнейшего фактора его творческой деятельности. Для читателя, зрителя, слушателя имеют значение не эмоции автора, а то сообщение о мире и человеке, которое несет или не несет в себе произведение. Грубо говоря, если вы пытаетесь передать радостное отношение к происходящему, а в информации содержатся печальные сведения, аудитория не захочет воспринять ваше радужное мироощущение. С.М. Эйзенштейн справедливо заметил, что воздействует только то, что протекает согласно природным законам.

Для описания различных видов и уровней медиавоздействия, от сугубо индивидуального до группового или даже глобального в масштабах всего обще­ства, исследователи используют модели как микро-, так и макроаналитического типа.

Универсальной моделью можно считать актуальную по сей день «формулу Лассуэла»: «Кто что кому говорит по какому каналу и с каким эффектом?» Однако с позиций психологических знаний эта модель представляется слишком упрощенной. Концепт сильного влияния СМИ, примитивная бихевиористская модель «стимула-ответной реакции», когда любое сообщение будет принято при достаточном числе повторов, должны быть, по меньшей мере, дополнены такими параметрами, как внимание, понимание, установка. В этом смысле особое значение приобретает выделение П. Лазарсфельдом двух групп переменных – межличностные отношения аудитории и защитная избирательность. Последняя заключается в том, что убежденные приверженцы какой-либо идеи воспринимают преимущественно то содержание, с которым они заранее согласны. А потому важно изучать не столько общие принципы воздействия, сколько избирательные сферы влияния.

Одной из наиболее эффективных моделей для описания непосредственного воз­действия массовой коммуникации на индивидуальных потребителей можно считать психологическую модель Комстока. Сотрудник Сиракузского университета Г. Комсток и его научный коллектив использовали данную модель для объяснения ментальных процессов, происходящих при просмотре телепередач. Модель показывает, что поведение персонажей телепередач может оказывать воздействие на поведение зрителя. Человек обучается поведению, которое он видит на экране, и может перенимать его. Использование нового поведе­ния обуславливается его значимостью (или психологической важностью) для инди­вида, а также степенью волнения или мотивацией индивида (данная характеристика в рамках модели называется возбуждением), достигаемого в результате подражания. Важной переменной, определяющей интенсивность медиавоздействия, выступает воспринимаемая реальность изображенного поведения (то есть, чем реалистичнее медиаобраз, тем выраженнее психологическое воздействие на зрителя и тем сильнее потенциальное воздействие на его поведение). Однако, придерживаясь такой модели, нельзя не учитывать роль случайности.

Основываясь на принципе причинной обусловленности, социологи применяют статистические методы для объяснения случайностей. Со­гласно Д. К. Перри, любое обсуждение медиавоздействия требует обоснования причинно-следственных от­ношений. Перед тем как прийти к заключению, что одно явление - причина другого, исследователь должен выяснить три вопроса: 1) сочетаются ли предполагаемая при­чина и предполагаемое следствие (например, те зрители, которые потребляют большие объемы медианасилия, должны, в общем и целом, быть более агрессивными или менее агрессивными, чем другие); 2) Предшествует ли во времени предполагаемая причина пред­полагаемому следствию; 3) Возможны ли альтернативные объяснения наблю­даемой ковариации предполагаемых причины и следствия.

Еще один хороший пример модели, демонстрирующей индивидуальное психо­логическое воздействие массовой коммуникации, — модель когнитивной обработки Торсона. В фокусе внимания авто­ра модели — действия, обеспечивающие обработку информации телевизионных рекламных роликов. Модель учитывает заинтересованность и внимание индивиду­ального зрителя по отношению к рекламному сообщению, особенности его памяти и даже языковые способности как факторы, определяющие потенциальное воздей­ствие сообщений. Например, иностранному студенту, не вполне освоившему анг­лийский язык, будет труднее обрабатывать и запоминать информацию, содержа­щуюся в рекламных роликах, чем носителю языка.

В качестве примера медиавоздействия на социальном уровне можно привести модель медиазависимости, разработанную M.JI. де Флером и С. Болл-Рокешем. Предмет данной модели — отношения между масс-медиа (информационной системой) и обществом (социальной системой). Модель предпо­лагает, что в современном обществе зависимость индивидов от СМИ как источника новостей и информации непрерывно возрастает. Примером проявления медиазависимости выступает потребление новостей в периоды кризиса. В критической ситуации (какой, например, была трагедия в Беслане) люди обращаются к СМИ как источнику информации и даже психологического комфорта. Зависимость индивидуальных чле­нов общества от масс медиа в таких ситуациях возрастает.

Не противоречит этой концепции теория «волшебной пули». Она построена на абсурдной для мыслящего человека безграничной вере в возможности СМИ и на уверенности в том, что сообщения СМК одинаково воспринимаются всеми представителями аудитории и вызывают неизбежную и немедленную реакцию. Такова, например, модель Ласуэлла и Шеннона. Согласно этой модели, коммуникация похожа на волшебную пулю, которая, попадая из мозга одного человека в мозг другого, почти автоматически трансформирует идеи, чувства, знания или мотивацию. Зритель, читатель, слушатель беззащитен, информация зажигает его как электрическую лампочку.

Когнитивная парадигма различными методами изучает, прежде всего, интерес, который вызывает сообщение. Сегодня выводы чаще всего делаются на базе регистрации психофизических показателей – частоты сердечных сокращений и кожно-гальванической реакции. В рамках этих экспериментов практически доказано, что решающим в случае стимулирования интереса является элемент формы, а не содержания. Но в форму включается и околокоммуникативное пространство. Например, если за окнами идет дождь, нейтральное сообщение оценивается как минорное.

Далее, в этой модели проводится важное деление воздействия СМИ на целенаправленное и ненаправленное. Последнее, как правило, полностью построено на взаимодействии с личным опытом человека. То есть, услышав вскользь прогноз погоды, мы забудем об источнике, но поступим в соответствии с тем, что услышали.

Авторы концепции (Мейровиц, например) установили некоторые ключевые переменные СМИ, оказывающие влияние на процесс воздействия.

Тип СМИ или его составляющая


Переменная

Печать


Размер страницы, цветность, толщина бумаги, текстура страницы, размер шрифта, дизайн шрифта, толщина шрифта, ширина колонок, пробелы, абзацы, соотношения текста и графики.


Фотография

Рамка, выбор фокуса, баланс цвета, контраст, размер.

Радио


Качество записи, звуковая перспектива, усиление звука, эхо, изменения скорости.



Телевидение

Большинство переменных фотографии, все переменные радио, монтажные кадры, наплывы изображения, перехлест кадров, панорамирование, передвижение, разделение экрана, наложение звука и картинки.

Все эти воздействия основаны на общих человеческих стереотипах (например, крупный план создает эффект стабильности, основательности) и на субъективном опыте.

Представителям когнитивной парадигмы принадлежит другая модель, которая основана на концепции предпочтительного прочтения: текст вызывает желание познакомиться с ним за счет того, что содержит негативное, альтернативное или оппозиционное прочтение. Дело в том, что большинство людей постоянно изменяет и отклоняет любую доминирующую идеологию, отраженную в сообщении. А потому любое отрицание или предложение альтернатив рассматривается как желательное.

В другой теории - теории «фрейминга», - более четко прописаны три стратегии получения и интерпретации информации аудиторией:

1. Активная обработка – человек ищет дополнительные источники информации, допуская, что информация из одного источника может быть неполной;

2. Рефлексивное интегрирование – обсуждает с другими людьми сообщение СМИ;

3. Селективное сканирование – из всего разнообразия сообщений человек отбирает то, которое привлекает на основе личного опыта.

Фреймы здесь определяются как схемы предъявления новостей. Большей частью они непознаваемы, и их нельзя выразить словами. Это своеобразные схемы обработки информации – как она хранится в нашем мозгу. Фреймы новостей, таким образом, являются частью реальности, а потому ее формируют. И даже если вы не приемлете то или иное сообщение, оно уже в силу просмотра или прослушивания становится частью вашей реальной жизни.

Ситуация воздействия фреймов называется фреймингом. Журналисты в этом процессе тоже сначала формируются как аудитория, а потому воспроизводят хорошо известные им фреймы. Успешным кажется понятный эксперимент, и в силу этого по большей части успешное сообщение всегда недалеко выходит за традиционное.

Эти идеи развиваются в теориях конструирования социальной реальности. Первым ярким адептом и создателем одной из таких теорий стал Ноэль-Ньюмэн – ему принадлежит так называемая «спираль молчания». Логика этой спирали такова:



  1. Общество стремится изолировать человека, не согласного с мнением большинства;

  2. Человек постоянно переживает страх изоляции;

  3. Это толкает его либо к принятию мнения большинства, либо к противопоставлению себя большинству, что, по сути дела, две стороны одной медали;

  4. Такое стремление проявляется в его поведении, особенно в публичных высказываниях, и число придерживающихся общепринятого мнения нарастает, как лавина.

Следовательно, достаточно запустить мнение и сказать, что по статистике оно общепринятое, как оно тут же станет общепринятым. Этот закон срабатывает тем вернее, чем менее стабильно общество. В нестабильном мире мы особенно неуверенны в собственных силах и нуждаемся в ориентирах – информационных в том числе. Сегодня мы живем в обществе перемен, поэтому «спираль молчания» нередко срабатывает. Причем, чем сильнее желание составить собственное представление о проблеме, тем, как правило, быстрее мы принимаем общепризнанную оценку. Поэтому для СМИ есть эффективный ход: сначала убедить аудиторию в том, что у каждого может быть свое мнение по той или иной проблеме, а потом предложить якобы общепринятую точку зрения.

Однако эта модель справедлива в большей степени для Западной Европы, России и Америки. А в Японии, например, вместо нее работает модель «доминирующего мнения». Дело в том, что в Японии люди склонны доверять политикам, которые, по их мнению, понимают в том, о чем говорят, больше простых людей. Там есть специальный институт «okami» (люди над нами). Следовательно, если премьер-министр что-то сказал, журналисты могут потом выступать с любой критикой – это не поможет.

Обе эти модели объединяет представление о том, что аудитория и в том и в другом случае воспринимает не чью-то оценку, а, по словам Липмана, свою фантазию на ее тему. Мы внутренне понимаем, что эти оценки – не структура реального мира, а структура нашего воображения. С этим связана проблема «наркотизации» через СМИ, выделенная еще Лазарсфельдом и Мертоном: большинство из нас, благодаря сообщениям СМИ, имеют четкое представление о проблемах общества, понимают, что многие из этих проблем уже находятся на грани допустимого, но при этом мы абсолютно пассивны. Ведь эти проблемы – часть нашей фантазии.

То есть формируется искусственный мир, извлечь из которого человека довольно сложно. Однако, погружаясь в этот мир, «дергая за веревочки», человеком легко манипулировать.


3.2. Аудиторный фактор воздействия сообщений
Многие произведения искусства были созданы не только потому, что такова была потребность творца, но и потому, что такова была потребность читателя, зрителя, слушателя. Процесс творчества, и журналистского в том числе, - не самоцель. Он всегда имеет адресата. Если бы никто не стал смотреть программу, читать газету, слушать радио, стал бы журналист изощренно искать новые ходы, разрабатывать концепции и совершенствовать свое мастерство? Вряд ли. Именно поэтому вопрос о воздействии на аудиторию принципиально важен по отношению к проблеме медиавоздействия вообще. «Психологический дискурс требует рассмотрения аудитории как равноправного участника массовой коммуникации и СМИ», - отмечает В.И. Кузин75.
3.2.1. Факт неоднородности медиавоздействия
В 1960 году Клэппер пришел к выводу, что возможности СМК определять жизнь членов аудитории на самом деле невелики и зависят подчас от мало контролируемых причин. Действительно, при нормальном ходе событий СМИ не вызывают непосредственной реакции. Они – только часть ситуации, в которой оказывается человек. И этот человек осуществляет «просеивание». Причем он не просто индивид, а член социальной группы. Например, если у пенсионера внук-студент, его реакция на сообщения СМИ о жизни студентов будет принципиально отличаться от реакции просто пенсионера, не имеющего молодых родственников.

Так в какой же степени и на кого может быть оказано наиболее серьезное воздействие через сообщения СМИ? Какие факторы станут определяющими? Какие формы воздействия окажутся наиболее значимыми?

Социологической службой Gallup Media в марте и октябре 1999 г., в феврале 2000 г. было проведено исследование, благодаря которому выявлено отношение населения к телевидению и определены сферы влияния каналов в зависимости от социального статуса зрителей. Оказалось, что сферы влияния двух ведущих каналов – ОРТ и НТВ – четко разграничены. Активные зрители НТВ на момент исследования относились к следующим социально-демографическим группам населения: горожане (42.6% из них в наибольшей степени доверяют этому каналу); мужчины (44,2%) и женщины (39,5%), рабочие (41,8%), служащие (46,3%), предприниматели (50%), военнослужащие (56,4%), лица моложе 50 лет и прежде всего – наиболее образованные.

Факт – передачи первого канала предпочли люди старшего возраста (35,3% из них в большей степени доверяют ОРТ); пенсионеры (36,2%), жители сел (41,7%) и те, кто оказался за чертой бедности (31,5%). Данный канал был более популярен, чем НТВ, лишь среди сельских жителей (преимущество – свыше 9%), тогда как для других перечисленных социально-демографических групп населения это преимущество не более 3%.

Уже этот незначительный срез аудитории телевидения позволяет говорить о важности изучения целевой аудитории СМИ и о неоднородности воздействия медиаинформации.

О характере такого воздействия размышляли многие теоретики коммуникативного процесса. Так, теория «селективного влияния» анализирует различия в использовании сообщения и опровергает миф об одинаковом участии в процессе информирования. С одной стороны, имеется явная зависимость между степенью воздействия медиасообщения и разным уровнем убеждаемости людей. С другой, существует очень сложная система зависимости между воздействием массовой информации и мотивами аудитории, важнейшими среди которых оказались: отдых, стимулирование воображения, замещающие взаимодействия, основа для общения.

Вовлекаясь в процесс информирования, люди руководствуются, прежде всего, собственными причинами. Понимание этого факта позволило сформулировать концепцию психологического моделирования, основанную на представлении о своеобразной психологической идеологии аудитории, которая в целом (весьма приблизительно) может быть разделена на три типа:

1. Информационно-познавательная идеология – характеризует эмоционально нейтральное отношение аудитории к СМИ, когда удовлетворяются информационные потребности в новостях, потребность в ориентации, профессиональные интересы. Носители такой идеологии – приверженцы жесткой, точной журналистики, журналистики фактов. И, как следствие, через отбор фактов они подвержены серьезному воздействию медиасообщений;

2. Гуманитарная идеология – определяет диалогическую модель общения аудитории и СМИ. Носитель этой идеологии находит в масс-медиа удовлетворение своих духовных и социальных потребностей, моральных и интеллектуальных интересов. Он – участник интерактивной журналистики и других форм активного взаимодействия со СМИ. Последние при этом воспринимаются лишь как одно из многих средств познания мира, а потому потребление информации осуществляется критично, избирательно. В этой ситуации воздействие СМИ проходит через прочные индивидуальные фильтры;

3. Потребительская идеология - характеризуется отношением к СМИ как к объекту, обязанному удовлетворять именно те потребности индивида, которые кажутся лично ему наиболее значимыми без учета потребностей социума в целом. Носители такой идеологии компенсируют через СМИ свою неудовлетворенность межличностным общением, ищут в них средство психологической разрядки, укрепления личного престижа. Именно эта аудиторная группа в большей степени внушаема и поддается манипулированию. Ее представители – типичные зрители криминальных новостей, потребители масс-культуры, компромата, мыльных опер.



Но не только господствующая социальная идеология определяет возможности воздействия СМИ на конкретного представителя аудитории. Многое в этом процессе решает субъективно принятый статус индивида. Он включает в себя несколько компонентов, ключевыми среди которых в нашем вопросе оказываются:

  1. Деятельностный статус – связан с характером ведущей деятельности человека и степенью его вовлеченности в эту деятельность. Так, книга П.К. Энгельмейера «Теория творчества» рассказывает об эксперименте, в котором представителям разных профессий было предложено прочесть слово, где были пропущены лишь две буквы - «под_о_ный». Ученый прочел «подробный», врач – «подкожный», моряк – «подводный», прокурор – «подложный», архитектор – «подпорный», кузнец – «подковный» и т.д. Несмотря на сомнительность эксперимента, он дает прекрасное представление о том, что осмысление и понимание действительности протекает в контексте осуществляемой деятельности и тех сложно опосредованных целей, которые преследует человек. Не меньшее значение имеет и степень погруженности в деятельностную среду. Так, например, термин «монтаж» поймут по-разному не только строитель и режиссер, но и опытный и начинающий режиссер;

  2. Социальный статус – располагает человека к восприятию медиаинформации через призму групповых интересов. Яркое подтверждение этому было продемонстрировано в эксперименте американского ученого Бегби. Он предложил испытуемым – американцам и мексиканцам – десять пар диапозитивов для просмотра через стереоскоп. С одной стороны диапозитива помещалось изображение объекта, хорошо знакомого большинству мексиканцев (бой быков, черноволосая девушка, мексиканский крестьянин и т.п.), с другой – изображение объекта, хорошо знакомого большинству американцев (игра в бейсбол, девушка-блондинка, фермер и т.п.). Фотографии имели сходство по форме, жанру, расположению фигур, контуру основных масс. И хотя некоторые испытуемые заметили, что перед ними разные изображения, большинство американцев увидели сцены, характерные для их культуры, а большинство мексиканцев увидели сцены, хорошо знакомые именно им. Это исследование позволило сделать вывод о том, что отбор и интерпретация информации зависит от ожиданий человека, которые приобретаются во многом в процессе участия в жизни общества.

Влияние окружения можно заметить и на более локальном уровне. Так, принципиально различным может оказаться воздействие сообщения на человека, воспринимающего массовую информацию в одиночку или в группе. Подтверждение этому мы находим во многих экспериментах. К примеру, в одном из них испытуемые должны были, находясь в полной темноте, определить направление движения светящейся мерцающей точки, которая на самом деле была неподвижна. Поскольку в полной темное нет точки отсчета, то источник света не мог быть локализован и поэтому казался движущимся. Результаты эксперимента оказались ожидаемыми: пока индивиды испытывались поодиночке, их ответы значительно разнились. Но когда несколько испытуемых вместе наблюдали светящуюся точку, содержание их суждений постепенно сближалось. Люди стремились прийти к соглашению относительно направления движения точки и расстояния до нее.

Таким образом, даже случайное окружение человека стимулирует его согласиться с мнением большинства. А что уж говорить о мнении значимых других! Возможность использования социологического подхода как раз и обусловлена тем обстоятельством, что тот или иной индивид часто смотрит ту или иную программу телевидения, слушает радио, читает прессу не потому, что ему это необходимо, а потому, что так поступают люди, которым он доверяет. Человек редко получает массовое коммуникативное сообщение как изолированный член общества. Получение этого сообщения почти всегда опосредованно сплоченными неформальными группировками, к которым принадлежит каждый из нас, связями, которые включают в себя социальное положение, происхождение, групповые отношения, круг интересов, этнические связи, включенность в систему власти и т.д.;



  1. Социокультурный статус – предполагает воздействие на процесс потребления информации установок определенной социокультурной системы, к которой принадлежит человек. Подходы к расшифровке этого воздействия у разных исследователей разнятся. Так, Ч.П. Сноу в книге «Две культуры» предлагает делить представителей западной культуры на группы, соответствующие популярному некогда в нашей стране делению на «физиков» и «лириков», то есть представителей технической интеллигенции и представителей гуманитарной культуры. А. Моль в книге «Социодинамика культур» подразделяет потребителей информации на представителей традиционной гуманитарной культуры и мазаической культуры. Гуманитарная культура характеризуется иерархичностью, упорядоченностью, стремится к созданию логичной сети знаний, выделению «главных» предметов для размышления. Мозаичная культура складывается из разрозненных обрывков знаний, связанных простыми, часто случайными отношениями близости по времени, по созвучию, по ассоциации и т.п. Эти обрывки не образуют упорядоченной логической структуры, но обладают достаточной силой сцепления. В гуманитарной культуре знания формируются системой образования, а в мозаичной культуре – средствами массовой коммуникации. Понятно, что воздействие СМИ на представителя мозаической культуры будет выражено при прочих равных условиях ярче;

  2. Психологический статус – предполагает различное участие людей в процессе медиавоздействия в связи с тем, что у каждого человека в буквальном смысле слова по-разному «устроен» мозг, нервная система. Каждый из нас отличается от другого по степени интеллектуальной и эмоциональной зрелости. Сочетание этих уровней особенно значимо. Так, саморефлексия многих ученых показывает, что уровень эмоциональной вовлеченности личности в процесс понимания «подхлестывает» этот процесс, включает такие уровни сознания и подсознания, которые у неэмоционального человека остаются навсегда закрытыми. А следовательно, и воздействие медиаинформации на разных людей будет оказано различными способами и в разном объеме.

Разработанная Гельдейбергским институтом SINUS модель дает подробное описание различных слоев населения по параметру «медиавоздействие»:

1. Ведущая социальная среда (28%) – это хорошо устроившиеся люди, истеблишмент, властная элита, настроенная на эксклюзивность в плане потребления информации (10%), постматериалисты, либералы, ценящие свободомыслие в журналистике (10%), современные деятели, молодая, нетрадиционная элита, стремящаяся к гибкости в информировании, к получении мобильной информации (8%). Представители этой группы, как правило, предпочитают обращаться к разным изданиям, в числе которых имеют постоянную сферу интересов, мало, но целенаправленно смотрят телевизор, также целенаправленно сканируют содержание сетевых СМИ. Приверженцы специализированных изданий и узкотематических передач;

2. Традиционная среда (26%) – это люди, ценящие понятность, порядок, традиционность форм подачи информации, проверенность временем. Представители этой группы – самые ярые поклонники телевидения, смотрят новости, сериалы, ток-шоу и читают массовые издания;

3. Основная среда (27%) – среднестатистические граждане, которые ориентированы на статус, стремятся к стабильности, гармонии, пользе и возможной выгоде от потребления информации. Смотрят много развлекательных программ и художественных фильмов, читают преимущественно журналы и ниже среднего используют Интернет;

4. Гедонистическая среда (18%) – это экспериментаторы, стремящиеся к спонтанности, неожиданности, получению удовольствия через каналы массового информирования. Редко смотрят телевизор, предпочитают сетевые СМИ, очень качественные журналы, редкие издания, фильмы на цифровых носителях. Чрезвычайно избирательны в плане обращения к СМИ, однако интересуются всем. При этом сохраняют интерес к конкретному СМИ очень ненадолго.

Далее, аудиторию можно разделить на активную (самостоятельно решающую, откуда получать информацию, постоянно меняющую эти решения) и пассивную, плывущую по течению. Влияние СМИ на активную аудиторию будет выражено интенсивнее, а на пассивную будет отсрочено.

Такие авторы, как Ховланд, Дженис, Келли, Липпман показали, что многие факторы (индивидуальный опыт, особенности личности, коммуникативный и когнитивный стиль и связанные с ними ожидания и предпочтения) в большой степени определяют реакцию человека на СМК. Ховланд установил, в частности, что диалогический и монологический типы общения по-разному воспринимаются разными типами зрительской аудитории (в противовес распространенной сегодня теории о том, что диалогический текст всегда выигрышней). Так, аудитория с деловым стилем жизни реагировала более благосклонно на монологическую информацию.

Ученым удалось также установить степень воздействия информации в зависимости от доверия-недоверия, которое вызывает источник. К примеру, мнение, выраженное источником информации с низкой степенью доверия, оказывает все-таки влияние на отношение к теме, но не сразу, а через определенный промежуток времени. Причем степень дистанцированности информатора от аудитории ускоряет этот процесс.

Таким образом была принята точка зрения о разном воздействии информации на разных представителей аудитории. Но кроме того было зафиксировано и подтверждено разное воздействие на каждого различных каналов СМИ.


Каталог: staff
staff -> Этологические экскурсии по запретным садам гуманитариев. Этологические экскурсии по запретным садам гуманитариев
staff -> Содействие социальной адаптации студентов в процессе физического воспитания в вузе
staff -> Учебно-методическое пособие по профилю подготовки 050716 «Специальная психология»
staff -> Краткое содержание курса дисциплины «Межкультурная коммуникация» Тема Межкультурная коммуникация как научная
staff -> Е. Ю. Красова, В. В. Стукалова воздействие рекламы на жизненные ценности молодежи
staff -> Диалектика потребностей человека
staff -> Социология рекламной деятельности Е. Ю. Красова
staff -> Анна Васильевна Дейнека Управление персоналом
staff -> Темы рефератов Социокультурные процессы в современном мире и реклама Культурная традиция и реклама


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   26


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница