Психология сегодня Материалы Х региональной студенческой научно-практической конференции 23 – 24 апреля 2008 г Екатеринбург


просник «Каков ваш креативный поте



страница4/24
Дата12.05.2016
Размер6.69 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24
просник «Каков ваш креативный потенциал?» Макшанова.

В исследовании принимали участие студенты творческих специальностей. А.Н. Лук в своей работе отметил, что по личностным характеристикам это общительные, гибкие, рискованные, смелые, оригинальные люди. В трудовой деятельности они достаточно спокойны, конкурентоспособны, решительны, обладают нестандартными подходами к выполнению деятельности. Все эти личностные качества дают почву для трудовой творческой деятельности, в которой они способны выразить все свои мысли, идеи, добиться поставленной цели.

Эмпирические данные, которые мы получили, обрабатывались с помощью метода ранговой корреляции Спирмена, сравнительного анализа Манна – Уитни в пакете статистических программ SPSS вер. 13.0.

В исследовании был проведен сравнительный анализ студентов художественно – педагогического института по двум основаниям: курс обучения, особенности специализации. При сравнении студентов первого и четвертого курса, получающих профессию дизайнер прически, мы получили значимые различия по шкале самоактуализационного теста «Креативность», что говорит о том, что творческая направленность у первого и четвертого курса достаточно отличаются.

Студенты первого и четвертого курса, получающие профессию дизайнер одежды, значительно отличаются по двум шкалам САТа «Поддержка», «Самоуважение», и одной шкале опросника креативного потенциала «Мой подход к решению проблемы». Таким образом, студенты первого курса отличаются от студентов четвертого курса по способности ценить свои достоинства, положительные качества и стремлению уважать себя, а также по степени независимости ценностей, поведения субъекта от воздействия извне.

Следующее основание для сравнения – специфика спецальности, т.е. мы пытались найти отличия между студентами, получающими профессию дизайнер прически, и студентами, получающими профессию дизайнер одежды, обе группы которых обучаются на первом курсе. В результате получили, что студенты дизайнеры прически отличаются от студентов дизайнеров одежды по способности ценить свои достоинства, положительные качества, уважать себя, а также по отношению к своей творческой личности, своему творческому потенциалу в целом.

По сравнительному анализу групп с такой же спецификой специальностей, но четвертого курса, мы сделали вывод, что они отличаются друг от друга по уровню общительности, планируемости действий, сдержанности или открытости, рискованности, по степени доверия, независимости ценностей, по способности человека к целостному восприятию мира и людей, а также творческой направленности.

По результатам корреляционного анализа мы установили, что существует взаимосвязь между психотизмом – показателем опросника Айзенка и креативностью – шкалой самоактуализационного теста. Эта слабая прямая связь, что говорит о том, что чем выше уровень психотизма, тем ниже показатели креативности, и наоборот. Таким образом, если студенты художественно-педагогического института имеют склонность к неадекватному проявлению эмоциональных реакций, высокой конфликтности, эгоцентричности, эгоистичности, то совсем не обязательно они имеют творческую направленность, однако взаимосвязь есть.

Психологические данные и выводы, которые мы получили, могут быть использованы для дальнейшего изучения творческих личностей в психологической науке, а также для формулирования рекомендаций в консультационной работе с людьми, занятыми творческим трудом.
М.В. Слабко, О.А. Рудей

г. Екатеринбург, РГППУ

Взаимосвязь ситуативной, личностной тревожности и экстраверсии, интроверсии у студентов института психологии РГППУ

Тревожность оказывает влияние на эффективность в общении, на социально-психологические показатели эффективности деятельности, на взаимоотношения между товарищами; формирует конфликтные отношения.

Решение проблемы тревожности относится к числу острых и актуальных задач психотерапии. Изучение, а также своевременная диагностика и коррекция уровня тревожности поможет избежать трудностей, которые возникают при ее влиянии ни жизнь человека.

Изучением проблемы тревожности в отечественной психологии занимались А.М. Прихожан, Ф.Е. Березин, Ю.Л. Ханин, В.М. Астапов; в зарубежной – З. Фрейд, К.В. Спенс и Дж. Тейлор, Ч.Д. Спилбергер.

Экстраверсия и интроверсия, являющиеся базисными личностными измерениями, также оказывают влияние на жизнь человека, на его психику. Высокие показатели по экстраверсии часто соответствуют различным психическим заболеваниям, а высокие показатели по интроверсии – состоянию тревоги и депрессии. Поэтому, здесь тоже необходима своевременная диагностика и возможная коррекция.

Изучением диспозиций личности занимались Г. Олпорт, Р. Кеттел, Г. Айзенк, К.Г. Юнг.

Для измерения данных феноменов были привлечены студенты 2 курса института психологии РГППУ (50 человек 19 лет, из них 40 девушек и 10 юношей), обучающиеся на бюджетной и внебюджетной основе.

В работе использовались следующие методики: Тест-опросник Г. Айзенк EPI (адаптирован А.Г. Шмелевым) и Методика самооценки уровня реактивной и личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера – Ю.Л. Ханина.

Результаты дескриптивной (описательной) статистики говорят о следующем.

Практически во всех результатах отсутствуют значения ниже нормы, т.е. очень небольшое количество испытуемых обладают низкой тревожностью. Низкая тревожность требует повышения внимания к мотивам деятельности и повышения чувства ответственности. Но иногда очень низкая тревожность в показателях теста является результатом активного вытеснения человеком высокой тревоги с целью показать себя в «лучшем свете». Также, небольшое количество испытуемых – интровертов, которым присущи необщительность, замкнутость, самоанализ; они лучше справляются с монотонной работой, они более осторожны и аккуратны.

Большая часть выборки имеет значения в норме и выше нормы. Участники исследования, имеющие среднее значение по шкале экстраверсия, являются амбивертами, т.е. им присущи черты экстра- и интроверсии. Возможно, для уточнения этого показателя нужно провести дополнительное обследование, использовав другой тест. Испытуемые, имеющие высокие показатели, являются экстравертами, которым свойственна общительность, импульсивность, большая инициативность; они хорошо справляются с работой, требующей быстрого принятия решения.

Тревожность не является изначально негативной чертой. Определенный уровень тревожности является естественной и обязательной особенностью активной личности. В данном исследовании – это средний уровень реактивной и личностной тревожности у большинства испытуемых.

Очень высокая реактивная тревожность вызывает нарушения внимания, иногда нарушение координации. Очень высокая личностная тревожность часто связана с эмоциональными срывами или даже какими-либо психическими заболеваниями.

Для сравнения уровня личностной тревожности и экстраверсии-интроверсии мы применяли параметрический метод t – критерий Стьюдента, а для сравнения уровня реактивной тревожности – U – критерий Манна-Уитни.

В результате сравнительного анализа установлено отсутствие значимых различий в выраженности реактивной, личностной тревожности и экстраверсии-интроверсии. Следовательно, группы, обучающиеся на бюджетной и внебюджетной основе, не различаются по уровню выраженности этих признаков.

Мы предполагаем, что отсутствие значимых различий по уровню реактивной, личностной тревожности и экстраверсии можно объяснить тем, что уровень данных параметров возможно зависит не от того, платит человек за учебу или нет, а от того, в какой среде находится человек.

В целом было обследовано 50 человек по уровню реактивной, личностной тревожности и экстраверсии — интроверсии, поэтому для изучения взаимосвязи между этими признаками мы использовали параметрический метод корреляционного анализа Пирсона.

Высокие показатели по интроверсии соответствуют состоянию тревоги или даже депрессии. С другой стороны, интроверты характеризуются заторможенностью и инертностью. А экстраверты сами по себе очень возбудимые и подвижные люди. Часто высокие показатели по экстраверсии соответствуют каким-либо психическим заболеваниям. Хотя экстраверты, в свою очередь, являются более социально адаптированными, нежели интроверты.

Поэтому можно предположить, что как уровень реактивной, личностной тревожности, так и уровень экстраверсии — интроверсии могут зависеть от особенностей нервной системы.

Изучение ситуативной, личностной тревожности и диспозиций очень значимо для психологической теории и практики. Определенный уровень выраженности этих феноменов играет большую роль в социальной адаптации. Эффективности трудовой и общественной деятельности, а также во взаимоотношениях людей друг с другом.

Поэтому результаты, полученные при измерении данных феноменов, могут быть использованы в дальнейшей диагностике тревожности и диспозиций личности, а также возможной коррекции высоких и низких показателей этих феноменов.
Т.Ю. Соколкина, О.А.Рудей

г. Екатеринбург, РГППУ

Взаимосвязь психологических защитных механизмов и ситуативной и личностной тревожности студентов II курса института психологии и института экономики и управления РГППУ

Исследование проблемы познания психологической защиты и тревожности на сегодняшний день весьма актуальна. Психологический опыт, накопленный отечественной и зарубежной психологией, позволяет по-новому взглянуть на ее сущность, функции, особенности развития и роли в жизни человека, позволяя по-новому оценивать поведение человека в различных жизненных ситуациях.

Изучение данной взаимосвязи необходимо для понимания адаптивных психических процессов личности, осуществляемых ею в различных проблемных ситуациях. Что является базой социальной психологии личности.

Необходимо отметить, что о взаимосвязи защитных механизмов и тревожности говорится в работах Мененжира и Лифа. Так же на данную взаимосвязь указывают Л.Ф. Бурлачук, С.М. Морозов, М.И. Еникеев.

Защитные механизмы – это способы, с помощью которых мы пытаемся защитить себя. От тревоги мы так же «защищаемся» с помощью защитных механизмов. Тревожность ослабевает с помощью таких механизмов, как вытеснение, замещение, рационализация, проекция и прочее.

В зарубежной психологии защитные механизмы рассматривали многие исследователи: А. Адлер, Э. Берн, Ф. Перлз, В. Райх, К. Роджерс, З. Фрейд, Э. Фром, К. Хорни, Р. Плутчик. В отечественной психологии: Л.И. Божович, Л.Б. Филонов, Л.С.Славина, Г.В. Морозов, В.Н. Мясищев, Ф.Б. Бассин, А.А. Налчаджян, Б.В. Зейгарник.

Первоначально защитные механизмы личности были связаны с классическим психоанализом, а именно с теорией либидо и фрейдовской структурной моделью личности, включающей три инстанции: Оно, Я и Сверх-Я.

Заслуживает внимания предпринятая Ф. Перлзом попытка соединения психоаналитических и гештальтпсихологических положений.

Предпринимались неоднократные попытки построить классификацию защитных механизмов на тех или иных основаниях. Например, Р. Плутчека, Г. Келлермана и Г. Конте в своей статье «Структурная теория личностных защит и эмоций» попытались классифицировать защитные механизмы.

В работе мы опирались на теорию Р. Плутчека, Г. Келлермана и Г. Конте. На основании восьми базовых эмоций, авторы выделяют восемь базовых защитных механизмов: вытеснение, рационализация, компенсация, гиперкомпенсация, регрессия, проекция, замещение и отрицание. Индивид может использовать комбинацию защитных механизмов.

Одним из наиболее известных исследователей явления тревожности Ч.Д. Спилбергер, а так же Г.О Нейл, Д. Хансен. Исследования тревожности направлены на различие тревожности ситуативной и тревожности личностной.

Согласно концепции Ч.Д. Спилбергера, тревожность – индивидуальная психологическая особенность, состоящая в повышенной склонности испытывать беспокойство в различных жизненных ситуациях, в том числе и тех, объективные характеристики которых к этому не предрасполагают. Ситуативно устойчивые проявления тревожности принято называть личностными и связывать с наличием у человека соответствующей личностной черты, так называемая «личностная тревожность». Ситуативно изменчивые проявления тревожности именуются ситуативными, а особенность личности, проявляющей такого рода тревожность, обозначают как «ситуативную тревожность».

В обследовании приняли участие студенты института психологии и студенты института экономики и управления РГППУ. Выборка составила 51 человек, в возрасте от 18 до 23 лет (средний возраст – 19 лет), из них 33 женщины и 18 мужчин.

Для диагностики использовалась методика «Индекс жизненного стиля» – личностный опросник. Предназначен для диагностики механизмов защиты «Я», предложен Р. Плутчеком, Х. Келлерманом, Г. Конте в 1979г.

Методика исследования ситуативной и личностной тревожности, была разработана Ч.Д. Спилбергером в 1966-1973 гг, а на русском языке адаптированная Ю.Л. Ханиным. Методика позволяет дифференцированно измерять тревожность и как личностное свойство, и как ситуативное состояние.

Проведя обследование и проанализировав результаты можно сказать, что характерной особенностью данной выборки является яркая выраженность у большинства студентов таких механизмов защиты как проекция и рационализация.

Менее ярко, у большинства респондентов, проявляются компенсация, регрессия и в наименьшей степени выражается вытеснение замещение и гиперкоменсация.

Проанализировав результаты описательной статистики, можно предположить, что большинство из обследуемых студентов II курса склонны переоценивать имеющееся и преувеличивать роль обстоятельств. Они предусмотрительны, способны к анализу и самоанализу. Но иногда эти действия «переливаются» в самообман, самооправдание.

В меньшей степени для обследуемых характерны слабохарактерность, неспособность самостоятельно принимать решения. Такие люди устанавливают лишь поверхностные контакты, однако они не любят одиночество и страдают ностальгией.

Что касается тревожности, то большинство участников обследования обладают средним уровнем тревожности. Это говорит об эмоциональной устойчивости данных лиц.

Сравнивая мужчин и женщин среди студентов II курса по уровню выраженности тех или иных механизмов защиты, и по уровню ситуативной и личностной тревожности, были обнаружены различия по уровню выраженности вытеснения и личностной тревожности. Вытеснение более ярко выражено у мужчин, чем у женщин. Мужчины тщательно избегают ситуации, которые могут стать проблемными вызвать страх, соглашательство, покорность, робость, забывчивость.

Что касается личностной тревожности, то ее высокий уровень больше характерен для женщин, нежели для мужчин.

При выявлении взаимосвязи между механизмами защиты и ситуативной и личностной тревожности, взаимосвязь была обнаружена между показателями личностной тревожности и отрицанием и между личностной тревожностью и вытеснением.

«Личностная тревожность это устойчивое состояние психики, которое характеризует склонность индивида испытывать тревогу, независимо от силы угрожающего фактора. А отрицание это онтогенетический, примитивный механизм защиты, благодаря которому негативные аспекты (например, чье-либо внимания) блокируются на стадии восприятия, а позитивные допускаются в систему» [Райгородский Д.Я. Самосознание и защитные механизмы личности, с. 410].

То есть, чем больше негативной информации блокируется на стадии восприятия, а позитивной допускается в систему, тем ниже тревога, которую человек может испытывать.

Вытеснение развивается для сдерживания эмоций страха. Чем чаще человек избегает ситуаций, которые могут стать проблемными и вызвать страх, тем меньше он переживает, тем меньше испытывает тревогу.

При выявлении взаимосвязи между механизмами защиты и ситуативной и личностной тревожностью по подвыборкам, выявлена взаимосвязь между показателями ситуативной тревожности и рационализацией у мужчин-студентов. Взаимосвязь обратная. Объясняется тем, что рационализация связана с боязнью пережить разочарование. Она предполагает произвольное истолкование событий для развития чувства субъективного контроля над ситуацией, что снижает ситуативную тревожность, которая проявляется в виде реакции человека на возникшую угрозу.

Обратная взаимосвязь обнаружена и у женщин-студенток между показателями личностной тревожностью и отрицанием. А так же между личностной тревожностью и компенсацией. Взаимосвязь обратная. То есть человек, который преодолевает трудности, находит и исправляет свой недостатки, достигает высоких результатов в деятельности, менее испытывает тревогу, независимо от силы угрожающего фактора.

Таким образом, знание защитных механизмов, их комплексов, стратегий их использования необходимо для создания социальной психологии личности и для понимания путей адаптации личности к социальным ситуациям. Не менее важно изучение тревожности, которая также возникает в типичных фрустрирующих ситуациях. То есть изучение данной взаимосвязи необходимо для понимания адаптивных психических процессов человека, осуществляемых им в различных проблемных ситуациях.
Е.С. Сорокина

г. Екатеринбург, РГППУ

Психология общения

Основа психологии общения – это способность выделять моменты эффективного проведения переговоров, бесед и применять его на практике, быть психологически грамотным при беседе, формирование системы знаний об эффективном, партнёрском общении.

Проблема проведения беседы неоднозначна, поэтому в наше время изучение психологии общения весьма актуально. За последние годы психология общения стала предметом изучения многих наук. Ею занимаются и философы, и социологи, и экономисты, и юристы, и педагоги.

Общение – это сложнейший, многоуровневый процесс установления и развития отношений между людьми, который представляет собой обмен информацией, восприятие и понимание человеком другого человека. И помогает в этом процессе человеку знания основ психологии (Определение психологов).

Общение — сложный информационный механизм взаимодействия социальных субъектов (личностей, групп, социальных слоев и т.п.), возникающий из потребности совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией, разработку принципов и стратегии взаимодействия (Определение социологов).

Общение сложный процесс взаимодействия между людьми, заключающийся в обмене информацией, а также в восприятии и понимании партнерами друг друга (Определение педагогов).

В повседневных жизни между людьми зарождаются различного рода отношения, такие как любовь, дружба, партнерские отношения, и в основе всех этих отношений лежит психология общения. Процесс психологии отношений необходим человеку для приобретения собственной индивидуальности, признания в обществе и подтверждения своей значимости. В наши дни большое количество книг и статей посвящается психологии общения, однако до сих пор остается очень много аспектов психологии общения, которые не изучены на достаточном уровне.

Что говорит психология общения о проявлении творчества в общении? Безусловно, оно есть. Общение дает человеку новый импульс, радость, наслаждение, которые помогают человеку справиться со скукой, рутиной бытовой жизни, поднимает его на новые высоты и уровни в его профессиональной деятельности.

Однако проблемы общения как таковой не существует. Обычно человек, который говорит о том, что адекватно выразить себя в момент беседы с другим человеком или в группе людей, скованность мешают ему понимать партнера по этому процессу, наверняка имеет в своем подсознании отчетливое нежелание общаться с другими людьми. Причины такого подсознательного нежелания вступать в контакт с другими людьми могут быть самыми разными: детская психологическая травма, неуверенность в себе и т.д. Каждая из этих причин достаточно для того, чтобы создать человеку препятствия для адекватного общения – не только с посторонними, но и с самыми близкими людьми.

Деловое общение — это сложный многоплановый процесс развития контактов между людьми в служебной сфере. В наше время между людьми стали преобладать деловые отношения и, следовательно, деловое общение. Поэтому людей все больше интересует эта сфера.

Общение – это основная деталь отношений между людьми. Эта отрасль психологии и других наук раньше не рассматривалась с таким вниманием, как в наше время, поэтому интересно было бы знать, какие вопросы она изучает, какие цели ставит перед собой. Возможно узнать что-то больше о межличностных взаимоотношениях и применить знания на практике.
И.В. Фефелова, О.А. Рудей

г. Екатеринбург, РГППУ

Психосемантический анализ
профессиональных стереотипов

Представление о собственной и других группах, в том числе профессиональных, имеет большое значение в регуляции межгруппового взаимодействия. Однако вопрос о том, каково содержание межгрупповых представлений и почему многие из них отмечены печатью стереотипности, остается нераскрытым.

Являясь универсальным механизмом межгруппового восприятия, стереотипизация актуализируется на любом уровне: этническом, расовом, возрастном, профессиональном. Р. Таджури понимает под социальным стереотипом «склонность воспринимающего субъекта легко и быстро заключать воспринимаемого человека в определенные категории в зависимости от его возраста, пола, этнической принадлежности, профессии, и тем самым приписывать ему качества, которые считаются типичными для людей этой категории».

Исследуя профессиональные стереотипы, А.А. Теньков пришел к выводу о том, что стереотипы усваиваются с того момента, как только человек начинает идентифицировать себя с группой, в полной мере осознавать себя ее членом. Степень адаптации в новых условиях прямо связана с успешностью овладения стереотипами новой группы. По данным В.С. Агеева и А.А. Тенькова, уже к середине первого курса студенты различных факультетов имеют целостные представления о собственной и других группах, в которых отражаются устойчивые профессиональные стереотипы (представления о «типичных» психологах, биологах и т.д.). Результаты проведенных данными авторами исследований сводятся к следующим положениям. Во-первых, содержание межгрупповых представлений отражает некоторые объективные характеристики позиции группы в ближайшем социальном окружении (например, это касается оппозиции «гуманитарии – естественники»). Во-вторых, существует почти полное сходство мнений между представителями различных профессий относительно того, какие ценности и качества личности являются желательными и необходимыми. При этом имеет место значительное расхождение между ними в приписывании выраженности этих качеств членам собственной и других профессиональных групп. В-третьих, при сравнении своей группы с другими существует тенденция строить более благоприятный образ собственной группы.

Одну из форм социального стереотипа, являющуюся схематизированным представлением о типе личности, характерной для некоторой человеческой общности, называют стереотипом-типажом. Профессиональным стереотипом В.Ф. Петренко называет «персонифицированный образ самой профессии, или обобщенный образ типичного профессионала». Если социальная роль – это обобщенный, нормативный способ поведения, приписываемый человеку и ожидаемый от него как от представителя некоторой социальной группы, то типаж – это, скорее, схематизированное представление о личности, характере и способах поведения человека в неформальном личностном общении.

В исследовании профессиональных стереотипов принимали участие 10 студентов Института психологии РГППУ. Испытуемые шкалировали образы «некоторого типичного студента» ряда институтов РГППУ. А именно образ типичного студента-лингвиста, художника, юриста, экономиста, информатика, социолога и психолога.

Методом изучения являлся личностный семантический дифференциал, построенный на основе «Тезауруса личностных черт» А.Г. Шмелева.

В результате факторного анализа было выделено 4 значимых фактора, которые объясняют соответственно 33,4; 33,3; 9,7и 9,4 % общей дисперсии и отражают тот или иной образ, стереотип обыденного сознания.

Содержание первого фактора отражает противопоставление образа бескорыстного романтика расчётливому карьеристу. Интересно отметить, что явно негативный образ подлого вредителя сочетает в себе такие полезные качества, как трудолюбие и упорство. Т.е. человечность и успех, карьера — понятия в сознании студентов несочетаемые: если ты добрый романтик, то скорее всего и недалекий и расхлябанный. Показательно, что положительный образ дополняется способностью студента к самокритике, что отражает профессиональную направленность психологов. Положительный полюс психологи возглавляют сами, значительно противопоставляя себя остальным. Далее следуют художники, социологии, лингвисты, а на противоположном полюсе располагаются юристы, программисты и экономисты.

Второй фактор мы назвали фактором «социальной желательности». Образ «правильного» – эрудированного, воспитанного и собранного – студента противостоит образу ленивого разгильдяя. При этом, как и подобает психологу, отмечается неискренность социально желательного типа. Тем не менее, именно себя психологи таковыми и считают, далее по порядку следуют юристы, социологи, лингвисты, экономисты, программисты и самыми безалаберными являются, по мнению психологов, художники.

Третий фактор представлен противопоставлением качеств: честолюбивый, посредственный в оппозиции к сильному, пассивному и лицемерному. Ранжирование по оси данного фактора выглядит так: художники, лингвисты, юристы, экономисты, программисты, социологи и психологи.

Четвертый фактор является униполярным и включает в себя переменные: спокойный, скромный, самокритичный, самодовольный. По-видимому, взаимосвязь этих качеств можно объяснить так: уравновешенность и умение выделить собственные недостатки повышает самооценку и поэтому приводит к высокомерию. И опять психологи оставляют данный фактор себе, за ними идут художники, социологи, программисты, юристы, экономисты и лингвисты.

Таким образом, восприятие других и себя студентами – психологами опосредовано как общими, так и специфическими категориями-факторами. Интересно отметить, что при ранжировании студентов по оси какого-либо фактора психологи ставят себя на первое место. Значит, эталоном-системой отсчета, по отношению к которому оцениваются другие, является образ собственного автостереотипа, а фактически собственного Я. Таким образом, психологи смотрят на другого человека не «глазами клиента», как требует профессия, а относительно своего Я.

Данные, полученные в ходе исследования, могут быть использованы для разработки дисциплины «Введение в профессию», а также в качестве диагностического материала в работе психологической службы вуза.


Д.П. Фидря

г. Екатеринбург, РГППУ

Исследование представлений
о мужественности и женственности
в студенческой среде*

С раннего детства мы сталкиваемся с гендерными стереотипами. Через воспитание, научение, социализацию мы получаем упрощенную, схематизированную информацию о своем и противоположном поле. Это приводит к становлению личности и к формированию навыков общения.

Гендер — термин, используемый в настоящее время при обсуждении различий и сходства между мужчинами и женщинами, их социальными ролями.

Гендерная роль – внешнее проявление моделей поведения и отношений, которые позволяют другим индивидам судить о степени принадлежности кого-то к мужскому или женскому полу.

В рассуждении об интерпретации маскулинности и фемининности важно достичь соответствия лексике, принятой международным сообществом: ведь иначе могут возникнуть разночтения, поскольку «мужественность» или «мужество» переводится на английский язык как «смелость». Поскольку в русском языке «мужественность» означает «силу», «смелость», Т.е. ассоциируется с положительными атрибутами, в первую очередь, мужского идеала, то если о женщине говорят, что она «мужественно переносит трудности», это означает, что женщину положительно оценивают за те качества, которые приписывают мужчине, хотя и полагают их гендерно-нейтральными. Однако если мы скажем «маскулинная женщина», это уже будет понято нами как «мужеподобная женщина». Выражение «женственный мужчина» вообще звучит плохо. Итак, воспользуемся определением, данным в психологическом словаре: Маскулинность и фемининность — это нормативные представления о соматических, психологических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин, элемент полового символизма, связанный с дифференциацией половых ролей.

Социализация — это способы формирования умений и социальных установок индивидов, соответствующих их социальным ролям. В другой формулировке социализация — это процесс, посредством которого индивидом усваиваются нормы его группы таким образом, что через формирование собственного «Я» проявляется уникальность данного индивида как личности. И.С. Кон определяет гендерную социализацию как процесс формирования мужской или женской идентичности в соответствии с принятыми в обществе культурными нормами.

Следовательно, этот процесс можно рассматривать двояко. С одной стороны, социализация может пониматься как интернализация социальных норм: социальные правила становятся внутренними для индивида в том смысле, что они более не навязываются посредством внешней регуляции, а как бы налагаются индивидом самим на себя, являясь, таким образом, частью его «Я». С другой стороны, социализация может пониматься как существенный элемент социального взаимодействия. Это основывается на предположении о том, что люди стремятся к возвышению в собственных глазах посредством достижения высокого статуса и одобрения со стороны других, при этом индивиды социализируются по мере приведения своих действий в соответствие с ожиданиями других.

Выделяют три стадии социализации: начальную — социализация ребенка в пределах семьи; среднюю — обучение в школе; социализацию взрослого человека — этап принятия социальными деятелями тех ролей, к которым они не могли полностью подготовиться в ходе первых двух стадий.

Под стереотипом в психологии понимают упрощенно схематизированное, зачастую искаженное или даже ложно характерное для сферы обыденного сознания представление о каком-либо социальном объекте. Впервые термин «социальный стереотип» ввел У. Липпман. Он определил социальные стереотипы как картинки мира в голове человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права. Иногда под стереотипами понимают устойчивые, регулярно повторяющиеся формы поведения.

Гендерные стереотипы можно разделить на три группы:

Первая группа стереотипов связана с нормативными представлениями о соматических, психических, поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин. Это стереотипные представления о том, что мужчины компетентны, доминантны, независимы, агрессивны, самоуверенны, склонны мыслить логически, хорошо управляют своими эмоциями; стереотипные представления о том, что женщины пассивны, зависимы, сверхэмоциональны, не уверены в себе, заботливы и нежны. Такой стереотип представляет собой специфическую конструкцию психологических черт, поведенческих моделей, навыков, видов деятельности, которая подразумевает сепарированность мужчин и женщин, разделение мужской и женской сфер деятельности. Согласно распространенным представлениям, подтверждаемым рядом исследований, женщины менее агрессивны, более склонны к опеке и более чувствительны. Однако бывают и активные, агрессивные и сухие женщины. Разные мужчины также демонстрируют поведение в диапазоне от жесткости до нежной заботы. Женщины во главу угла ставят отношения между людьми, а мужчины — результат работы. Гендерные различия возникают у детей с раннего возраста — в играх, общении со взрослыми и сверстниками.

Вторая группа гендерных стереотипов — это стереотипы, которые касаются содержания мужского и женского труда. Так, женской сферой деятельности считается обслуживающая, исполнительская. Мужская сфера деятельности — это инструментальная, творческая, организаторская.

Проблема полового разделения труда, под которым понимается распределение занятий между женщинами и мужчинами, базирующееся на традициях и обычаях, сказывается на формировании стереотипа о мужских и женских профессиях. Не секрет, что после заключения брака жизнь мужчины претерпевает значительно меньше изменений, чем жизнь женщины. Домашний труд женщины не принято считать ни трудом, ни заслугами, поскольку это ее «прямые обязанности» и оценке они не подлежат. И в связи с этим можно утверждать, что и в трудовом процессе часто переплетаются гендерные и экономические отношения. Оба эти начала связаны друг с другом еще со времен индустриальной революции. Владельцы фабрик определили работницам задачи, подобные тем, что выполнялись женщинами дома, тем самым создав феномен «женской работы», а затем рационализировали обесценивание этой работы.

Устойчивая тенденция трудоустройства мужчин и женщин по строго определенным профессиям, отраслям и должностным позициям называется гендерной профессиональной сегрегацией (или профессионального разделения по признаку пола).

Третью группу гендерных стереотипов составляют те, которые связаны с распределением семейных и профессиональных ролей. Мужские роли — это профессиональные, а женские — это семейные роли. Наиболее распространенный стереотип в этой сфере гласит: «Настоящая женщина мечтает выйти замуж и рожать детей, заниматься домом, а настоящий мужчина мечтает профессионально реализоваться, сделать хорошую карьеру». Подобные стереотипы во многом определяют жизненные стратегии и практики, которые выбирают женщины и мужчины на протяжении своей жизни.

На основе изученной информации я провела опрос и проанализировала результаты гендерных представлений о мужественности и женственности в студенческой среде. Цель моего опроса — выявить отношения: 1) девушек к идеальному и реальному мужчине; 2) юношей к идельной и реальной девушке. В своей работе я хотела указать на гендерные различия между представлениями юношей и девушек. Задача опроса являлась формулировка десяти качеств идеальной и реальной девушки у юношей, а так же десяти качеств идеального и реального юноши у девушек. Результаты сравнения приведены ниже:

1) Идеальный юноша в представлениях девушек.

Пять популярных качеств

Пять непопулярных качеств

Честный — 70%

Состоятельный — 10%

Умный — 60%

Любящий — 6%

Общительный – 50%

Воспитанный — 6%

Спортивный — 40%

Рациональный — 6%

Аккуратный – 40%

Без вредных привычек — 6%


Каталог: filedirectory -> 3468
3468 -> Актуальные вопросы организации работы с молодежью
3468 -> Теоретические основы воспитания и развития духовности и субъектности личности
3468 -> Сборник научных трудов Выпуск 3 Екатеринбург 2010
3468 -> Ценностные и социокультурные основы воспитания духовности и субъектности личности
3468 -> Общетеоретические и практические проблемы языкознания и лингводидактики
3468 -> А. М. Павлова психология труд а
3468 -> Сборник научных статей по материалам VI всероссийской научно-практической конференции
3468 -> Социальная работа в условиях кризиса: социальные аспекты связи поколений
3468 -> Валеопедагогические проблемы здоровьеформирования у детей, подростков и молодежи
3468 -> Сборник тезисов докладов VI межвузовской студенческой научно-практической конференции 18 ноября 2010 г., Екатеринбург


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница