Психология журналистики


Процесс медиавоздействия в аспекте каналов восприятия информации



страница8/26
Дата11.05.2016
Размер2.25 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26

3.2.2. Процесс медиавоздействия в аспекте каналов восприятия информации
Самым важным, пожалуй, отличием разных каналов СМИ является воздействие на различные каналы восприятия человека. Как известно, СМИ на настоящем этапе могут затрагивать следующие механизмы человеческого восприятия: зрение, слух, обоняние, осязание. Последние два задействуются эпизодически с помощью подключения принципа дополнительности. Например, когда мы видим, как человек режет, а потом тщательно разжевывает лимон, у нас формируются соответствующие вкусовые реакции.

Информация, влияющая на эти каналы восприятия, неоднородна. Так, информация, апеллирующая к зрению, может иметь статичную (газета, журнал) и динамичную (телевидение, компьютер) форму.

Информация, апеллирующая к слуху, может иметь вербальный и невербальный характер (шум, музыка). Отличается она также ритмичностью и неритмичностью. Неритмичность способствует хаотизации мышления, повышает чувство тревожности. Ритмичность же, привычная нам еще до рождения, напротив успокаивает, а иногда вводит в состояние транса.

Каналы массовой информации обладают тенденцией сочетать в себе воздействие на максимально более широкий спектр каналов восприятия.

Так, телевидение сочетает воздействие на зрительные и слуховые каналы, а опосредованно – на осязательные и обонятельные. Соединение этих каналов восприятия приводит к резкому возрастанию эффективности внедрения в сознание любой информации.

Существует мнение, что в данном случае происходит «разрыв фильтров», которые определяют сообщения как истинные или ложные. Текст, преподносящийся на фоне любого видеоряда, уже не воспринимается критически в 74% случаев76.

Пресса воздействует на зрительный канал и опосредованно на слуховой, обонятельный и осязательный. Радио воздействует на звуковой и опосредованно – на остальные. Интернет воздействует на все типы каналов. В зависимости от того, в каком СМИ работает журналист, он должен использовать в своих материалах образную систему, позволяющую максимально активировать все каналы восприятия человека.

Каналы восприятия информации тесно связаны с типом репрезентативной системы человека. В зависимости от того, какой тип репрезентативной системы у нас развит - аудиальный, визуальный или кинестетический - и какая репрезентативная система более развита, мы предпочтем тот или иной способ изложения и потребления сведений. И если тип репрезентативной системы автора совпадет с нашим, при прочих равных условиях мы получим больше информации, чем в случае, когда это не произошло.

Определить тип репрезентативной системы можно опираясь на фразы, которые часто использует человек.

Например, один человек, послушав лекцию, скажет, что он увидел в этой книге, как хорошо подобраны примеры, иллюстрирующие предмет разговора, что она прошла с блеском (визуал).

Другой скажет, что ему понравился тон беседы, ее гармоничный стиль, но он не смог настроиться на идеи автора (аудиал)

Третий скажет, что лектор рассуждает взвешенно, что слушатель в состоянии ухватить содержание, что он чувствует симпатию по отношению к автору (кинестетик).

Сравните: он демонстрирует идею, он говорит, он толкает идею.

Если вы проанализируете собственные тексты, то со временем определите, к какому типу относится ваша репрезентативная система.

Кроме того, вы, несомненно, можете адаптировать текст к вашей целевой аудитории. Так, если вы работаете в СМИ, целевая аудитория которого - киноманы, визуальные выражения будут уместны.

Особенностями каналов восприятия объясняется и строение текстов, и специфика работы журналистов в разных типах СМИ.

Порой в вопросе воздействия электронной информации используется категория знака. Причем под знаком в равной степени понимается картинка, звук, соотносящиеся с каким-либо реальным объектом. Проводится даже сравнение воздействия кадра на телеэкране и слова в газете. Иногда между ними ставится знак равенства. Но именно это сравнение позволяет уловить как раз принципиальную разницу в воздействии текста газеты и электронного сообщения. Дело в том, что число возможных кадров несоизмеримо больше числа слов, и воспринимаются они моментально. Слова же постепенно формируют в сознании картину происходящего. Когда человек читает публицистический текст, то по мере углубления в чтение он в воображении строит разного рода образы. Внутренним видением читатель сам рисует картину описанного, постоянно перепроверяет, сверяет ее с текстом и корректирует. Например, представление о внешнем виде героя может существенно, но неосознанно измениться от начала текста к его концовке. Воображаемые образы характеризуются неполнотой деталей, в них есть пробелы. Порой образ состоит из одного-двух признаков, несмотря на то, что текст содержал больше информации.

Зрителю нет необходимости совершать работу по переводу словесной информации в визуальную. Пластические и слуховые образы он получает уже «в готовом виде». Фильм освобождает его от некоторой работы, дает возможность отдохнуть. Он как бы на одну фазу сокращает путь информации в сознании человека.

Поэтому для восприятия информации по тексту газеты требуется большее время и порой большая сосредоточенность, чем для получения такого же объема сведений от электронного СМИ. Мы можем отдыхать, когда смотрим телевизор. Но чтение – это определенный труд.

Вместе с тем, при телепросмотре мы все время осуществляем работу по согласованию видео- и звукоряда. Учитывая теорию иконического текста, можно понять, что подобно тому, как текст визуализируется, картинка вербализуется в нашем сознании. Мы получаем два текста сразу – созданный нами по картинке и предлагаемый журналистом. Если в этих текстах есть несовпадение, нас ожидает серьезная работа.

В исследовании «Психология искусства» великий режиссер и теоретик кинематографа С.М. Эйзенштейн сформулировал два принципиальных для любого вида творчества вопроса: в чем тайна метода искусства и откуда сопутствующее искусству воздействие. Режиссер предложил один из интересных с психологической точки зрения вариантов ответа: все факты, которые мы традиционно относим к сфере творчества, принадлежат к совершенно точному комплексу явлений – они возвращают нас к диффузному, первобытному мышлению: «Мало того – и к тем состояниям психики, которые либо филогенетически повторяют их - в детском мышлении, или в патологических явлениях – регрессируют к нему (сон, наркоз, шизофрения)»77. Именно этот подмеченный Эйзенштейном глубинный процесс воздействия искусства в конечном счете обеспечивает эффект массовизации потребления информации: нам всем – каждому представителю аудитории – интересны некие общие вопросы, которые обращают нас к древним явлениям и процессам. Мы все застываем у экранов, наблюдая сцены смерти, и вздрагиваем, когда слышим звуки, тревожащие наши атавистические ощущения. Часто на этих общих реакциях основывается стимуляция внимания в рекламных роликах.

С другой стороны, конкретное воплощение произведения включает индивидуальность автора, и эта его особенность позволяет оригинально интерпретировать сообщение, а потому, в силу действия мозаичности восприятия, позволяет и избирательно относиться к потреблению информации. Нас всех испугает или расстроит сообщение о трагедии, и все же каждый отреагирует по-своему. В условиях, когда сообщений становится все больше и больше, мы становимся более избирательными, мы более тщательно подходим к отбору информации. А это обеспечивает процесс индивидуализации.

Процесс индивидуализации связан еще и тем, что журналист, помимо стремления охватить как можно более широкий круг аудитории, одновременно испытывает потребность вступить в интимный доверительный контакт с читателем, зрителем, слушателем. Интимизация повествования – это еще один процесс, стимулирующий индивидуальные оценки сообщения. Все эти особенности, наряду с развитием техники и технологии в сфере информирования, все чаще заставляют ученых задуматься над термином «СМИ». Возможно, его уже пора заменить на термин «средства индивидуальной информации», или эта проблема будет все более и более актуальной в будущем.

И все же исследователи журналистики единодушны в том, что одним из существенных типообразующих признаков средств массовой информации на современном этапе становится аудиторный признак. Е.И. Пронин В книге «Пресса и общественное мнение»78 вводит понятие «предметизатор» - человек, толкующий сообщение, - и убедительно доказывает огромную разницу в восприятии одного и того же сообщения разными предметизаторами. При этом он отмечает одну действительно серьезную проблему: для журналиста содержание подготовленной им информации представляется совершенно однозначным, а вот аудитория может воспринять ее в совершенно другом (а точнее – других) значении. Действительно, каждая аудиторная группа, а порой и каждый представитель аудитории, будет по-своему реагировать на сообщения. Только один параметр коммуникационной модели – степень диалоговости, - подчеркивает различия СМИ разных типологических групп.


3.2.3. Аудиторный фактор и выбор диалоговой модели
В средствах массовой информации, ориентированных на удовлетворение информационных интересов аудитории, в среде которой диалоговая форма передачи информации традиционна, именно диалоговые тексты, проявляют себя ярко и выразительно. В прессе же, ориентированной на аудиторию с монологовыми привычками в получении информации, диалоговых по характеру материалов заметно меньше.

Высокий процент диалоговых текстов демонстрируют издания, ориентированные на профессии, основанные на коммуникации. Например, в журнале «Журналист» большое число текстов выстраиваются на полемике. Даже праздничный номер, посвященный 300-летию российской прессы, открывается в рубрике «Дневник редактора» полемической публикацией Г. Мальцева «Юбилей и юбиляры»79, в которой автор анализирует ситуацию в области СМИ. Он, например, выступает против «использования» журналистики властью: «С прессой активно работают партии и движения, и, что совершенно недопустимо, журналистов втягивают в партийное строительство. Начали производить телодвижения и окружные власти. Логика у них простая: раз есть власть – значит, нужна своя газета, свое телевидение и радио. Региональные и муниципальные начальники вообще не церемонятся. Вон в Подмосковье у администрации области и Союза журналистов есть прекрасный договор о сотрудничестве»80. Автора явно не устраивает описываемая и детализируемая далее ситуация. Ниже Г. Мальцев выступает с полемикой по новой версии закона «О СМИ»: «Сейчас медианачальники вносят новый проект Закона о СМИ. Сегодня мы публикуем мнение о нем профессора М. Федотова, одного из авторов первого закона. Но и невооруженным глазом видно: права главных редакторов, редакций, журналистов заметно урезаны. Вносящим проект «богатеньким Буратино» они и не нужны. А журналистов спросили?»81

Действительно, далее в журнале помещена также полемическая публикация В. Челышева «Кто подрежет волчьи уши?»82, в основе которой – беседа с М. Федотовым.

В этой и большинстве других публикаций журнала «Журналист» очевидно доминирование аргумента «к человеку» как средства пафосности.



Другое дело – пресса, которая ориентирована на аудиторию, привыкшую получать информацию в монологической и фактологической форме. К таковым принадлежит большая часть изданий, адресованных занятым в технической сфере. Например, в январском номере за 2003 г. журнала «Сети и системы связи» не удалось обнаружить ни одного собственно полемического текста, хотя публикация П. Шульца «Ошибки, которые вы уже не сделаете, прочитав эту статью»83 содержит полемический заголовок (якобы есть ошибочные предположения, и, если их не исправить, обязательно будут допущены промахи), полемическое начало, построенное на опровержении традиционных убеждений: «Успех в бизнесе не зависит от того, насколько новы, хороши или необычны ваши продукты. Не зависит он и от вашего умения употреблять модные словечки и разные специальные термины в рекламных текстах. И совсем не обязательно, чтобы ваша технология была сверхинновационной»84.

Такой пример полемики эпизодичен. В целом же журнал выстраивается на монологовых текстах, а в полемике доминирует логическая аргументация.



Профессиональные средства массовой информации отличаются и по другим параметрам самих публикаций. Ориентированная на гуманитариев пресса чаще использует сложную художественно-образную аргументацию, а издания, рассчитывающие на читателя с техническим образованием, обращаются к логической или маскирующейся под нее эмоциональной аргументации. Такая зависимость не безусловна и нарушается некоторыми изданиями, но можно говорить об общей тенденции, связанной, думается, с информационными привычками аудитории.
3.2.4. Возрастной фактор медиавоздействия
Возраст в значительной степени влияет и на восприятие информации и, как следствие, на медиавоздействие. Понять это помогает возрастная теория Пиаже, согласно которой мы проходим следующие стадии умственного развития:

  1. Сенсомоторное развитие (до 18 месяцев) – ребенок формирует и тренирует врожденные формы поведения, реагирует на акустические телевизионные стимулы;

  2. Дооперациональное, наглядное мышление (от 18 месяцев до 7 лет) – когнитивные процессы характеризуются эгоцентризмом. Ребенок уже воспринимает стимулы в их символическом значении, но не мыслит ситуации вне себя. Мышление становится логичным и последовательным, появляется навык классификации. Внимание сильно зависит от яркости и выпуклости объекта. Его необычность, контрастность, динамичность имеют значение. Особенно нравится простая и быстрая смена действий. На этой стадии ребенок еще не может выделять сюжетную линию и отделять главное от второстепенного. Он не в состоянии полностью и четко воспроизвести телевизионную линию, часто отвлекается от телепросмотра. Вот почему передачи для детей отличаются простотой и структурной четкостью, а также узнаваемой драматургией.;

  3. Формирование конкретно-операциональных структур (от 7 до 12 лет) – дети учатся отличать вымысел от реальности, но в начале этой стадии более адекватно воспринимают текст при чтении. Так, в ходе чтения дети дают больше комментариев и запоминают больше фактов, чем в ходе телепросмотра. При телепросмотре они, как правило, хорошо запоминают визуальные эффекты. Тем не менее, в этом возрасте дети уже выступают с самостоятельными утверждениями по теме материала, могут критиковать услышанное или прочитанное, более гибко подходят к выбору телепередач и отключаются на время рекламных пауз;

  4. Формально-операциональная стадия (от 12 лет) – человек уже способен мыслить теоретически. Подросток мыслит дедуктивно, строит гипотезы по поводу материала и проверяет их, пропускает несущественную информацию и фокуссируется на важных элементах, отличает вымысел от реальности на основе как формальных, так и содержательных признаков, реконструирует телеисторию на основе увиденного без эффекта «заполнения» (додумывания).

Не в меньшей степени различается в возрастном аспекте и читательское поведение, что находит отражение в характере публикаций.

В прессе для возрастных групп, к примеру, совершенно очевидно различие между детской и молодежной прессой. Например, в детских изданиях (для дошкольников и младших школьников) в большом объеме встречаются ректеративные тексты. Значительная роль отводится иллюстрациям. В молодежной прессе (для подростков, старших школьников и студентов) сравнительно часто встречаются аналитические диалоговые материалы преимущественно полемического характера с явно выраженным элементом сатиры. Во многом это связано со стремлением вести диалог с подростками по самым разным вопросам. Как известно, эта группа аудитории отторгает назидательность и охотнее вступает в диалог, нежели многие другие группы, скорее, чем аудитория старшего возраста, готова к обсуждению неоднозначных тем. Так, по результатам социологических опросов, проведенных немецким профессором Э. Ноэль-Нойман, 42% молодых людей в возрасте 16-29 лет были готовы дискутировать по противоречивой теме85. Полемический же текст позволяет в чем-то проявить своего рода максимализм, свойственный молодежному коммуникационному поведению.

Другая причина популярности полемики в молодежном издании - это замеченная многими исследователями тенденция к обсуждению «трудных» тем, к копированию взрослой бульварной прессы. Копирование поведения авторитета, характерное для этого этапа взросления человека, эффективно и внутри полемических структур. Именно в подростковой и молодежной среде психологи часто отмечают проявление так называемого «феномена капитанства»86. Иными словами – поведения, основанного на непререкаемом авторитете «старшего», когда даже абсурдное утверждение последнего не подвергается критике. Такая поведенческая особенность молодежной среды позволяет зачастую копировать именно массовые и даже «желтые» издания для взрослых. Однако процент полемических текстов в качественных, массовых и желтых молодежных изданиях приблизительно одинаков, как и у их «взрослых аналогов». Другое дело – характер полемики. Если в журнале «Смена», например, его можно охарактеризовать как преимущественно конструктивный, то в журнале «Cool» - как преимущественно деструктивный, скандальный.

Несмотря на весомое значение подражательного поведения в молодежной среде, аргумент «от авторитета» имеет в молодежной прессе некоторые ограничения, связанные с групповым характером отношений молодежи и со стремлением к противопоставлению своих групповых ценностей иным. В частности, аргумент, основанный на апеллировании к мнению большинства и формирующийся на принципе социального доказательства, оказывается в полемике данного типа изданий малоэффективным. Напротив, утверждение о том, «что большинство думает так и считает так», вызывает отторжение. Аналогичное воздействие оказывают и другие формы убеждения, основанные на ссылке на общепринятое мнение (например, подмазывание аргумента).



К другим особенностям публикаций молодежного издания можно отнести тенденцию гиперболизации проблемы, предельную категоричность позиций, основанную на частом обращении к эффекту контраста, специфический молодежный сленг. Это стремление продемонстрировать высокий уровень агрессии в публикации связано не только с так называемым «юношеским максимализмом», но и с успешным функционированием в молодежной среде механизма вознаграждения за агрессию, который может быть построен, прежде всего, на одобрении сверстников, а также на одобрении взрослых как в прямой форме (за успешную публикацию), так и в косвенной форме (через элемент подражания текстам прессы для старших возрастных групп). В этом случае формируется эффект, в результате которого автор успешного текста становится коммуникативным лидером – то есть человеком, «который обладает нетривиальной информацией с точки зрения данной ситуации общения, умеет выразить эту информацию в наилучшей форме и довести ее до сведения адресата посредством оптимального языкового контакта»87. Иногда повышенный агрессивный фон публикаций молодежной прессы вызывает опасения со стороны исследователей, занимающихся изучением вопроса о влиянии средств массовой информации в связи с формированием эффекта прайминга, деформацией представлений об обществе и увеличением числа агрессивных социальных сценариев у психологически незрелой аудитории.

В детских же журналах отсутствие агрессивного компонента можно связать с небольшой долей публицистических материалов вообще – основу детских журналов составляют сказки, рассказы, комиксы, кроссворды, головоломки, загадки и другие материалы непублицистического характера, в которых агрессивный компонент явно не выражен.



По-разному проявляет себя в этих типах изданий аргументация. Так, в прессе для детей один из самых распространенных аргументов – аргумент при помощи примера, очевидно соответствующий особенностям детского восприятия. В изданиях для молодежи доминирует аргумент от авторитета. В изданиях для пожилых преобладает «дамский аргумент» и часто встречаются уловки: «раздувание проблемы», «расширение и сужение тезиса», «произвольные доводы». Причем, в прессе для пожилых интенсивность полемического текста угасает, что можно объяснить снижением стремления к обсуждению противоречивых тем вообще. По результатам исследования Э. Ноэль-Нойман, только 27% представителей группы «60 лет и старше» готовы дискутировать по противоречивым темам88.

Разная система текстов сложилась и в журналах для мужчин и для женщин, что можно объяснить спецификой восприятия информации полами.




      1. Гендерный фактор медиавоздействия

Исследователи сходятся сегодня в представлении о том, что отличия информационного и коммуникативного поведения между мужчиной и женщиной преимущественно можно объяснить с позиции реализуемой ими социальной роли и в рамках, прежде всего, социального конфликта. То есть мужчины и женщины отличны не столько потому, что это обусловлено биологическими и физиологическими факторами, а потому что они реализуют разные социальные роли и уже как результат этого приобретают те или иные качества. Именно потому отличия в функционировании текстов в изданиях для женщин и мужчин определяются как связанные, прежде всего, с социальным полом. В силу этого, акцентуация отличий, диктуемая ориентацией издания на свою целевую аудиторию, представляется более значимой, нежели отличий, связанных с полом автора публикации (за исключением случаев, когда авторский пол обыгрывается в материале). Эти отличия очевидны и требуют конкретизации в содержательном и формальном плане.

Сегодня в структуре женской прессы выделяются несколько типов в зависимости от выбранного основания. По виду изданий это могут быть журналы, еженедельники, газеты, дайджесты, бюллетени, практические руководства, приложения. По региону распространения женские издания подразделяются на всероссийские, республиканские, региональные, городские, международные. По аудиторному признаку они могут быть адресованы всем женщинам России, региональным или этнических женским сообществам, различным возрастным группам, женщинам-матерям, представительницам различных женских профессий. По целевой направленности женские издания подразделяются на общесоциальные, просветительско-образовательные, информационно-познавательные, развлекательные, прикладные, рекламно-информационные. В таком разнообразии женской прессы, бесспорно, сложно установить общие детерминанты.

Однако можно говорить о том, что существуют принципиальные различия как в подходе к информированию аудитории, так и в оформлении изданий. Несколько упрощенные представления о том, что основные женские темы – дети, семья, досуг, быт, а мужские – карьера, женщины, машина, оружие, все же учитываются многими изданиями и «разбавляются» с учетом особенностей более узко обозначенной аудитории.

При оформлении изданий, как правило, учитывается тот факт, что женщины более благоприятно воспринимают нечеткие контуры, полутона и пастельные краски, округлые формы, а мужчины с интересом реагируют на открытые цвета и четкие геометрические фигуры.

Намечаются некоторые отличия и в структуре текстов. Так, например, в женских изданиях («Cosmopolitan», «Shape») часто используются диалоговые формы (причем ведется доверительный диалог). Об эффективности такого рода структур свидетельствует то, что большое количество текстов начинается с полемического фрагмента. Здесь чаще всего мы встречаем прием опровержения предполагаемой позиции оппонента: «Что произойдет, если в одном купе окажутся подходящие друг другу по возрасту свободные мужчина и женщина? Неверно. Это случится позже. А вначале они будут просто говорить, и непременно выяснится, что у них ужасно много общего и они идеально подходят друг другу»89.

Иногда читатель как бы включается в круг позиции журналиста: «Как часто, выбрав в магазине крем, мы не решаемся его купить из-за высокой цены и сомнений. Что он вовсе не так эффективен, как обещают. А зря – дорогие продукты действительно основаны на эксклюзивных формулах и дают результат»90.

Случается, что журналист использует полемику для формирования эффекта обманутого ожидания: «Об играх в постели сказано… Нет, еще не все, осталось рассказать о том, как смешно они порой заканчиваются»91. Или: «Слышала ли ты что-нибудь про сексуальный интеллект и про его коэффициент? И не должна была»92.

Нередко заголовки имеют полемический оттенок – даже тогда, когда в тексте мы не видим полемики, например: «Новый взгляд на Новый год», «Измени свою судьбу», «Сильные и слабые стороны видеофитнеса», «Через тернии – к спорту», «Капля камень точит», «Почему я не худею», «На старт… Внимание… Расслабьтесь». Здесь полемичность проявляется в изменении привычного отношения к проблеме или ситуации, в противопоставлении, в отрицании, в призыве к переменам.

Таким образом, полемика, не составляя основу материала, все же часто используется журналистами женского журнала в роли «зазывалы» - как механизм привлечения внимания к публикации.

В мужских журналах полемические материалы почти не встречаются. В структуре других материалов полемику можно обнаружить также заметно реже, нежели в женских изданиях. Тексты вообще тяготеют к монологичности.



Неодинакова и система ошибок и уловок. В женских изданиях часто используются средства эмоционального убеждения, что связано, прежде всего, с такими особенностями аудитории, как наличие определенного «запаса готовых суждений», аналогий, доминирование эмоций над интеллектом. Как показывают социологические исследования, женская аудитория выберет скорее публикацию, адресованную к эмоциональной сфере, а не к рациональной93. В числе наиболее распространенных способов эмоциональной аргументации можно назвать «апелляцию к публике». Как показывает структурный анализ начал текстов, нередко используется такая уловка, как «раздувание» проблемы. В той части публикаций, которая содержит справочную или рекламную информацию, а также в околонаучных материалах она сочетается с «аргументом к городовому», когда ссылаются на авторитетное лицо, сильную личность.

В мужских изданиях нельзя говорить о доминировании эмоций над логикой – здесь они сочетаются почти в равной мере, как, например, в публикации «Драма у светофора»94. Речь идет о ситуации, когда водитель попадает в пробку. Пафос текста таков: «Не нервничайте, действуйте!» Первый призыв подкрепляется эмоциональной аргументацией, второй – логической. Оспаривается точка зрения, что, во-первых, в такой ситуации лучше ничего не предпринимать, и, во-вторых, что здесь без волнения не обойдешься. «Казалось бы, а как же иначе?» - задает вопрос журналист, и отвечает – как именно «иначе» должен поступить водитель.

В рамках аргументации по-разному фигурируют аргументы по аналогии. Характеризуя женское и мужское ассоциативные поля в целом, следует отметить в первую очередь, что количество разных ассоциатов-реакций в женском ассоциативном пространстве меньше, нежели в мужском. Это, по крайней мере, в русле нашего анализа, находится в явном противоречии с утверждением психологов о большей ассоциативности женского мышления. Однако анализ ассоциативных структур с ярко выраженной коннотацией позволяет утверждать, что отрицательная характеристика присуща более текстовым структурам мужских изданий.

В структуре текста наблюдаются и другие отличия между изданиями для женщин и для мужчин. В женских изданиях проблема часто углубляется в текст. Как отмечают психологи, женщины вообще любят «вытанцовывать» вокруг проблемы, четко не формулируя ни цели, ни желаемого результата. Мужчина же направлен на действие. Поэтому в тексте изданий для мужчин в рамках обсуждаемых противоречий часто встречаются предписания по решению проблем, инструкции.

Расхождения в поведении авторов мужских и женских изданий во многом обусловлены спецификой установок относительно агрессии. Так, по мнению многих исследователей95, женщины в большей степени обеспокоены результатами агрессивного поведения, а потому и в текстах, публикуемых на страницах женских изданий, заметна большая осторожность в выборе аргументативных средств и сдержанность в характеристике оппонента. Авторы женских изданий предпочитают использовать косвенные действия, которые наносят вред противнику «окольным» путем – то есть чаще используют уловки, основанные на опосредованной критике позиции оппонента и утверждении своей точки зрения. Сотрудники мужских изданий, напротив, склонны прибегать к прямым формам агрессии и используют аргументы, прямо направленные на оппонента или его позицию.

Установка женщин на отношение к агрессии как к средству экспрессии заставляет их часто апеллировать к эмоциональному уровню восприятия аудитории и включать полемический компонент в произведение как фактор, способствующий установлению определенного эмоционального контакта с читателем. Установка же мужчин на инструментальный подход в оценке функций агрессии располагает авторов мужских изданий использовать полемические структуры в максимально прагматическом аспекте – а именно для утверждения своей точки зрения, повышения своего статуса, корректировки позиции читателя.



Помимо этих отличий у российской аудитории есть нечто общее, что отличает ее от аудитории других стран. Исследователи называют следующие основные психологические особенности восприятия массовой информации в России96:

- тяготение к аналитике;

- возможность получения альтернативных оценок и мнений;

- стремление получить целостное представление о событии;

- интерес к мнению высокопоставленных лиц и мнению обывателей;

- одинаковый интерес к деловым и личностным характеристикам героев публикаций.

Таким образом, сообщения СМИ оказывают разное воздействие на разных представителей аудитории, но, вместе с тем, постоянно воздействуя на массовую аудиторию, СМИ создают психологические общности – особые разновидности толпы, легко управляемой через механизмы удовлетворения личных и общественных потребностей.


Каталог: staff
staff -> Этологические экскурсии по запретным садам гуманитариев. Этологические экскурсии по запретным садам гуманитариев
staff -> Содействие социальной адаптации студентов в процессе физического воспитания в вузе
staff -> Учебно-методическое пособие по профилю подготовки 050716 «Специальная психология»
staff -> Краткое содержание курса дисциплины «Межкультурная коммуникация» Тема Межкультурная коммуникация как научная
staff -> Е. Ю. Красова, В. В. Стукалова воздействие рекламы на жизненные ценности молодежи
staff -> Диалектика потребностей человека
staff -> Социология рекламной деятельности Е. Ю. Красова
staff -> Анна Васильевна Дейнека Управление персоналом
staff -> Темы рефератов Социокультурные процессы в современном мире и реклама Культурная традиция и реклама


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   26


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница