Психосоциальная аддиктология



страница10/18
Дата12.05.2016
Размер2.57 Mb.
ТипКнига
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18

Toth (1994) на основании национального исследования в Канаде приводит данные о частоте случаев насилия и пренебрежения по отношению к детям в национальных масштабах с 1980 по 1986 г. Особую тревогу вызвал рост числа случаев сексуального насилия в группах дневного пребывания детей (ясли и детские сады), и целью исследования было выявление всех подобных случаев, о которых сообщалось в период с 1983 по 1985 г.

Работы были выполнены Finkelhor и Meyes (1988). В своем обзоре Toth(1994) приводит подробный анализ этих данных.

Авторами установлено, что риск сексуального насилия в детском дошкольном учреждении ниже, чем в собственном доме ребенка:

• в дневных дошкольных учреждениях - 5,5 случаев на 10 тыс. посещающих детей;

• дома - 8,9 случая на 10 тыс. детей в возрасте до шести лет. Выявлено также, что лица, совершающие насилие над детьми в дошкольных учреждениях, не укладываются в обычный стереотип педофила:

• 40% из них - женщины;

• в 38% случаев - это не сотрудники детского учреждения, а члены семьи сотрудников или люди вне детского учреждения, например, дворник, водитель автобуса, посторонний;

• только в 17% случаев имели место множественные случаи с участием одного и того же лица, оставшиеся 83% - одиночные случаи;

• только 8% насильников арестовывались ранее за сексуальные преступления.

Дети - жертвы сексуального насилия были представлены

103


следующим образом;

• 62% - девочки и 38% - мальчики;

• типичный возраст - три или четыре года (возраст ребенка, посещающего дневную группу). Отмечена определенная динамика сексуального насилия над детьми:

• 2/3 случаев сексуального насилия были связаны с санитарно-гигиеническими процедурами, с ванной;

• частота случаев других форм насилия:

21 % - детей заставляли совершать насилие по отношению к другим детям;

Существует мнение, что чаще дети подвергаются сексуальному насилию со стороны незнакомцев. Проведенные исследования в области сексуального насилия над детьми показали следующее.

В 85-90% случаев преступники известны ребенку:

в 35-40% случаев преступником является отец, брат, отчим, свекор, дедушка, друг матери, родственники;

в 45-50% случаев - сиделка, няня, сосед, близкий друг, друг семьи и т.д.

По данным Russel и Finkelhor большинство жертв инцеста -лица женского пола, а большинство лиц, его совершающих -мужчины. Однако, около 20% лиц, совершающих инцест, -женщины. Лица «слабого пола» чаще «экспериментируют», чем осуществляют насилие. Для них менее характерны акты прямого насилия. Поэтому, несмотря на то, что внешне совершаемый женщиной инцест носит «менее тяжелый характер», его психологические последствия могут быть очень серьезными. Так, например, установлено, что жертва ощущает себя членом меньшинства, настолько отрицательно стигматизированного, что рассказ об инцесте не представляется для нее возможным. Это, безусловно, не может не сказаться на дальнейшем психологическом развитии ребёнка. Ретроспективный анализ жертв инцеста, совершенного женщинами, показывает, что дети ощущали себя отвергнутыми окружающими в связи с тем, что с ними произошло что-то непоправимое, о чем никому нельзя рассказать.

В настоящее время выделяются родительско - детские отношения, которые, не являясь инцестом, содержат в себе Психологические механизмы, свойственные инцесту. Эти отношения называют «скрытым инцестом» (covert incest - Adams, 1991).

При скрытых инцестных отношениях в семье ребёнок может выступать как суррогат супруга или супруги. Такой вариант родительской любви, ставящий ребёнка в привилегированное

104


положение, ощущается им как более неприятный, чем приятный, как более сковывающий, чем освобождающий. В этих случаях родительская любовь больше требует, чем дает. Злоупотребление положением родителя, скрытое насилие над ребенком и квазисупружество находит выражение в том, что родитель начинает делиться с ребёнком информацией глубоко личного или даже сексуального характера, делает ребёнка ответственным за проблемы взрослых. При этом у ребёнка возникает затруднительное амбивалентное положение. С одной стороны, ему доверяют, а с другой, - на него возлагают непомерную, несоответствующую возрасту, ответственность. Это приводит к нарушению баланса взаимоотношений, при котором слабая сторона ничего не может противопоставить сильной, не может сопротивляться ей.

Скрытый инцест, эмоциональный «молчаливый соблазн», чаще всего совершается женщинами и характеризуется следующими признаками:

(1).У ребёнка одновременно вызываются чувства любви и ненависти. С одной стороны, ребёнок чувствует себя в особом, привилегированном положении, а, с другой, - постоянно ощущает, что как бы он ни старался, все равно он делает далеко не все для того, чтобы заслужить такое отношение к себе. У него появляется чувство ярости, которое редко выражается напрямую, проявляясь косвенно частыми вспышками гнева.

(2).Появление у ребёнка чувства вины и спутанности в отношении личных требований и нужд. Возникают трудности в самоидентификации.

(3).Хроническое чувство неадекватности, недостаточной значимости, несамостоятельности.

(4). Формируется стремление устанавливать поверхностные и кратковремнные отношения с большим числом лиц. Становясь взрослыми, такие люди впоследствии легко вступают в «торопливые» контакты и, не ощущая удовлетворения от них, легко их прерывают. Характерен постоянный безрезультативный поиск «совершенного» партнёра, желание установления интимных, основанных на взаимной любви, отношений. Эти «искатели приключений» одной ногой стоят в созданных им отношениях с партнёром или партнёршей, а другой - на пути выхода из них.

После прекращения отношений начинается их анализ с возможным формированием чувства вины, сожаления, угрызений совести и недовольства по отношению к себе. У таких лиц по

105


отношению к сопереживающим и заботящимся о них людям появляется реакция страха быть покинутыми, возникают сексуальные дисфункции, компульсивность. Установление сколько-нибудь глубоких, основанных на взаимности отношений, оказывается невозможным. В то же время, легко устанавливаются кратковременные, ни к чему не обязывающие связи, что способствует развитию аддикций.

Резкий поворот, буквально «взрыв» общественного интереса к проблеме злоупотребления детьми произошел в Канаде в 1973 г., что было связано с сообщениями о фактах насилия над детьми и сомнениях в законности и истинных размерах проблемы. Это побудило к развитию системы помощи детям, пострадавшим от жестокого обращения. Началось государственное субсидирование центров и приютов для переживших насилие, были организованы превентивные обучающие программы, создан Национальный информационный центр по вопросам семейного насилия.

Только немногим более 10% перенесших инцест детей привлекают официальное внимание. Подкупленные или принужденные к молчанию, большинство из них проносит этот секрет через всю жизнь.

Сексуальное соблазнение детей - серьёзная проблема здравоохранения и социальная проблема. Оценки частоты инцеста, детского насилия и других форм сексуального соблазнения детей колеблются от низких - 40 тыс. случаев в год до высоких - 400 тыс. случаев. Ретроспективные опросы взрослых показывают, что одна из пяти девушек и один из десяти мальчиков подверглись какой-либо форме сексуального злоупотребления или соблазнения в детстве. Сексуальному насилию подвергаются дети всех возрастных групп - от младенчества до юности. Большинство детей чаще подвергались сексуальному насилию со стороны известного им или их семьям лица, чем неизвестной фигурой (Thomas., Rogers, 1980).

Отрицание и недоверие - обычные реакции на заявление о сексуальном насилии. Поэтому специалисты должны хорошо знать поведенческие индикаторы сексуального насилия над ребёнком.

Инцест часто ведет к тонким поведенческим, порой малозаметным, изменениям у пострадавшего ребенка. Обычно сексуальные действия наносят детям глубокую травму, и реакция на нее может проявляться различными способами. Реакция детей, подвергшихся сексуальному насилию, зависит в большой мере от их возраста, уровня развития, характера злоупотребления, их отношения к агрессору. Похожие изменения в поведении могут

106

возникнуть и под влиянием других травмирующих ситуаций,



например, смерть родителя, близкого человека, развод. Ниже

приводятся поведенческие изменения, которые должны вызвать

подозрение спедиалистов и необходимость дальнейших

исследований для распознавания сексуального насилия (Асанова,

1997):

(1). Регрессивное поведение, то есть возвращение к более ранним



формам поведения, которые уже были преодолены с возрастом

(например, недержание мочи или сосание большого пальца

ребёнком, который ранее уже освободился от этих проблем,

являются такими показателями).

(2). Внезапно возникшие страхи, особенно боязнь темноты,

мужчин, незнакомых; страх каких-то специфических ситуаций

или действий (например, ребенок необъяснимо боится выходить

из дома или не хочет оставаться дома вечером с приходящим/ей

бэбиситтером).

(3). Побеги из дома.

(4). Фиксация на сексуальных активностях: частая мастурбация

или мастурбация в общественном месте, несоответствующие

возрасту сексуальные игры, промискуитет или чрезмерно

соблазняющее поведение со взрослыми.

(5). Злоупотребление алкоголем или наркотиками для ухода от

травмирующей реальности. Подростки часто склонны к тому,

чтобы искать спасение от унижающих их обстоятельств с помощью

веществ, изменяющих психическое состояние.

(б)Необъяснимое угнетенное состояние, социальная изоляция,

враждебность, агрессивность, снижение успеваемости.

(7)Мысли о самоубийстве, самоповреждающее суицидальное

поведение.

Работоголизм

Термин работоголизм, повидимому, появился в близком к современному понимании сравнительно недавно. В 1971 году американский пастор и профессор психологии религии Wayne Oates опубликовал историю своей жизни «Исповеди работоголика», в которой большое внимание уделялось насильственному влечению к работе и анализировались причины этого феномена.

Killinger (1991) обращает внимание на опасность гипердиагностики работоголизма. Автор подчеркивает, что много работающие люди не обязательно являются работоголиками. Сама по себе работа очень важна, прежде всего, для самоутверждения,

107


идентификации, достижения определённого социального уровня. Работоголизм, как одна из форм аддикций, представляет собой нечто другое. Работоголик использует работу как средство бегства от реальности, способ ухода в виртуальный мир, заменяющий любовь к семье, привязанность к друзьям, другие интересы, духовные запросы. Для работоголика работа является самой жизнью, все другое - второстепенно. Leonard (1982), Killinger (1991) считают работоголизм процессом, во время которого работа прекращает быть работой, а трансформируется в состояние ума (state of mind), когда происходит «бегство к связанному исключительно с работой чрезвычайно повышенному чувству ответственности, бегство от настоящей интимности с другими». В этом отличие работоголизма от алкогольной аддикций, которая характеризуется бегством от ответственности. Обе формы аддикций в итоге «служат средством избежать личной ответственности по отношению к семье и другим» (Killinger,1991).

К числу современных исследователей работоголизма относится Gross (1994). Автор выделяет признаки, на основании которых можно констатировать наличие работогольной проблемы. К этим признакам относятся, в частности, следующие:

(1).Анализ содержания сознания работоголика показывает, что он не может думать ни о чем другом, кроме работы. Где бы он ни находился и что бы он ни делал, его мысли прямо или косвенно связаны только с производственными проблемами. Он пребывает в состоянии постоянного осмысления рабочего цикла, в котором нет места другим мыслям и соображениям, а если таковые и возникают, то они носят поверхностный и кратковременный

характер.

(2).Работоголик старается подчинить всю деятельность зависимых от него людей достижению цели, которую он/она себе выбирает. Работоголик не умеет ждать. Он испытывает крайнюю раздражительность в случаях несвоевременного исполнения другими какого-то задания. Все виды деятельности, непосредственно не связанные с работой, например, заботы о доме, походы в супермаркеты и пр., вызывают раздражение.

(З).Не умея и не желая ждать других, работоголик заставляет ждать себя, не обнаруживая в этом ничего особенного и зазорного. Его самодисциплина, касающаяся функционирования в непроизводственной сфере, носит весьма своеобразный характер. От других он требует значительно большей дисциплины, чем от себя. Постоянно подчеркивая важность того, что он делает,

108

работоголик преувеличивает значение своей деятельности, что оправдывает его невовлечение в другие активности.



(4).Анализ длительного периода жизни таких людей выявляет общую деструктивность. Самодеструктивное поведение выражается часто также в интенсивном курении и злоупотреблении алкоголем. Таким людям, как правило, свойственно микстовое сочетание химических и нехимических аддикций. Неумеренное курение как в рабочее, так и вне рабочее время, отражает их попытки купировать дискомфорт и тревожность, возникающие от пребывания наедине с самим собой. Признаки такого поведения позволяют предположить наличие синдрома «внепроизводственной тревожности» как признака отнятия аддиктивного агента - работы.

Отнятие работы активизирует «pathologizing» - процесс продуцирования элементов архаичного мышления, аутистических, иррациональных мыслей, символизирование тревожности. Эти переживания вторгаются в сознание, приводят к обострению чувств неадекватности, неправильности своего поведения, вины. Ослабляется чувство идентичности.

Работоголики, проходящие курс коррекции, обращают внимание на то, что вне работы они не умеют и не могут отдыхать в связи с постоянным присутствием в их сознании деструктивных мыслей, тревожности, озабоченности, беспокойства. Объективное обследование выявляет у таких людей появление в свободный от работы период различных заболеваний, к числу которых относятся грипп, ОРЗ, радикулиты и пр.

Периодически возникающее плохое настроение, раздосадованность, раздражение и пр. работоголики объясняют производственной перегрузкой. Такого рода объяснения носят защитный характер. Подчеркивая свое плохое самочувствие, связанное с переработкой, они тем самым прямо или косвенно сообщают другим о недопустимости их вовлечения в какие-то, несвязанные с работой, виды деятельности. Пояснения носят примерно следующий смысл: «Не привязывайтесь ко мне и не требуйте от меня ничего, больше я сделать всё равно не могу». Хотя объективно они, действительно, работают больше допустимых для них пределов.

Интересен анализ поведения работоголиков, проводимый скрытой камерой. Приходя на работу, они вместо традиционного приветствия осведомляются прежде всего о том, кто им звонил.

По мнению Gross, работоголик не имеет настоящих привязанностей и увлечений, если они никоим образом не связаны с его работой. Какие-либо увлечения могут иметь место только в

109

том случае, если в них участвуют члены одной команды, одного коллектива. Например, занятия какими-то играми во время обеденного перерыва и пр.



Для работоголика характерно ощущение постоянного внутреннего беспокойства. В нем «бурлит и клокочет» работогольная энергия. Эта насыщенность энергией приводит к нетерпеливости, невозможности длительного пребывания на одном месте. Очень быстро надоедает всё то, что никак не связано с работой. Работоголики не могут по-настоящему выслушать человека, постоянно его перебивают. Их переполняют ощущения замедленности происходящих событий и желание ускорить их темп. Анализ отношения работоголиков к окружающим показывает отсутствие с их стороны искреннего и сколько-нибудь глубокого к ним интереса. Акцептируя максимальную задействованность коллег в работе и в производственных отношениях, они не приемлют того, что работающие вместе с ними люди, имеют право на личную жизнь, на свободное от работы время, на выходные и отпускные дни. И хотя во время своего, нежеланного для них отпуска, они внешне не производят впечатления раздражённых людей, раздражительность буквально переполняет их; видимо, поэтому они в такие периоды выглядят усталыми и утомлёнными.

Как дома, так и на работе работоголики недосягаемы для решения вопросов, не касающихся производственной деятельности. Все места своего пребывания они превращает в объекты, связанные с работой. Так, например, на кухонный стол они могут водрузить компьютер или пишущую машинку, разместить там блокноты и другие предметы труда, превратив комнату в часть своей конторы.

«С головой» уходя в работу, работоголики любят декларировать что делают всё, что могут, для своей семьи. И это может соответствовать истине, если рассматривать их постоянную занятость как способ зарабатывания денег. Они, возможно, делают многое для семьи, но это многое исключает одно - количество времени, которое необходимо уделять семье. Работоголики не в состоянии по-настоящему и надолго включаться в заботу о членах семьи. Не обращая внимания на важные семейные проблемы, они привередливы и фиксированы на мелочах, которые их чрезвычайно раздражают. Вещь, лежащая не на своем месте, наличие большого количества бумаг в мусорной корзине, неточность в поведении окружающих, незначительное опоздание вызывает крайнюю степень раздражения.

110


В подсознании работоголиков постоянно присутствует страх «ничегонеделания», страх возникновения бездеятельных ситуаций. Такая тревожная аперцепция возникновения состояний депривации деятельности характерна только для лиц с работогольной аддикцией. Потребность в постоянных внешних раздражителях и в постоянной положительной оценке их деятельности как необходимое подтверждение своей состоятельности и важности того, что они делают, квалифицируется специалистами как нарцисстический признак. Полноценное общение с такими людьми чрезвычайно затруднено в связи с их ригидностью, возможной агрессивностью, грубостью и оскорблениями других. Из-за подавленности эмоциональной сферы переживание многих эмоций и чувств оказывается для них недоступным.

Rohrlich (1982) в книге «Работа и любовь»выделяет основные свойства работоголиков. К ним автор относит значительное ослабление эмоциональной сферы, неразвитость тонких эмоций; слабость имажинативной функции; отсутствие спонтанности, гибкости в поведении; отсутствие плавных переходов от одного состояния к другому; «механизированный» контакт с окружающими. Для работоголиков характерно стремление к точным определениям там, где это не нужно; желание все измерить, четко определить цель и способ поведения; фиксированность на фактах, без их достаточного многостороннего анализа; фиксированность на методах, стремление сконструировать всё в рамках одной модели; невозможность принять то, что не поддается точному описанию.

Согласно Rohrlich, свойственная работоголику насыщенность агрессией проявляется в направленности агрессивного драйва на себя. Это выражается, например, в том, что работогрлик периодически испытывает к себе чувство ненависти. Чрезмерная концентрация внимания на выполняемом действии и ригидная дисциплина могут рассматриваться как аутоагрессия против собственного Селфа.

Работоголики не могут получать удовольствие от проживания жизни в режиме «здесь и сейчас». Их сознание фиксировано только на конечных точках линейного рабочего процесса, на целях, результатах и продуктах деятельности. Эффективность и «достаточность» является их религией. Они одержимы стремлением достижения поставленных целей в возможно более короткий промежуток времени, расходуя на это всю свою энергию и время.

111

Особенностью работоголиков является их крайняя нетерпимость к обычным человеческим слабостям. Они не признают причин, мешающим работе, не принимают во внимание усталости окружающих, наличия у них личных проблем, каких-либо сомнений и пр. Любая слабость рассматриваются ими как неспособность к деятельности. Слабое проявление таких реакций, как печаль, глубокое сожаление, скорбь и др., мешает осознанию наличия и проявления этих форм реагирования у других.



Типичной чертой различных вариантов работоголизма является дисфункциональность в межличностных отношениях. Выступает стремление максимально «использовать» других в рамках своей аддиктивной системы. Все социальные отношения приносятся в жертву «богу работы». Контакты осуществляются только с теми, кто «вносит» определенный вклад в эту систему. Такие лица жалуются на отсутствие у них друзей, отмечая, что круг знакомых включает в себя только участников производственной деятельности. Они говорят примерно следующее: «Мне никогда не приходило в голову, что у окружающих есть другие интересы. Наверное, есть, но меня это никогда не интересовало. Мне не о чем с ними говорить. Для начала мне нужно выпить, чтобы раскрепоститься и иметь возможность говорить на ничего не значащие для меня темы. Я не понимаю людей».

Психологическое обследование работоголиков выявляет наличие у них универсальной реакции презрения ко всем тем, кто функционирует в другом ритме, не включенном в аддиктивную систему. Они стараются, по - возможности, задействовать в работоголизме как можно большее число людей, представляющих производственный интер с В данном случае, фактически, речь идет о замене межличностных отношений предметными, в которых люди выступают в качестве неживых объектов для манипуляции.

Работоголизм является крайне опасной аддикцией, охватывающей все большее количество людей в современном мире. По сравнению с другими химическими, нехимическими и промежуточными аддикциями, работоголики проявляют повышенную активность в различных сферах жизни. К сожалению, эта активность имеет отрицательные стороны. Работоголики постоянно чем-то заняты, они не могут успокоиться. Их мысли постоянно вращаются вокруг различных форм Деятельности. Даже в свободное от работы время они читают литературу, только связанную с их профессиональной Деятельностью. Они недосягаемы для всего, кроме работы. Любая

112


деятельность, даже игра превращается в работу. Парадокс заключается в том, что свободное время, предназначенное для разрядки и снятия напряжения, вызывает раздражительность, недовольство собой и окружающими и нарастание внутреннего беспокойства. Поэтому работоголики часто отказываются от свободного времени, не уходят в отпуск в течение многих лет, сокращают время отпуска. Одна из таких пациенток говорила следующее: «Когда я гуляю по аллее, чтобы не тратить время понапрасну, я вспоминаю названия растений. Или, идя по улице, начинаю вспоминать название городов в стране, начинающейся на определенную букву. Прогулки не вызывают во мне чувства раздражения, т.к. они заполнены определённой деятельностью. В противном случае я буду чувствовать себя неуютно и тревожно».

Причины развития работоголизма включают в себя как общие, свойственные всем видам аддикций, так и специфические, характерные только для этого вида особенности. Работоголизму обучают в детстве. Дети фиксируют особый стиль поведения родителей, заключающийся в погружении в работу как средстве избегания контакта с неприятной, травмирующей психику действительностью, связанной, например, с разводом, конфликтами, болезнью, смертью и пр. В таких семьях подчеркивается, что работа это единственная возможность проявить себя, повысить свою самооценку, сделать карьеру, а всё остальное «приложится» само собой.

Интересно разное отношение к работе в культурах различных стран, которое нашло отражение в пословицах и поговорках, имеющих как положительное, так и отрицательное звучание. Следование принципу «зацикленности» на работе, отраженному в пословицах «Человек создан для работы как птица для полета» и существующей в протестантизме поговорке «Молись и работай», имеет прямой выход в работоголизм. Народная мудрость является родоначальницей и противоположных по смыслу поговорок, как выражения защиты от работоголизма. «Работа не волк, в лес не убежит», «Пень колотить - день проводить» и др.

Разница между работоголиком и тем, кто просто много работает, заключена в отношении к работе и стиле работы. Первый работает всегда больше того, чем от него требуется, ставит перед собой слишком большие задачи, не умеет получать удовольствие от чего бы то ни было, что оправдывает причину его ухода в работу как единственного средства для решения своих проблем.


Каталог: book -> medical psychology
medical psychology -> Левченко И. Ю
medical psychology -> Аномалии личности
medical psychology -> Менделевич В. Д. Клиническая (медицинская) психология
medical psychology -> Нормальная нейропсихология
medical psychology -> А. В. Полин Медицинская психология. Полный курс
medical psychology -> Принципы построения патопсихологического исследования
medical psychology -> 4 Раздел 1 7 психические расстройства, осложняющие соматические заболевания 7
medical psychology -> Справочник врача (2002 г.) Содержание Нервные болезни Амиотрофический боковой склероз Апраксия Арахноидит Атаксия
medical psychology -> Условия, определяющие возрастное своеобразие психогенных расстройств роль возрастного фактора


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница