Психология сегодня Материалы Х региональной студенческой научно-практической конференции 23 – 24 апреля 2008 г Екатеринбург



страница16/24
Дата12.05.2016
Размер6.69 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   24

Выявлялось отношение к официальному оформлению отношений. 77% девушек считают, что официальные отношения стоит оформлять, так как это придает уверенность в отношениях, укрепляет их, является нормой общества и облегчает процесс раздела имущества при разводе. 23% девушек считают, что регистрировать отношения необязательно, так как это просто штамп в паспорте, который никак не повлияет на отношения. 56% юношей считают, что вступать в законный брак стоит, так как увеличивается ответственность, фамилия передается детям, новая ступень отношений и др. 16% выступили против, потому что штамп в паспорте – просто формальность. Остальные 28% считают, что все индивидуально.

Интересно, что, не смотря на то, что в современном мире женщина и мужчина практически равноправны, взгляды на распределение ролевых отношений в семье не изменились. То есть большинство считают, что муж должен обеспечивать семью материально – 60% юношей и 52% девушек, защищать ее – 16% юношей и девушек; а жена должна создавать уют и комфорт в доме – 68% юношей и 44% девушек, воспитывать детей – 32% юношей и 16% девушек.

Современная молодежь в своем (своей) супруге ценит следующие качества: юноши в первую очередь ценят верность – 52%, понимание – 40%, любовь и уважение – по 24%; а девушки ценят уважение 36%, любовь 28%, заботу, доброту, понимание и честность по 24%.

Чтобы выяснить идеал семьи для современной молодежи, исследуемым предлагалось написать, что такое счастливая семья. Счастливая семья – семья, где царит любовь, и преобладают только положительные чувства – 48% девушек; семья, построенная на взаимопонимании, взаимоуважение и взаимодоверии – 32% девушек и 16% юношей; семья, где есть дети – 16% девушек и 44% юношей.

В последнем вопросе анкеты мы просили исследуемых указать, собираются ли они в будущем вступать в брак: 96% юношей и девушек ответили на данный вопрос положительно, 4% юношей ответили, что не знают, и 4% девушек указали, что не собираются выходить замуж.

Итак, из проведенного нами анкетирования видно, что в современном обществе возросла роль гражданского брака, как способа проверить свои чувства. Но роль официального брака вовсе не снизилась. У современной молодежи семья занимает одно из первых мест.
Е.А. Белоусова

г. Екатеринбург, УГТУ-УПИ

Психотехнологии защиты личности
от скрытого манипуляционного воздействия

Современные условия жизни (быстрый темп, информационная насыщенность, рост конкуренции, отсутствие близких доверительных отношений) способствуют тому, что большое распространение получают технологии скрытого воздействия (манипуляция).

Манипуляция – скрытое психологическое воздействие, которое, создавая иллюзии у другого человека, вызывает у него намерения, не совпадающие с его действительными желаниями. Действия манипулятора чаще всего носят скрытый характер и не осознаются тем человеком, который подвергается скрытому воздействию, заставляя его делать, чувствовать совсем не то, что ему хочется. Поэтому естественно то, что каждый человек хотел бы уметь идентифицировать и защищаться от скрытого воздействия.

Процесс скрытого воздействия манипулятор начинает с поиска в душевном мире своего собеседника так называемого союзника при помощи актуализации мотива, который находится в ситуации неопределенности. Если этот мотив найден, то у объекта манипуляции начинается внутриличностный конфликт, который выгоден манипулятору. Целостная личность человека распадается на субличности, противоречащие друг другу. Действуя на структуру личности, манипулятор стремится воздействовать и на психические процессы объекта, контролировать его автоматизмы (привычки, стереотипы поведения и восприятия, мифологические аргументации). В этом случае человек становится уязвимым, легко поддающимся влиянию. Поэтому основной задачей при обучении противодействия и нейтрализации скрытого воздействия является сохранение человеком внутриличностной целостности, когда все субличности выступают единым фронтом.

Для того чтобы нейтрализация скрытого воздействия была эффективной необходимо руководствоваться следующими принципами:


  1. любое противодействие должно быть адекватным, то есть соответствовать причине угрозы и источнику опасности;

  2. защита должна соответствовать интенсивности воздействия и результату т.е. должна быть направлена на устранение угрозы;

  3. защитные действия должны носить конструктивный характер, быть направлены на созидание, рост, прогрессивное развитие отношений, психологического состояния, эффективности совместных действий.

Существует два способа защиты от скрытого воздействия:

  1. направлен на распознавание техник манипулятора и активное противостояние им;

  2. направлен на предупреждение попыток использования человека в качестве адресата манипуляции.

Остановимся вкратце на сущности первой группы способов защиты.

В ходе скрытого воздействия манипулятор использует различные приемы, техники. Зная их, можно либо противодействовать им, либо использовать в своих интересах.

В ситуациях скрытого воздействия и оказания психологического давления со стороны манипулятора наиболее эффективным является противодействие. Здесь возможно определить скрытые намерения манипулятора, задавая уточняющие вопросы с интонацией недоверия, изменяя манипулятивное воздействие в таком направлении, чтобы его эффект соответствовал интересам самого адресата манипуляции. Например, если человек замечает, что его собеседник пытается увести разговор в другую сторону, он может поддержать отвлечение на иную тему, которая, однако, будет выгодна и для него.

Основными приемами второй группы способов защиты являются:



  • Непредсказуемость. «Когда ты непредсказуем, ты неуязвим» (К. Кастанеда). Если адресат будет вести себя так, что его действия невозможно будет предугадать, то манипулятору не к чему будет подстраиваться. Но, несмотря на кажущуюся простоту этого приема, зачастую бывает очень сложно им воспользоваться. Это предопределяется уже сложившимися в обществе стереотипами, стилями поведения в той или иной ситуации. Человека ставят в такие рамки, когда он просто не может повести себя по-другому. Например, если в обществе не принято прерывать собеседника на полуслове (это считается невоспитанным), то некоторые люди могут этим пользоваться, чтобы заставить собеседника дослушать себя до конца, даже если видят, что последнему это неинтересно. Неожиданностью в такой ситуации будет уход собеседника в середине разговора, но естественно при наличии уважительной причины. В этом случае манипулятору будет нечего возразить.

  • Задержка автоматических реакций. Это может проявляться в том, что адресат будет действовать осторожнее, чем обычно, или затрачивать больше времени на принятие решения. Например, человек может тянуть с ответом на очень привлекательное предложение, что ставит манипулятора в тупик.

Существует ряд приемов распознавания манипуляции:

1. отслеживание изменения ситуации. В ходе манипулятивного воздействия происходит нарушение баланса тех или иных переменных взаимодействия:



  • Неравномерность в распределении ответственности за совершаемые действия и принимаемые решения;

  • Полученный результат не соответствует вложенным усилиям;

  • Наличие силового давления;

  • Нарушение сбалансированности элементов ситуации (необычность мишеней воздействия, необычность компоновки или подачи информации);

  • Неконгруэнтность в поведении партнера, когда различные «каналы» передают противоречивую информацию;

  • Стремление манипулятора подчинить поведение человека стереотипам.

Все эти признаки являются признаками изменения ситуации.

2. посредством анализа механизмов манипулятивного воздействия. Здесь задача обнаружения скрытого воздействия сводится к отслеживанию реакций манипулятора, к которым относятся:



  • Слишком частое появление психических автоматизмов;

  • Инфантильные реакции (плач, агрессия, тоска и т.п.);

  • Дефицит времени, отпущенного на принятие решения;

  • Состояние суженности сознания – ограничение круга обсуждаемых идей, «цикличные» высказывания и т.п.;

  • Неожиданное изменение фоновых состояний.

Необходимо отметить, что, обладая лишь теоретическими знаниями способов обнаружения и защиты от манипуляции, очень сложно реально осуществить их на практике. Ведь набор технологий манипулятора огромен и постоянно пополняется. В связи с этим мы видим два основных способа для того, чтобы реально научиться противостоять скрытому воздействию.

Первый – обучение человека активному использованию методов и приемов противодействия манипуляции через участие в социально-психологических тренингах. Специалисты, проводящие их, могут на реальных ситуациях продемонстрировать техники манипуляторов, научить, как вести себя в том или ином случае.

Второй способ – саморазвитие человека. Можно с уверенностью сказать, что не все люди склонны поддаваться манипулированию и далеко не все из них посещали специальные тренинги. Значит, они обладают определенным набором качеств, которые необходимо развивать тем, кто хотел бы научиться защите от скрытого воздействия. Можно предложить следующие направления саморазвития: изменение самооценки, повышение уровня осведомленности, поиск ниш реализации, развитие креативности.
Д.М. Бирюкова, Л.В. Волкова
Лебедева В.А.

г. Екатеринбург, РГППУ

СМИ как элемент формирования имиджа
города

В настоящее время в отечественной психологии стали появляться иноязычные термины: креативность, менеджмент, тренинг, маркетинг и многие другие, в том числе имидж. Это не просто новые слова, а понятия, концепции, которые необходимо соотносить с устоявшимся понятийным строем российской психологии.

Необходимость психологических исследований имиджа на современном этапе развития науки обусловлена сущностными противоречиями между бурно развивающейся социальной практикой функционирования имиджа в различных сферах социальной жизни и необходимостью ее теоретического осмысления.

Понятие имиджа прочно вошло в оборот в периодической печати, телевидении, рекламе, проникло в бытовую речь. Как правило, имидж воспринимается людьми как некоторая ценность, ассоциируясь с успешностью той или иной деятельности, индивидуальной или коллективной. Осознание ценности хорошего имиджа оформляется в социальный заказ, ответом на него становится стремительное развитие имиджмейкинга — профессиональной деятельности по созданию и преобразованию имиджа.

Со стороны представителей психологической науки усиливается интерес к такому явлению, как имидж, о чем свидетельствует резкое увеличение в последние годы числа научных публикаций на темы, связанные с имиджем, либо затрагивающих те или иные его стороны и аспекты. Между тем, целостная психологическая концепция имиджа в настоящее время пока не создана.

Понятие «имидж» происходит от латинского imago, связанного с латинским словом imitari, означающего «имитировать». Имидж неповторимые образы-представления о конкретных объектах, которые выделяют, создают впечатление их радикального отличия от других, наделяют дополнительными ценностями. Имидж есть единство представления и эмоционального восприятия объекта, обеспечивающее узнаваемость, позиционирование, формирование особого мнения и отношения к нему.

Поднимая тему имиджа города как проблему, требующую исследования, необходимо выделить логически очерченный круг вопросов, ответы на которые и будут являться теоретическим решением этой проблемы: Что такое имидж? Можно ли говорить об имидже города? Из чего складывается имидж города, его элементы? Кто является субъектом управления имиджа? Что или кто является элементом управления? Каким должен быть имидж города, его идеальное описание?

Одним из спорных вопросов является определение элементов содержания имиджа города, то есть то, что мы должны позиционировать. Мы считаем, что один из его элементов — СМИ, а конкретно телевидение. Ведь более четверти времени бодрствования «совокупное население» нашей страны проводит, смотря телевизор, т.е. пребывает в мире, создаваемом ТВ. В связи с этим исследования телевизионного образа города, а также закономерностей взаимосвязи «настоящего» и «телевизионного» представляются очень актуальными. Несмотря на общественную значимость тематики, в этом направлении в России не производилось весомых исследований.

На наш взгляд, телевизионный образ — это совокупность экономических, политических, социальных, культурных, исторических аспектов, отраженных в СМИ, в данном случае - в телевидении.

Во всем мире телевидение занимает первое место среди всех средств коммуникации по таким параметрам, как человеческий интерес, контекстуальная информация и помощь в понимании.

Телевидение создает ощущение синхронности с событием, которое не достигнуто нигде более. СМИ все время стремились к сокращению времени между событием и его освещением. Но газета представляет освещение событий вчерашнего дня, какие бы ухищрения ни предпринимались по этому поводу. Свести этот разрыв к нулю может только телевидение.

Телесобытие воспринимается аудиторией как более достоверное еще и потому, что визуальная коммуникация не учитывает наличие фильтров в виде режиссера, оператора, редактора. Зрителю же кажется, что он видит само событие, к которому никто не прикоснулся. Печатная информация с этой точки зрения уже не само событие, а описание его. В случае телевидения имеет место феномен совмещения события и описания.

Телевидение, в сравнении с газетой, дает также большой набор лишней информации. Особенно это заметно в случае прямых репортажей. Сопоставляя их с просто телевизионными новостями, можно увидеть массу иной информации, которая в противном случае не попала бы к нам. При встрече официальной делегации мы видим, кто с кем говорит, кто курит, кто как одет. Автор (говорящий) входит в процесс коммуникации наравне с сообщением, в ряде случаев он пересиливает произносимые слова. Д. Рисмен писал о смене героики эпохи в связи со сменой основного канала коммуникации. Если раньше это были лидеры производства, то сегодня на первое место вышли лидеры досуга, лидеры потребления (актеры, режиссеры, поп-певцы и т.д.).

Пользуясь классификаций Юнга, можно утверждать об определенном переходе от интровертных СМИ к экстравертным, хотя он не говорил о СМИ. К. Юнг утверждает, что «экстравертный чувствующий тип больше всего подавляет свое мышление, потому что мышление, скорее всего, способно мешать чувству». И далее: «Опасность для экстраверта заключается

в том, что он вовлекается в объекты и совершенно теряет в них себя самого». По сути, это более эффективный способ социального управления, где все заключено во внешних параметрах, а их вполне можно контролировать. Здесь нет мышления, здесь нет сообщения как чего-то нового, а только напоминание, активация того, что уже присутствует в человеке в свернутом виде.

Телевидение сегодня стало главным инструментарием создания публичности. Не только телевидение, но и пресса отражают образ города, создают при этом своеобразный имидж.

С помощью СМИ быстро формируется устойчивое общественное мнение, ломаются устоявшиеся и создаются новые стереотипы, эталоны поведения и отношений, иначе говоря, формируется имидж того или иного объекта, в том числе и любого города.

Работа со СМИ — важный этап информационного маркетинга, и большинство специалистов отмечают огромную роль средств массовой информации в формировании и поддержании имиджа города. Если давать определение СМИ на языке маркетинга города, то средства массовой информации здесь относят к категории лиц влияния — это «лицо, которое вовлекается на некоторой стадии в принятие решений, обрабатывает информацию и проявляет влияние на решение. Среди прочих здесь журналисты, в целом средства массовой информации»

Подача информации и в местных, и в центральных СМИ — крайне важный фактор для имиджа города, так как результатом описанных процессов — обмена информацией, ее отбора, осмысления и упорядочения должно стать непосредственное восприятие географического образа, его закрепление и существование в массовом сознании.

Кроме того, очень важно не только упоминание о городе в СМИ, содержание этих сообщений, но и, собственно, интенсивность появления этих сообщений.

Упоминания о городе в центральной прессе призваны обеспечить если не его идеальный образ, то хотя бы проинформировать общественность о нём. Основной же груз ответственности за формирование имиджа территории ложится на региональные, местные средства массовой информации. Казалось бы, функционирующая непосредственно на территории города, близко знакомая с его особенностями, местная пресса обеспечит успешное проведение имиджевой политики в регионе. Но и здесь существуют свои «подводные камни».

Существует множество подходов к формированию имиджа города. Но какой бы он не был выбран городом, он не оставит без внимания необходимость в информации. Средства массовой информации и на поле региональных войн (или союзов) останутся четвертой властью. Тем важнее и нужнее изучение их возможностей и их роли в создании территориальных имиджей.

Имидж города — один из наиболее действенных социально-психологических региональных регуляторов. Имидж, определяющий характер наших взаимоотношений с объектами, обладает высочайшей степенью эффективности. Проблемы развития российских городов сегодня затрагиваются все чаще, поэтому есть надежда на качественные изменения в процессе формирования их имиджа, в частном случае — через СМИ.

Пресса, в силу её массово-информационной природы, отражает городские процессы, создает в представлении социально активной части читателей-горожан образ города как единого материально-духовного пространства. Городская пресса является важным фактором формирования городской среды и городского сообщества. Телевидение же предоставляет нам — зрителям полную информацию о происходящих событиях не только у нас в стране, но и в мире.


Д.М. Бирюкова, Л.В. Волкова

Лебедева В.А.

г. Екатеринбург, РГППУ

Образ Екатеринбурга глазами телезрителей

Со стороны представителей психологической науки усиливается интерес к такому явлению, как имидж. Между тем, целостная психологическая концепция имиджа в настоящее время пока не создана.

Имидж (англ. «image») – образ, воображаемый объект. Это результат целенаправленного позиционирования человека или организации для придания необходимых эмоционально-психологических характеристик и ассоциаций в сознании общественности (целевой аудитории) [Психологический словарь].

Тема настолько актуальна и востребована, что сейчас категория «имидж» входит в понятийный аппарат различных наук, появились первые кафедры и факультеты имиджелогии в отечественных вузах.

Изучением имиджа в отечественной психологии занимались А.А. Бодалев, П.С. Гуревич, В.М. Шепель, А.Ю. Панасюк, Г.Г. Почепцов, Е.Б. Перелыгина, Б.Н. Хатунцев. В зарубежной – Уэбстер, Дж. Брунер, А. Олсен и др.

Цель работы – исследование телевизионного образа города Екатеринбурга.

Объект изучения – имидж Екатеринбурга, предмет – телевизионный образ города Екатеринбурга как элемент имиджа.

Можно сказать, что городу Екатеринбургу на сегодняшний день не хватает чётко сформированного имиджа.

Основные средства в формировании имиджа города: коммуникационные мероприятия и средства, демонстрирующие открытость территории для контактов и позволяющие внешним субъектам лучше узнать ее, удостовериться в существенности имеющихся у нее преимуществ.

Неотъемлемой частью имиджа города является его образ. Можно говорить о том, что не существует единого образа города. Люди «строят» свой город в воображении, используя для этого различные детали городского ландшафта.

Итак, на сегодняшний день имидж становится реальным средством воздействия на массовое сознание.

Телевидение занимает первое место среди всех средств коммуникации, оно позволяет совместить событие и его описание.

Для изучения телевизионного образа города Екатеринбурга было проведено исследование, целью которого явилось определения понятия телевизионного образа у жителей Екатеринбурга и экспертов.

В этом исследовании приняло участие 380 человек (95 мужчин и 285 женщин), из них 289 студентов (до 25 лет) третьего и пятого курсов Российского государственного профессионально – педагогического университета, Института психологии, очной формы обучения; 57 преподавателей и сотрудников РГППУ (от 25 до 55 лет), 23 человека – гостей города.

В силу значимости тематики телевизионного образа города Екатеринбурга для Свердловской области и России и необходимости получения профессиональных оценок была сформирована экспертная группа, в которую входило 13 специалистов, так или иначе связанных с созданием телевизионного образа г. Екатеринбурга и его имиджевых характеристик.

Для реализации целей исследования был разработан инструментарий:


  1. Анкета, целью которого является определение понятия телевизионного образа Екатеринбурга и его особенностей. Она состоит 20 вопросов: открытого и закрытого типа.

  2. Психосемантическая шкала для оценки телевизионного образа Екатеринбурга, состоящая из 65 пар качеств, которые нужно оценить по пятиточечной шкале. Пары качеств являются антонимами, характеризующими в той или иной степени образ города.

  3. Карта наблюдений, разработанная на основании анализа наиболее популярных телеканалов, 16 основных составляющих телевизионного образа, которые в свою очередь были разделены ещё на несколько компонентов для более детального анализа и наблюдения телевизионного образа г. Екатеринбурга.

По результатам анкеты, наиболее точно передает телевизионный образ Екатеринбурга – 4 канал (56%), Россия – Урал (21%).

Чаще всего смотрят: ТНТ (69%), СТС (62%) и 4 канал (48%).

Высокую популярность ТНТ и СТС можно объяснить тем, что они соединяют в себе трансляцию как федеральных, так и региональных передач.

62% опрошенных предпочитают смотреть сериалы; 56% – информационные программы (новости) и 50% – развлекательные передачи

Телезрители отдают предпочтения сериалам потому, что при их просмотре не требуется сосредотачивать внимание, задействовать процессы мышления и памяти. Выбор информационных программ обусловлен тем, что за небольшой промежуток времени человек может получить достаточно большой объем актуальной информации. А развлекательные передачи позволяют людям снять эмоциональное и физическое напряжение.

В результате исследования мы обнаружили, что опрошенные под телевизионным образом


г. Екатеринбурга понимают:

  • образ, сформированный СМИ, в частности телевидением Екатеринбурга;

  • информационные программы (новости);

  • обсуждаемые на телевидении вопросы и проблемы;

  • реклама.

Отвечая на вопрос, «Какой на Ваш взгляд телевизионный образ Екатеринбурга?», мужчины ответили: красивый, красочный; преподаватели: негативный, мозаичный; девушки: гламурный, клубный, яркий, развлекательный, веселый, криминальный. Таким образом, в представлении студентов – это яркий, развлекательный, но криминальный образ; преподаватели понимают его как негативный, мозаичный, разрозненный.

52% респондентов считают, что телевизионные программы Екатеринбурга реально отражают жизнь города, т.к. освещают происходящие события, факты, подкрепленные видеосюжетами. Для 46% опрошенных получаемая информация неполная, приукрашенная, частично освещенная.

Новости 4 канала являются одной из любимых передач респондентов (31%). Это можно объяснить тем, что она отражает все происходящие события города и области. 23% – предпочитают новости на канале Россия–Урал; 19% – смотрят ВУЗ–News на MTV, потому что большая часть респондентов – молодежь.

По мнению опрошенных, телевизионный образ создают журналисты (81%) и жители города (27%).

Комментарии ведущих телепередач к видеосюжетам влияют на восприятие телевизионного образа города у 60% респондентов, т.к. передают субъективное отношение к вопросам и проблемам, и являются авторитетным мнением для граждан.

Реклама на областных каналах создает образ Екатеринбурга как богатого мегаполиса, делового и развлекательного центра, имеющего огромный выбор товаров и услуг.

По результатам опроса по психосемантической шкале видно, что жители города Екатеринбурга определили его телевизионный образ как шумный, интересный, запоминающийся, значимый, криминогенный, динамичный, прогрессивный, насыщенный, весёлый и реалистичный.

Сравнивая результаты по психосемантической шкале у мужчин и женщин, можно отметить, что и те и другие определяют телевизионный образ Екатеринбурга как весёлый, динамичный, запоминающийся, любимый, значимый, красивый, криминогенный, насыщенный, позитивный, шумный. Мужчины его характеризуют как богатый, дорогой, коллективный, молодой, образованный, передовой, оригинальный, удивительный, целостный, яркий. Женщины считают, что он гостеприимный, естественный, живой, интересный, оптимистический, приятный, открытый, прогрессивный, развлекательный, реалистичный, сильный. Скорее всего, эти различия связаны с полоролевой принадлежностью, т.е. мужчина изначально - «кормилец» семьи, поэтому и город он видит богатым, дорогим. Женщина – «хранительница очага», красивая, хрупкая, вот и город для неё гостеприимный, приятный, открытый.

Обращая внимание на результаты, полученные у студентов и преподавателей, можно показать общие характеристики телевизионного образа: криминогенность и шум. Можно отметить, что у преподавателей профиль телевизионного образа города располагается вблизи отметки ноль. Можно предположить, что преподаватели – люди, у которых мало времени на просмотр телевизора, а к тому, что им удаётся посмотреть, они относятся критически в силу специфики своей профессии, поэтому профиль, выделенный на основании их ответов, является не ярко выраженным. У студентов преобладают следующие характеристики образа города: богатый, весёлый, динамичный, живой, открытый, запоминающийся, значимый, интересный, красивый, любимый, насыщенный, позитивный, приятный, прогрессивный, реалистичный, сильный, чёткий, ясный. Телевизионный образ полностью соответствует опрошенным – студентам, которые молоды, оптимистичны, с огромными перспективами и амбициями, желающими «покорить весь мир».

Проанализировав карту наблюдений, можно отметить, что она является подтверждением анкеты в плане выбора канала, который наиболее полно отражает телевизионный образ г. Екатеринбурга. Как у студентов, так и у преподавателей – это 4 канал.

Если рассматривать выбор студентов, то можно сказать о том, что они также отметили канал MTV, который освещает актуальные для молодежи сферы: систему высшего образования, музыку, межвузовские мероприятия, конкурсы, события.

Преподаватели помимо «4»-ки выделяют канал Россия–Урал. Этот выбор можно объяснить тем, что на канале «Россия» создан единый информационный канал совместного вещания федеральной и региональной редакций. «Вести-Урал» – местное продолжение федеральных «Вестей». Это позволяет педагогам получить большой объем информации за короткий промежуток времени.

Рассмотрим результаты определения телевизионного образа у экспертов. В своих описаниях и оценках все эксперты в той или иной мере опосредуются границами профессиональных и личностных «реальностей». Эксперты определили телевизионный образ Екатеринбурга как образ, создаваемый городскими и областными каналами. По их мнению, он разный, динамичный, но по сравнению с федеральными каналами и передачами отстающий.

Наиболее точно передаёт образ города 4 канал. Но следует отметить, что это частное (как и др.), а не муниципальное телевидение. Поэтому оно несёт в себе определённый заказ, который не всегда объективно отражает реальную жизнь города.

Как считают эксперты, телевизионный образ Екатеринбурга создают властные структуры и рекламодатели, т.к. они влияют на коммерческое телевидение. Городская реклама как яркое представление «продукта» на телевидении оценивается экспертами как статичная, недостаточно информативная и имеющая низкий уровень подачи информации. Также экспертами отмечен невысокий профессионализм работников телевидения в сравнении с центральными телеканалами, что влияет на его качество.

Полученные результаты в ходе опроса жителей города и экспертов, показали, что выделяются такие характеристики телевизионного образа Екатеринбурга, которые отметили все респонденты: криминогенный, шумный. Это можно объяснить тем, что на телевидении Екатеринбурга существует много передач о происшествиях, преступлениях, случающихся в городе; также в новостных программах всегда затрагивают эти тема. При чём, можно отметить, что эти передачи пользуются популярностью у телезрителей нашего города и области. Подобного рода программы вызывают у людей эмоции (пусть даже отрицательные), т.е. человек сопереживает происходящему, а это для русского человека очень важно.

Представители экспертной группы телевизионный образ охарактеризовали как живой, родной. Такие результаты получились, скорее всего, потому, что это те люди, которые либо создают телевидение, либо связаны с ним. Для них оно является близким и родным. Профиль телевизионного образа города, представленный данной группой, – неярко выраженный, что может объясняться критичностью экспертной оценки, профессионализмом в области телевидения. Эксперты характеризуют телевизионный образ Екатеринбурга как мозаичный, т.е. нет единого чёткого образа, для каждого человека он свой, преломлённый сквозь призму собственного жизненного опыта, интересов, целей.

Планируется дальнейшая разработка темы с привлечением различных групп экспертов (представителей рекламы; политики; телекритики; экономики; религии; искусства; науки; силовых структур; общественных организаций), а также увеличение выборки.


О.М. Ботова, А.В. Кардашина,
Н.С. Бастракова

г. Екатеринбург, РГППУ

Сколько нам лет, или Возраст
хронологический и психологический

«Измерять длительность человеческой жизни годами, все равно, что книгу – страницами, живописное полотно – квадратными метрами, скульптуру – килограммами. Тут счет другой и ценится иное: сделанное, пережитое, продуманное».

Р. Баландин

С понятием возраста каждый давно знаком, в психологии это категория, служащая для обозначения временных характеристик индивидуального развития. В психологической науке рассматриваются понятия возраста хронологического и возраста психологического. С хронологическим возрастом каждый постоянно имеет дело, он накрепко «засел» в повседневном обиходе. А что же такое «психологический возраст»? В этом необходимо попытаться разобраться. Для начала необходимо дать определение данного феномена. Понятие «возраст психологический», в отличие от хронологического возраста, обозначает определенную, качественно своеобразную ступень онтогенетического развития, обусловливаемую закономерностями формирования организма, условиями жизни, обучения и воспитания и имеющую конкретно – историческое происхождение (детство).

Человек часто недоволен своим возрастом. В детстве и юности он хочет казаться старше своих лет, а уже в ранней зрелости с растущей ностальгией начинает оглядываться на годы юности. Старея, он изыскивает всевозможные средства омоложения. Если понимать психологический возраст как меру реализованности жизни, это даст возможность в любом хронологическом возрасте выйти за пределы его фатальной предопределенности. Однако такие возможности небезграничны. В юности еще слишком мал отрезок хронологического прошлого, чтобы наполнить его жизненным опытом и свершениям, а, в старости, мы уже почти исчерпали резервы будущего, так что «перспективные линии» стали короче.

Хорошо, когда о завершенном жизненном пути говорят, что он вместил в себя сотни лет. Но каково нам, живущим, – в свои 20 — 30 лет и даже в 80 – сознавать, что психологически мы уже двухсотлетние старцы. Неужели, чем больше человек делает, чем напряженней живет, глубже чувствует и мыслит, тем быстрее и безнадежнее старее?

Скорее наоборот. Жизнь людей творческих свидетельствует о том, что даже в старости они чувствуют себя молодыми.

Человек может считать себя моложе по многим причинам. Простейшая из них кокетство-стремление, во что бы то ни стало сохранить «вечную молодость». Экономисты заметили, что некоторые специфические молодежные образцы товаров пользуются спросом и в старших возрастных группах. Быть может, приобщаясь к молодежной моде, человек сохраняет ощущение молодости? Но вещи – только символы того или иного возраста. Наше поведение, слова, стиль жизни, положение в обществе – вот признаки, по которым другие люди судят о нашей молодости или зрелости.

Анализ теоретических исследований по данной проблематике показал, что благодаря смещениям «я» в прошлое или будущее иногда удается перехитрить хронологический возраст. Например, уменьшить груз прошлого, его удельный вес в собственной жизни, сделав это прошлое настоящим или даже будущим. И тогда человек уходит в прошлое, живет в нем, психологически компенсируя биологическую и социальную старость. Погружаясь в воспоминания молодых лет, он делает актуальными связи давно минувших событий и молодеет в ощущении возраста.

К иным эффектам приводит смещение «я» в будущее. Прошлое становится больше и, как это ни парадоксально, «живя в будущем», человек чувствует себя старше, чем «живя в настоящем».

Так же возможен еще один способ психологического «омоложения – повзросления». Это переоценка ценностей прошлого и будущего.

Может возникнуть вполне закономерный вопрос, а что же лучше – чувствовать себя моложе своих лет или старше? Наверное, лучше всего, когда психологический и хронологический возраст не слишком отличаются друг от друга. Если для подростка естественно желание быть взрослее, а для пожилого человека – моложе, то в зрелости главное – гармония перспективы и опыта.

Ориентируясь на общепринятые возрастные нормы, человек и сам чувствует себя моложе или старше.

Пока речь шла только о том, как связаны переживания возраста с реальными достижениям человека, его социальным положением, то есть, другими словами, о «социальном возрасте». Для психолога же главное – возраст во «внутренней системе отсчета», в которой значимость одних и тех же достижений – событий жизни – по-разному оценивается различными людьми.

Психологический возраст личности – стрелка весов, на одной чаше которых прошлое, на другой – будущее. Когда перетягивает, оказывается более значимым прошлое – человек чувствует себя старше, когда более весомым оказывается будущее – моложе. Вот почему вполне возможным становится то, что годы накапливаются, а человек молодеет.

Это происходит и тогда, когда с каждым годом будущее не сокращается, а открывает все новые перспективы развития, когда человек не останавливается на достигнутом, а устремляется к все более весомым достижениям. Если же человек отказывается от перспектив, и ему кажется, что все главное позади, уже все достигнуто, то, независимо от паспортного возраста, он становиться стариком.


Т.Д. Буторина

г. Екатеринбург, РГППУ

Убеждение как один из основных
механизмов социально-психологического воздействия

Социально-психологическое воздействие — это определенная активность одних людей, осуществляемая в различных формах и различными средствами (в том числе и не психологическими), направленная на других людей и их группы с целью изменения их психики и сознания, т.е. их взглядов, мнений, представлений, мотивов, установок и стереотипов поведения, чувств, настроений и состояний. Актуальность этой темы обусловлена тем, что данная предметная область напрямую выходит на раскрытие способов, методов и средств управления психическими явлениями, сознанием людей; определяет общую логику развития и основную «сверхзадачу» социальной психологии как научно-практической дисциплины, указывает на наиболее проблемные узлы соприкосновения психологической науки и общественной практики, социального заказа. Психологией воздействия занимались такие зарубежные и отечественные психологи, как Л. Фестингер, Т. Ньюком, Г. Тард, Г. Лебон, Г. Олпорт, В.М. Бехтерев, С. Московичи, М. Заваллони, Р. Чалдини, Ф. Зимбардо, М. Ляйппе, Е.Л. Доценко, О.В. Леонтьев и др. Психологическое воздействие развивалось и совершенствовалось, прежде всего, как действенный инструмент социального влияния общества, его институтов и социальных групп, позволявший трансформировать сознание его членов в нужном направлении, выстраивать определенным образом взаимодействие и взаимоотношения людей, формировать конкретные нормы и правила совместной жизни и деятельности. Традиционно к социально-психологическим механизмам влияния относили внушение, заражение, подражание, убеждение.

Убеждение — это механизм воздействия на сознание людей, обращенный к их собственному критическому восприятию. Используя метод убеждения, психологи исходят из того, что оно ориентировано на интеллектуально-познавательную сферу человеческой психики. Данное воздействие начинается с изменения убеждений и знаний, т.е. с изменения когнитивной составляющей установочной системы. Его суть в том, чтобы с помощью логических аргументов сначала добиться от человека внутреннего согласия с определенными умозаключениями, а затем на этой основе сформировать и закрепить новые установки (или трансформировать старые), соответствующие поставленной цели.

Существует шесть этапов процесса убеждения:



  1. Предъявление сообщения адресату (целевой группе): это сообщение может быть вербальным или невербальным.

  2. Обращение внимания на сообщение: может быть осуществлено различными способами.

  3. Понимание информации: информация должна быть доступна для ее объекта.

  4. Принятие вывода, диктуемого сообщением: на этом этапе должна измениться установка объекта убеждающего воздействия.

  5. Закрепление новой установки: если установка не закреплена, она в скором времени забывается, и сообщение теряет способность оказывать воздействие на будущее поведение объекта убеждения.

  6. Перевод установки в поведение: если целью сообщения было оказать влияние на поведение, то в дальнейшем в определенной ситуации поведением объекта должна руководить новая установка.

Главным приемом в процессе убеждения является аргументация. Аргументация (вербальная и невербальная) – это взаимодействие двух или более субъектов на базе спорного положения и оперирования тезисами сторон, обсуждения позиций участников коммуникации с использованием аргументов (доводов).

Убеждающее воздействие более эффективно при выполнении следующих условий:



  • Субъект убеждающего воздействия уверен в той информации, которую хочет передать объекту.

  • Воздействие начинается с моментов, не имеющих принципиального значения для его объекта.

  • Информация, идеи и приемы убеждения, используемые его субъектом, в основных моментах соответствуют потребностям и мотивам объекта воздействия, нормам социума, к которому он принадлежит.

  • Субъект воздействия вызывает у объекта доверие, представляется ему компетентным.

  • Убеждающее воздействие подкрепляется другими видами воздействия, умеренно эмоционально окрашено, разнообразно по формам и приемам.

  • Объект убеждающего воздействия обладает развитым воображением, поддается манипулятивному воздействию, имеет заниженную самооценку, не обладает самостоятельностью, достаточным опытом общения, навыками риторики и т.п.

  • Субъект убеждения обладает психологическими методам подстройки под оппонента, умением управлять вниманием оппонента, владеет риторическими приемами убеждения, следит за соответствием своих слов действительности.

  • Четкий выбор ситуации, при которой убеждающая информация быстрее достигнет своей цели.

Эти условия были положены в основу организации социально-психологического тренинга эффективного убеждения, разработанного нами.

Социально-психологический тренинг – любое активное социально-психологическое обучение, осуществляемое с опорой на механизмы группового взаимодействия. Тренинг эффективного убеждения основывается на таком виде социально-психологического тренинга как тренинг общения. Тренинг убеждения направлен на повышение уровня коммуникативной компетентности участников, а также формирование у них навыков эффективного убеждения.

Цель данного тренинга – изучение психологических закономерностей, способов межличностного взаимодействия, а также техники такого механизма социально-психологического воздействия как убеждение для создания основы эффективного и гармоничного общения с людьми.

Задачи тренинга эффективного убеждения:



  1. Формирование у участников базовых понятий из областей психологии общения, психологии воздействия.

  2. Развитие навыков эффективного общения и убеждения.

  3. Развитие умения адекватно выражать свои чувства и понимать выражение чувств других людей.

  4. Повышение уровня рефлексивности, создание мотивации для дальнейшего саморазвития участников.

  5. Сплочение участников, формирование взаимного доверия.

  6. Формирование интереса к прикладным психологическим знаниям.

Данный тренинг предназначен для проведения в помещении, соответствующем определенным требованиям (достаточно просторное, хорошо проветриваемое, без лишних предметов, которые могут помешать или травмировать участников при выполнении подвижных упражнений; желательна звукоизоляция). Продолжительность тренинга – 24-36 часов, он включает 12 занятий по 2-3 часа (в зависимости от размера группы, участвующей в тренинге: ориентировочно – около 20 человек). В тренинг включены различные игры, упражнения, дискуссии, с помощью которых участники получат представление о таком методе социально-психологического воздействия как убеждение, а также основных его приемах, методах, и научатся их применять; прилагается раздаточный материал, включающий основную информацию, соответствующую целям и задачам тренинга. Каждое занятие тренинга последовательно приближает участников к реализации основной цели.

Цели занятий:

1 занятие: знакомство участников друг с другом и с тренингом как методом работы, формирование интереса и мотивации к посещению дальнейших занятий.

2 и 3 занятие: повышение заинтересованности в посещении занятий, сплочение группы, формирование чувства команды, взаимного доверия.

4 занятие: формирование представлений об общении как о психологическом явлении, демонстрация важности обратных связей в общении и навыков эффективного слушания.

5 и 6 занятие: дальнейшее формирование представления об успешном общении, развитие социальной наблюдательности, умения слушать, изучение различных способов доступного донесения информации до собеседника.

7 занятие: развитие навыков невербальной коммуникации, умения расшифровывать невербальные сигналы других участников общения, обучение расшифровке внешних проявлений основных эмоций и чувств у других людей, развитие собственной эмоциональной экспрессивности.

8 и 9 занятие: дальнейшее развитие навыков эффективного общения, формирование умения аргументировать, убеждать, а также реагировать в неожиданных ситуациях.

10 занятие: закрепление навыков эффективного общения и убеждения.

11 и 12 занятие: закрепление результатов, достигнутых в ходе тренинга, получение участниками и ведущим обратной связи от группы по результатам работы на тренинге.

Тренинг эффективного убеждения рассчитан на представителей раннего юношеского возраста (16, 17 лет). Такой выбор возрастной группы обусловлен тем, что именно в этом возрасте существует значительная потребность в общении, однако отсутствует опыт и необходимые знания для развития соответствующих навыков. Тренинг позволяет получить опыт и знания, с одной стороны, в максимально сконцентрированном виде, а с другой – в психологически безопасных условиях, облегчающих их осмысливание.
Т.Д. Буторина, О.В. Кокшарова,
Д.С. Стальмахович

г. Екатеринбург, РГППУ

Особенности преодоления «кризиса
среднего возраста» успешными людьми (Гендерный аспект)

«Кризис среднего возраста» – один из крупнейших кризисов в жизни человека, появляющийся в период зрелости, в 40 — 45 лет. Он связан с тем, что человек, прожив большую часть своей жизни и уже многого достигнув как в карьере, так и в плане личностных качеств, оглядывается назад к поставленным в более ранних периодах целям и мечтам, и сравнивает их с уже достигнутым. Человек остро переживает неудовлетворенность своей жизнью, расхождение между жизненными планами и их реализацией, происходит переосмысление жизненных ценностей. Поэтому в 35 — 45 лет учащаются депрессии, те или иные невротические расстройства, которые и свидетельствуют о наступлении кризиса. В случае возникновения «кризиса середины жизни» человеку приходится перестраивать свой жизненный замысел, вырабатывать во многом новую «Я-концепцию». С этим кризисом могут быть связаны серьезные перемены в жизни, вплоть до смены профессии и создания новой семьи.

Существует ряд проблем, связанных с изучением «кризиса среднего возраста»: 1) изучение данного вопроса ведется в популярных изданиях (популярные газеты и журналы), а не научных трудах; 2) последние крупные исследования по данной теме проводились в 20, а не в 21 веке! Современных исследований на выбранную тему пока не проводилось; 3) найденная нами информация является не пригодной для использования в исследовании за истечением сроков давности (нет информации о влиянии компьютеризации, стрессов, связанных с научно-техническим прогрессом и проблемами современной семьи).

Исследования по данной теме актуальны в любое время, так как мир постоянно изменяется: постоянный научно-технический прогресс, изменения в сфере социальных отношений, постоянно изменяющиеся социальные заказы (массы определяют и задают рамки профессии, моды и т.д.). Все эти факторы оказывают большое влияние на процесс преодоления «кризиса среднего возраста».

Цель нашего исследования – выявить особенности личностного развития успешных в профессиональном плане людей в зрелом возрасте.

Мы предполагаем, что гендерный аспект оказывает решающее влияние на успешность преодоления «кризиса среднего возраста». Кроме того, мы предполагаем, что успешные люди преодолевают данный кризис значительно легче, чем остальные.

Объектом исследования является личностное развитие людей при «кризисе среднего возраста».

Предметом выступает личностное развитие успешных людей при «кризисе среднего возраста» (по гендерному признаку).

Поэтапное планирование:

1. организационный этап: определяем цель, объект и предмет исследования; формулируем гипотезы.

2. подготовительный этап: определяем выборку; выбираем методы исследования, рабочий материал; устанавливаем сроки проведения исследования; подготавливаем инструкцию.

3. инструктируем респондентов, выдаем раздаточный материал; получаем первичные данные, анализируем их (сначала у представителей одного пола, потом у представителей другого пола); сравниваем полученные результаты.

4. интерпретируем полученные данные, делаем выводы.

Следует сказать, что нет точного определения данного понятия – оно индивидуально для каждого, субъективно. Каждый человек самостоятельно определяет для себя «границу» успешности, стремится достичь ее. Если он субъективно ощутил, что приблизился к этой «границе» и перешагнул ее, тогда, последовавшее за этим, чувство удовлетворенности ощутимо легче помогает преодолеть многие трудности, в том числе и «кризис среднего возраста». Мы понимаем успешность как достижение высоких результатов в сфере профессиональной деятельности, получение руководящей должности.

Исходя из данных предположений, мы построили план своей работы, подобрали выборку и методы исследования. После этого была разработана анкета-опросник на основе этих методов (см. приложение 1). В ней в первую очередь нас интересовали возраст, пол, семейное положение и образование респондентов, также в ней использовались вопросы, направленные на выяснение особенностей восприятия участниками исследования себя и своего положения в период «кризиса среднего возраста». Кроме анкеты нами были использованы тест-опросник А. Мехрабиана (RAM), направленный на измерение мотивации достижения, и тест-опросник самоотношения В.В. Столина и С.Р. Пантелеева.

В исследовании приняли участие 20 респондентов (см. приложение 2): 10 мужчин и 10 женщин. Их возраст варьировался от 31 до 53 лет. Из них 50% мужчин и 10% женщин имели среднее образование, а 50% мужчин и 90% женщин – высшее. Это можно объяснить тем, что женщинам больше необходимо высшее образование, так как на современном рынке труда женщине труднее получить высокое положение, чем мужчинам.

Ответы респондентов на вопросы, связанные с субъективным восприятием проявления у себя особенностей «среднего возраста», показали, что участники исследования в основном адекватно реагируют на изменения, происходящие в этом возрасте. Большинство опрошенных часто чувствуют себя усталыми и пока не достигли желаемого жизненного уровня, но, несмотря на это они ощущают свою жизнь полноценной.

Данные анкеты также показали, что главными составляющими успеха женщины считают целеустремленность, трудолюбие, оптимизм, везение, коммуникабельность. Мужчины ответили, что это целеустремленность, ответственность, ум, удача, труд, успех в семейной жизни и порядочность.

Полученные данные говорят о том, что большинство успешных мужчин и женщин, представляющих «средний возраст», возможно больше ориентированы на неудачи, чем на достижение успеха. Это может говорить о том, что они имеют нереалистичный уровень притязания, возможно, не всегда правильно оценивают собственные возможности, боятся критики, также могут нередко проявляют неуверенность в себе, осторожны в делах.

Мы сравнивали мужчин и женщин по двум показателям: мотивации и самопринятию. Сравнительный анализ показал, что различия между мужчинами и женщинами несущественны. Это говорит о том, что гендерный аспект не оказывает существенного влияния на выраженность данных показателей.

Корреляционный анализ полученных в ходе исследования результатов показал, что у женщин взаимосвязь между уровнями мотивации и самопринятия не обнаружена. Однако у мужчин существует обратная взаимосвязь между этими показателями. Это может свидетельствовать о том, что в трудных ситуациях мужчины склонны винить обстоятельства, кроме того, они более подвержены влиянию второстепенных факторов, например, социальной желательности. Женщины же более правильно оценивают собственные возможности, более самокритичны.

Наши респонденты способны анализировать сложившуюся ситуацию, они понимают, какие действия привели их к успеху, и в чем была их недоработка, которая помешала им достичь максимальных для себя результатов.

В целом можно сказать, что гипотеза, поставленная в самом начале нашего исследования, подтвердилась лишь частично. Гендерный аспект оказывает не столь существенное влияние на преодоление «кризиса среднего возраста», как мы предполагали.

Также в начале нашего исследования мы предположили, что «кризис среднего возраста» будет преодолен значительно легче успешными людьми, людьми, которые достигли определенных существенных результатов в своей деятельности. Именно поэтому мы исследовали у респондентов мотивацию (мотивацию достижения успеха и мотивацию избегания неудачи) и самопринятие. Полученные данные говорят о том, что большинство успешных мужчин и женщин, представляющих средний возраст, ориентированы на неудачи, а значит, осторожны в делах, опасаются потерять уже достигнутые результаты, потерять статус. Итак, исходя из результатов, полученных в ходе нашего исследования, можно сделать заключение, что успешные в своей деятельности люди действительно значительно легче переживают «кризис среднего возраста». Для них существенно меньшее значение имеет сравнение достигнутых результатов с целями, поставленными в начале трудовой деятельности, и семейное положение – одни из основополагающих факторов данного кризиса. Успешность во многом снижает влияние этих компонентов.

Для людей не столь успешных можно рекомендовать пройти ряд тренингов на повышение самооценки (самопринятия), возможно, пройти психологическое консультирование. Данные методы помогут им повысить их самооценку, снизить уровень напряженности, что поможет в преодолении «кризиса среднего возраста».
М.С. Васюгова, О.Л. Пузырева

г. Екатеринбург, РГППУ

Представления современных молодых
людей о влиянии роли отца на
формирование личностных качеств
мужчины*

Современные социологи, педагоги и психологи сходятся во мнении, что наши знания об отцовстве весьма невелики. Так, в литературе отцу отводится второстепенная роль, идущая после матери. Кроме того, исследователи (А.С. Спиваковская, Э. Галински и др.) говорят, о том, что воспитательная позиция отца в своем формировании отстает от материнской позиции, так как наибольшую привязанность к ребенку отцы начинаю переживать, когда дети уже подросли. В последнее время, феномен готовности к отцовству стал более актуален и рассматривается с разных позиций: 1) в рамках гендерной психологии отцовство рассматривается как социальная роль, статус; 2) в детской психологии исследуется влияние отца на развитие личности ребенка; 3) в психологии личности – как фактор, влияющий на изменение мотивационной сферы личности мужчины. Многие исследователи отдают предпочтение изучению детско-родительских отношений, где отец выступает фактором развития ребенка (Д. Винникот, И.С. Кон, Г.Г. Филиппова).

В нашей работе мы попытались раскрыть особенности воздействия принятия роли отца на формирование личностных качеств мужчины. Цель исследования – изучение психологической готовности к отцовству. 3адачи исследования: рассмотреть представления исследователей о влиянии роли отца на мужчину; провести собственное исследование, позволяющее выявить представления молодых людей о возможном воздействии на них принятия роли отца, а также их готовности к отцовству.

Отцовство – отношение к ребенку, основанное на факте его происхождения от данного мужчины и выражающееся в заботе о его жизни, здоровье, воспитании и образовании, представляет собой личностное образование, основу которого составляют мотивы, ценности и отношения (Р.В. Овчарова Психология родительства).

Отцовство является необходимым условием полноценного развития личности мужчины. Д.С. Аскивис полагает, что только в соприкосновении с ребёнком полностью созревают мужские черты личности – потребность и способность защищать, принимать на себя ответственность, энергия, душевная сила. Переживание отцовской любви приводит к развитию в человеке таких качеств, как исполнительность, ответственность.

С точки зрения субьективно-деятельностного подхода, отцовство способствует гармоничному развитию личности самого отца в сторону большей зрелости (У.Ю. Севастьянова).

Некоторые авторы говорят о так называемом «инстинкте отцовства», который предполагает наличие комплекса врождённых реакций, определяющих поведение отца в направлении заботы о жене и детях и их защиты.

Экспериментально доказано, что психологически подготовленные к отцовству мужчины охотно любуются новорождёнными, испытывают физическое удовольствие от прикосновения к ним и практически не уступают женщинам в искусстве ухода за младенцем. Это способствует и возникновению более тесной эмоциональной привязанности отца к ребёнку. Предполагается, что чем раньше отец приобщается к такому уходу и чем увлеченнее он это делает, тем сильнее становиться его родительская любовь (Р.В. Овчарова).

Таким образом, многие исследователи сходятся во мнении, что принятие роли отца в основном является стимулом для личностного развития мужчины и его зрелости, а также воспитывает в нем большую ответственность, заботливость, стремление к самореализации и др.

Проведенное нами исследование, направленно на выявление представлений молодых людей о возможном влиянии роли отца на личностное развитие мужчины, и на определение их субъективной готовности к отцовству.

В исследовании участвовали 2 группы молодых людей (студенты первых курсов РГППУ и курсанты Уральского института государственной противопожарной службы МЧС России – четвертый курс). В первую группу вошли 22 молодых человека в возрасте от 17 до 19 лет (средний возраст 17,5), во вторую группу – 25 человек в возрасте от 20 до 22 лет (средний возраст 20,8).

В первой группе 91% юношей воспитывались в полной семье, из них только 64% считают, что отец принимал активное участие в их воспитании. 64% юношей этой группы состоят в серьезных отношениях с девушкой.

Во второй группе 76% опрошенных воспитывались в полной семье. Все юноши, которые росли в полной семье, считают, что отец принимал активное участие в их воспитании.72% юношей состоят в серьезных отношениях с девушкой.

Самый популярный ответ на вопрос, «Какие ассоциации у вас вызывают слова «ребенок», «дети»?» в первой группе – ответственность (19%), во второй – радость (44%).

При виде беременной женщины у большинства представителей первой группы (65%) и второй группы (44%) возникает радость.

Все опрошенные и первой и второй группы считают, что отец играет важную роль в становлении и развитии ребенка. Не редко встречается мнение, что особенно отец влияет на формирование личности сыновей.

Мы попросили молодых людей описать, на их взгляд, идеального отца, мы получили примерно одинаковые результаты в первой и второй группах. Идеальный отец, по их мнению, должен быть заботливым, ответственным, любящим, добрым, понимающим, внимательным, справедливым и преуспевающим.

Представители обеих групп считают, что роль отца, в первую очередь, способствует развитию у мужчин таких качеств, как мужественность, ответственность и заботливость.

На вопрос «Как вы относитесь к аборту» 59% первой группы и 64% второй группы ответили «категорически против»; по 32% юношей, как в первой, так и во второй группах ответили «приемлем в крайних случаях», остальные относятся к аборту нейтрально.

Большинство опрошенных юношей из первой (68%) и второй (52%) групп полагают, что к отцовству готовиться нужно (читать специальную литературу, смотреть телепередачи на данную тему и т.д.).

Все представители второй группы, которые состоят в серьезных отношениях, обрадовались бы, узнав о беременности своей девушки. В первой группе мнения разделились: 43% – обрадовались бы, 14% – пришли бы в ярость, 14% – расстроились бы, 14% не смогли ответить на вопрос.

Наиболее оптимальным возрастом для рождения своих детей в первой группе считают 20-24 года – 32%; 25-30 лет – 68%. Во второй группе 20-24 года – 60%; 25-30 лет – 40%. Наиболее популярный ответ в обеих группах – 25 лет.

Большинство представителей обеих групп (в первой – 74%, во второй – 80%) хотят, чтобы в их будущей семье было 2 ребенка.

Во многих родильных домах за рубежом (сейчас и в нашей стране) отцы могут присутствовать при родах. Мы решили узнать, хотят ли молодые люди присутствовать при рождении своего ребенка. 32% опрошенных юношей первой группы ответили «да», 14% – «нет», 55% – затруднились с ответом. Во второй группе 44% – «да», 32% – «нет», 24% – затруднились ответить.

В принятии роли отца юноши видят следующие перспективы: продолжение своего рода (40% в первой группе, 40% во второй группе), стремление добиться успеха, чтобы ребенок гордился отцом и ни в чем не нуждался (25%, 48%), духовное и личностное развитие мужчины (25%, 36%), появление малыша, которому можно дарить свою ласку и заботу (13%, 40%).

Основные ограничения в принятии роли отца: ограничение свободы (37%, 24%), большие денежные затраты (7%, 8%), недостаток времени (22%, 8%), внимание близких переключается на ребенка (4%, 12%), 30% представителей первой группы и 48% второй группы ответили, что нет никаких ограничений.

77% юношей первой группы и 100% второй группы смогли бы взять на себя ответственность за воспитание ребенка в сложных жизненных ситуациях (воспитывать ребенка в одиночку). 9% первой группы не смогли бы взять на себя такую ответственность, 14% затруднились с ответом.

Таким образом, мы выполнили поставленные нами задачи. Выяснили, что многие исследователи сходятся во мнении, что отцовство весьма благоприятно влияет на личностное развитие и становление личности мужчины. Мы увидели, что современные молодые люди имеют позитивное представление об отцовстве и его влиянии на личность мужчины. Видят некоторую формирующую функцию в принятии роли отца (формирование заботливости, ответственности, зрелости и т.д.) Большинство молодых людей считают, что готовы были бы стать отцами в 25 лет. В целом имеют позитивное отношение к детям. Некоторые даже готовы были бы взять на себя ответственность воспитывать ребенка одному в сложной жизненной ситуации (отец-одиночка). Большинство опрошенных ответили, что категорически против абортов, и лишь некоторые, что он приемлем в крайних случаях.

В целом, не было выявлено значительных различий в представлениях о влиянии роли отца на формирование личности мужчины в представленных выборках. Незначительное отличие можно было наблюдать в отношении ситуации столкновения с принятием роли отца непосредственно на данный момент времени. Выборка более молодых юношей, выразило меньше радости, т.е. меньше готовности стать отцами на данном возрастном этапе, в то время как представители более взрослой выборки преимущественно отнеслись бы к этому позитивно.
Н. Дрыга

г. Омск, Филиал РГППУ

Обряд инициации и его роль в становлении личности*

Основной «школой» для каждого человека изначально является сама жизнь. В нашем поведении есть проявления наследственности, и есть социально обусловленные черты.

И те, и другие следует закреплять и развивать. Без такого развития нельзя повзрослеть.

Научно доказано и вроде бы общеизвестно, что в древних обществах около 30-30 тысяч лет назад молодёжь во взрослую жизнь посвящали через обряд инициации (от лат. jnjtjatjo — совершение таинств). Известно-то известно, но сведения эти вряд ли можно считать общедоступными. Жестокость этого обряда, который иногда завершался смертью испытуемых, упорно скрывается, хотя дети готовились к этим экзаменам и «сдавали» их под присмотром взрослых. Бывало, конечно, в силу разных причин подростки испытывали себя самостоятельно.

Начало возрастной инициации совпадало с периодом полового созревания. Подростки стремятся объединиться в группы по «интересам», ведущим интересом или общим мотивом становится «проба сил», проверка своих способностей, прежде всего, в сравнении со старшими по возрасту. «Стайки подростков» известны и в животном мире. Роль раздражителя для их стремления к взрослению играли провокации старших. Чтобы противостоять унизительным «шуткам», а нередко и физическому насилию, подростки приблизительно одного возраста многие тысячи лет из поколения в поколение образуют сплочённые группы. Некоторые из них уходят от родных в «свободный полёт», не имея никаких материальных средств.

Уже в древности подростки самостоятельно охотились и искали пропитание, строили временные жилища, добывали и поддерживали огонь, т.е. учились выживать в трудных условиях. Лагерь инициации для юных располагался обычно в достаточно отдалённых местах: в лесу или в степи. Эти места традиционно приравнивались к потустороннему миру и воспринимались как территории «чужие», «неосвоенные» по отношению к «своему», «освоенному» дому. Символическая роль в процессе инициации отводилась водоёму: реке, озеру, морю как границе между « этим» и «тем» светом, откуда надо вернуться выжившим, закалённым, победителем.

Инициации, по этнографическим источникам, содержали не только испытания в ловкости, меткости, бесстрашии и выносливости, но являлись также частичным приобщением подростков к магическим тайнам племени. Так, например, если во время охотничьего танца метатели копий промахивались, не попадали в нарисованного зверя, то настоящая охота отменялась, откладывалась до более благоприятных времён. Ведь неудача на охоте могла означать не только возвращение к голодным семьям с пустыми руками, без добычи, но и трагический исход – невозвращение. Если обряд проходил удачно, то это укрепляло веру охотников в свои силы.

Следует отметить, что некоторые формы древних инициаций и традиций приобщения юного поколения к жизненным испытаниям поддерживались в обществе на протяжении многих лет, в том числе в скаутском и пионерском движении. Известная многим детско-юношеская игра «Зарница» состояла из проверочных испытаний на смелость, находчивость, смекалку, выносливость, приучала преодолевать трудности в экстремальных условиях. Если взрослые не организуют таких игр, то подростки сами изобретают экзамены на взрослость, к сожалению, в весьма опасных для психики и здоровья формах.

Таким образом, обряд инициации психологически оправдан и потому не только сохраняется, но и трансформируется. Интересно, каким образом?

Обсуждая эту проблему на семинарском занятии в группе ОМ-217 С СМ, – (специализация - менеджмент в сварочном производстве), в которой обучается 36 студентов (в их числе одна женщина) - мы провели экспресс-опрос. Цель: выяснить, какой эпизод в жизни современного студента сопоставим по значению с обрядом инициации, остался ли он в памяти как рубеж между детством и взрослостью? Из присутствующих на занятии 29 студентов 24 вернули листочки с ответами. Их анализ показал, что 12 человек(50%) указали этот рубеж как переход из школы в образовательное учреждение СПО (училище, лицей, колледж). При этом все они отметили его осознанную позитивность: «понял, что могу учиться лучше», «появилась уверенность в себе», «отношение педагогов в корне отличалось от школьных учителей», «осмыслил, для чего стоит учиться». «понял важность образования» и т.п. 5 студентов «повзрослели», начав, по их понятиям, рано работать: « в 15 лет стал работать и почувствовал вкус денег», « в 17 лет начал трудиться и почувствовал, какая ответственность появилась» и т.д. 3 человека вспомнили роль отца, когда тот « разрешил сесть за руль и я понял, что он доверяет», «научил плавать, бросая с мостка», «взял на рыбалку и там умер от сердечного приступа, тогда я понял, как сложно и трудно быть взрослым». 3 студента через обряд «посвящения» прошли в армейских условиях «дедовщины» и указали эпизоды, завершившиеся прокурорским расследованием. Единственная студентка в группе считает, что повзрослела, выдержав испытание первой любовью.

Понимая, что результаты проведённого опроса вряд ли дают основание для серьёзных выводов, попробуем всё же сделать обобщение. Современные мужчины взрослеют, когда делают профессиональный выбор или начинают работать. Роль отца отмечена в ответах как некий импульсивный шаг или трагическая случайность. Армия у тех, кто вспомнил о её «уроках», оставила в душе негатив. А вот для женщины, пусть и единственной в группе, повзрослеть – означало: научиться любить, «отвечать за свои чувства».
Л.Ф. Дубовая

г. Казань, КГТУ-КАИ им. А.Н. Туполева

Сенсорное воспитание детей в дошкольных образовательных учреждениях

Условия современной жизни выдвигают возрастающие требования к воспитанию и обучению подрастающего поколения. Вместе с дальнейшим совершенствованием уровня педагогического процесса в современной школе многое предстоит сделать и общественному дошкольному воспитанию. Большое значение для повышения качества воспитательно-образовательной работы в детских дошкольных учреждениях, подготовки детей к успешному обучению в школе имеет формирование у них познавательной деятельности, осуществление сенсорного воспитания как основы всестороннего развития ребенка. Основой познавательного процесса ребенка являются сенсорные процессы, именно на них строится дальнейшее умственное развитие. Этот возрастной период наиболее сензитивен к развитию сенсорных процессов.

Сенсорное воспитание на занятиях является основой организации чувственного опыта детей. Именно на занятиях создаются все условия для планомерного руководства формированием ощу­щений, восприятия и представлений детей. В дошкольной педагогике основным средством сенсорного воспитания с давних пор считались дидактические игры и упражнения. На них почти полностью возлагалась задача формирования сенсорной сферы ребенка: знакомство с формой, величиной, цветом, пространством, звуком. В настоящее время, когда на основе принципов дидактики детского сада разработана новая система сенсорного воспитания, роль дидактических игр существенно изменяется. Успешное использование дидактических игр в качестве игровой формы обучения требует более пристального внимания к анализу игр, характеру игрового действия. В нашем опыте сенсорного воспитания детей использовались следующие известные виды дидактических игр:

1. Игры-поручения, основанные на интересе детей к действиям с игрушками и предметами: подбирать, складывать и раскладывать, вставлять, нанизывать и т.д. Игровое действие здесь элементарно, по своему характеру оно часто совпадает с практическим действием с предметами.

2. Игры с прятаньем и поиском, основанные на интересе детей к неожиданному появлению и исчезновению предметов, их поиску и нахождению.

3. Игры с загадыванием и отгадыванием, привлекающие детей неизвестностью («Узнай», «Отгадай», «Что здесь?», «Что изменилось?»).

4. Сюжетно-ролевые дидактические игры, игровое действие которых заключается в изображении различных жизненных ситуаций, в выполнении ролей взрослых или животных.

5. Игры-соревнования, основанные на стремлении быстрее достичь игрового результата, выиграть.

6. Игры, связанные с интересными игровыми моментами (избавиться от ненужного, сбросить карту, удержаться, не сказать запретного слова).

Ограничиваясь этим перечислением разных групп дидактических игр, считаем нужным отметить, что при такой классификации игровое начало, игровая сущность дидактической игры выделяются отчетливее.

В основе дидактических упражнений лежит иное начало: сенсорное обучение и воспитание осуществляются путем многократных упражнений с дидактическим, обучающим материалом, разработанным с определенной целью. Сенсорная задача состоит в познании свойств предметов (цвет, форма, строение и др.), восприятии важной информации и является здесь для ребенка более трудной, чем в упражнениях с дидактическим ма­териалом (в дидактическом материале те или иные свойства нарочно выделяются, подчеркиваются самой конструкцией материала).

В дидактических играх и упражнениях, проводимых во второй младшей группе, педагогу следует учитывать сенсорный опыт, который приобрел ребенок в первые три года жизни. По-прежнему, главное место в сенсорном воспитании занимают игры с народными дидактическими игрушками и материалами (катание шариков, надевание колечек, собирание башенок из колец разных по цвету и величине и др.), а также различные игры и упражнения с предметами обихода, с игрушками. В играх с детьми четвертого года жизни используется более сложный, чем в предыдущей группе, дидактический материал, с большим количеством деталей, вкладышей — до 5-6 и 6-8, усложняются сенсорные задачи — дается подбор деталей по 2-3 признакам, предлагается чередовать разные цвета; разнообразятся геометрические фигуры и т.д., а также вводятся новые игры и упражнения с предметами обихода («Найди игрушку», «Сбор фруктов», «Предмет и изображение»).

Целью экспериментального исследования является определение возможностей дидактических игр и упражнений на повышение уровня сенсорных процессов (ощущения, восприятия, представлений).

Объект исследования: сенсорное воспитание младших дошкольников. Предмет исследования: использование дидактических игр и упражнений в сенсорном воспитании младших дошкольников.

Исследование включает следующие этапы:

организация исследования (разработка программы занятий по сенсорному воспитанию с использованием дидактических игр и упражнений, подбор диагностических методик, определение места, времени и групп (контрольной и экспериментальной) для проведения исследования); проведение специально разработанных занятий в экспериментальной группе; сбор эмпирических данных; анализ полученных эмпирических данных; обобщение и формулировка выводов из полученных результатов.

Исследование проводилось в городе Альметьевск Республики Татарстан в августе 2007 года на базе детского сада №34. В экспериментальном исследовании принимало участие две группы по 20 детей: 1 группа – экспериментальная (дети 3-4 лет – второй младшей группы, – с которые занимались по разработанной программе); 2 группа – контрольная (дети 3-4 лет – не посещающие ДОУ, либо вновь поступившие, не занимавшиеся по данной программе).

На первом этапе экспериментального исследования была разработана программа занятий. В соответствии с «Программой воспитания в детском саду» детей четвертого года жизни необходимо научить узнавать и называть предметы и их свойства по непосредственному восприятию, а также делать первичные обобщения, группировать предметы по названным свойствам. Кроме того, дети должны различать основные геометрические тела и фигуры, практически сопоставлять с ними предметы соответствующей формы. Формирование восприятия и представлений следует осуществлять при ознакомлении с простыми по своим свойствам предметами ближайшего окружения, и в первую очередь с теми, с которыми дети непосредственно сталкиваются в жизни. Это предметы и дидактические игрушки, имеющие форму, близкую к геометрической и почти совпадающую с ней, яркой окраски основного цвета, несложного строения (состоящие из 2—3 отчетливо вы­деляющихся частей), довольно резко отличающиеся по величине и т.д. Последовательность в предъявлении детям сенсорных задач следует установить таким образом, чтобы вначале дети могли воспринимать отдельные предметы и желательно разными анализаторами, затем воспринимать и устанавливать простейшие связи между двумя или несколькими предметами (в целях дальнейшего упорядочения и осмысления чувственных представлений детей о предметах можно усилить задачу сопоставления конкретных предметов по одному или двум общим свойствам, предлагать им, например, сравнивать ряд округлых предметов между собой и с шаром, как эталоном формы). Аналогичным путем решаются задачи на совершенствование сенсорного опыта восприятия цвета предметов. В составлении программы занятий были учтены все психолого-педагогические и методологические требования к разработке программ для ДОУ. Используя разные игровые ситуации, педагог организует сенсорные процессы (ощущения, восприятия, представления детей), обследование предметов в ходе решения детьми игровой задачи. При составлении программы занятий был использован основной принцип дидактики: от простого к сложному. Упражнения и игры подбирались по степени их интенсивности, количественному и качественному составу, степени сложности упражнений, с учетом возрастных особенностей.

Перед началом формирующего эксперимента, для дальнейшего сравнения, была проведена диагностика уровня сенсорного развития. После проведенных занятий была проведена повторная диагностическая работа, с целью выявления уровня сформированности сенсорных процессов в экспериментальной группе. Целью диагностической работы было определить уровень развития сенсорных процессов до и после исследования.

Перед началом эксперимента была выдвинута рабочая гипотеза: использование в сенсорном воспитании дидактических игр и упражнений в младшем дошкольном возрасте приводит к росту уровня развития сенсорных процессов.

Опираясь на вышеуказанные результаты, мы можем наблюдать положительный результат проведенных занятий. Если до занятий в экспериментальной группе только 4 человека могли определить 6 основных цветов, то после проведенных занятий, с использованием дидактических игр и упражнений, таких детей стало 7. До начала эксперимента 8 детей не смогли определить ни один цвет, после проведенных занятий таких детей не осталось — таковы крайние показатели. Средний показатель возрос на 52%, около 40% процентов детей не справились с поставленной задачей по определению цвета, формы и величины при первичной диагностике. Нулевых результатов не было, дети показали высокий уровень развития представлений о цвете, форме и величине.

Основываясь на принципах проведения экспериментального исследования, нами была создана и продиагностирована контрольная группа, из детей, которые не посещают ДОУ, либо вновь поступившие в ДОУ и не прошедшие данных занятий. Дошкольники из контрольной группы показали очень низкий результат. По средним значениям данные результаты приблизительно равны данным экспериментальной группы до проведения эксперимента.

Итак, из полученных данных, можно сделать следующие выводы:


  1. Контрольные замеры в экспериментальной группе до и после эксперимента отличаются на 52% в сторону увеличения – средний уровень развития сенсорных процессов возрос на 52%.

  2. После проведенных занятий в экспериментальной группе нет детей с нулевым результатом правильных ответов.

  3. Средний уровень развития сенсорных процессов в экспериментальной группе выше на 32%, чем в контрольной группе.

Разработанная программа занятий по сенсорному воспитанию содержит большое количество дидактических игр и упражнений. На практике было установлено, что применение данной программы является эффективным средством повышения уровня развития сенсорных процессов.
Н.С. Дягилева, И.В. Воробьева

г. Екатеринбург, РГППУ

Особенности восприятия современной
социальной рекламы

В последнее время в России блок социальной рекламы занял достаточно большой сегмент рекламного рынка. Социальная реклама является важной коммуникацией между государственными и социальными организациями и обществом. Ее можно определить как вид рекламной деятельности, цель которой – актуализация наиболее значимых для общества проблем, привлечение внимания к общественным явлениям, передача обществу социально значимой информации, направленной на формирование и изменение общественного мнения, социальных норм, моделей поведения. При этом сверхзадача данной коммуникации – вовлечение членов общества в решение социальных проблем.

С целью определения отношения молодежи к современной российской социальной рекламе авторами данной работы было проведено исследование, в котором приняли участие 43 студента в возрасте 18-23 лет. Студентам была предложена анкета, состоящая из шести вопросов.

Респондентам был предложен вопрос: «Встречали ли Вы в средствах массовой информации социальную рекламу?». 93% опрошенных дали положительный ответ на данный вопрос. В качестве примеров социальной рекламы была названа реклама о необходимости соблюдения правил дорожного движения (56%), о необходимости пойти на выборы (56%), о вреде курения, алкоголизма и наркомании (35%), о СПИДе, ВИЧ-инфекции и гепатите (23%), о соблюдении правил пожарной безопасности (18%), об устройстве детей-сирот (16%).

На вопрос: «В каких средствах массовой информации Вы встречали социальную рекламу?» студенты называли телевидение, радио, Интернет, прессу, билборды.

Респондентам был задан вопрос: «Какие, на Ваш взгляд, проблемы в социальной рекламе освещены лучше всего?». 44% опрошенных считают, что наиболее полно освещена проблема СПИДа и наркомании. Также в качестве проблем, наилучшим образом освещенных в социальной рекламе, были названы проблемы соблюдения безопасности на дорогах (25%), курения и употребления алкоголя (21%), проблемы детей-сирот и детей с тяжелыми заболеваниями (14%).

Далее респондентам был предложен вопрос: «Какие проблемы освещаются в социальной рекламе недостаточно?». Студенты полагают, что, прежде всего, требуют особого внимания молодежные проблемы (игровая и компьютерная зависимость, безработица среди молодежи, аборты и нежелательная беременность). Также необходимо распространение рекламы, посвященной духовным ценностям, нравственным принципам, моральным и этическим нормам. Кроме того, по мнению студентов, необходимо уделять внимание: проблемам неблагополучных семей, сохранению полных семей, помощи больным детям и детям-сиротам, помощи бездомным, заботе о пенсионерах и материальному обеспечению старости. Респонденты отмечают, что значительную роль играет распространение рекламы о культуре общения, об уважительном отношении к другим людям. Необходимо уделять внимание проблеме охраны природы и животных. А также студенты считают, что необходима реклама, посвященная предупреждению преступности.

Далее студентам были продемонстрированы примеры социальной рекламы. Респондентам необходимо было высказать, какие эмоции вызывают у них предложенные варианты социальной рекламы.

Реклама о вреде алкоголя, курения и наркомании у 70% респондентов вызывает такие негативные эмоции, как отвращение, тревога, беспокойство, страх за будущее, за будущих детей и нацию в целом. Данная реклама наталкивает на мысль об «уничтожении человеком самого себя» и вызывает «желание бросить курить».

Реклама о терроризме у 51% опрошенных вызывает чувство страха, тревогу, беспокойство, сострадание и скорбь. 11% отмечают то, что нужно быть бдительными и осторожными с подозрительными предметами и незнакомыми людьми. Данная реклама вызывает «боязнь оказаться не в том месте». «Норд-ост… щемит сердце».

Реклама о соблюдении правил дорожного движения у 63% опрошенных вызывает волнение, беспокойство, тревогу, страх. Такая реклама заставляет задуматься. Студенты высказались о необходимости соблюдать правила дорожного движения: «Если хочешь жить – соблюдай!».

Реклама о семейных отношениях у 79% респондентов вызывает положительные эмоции, нежность, умиление, улыбку, радость, теплоту. Данная реклама наводит на мысли о создании собственной семьи, создании домашнего уюта.

Реклама о проблемах пенсионеров у 60% опрошенных вызывает жалость, сочувствие, сострадание, тоску, грусть, страх за родителей. У 9% респондентов такая реклама вызывает недовольство государственной политикой, возмущение и негодование от сложившейся ситуации. Студенты осознают, что пенсионеры нуждаются в помощи и понимании, и выказывают готовность помогать им. Студенты подчеркивают, что пожилых людей надо уважать, «они должны жить достойно».

Реклама об охране окружающей среды у 25% респондентов вызывает обеспокоенность, страх перед будущим, жалость к животным, недовольство сложившейся ситуацией, чувство ответственности за сохранность природы. Студенты отмечают, что реклама об охране окружающей среды является одной из самых нужных и важных. «Если каждый человек задумается об этом, то в мире будет чисто». Данная реклама приводит к мысли: «Во что мы превращаем свою планету». У 21% студентов реклама вызывает желание помочь, заботиться о природе и животных. «Сохранить природу сложно, но возможно».

В заключение хотелось бы привести ответы студентов на вопрос: «Как Вы думаете, должно ли в средствах массовой информации быть больше социальной рекламы?». 79% респондентов полагают, что должно, поскольку социальная реклама помогает осознать проблемы общества и задуматься над ними, стимулирует людей к доброжелательности и взаимопомощи, оказывает влияние на людей, прививает ценности и изменяет поведение, формирует «правильное отношение к жизни, бережное – к природе и живым существам», направлена на то, чтобы «сделать мир лучше».
Н.С. Дягилева, И.В. Воробьева

г. Екатеринбург, РГППУ

Исследование отношения молодежи
к феномену «Интернет-зависимости»

Компьютерные технологии, Интернет признаны в качестве значимого потенциала развития общества и отдельного человека. При этом наибольшее внимание общества вызывают негативные аспекты применения информациионных технологий, в особенности детьми и подростками. Феномен «зависимости от Интернета», или «Интернет-аддикции» интенсивно обсуждается в настоящее время. Он часто именуется заболеванием или синдромом.

Понятие Интернет-зависимости впервые появилось в начале 1990-х г. для описания непреодолимой тяги к работе в Сети. Исследования показывают, что Интернет-зависимостью страдают примерно 5-10% пользователей Интернета. 25% пользователей приобрели зависимость в течение полугода после начала работы в Интернете, 58% - в течение второго полугода, 17% - по прошествии года*.

К основным аспектам применения Интернета детьми и подростками следует отнести увлеченность групповыми ролевыми играми и коммуникативную деятельность в Интернете.

Интернет-аддикция признается негативным направлением трансформации личности. Сначала человек на время «уходит» в виртуальность, чтобы снять стресс, отвлечься от проблем и т.д. А потом происходит наоборот: человек на время «выходит» из виртуальности в реальный мир, чтобы удовлетворить физиологические потребности. Потребность в игре в компьютерные игры или в Интернет-общении сдвигается на нижний уровень пирамиды потребностей. Интернет превращается в средство компенсации жизненных проблем, личность начинает реализовываться в виртуальном мире, а не в реальном. Нахождение в Интернете способно целиком затягивать человека, не оставляя ему ни времени, ни сил на другие виды деятельности.

С целью определения мнения молодежи о феномене «Интернет-аддикции» и отношения к нему авторами данной работы было проведено исследование, в котором приняли участие 28 студентов в возрасте 19-20 лет. Студентам было предложено разработать социальную рекламу, посвященную опасности зависимости от Интернета.

Обратимся к анализу слоганов, составленных студентами. Необходимо отметить, что студенты проводят различие между видами Интернет-зависимости. Слоганы посвящены игровой зависимости («В жизни есть столько интересного. Игра не может заменить жизнь»), зависимости от Интернет-коммуникации («Живое общение лучше!», «Электронные друзья? А как же те, кто рядом? »), зависимость от поиска информации в Интернете («Берешь информацию? Не оставляй там душу»).

Многие слоганы посвящены жизни: «В жизни больше интересного!», «А всё-таки реальная реальность красочнее!», «Твоя жизнь не ограничена компьютером», «А жизнь за окном проходит мимо. Компьютер не заменит тебе друзей, семью и чувство реального счастья!».

Несколько слоганов описывают настоящую реальность в противовес виртуальной: «Живи настоящим. Настоящее общение, настоящие ощущения, настоящий успех, настоящая жизнь», «Выйди на улицу. Видишь солнце? Оно живое, настоящее! Это мы, люди, вокруг тебя. Привет! С возвращением!» Многие слоганы предлагают сделать выбор между реальной и виртуальной жизнью: «Сделай свой выбор», «Выбери себе жизнь!».

Некоторые слоганы говорят о времени, проведенном в Интернете, как о бесполезно потраченном времени: «Любишь Интернет? А Интернет любит твое время», «Не убивай свое время!».

Некоторые слоганы выглядят как предостережение («Товарищ! Будь осторожен! Игра – это зло!»), некоторые - как совет («Меньше сиди в Интернете, здоровее будут дети»). Несколько слоганов звучат как лозунги («ИнтерНЕТ зависимости!», «Ре@л – это круто!»). Несколько слоганов имеют стихотворную форму («Брось Интернет: в нем много бед», «Не меняй на Интернет из окна идущий свет», «В Интернете не сиди. Ты на улицу взгляни. Оцени реальность жизни. Своей свободой дорожи»).

Далее рассмотрим рисунки студентов. 13 человек (46%) изобразили компьютер, 6 человек (21%) нарисовали пользователя, сидящего за компьютером. В рисунках 2-х человек (7%) встречаются перечеркнутый компьютер и перечеркнутый знак «е», символизирующий Интернет. 4 студента (14%) изобразили Интернет-зависимого пользователя: 2 студента нарисовали человечков с уставшими, опухшими глазами; 2 студента изобразили Интернет-пользователя в виде робота с монитором вместо головы, системным блоком вместо туловища и проводами вместо рук и ног. Эти рисунки сопровождаются слоганами «Хочешь стать машиной?», «Во что мы превращаемся?».

В рисунках 9 человек (32%) присутствует тема противопоставления нахождения в Интернете реальной жизни. Приведем примеры. В рисунках 2-х студентов настоящую реальную жизнь олицетворяет окно, за которым видны солнце, облака, деревья; рядом с окном изображен компьютер, как символ того, что пока человек «сидит в Интернете», жизнь проходит мимо. 3 студента изобразили рядом с сидящим за компьютером человеком эпизоды реальной жизни: парень с девушкой сидят на скамейке, ребята играют в футбол. Данные рисунки олицетворяют то, что в жизни помимо компьютера есть много интересного, компьютер не заменит друзей и семью, не заменит жизнь. 1 студент контрастно изобразил улыбающегося, жизнерадостного человечка с воздушным шариком в руке и робота, в которого этот человечек может превратиться, если будет злоупотреблять нахождением в Интернете.

Таким образом, исследование показало, что отношение молодежи к злоупотреблению пользованием Интернетом весьма негативное. Студенты осознают опасность Интернет-зависимости и имеют представление о потерях в различных сферах жизни, к которым может привести зависимость от Интернета.


О.В. Евдокимова

г. Строитель

Понятие справедливости как социальный
аспект развития в подростковом возрасте

Современная социальная психология обратилась к изучению проблемы справедливости относительно недавно, по этому еще нет достаточно связанной картины теоретических положений и неопровержимых эмпирических результатов. Несмотря на это, накопленный теоретический и эмпирический опыт по проблеме позволяет углубиться в изучении понятия справедливости исследуя те или иные возрастные группы, социальные слои населения, проводя кросс – культурные исследования.

Вопрос о справедливости как понятии с недавних пор стал резко актуален. Исследования же связанные с изучением проблемы справедливости в отечественной социальной психологии не многочисленны. Их начало можно условно отнести к появлению работы А.В. Юревича «Критический анализ американских социально-психологических концепций социального обмена». Во второй половине 90-х годов XX — начале XXI веков появились публикации, посвященные анализу роли представлений о справедливости в структуре нравственной регуляции личности таких исследователей как — В.Л. Васильев, А.Л. Журавлев, А.Б. Купрейченко, взаимосвязи представлений о справедливости и правового сознания личности М.В. Медведченковой, Е.О. Голынчик, духовно-нравственного аспекта справедливости и влияния социально - культурного контекста на формирование представлений о справедливости Л.М. Сосниной, критическому осмыслению зарубежных исследований справедливости В.А. Соснина, Л.М. Сосниной, О.А. Гулевич.

Эти исследования связаны больше с социальным аспектом понятия справедливости, а возрастной аспект, по прежнему, мало изучен, и нуждается в разработке.

Для изучения представлений о справедливости, например у подростков нужно разобраться в специфике данного возраста и уже с этой позиции изучать понимание справедливости в подростковом возрасте.

Подростковый возраст – не просто один из этапов жизни. Многие исследователи, недаром называют его возрастом «второго рождения личности». Здесь многие истоки, начало всей дальнейшей жизни. Возраст этот хрупкий, ранимый, изменчивый [10].

Рассматривая представления о справедливости у подростков можно предположить, что справедливость является, одним из главных понятий которым руководствуется подросток.

Подвергнем анализу «ядро» подросткового возраста — идентичность.

Становление личностной идентичности напрямую связано с формированием социальной идентичности. Сам процесс формирования идентичностей зависит от взаимодействия подростков, но не только взрослые играют большую роль в формировании идентичности в подростковом возрасте. Влияние сверстников на подростков обычно преобладает в таких вопросах, как мода и разговорная речь; вкусы в музыке и развлечениях; взаимоотношения со сверстниками своего и противоположного пола. Влияние же родителей преобладает в оценке общих нравственных и социальных проблем, понимании справедливого мира взрослых.

В обыденном сознании существуют, по крайней мере, два разных представления о сущности справедливости, что было показано в исследовании, проведенном О.А. Гулевич, Е.О. Голынчик, а также в исследовании М.И. Воловиковой и Л.М. Сосниной.

В основе первого из них лежит представление о справедливости как о законе, которому необходимо следовать, правиле, регулирующем поведение человека. Ключевыми понятиями этого представления о справедливости являются «честность», «закон», «равноправие». Второе представление основано на понимании справедливости как милосердия. Его основу составляют «доброта» и «счастье».

Представления о справедливости, по мнению О.А. Гулевич, как о законе, которому необходимо следовать, правиле, регулирующем поведение человека, происходит, в основном, в учебном или социальном контексте, когда подросток непосредственно включен в происходящее, оценивает событие и распределяет вознаграждение и наказание. В то же время актуализация второго представления о справедливости (как о милосердии) происходит в контексте межличностных отношений, при не включенности субъекта восприятия в происходящее, при оценке справедливого события и распределения психологических ресурсов [4].

В исследовании представлений о справедливости, по мнению О.А. Гулевич, Е.О. Голынчик обязательно нужно учитывать тип события, контекст происхождения события, тип распределяемых ресурсов, позицию субъекта оценки в рассматриваемом событии [5].

В подростковом возрасте самостоятельное значение приобретают отношения лишь с ровесниками. «Деятельность общения выступает здесь своеобразной формой воспроизведения между сверстниками тех отношений, которые существуют среди взрослых людей. В процессе общения происходит углубленная ориентация в нормах этих отношений и их освоение» [8].

Представления у подростков о справедливости складываются, или по крайней мере должны складываться, из понимания отношений взрослых во взрослом мире. Подростки как копирка вбирают в себя информацию, используя ее в своем мире сверстников. Именно по этому представления о справедливости у подростков нужно изучать непосредственно через актуальные для них ситуации общения в первую очередь со сверстниками и уже во вторую с остальными окружающими.

Так же, формирование представлений у подростка о справедливости связано с формированием жизненного смысла в подростковом возрасте. Данный аспект говорит о том что, процесс личностного означивания предполагает рост у подростка степени осознанности, самоконтроля, специфической активности. По мнению ряда отечественных психологов, присвоение культурного опыта, не происходит автоматически и не является спонтанным, оно требует произвольных осознанных усилий, специально организованной деятельности. Известные другим знания человек не может просто взять - он должен переоткрыть их для себя, должна состояться предельно личная встреча с ними [6].

Именно так появляется личностный смысл. Что же касается справедливости, то данная категория остается значимой для подростка, т.к. справедливость — это так называемые «правила игры» во взрослой жизни. Справедливость относится к ценностным личностным установкам, которые проходят сложный и долгий путь становления

С одной стороны справедливость есть законность, но не нужно забывать, что с другой, справедливость носит еще и индивидуальный характер – формирования понятия о справедливости закладывается в процессе социализации, в процессе становления подростка личностью, в процессе присвоения ценностей норм и правил взрослого мира, конечно же, при обязательном участии взрослого. Взрослого, который является учителем и носителем культуры, норм, ценностей, моральных и этических прав.




Каталог: filedirectory -> 3468
3468 -> Актуальные вопросы организации работы с молодежью
3468 -> Теоретические основы воспитания и развития духовности и субъектности личности
3468 -> Сборник научных трудов Выпуск 3 Екатеринбург 2010
3468 -> Ценностные и социокультурные основы воспитания духовности и субъектности личности
3468 -> Общетеоретические и практические проблемы языкознания и лингводидактики
3468 -> А. М. Павлова психология труд а
3468 -> Сборник научных статей по материалам VI всероссийской научно-практической конференции
3468 -> Социальная работа в условиях кризиса: социальные аспекты связи поколений
3468 -> Валеопедагогические проблемы здоровьеформирования у детей, подростков и молодежи
3468 -> Сборник тезисов докладов VI межвузовской студенческой научно-практической конференции 18 ноября 2010 г., Екатеринбург


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   24


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница