Психотерапия в особых состояниях сознания



Скачать 10.95 Mb.
страница15/41
Дата12.05.2016
Размер10.95 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   41
учиты­вая то, чему вы научились из своих воспоминаний.

Сделайте субмодальности желаемой цели такими же, как и :Убмодальности положительного референтного опыта (пока вы Это делаете, удерживайте якорь референтного опыта). Этот процесс даст вам возможность учиться у прошлого и освободить свои ожидания будущего из тисков прошлых неудач. Вы будете Думать о своей цели в субмодальностях позитивного убеждения.

Одним из методов работы в особых состояниях сознания с Утриличностными структурами являются «Взмах» и «Взрыв».

Эти техники дают сознанию определенное направление и могут быть применены для многих случаев: для изменения настро­ения, избавления от вредных привычек, навязчивых состояний и т. д. В основе данных методик лежит врожденное стремление человека от «неприятного» к «приятному», от «неудовольствия» к «удовольствию». Этим стремлением обеспечивается равнове­сие, гомеостазис.

Упражнение «Взмах»

Войдите в особое состояние сознания.

Определите проблему, с которой вы потом будете работать. Это могут быть симптом, вредная привычка, девиантное пове­дение и т. д.

Углубитесь в себя и определите пусковую картину (звуки, ощущения), предшествующую нежелательному поведению или симптому. Постарайтесь не включать себя в эту картину (дис­социация).

Теперь создайте второй образ, вторую картину — как если бы вы уже избавились от вредной привычки или нежелательного симптома. Отрегулируйте эту «картину» по размеру, цвету, контрастности.

Совершите «взмах»: сначала представьте себе первую «пуско­вую» картину, большую и яркую. Потом в нижний правый угол поместите пока еще маленький и тусклый второй образ, вторую картину. Итак, вторая маленькая картина находится внутри пер­вой большой картины. Теперь «махните» картины, то есть мгно­венно замените большую картину маленькой, и сделайте послед­нюю большой, яркой, контрастной. Очистите экран (или откройте глаза) и «махните» картины снова. И так пять раз.

Проверьте результат. Вызовите первый нежелательный об­раз. Если «взмах» был эффективным, то это будет трудно сделать, а если и удастся, то образ окажется тусклым, размытым, удаленным и, главное, неприятным.

Упражнение «Взрыв»

Войдите в особое состояние сознания.

Подумайте о каких-то .своих навязчивых мыслях или действи­ях. Это может быть навязчивое желание что-то съесть или выпить, навязчивое желание иметь автомобиль или женщину и т. д.

Теперь подумайте о желании, не носящем такого характера, о том, к чему вы относитесь более или менее безразлично.

Попробуйте определить, какие субмодальности формируют навязчивое состояние и какие — ваше нейтральное положение.

Найдите субмодальные различия и определите ведущую субмо­дальность, формирующую навязчивое состояние.

Теперь произведите «взрыв» навязчивости, манипулируя до­минирующей субмодальностью. Есть два способа произвести

«взрыв»:


1) одноразовое мощное усиление доминирующей субмодаль­ности;

2) многократный метод «храпуна».

Первый способ заключается в том, чтобы быстро усилить ведущую субмодальность до такой крайней степени, что кинесте­тическая реакция превысит верхний порог и... «лопнет». Вместе с ней «лопается» и навязчивость.

Второй способ — это быстрое, многократное повторение первого. В этом случае вы очень быстро усиливаете ведущую субмодальность. Потом возвращаете «картину» в исходное со­стояние и снова быстро увеличиваете. Повторения идут после­довательно и быстро, пока что-то не «лопается».

После «взрыва» чаще всего навязчивость исчезает.

Визуально-кинестетическая диссоциация применяется в тех случаях, когда в срочном порядке необходимо убрать из пере­живаний их первоначальную эмоциональную насыщенность, переводя негативные воспоминания в эйдетических образах (ассоциированное восприятие) в воспоминания в конструиро­ванных образах (диссоциированное восприятие). Ведь известно, что приятные события обычно запоминаются (и воспроизводят­ся) человеком в эйдетических образах, отрицательные — в кон­струированных. Это одна из защитных реакций организма.

Далее мы приведем наиболее часто применяемые методы трехступенчатой визуально-кинестетической диссоциации при остром реактивном состоянии и при фобии в рамках невроза навязчивых состояний.

Упражнение «Визуально-кинестетическая диссоциация» (1)

Введите пациента в особое состояние сознания.

Установите «якорь» для устойчивого комфортного состояния пациента, находящегося рядом с вами (позиция П]).

Удерживая «якорь», предложите ему визуализировать перед собой, как в мгновенном снимке, свое более молодое (прошлое) Я непосредственно перед психотравмой, например, изнасило­ванием (позиция Пг). Таким образом, пациент сидит рядом с психотерапевтом, «видя» перед собой себя — более молодого.

Затем попросите его представить себя сидящим позади себя (Позиция П3).

Итак, пациент представляет себя (своим внутренним взором) трижды; 1) сидящим рядом с психотерапевтом («актуальное те­ло»); 2) сидящим впереди («более молодой» пациент); 3) сидящим сзади («визуальная перспектива»). Когда эта трехместная диссо­циация осуществится, поставьте ее на «якорь».

Попросите пациента снова пережить лсихотравмирующую си­туацию (сцену изнасилования), но наблюдая ее как бы со стороны (с позиции Пз) и учитывая, что все происходит с ним — более молодым (П^).

Когда картина изнасилования полностью просмотрена, пред­ложите пациенту снова вернуться из позиции Пз в позицию П] так, чтобы «визуальная перспектива» интегрировалась с «актуаль­ным телом».

Теперь попросите сегодняшнего пациента (ITi + Пз) пойти к себе — «более молодому» (Пг), и уверить его в том, что он из будущего, что психотравма уже в прошлом, дать ему успокоение и чувство уверенности в себе.

Когда сегодняшний пациент (ПО убедится в том, что тог, «более молодой», его понимает, дайте им интегрироваться; пусть и эта «визуализация') станет частью сегодняшнего паци­ента (П1 + П3).

Если в какое-то время пациент начинает реально (эйдетичес­ки) переживать свою психотравму, верните его в положение Пз и «заякорите».

Упражнение «Визуально-кинестетическая диссоциация» (2)

Войдите в особое состояние сознания.

Представьте, что вы сидите в кинотеатре и впереди на экране видите самого себя в ситуации, непосредственно предшествую­щей возникновению фобии.

Теперь «выплывайте» из своего тела наверх, в проекционную будку, откуда вы можете наблюдать за собой — сидящим в за­ле и смотрящим на экран — и за тем, что происходит на экране.

После этого превратите снимок на экране в черно-белый фильм и просмотрите его до конца. Просмотрите и самые неприятные переживания, ставшие причиной фобии. Остано­вите фильм, как слайд, а затем «впрыгните» внутрь изображения и прокрутите фильм назад. Все будет происходить наоборот — точно как при перемотке фильма. Сделайте фильм цветным, оставаясь его участником. Прокрутите его еще раз. Теперь «выплывайте» на свое прежнее место в зале. Фобия исчезла.

Мы-уже отмечали важность катарсиса для работы с психо-гравмирующим опытом. Надо сказать, что катартические тех-

ники и приемы широко использовались в качестве методов психологической помощи еще в античные времена и средние века (например, лечебные ритуалы и заговоры в язычестве или исповедь и проповедь в христианских таинствах). До сих пор в обычной жизни мы все часто применяем такую форму катарти-ческой психотерапии, как беседа — простой непринужденный разговор с доброжелательным человеком о своих проблемах и тревогах. Рассказывая о гнетущих, мучительных переживаниях, выслушивая утешающие слова, сравнивая свои невзгоды с подобными у других людей, получая примеры «правильного» поведения в аналогичных ситуациях, человек освобождается от груза старых или неосознаваемых проблем, как бы возвращаясь назад и впервые (или заново) осознавая, переживая, отреагируя их, благодаря этому получая возможность наконец избавиться от болезненной окраски.

Существует достаточно много методик, позволяющих эф­фективно использовать катарсис в психотерапии в особых со­стояниях сознания.

В 1904 году один из последователей В. М. Бехтерева болгарский

психиатр Н. Крестников, основываясь на своем опыте участия в



( балканской и в Первой мировой войнах, а также на исследованиях

Й. Брейера о возможностях гипнокатарсиса, разработал методику

«искусственной репродукции аффективных переживаний».

Пациент, лежащий в полной тишине с закрытыми глазами, на фоне гипнотического внушения проходит четыре фазы.

После латентной фазы длительностью 2—4 минуты спонтанно наступает органная фаза, при которой наблюдаются тремор, уча­щенное дыхание и сердцебиение, сильный пот, слезы и др. Несмотря на то, что эти проявления свойственны аффектам страха и скорби, пациент абсолютно спокоен и не ощущает никаких неприятных эмоций. Продолжительность фазы 2—4 минуты, пос­ле чего она переходит в следующую, эмоциональную фазу.

К тремору, сердцебиению, потливости присоединяются от­четливый страх и подавленность настроения, однако больной не знает причины этого.

Эта фаза продолжается одну-полторы минуты и внезапно переходит в фазу представления: больной вдруг вспоминает опре­деленное мучительное переживание, объясняющее его страх или скорбь, с присущими им вегетативными и эмоциональными эле­ментами. Это волнующее воспоминание захватывает все внима­ние пациента, причем иногда раппорт с больным прекращается, появляются своеобразные судороги (истерические дуги). Такое состояние вполне безопасно, и спустя 5—30 минут больной выхо-Дит из него спонтанно.

Весь процесс лечебной репродукции длится от 15 до 60 минут (в среднем 40 минут).

Обычно такой психотерапевтический прием используется для лечения больных неврозами. В зависимости от выражен­ности невротических расстройств на курс лечения требуется от трех до двадцати сеансов репродукций.

Огромной заслугой Н. Крестникова является описание дис­социации отдельных явлений катарсиса и исследованных им фаз. Так, органная фаза представляет собой множество отдель­ных диссоциированных явлений — двигательных, чувствитель­ных, секреторных, вегетативных. В эмоциональной фазе к ука­занной симптоматике присоединяются переживания страха и скорби, отличающиеся диффузностью и неопределенностью. В этой фазе отсутствует сложное и чисто человеческое чувство стыда, даже тогда, когда психическая травма была связана с аффектом стыда. По Н. Крестникову, это означает, что в данной фазе, хотя и восстанавливается оптимальная возбудимость, а вместе с ней и подвижность нервных процессов в структурах, непосредственно сопряженных с эмоциями, но не затрагивается их корковое представительство. Лишь в следующей фазе репро­дукции (фазе представления) происходит как бы связывание диссоциированных до сих пор проявлений органной и эмоци­ональной фаз, и больной переживает психическую травму как воспоминание или состояние, подобное сну. Теперь и эмоции приобретают точность, дифференцированность и полноту. Во время этой фазы все структуры, отражающие психическую травму, находятся в состоянии возбуждения, сила которого, однако, допускает сопряженность его с другими нейродинами-ческими процессами. При этом явление репродукции может быть объяснено принципом, обоснованным Н. Е. Введенским: крайне сильное возбуждение равнозначно торможению.

Диссоциация, описанная Крестниковым, наблюдается и в невротических симптомах, отражающих пережитую психичес­кую травму. Лишь в фазе представления все диссоциированные проявления связываются, и перед психотерапевтом раскрыва­ется точно, ясно и полностью травмирующая ситуация, которая всегда и с неизменной «фотографической» точностью отража­лась в картине невроза.

В 1927 году московский психотерапевт С. Я. Лившиц в моно­графии на русском языке (а в 1928-м — на немецком) описал свой метод катарсиса, сочетающий гипноз с психоанализом и назван­ный «гилноанализом». Основным достоинством этого метода яв­лялось то, что, помимо симптомоцентрированной, он имел и этио-патогенетическую направленность, а также позволял достаточно существенно сократить длительность аналитического лечения. Сегодня выделяют две группы методик гипноанализа. Методика гипноанализа, предложенная Л. Вольбергом (1945), включает обучение пациента быстрому вхождению в особое со-

стояние сознания и применение в этом состоянии таких модифи­цированных психоаналитических методов, как свободные ассоци­ации, внушение сновидений и их анализ, возрастную регрессию, визуализацию психотравмирующих ситуаций, автоматическое

письмо и т. п.

В методике Р. Линднера (1958) гипноанализ также включает тренировку быстрого погружения в особые состояния сознания, но психоаналитические сессии проводятся с использованием лишь метода свободных ассоциаций. При возникновении со­противления особое состояние сознания углубляется. В даль­нейшем психотерапевт стремится изменить выявленные не­адаптивные установки пациента с помощью прямых внушений.

Психокатартическая терапия Л. Франка (1927) используется для вызывания отреагирования в «пассивном состоянии» (или в полусне). Пациент лежа принимает самую удобную позу и макси­мально расслабляется. Потом его просят полностью отдаться нахлынувшим воспоминаниям, фантазиям и ассоциациям без их обсуждения и направления. При этом психотерапевт ничего не внушает. Так создается необходимое состояние (по всей вероят­ности, являющееся формой гетерогенного или аутогенного осо­бого состояния сознания), способствующее эффективным вос­приятию и обсуждению психотравмирующей проблемы с врачом.

К. И. Платонов применял методику «экспериментальной реп­родукции невротических синдромов» (1939). В ней пациент вводил­ся в глубокое особое состояние сознания и ему внушалось время перенесенного невроза (причем наблюдались те же самые сим­птомы и переживания, какие были установлены в активной ста­дии невроза), который он должен был вновь отреагировать. От­метим, что эта техника использовалась и в диагностических целях.

М. Мур (1945) использовала катартический метод, заключаю­щийся в многократном пересказывании пациентом, находящимся в особом состоянии сознания, психотравмирующих переживаний. Особенно эффективной эта техника считается при работе с по­вторяющимися кошмарными сновидениями.

В методе А. С. Данилова (1996), опираясь на указания Ари­стотеля о важности речи, имеющей «ритм, гармонию и напев...», Для вызывания катарсиса (по мнению автора, средства, услива-ющего трансфер, — основной терапевтический фактор) в ходе сеанса используют как специально подобранные музыкальные Произведения, так и поэтические тексты, создающие особую ритмическую речь терапевтической сессии.

В 1974 году Д. Кезрил предложил технику терапевтического кРика, которую также можно использовать в особых состояниях сознания. Суть ее состоит в том, что пациенты после введения в особое состояние сознания и определенного «разогрева» по­ощряются к крику.

Каждая сессия проходит в три этапа: подготовка, собственно крик и рефлексия.

На этапе подготовки используются дыхательные техники, техники размягчения мышечных блоков, вибрации и т. п.

На втором этапе через регрессивную метафору «детской люби­мой игрушки» пациенты погружаются в проблемное переживание (одиночество, чувство незащищенности и т. п.) и подталкиваются к крику. Пациенты кричат в технике рваного крика и через определенное время начинают чувствовать, что крик сам рвется из них, сопровождаемый то гневом, то плачем, то страхом. После того, как крик становится как бы самостоятельным и независи­мым от пациента, психотерапевт при помощи специальных техник «помогает» пациенту, облегчая экспрессию крика. Крик может перерастать и в плач, и в смех; пациенты могут испытывать озноб, дрожь, жар, холод и т. п., то есть те состояния, которые свиде­тельствуют о вовлеченности всего тела в терапевтический процесс. На третьем этапе идет обсуждение того, что переживал пациент, что «выходило» из него, какие эмоции. Пациент соотносит особенности своей жизненной ситуации и способов реагирования на нее, с переживаниями, которые возникали в терапевтической сессии. Особенность эмоциональной экспрес­сии в сессиях крика состоит в том, что пациент переживает какую-либо эмоцию, чувствует наплывы тоски, горя, плача, гнева и т. п., но не соотносит ее с конкретной ситуацией настоящего или прошлого — просто хочется плакать и т. п. Техника крика как бы освобождает пациента от накопленных эмоций, которые часто не осознаются и поэтому, естественно, не связываются с какой-то ситуацией.

Сама эмоциональная экспрессия имеет слоистую структуру: на периферии находятся более осознаваемые, эго-идентифици-рованные и увязанные с конкретными ситуациями эмоции. Например, сначала может «выходить» смех, который переходит в плач и т. п. Более глубокие эмоции менее осознаваемы, не принимаются в Я-концепцию и более определенно связаны с конкретными биографическими ситуациями. Именно поэтому отреагирование и рефлексия более глубоких эмоций — чрезвы­чайно важные механизмы самоизменения (А. С, Кочарян, 1997). Новый толчок развития катартические методы получили в связи с применением в психотерапевтической практике психо­деликов. Однако, после трго, как их использование пришлось свернуть, поиск нефармакологических методов, позволяющих добиваться у пациентов особых состояний сознания с катарти-ческими переживаниями, приводящими к излечению и поло­жительным изменениям личности, привел к возникновению пневмокатартических методов и целого направления под назва­нием холотропная психотерапия.

Ее создатели — Станислав Гроф и его жена Кристина, — оаботая еще в русле психоделической терапии, в ряде случаев использовали интенсивное дыхание для «раскрытия» телесных \ эмоциональных блоков. Отталкиваясь от работы Леонарда Орра и Сандры Рэй «Возрождение в Новом веке» (1977), они стали сочетать интенсивное дыхание (в варианте гипервентиля­ции, то есть форсированного выдоха) со специально подобран­ной музыкой, работой с телом и особой предварительной под­готовкой участников, что позволяло вызывать переживания и эффекты, аналогичные тем, что возникали в сеансах психоде­лической терапии1.

Хотя как будто поводом к обращению С. Грофа к дыхательной технике явился запрет на использование психоделиков, истина, по-видимому, лежит все же глубже. Теснейшая взаимосвязь пси­хики и сознания с дыханием известна с древнейших времен и нашла отражение в языке. У многих народов мира слова «дыха­ние», «дух», «душа» (так же как и в русском) происходят от одного корпя, а животные, так же как и человек, мыслятся существами, наделенными «духом», способностью «дышать». Многие совре­менные исследователи считают, что отмеченное этимологичес­кое родство может указывать на реальное психофизиологическое единство (В. Д. Заставный, 1993)2.

Отметим, что в течение многих веков было известно, что особые состояния сознания можно вызвать с помощью техник, воздействующих на дыхание. Процедуры, использовавшиеся для этих целей в древних культурах, охватывали широкий диапазон: от грубых вмешательств в дыхание до тонких и сложных упражнений, существующих в различных духовных традициях. Так, например, первоначальная форма крещения, практиковавшаяся ессеями (его отдаленным отголоском явля­ется современная процедура окропления водой и произнесения молитвы), состояла в насильственном погружении инициируе­мого в воду, что, как правило, ставило человека на грань смерти от Удушья. В других духовных традициях неофиты подвергались окуриванию дымом до полусмерти или даже удушению3 (далее,

Сходство переживаний участников дьКательного сеанса с переживания-Ми во время приема психоделиков не случайно. Исследователи, которые про­слеживали пшервентиляционную цепочку изменений гомеостаза, вплоть до биохимических процессов в мозге, установили, что изменения здесь весьма напоминают те, что возникают под действием психоделиков.

В этом отношении представляет интерес выдвигаемая С. Грофом гипо­теза о том, что спонтанные эпизоды интенсивного дыхания у психиатрических пациентов можно рассматривать как попытки «духа» вылечиться.

3 D


о недавнем прошлом среди детей в пионерских лагерях часто практако-Валась игра в «улет»: в то время как «испытуемый» часто дышал, один из добро­вольных помощников пережимал ему горло или сонную артерию, а второй Резко бил в солнечное сплетение.

рассматривая ритуальные трансформации, мы коснемся этого в несколько ином аспекте).

Процедура холотропной терапии состоит из трех этапов: предварительной психологической подготовки, самой сессии и завершающей проработки (интеграции) полученного мате­риала.

Заранее создается должная обстановка. Комната должна быть затемненной и достаточно просторной для того, чтобы половина участников свободно могла улечься на матрацах, не касаясь друг друга даже тогда, когда их руки и ноги раздвинуты в стороны. Она должна быть изолирована от источников внеш­них шумов и, с другой стороны, позволять без ограничения включать музыку большой громкости и давать возможность участникам полностью использовать голосовое выражение. Пол мягкий или покрыт матрацами. Необходим достаточный запас подушек, пуфиков или других мягких вещей, а также полотенец и простынь, носовых платков. Во время сессии могут наблю­даться рвота, кашель, повышенное слюноотделение, так что необходим запас целлофановых пакетов, пластиковых тазиков и т. п. Желательно рядом иметь туалет. Перед проведением холотропической сессии комната проветривается. Все участни­ки приходят на сессию в свободной, удобной одежде (лучше всего спортивной), без того, что может затруднить дыхание или помешать свободному проявлению внутреннего процесса (име­ются в виду очки, контактные линзы, вставные челюсти, тяже­лые серьги, браслеты, пояса, часы и т. п.).

На первом этапе психотерапевт (фасилитатор — «облегчи-тель») знакомит пациентов (холонавтов) с картографией чело­веческой психики, которая включает биографический, перина­тальный и трансперсональный уровни. По мнению создателей метода, основным препятствием при его использовании служит барьер защиты, который имеет интеллектуальную или философ­скую природу, поэтому в беседе подчеркивается, что даже самые необычные, с общепринятой точки зрения, переживания совер­шенно естественны и регулярно происходят в этих обстоятель­ствах в любой группе случайно взятых людей.

Специфические техники, вызывающие изменения в сознании либо интен­сивным дыханием, либо длительным лишением дыхания, либо сочетанием того и другого, можно найти в пранаяме, кундалини-йоге, сиддха-йоге, тибетской ваджраяне, суфийских практиках, восточных формах медитации и т. д. Более тонкие техники, основанные скорее на специальном внимании к дыханию, чем на изменении его динамики, занимают важное место в дзэн-буддизме школы Сото и в некоторых даосских и христианских практиках. На ритм дыхания значительно влияет исполнение таких ритуалов, как обезьяньи песни Бали, или кетджак, горловая музыка эскимосов-инуитов, пение' киртан, бханджан или суфийских песен.

Поскольку холотропная терапия может сопровождаться дра­матическими переживаниями с сильным эмоциональным и физическим стрессом, то она противопоказана лицам с серьез­ными сердечно-сосудистыми заболеваниями (застарелым ате­росклерозом, аневризмой аорты, стойко повышенным артери­альным давлением), а также людям, перенесшим операции на сердие, сердечные приступы, кровоизлияние в мозг и т. п. Нужно воздержаться от участия в сессии и тем, кто недавно перенес операцию. Во время сессий пневмокатарсиса происхо­дят спонтанные телодвижения и существует определенный риск для людей с привычными вывихами, растяжениями, повышен­ной ломкостью костей. Помощник (ситтер) должен знать об этих особенностях у холонавта и предохранять его от резких движений, рискованных положений и поз. Конечно, не следует участвовать в сессиях холотропного дыхания ослабленным пос­ле тяжелых болезней, больным с инфекционными заболева­ниями и т. п. До сих пор дискутируется вопрос о включении в группы тех, кто имеет серьезные психические нарушения.

Важным противопоказанием является беременность (осо­бенно на последних месяцах), так как интенсивное дыхание приводит к уменьшению кровоснабжения плода. Кроме того, женщины, переживающие свое рождение в холотропной тера­пии, часто одновременно испытывают мощные сокращения матки, в связи с чем возможны преждевременное наступление менструации и выкидыши.

Окончательно вопрос о включении в терапевтическую груп­пу решает фасилитатор с учетом всех показаний, противопока­заний и руководствуясь собственной интуицией.

Затем пациентов знакомят с техническими деталями процесса: сессия проводится в положении лежа на спине, с закрытыми гла­зами; пациентам (холонавтам) необходимо полностью сосредото­читься на эмоциональных и психосоматических процессах, вызы­ваемых дыханием и музыкой, просто наблюдая и регистрируя их.

Перед началом сеанса группа делится на две части: холонав­тов и их ситтеров. Во время следующей сессии пары меняются ролями, таким образом, каждый участник имеет возможность Получить уникальный транс- и интерперсональный опыт. До начала сессии партнеры обговаривают все вопросы, касающие­ся вмешательства в случае возникновения телесных блоков, помощи при других состояниях, возможности и степени физи­ческого контакта. Поскольку разговоры во время сеанса пре­пятствуют течению процесса, холонавт и ситтер договариваются 0 языке жестов.

Сессия холотропного дыхания начинается с короткого пе­риода медитации и релаксации, которые проводит фасилитатор, поочередно называющий отдельные части тела (начиная от

ступней ног вверх), или под его контролем сами холонавты-используя техники аутотренинга, активного воображения, ме­дитации и т. п. Холонавтам предлагается принять позу лежа на спине с несколько раздвинутыми руками и ногами и обращен­ными вверх ладонями, а затем закрыть глаза. Эта поза отражает основную установку сессии: полную внутреннюю открытость восприимчивость и принятие всего, что происходит.

Когда холонавты расслабились и успокоились, фасилитатор предлагает всем участникам сосредоточиться как только воз­можно на настоящем моменте и месте, в котором они находят­ся, — на «здесь и сейчас». Им нужно постараться отстраниться от воспоминаний прошлого (других опытов с особыми состоя­ниями сознания, предварительных знаний, прогнозов и ожида­ний). Ситтер также должен очистить мысли от прошлого и от фантазий о будущем и сосредоточиться на заботе о партнере, на вере в мудрость и спонтанный целительный потенциал пси­хики, на интересе к происходящему в комнате процессу.

После физического расслабления и подготовки сознания холонавтам предлагают сконцентрироваться на дыхании, на­строиться на его естественный ритм, не пытаясь его изменить. Чтобы легче войти в «соприкосновение» с ритмом дыхания, его обычно представляют как облако света, пронизывающего все тело в ритме вдоха и выдоха, раскрывающее каждую его клетку и наполняющее живительной энергией.

Затем холонавтам предлагается дышать более интенсивно, чаще и глубже, чем обычно. Выбор ритма и способа дыхания (носом и ртом, грудным или диафрагмальным дыханием и т. д.) оставляется на «усмотрение» организма человека, его интуиции. Когда частота дыхания достаточно возросла, фасилитатор на­правляет внимание холонавтов на музыку, поощряя отдаться ее потоку, ритму дыхания и любому переживанию с полным доверием к происходящему процессу.

Гипервентиляция вызывает сдвиг гомеостатического равно­весия, и организм отвечает на изменение биохимизма внутрен­ней среды вынесением на «поверхность» различных старых, глубоко укоренившихся эмоциональных напряжений, избавля­ясь от них разрядкой на периферии. Эта разрядка происходит в двух формах — либо в форме непосредственного катарсиса (отреагирования с драматическими движениями тела, криком, тремором, подергиваниями, кашлем, рвотой), либо в форме поверхностного напряжения и спазмов мышц.

При этом в ногах, в особенности в мышцах, развиваются характерные временные контрактуры, которые, с традиционной точки зрения, являются типичным физиологическим ответом на гипервентиляцию и защелачивание крови. Однако по мере продолжения дыхания это состояние значительно ослабляется

или Даже совсем проходит, что уже трудно объяснить чисто биохимически, так как гипервентиляция продолжается.

Некоторые люди остаются совершенно спокойными. Они могут испытывать глубокие переживания, но внешне кажется, что с ними ничего не происходит или что они спят. Другие выглядят взволнованными и проявляют двигательную актив­ность: их трясет, скручивает, они принимают позу эмбриона, ведут себя как младенцы, проходящие через родовой канал, или выглядят и ведут себя как новорожденные. Это может сопро­вождаться богатыми акустическими проявлениями, в том числе вздохами, рыданиями, плачем, криками, детским лепетом, бор­мотанием, спонтанным пением, глоссолалиями и всевозмож­ными звукоподражаниями животным.

Иногда движения и жесты могут быть чрезвычайно утончен­ными, сложными, дифференцированными и весьма специфичес­кими (например, движения, напоминающие ползание змеи, полет птицы или походку кошачьих). Порой люди спонтанно прини­мают какую-нибудь асану или делают соответствующий жест (мудры), не будучи знакомыми с ними в обычном состоянии. Временами автоматические движения и звуки напоминают риту­альные танцы или другие ритуальные действия, характерные для различных культур: шаманское пение, яванские танцы, символи­ческие движения индийских школ танца Катакали или Манипури, тибетского или монгольского многоголосного (исполняемого од­ним человеком) пения, японского Кабуки (С. Гроф, 1994).

Физические напряжения во время дыхания, как правило, возникают в определенных частях тела. Обладая сложной психо­соматической структурой, они различны у разных людей и обычно имеют для каждого человека специфическое психологическое значение. Иногда они являются усиленным вариантом напряже­ний и болей, известных человеку по его повседневной жизни, или хронической проблемой, или симптомом, который появляется в определенные моменты (например, в периоды сильного эмоцио­нального или физического стресса, крайней усталости, недосыпа­ния, ослабленности болезнью) или под действием изменяющих сознание веществ. В других случаях в них можно узнать реакти-Визацию старых трудностей, которые человек переживал в детстве, отрочестве или во время серьезных эмоциональных стрессов (рождения, физических травм, операций и т. п.).

Если спазм развивается в руках (карпопедальный спазм), то это обычно отражает глубокий конфликт между сильным им­пульсом к какому-либо специфическому действию и противо­стоящим ему столь же сильным запретом. Возникает динами­ческое равновесие, состоящее в одновременной активизации сгибателей и разгибателей с приблизительно равной интенсив-остью. Люди, переживающие такие спазмы, часто рассказыва-

ют, что они чувствовали вытесненную агрессию, блокировку телесных импульсов к контакту с другими или невыраженные сексуальные тенденции. Иногда болезненные напряжения та­кого рода могут выражать блокировку творческих проявлений (желания рисовать, писать, играть на музыкальных инструмен­тах, мастерить что-то, лечить руками). Как правило, в этом контексте возникает глубокое понимание природы конфликта, лежащего в основе мышечных напряжений, его биографичес­ких, перинатальных и трансперсональных корней. Обычно на­пряжение достигает своей кульминации, за которой следует глубокое расслабление. Когда это происходит, человек чувству­ет, что энергетический блок снят и энергия может свободно протекать через руки. Помимо устранения спазмов в руках и ногах, устанавливается также нормальная циркуляция крови, что более заметно у людей, которые в повседневной жизни страдали от плохого периферического кровообращения и жало­вались на холодные кисти и стопы.

Напряжения в ногах имеют такую же динамическую струк­туру, как и напряжение в руках, но они не так сложны, поскольку ноги играют менее специализированную роль в че­ловеческой жизни. Многие проблемы здесь связаны с исполь­зованием ног в качестве инструмента агрессии, особенно в ранние периоды жизни. Напряжения и спазмы в бедрах и яго­дицах часто связаны с сексуальной защитой, страхами и запре­тами, особенно у женщин1. Ряд напряжений ног может также объясняться различными физическими травмами.

Многие напряжения в других частях тела группируются в области райховского «мышечного панциря», или чакр в тантри­ческих системах (это неудивительно; если иметь в виду сходство техник холотропной терапии и упражнений, используемых в тантрической традиции, где также большое внимание уделяется дыханию).

Блоки в области головы обычно проявляются в виде боли или давления, зачастую описываемых как стальное кольцо, сдавливающее голову. Они особенно часто встречаются у лю­дей, страдающих головными болями в форме напряжения, давления или мигреней. Чаще всего это явно связано с воспо­минанием о биологическом рождении, когда хрупкая головка плода втискивается в тазовую область роженицы, раскрываемую страшным дашгением сокращающейся матки. Могут проявиться ассоциации с ушибами головы в этой жизни.

Блок в области глаз может выражаться интенсивным напря­жением или даже болью вокруг них, иногда сопровождаемых



1 Старый анатомический термин для одной из приводящих мышц бедра — rnuscittus custos virginUatis — в буквальном переводе означал «страж девственности»-

ожанием век_ Это особенно часто случается с людьми, кото­рые в повседневной жизни имеют проблемы со зрением. Неко­торые из этих трудностей, например, определенные формы миопии, могут возникать из-за хронического напряжения глаз­ных мышц. Снятие напряжения посредством холотропной те­рапии способно привести к значительному улучшению зрения1. Биографический материал, лежащий в основе проблем такого рода, обычно связан с ситуациями раннего детства, когда ре­бенку приходилось смотреть на что-то, чего он не хотел видеть, не был готов видеть или когда это оказывалось пугающим (например, «первичная сцена»). Как и для других частей тела, И здесь источником напряжения может быть травма рождения; реже встречаются воспоминания о повреждениях глаз.

Область горла для многих людей является местом многочис­ленных блоков. Во время сессии они могут проявляться в форме напряжений мышц вокруг рта (особенно жевательных), све­дения челюстей, перехватывания горла и субъективного ощу­щения удушья2. Чаще всего с этим связаны травматические воспоминания о ситуациях, сопровождающихся затруднением дыхания (например, перенесенные в детстве воспаление легких, коклюш, дифтерия, длительное пребывание под водой с угрозой утонуть, застревание постороннего тела в дыхательном горле, непроизвольное придушивание кем-то из старших во сне и т. п.). Определенный вклад в проблемы этой области могут внести конфликты, связанные с оральной агрессией (эмоцио­нальными травмами или оральной фрустрацией в раннем мла­денчестве, с болезненными хирургическими вмешательствами в области рта и горла, с болезненным ростом зубов, примене­нием сильных дезинфицирующих растворов и т. п.). Однако чаще оральная агрессия, сжатые челюсти и опыт удушья могут быть прослежены до специфических трудностей биологическо­го рождения, осложнений или интубации и подобных вмеша­тельств сразу после рождения. На более тонком уровне встре­чаются также конфликты, связанные с выражением словесной агрессий. В крайних случаях подавляемая словесная агрессия ведет к заиканию.

1 Однако этого можно ожидать лишь в первые десятилетия жизни челове­ка, пока изменения не стали органическими и необратимыми.

2 Здесь интенсификация напряжения может привести к такой степени сжатия горла, что это начнет мешать реальному дыханию. В таком случае Рекомендуется перейти к технике отреагирошшия, что поможет освободить •^ло и даст возможность продолжать сеанс. Огреагирование, как правило, означает усиление того, что и так происходит: это может быть крик, кашель, гримасничание, движение головы. Человеку рекомендуется усилить все подоб­ного рода проявления и продолжать их, пока дыхание не освободится, после

кп> можно вернуться к интенсивному дыханию как основному средству про­должения процесса.

Блок в груди (в области сердца) связан с чувствами любви сострадания, с духовным рождением. Человек, имеющий зна­чительные блоки в этой области, может испытать во время дыхательной сессии сжатие в груди, нередко также проблемы с сердцем. Это ощущается так, будто стальной обруч сжимает грудную клетку. Чаще всего подобное уходит корнями в воспо­минания о ситуациях, когда возникали препятствия в общении с другими людьми. Для одних это первичные трудности в эмоциональном выражении, для других — невозможность при­нять эмоции других или же то, и другое вместе.

Блок в мышцах живота проявляется во время дыхательных сеансов как напряжение, спазмы и боль в соответствующей области. Обычно это бывает связано с честолюбием, самоут­верждением, конкуренцией и проблемами самооценки. Это могут быть переходы между чувством неполноценности, неаде­кватности и детской беспомощности, с одной стороны, и ком­пенсирующими фантазиями величия, нереальных запросов и диктаторских замашек — с другой1. На биографическом уровне этому могут соответствовать пережитые в детстве угрозы безо­пасности, удовлетворению или даже жизни. Однако чаще ис­точником таких проблем оказывается травма биологического рождения, особенно сложности, касающиеся пуповины (напри­мер, ее пережимание, растягивание и разрыв при отделении от матери).

Генитальный блок обозначается интенсивным сексуальным возбуждением и различными болями в тазовой области. Это могут быть как травматические психосексуальные воспоминания био­графического характера, лежащие в основе таких трудностей, как неспособность к эрекции или к ее поддержанию, фригидность, сатиризм, нимфомания, садомазохистические тенденции, а у жен­щин также менструальные боли, так и типичные связи с биоло­гическим рождением.

Анальный блок связан с анальными спазмами, болями и потерей контроля над анальным сфинктером (метеоризм и дефе­кация). Типичный биографический материал, который выходит здесь на поверхность, — детские колики, болезненные клизмы, трудности при обучении туалету. Это часто происходит у людей, склонных к одержимой деятельности, скрытым или проявленным гомосексуальным тенденциям, ригидным системам защиты или чрезмерному страху потерять контроль над собой. Сюда же отно­сятся такие трудности, как судорожная диарея или запоры, язвь(, колиты, а на более тонком уровне — трудности в обращении с деньгами.

1 Это сочетание чувств составляет центральную тему индивидуальной пси­хологии Альфреда Адлера.

В* большинстве случаев переживания участников во время лотропной сессии можно описать кривой, сходной с орги-астической: постепенное нарастание эмоций и физических проявлений, кульминация, а затем более-менее быстрое разре­шение1. Поэтому в идеале требуется лишь минимальное вмеша­тельство ситтеров. Их роль состоит в том, чтобы наблюдать процесс и быть уверенным в том, что холонавт поддерживает надлежащий ритм дыхания, который должен быть чаще и глубже, чем обычно. При необходимости ситтер напоминает холонавту, задавая ритм собственным громким дыханием или легким надавливанием на плечи, грудь, живот. Более активное вмешательство ситтеров в процесс происходит при работе по отреагированию с дыхательными блокадами, снижению чрез­мерной интенсивности эмоций и физических проявлений, ко­гда холонавт становится менее управляемым. Кроме того, сит­тер подкладывает подушки, предоставляет пакеты и тазики, подает воду, сопровождает в туалет и т. п. От начала дыхатель­ного сеанса до его завершения ситтер неотлучно находится рядом с холонавтом.

Если до поворотной точки фасилитатор и ситтеры поддер­живают ускоренную частоту и глубину дыхания холонавтов, то с этого момента последние выбирают свой собственный ритм, идут как бы на «автопилоте». В это время дыхание может быть и крайне замедленным — до двух-трех вдохов в минуту. В за­ключительной фазе дыхательного сеанса роль ситтера может быть более активной, если есть какие-либо остаточные напря­жения в теле. Как отмечает С. Гроф, наиболее продуктивными оказываются те сессии, в которых холонавту не требуется внеш­няя помощь.

Холотропная сессия может продолжатся до четырех часов, но для каждого холонавта ее длительность индивидуальна. Момент прекращения участия в сеансе он выбирает сам, дове­ряя собственным ощущениям.

Завершающий этап строится таким образом, чтобы макси­мально способствовать целостному выражению сначала холо-навтами, а затем ситтерами своих переживаний. Часто для этого

1 По-видимому, здесь не только внешние параллели. В мифологии многих культур экстатическое слияние с Единым пронизано совокупностью ритуалов и мистерий, имеющих выраженную эротическую направленность. Медитирую­щий по тибетскому образцу в определенный момент испытывает внутреннее Переживание единства микрокосма и макрокосма в форме стягивания, а в дальнейшем слияния себя с визуализированным образом прекрасной нагой женщины, «которая лучится, как красный бриллиант, и окружена гало (огнен­ным обводом), состоящим из язычков пламени». В «шаманских путешествиях» происходит эротическое общение с женскими духами-покровителями. Сходное Чувство космических масштабов в мистических состояниях сознания отметил своем исследовании Уолтер Н. Панке, коллега С. Грофа.

используется техника рисования мандал1 (Дж. Келлог, 1977V участник получает цветные мелки или фломастеры и большой лист бумаги с очертаниями круга, который просят заполнить по собственному усмотрению (это может быть сочетание цветов геометрическая композиция .или более или менее сложный рисунок). Полученная в результате мандала может быть под­вергнута формальному анализу, а может использоваться просто как средство для фиксации необычных переживаний и их интеграции. Отметим, что в группах рисунки способствуют обмену переживаниями, придавая графическое измерение вза­имному пониманию необычного опыта участников. Кроме того, некоторые мандалы можно в дальнейшем использовать при работе с другими техниками, опирающимися на особые состо­яния сознания.

Сессия может завершиться общим чаепитием, прогулкой, что повышает взаимное доверие участников и служит успеху последующих сессий.

В зависимости от целей холотропные сессии проводятся: одно­дневные (ознакомительные); трех-пятидневные (лечебно-коррек­тирующие); десяти-пятнадцатидневные (исследовательски-обуча­ющие). Наиболее распространен лечебный пятидневный цикл, включающий два дыхательных дня, два — наблюдательных и один день индивидуальной коррекции.

Случается, что холотропная сессия не завершается полной интеграцией и материал приходится дорабатывать в последующих сессиях. В достаточно редких случаях бывает «соскальзывание» холонавта в область негативных перинатальных матриц или «за­стревание» в переживаниях с однотипной отрицательной темати­кой. Обычно это проявляется в психосоматических симптомах, астении, депрессии и т. п. В таких случаях психотерапевт должен незамедлительно провести с пациентом еще одну сессию, чтобы добиться положительного разрешения.

Надо особо отметить то важное обстоятельство, что пневмока-тарсис (как и другие формы психотерапевтического отреагирова-ния) обязательно предполагает присутствие психотерапевта. Если холотропные сессии проводятся холонавтами самостоятельно, бо­лее чем вероятно возникновение незавершенных сеансов с остат­ками перинатальных компонентов, что приводит к состояниям



1 Мандала — санскритское слово, означающее «круг» или «центр». Рисунок ее симметричен: обычно он представляет круг с четко выраженным центром. Внутри круга более или менее ясно обозначены основные направления-ориен­тиры, число которых варьирует. Мандалы могут быть как произведениями искусства, так и формами, созданными самой природой. Так, ацтекский ка­лендарный камень является мандалой; Земля (какой она видится из космоса) тоже; можно считать мандалой часы и компас, снежинку, круглую монету или узор, образуемый железными опилками, когда они притягиваются к магниту.

с выраженной подозрительностью, разрушительными и аутоаг-ссивными побуждениями или к претенциозным мессианским проявлениям. Об этих опасностях напоминают и мистическая литература, устные традиции коренных культур, мифологические описания, где прямо или намеками дают понять, что беспечному, неопытному искателю или духовному авантюристу грозит опас­ность физических болезней, безумия и даже смерти. Надлежащие приготовления, поддержка и руководство абсолютно необходимы для вступающего в эти области человеческого сознания.

Предлагаем вам выполнить еще несколько упражнений, взятых из комплекса телесно-ориентированных психотехник В. Баскако­ва (1992). Они позволят катартически проработать травму рожде­ния и восстановить «базовое доверие к миру».

Упражнение «Мать—дитя»

В этом упражнении очень важную роль играет психологи­ческий настрой — переживания «матери» по отношению к «дитяти». Они должны быть абсолютно достоверно любящими, нежными, теплыми, добрыми. Во многом это зависит от соблю­дений следующих принципов: любое прикосновение, любое взаимодействие с телом должно быть расслабленным, спокой­ным, внутренне умиротворенным и минимальным по силе и амплитуде; лучше не делать того, к чему вы не готовы; если вы делаете что-то, то будьте в том, что вы делаете, будьте целиком в том, что вы делаете.

Группа пациентов делится на две одинаковые по количеству подгруппы «матерей» и «детей». «Дети» образуют круг, садятся на пол лицом в центр и принимают позу эмбриона. «Мамы» образуют второй круг, встав за спины «детей».

Психотерапевт показывает на пальцах, через сколько чело­век во внутреннем круге находится «дитя» от места, где стоит «мама». «Мамы» двигаются по часовой стрелке и садятся за спины своих «детей».

«Мама» берет «дитя» обеими руками под коленками (медленно и нежно) и начинает тянуть к себе. Как только ноги «дитяти» приподнимаются над полом, «мама» дает «упор», то есть прижи­мается грудью к спине «дитяти». Далее «мама» тянет «дитя» до положения равновесия — когда тело «дитяти» устойчиво и под­держка его требует минимальных усилий. Это положение фикси­руется в течение нескольких секунд, после чего «мама» начинает очень медленно покачивать «дитя». Покачивание продолжается Пять минут, после чего «дитя» возвращается в исходное положе-ние. «Дети» не открывают глаза и сидят в позе эмбриона.

По команде психотерапевта «мамы» встают. Психотерапевт показывает на пальцах, через сколько человек во внутреннем круге находится следующее «дитя*. «Мамы» двигаются по часо­вой стрелке и садятся за спины следующих «детей», с которыми проделывают упражнение в той же последовательности. Таким образом каждая «мама» работает с тремя-пятыо «детьми»., после чего происходит смена ролями: «мамы» становятся «детьми», а «дети» — «мамами». Упражнение проводится в той же последо­вательности.

Для усиления эффекта часто ставят специальную музыку, После упражнения обычно проводится беседа.

Упражнение «Прохождение родового канала»

Пациенты разбиваются по следующим группам: 1) люди, ничего не знающие о своем рождении; 2) родившиеся нормаль­но (без осложненией и патологий); 3) родившиеся с помощью акушерских щипцов; 4) люди, родившиеся в результате кесарева сечения; 5) родившиеся с ягодичным предлежанием, и, нако­нец, 6) люди, родившиеся с обвитием пуповиной. Отметим, что этот список можно продолжить, а кроме того, разделить группы и по другим классификационным признакам.

Люди в каждой из групп делятся на пары или тройки и рассказывают друг другу: 1) все, что они помнят сами о своем рождении; 2) все, что они слышали о своем рождении от родителей; 3) все, что они знают о своем рождении из опыта, полученного в каких-либо психотерапевтических техниках (на­пример, холотропной терапии или ребефинге). Беседа в микро-группах продолжается примерно в течение десяти минут, после чего проводится настройка на процесс (пять-семъ минут): вклю­чается музыка, участники тренинга расходятся по залу и с помощью дыхательных техник погружаются в особое состояние сознания.

После настройки группа разделяется на четыре равные части. Первая группа — это «дышащие-рождающиеся». Они выбирают себе по принципу максимального доверия и взаимного согласия «акушерку». Оставшаяся часть группы образует «родовой ка­нал». В нем должно быть не менее шести человек. Они стано­вятся на колени и локти (в колени о-локтевое положение) и максимально плотно прижимаются друг к другу, при этом головы стоящих рядом людей направлены в противоположные стороны. Поверхность, на которой находится «родовой канал* (обычно это маты, постеленные внахлест одеяла др.), должна быть мягкой, ровной, гладкой и не должна мешать (задираться,

сползать в стороны и т. п.) при прохождении «родового канала» пышашим-рождающимся». В конце «родового канала» стелят одеяло для переноса «дышащего-новорожденного»1.

Включается музыка, в которой есть звуки пульсации плацен­ты или ритм сердца плода. Все участники тренинга, создающие «подовой канал», начинают интенсивно дышать и плавно рас­качивать «канал» в разные стороны.

Можно предложить два способа вхождения в «родовой канал»:

«дышащий-рождающийся» тоже начинает интенсивно ды­шать и после того, как появятся первые признаки начала процесса, входит в «родовой канал» вперед головой из положе­ния лежа на спине;

«дышащий-рождающийся» интенсивно дышит и садится в позу эмбриона около входа в «родовой канал». «Акушерка» садится сзади и мягко обхватывает «дышащего-рождающегося» руками за колени и тянет к себе. Далее все происходит так же как в упражнении «Мать — дитя», только «акушерка» плотно обхватывает «дышащего-рождающегося» и оказывает на него мягкое давление, как бы образуя «матку». Оба участника отчет­ливо и интенсивно дышат, и «акушерка» покачивает «дышаще­го-рождающегося» в разные стороны, оказывая на него посто­янное давление, Поскольку контакт участников должен быть максимально близким, часто им помогают психотерапевт и его ассистенты. Продолжительность покачивания определяется «ды-шащим-новорожденным»: как только он почувствует себя гото­вым к «рождению», «акушерка» разжимает объятия и помогает «дышащему-новорожденному» войти в «родовой канал».

Процесс проходит более эффективно, если «родовой канал» оказывает сопротивление «дышащему-рождающемуся».

При выходе из «родового канала» «дышащего» встречает «акушерка», которая вместе с психотерапевтом (или его ассис­тентом) «принимает» «новорожденного» и переносит на заранее постеленном одеяле в сторону, чтобы не мешать следующему участнику тренинга.

Чтобы происходящий процесс выглядел как можно более Достоверным, можно заворачивать «новорожденного» в «пелен-ку», дать пососать ему соску.

Во время прохождения «родового канала» первым «дыша­щим-рождающимся» следующая пара готовится к процессу.

Когда все «дышащие-рождающиеся» из первой группы прой-Дут процесс, «акушерка» заново выбирает «дышащих-рождаю-Щихся» из второй группы. Все продолжается до тех пор, пока все Участники группы не пройдут «родовой канал».

. ' Э«[)фсктпвность процесса можно усилить, если его проводить обнажен­ными, постелив на пол гладкую (желательно скользкую) ткань.

Процесс заканчивается традиционным обсуждением, на ко­тором участники делятся своими впечатлениями. Это одно из обязательных требований, так как травма рождения часто на­столько сильна, что для ее проработки и интеграции необходима групповая поддержка.

Упражнение «Колыбель»

Для проведения этого упражнения необходимо не меньше восьми человек. Вначале происходит общая настройка на про­цесс. Включают мягкую (по возможности, колыбельную) музы­ку, и пациенты вместе с психотерапевтом ложатся на пол. Психотерапевт настраивает нужное дыхание и вводит участни­ков в особое состояние сознания.

Один из пациентов становится «новорожденным». Он про­должает лежать на полу (на спине) в то время как остальные члены группы обступают его со всех сторон (должно быть в зависимости от веса «новорожденного* от трех до пяти человек с каждой стороны), приседают на корточки (или нагибаются) и мягко, не торопясь, стараясь не потревожить «новорожденно­го», подсовывают ладони своих рук под его туловище (при этом один из участников группы поддерживает ладонями голову «новорожденного»).

По знаку психотерапевта «новорожденного» приподнимают над подом и начинают медленно покачивать из стороны в сторону, плавно, без рывков, увеличивая амплитуду покачива­ния. Все участники медленно привстают или выпрямляются, пока не примут вертикального положения, покачивая «ново­рожденного» на руках.

Все участники дышат в такт покачиванию, создавая ощуще­ние «дышащей колыбели». Весь процесс продолжается около

5 минут, после чего «новорожденного» мягко, уменьшая амп­литуду покачивания, опускают на пол и не торопясь убирают руки. Само упражнение продолжается до тех пор, пока «ново­рожденный» его не остановит. Рядом с «новорожденным» оста­ется «мать» (обычно человек, державший голову), которая по­могает ему довести процесс до конца.

Упражнение идет до тех пор, пока все его участники побы­вают в «колыбели». Затем проводят обсуждение.

Заканчивая эту часть, нам хотелось бы сказать несколько слов

06 искусстве самонаблюдения — основном методе, с помощью которого можно овладеть своими мыслями, чувствами, эмоциями. Очень важно сначала просто наблюдать за собой, не анализируя, не критикуя, не стараясь изменить себя. Вы как бы составляете альбом «мысленных фотографий» самого себя, сделанных ней-

-главной фотокамерой в различные моменты жизни, в различных ■итуациях и эмоциональных состояниях. «Вот я плачущий, вот в момент триумфа, вот я в смущении» и т. д.

Займитесь самонаблюдением, сделайте эти «мысленные фо­тографии» без критики и стремления улучшить себя (иначе это будет очередное самоистязание). Если вы хотите понять себя, вы должны просто наблюдать. Не критиковать. Не осуждать. Когда вы пытаетесь что-то улучшить в себе, вы невольно критикуете и осуждаете себя. А осуждая, вы не сможете наблю­дать за собой, видеть себя таким, какой вы есть.

' Часто открытость нашего сознания к необычным состояни­ям зависит в сильной мере от взаимоотношений с близкими людьми, Значимыми Другими — любыми людьми, имеющими важное значение в жизни. Обычно причины этого связаны с такими проблемами, как ожидания по отношению к человеку, чувство безопасности, попытки контроля, потребность в любви и одобрении, моральное осуждение, незавершенные отношения с другими людьми.

Возможно также, что субличности (может быть, Жертва или Саботажник) мешают установлению здоровых отношений с близ­ким вам человеком. -

Поэтому, прежде чем исследовать каждую из этих областей, целесообразно проделать упражнение, которое помогает прояс­нить отношения с важными Значимыми Другими.

Упражнение «Значимый Другой»

Сядьте удобно.

Закройте глаза.

Войдите в особое состояние сознания.

Выберите Значимого Другого. Это может быть ваш(-а) суп-РУг(-а), возлюбленная(-ый), коллега, брат... Это может быть любой значимый для вас в данную минуту человек (живой или Уже умерший).

Кого вы сейчас вспомнили первым?.. Если вы решили не выбирать его для выполнения этого упражнения, то постарай­тесь разобраться почему.

Мысленно посадите выбранного вами Значимого Другого перед собой. Представьте его позу, одежду, движения, выраже­ние лица. ,

Поговорите с этим человеком, расскажите ему, как высоко вы его цените. Не ограничивайтесь одной-двумя фразами, постарай­тесь наиболее полно выразить свои мысли, объясняя Значимо­му Другому, почему он играет существенную роль в вашей жизни.

Теперь расскажите ему, за что вы на него обижены. И здесь тоже не ограничивайтесь несколькими фразами, назовите ему все свои обиды, особенно те, которые вы от него скрывали.

Скажите ему, чего вы ждете, чего хотите от него.

Теперь представьте, что прошло пять лет. Расскажите ему каютми вы представляете свои отношения с ним... Как вы относитесь друг к другу. Какая в целом ситуация сложилась в ваших отношениях. (Вы можете рассказать ему и о том, каки­ми бы вы хотели видеть эти отношения.)

Мы думаем, что это упражнение будет полезно для того, чтобы разобраться в чувствах по отношению к Значимому Другому. (Если пациент проделывает его самостоятельно, имеет смысл записать упражнение на магнитофон и попросить значи­мого человека проделать это упражнение вместе с ним.)

Не секрет, что очень многие пациенты обращаются к психо­терапевту с жалобами на то, что другие люди «обижают» их. Работая в особых состояниях сознания, такие люди часто пони­мают, что они сами настраивают себя на «страдания» или «гнев», ожидая от своих Значимых Других определенного поведения. Как только они захотели избавиться от своих желаний и ожиданий, поведение близких перестало причинять им страдания.

Подобным людям полезно исследовать в особых состояниях сознания следующие вопросы. Какие у вас ожидания по отно­шению к другим? Ожидаете ли вы, что ваш партнер останется верен вам? Всегда будет делать то, что вы хотите? Любить вас вечно? Без напоминания выносить мусор? Помнить ваш день рождения? Вы ждете, что он «сделает вас счастливым»?

Считая кого-то ответственным за наше счастье, мы тем самым взваливаем непосильную ношу на наши отношения. Одна из наиболее ценных вещей, которую можно понять, работая с особыми состояниями сознания, — это то, каким образом мы сами с помощью своих мыслей делаем себя «счас­тливым» или «несчастным».

Часто представляется полезным поиграть в следующую мыс­ленную игру. Представим, что счастье — это естественное состояние человечества и ваш Уровень Счастья постоянно равен ста процентам, конечно, кроме тех моментов, когда вы заняты одной из игр-самоистязаний.

Упражнение «Уровень Счастья» (1)

Сядьте удобно.

Сделайте несколько полных вдохов и выдохов.

Войдите в особое состояние сознания.

Каков ваш Уровень Счастья сейчас? Как обычно, сто. про­центов?

Если да, примите наши поздравления!

Если нет, постарайтесь с помощью самонаблюдения понять, ЧТо мешает вам насладиться обычным стопроцентным Уровнем

Счастья.

Вы тревожитесь о будущем? Вас беспокоит что-то в прошлом? Вы сравниваете себя с кем-то?

Вы чувствуете, что вас кто-то несправедливо обидел?

Вы хотите отомстить кому-то?

Вы чувствуете, что «все бесполезно, все безнадежно»?

Если вы ответили утвердительно на какие-то из этих вопро­сов, предлагаем «противоядие», позволяющее довести Уровень Счастья до нормы.

Упражнение «Уровень Счастья» (2)

Подумайте о том, за что вы можете быть благодарны судьбе в настоящий момент. Постарайтесь чтобы в ваш воображаемый список было включено все, что стоит благодарности: солнечный день, сбережения (даже если сумма не очень велика!), свое здоровье, здоровье членов вашей семьи, жилье, пиша, красота, любовь, мир.

Вспомните историю о двух людях, которым показали пол­стакана воды. Один сказал: «Он наполовину полон, и я благо­дарен за это». Другой сказал: «Он наполовину пуст, и я чувствую себя обманутым». Разница между этими двумя людьми не в том, что они имеют, а в их отношении (направленности сознания) к тому, что они имеют. Люди, владеющие искусством благодар­ности, физически и эмоционально более благополучны, чем те «обманутые», чьи стаканы всегда наполовину пусты. Множество людей изнуряют себя погоней за счастьем: «Когда я женюсь, я буду счастлив», «Когда мои дети вырастут и получат образова­ние, я буду счастлив» и т. д. Подумайте о том, что счастье — это нечто такое, за чем нужно постоянно гоняться. Скорее всего, это состояние внутренней свободы, свободы от тревог, сомне­ний в себе, страхов, слепого подчинения привычке и обществу, соревновательной борьбы, благоговения перед авторитетами и зависти к другим людям. Итак, не ждите, что кто-то «сделает вас счастливым».

И наоборот, мы взваливаем на себя непосильную ношу, считая, что можем сделать Значимого Другого счастливым. Слишком самонадеянно думать, что вы это можете и обладаете такого рода властью. Если вы стремитесь к этому, то фактически

играете в игру сверхответственности. А если продолжаете ис­кусственно поддерживать распадающиеся отношения, чтобы не сделать несчастным Другого, понимая при этом, что для се­бя вы хотите обратного, то просто занимаетесь самоистязанием

Подумайте и о том, что люди, опасающиеся своего будущего нередко стремятся «обезопасить» себя деньгами, собственнос­тью,,страхованием здоровья, личными отношениями, брачным контрактом и т. п. Родители стараются привязать к себе детей. Некоторые боязливые дети неохотно покидают родительское гнездо. Мужья и жены пытаются добиться друг от друга гаран­тии любви и заботы. Такое стремление к полному обладанию и предъявляемые к «обладаемому» требования часто вызывают лишь беспокойство и обиду.

Увы, печальная правда состоит в том, что человеческие отношения крайне непостоянны, даже более непостоянны, чем погода или настроение. Гераклит однажды сказал; «Нельзя дважды войти в одну и ту же реку: на входящего во второй раз текут уже новые воды». Любящий, послушный восьмилетний ребенок превращается в упрямого, независимого подростка (который, если родители успешно переживут эту перемену, затем станет любящим и ответственным взрослым сыном или дочерью).

Вернитесь еще раз к упражнению с вашим Значимым Дру­гим. Просили ли вы его не меняться? Просили ли вернуться к прежней (более удовлетворяющей вас) форме поведения? Пы­тались ли как-то иначе гарантировать себе его привязанность на будущее? Такое стремление к безопасности может очень повредить отношениям, а кроме того, оно сдерживает и ваш собственный личностный рост. Чем искреннее мы в отношени­ях с нашими близкими в настоящем, не устанавливая правил и не ставя заслонов на будущее, тем сильнее мы будем сами по себе и счастливее в наших взаимоотношениях.

Известно, что у некоторых людей, переживших в детстве какие-то потрясения, развивается невротическая потребность в «безопасности». Они цепляются за любые отношения, даже не приносящие им радости, лишь для того, чтобы чувствовать себя в «безопасности», в результате чего с неизбежностью вновь сталкиваются с испытаниями, подобными тем, которые пере­живали в детстве. На языке психоанализа у них развивается «повторная компульсия» (лат. compello — принуждаю) — некон­тролируемый бессознательный процесс, при котором субъект сам ставит себя в затруднительное положение, забыв о том, что повторяет свой прежний опыт, более того — будучи совершенно убежден, что его поведение полностью обусловлено настоящим моментом.

Попробуйте выполнить следующее упражнение.

Упражнение

«Выявление бессознательных паттернов в отношениях»

Представьте людей (мужчин и женщин отдельно), которые вам больше всего нравились или которых вы больше всего любили в течение всей вашей жизни, исключая родителей. Если это вам поможет, можете войти в легкий транс...

Подумайте о нравящихся и не нравящихся вам качествах этих людей... Может быть, они в чем-то похожи на вас... или, наоборот, они полная ваша противоположность?..

Отметьте, что есть общего в них и что различается... Есть ли что-либо общее для всех женщин... и что-либо другое общее для всех мужчин?.. Может быть, вам нравятся люди определенного типа?..

Теперь отметьте нынешние привлекательные и непривлека­тельные черты своих родителей...

А какими они вам представлялись в детстве?..

Мысленно сравните, сопоставьте и противопоставьте характе­ристики и качества ваших родителей с характеристиками и каче­ствами любимых... друзей... партнеров... Значимых Других...

Люди, старающиеся привязать своих близких к себе из-за страха не «иметь» их в будущем, становятся зависимыми не только внешне, но и внутренне: их сознание уже не может «гулять само по себе», оно становится конформным, подчиня­ясь принципу «шаг вправо, шаг влево приравнивается к неудо­вольствию или даже потере Другого». Соответственно человек уже не может радоваться жизни прямо сейчас, так как он тратит время и силы, беспокоясь о том, что другой человек может умереть, бросить или разлюбить его... Прекрасный совет дал по этому поводу Сократ: «Помни, все человеческое непостоянно, тогда ты не будешь ни слишком радоваться счастливой судьбе, ни слишком печалиться из-за неудачи».

Часто те люди, которые не осознают свою потребность в «безопасности», виноваты в том, что стремятся контролировать ситуацию или Значимых Других, пытаясь предотвратить изме­нения в отношениях с ними. Мать, указывающая своему вось­милетнему сыну, что ему надевать (свитер, пальто, ботинки), опасаясь возможной простуды, пневмонии или смерти; муж, перебивающий свою жену на вечеринке, беспокоясь, что она скажет что-то не так и испортит хорошее впечатление; началь­ник, отказывающийся публично оценить вклад в дело своих служащих, боясь, что они уйдут от него, — все эти люди пытаются укрепить настоящее и обезопасить себя в будущем. Результат этого — контроль над Значимыми Другими и после-

дующее недовольство с их стороны. Эти попытки контроля достаточно очевидны, однако не для тех, кто их делает. Встре­чаются и более тонкие формы контроля. Например, женщина так регулирует свои отношения, что ее новый приятель и ее лучшая подруга никогда не встречаются у нее в гостях; муж «забывает» сказать своей жене, что они приглашены на вече­ринку; мать так стирает свитер своей дочери-подростка (кото­рый не нравится матери из-за того, что он «очень открытый»), что свитер «садится». У каждого из нас существуют свои попыт­ки контролировать ситуацию или других людей.

Но большинство людей чувствуют себя несчастными, потому что пытаются контролировать Значимых Других. Они испыты­вают тревогу, воображая те ужасы, которые могут случиться, если Другой будет делать не то, что им хочется. Они сердятся, если не могут добиться своего. В конечном итоге стремление контролировать Других — одно из самых лучших средств пому­чить самого себя.

Конечно, в отношениях с Другими горько быть в роли отвергаемого. (Наверное, это испытывали все.) Множество спо­собов контроля используется для того, чтобы спасти ситуацию или отсрочить неизбежное расставание. Но чаще всего они не работают, поскольку партнер остается пассивным, а порой даже проявляет некоторый мазохизм.

Существуют два крайних средства, из тех, что используются для контроля.

1. Болезнь. Вы можете рассуждать таким образом: «Если я заболею гепатитом, сломаю ногу или у меня начнется судорожный припадок, то он не посмеет меня бросить». Энергия следует за мыслью, и благодаря удивительной связи, существующей между разумом и телом, вы действительно можете заболеть, нанести себе травму... или как-то иначе причинить вред своему здоровью. Но будьте уверены, партнер все равно вас бросит. И что вы тогда будете делать?

2. Угроза самоубийством. Это самое недостойное средство контроля: «Если ты меня бросишь, я не смогу жить без тебя и покончу с собой». Тот, кто использует это средство, заслуживает быть брошенным. (А тот кто остается с тем, кто высказывает угрозы подобного рода, заслуживает того, чтобы его контроли­ровали.) По этому поводу Райнер Мария Рильке говорил: «Ко­гда-нибудь надо осознать, что даже между самыми близкими людьми существует бесконечность, и прекрасная жизнь двоих ' может продолжаться, если они сумеют в любви сохранить дистанцию между собой, которая дает каждому возможность видеть мигД другого человека во всей его необъятной полноте».

а один из Довременных лозунгов гласит: «Любить человека — это давать ему достаточно свободы для личностного роста».

В сештальт-терапии Ф. Перле описал шесть типов нару­шений контактной границы между Я и Значимым Другим (Ты).



Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии
psychotherapy -> Игровая семейная психотерапия отрывки из книги, готовящейся к выходу в издательстве "Питер"


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   41


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница