Психология сегодня Материалы Х региональной студенческой научно-практической конференции 23 – 24 апреля 2008 г Екатеринбург



страница9/24
Дата12.05.2016
Размер6.69 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   24

В теории Мак-Клелланда говорится о трех видах потребностей и соответствующих им мотивам: потребность в достижении (действовать максимально качественно и эффективно); потребность во власти (стремление оказать влияние на других людей); потребность в принадлежности (стремление к дружеским связям).

Ф. Герцберг считал, что само по себе удовлетворение работой не ведет автоматически к более интенсивному и качественному труду. Он выделял две группы факторов: мотиваторы, побуждающие к интенсивной работе, и «гигиенические факторы», или факторы, создающие приятную атмосферу труда.

Теория диспозиций В.А. Ядова говорит, что отношение человека к труду формируется под действием трех факторов: совокупность всех общественных отношений, система разделения труда и социально экономической природы общества; технологические или функциональные особенности содержания конкретного вида труда; особенности социально обусловленной структуры личности. Ведущий специфический фактор, определяющий отношение человека к труду, является содержание труда. Содержание труда детерминирует показатели работы, степень удовлетворенности рабочего своим трудом и даже степень удовлетворенности размером заработной платы.

Дж. Аткинсон считал, что потребность достижения проявляется двумя побуждениями – добиваться успеха и избегать неудачи. Стремление к успеху – сила, вызывающая у индивида действия, ведущие к достижению результатов. Она проявляется в направлении, интенсивности, настойчивости действий. Стремление к избеганию неудачи – сила, подавляющая у индивида выполнение действий, способных, по мнению субъекта, привести к провалу. По модели Дж. Аткинсона, конфликт между стремлениями образуют некоторую результирующую мотивационную тенденцию, проявляющуюся в реальном поведении людей.

Итак, в теории и практике нет идеальной модели стимулирования, которая отвечала бы разнообразным требованиям. Существующие модели трудовой мотивации весьма различны по своей направленности и эффективности. Результаты изучения существующих моделей мотивации не позволяют четко определить, что же побуждает человека к труду. Изучение человека и его поведения в процессе труда дает только некоторые общие объяснения мотивации, но даже они позволяют разрабатывать прагматические модели мотивации работника на конкретном рабочем месте.

Для определения особенностей трудовой мотивации работающих студентов использовались следующие методики: методика «Мотивация профессиональной деятельности» К. Замфир (модификация А. Реана), анкета «Пирамида потребностей» А. Маслоу, методика «Определение мотивации в работе» Ф. Герцберга.

В исследовании приняли участие 100 студентов, работающих в настоящий момент.

В результате проведенного исследования были получены следующие результаты. По показателю половой принадлежности достоверных различий не выявлено, что может свидетельствовать о том, что трудовая мотивация у мужчин и женщин сходна.

У студентов гуманитарных специальностей уровень внешней отрицательной мотивации значительно выше, чем у студентов технической специализации. Внешняя мотивация содержит те мотивы, которые находятся за пределами труда как такового и самого работника: заработок, боязнь осуждения, стремление к престижу. Внешняя мотивация более эффективна в работах, измеряемых в количественных параметрах, и менее эффективна там, где результаты работы трудно выразить в точных показателях. К отрицательной внешней мотивации можно отнести ту или иную систему наказаний, штрафов, критику, осуждение и т.д.

Значимы различия были обнаружены также в группах, различающихся по стажу.

Так, для студентов с общим стажем работы менее 5 лет показатели принадлежности к обществу, востребованости и самореализации выше, чем в группе со стажем более 5 лет. Для удовлетворения потребностей такого рода наиболее эффективным может быть продуктивное использование социальной мотивации путем организации работы в группах или командах. Это создает ситуацию, в которой, выполняя работу в тесной кооперации с другими, человек удовлетворяет свою потребность быть востребованным в обществе. Большинство сотрудников хотят получать сложные задания и чувствовать, что они не только используют уже приобретенные навыки и умения, а также приобретают новые.

Внешняя положительная мотивация у студентов со стажем работы менее 10 лет выше, чем у студентов, работающих свыше 10 лет, то есть трудовая деятельность респондентов в большинстве своем основывается на мотивах, которые порождаются самой трудовой деятельностью: ее общественной полезностью, удовлетворением от работы благодаря содержащимся в ней возможностям творчества, участия в организации и руководстве, общении с людьми, нацеленность на карьерный рост.

Большое значение для респондентов имеют материальное стимулирование, продвижение по работе, одобрение коллег и коллектива, престиж, то есть все те стимулы, ради которых человек считает нужным приложить свои усилия. Вероятно, это обосновано тем, что респонденты нуждаются в материальных средствах, работают в команде и имеют общие цели, испытывают потребность в самоутверждении посредством повышения своего статуса.

Для студентов, работающих более 10 лет, мотивация направлена на достижение, то есть на получение более высоких результатов в своей профессиональной деятельности и применение своего опыта на практике.

На основании полученных результатов можно сделать вывод о том, что показатели трудовой мотивации наиболее чувствительны к стажу работы, в отличие от пола и возраста. Перспективы дальнейшей работы по данной теме мы видим в выявлении особенностей трудовой мотивации в зависимости от внутренних факторов (например, ценностные ориентации, направленность личности и т.п.), а также сравнении трудовой мотивации сотрудников разных профессий.
Н.А. Ванина

г. Белгород, БелГУ

Особенности профессионального
самосознания у студентов-психологов
с разным уровнем развития
психологической культуры

Значительные перемены, происходят в современном обществе, что приводит к активному внедрению психологии в различные сферы жизнедеятельности человека. На практике это привело к возникновению социальной потребности в развитии психологических услуг как в сфере различных видов профессиональной деятельности (в том числе и в системе образования), так и психолого-констультационных, психодиагностических, психокоррекционных проблем личности, группы. Следствием этого процесса является не только повышение спроса на квалифицированных психологов, но и увеличение требований, предъявляемых обществом к практическому психологу.

Ставиться вопрос о том, что является главным в процессе профессионального развития психолога, что делает психолога эффективным и успешным, каковы пути повышения качества подготовки к результативной и значимой работе.

На наш взгляд, успех в деятельности психолога, прежде всего, зависит от качественных особенностей профессионального развития, которые неразрывно связаны с понятиями «профессиональное самосознание» и «психологическая культура».

Проблеме профессионального самосознания посвящены работы таких авторов как Е.А. Климов, А.К. Маркова, Т.Л. Миронова, Л.М. Митина и др. Имеющиеся в литературе данные доказывают, что существует связь между успешностью профессионала в любом виде деятельности, качеством профессиональной подготовки и уровнем профессионального самосознания.

Проведенный обзор литературы позволил выявить специфику профессионального самосознания психолога на этапе подготовки в вузе. Л.М. Митина отмечает, что фундаментальным условием профессионального развития педагога является переход на более высокий уровень профессионального самосознания. Для профессии психолога также развитие его профессионального самосознания играет особую роль в его профессиональном становлении.

В целом, студенческий период занимает особое место в процессе формирования профессионального самосознания. Профессиональное самосознание выступает в качестве центрального психического новообразования студенческого возраста.

Мы можем отметить, что в общих чертах структура профессионального самосознания соответствует структуре самосознания личности. Каждый компонент имеет свою собственную структуру и содержание. Развитие профессионального самосознания находит свое выражение в уровне сформированности каждого компонента, в его целостности. Развитие профессионального самосознания, как психолога, так и представителей других профессий в большой степени связано с развитием личности в целом. Реализуя представления о себе в процессе профессионального общения и включения в профессиональную деятельность, психолог имеет возможность осознать уникальность своих возможностей, соотнести эти возможности с реальными условиями их реализации. Представления о соответствии своих личностных, операциональных и эмоционально-волевых особенностей содержательным компонентам профессионального труда, адекватность этих представлений и определяют его профессиональное самосознание.

Под профессиональным самосознанием психолога на этапе подготовки в вузе мы понимаем осознание психологом себя в контексте своей будущей профессиональной деятельности.

В своем исследовании мы придерживаемся трёхкомпонентной структуры профессионального самосознания студентов-психологов: 1) самопознание, 2) эмоционально-ценностное отношение к себе, 3) саморегулирование.

Самопознание в психической деятельности выступает как особо сложный процесс, опосредующий познание себя, развернутый во времени, связанный с движением от единичных ситуативных образов через интеграцию подобных многочисленных образов в целостное образование – в понятие собственного Я как субъекта, отличного от других субъектов. Осуществляя самопознание, человек обращает психическую деятельность на исследование самого себя, производит оценку поступков и себя в целом.

Богатство, многосторонность и эмоциональная насыщенность психологической деятельности вынуждают психолога не только осознавать наличие или отсутствие у него тех или иных профессионально значимых качеств личности, но и формировать определенное самоотношение, чувство удовлетворенности или недовольства своим трудом. Эти разнообразные эмоциональные переживания включает в себя эмоционально-оценочный компонент профессионального самосознания.

И, наконец, представление о себе, о своих личных и профессиональных качествах, а также возникающее на основе этих знаний эмоционально-ценностное отношение к себе детерминируют поведенческий компонент профессионального самосознания. Под саморегуляцией мы понимаем такую форму регуляции поведения, которая предполагает моменты включения в него результатов самопознания и эмоционального отношения к себе.

Рассмотренные структурные компоненты профессионального самосознания между собой взаимосвязаны и реализуются в двух планах: объективном и субъективном. В первом плане их показателем выступает профессиональное мастерство, а во втором – «Я-концепция». Важнейшей характеристикой профессиональной «Я-концепции» является идеальный образ «Я-профессионал», который выступает показателем динамики профессионального самоопределения студента, одним из критериев уровня его личностной зрелости как субъекта учебно-профессиональной деятельности.

Культура, в свою очередь, выступает одной из наиболее важных проблем, с которой сталкивается психолог в современном обществе. Сегодня пока еще сохраняется ситуация, при которой квалифицированных психологов, обладающих «культурным психологическим кодом» (В.П. Зинченко), значительно меньше тех, кто им не обладает.

В современной психологии много внимания уделяется изучению психологической культуры. Так, Л.С. Колмогорова, Н.И. Исаева, О.И. Мотков, А.Б. Орлов и другие подчеркивают важность психологической культуры в процессе жизнедеятельности человека.

Реализуя в исследовании деятельностный подход, мы опираемся на определение культуры как специфического способа человеческой деятельности. Такое определение культуры открывает возможности для изучения и понимания многих явлений и процессов человеческой жизни, в том числе и процесса становления профессионала, к которому наше исследование имеет прямое отношение.

Подход к культуре как способу деятельности делает возможным определение психологической культуры как инварианта любой сферы жизнедеятельности, любой профессиональной деятельности. Значимость данного подхода заключается в том, что он обращает внимание на человека, решающего определенные профессиональные цели, обусловленные глубинными потребностями и смыслами, на человека, вступающего в контакт с другими людьми и предметами окружающего мира, познающего и преобразующего мир и самого себя. А способом преобразования себя как раз и выступает психологическая культура.

В своем исследовании, под психологической культурой личности студента-психолога, мы будем понимать специфический способ гармонизации внутреннего мира личности, системообразующим конструктом которого является «Я», а также гармонизации внутреннего мира «Я» с внешним миром.

Подход к психологической культуре как к самостоятельному интегративному образованию личности предполагает изучение ее структурно-функциональной организации. Анализ различных точек зрения на структуру психологической культуры показал, что не существует единого понимания и общепринятой структуры психологической культуры. Одни авторы в качестве системообразующего компонента выделяют ценностно-смысловой (Н.И. Лифинцева, Н.Т. Селезнева), другие личностный конструкт «Я-профессионал» (Н.Т. Селезнева), третьи – целеполагание и интуицию (Ф.Ш. Мухаметзянова). На наш взгляд, различия в подходах к сущности и структурному построению психологической культуры не имеют противоречивого характера, а, скорее, дополняют друг друга, и в целом, все авторы признают наличие такого явления как психологическая культура и возможность ее развития.

Что касается функциональных характеристик психологической культуры, проанализировав различные позиции исследователей по данному вопросу, мы пришли к выводу, что основными функциями психологической культуры будущего психолога будут являться: регулятивная; адаптационная; гармонизирующая; развивающая; интегративная и рефлексивная.

В целом, психологическая культура выступает фактором оптимизации образовательного процесса и профессиональной деятельности. В контексте современной образовательной парадигмы цель любого образовательного процесса заключается в развитии, формировании феноменов культуры, способствующих социализации, самоактуализации, саморазвитию личности учащихся, что во многом определяется развитой как общей культуры будущих специалистов, так и ее внутренней составляющей – психологической культуры.

Проанализировав различные точки зрения, мы можем утверждать, что развитая психологическая культура у студентов-психологов на этапе обучения в вузе, будет проявляться как в характеристиках деятельности, включая ее коммуникативный аспект (эффективное социальное взаимодействие, успешная адаптация, саморегуляция, самореализация), так и в характеристиках личности (рост творческого потенциала, адекватная самооценка, психологическое здоровье и т.д.).

Таким образом, существующие исследования по проблеме психологической культуры показывает, что она обеспечивает человеку саморазвитие и самореализацию в профессии, рост творческого потенциала, обеспечивает успешную адаптацию в социуме и эффективное социальное взаимодействие, а также становление профессионально-важных качеств и умений будущего специалиста.

Но, несмотря на это, значение психологической культуры в успешности профессиональной деятельности психолога, в частности изучение взаимосвязи психологической культуры с профессиональным самосознанием изучено недостаточно, ощущается явный дефицит фундаментальных исследований, обобщающих работ. На основании этого и встает проблема — каковы особенности профессионального самосознания у студентов-психологов с разным уровнем развития психологической культуры. Изучение особенностей профессионального самосознания студентов-психологов во взаимосвязи с уровнем развития психологической культуры позволит наиболее полно изучить особенности развития психолога как «профессионала», установить факторы, способствующие или препятствующие повышению уровня его профессионализма.
А.С. Вершинина, О.А. Рудей

г. Екатеринбург, РГППУ

Исследование особенностей
психологического самочувствия специалистов торговой фирмы в ситуациях
применения различных тренинговых форм профессиональной подготовки
персонала

Как известно, социально психологический тренинг является одним из наиболее эффективных методов профессиональной подготовки специалистов типа «человек–человек», поскольку ориентирован на использование активных методов совместной психологической работы, направленной на развитие аутентичности и повышение коммуникативной компетентности. Рыночные отношения, забота о приемлемом уровне издержек не позволяют работодателю заниматься общим развитием своих сотрудников ради развития. Всякий раз преследуются сугубо коммерческие цели. Любое мероприятие по развитию персонала призвано, в конечном итоге, способствовать повышению качества и производительности труда и формировать конкурентное преимущество организации.

В связи с этим, тренинг используется для решения очень широкого круга задач в развитии персонала, таких как: адаптация новых сотрудников в организации, мобилизация внутреннего потенциала работника, расширения круга его возможностей, освоение знаний и умений и др.

Однако при этом возникает закономерный вопрос, к какому результату привело его проведение. Но, если измерить эмоциональную оценку процесса и результатов обучения, субъективную оценку результатов обучения и объективную оценку результатов обучения время от времени пытаются некоторые из специалистов–тренеров, то ответить на вопрос, как изменяются показатели таких сиюминутных состояний, как например, самочувствие, активность, настроение, никто не пытался, хотя при этом они являются наиважнейшими показателями работоспособности, успешности выполнения своей профессиональной деятельности. Отсутствие возможности оценки влияния учебного процесса на функциональные состояния учащихся не позволяет нам оптимизировать построение учебного процесса и своевременно выявлять учащихся с учебной дезадаптацией.

Выше перечисленные данные позволяют сформулировать нам актуальность проведения нашего дальнейшего исследования особенностей психологического самочувствия специалистов торговой фирмы как показателя их работоспособности в ситуациях применения различных тренинговых форм профессиональной подготовки персонала. Данные, полученные в результате исследования, позволят нам определить, какие формы проведения психологического тренинга в наименьшей степени негативно отражаются на психологическом самочувствие участников тренинга, т.е. их переживаниях, чувственно-эмоциональной и когнитивной сферах, социальной активности личности. А какие формы тренинговой подготовки персонала ставят участников в такие ситуации, которые приводят к наибольшим переживаниям по отношению к данной жизненной ситуации – обучению, что, соответственно, приведет к риску появления низкой работоспособности, т.е. поставит под вопрос необходимость и целесообразность проведения такого тренинга.

Объектом изучения является психологическое самочувствие специалистов торговой фирмы.

Предметом исследования является динамика изменений психологического самочувствия специалистов торговой фирмы в ситуациях применения различных тренинговых форм профессиональной подготовки персонала.

Цель исследования: выявить динамику изменений психологического самочувствия специалистов торговой фирмы в ситуациях применения различных тренинговых форм профессиональной подготовки персонала.

Задачи:

1. провести теоретический анализ работ, посвященных проблемам изучения психологического тренинга, и возможности его использования в профессиональной подготовке персонала.



2. провести теоретический анализ литературы, посвященной проблеме исследования психологического самочувствия

3. выявить уровень психологического самочувствия специалистов до применения к ним различных форм профессиональной подготовки персонала

4. выявить уровень психологического самочувствия специалистов после применения к ним различных форм профессиональной подготовки персонала.

5. определить динамику изменений психологического самочувствия специалистов торговой фирмы в ситуациях применения различных тренинговых форм профессиональной подготовки персонала (путем сопоставления изменений психологического самочувствия специалистов после применения игровой и психогимнастической тренинговых форм профессиональной подготовки персонала).

Гипотеза: динамика изменения психологического самочувствия специалистов в ситуации проведения психогимнастической формы профессиональной подготовки персонала не будет значимо отличаться от динамики изменения психологического самочувствия специалистов после проведения игровой формы профессиональной подготовки персонала.

Методологическая основа изучения данной темы обеспечивалась работами О.Л. Барской, О.В. Коротеевой, Н.Е. Симонович, предложившими психологический подход к исследованию психологического самочувствия; С.И. Макшанова и Н.Ю. Хрящева, предложившими определение психологического тренинга, которое было положено в основание проведения дальнейшего исследования; классификация форм психологического тренинга В.В. Никандарова.

При проведении исследования особенностей психологического самочувствия специалистов торговой фирмы в ситуациях применения различных тренинговых форм профессиональной подготовки персонала использовалась методика изучения самочувствия, активности и настроения (САН) В.А. Доскина, Н.А. Лаврентьевой.

База исследования — в исследовании психологического самочувствия специалистов торговой фирмы в ситуации применения психогимнастической тренинговой формы профессиональной подготовки персонала участие принимали 37 человек, из них 14 – мужчин и 22 женщины, с различным стажем работы – от одного месяца до полутора лет, представители различных должностных мест – мерчендайзер, продавец – консультант, техник – эксперт, кладовщик, кассир, грузчик, директор по продажам и сотрудник отдела кадров. А в исследовании психологического самочувствия специалистов торговой фирмы в ситуации применения игровой тренинговой формы профессиональной подготовки персонала участие принимали только 17 человек из них, занимающие должность продавца – консультанта, из которых 7 – мужчин и 10 – женщин. Возраст участников исследования составил от 18 до 34 лет.

В результате исследования выяснилось, что большинство специалистов торговой фирмы до применения к ним каких – либо тренинговых форм профессиональной подготовки персонала имеют средний уровень самочувствия, что говорит о том, что чаще всего специалисты чувствуют себя недостаточно хорошо, чувствуют нехваток сил и недостаточно готовы к выполнению деятельности. Возможно, такой уровень психологического самочувствия специалистов связан с тем, что оно измерялось на утреннем собрании, т.е. специалисты попросту еще не успели проснуться, вследствие этого, и чувствовали себя не достаточно бодрыми, сонливыми. Вследствие такого сниженного самочувствия, а значит и низкой работоспособности, менеджер по персоналу или сотрудник отдела кадров должен обратить внимание на социально – психологический климат в коллективе, уровень конфликтности в коллективе, уровень стимулирования специалистов и др., и по – возможности, оптимизировать эти условия.

Также при проведении исследования особенностей психологического самочувствия специалистов торговой фирмы в ситуациях применения психогимнастической и игровой тренинговых форм профессиональной подготовки персонала нами не была подтверждена выдвигаемая гипотеза. Так, в ситуации применения игровой тренинговой формы профессиональной подготовки персонала, динамика изменений их психологического самочувствия до и после участия в данной подготовке была не существенной. А в ситуации, когда специалисты торговой фирмы участвовали в психогимнастической тренинговой форме профессиональной подготовки персонала, их психологическое самочувствие значимо ухудшилось, по сравнению с самочувствием, которое у них было до участия в этой тренинговой процедуре.

Таким образом, следует отметить, что игровая тренинговая форма профессиональной подготовки персонала в наименьшей степени негативно отражается на психологическом самочувствие специалистов торговой фирмы, по сравнению с психогимнастической тренинговой формой профессиональной подготовки персонала, участие в которой в значимо большей степени негативно отражается на психологическом самочувствие специалистов, снижая их работоспособность, утомляя их, снижая готовность к выполнению деятельности. Полученные данные выявлены, возможно, потому, что психогимнастическая тренинговая форма профессиональной подготовки персонала не достаточно хорошо и правильно разработана и поэтому не эффективно. Так, например, упражнения, проводимые в качестве психогимнастических (краткое описание: 1) к талии сзади привязывается карандаш, необходимо, чтобы он оказался в стакане; 2) необходимо лопнуть как можно больше воздушных шаров, зажав их между животами друг друга; 3) занять место на стуле вперед всех и т.д.), не соответствуют ролевому статусу участников. В связи с этим последние могут чувствовать некоторый дискомфорт, связанный с несоответствием реального поведения ролевым ожиданиям. В связи с этим мною были предложены рекомендации использования других упражнений, которые также могут повышать эффективность выполняемой деятельности специалистов (уровень количества и качества продаж, ошибочных действий и т.д.), но при этом не будут негативно отражаться на психологическом самочувствие специалистов и снижать в результате этого их работоспособность, т.к. будут соответствовать социальному положению и ролевым ожиданиям специалистов (описание рекомендуемых упражнений: 1) одному участнику завязываются глаза, а другой участник должен провести его через преграды так, чтобы он не запнулся; 2) участники встают в круг, закрывают глаза и протягивают перед собой правую руку. Столкнувшись, руки сцепляются. Затем участники вытягивают левые руки и снова ищут себе партнера. Затем они должны распутаться, не разжимая рук.

Таким образом, в результате всего выше сказанного следует отметить, что данная работа может послужить стартом более глубокого изучения и разработки существенно новой концепции определения эффективности проведенного тренингового обучения специалистов.


Е.А. Журавлева

г. Екатеринбург, РГППУ

Деятельность психолога в службе
занятости населения

В связи с тем, что проблема безработицы относительно новая для нашего общества, в нашей стране еще слабо развита система психологической помощи людям, оказавшимся в ситуации потери и поиска работы. Между тем, состояние безработицы – очень болезненный, стрессогенный фактор, влияющий на здоровье, личность безработного и его взаимоотношения с окружающим миром. Безработица нередко ведет к возникновению депрессивных состояний, ухудшению здоровья, семейным проблемам и деструктивным внутриличностным изменениям. Поэтому вмешательство психолога в такой ситуации для многих безработных является спасательным кругом.

Многие центры занятости осознали необходимость психологической поддержки безработных граждан и включают психолога в штатное расписание центра. Однако часто психологическая помощь лицам, потерявшим работу, заключается только в оказании профориентационной помощи. Между тем психологическая помощь безработным гражданам должна быть комплексной. Таким образом, основные функции психолога (профконсультанта) в службе занятости населения включают:

- профориентацию (профинформирование);

- профотбор (профподбор);

- профконсультирование;

- психологическую поддержку.

Основная задача психологической работы в центрах занятости населения заключается в согласовании индивидуальных желаний и особенностей клиента со спросом на рынке труда.

Целью профориентационной работы в службе занятости является организация максимального информирования клиентов службы занятости населения о профессия вообще и о структуре и потребностях рынка труда в регионе в целом. В данную функцию входит создание базы профессиографических сведений по разным специальностям (информация об учебных заведениях, профессиограммы различных профессий) и работа информационного характера с выпускниками различных учебных заведений.

Целью профотбора является установка оптимального соответствия между профессионально важными качествами клиента и требованиями конкретного рабочего места. Для этого необходимо создание банка диагностических методик, направленных на выявление профессионально важных качеств безработного, его склонностей и интересов в сфере профессиональной деятельности. Помимо диагностической процедуры, необходимо также проводить индивидуальные беседы с безработными по выявлению их представлений о той или иной профессии, которой они хотели бы заниматься. В процессе беседы также необходимо построение и/или корректировка личного профессионального плана безработного в соответствии с запросами рынка, для чего профконсультанту необходимо быть в курсе основных тенденций на рынке труда.

Психологическая поддержка включает в себя систему методов и приемов психологической помощи лицу, оказавшемуся в ситуации потери работы, направленную на преодоление отрицательных эмоциональных состояний, изменение актуальных смысловых отношений и переформирование мотивационно-потребностной сферы личности как субъекта профессионального опыта.

Целью психологической поддержки является побуждение личности к проявлению максимальной активности в попытках восстановить занятость и собственное душевное благополучие, повысить эффективность этих попыток, сформировать адекватное отношение к реальности, своему профессиональному прошлому и будущему. Сюда относятся терапевтические методы и приемы, тренинговые занятия с безработными, индивидуальные беседы и прочее.

Таким образом, общая схема профконсультирования в ситуации потери и поиска работы включает следующие этапы:

- выявление профессиональных интересов и склонностей;

- диагностика профессиональных способностей и определение профпригодности к разным видам деятельности;

- оценка мотивации профессионального самоопределения;

- согласование уровня профессиональных притязаний с возможностями и требованиями рынка;

- выявление, корректировка и формирование профессионального плана.

Однако эффективность работы психолога с безработными часто зависит от отношения безработного к службе занятости. Для некоторых безработных служба занятости представляет собой возможность получить дополнительную социальную защиту в виде пособий; другие видят в ней возможность найти новее место работы или обучиться новой профессии; или считают, что служба занятости порождает «нездоровые надежды» на помощь со стороны государства (как правило, такие люди не встают на учет в центре занятости населения). Исходя из этого, психологу-профконсультанту необходимо учитывать отношение безработных граждан к службе занятости, их мотивацию и готовность к активным действиям в отношении поиска работы.

Таким образом, выделенные направления деятельности психолога в службе занятости тесно связаны друг с другом и для достижения максимальной эффективности должны проводиться комплексно с учетом отношения безработного к возможностям, которые предоставляет служба занятости населения.


Г.Н. Зайцева, О.А. Рудей

г. Екатеринбург, РГППУ

Сущность профессионального
самоопределения личности

Многообразие различных концептуальных подходов в рассмотрении проблемы профессионального самоопределения вызвано не только важностью и сложностью данного вопроса, но и культурно-исторической обусловленностью реализации самоопределения большинством людей, проживающих в конкретной стране или в конкретных регионах одной и той же страны, а также неоднородностью населения конкретных стран и регионов. Все это делает проблему профессионального самоопределения многообразной по способам рассмотрения и решения.

В отечественной психологии и педагогике накоплен богатый опыт в области теории профессионального самоопределения, который во многом предопределил современные подходы к данной проблеме. Особенностью всех этих исследований является все более усиливающееся внимание к личностным аспектам профессионального самоопределения [О.А. Махаева, Е.Е. Григорьева «Я выбираю профессию», с. 5].

Подробно анализируя профессиональное самоопределение, Е.А. Климов понимает его «...как важное проявление психического развития, формирования себя как полноценного участника сообщества «делателей» чего-то полезного, сообщества профессионалов» [Е.А. Климов «Психология профессионального самоопределения», с. 39].

Весьма ценной для предмета рассмотрения — профессионального самоопределения — является мысль Е.А. Климова о том, что выбор профессии, кажущийся подчас легким и кратковременным, на самом деле осуществляется по формуле «мгновение плюс вся предшествующая жизнь» [Е.А. Климов «Психология профессионального самоопределения», с. 40].

Обобщая логику рассуждений Е.А. Климова, можно констатировать, что профессиональное самоопределение не сводится к одномоментному акту выбора профессии и не заканчивается завершением профессиональной подготовки по избранной специальности, оно продолжается на протяжении всей профессиональной жизни. Профессиональное самоопределение, в понимании Е.А. Климова, это «деятельность человека, принимающая то или иное содержание в зависимости от этапа его развития как субъекта труда» [Е.А. Климов «Психология профессионального самоопределения», с. 40].

Профессиональное и личностное самоопределение стало предметом глубокого исследования Н.С. Пряжникова. Анализ литературы, большая опытно-экспериментальная работа позволили Н.С. Пряжникову существенно обогатить теорию и практику профессионального самоопределения. Постоянно подчеркивая неразрывную связь профессионального самоопределения с самореализацией человека в других важных сферах жизни, он пишет: «Сущностью профессионального самоопределения является самостоятельное и осознанное нахождение смыслов выполняемой работы и всей жизнедеятельности в конкретной культурно-исторической (социально-экономической) ситуации» [там же с. 17].

Интересными представляются также работы зарубежных исследователей в области профессионального самоопределения. Большинство зарубежных теорий профессионального развития может быть отнесено к пяти основным направлениям: 1) дифференциально-диагностическому, 2) психоаналитическому, 3) теории решений, 4) теории развития, 5) типологическому [И.М. Кондаков, А.В. Сухарев «Методологические основания зарубежных теорий профессионального развития», с. 158].



  • Дифференциально-диагностическое направление

Основанием этого направления является дифференциальная психология с ее психометрическими понятиями и методами. В 1909 г. Ф. Парсонсом были сформулированы следующие посылки: а) каждый человек по своим индивидуальным качествам наиболее оптимально подходит к единственной профессии; б) профессиональная успешность и удовлетворенность профессией обусловлены степенью соответствия индивидуальных качеств и требований профессии; в) профессиональный выбор является, в сущности, сознательным и рациональным процессом, в котором или сам индивид определяет индивидуальную диспозицию психологических или физических качеств и соотносит ее с уже имеющимися диспозициями требований различных профессий [И.М. Кондаков, А.В. Сухарев «Методологические основания зарубежных теорий профессионального развития», с. 159]. Таким образом, основное положение, характеризующее данное направление, — положение о том, что проблема профессионального выбора решается «встречей» личностной структуры и структуры профессиональных требований.

  • Психодинамическое направление

Данное направление постулирует, что центральная роль в выборе профессии и профессиональной жизни в целом принадлежит различным формам потребностей, от витальных инстинктов до комплексных психодинамических механизмов и структурно-личностных инстанций.

Одной из теорий данного направления является теория Э. Роу, где профессиональный выбор понимается как прямое или непрямое удовлетворение потребностей. Содержание потребностей обусловлено, прежде всего, ранней атмосферой родительского дома и воспитательным стилем родителей, которые через удовлетворение или фрустрацию первичных потребностей формируют индивидуальную потребностную структуру, и в частности профессиональные ориентации и специальные способности [И.М. Кондаков, А.В. Сухарев «Методологические основания зарубежных теорий профессионального развития», с. 161].



  • Направление теории решений

Исследовательские установки направления теорий решений ориентированы, прежде всего, на изучение процесса выбора профессии. Основой при этом выступают структурные представления теории решений, в которых индивидуальные и особенно биографические условия профессионального выбора выносятся за скобки или в лучшем случае рассматриваются как модификации процесса решения проблем, а сам профессиональный выбор выступает как система ориентировок в различных профессиональных альтернативах и принятии решений.

Один из вариантов реализации теории решения в психологии профессионального развития предложен Д. Тидеманом и О'Харой. У них центральным компонентом выступают варианты профессиональной судьбы (профессионального пути), которая определяется последовательностью выбираемых профессиональных позиций [И.М. Кондаков, А.В. Сухарев «Методологические основания зарубежных теорий профессионального развития», с. 162]. При этом постулируется, что внутренним содержанием профессионального развития является структура процессов решения и контекст, на основе которого происходит прогнозирование и осуществление решений.



  • Направление теории развития

Одним из первых развивать это направление начал Э. Гинцберг, который постулировал, что «профессиональный выбор — это длительный, продолжающийся более десяти лет процесс, включающий в себя ряд взаимосвязанных решений» [И.М. Кондаков, А.В. Сухарев «Методологические основания зарубежных теорий профессионального развития»]. Этот процесс необратим, так как более ранние решения ограничивают дальнейшие возможности, и заканчивается он компромиссом между внешними (конъюнктура, престиж) и внутренними факторами (индивидуальные особенности) [А.Е. Голомшток «Выбор профессии и воспитание личности школьника», с. 36].

В дальнейшем на основе стадиальной модели Э. Гинцберга Д. Сьюпер создал наиболее популярную за рубежом теорию профессионального развития. В 1952 г. он выдвинул следующие положения: 1. Люди характеризуются их способностями, интересами и свойствами личности. 2. На этой основе каждый человек подходит к ряду профессий, а профессия — к ряду индивидов. 3. В зависимости от времени и опыта меняются как объективные, так и субъективные условия профессионального развития, что обусловливает множественный профессиональный выбор. 4. Профессиональное развитие имеет ряд последовательных стадий и фаз. 5. Особенности этого развития определяются социально-экономическим уровнем родителей, свойствами индивида, его профессиональными возможностями. 6. Удовлетворенность работой зависит от того, в какой мере индивид находит адекватные возможности для реализации своих способностей, интересов, свойств личности в профессиональных ситуациях [А.Е. Голомшток «Выбор профессии и воспитание личности школьника», с. 38].



  • Направление типологических теорий

Особое место в ряду теорий этого направления занимает теория Дж. Голланда. По мнению автора, процесс профессионального развития ограничивается, во-первых, определением самим индивидом личностного типа к которому он относится, во-вторых, отысканием профессиональной сферы, соответствующей данному типу, в-третьих, выбором одного из четырех квалификационных уровней этой профессиональной сферы, что определяется развитием интеллекта и самооценки. Главное внимание уделяется описанию личностных типов, которые характеризуются как реалистический (практический), интеллектуальный, социальный, стандартный (конвенциальный), предприимчивый и артистический [Э.Ф. Зеер «Психология профессий», с. 127].

Обобщая приведенный анализ различных подходов к изучению профессионального самоопределения, следует отметить их согласованность. Можно выделить основные общие моменты разных теорий: во-первых, профессиональное самоопределение рассматривается как длительный процесс, оно осуществляется в течение всей жизни человека: личность постоянно рефлексирует, переосмысливает свое профессиональное бытие и самоутверждается в профессии; во-вторых, в процессе профессионального самоопределения необходимо учитывать свои способности, интересы, склонности, индивидуальные качества и свойства. Ядром профессионального самоопределения является осознанный выбор профессии именно с учетом своих особенностей и возможностей, требований профессиональной деятельности и социально-экономических условий.


А.А. Кин

г. Екатеринбург, РГППУ

Ценности в профессии

Парадоксальным образом, в науках, имеющих дело с ценностной проблематикой, понятие ценности не занимает места, хотя бы приблизительно соответствующего его реальной значимости. Более того, нелегко сформулировать, в чем заключается сама проблема ценностей. Проблема не в том, что ценности мало изучены, а в том, что отсутствует четкое представление о том, к чему относится само слово «ценность». Оно используется разными авторами в совершенно разных, взаимоисключающих и несопоставимых смыслах. Анализируя различные взгляды на природу ценностей, попробуем определить, что это такое.

Ценности — это те явления или объекты, которые имеют для субъекта некую цену, то есть удовлетворяют его потребности и интересы. Ценности выстраиваются в ценностную иерархию, которая зависит от ближайших и стратегических целей жизни субъекта и отражает его отношение с миром и с самим собой.

Ценностные ориентации являются важнейшими элементами внутренней структуры личности. Они закреплены жизненным опытом индивида и отграничивают значимое, существенное для данного человека от не значимого, несущественного.

Ценности не всегда осознаются индивидом, при этом их регулятивное влияние остается. Ценности несут в себе нравственные представления индивида о том, что является правильным, положительным или желательным, они — осознанный или интуитивный нравственный выбор того, что для человека является важным и стоящим.

Ценности индивида в основном формируются в раннем детстве. Их источник — это, прежде всего, те люди, которые окружают ребенка. Первые представления о том, что правильно, а что ложно чаще всего формируется под влиянием поведения и мнения родителей, и основа ценностных ориентаций, как правило, закладывается внутри семьи.

Формирование индивидуальных ценностей Д.А. Леонтьев представляет как процесс интериоризации (присвоения) личностью социальных ценностей. Он выделяет три взаимопереходящих формы существования ценностей: общественные идеалы, предметное воплощение этих идеалов в деяниях или произведениях конкретных людей и мотивационные структуры личности («модели должного»), побуждающие ее к предметному воплощению в своем поведении и деятельности общественных ценностных идеалов.

Ценности имеют как содержательную, так и количественную стороны. С содержательной стороны ценности указывают, какие идеи, принципы, цели поведения и т.д. являются важными. А то, в какой степени данная ценность важна для индивида, рассматривается исследователями как количественная характеристика ценностной сферы.

Ценностные представления также могут быть разделены на две большие группы: терминальные и инструментальные. К первой группе относятся ценности, которые выступают базовыми. В соответствии с ними индивид строит свою жизнь, их он готов отстаивать и укреплять. Ко второй группе относятся ценности, имеющие более конкретный поведенческий смысл. Они могут быть обозначены прилагательными, в которых отражены виды поведения, которые одобряет или отвергает индивид.

Человеческие ценности характеризуются следующими основными признаками: 1) общее число ценностей, являющихся достоянием человека, сравнительно невелико; 2) все люди обладают одними и теми же ценностями, хотя и в разной степени; 3) ценности организованы в системы; 4) истоки человеческих ценностей прослеживаются в культуре, обществе и его институтах и личности; 5) влияние ценностей прослеживается практически во всех социальных феноменах, заслуживающих изучения. Личностные ценности, по словам Д.А. Леонтьева формируются в процессе социогенеза, достаточно сложно взаимодействуя с потребностями. Профессиональная деятельность, профессиональная направленность индивида (начиная с момента выбора профессии) играют важную роль в формировании личностных ценностей так, как являются одной из сторон социогенеза. Особенности деятельности оказывают непосредственное влияние на взгляды и формы поведения человека. Мы уже говорили, что ценности формируются в раннем возрасте и, следовательно, особенности профессиональной деятельности не могут радикально поменять систему личностных ценностей, они лишь могут сделать новые акценты на уже имеющихся группах личностных ценностей, тем самым, приспосабливая потребности, поведение человека к определенным профессиональным условиям. Если же требования профессии к личностным ценностям кардинально противоречат этим самым личностным ценностям, то человек либо меняет направленность профессиональной деятельности или саму профессиональную деятельность либо каким-то образом компенсирует данное противоречие (например — хобби).

Итак, профессиональная деятельность и условия (организация), в которых она протекает, оказывают сильное влияние на систему личностных ценностей, особенно это заметно у молодых специалистов или людей меняющих профессиональную деятельность в зрелом возрасте. В первом случае мы можем увидеть кристаллизацию акцентов определенных групп ценностей, во втором ценностный конфликт. В последствии, приобретая определенную степень признания, человек сам может формулировать ценности в профессии, и степень этой трансляции пропорциональна степени статусности.

Каждый вид профессиональной деятельности несет в себе ряд ценностных требований, если у индивида система ценностей удовлетворяет данным требованиям, то у человека появляется больше возможностей быть успешным, состоявшемся, удовлетворенным в рамках данной профессии.

На данный момент в рамках этой проблемной области и наблюдается наш исследовательский интерес. Это обусловлено тем, что ценности как феномен играют ключевую роль в формировании личности профессионала.

В научной литературе проблема ценностей широко представлена в работах таких авторов как Д.А. Леонтьева, М. Рокича, М.Б. Кунявского, В.Б. Моин и т.д. Но наблюдается недостаток эмпирические исследования посвященных проблеме влияния профессии на ценностные ориентации человека. Одной из таких мало изученных профессий с точки зрения ценностей является профессия врача. Поэтому наша работа будет направлена на исследование ценностных ориентаций медицинских работников находящихся в стрессовых условиях труда.


М.В. Крипак, О.В. Кружкова

г. Екатеринбург, РГППУ

Экспериментальное изучение
деиндивидуализации личности на службе
у правоохранительных органов

Аспекты поведения человека в массовидном состоянии, специфичность работы его психики в этом состоянии сложно и невозможно изучать приемами и методами психологии, разработанными в подавляющем большинстве случаев для ситуации доминирования индивидуальных поведенческих матриц. Толпа – зафиксированный много лет назад феномен, и слабое изучение его объясняется во многом тем обстоятельством, что психологами не были разработаны специфические методы ее исследования. По мнению В.Ю. Большакова изучать необходимо как саму толпу в ее проявлениях, так и составную часть толпы – человека, являющегося носителем специфически организованных психологических характеристик, следствием функционирования которых является массовидное состояние. Ученый называет 12 методов, приемлемых для исследования закономерностей существования толпы и человека в ней (в том числе способ наружного наблюдения), указывая на то, что прикладное знание подобных исследований огромно.

Авторами также была предпринята попытка исследования большой стихийной конвенциональной группы (толпы). Для проведения исследования была разработана карта наблюдения, в которую вошли следующие показатели: эмоциональный фон, преобладающая эмоция, активность, целенаправленность, агрессивность, жестикуляция, фразы-выкрики, атрибутика, управление толпой, реакция на лидера, реакция на эмоциональную подпитку.

Основным методом исследования стал способ наружного наблюдения, в ходе которого наблюдатели, руководствуясь принципом невключенности, хронометрировали действия толпы по вышеуказанным показателям. Наблюдение осуществлялось на трех мероприятиях, состоявшихся в ходе массовых народных гуляний. По окончанию исследования анализу подлежали временные срезы состояния толпы по совокупности отчетов наблюдателей. При этом во внимание не брались артефакты, единично проявляющиеся в каком-либо секторе большой стихийной группы, поскольку они могли исказить истинность общей картины по­ведения участников массового собрания.

Произведя интерпретацию результатов исследования, авторы пришли к выводу, что деятельность толпы на заранее запланированных мероприятиях носит управляемый характер. Непосредственное управление действиями членов большой группы осуществлял лидер. Так, можно предположить, что поведение деиндивидуализированного человека в случае совершения им преступления также может регулироваться другими, преимущественно недеиндивидуализированными, членами преступной группы.

В первом случае в качестве лидера выступал ведущий мероприятия, который призывал участников толпы к более активному выражению эмоций, поддержке участников мероприятия. Ведущий рассматривался как эмоциональный центр группы, как выразитель общих интересов, потребностей, и мотивов. С точки зрения членов толпы, ведущий – инструмент достижения заранее определенных ими целей. Лидер, обеспечивая зрелищность, удовлетворял потребность специально собравшихся людей в принадлежности к группе, близости, единении (эмоциональном единении). Необходимо заметить, что уже с первых минут наблюдения толпа поддерживала лидера, а впоследствии поддержка сменилась заражением призывами и действиями ведущего в виду установления контакта между ними. Таким образом, возник социально-психологический механизм передачи эмоционального состояния от одного человека к другим членам группы. Именно ведущий формировал общий эмоциональный настрой толпы, общие чувства, переживания, которые определяли направленность, ориентацию, а также характер проявлений стихийной группы и ее отдельных членов. Эмоциональные состояния каждого члена группы, объединенные воедино, могут стать мощной движущей силой, поэтому основной задачей управляющего было ввести общий настрой в необходимое, а, главное, положительное русло, в том числе, и для того, чтобы предотвратить возможное совершение различных противоправных и даже преступных актов.

В рамках второго мероприятия управляющими поведением большой группы были выступающие. Они призывали зрителей подпевать им, поддерживать аплодисментами, криком, т.е. все их действия были направлены на то, чтобы деятельность участников толпы носила как можно общий характер, в этих целях исполнялись всем знакомые и зажигательные мелодии. Действия выступающих находили отклик, толпа проявляла внимание к лидеру, поддерживала его, отвечая разнообразным призывам.

Наибольший интерес представляет интерпретация результатов, полученных в ходе наблюдения за поведением толпы на третьем мероприятии. Управление в данном случае осуществлялось посредством музыкального сопровождения праздничного фейерверка, которое позволяло внушать необходимую эмоцию – радость (восторг), ограничивать агрессивность толпы, наконец, предопределять тип поведения ее членов. Однако стоит заметить, что подобный способ управления может вполне способствовать быстрой и большей деиндивидуализации личности в большой группе.

Обстоятельства, которые, по мнению Д. Майерса, могут спровоцировать деиндивидуализацию личности (численность группы, физическая анонимность, снижение самосознания и т.д.), были зафиксированы и в ходе наблюдения на всех трех мероприятиях. Таким образом, потребность человека отличаться от других разнообразием личностных характеристик, т.е. его индивидуализация пресекалась различными способами, и создавались предпосылки для деиндивидуализации человека с целью более упрощенного влияния на его поведение и состояния.

Также следует отметить, что целенаправленность (т.е. наличие изначальной цели) сохранялась у всех членов толпы на всех трех мероприятиях, в ходе которых осуществлялось наблюдение. Целенаправленность – это один из компонентов воли. При индивидуальном поведении роль целенаправленности как части воли удельно снижена из-за наличия моральной составляющей. А мораль – это то, что ограничивает свободу, сдерживает действия, выходящие за рамки социально-культурной обусловленности. В толпе, при массовидном поведении целенаправленность не ограничена, чем значительно повышается ее весовой коэффициент. Именно целенаправленность способна подвигнуть толпу на «большие» дела.



В самом начале авторы отметили, что в отечественной психологии отсутствуют адекватные методы изучения толпы. Поэтому внимание авторам хотелось бы уделить и разговору о способе наружного наблюдения как методу исследования больших групп. Применение данного способа изучения толпы сопровождается двумя основными проблемами. Во-первых, трудностью соблюдения принципа невключенности наблюдателей в деятельность толпы, ведь на них так же, как и на членов большой группы действуют факторы, способствующие обезличиванию человека. Более того, в ходе группового взаимодействия члены группы вырабатывают общие эталоны, стереотипы поведения, следование которым подчеркивает и укрепляет их членство в группе. Во внешнем выражении такая стереотипизация может вылиться в униформе, которая показывает окружающим, к какой именно социальной группе принадлежит тот или иной человек, какими нормами, правилами и стереотипами регулируется его поведение. Своего рода униформу можно было видеть на людях и в ходе мероприятий, на которых осуществлялось исследование. Специально для народного гуляния были разработаны головные уборы с символикой праздника, помимо этого, активно распространялись другие атрибуты мероприятия – флажки, которые и позволяли отличить активных участников празднования. Во-вторых, осуществление наблюдения сопровождается практическим отсутствием у наблюдателей возможности не попасть в поле зрения участников группы. Реакция людей, объединенных в огромную массу, на человека, фиксирующего что-либо в специально разработанном бланке, не предсказуема. Поэтому для наблюдателей существует опасность стать объектом выплеска агрессии толпы как вербальной, так и физической. Сложность применения метода наблюдения не сводится к названным проблемам, можно выделить еще ряд трудностей, препятствующих широкому применению данного способа. Разработка методов изучения больших стихийных групп находится на начальной стадии. Сегодня можно надеется, что способ, который мог бы позволить хронометрировать действия толпы по всем необходимым для ее изучения показателям, независящий от психологического состояния экспериментаторов и отвечающий при том требованиям валидности и надежности все же будет найден. Именно психологи должны выявить и объяснить механизмы, которые приводят человека обыкновенного в состояние человека толпы; определить психологические закономерности взаимодействия людей в толпе между собой и с объектами вне толпы и механизмы психологического регулирования поведения человека в толпе, а также разработать методы их изучения, контроля и управления. Полученные благодаря исследованиям в этой области знания окажут неоценимую помощь в изучении преступности, в частности групповой, сделают возможным разработку учеными эффективных способов и механизмов предупреждения преступлений в ходе массовых мероприятий (например, футбольных матчей, которые зачастую заканчиваются жестоким противостоянием фанатов, и как следствие человеческими жертвами), позволят сделать работу правоохранительных органов более плодотворной и результативной.
В.В. Крылова, Н.О. Садовникова

г. Екатеринбург, РГППУ

Ценностно-смысловые особенности
кризиса безработицы

Динамичность, изменчивость и напряженность современной социально-экономи-ческой ситуации предъявляют новые требования к личности профессионала. Сегодня успешность человека определяется не только и не столько уровнем его компетентности, профессиональным опытом, но и готовностью к самореализации, самоосуществлению, способностью преодолевать трудности профессионального развития. Конструктивное решение возникающих профессиональных трудностей повышает «стоимость» специалиста на рынке и определяет его ценность как сотрудника.

В рамках организации специалист, успешно справляющийся с возникающими профессиональными трудностями / кризисами, приобретает для организации определенную значимость, так как определяет конкурентоспособность организации на рынке предоставляемых услуг. Следовательно, умение продуктивно решать профессиональные сложности и задачи приобретает ценность в рамках современного рынка.

При этом профессиональное развитие специалиста сопровождается как нормативными, так и ненормативными профессиональными кризисами. Успешное преодоление профессионального кризиса помогает человеку выйти на новый уровень развития, способствует самоактуализации потенциала личности работника, достижение им вершин профессионализма (Э.Ф. Зеер, Е.А. Климов, А.К. Маркова, Дж. Сьюпер). Трудности, с которыми сталкивается в процессе профессиональной деятельности человек, отличаются своим содержанием и формой объективирования этого содержания от тех, которые обеспечивают нормальное для него бытие как субъекта деятельности. Такие трудности оказываются для него экстремальными, стрессовыми.

В психологии преодоление трудных и стрессовых ситуаций связывают с понятиями «психологическая защита» (З. Фрейд, А. Фрейд, К. Хорни, Э. Эриксон, Л.И. Божович, Л.С. Славина и др.), «coping», «совладание», «преодоление», «переживание» (Р. Лазарус, Э. Фолкман, Р. Райт, С. Хобфолл и др.)

В работах Л.С. Выготского, М.И. Дьяченко, Л.А. Кандыбович, А.Н. Леонтьева, К.К. Платонова, В.А. Серого, Е.Л. Яковлева, В.Э. Чудновского и др. встречается идея о взаимосвязи процесса переживания кризиса с ценностно-смысловой сферой личности. Так, по мнению, Л.С. Выготского осмысление человеком ситуации в ходе реальной деятельности влечет изменение смыслового поля и реальных действий в ситуации. Возникающее переживание (аффективное отношение к действительности), являясь формой единства эмоционального и аффективного, выступает единицей динамической смысловой системы.

По мнению Р.Х. Шакурова, сама деятельность человека является источником образования смысла. Для актуализации или образования элементов ценностно-смысловой сферы необходимы барьеры и как следствие эмоциональная напряженность, причем ценностные барьеры являются первичными и определяют дальнейшую активность субъекта. Ценностный барьер характеризуется дефицитом или отсутствием ценности у человека для удовлетворения какой-либо потребности.

Рассматривая профессиональное развитие личности и, опираясь на методологический подход Э.Ф. Зеера и Э.Э. Сыманюк, мы склонны рассматривать в качестве барьеров (в нашем случае профессионального развития) профессионально обусловленные кризисы.

В качестве одного из кризисов профессионального развития выделяют кризис потери работы (кризис безработицы). Кризисы, связанные с потерей работы, исследуются в зарубежной психологии в рамках теории стресса. В соответствии с этим с начала 30-х гг. и по настоящее время для описания индивидуальных реакций человека на потерю работы используются стадийные модели (В. Франкл, С. Хартли и Дж. Фрайер, Манила и Э. Лахельм и др.).

Кризис безработицы это ненормативный кризис, максимально актуализирующий у человека потребность в поиске новых смыслов своего профессионального развития и самоосуществления. Это ситуация, когда личность «выпадает» из привычного для нее окружения. Теряя работу, человек утрачивает возможность удовлетворять свои высшие потребности (потребности в самореализации, социальных связях и контактах). Затрудняется реализация потребностей низших уровней, нарушается целостность иерархии мотивов. Неудовлетворенность потребностей, нарушение их иерархии вызывают у безработного неудовольствие, беспокойство, что ведет к перестройке сознания, меняются приоритеты ценностных ориентаций, личностного смысла и ценностно-смысловой сферы целиком.

Для определения особенностей ценностно-смысловой сферы людей, находящихся в ситуации ненормативного профессионального кризиса и их поведения нами было проведено исследование. Чтобы выявить отличительные особенности ценностно-смысловой сферы безработных мы сформировали также группу работающих людей, и провели сравнительный анализ данных.

В качестве инструментария были выбраны следующие методики: тест смысложизненных ориентаций (СЖО) Д.А. Леонтьева; «Морфологический тест жизненных ценностей» (МТЖЦ) В.Ф. Сопова и Л.В. Карпушиной; методике «Копинг-поведение в стрессовой ситуации» в адаптации Т.Л. Крюковой.

Сравнительный анализ показал, что для ценностно-смысловой сферы безработных характерны следующие особенности как: актуализированная потребность в активных социальных контактах, в материальном благосостоянии, значимость собственного престижа, ценность достижения, сохранения индивидуальности, интересной работы.

Так же нами ставилась задача выявления спектра ценностей, доступность которых (по Н.Р. Салиховой) низкая. При решении этой задачи мы получили следующее: у безработных наблюдается блокировка таких ценностей как «материальное положение», «интересная работа», «свобода, как независимость в действиях». Эти данные дополняют данные представленные выше.

Эти результаты подтверждают положение о том, что профессиональная деятельность является ведущей деятельностью в зрелом возрасте. Она способствует удовлетворению всех потребностей личности. Следовательно, ее утрата тяжело переживается человеком.

Кроме того, полученные результаты позволяют сделать выводы о том, что ситуация профессионального кризиса (в нашем случае ненормативного кризиса) характеризуется появлением изменений в ценностно-смысловой сфере личности, в мироощущении человека, актуализирует необходимость в нахождении новых смысловых конструктов.

В статье представлены первоначальные выводы. Работа будет продолжена в направлении выявления особенностей ценностно-смысловой сферы личности с разным типом преодоления кризисных ситуации, а также в направлении описания целостности ценностно-смысловой структуры.
Р.Р. Крымгужина

г. Екатеринбург, РГППУ

Роль адаптационных возможностей
студентов на начальном этапе обучения*

Актуальность исследования обусловлена теоретическими и практическими задачами совершенствования учебно-профессиональной деятельности будущего специалиста. В этой связи на первый план выдвигается проблема адаптации будущих специалистов к учебно-профессиональной деятельности. Высшее профессиональное образование занимает сегодня ведущее место среди основных структур системы подготовки различных специалистов, и в зависимости от того, насколько быстрее будет проходить адаптация студентов к вузу, настолько эффективнее будет процесс их профессионального становления, получения ими профессиональных знаний, умений, навыков, необходимых для успешного выполнения будущей профессиональной деятельности и тем успешнее будет процесс адаптации в выбранной профессиональной деятельности.

По нашему мнению, решение задач по определению адаптационных возможностей студентов целесообразно осуществлять, исходя из основных положений теорий адаптации. Понятие «адаптация» А.Г. Маклаков, определяет как свойство любой другой саморегулируемой системы, опосредующее её устойчивость к условиям внешней среды (что предполагает наличие определенного уровня развития адаптационных возможностей).

Адаптационные возможности можно оценить через оценку уровня развития психологических характеристик: поведенческой регуляции, коммуникативного потенциала и моральной нормативности. Чем выше уровень развития этих характеристик, тем успешнее будет адаптация.

Среди современных психологических исследований по проблеме адаптации выделяются работы К.А. Альбухановой-Славской, Г.М. Андреевой, Р.М. Баевского, Т.В. Баландинцевой, Ф.Б. Березина, М. Вражновой, О.В. Глинкиной, Л.Г. Дикой, Э.Ф. Зеера, О.И. Зотовой, Л.В. Колобковой, В.А. Комарова, Э.Д. Кондаковой, А.Г. Маклакова, А.Ю. Петрова, А.В. Петровского, Д.В. Тузова, В.Г. Чайки и др.

Целью нашего исследования явилось изучение адаптационных возможностей студентов различных специальностей и выявление взаимосвязи уровня развития адаптационных возможностей и профессионально ориентированного типа личности.

В работе были сделаны следующие предположения:


  1. Студенты первого курса, обучающиеся на различных специальностях, не отличаются по уровню развития адаптационных возможностей;

  2. Уровень развития адаптационных возможностей взаимосвязан с профессионально ориентированным типом личности.

Выборка в целом в нашем исследовании составила 70 человек (8 мужчин и 68 женщин). Выборка была подобрана с учетом того, что будущая профессиональная деятельность студентов отличается друг от друга характером выполнения деятельности.

Таким образом, было сформировано 5 групп по 14 человек в каждой. Все они являются студентами 1 курса различных институтов РГППУ: студенты Института педагогической юриспруденции (ИПЮ), Института психологии (ИПс), Института социологии (ИСц), Художественно-педагогического института (ХПИ) и Машиностроительного факультета (МСФ).

В работе применялись методики: Многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» А.Г. Маклакова и С.В. Чермянина (предназначен для изучения адаптационных возможностей личности) и методика «Тип личности» Дж. Голланда (для определения профессионального типа личности). По теории Дж. Голланда успех в профессиональной деятельности зависит от соответствия типа личности типу профессиональной среды.

Исследование показало, что для студентов ИСц, МСФ, ИПЮ, ХПИ, и ИПс в целом характерен низкий уровень развития адаптационных возможностей. Результаты по отдельным шкалам методики «Адаптивность» показывают, что низкий уровень развития поведенческой регуляции свойственен студентам ИСц, МСФ и ХПИ. Для студентов ИПЮ и ИПс в большей степени характерен средний уровень выраженности поведенческой регуляции. Средние показатели по шкале «Коммуникативный потенциал» имеют студенты всех перечисленных выше институтов. Низкие показатели по данной шкале имеют больше всего студенты МСФ — 43 %, высокие показатели встречаются только у студентов ИСц – 7% и у студентов ИПс – 7%. По шкале «Моральная нормативность» средние значения отмечены у всех пяти исследуемых групп. Низкие значения больше всего характерны для студентов ИСц – 36%, МСФ – 36%, ХПИ – 36%. Высокие значения моральной нормативности характерны только для 7% студентов ИПс.

По результатам методики Дж. Голланда, было выявлено, что для студентов ИСц характерен преобладающий социальный тип личности – 14%. Среди студентов МСФ высокие значения выраженности имеют 7% студентов по реалистическому типу. 7% студентов ИПЮ имеют высокие значения по художественному типу личности. Для 14% студентов ХПИ характерны высокие уровни выраженности художественного типа. Среди студентов ИПс преобладающий социальный тип личности имеют 21% студентов.

Также было обнаружено, что существует взаимосвязь между уровнем развития адаптационных возможностей и преобладающим профессионально ориентированным типом личности. Так, студенты с преобладающим реалистическим типом личности имеют низкие значения по шкалам «Поведенческая регуляция» и «Коммуникативный потенциал». Низкие показатели по реалистическому типу личности получили 7% студентов Машиностроительного факультета. Студенты с преобладающим социальным типом личности имеют высокие показатели по шкалам «Поведенческая регуляция» и «Моральная нормативность». Для них процесс адаптации протекает менее болезненно. Среди исследуемых групп преобладающим социальным типом личности обладают 21% студентов, обучающиеся на Институте психологии и 14% студентов Института социологии.

Сравнительный анализ показал, что не существует значимых различий между студентами ИСц, МСФ, ИПЮ, ХПИ и ИПс по уровню развития адаптационных возможностей.

Таким образом, можно констатировать, что:



    1. студенты различных специальностей первого года обучения имеют низкие показатели по адаптационным возможностям;

    2. студенты различных специальностей не отличаются по уровню развития адаптационных возможностей;

    3. процесс адаптации связан с выбором профессии, адекватным возможностям, способностям и желаниям личности, а также с профессиональной направленностью и самим процессом обучения;

    4. важную роль в адаптации к новым условиям играют психологические особенности личности.

Полученные результаты могут быть использованы в целях оптимизации учебного процесса и реализации личностно-развивающих технологий обучения и воспитания.
Н.Н. Куделько, Д.П. Заводчиков

г. Екатеринбург, РГППУ

Направленность и профессиональный
выбор школьников

Проблема выбора профессионального и жизненного пути является одной из главных в жизни каждого человека и встает перед ним в том возрасте, когда он до конца не осознает всех отдаленных жизненных выборов, связанных с работой, созданием семьи, социальным продвижением, материальным благосостоянием и духовным развитием. Первое, очень важное решение приходится принимать, опираясь не на жизненный опыт, который приходит с годами, а на представления о своем будущем и о будущем общества, в котором им предстоит жить.

Данные современных исследований свидетельствуют о том, что по причине незнания правил выбора профессии, ситуации на рынке труда, отсутствия практического опыта в профессиональной деятельности, около 40% молодых людей выбирают профессию, которая не соответствует их интересам, склонностям и убеждениям.

В работах многих исследователей, занимающихся данной проблемой, таких как Н.С. Пряжников, Е.А. Климов, Д.И. Фельдштейн, Е.И. Головаха, С.Н. Чистякова, В.Д. Симоненко, Н.В. Матяш, Дж. Холланд и др., раскрыты психологические закономерности этого выбора в процессе профессионального самоопределения личности.

Проблема нашего исследования состоит в научном обосновании и выявлении психологических особенностей формирования профессионального выбора школьников в зависимости от профессиональной направленности.

В нашей работе мы опираемся на концепцию Дж. Холланда, который считает направленность значимой подструктурой личности. Успешность деятельности определяется следующими компонентами направленности: ценностные ориентации, интересы, установки, отношения, мотивы.

Объектом исследования является профессиональный выбор учащихся девятых классов, предметом исследования – особенности профессионального выбора и взаимосвязь с направленностью личности.

Взаимосвязь направленности и реального профессионального выбора учащихся недостаточно точно определена в разных теориях, а эмпирические исследования практически отсутствуют.

Обобщающая представления об этой взаимосвязи гипотеза звучит следующим образом: большая часть подростков определились с будущей профессией, но среди этих школьников у большинства наблюдается несовпадение их профессиональной направленности с реальным выбором.

С учетом того, что участники исследования только заканчивают девятый класс, и большинство из них продолжат обучение в школе, мы предположили следующее теоретическое распределение, соответствующее нашей гипотезе: 50% школьников не определились с выбором профессии и 50% учащихся определились, но среди них у 30% выбор совпадает с профессиональной направленностью, а у 20% нет. Таким образом, для проверки гипотезы достаточно сравнить предложенное теоретическое распределение с эмпирическим.

Для определения профессионально ориентированного типа личности школьников применялась методика «Тип личности» Дж. Холланда, а также опрос – для определения совершен ли реальный профессиональный выбор. Профессии, уже выбранные участниками к моменту исследования в качестве будущих, классифицировались в соответствии с типологией Холланда, после чего оценивалось соответствие. В диагностике приняли участие 56 учащихся девятых классов МОУ СОШ №100 г. Екатеринбурга. Для сравнения распределений применялся х2 критерий Пирсона.

В результате исследования нами было установлено, что полученное распределение признака отличается от теоретического (X2 = 6,24,


р < 0,05). Таким образом, выдвинутая нами гипотеза не подтвердилась. Количество не определившихся с будущей профессией среди участников данного исследования, и количество подростков, чей профессиональный выбор не совпал с направленностью, больше, чем предполагалось. Возможно, одной из причин такого эмпирического распределения является то, что участники диагностики только заканчивают девятый класс, и большинство из них продолжат обучение в школе. Подростки, скорее всего, еще не задумывались о выборе будущей профессии. Но, несмотря на это, проблема профессионального выбора является актуальной для участников исследования.


Каталог: filedirectory -> 3468
3468 -> Актуальные вопросы организации работы с молодежью
3468 -> Теоретические основы воспитания и развития духовности и субъектности личности
3468 -> Сборник научных трудов Выпуск 3 Екатеринбург 2010
3468 -> Ценностные и социокультурные основы воспитания духовности и субъектности личности
3468 -> Общетеоретические и практические проблемы языкознания и лингводидактики
3468 -> А. М. Павлова психология труд а
3468 -> Сборник научных статей по материалам VI всероссийской научно-практической конференции
3468 -> Социальная работа в условиях кризиса: социальные аспекты связи поколений
3468 -> Валеопедагогические проблемы здоровьеформирования у детей, подростков и молодежи
3468 -> Сборник тезисов докладов VI межвузовской студенческой научно-практической конференции 18 ноября 2010 г., Екатеринбург


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   24


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница