Психосоциальная аддиктология



страница5/18
Дата12.05.2016
Размер2.57 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

49

Онтологическую тревогу следует дифференцировать от ». Невротическая тревога, являющаяся следствием



разнообразных конфликтов, сопровождающих жизнь любого человека, может быть устранена с помощью психотерапии.

Заложенный в человеке инстинкт жизни помогает ему преодолевать тревогу, связанную с угрозой небытия. Особая сила, заключённая в этом инстинкте, удерживает эту тревогу в «зачаточном, связанном» состоянии, препятствуя её развитию. Поэтому имеющая место потенциальная возможность небытия преодолевается силой бытия. Эту силу, по мнению автора, люди называют Богом. Именно она является источником и силой существования, основой бытия. Процесс бытия является активностью, направленной на преодоление возможности небытия. Однако, несмотря на существование этой силы, процесс существования омрачён постоянным присутствием тени возможного небытия. Поэтому для переживаний рефлексирующего человека характерно наличие этой неизбежной тревоги, продуктивным следствием которой является осознание зависимости существования от наличия силы бытия, в основе которой лежит религиозное чувство.

ВЛИЯНИЕ ТРАНСФОРМАЦИОННЫХ ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА РАЗВИТИЕ АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Bollas (1987) подчеркивает наличие «тени объекта», возникающей в раннем возрасте. Тень падает на ребёнка и оставляет следы в течение всего взрослого периода жизни. В отличие от классических психоаналитических трактовок, Bollas Утверждал, что значение первого осознания человеком окружающего мира заключается не в осознании объекта как такового, а в возникающем при этом процессе отношения. Иными словами, человек осознаёт и ощущает не сам статический объект как таковой, а он чувствует определённое отношение к нему. Эти селфобъектные отношения всегда эмоционально оформлены и насыщены, поэтому их сколько ? нибудь полная вербализация невозможна или затруднена. Например, при контакте ребёнка с Матерью или отцом особую значимость для него приобретает не само восприятие родителей, а переживание, которое возникает пРи этом контакте. Эмоционально насыщенный процесс отношений, возникающий при этом, во-первых, имеет свойственный каждой семье индивидуальный ритм, а, во-вторых,

50

прочно фиксируется в памяти ребёнка. Природа отношений с объектом имеет большее значение, чем качество самого объекта. Реб нок воспринимает мать как процесс, как ритм.



Возникающие эмоционально оформленные отношения с близкими ребёнок интернализирует. Анализируя суть введения ребёнком информации, автор отмечает, что при этом происходит интернализация не объекта, а процесса, который связан с отношением к этому объекту. Особое внимание фокусируется на эмоциональном аспекте интернализации, т.к. именно от него зависят периодически возникающие у человека эмоциональные «вспышки», находящие отражение в его поведении. Следствием проявлений интернализированной когда-то информации является ряд неосознаваемых человеком состояний, которые характеризуются внезапным появлением у него определённого «настроения». Такие состояния грусти и раздражения, с точки зрения Bollas, представляют собой комплекс состояний селфа, связанный с тем, что происходило ранее. Их нельзя назвать пассивными воспоминаниями, т.к. они являются следствием повторного воссоздания прежде существующих переживаний.

Следовательно, появление у человека определенного оттенка настроения связано с отражением его прежнего Я. В этот момент человек «становится» тем, кем он был в детстве, пребывая в состоянии какого-то Я, которое было у него когда-то, не отдавая себе отч та в происходящем. При этом он может чувствовать себя виновным, достойным осуждения, покинутым, ненужным и, наоборот, может чувствовать себя прекрасно, «извлекая» из бессознательного грандиозное чувство восхищения, испытанного им когда-то как реакция на похвалу со стороны окружающих.

Таким образом, мы оцениваем внутренний, нераскрытый мир человека не только как мир интернализированных им объектов, образов и репрезентаций, а как мир интернализированных аффектов, которые возникали в момент межличностных отношений и генерировались этими отношениями.

Возникающее у человека несколько повышенное жизнерадостное настроение, не относящееся к разряду гипоманиакальных, и противоположное дистимическому состоянию, получило название ютимического. Это настроение может быть связано с реверберацией тех положительных состояний, которые человек испытывал в ранние периоды жизни, если они были насыщены этим состоянием.

Иногда у человека может отсутствовать способность связать глубокие селф переживания с каким-то конкретным объектом. В

51

связи с тем, что эти селф-переживания способствуют развитию лдентичности, Bollas называет их консервирующими, то есть сохраняющими чувство детского селфа. Иными словами, то, что было когда-то в детстве, интернализируется и оказывает сильное влияние на смысл дальнейшего существования человека. Это особенно касается травмирующих психику событий, которые овладевали незрелым ребёнком еще тогда, когда у него не было возможности для символизации и интеграции этих состояний. Эти неинтегрированные состояния и связанные с ними чувства навсегда остаются в подсознании. Имеет значение характер воспитания ребёнка, связанный с пренебрежением к нему, отсутствием эмоциональной поддержки, насилием, жесткостью и отсутствием эмпатии.



Так, мы наблюдали пациента, в анамнезе злоупотребляющего марихуаной, с интенсивными слуховыми галлюцинациями. Попытки терапии галлюциноза нейролептическими средствами оказывались малоэффективными. Психодинамический анализ состояния больного позволил сделать вывод, что, несмотря на усталость от голосов, они были чем-то приятны для пациента, т.к. в момент галлюциноза он испытывал положительные ощущения, напоминающие его детство. Пациент сравнивал ощущения от галлюцинаций с ощущениями от употребления марихуаны. Голоса ассоциировались с родителями, они осуждали его за употребление наркотика и грозили наказанием, и в этом было что-то притягательное. Пациент «цеплялся» за это состояние, т.к. оно воспроизводило те эмоциональные паттерны, которые были для него когда-то приятны.

В практической деятельности специалисты встречаются с переживаниями, которые возникли у человека задолго до развития его логического мышления. Эти первичные чувства оформляются в виде матрицы и возникают раньше, чем способность их вербализовать.

Пациенты с аддиктивным поведением стремятся «выйти за пределы» обычного сознания - эго-состояния и вернуться в область первичных переживаний. По мнению Bollas, эти первичные переживания связаны с контактами с матерью. Автор называет их трансформационными объектными отношениями. К их числу относятся отношения с объектами, которые вызывают наиболее значимые для человека ощущения. Несмотря на то, что мир взрослого человека включает в себя взаимодействие с разнообразными одушевлёнными и неодушевлёнными объектами, какой-то один из них имеет для него большее, чем другие,

52

значение. Этот объект называется трансформационным, в силу того, что он приводит к трансформации, стимулирующей внутреннее положительное или отрицательное развитие.



Bollas считает, что на восприятие других объектов в качестве значимых влияют первичные трансформационные отношения, которые складывались у ребёнка в ранние периоды его жизни. Это влияние может быть как прямым, так и косвенным, как, например, при аддикциях, когда трансформационным объектом является не сама бутылка алкоголя, а его употребление.

Трансформационным объектом может стать встреча с другим человеком, «спроецированная» на матрицу ранних отношений. В поведении взрослого человека проявляются следы таких отношений. Если мужчина встречает женщину, которая производит на него сильное впечатление, это может быть объяснено тем, что она напоминает ему какой-то трансформационный объект из детства. Возникает сильная эмоция, на основании которой устанавливается определённая связь.

Трансформационные «узлы» очень значимы для человека, т.к. они накладывают отпечаток на его жизнь. В момент кризисов человек стремится к объекту, вызывающему эти сильные чувства, т.к. встреча с ним выводит его на другую орбиту. Этот объект может вызвать ощущение комфорта и способствовать реинтеграции нового опыта. В моменты переживаемого экстаза новым трансформационным объектом может стать другой человек, музыка, произведения искусства, литература, место, событие и пр.

Bollas считает, что жизнь человека наполнена постоянным поиском новых трансформационных объектов. Поскольку таким объектом может быть идеология, это позволяет по-новому проанализировать понимание духовности. Если для Otto святость является не концепцией, а скорее особым типом переживания, которое захватывает человека полностью, то для Bollas это восприятие встречи с каким-то объектом. В момент этой встречи человек переживает чувство, приближающее его к истокам ранних ощущений. Для него этот объект является идолом.

С нашей точки зрения, «идолом» может оказаться аддиктивное средство, что вызовет деструктивный трансформационный процесс. Аддиктивный объект стимулирует и эксплуатирует стремление человека к трансформации, но, обещая конструктивную трансформацию, в реальности обеспечить её не может. Качество возникших отношений и их значимость зависит

53

от способности спровоцировать возникновение такого вида трансформации человека, который «выведет» его к источникам селфа, к первичному его переживанию.



Встреча с трансформационным событием находится в основе селфа. Значимость события заключается в возвращении человека к невербализуемым и неосознаваемым переживаниям, которые «освежают» чувство жизни и активизируют стремление жить. Происходит как бы второе рождение. Возвращение к источнику сознания в виде основных переживаний в жизни, позволяет найти в себе силы для дальнейшего личностного роста. Этот возврат делает возможным прорыв к новому уровню интеграции и трансформации, катализируя процесс развития. Bollas считает, что у каждого человека существует потенциал для этой трансформации.

Возврат человека внутрь себя не следует квалифицировать как регрессию, оценивая её только с отрицательной стороны. Положительная сторона этого явления заключается в том, что оно служит толчком для дальнейшего развития.

К объектам, которые могут вызывать процесс трансформации, относятся новый вид деятельности, смена профессии, переезд на другое место жительства, отдых, встреча с природой, появление нового человека в жизни, изменение отношений, активизация религиозного чувства.

Анализ с этой точки зрения мира рекламы позволяет сделать вывод о том, что в основе рекламного воздействия лежит попытка сделать предлагаемый товар трансформационным объектом для потенциального покупателя.

Стремление человека к поиску трансформации это часть постоянно продолжающегося процесса человеческого развития, в основе которого лежит внутренний драйв. Процесс может носить деструктивный характер.

Так, например, может иметь место уход в аддиктивное поведение. Временное стимулирование первичного переживания сменяется чувством пустоты, потери связи с глубинной частью своего Я. Возникает стремление вернуться к этому состоянию, что достигается путем употребления большей дозы, более частым приёмом вещества. Аддикцию характеризует искусственность процесса, который в результате блокирует естественную возможность осуществления трансформации. Аддиктивный процесс оказывается несовместимым с возможностью личностного развития. В связи с этим следует отметить, что в ритуалах древних культур (индейские племена) в особые периоды жизни Используются психотропные вещества растительного

54

происхождения с целью вызывания состояний с выходом за пределы обычного сознания. Тем не менее, это происходит только несколько раз в жизни и не имеет отношения к развитию аддиктивного процесса.



С точки зрения Buber (1970), человек оценивает объекты, которые его окружают, исходя из двух позиций. Первая позиция включает в себя отношение «Я-Вы», а вторая - «Я-Оно». Таким образом, окружающий человека мир разделяется на два класса отношений - отношения к «Вы» и к «Оно». Несмотря на имеющееся в данном процессе разделение объектов и явлений на одушевленные и неодушевленные (люди и предметы), здесь подчёркивается другая, не менее значимая сторона позиции: различие между отношениями «Я-Вы» и «Я-Оно» заключается не в объектах, которые человек воспринимает, а в самом Я, в разном поведении человека в отношениях «Я-Вы» и «Я-Оно», Предполагается, что в отношениях «Я-Оно» Я носит отстранённый, «глухой», невовлечённый в этот процесс характер. В случаях отношения «Я-Вы» Я приобретает признаки участия, заботы, вовлечённости и принадлежности.

При отношении «Я-Оно», человек рассматривает «Оно» в качестве объектов для достижения своих целей и беззастенчиво пользуется ими. В отношении «Я-Вы» часть, относящаяся к «Вы», признаётся как свободная и автономная структура второго человека. Следовательно, речь идет о различиях, касающихся не объекта, а состояний Я, возникающих по отношению к этому объекту.

Отношение «Я» к объекту как к «Оно» является типичным для аддиктивных расстройств, т.к. при аддиктивных реализациях отношение к людям носит инструментальный, манипулятивный характер. Отношение здорового человека к людям также не всегда приобретает значение «Я-Вы». Так, например, в случае приобретения билета между кассиром и покупателем, как правило, устанавливаются инструментальные отношения, т.к. другой характер отношений в данном случае нецелесообразен. Проблема возникает тогда, когда человек настолько вовлекается в отношения «Я-Оно», что при этом теряется способность к установлению отношений «Я-Вы». Для аддикта характерна потеря такой способности. Рассуждения о потере способности к установлению отношений «Я-Вы» исходят из наличия таких отношений в прошлом. Если эти отношения существовали, а потом были потеряны, значит, их можно восстановить.

Согласно Buber, эти отношения носят первичный характер, относятся к числу наиболее ранних, отражающих основной подход

человека к миру. Отношения реб нка с неодушевлёнными предметами представляют собой отношения «Я-Вы». Например, игрушка может быть настоящим другом ребенка, которому он ддет имя, отмечает дни его рождения и пр.

Представляет интерес факт наличия эмоциональной окраски в отношениях человека к неодушевлённым объектам. Так, например, пилоты частных самолётов иногда дают им имена, разговаривают с ними, любовно чистят и полируют их. Алкоголики испытывают аналогичные чувства к бутылке, горюют, если она оказывается почти пустой. Речь идет о наличии свойственной многим людям тенденции персонифицировать значение того, что наиболее интимно связано с ними. Такая персонификация, происходящая по типу отношений «Я-Вы», делает человека человечным. В случае потери этой способности, человек теряет нечто большее, он лишается части человечности, «кусочка» себя.

Автор называет Бога вечным «Вы». Его центральная теологическая позиция заключается в том, что вечное «Вы» никогда не может стать «Оно», т.к. к Богу можно относится только как «Я - вечное Вы». В противном случае эти отношения перейдут в разряд отношений к идолу. Отношение «Я - вечное Вы» имеет большое значение в преодолении экзистенциального страха.

ПСИХОЛОГИЯ ВНЕШНЕГО И ВНУТРЕННЕГО КОНТРОЛЯ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ АДДИКЦИЙ

Аддиктивное поведение характеризуется стремлением к уходу от реальности посредством изменения своего психического состояния. Что же представляет собой реальность, от которой человек стремится уйти? Ответ на этот вопрос невозможен без рассмотрения влияния на человека как внешней, так и внутренней реальности. Внешняя реальность соотносится с наличием ряда социальных, экономических, психологических и других проблем, например, таких, как семейные, школьные, институтские, производственные конфликты, бедность, эмоциональный стресс, насилие и пр. Внутренняя реальность обусловлена влиянием подсознания, биоритмов, общим соматическим состоянием. Выделяют четыре основных вида отношений, с которыми человеку приходится встречаться в жизни: 1. супружеские отношения; 2.детско-родительские отношения;

56

3.отношения между преподавателями и учениками (студентами); 4.отношения между работодателями и работниками.



В случае прогрессирующего ухудшения этих отношений людям, которые нуждаются в позитивном характере межличностных интеракций, трудно избежать саморазрушительного и, в том числе, аддиктивного поведения.

Если сегодня большинству экономически «устроенных» людей задать вопрос о том, как они себя чувствуют в психологическом плане и попросить ответить на него честно и откровенно, практически все из опрошенных скажут, что чувствуют себя не очень хорошо, испытывают затруднения и имеют определ иные проблемы. Большинство респондентов в качестве виновников плохого самочувствия и психологического дискомфорта назовут жену/мужа, любовника/любовницу, родителей, детей, учителей, коллег и пр., то есть, спроецируют обвинение на других людей. Лишь некоторые признают себя действительными виновниками плохого самочувствия. Обвиняя других в плохом состоянии, таким людям редко приходит в голову мысль о том, что они сами выбирают для себя путь несчастья, который прив л их к жалобам и проблемам. Согласно теории выбора Глассера, человек сам выбирает для себя всё, включая и плохое самочувствие. Интерпретируя созданную им теорию, Глассер утверждал, что никто не может сделать человека несчастным или счастливым. Вс , что мы получаем или отдаем, - это только информация, и мы выбираем свои мысли и чувства по отношению к ней. Самочувствие косвенным образом определяется характером направленности стиля поведения и мыслей. Человек во многом способен контролировать свою жизнь при наличии желания в ней разобраться. Семена плохого самочувствия засеваются в ранний период жизни, когда человек в процессе общения обучается контактам, когда он находится под влиянием людей, которые его чему-то обучают, например, выбору для себя пути несчастья и неудовлетворённости собой, хотя это и не осознаётся. Человек обращает внимание на конкретные факты, которые с ним происходят, и, в случае негативной их окраски, склонен к обвинению во вс м кого-то другого. То, что он сам своим стилем поведения многое предопределяет, оказывается ему не совсем или вовсе непонятным.

Речь идет о влиянии деструктивной традиции, которая определяет содержание мышления многих поколений. Традиция заключается в том, что люди чувствуют себя обязанными заставить

57

других а, прежде всего, своих детей, делать то, что они сами считают правильным. Обычно они комментируют свою мотивацию так: «Я лучше тебя знаю, что тебе нужно и что ты должен делать». формула распространяется на многие сферы деятельности и является всеобъемлющей. Это приводит к затруднению продуктивных контактов с окружающими и страха установления с ними основанной на взаимопонимании психологической связи. Результатом такого раннего обучения является использование в отношениях друг с другом универсальной психологии, которая разрушает персональную личностную свободу. Это психология внешнего контроля (Glasser, 1988).



Контроль, осуществляемый в рамках данной стратегии, может быть незаметным, субтильным, в виде, например, неодобрительного взгляда, намёка, метафоры, или же носит более отчётливый характер, например, в виде прямой угрозы. Психология внешнего контроля выражается в попытке заставить нас делать то, что мы делать не хотим. Постепенно эта стратегия приобретает настолько привычный характер, что люди начинают верить в то, что окружающие лучше знают, что для них будет хорошо, а что плохо. Так формируется внутренняя убеждённость, попирающая личную свободу. Постепенно человек перестаёт понимать, в чем же он по - настоящему нуждается, и чего хочет сам. Психология внешнего контроля зиждется на следующем принципе: «Нужно наказывать тех, кто поступает плохо с нашей точки зрения, заставлять делать то, что мы считаем правильным, и награждать тех, кто делает то, что мы считаем правильным». Эта психология является преобладающей в современном мире в связи с тем, что те, кто имеет власть (родители, учителя, религиозные лидеры, чиновники и др.) обычно определяют, что правильно, а что нет, и затем претворяют эти правила в жизнь. Те, кого они контролируют, не умеют или не имеют возможности осуществлять контрольную функцию сами. Подчиняясь мнению других, они приобретают определённую гарантию безопасности, поскольку они находятся в системе, которая предоставляет им такие гарантии.

Внешний контроль на глубинном психологическом уровне является источником неприятностей. Те, кто осуществляет контроль, добиваются желаемого. Иногда контролируемые считают, и не без основания, что, если они будут вести себя по -Другому, это может плохо для них кончится. Например, женщина, Длительно состоит в деструктивной форме брака, но не разрывает отношений потому, что считает, что если она это сделает, её дела

58

пойдут ещё хуже. В воображении такой женщины возникают иногда правдивые, а иногда мифологические картины, в которых представлены угрожающие для неё мотивы.



Согласно Glasser (1988), психология внешнего контроля может быть представлена в виде отдельных фрагментов:

1. вы хотите, чтобы кто-то сделал то, что он /она делать не хотят, и вы используете разные пути, чтобы заставить их это сделать;

2. кто-то другой старается заставить вас делать то, что вы делать не хотите;

3. вы и кто-то другой стараетесь заставить других делать то, что они не хотят;

4. вы стараетесь заставить себя сделать то, что вы считаете невозможным или болезненным для себя, например, остаться на работе, которую вы ненавидите, потерять вес, не испытывая желания находиться на диете, поддерживать близкие отношения с неприятным для вас человеком и пр.

Убеждённость в необходимости внешнего контроля и использование его вредит как контрол рам, так и контролируемым. Например, агрессивное, драчливое поведение мужа, вызывает страдания не только жены, но и самого виновника драк. Муж также страдает от последствий своего поведения, так как является жертвой психологии внешнего контроля, которая не делает его счастливым. Психология внешнего контроля разрушает базисное чувство счастья, здоровья, способность и желание делать полезные вещи. Во многих случаях она является причиной насилия, преступления, разных форм аддиктивного поведения, секса без любви и пр., которые имеют выраженную представленность в современных обществах.

Обращение к тайникам своей внутренней реальности при аддиктивном поведении обусловлено стремлением уйти от неустраивающей человека внешней реальности. В этот момент мало кто из участников аддиктивной реализации понимает, что внутренне каждый из них тоже по-своему несчастен. Состояние внутреннего несчастья также не устраивает человека, и он старается выйти из него искусственным пут м хотя бы на какое-то время, изменяя сво настроение, ход своих мыслей за счет использования сферы воображения и пр. Рефлексия и анализ своего душевного состояния показывают наличие недовольства не только своим состоянием, но и самим собой. Этим обусловлено предположение о том, что окружающий мир воспринимается людьми по-разному. Примером служит разное восприятие реальности психически здоровыми и психически нездоровыми

59

людьми. Причины разного восприятия связаны с тем, что кроме внешнего мира, каждый человек является обладателем и другого, уникального, индивидуального мира, который Глассер называет качественным миром. Этот маленький, персональный, личный мир реб нок начинает формировать в сознании вскоре после рождения и продолжает создавать и воссоздавать его в течение всей жизни. Качественный мир представляет собой небольшую группу «специфических картинок», которые портретируют и отражают очень важные для человека максимально приемлемые способы удовлетворения своих потребностей. Эти потребности сопряжены с реализацией ценностных ориентации, касающихся следующих основных категорий качественного мира: 1.люди, которые дороги, которых хочется видеть; 2.вещи, которыми хочется владеть, с которыми связаны эмоционально значимые переживания; эмоционально значимые события;



3. идеи, система верований и убеждений, которые имеют экзистенциальное значение.

Человек чувствует себя хорошо и ощущает удовлетворённость собой потому, что какой-то человек, убеждение или вещь, «обладателем» которых он стал в реальном мире, оказались близки идеальным картинкам его качественного мира. Если он находит в реальном мире то, что совпадает с его качественным миром, он ощущает себя удовлетворённым и счастливым. В течение жизни человек находится в тесном контакте со своим качественным миром, поскольку этот контакт имеет для него глубинное значение.


Каталог: book -> medical psychology
medical psychology -> Левченко И. Ю
medical psychology -> Аномалии личности
medical psychology -> Менделевич В. Д. Клиническая (медицинская) психология
medical psychology -> Нормальная нейропсихология
medical psychology -> А. В. Полин Медицинская психология. Полный курс
medical psychology -> Принципы построения патопсихологического исследования
medical psychology -> 4 Раздел 1 7 психические расстройства, осложняющие соматические заболевания 7
medical psychology -> Справочник врача (2002 г.) Содержание Нервные болезни Амиотрофический боковой склероз Апраксия Арахноидит Атаксия
medical psychology -> Условия, определяющие возрастное своеобразие психогенных расстройств роль возрастного фактора


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница