Психотерапия в особых состояниях сознания



Скачать 10.95 Mb.
страница26/41
Дата12.05.2016
Размер10.95 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   41
кукольных домиков.

нок пустой мандалы, приведенный в приложении 7, или просто начертить контуры мандалы на бумаге... или нарисовать в цвете, наподобие рекламных щитов... или с помощью компьютера сделать многомерное изображение...

Поместите свои изображения-образы в матрицу мандалы... форма, которую при этом примет ваша мандала, будет зависеть только от вашего воображения и от того, как вы захотите ис­пользовать готовый продукт своего творчества.

К одним людям озарение приходит непосредственно в про­цессе построения мандал... Для других более значимой оказы­вается последующая работа с мандалами...

Если вы хотите использовать мандалу как вспомогательное средство для медитации, помните, что визуализация всегда начинается с центра. Сосредоточьтесь на центральной точке и представьте себе, что главное божество (изображение сновид-ческого образа) увеличивается в размерах; потом вообразите, что от центральной фигуры отделяются другие божества. Когда сеанс медитации закончится, вся визуализированная вами кар­тина должна опять сжаться в одну центральную точку и как бы раствориться.

П. Гарфильд отмечает: «Мы должны помнить, что завершен­ная мандала — это всего лишь моментальный снимок одного из моментов нашего развития. Ее можно сравнить с фотогра­фией шестилетнего ребенка: фотография не меняется, тогда как ребенок продолжает расти и развиваться. Все новые и новые образы наших сновидений обретают форму и вновь растворя­ются в небытии: мы постоянно творим внутри себя постоянно меняющуюся мандалу... и сами путешествуем по ней. В этом и состоит наша связь с великим рисунком Вселенной» (1998).

В 1954 году психоаналитик Эрнст Крис ввел в психотерапев­тическую литературу понятие «личный миф», используя его для описания некоторых, ускользающих от наблюдения сторон человеческой личности, на которые психоаналитику следует обратить внимание, если он желает добиться долговременных изменений в поведении. В 1979 году Давид Файнштейн создал концепцию личной мифологии в качестве основного измерения личности, связанного как с устойчивыми мифами конкретной культуры, так и с внутренней психодинамикой человека.

Дик Маклистер рекомендовал использовать сновидения для обнаружения личного мифа человека, определяемого как «по­весть, которую мы рассказываем собственной жизнью, то, что пронизывает смыслом и связностью нашу повседневность» (1976). Первыми, кто начал широко применять концепцию личного мифа в групповой работе со сновидениями, были Монтегю Ульман и Нэн Циммерман (1985). Они указывали, что одна из функций сновидения — выявление и устранение утративших связь с реаль-

ностью личных мифов путем высвечивания стратегий самооб­мана, которые человек использует для того, чтобы избежать перехода к новым, более адекватным моделям поведения. Самы­ми распространенными сюжетами неадекватных личных мифов являются: личная неуязвимость («Я могу справиться со всем, что мир поставит на моем пути»); излишняя самозащита («Любо­знательность опасна, безопасность — в покорности»); боязнь неудачи («Едва ли я преуспею, не стоит даже и пытаться»). Уль­ман и Циммерман указывают, что «зазор между истинным и ложным, известным и неизвестным создает субъективную ткань наших сновидений. Некоторый аспект нас самих, который мы считали само собой разумеющимся, теперь подвергается крити­ческой оценке. Часть нашей личности, которую... мы считали неуязвимой и нерушимой, теперь оказывается негодной. Личный миф лопнул».

Личные мифологии состоят из постоянно меняющихся систем взаимодополняющих и противоречивых личных мифов — тех устойчивых комплексов мыслей, образов и чувств, что придают смысл прошлому, определяют настоящее и указывают направле­ние для будущего. Личный миф служит человеку для руководства, объяснения и сакрализации опыта аналогично тому, как культур­ные мифы когда-то обслуживали те же потребности первобытного и античного общества в целом1. Личная мифология включает в себя все взаимодействующие, порой — взаимоисключающие, мысли и чувства, которые человек питает по отношению к миру как осознанно, так и бессознательно. Эти мифы формируют характер действий, совершаемых людьми, равно как и манеру истолкования ими своего опыта. Миф работает, пока он дает эмоционально удовлетворительное отображение реальности. Он может оказать плохую услугу человеку (и целой культуре), если затушевывает существующие пробелы между чувствами и реаль­ностью (Д. Файнштейн, С. Криппнер, 1988).

Средства массовой информации то и дело напоминают лю­дям, что они окружены чрезвычайно талантливыми соплемен­никами, искушенными в тех сферах, о которых прочим смерт­ным мало что известно. При сравнении себя с подобными знаменитостями люди слишком легко склонны оставлять без внимания или преуменьшать собственные творческие возмож­ности. Человек может основательно знать ту область, в которой он является специалистом, но она уже могла перестать быть новой, необычной или вдохновляющей. Умения принимаются как нечто само собой разумеющееся, тогда как уникальные

1 Антрополог Барбара Тедлок (1991) обнаружила, что в разных культурных сообществах сновидения играют значительную роль в освоении нового эмоци-

способности остаются без внимания. Странствие героя или героини — общераспространенная тема культурных мифоло-р^й _ обходится стороной ради тех мифов, что подчеркивают благо привычного и пассивного существования.

Сновидения постоянно вдохновляют человека на свободное самовыражение, на вопиющие преувеличения, на терпимость к неоднозначности. Они нередко разрешают сновидящему совер­шать ошибки, отбрасывать старые обычаи и предаваться явно непрактичным, необдуманным, безответственным, глупым и грешным занятиям. Сновидения показывают всю нелепость ограничивающих творческое выражение барьеров. Им нет дела до мнения других людей и до тех традиционных способов, которыми они оценивают проекты. Поэтому использованный в сновидении подход к проблеме даже может открыть ранее упущенную стратегию, способную принести успех (С. Крипп­нер, Дж. Диллард, 1997).

Вообще взаимосвязь состояний сознания, относящихся к сновидениям и к творческому процессу, почти ни у кого из исследователей не вызывает никакого сомнения. Так, Монтагю Ульман (1965), психиатр, получивший международное призна­ние за работу со сновидениями, привел четыре довода в пользу того, почему любое сновидение имеет характер творческого процесса. Во-первых, все сновидения оригинальны. Во-вторых, в них соединяются разнородные элементы, тем самым создавая новые структуры. В-третьих, как и многие другие творческие акты, сновидения являются непроизвольным переживанием. И, наконец, в-четвертых, сновидения содержат символы и об­разы; способность человека производить их спонтанно демон­стрирует творческий потенциал сновидений.

Другое дело, что у слова «творчество» есть множество воз­можных значений. Для большинства людей творчество означает способность вызывать к жизни что-то новое. Для других оно — не способность, а психологический процесс, посредством кото­рого ранее неизвестные и полезные вещи обретают форму. Для третьих творчество не процесс, а результат. Поэтому определе­ния творчества охватывают широкий диапазон: от идеи о том, как проще справиться с той или иной задачей, до концепции творческого акта как полного осуществления и выражения всех Уникальных возможностей человека. Обобщая их, можно ска­зать, что имеются по крайней мере четыре аспекта, в которых сновидения пересекаются с творчеством: творческая ситуация, творящая личность, творческий процес и результат творчества.

И. Торренс (1962) дал определение творчества, которое, по-видимому, соответствует тому, что происходит в сновидени­ях. Он считает, что творчество — это процесс, в основе которого 1 восприимчимость к возможным проблемам, недостат-

кам, пробелам в знаниях, отсутствию необходимых составных частей и несоответствиям. Во время этого процесса выявляются проблемы, происходит поиск их решений, делаются догадки и ■ формулируются общие гипотезы относительно этих проблем. Гипотезы подвергаются многократной проверке, в них вносят необходимые изменения, вновь проверяют и, наконец, сообща­ют результаты.

Разнообразный опыт изобретателей, деятелей искусства и ученых наглядно показывает, какую роль сновидения могут играть в творческом процессе. Гарднер Мерфи (1958), замеча­тельный исследователь в области психологии личности, постро­ил одну из наиболее полезных для понимания творческого процесса моделей.

Первое: для того чтобы творческий процесс мог начаться, восприимчивый ум готовится к долгому погружению в специ­фическую среду, такую, как цвет, тон, движение, пространство, время, язык или общественные отношения. У сновидящих этот процесс происходит перед засыпанием, по мере того как они собирают относящийся к делу материал, более избирательно сосредоточиваются на проблеме и могут даже воспользоваться предваряющим засыпание внушением, чтобы вызвать во сне нужный сюжет.

Вторая фаза творческого процесса протекает в форме орга­низации в долговременной памяти своего рода «хранилищ», пополняемых за счет информации и переживаемого опыта, которые структурируются в виде паттернов, находящихся за пределами осознающего ума. Эти «хранилища» могут содержать в себе сочетания цветов, равно как и сочетания линий, которые изображают мир карандашом, пастелью и кистью. Они могут содержать паттерны пространственно-временных отношений, связанных с механикой и технологией. Это также могут быть и общественные взаимодействия, модели лидерства и организа­ции. Как и в случае банков данных, информация из этих живых «хранилищ» не может быть одновременно извлечена в полном объеме, и потому они организованы в находящиеся за предела­ми сознания системы, из которых люди могут черпать данные по мере необходимости. В творческих, разрешающих проблемы сновидениях эти данные вынашиваются, оставаясь подвижны­ми и легко адаптируемыми.

Третьей стадией творческого процесса согласно Мерфи яв­ляется озарение. Архимед пережил озарение, когда он выско­чил из ванны с криком: «Эврика!» («Нашел!»), обнаружив, что золото вытеснило меньше воды, чем равный по весу кусок серебра. Мерфи замечает, что озарение не обязательно проис­ходит бессознательно. К «хранилищам» опыта, которые он опи­сывает, можно обращаться и осознанно. Но когда озарение

случается в сновидении, ему, как правило, предшествует дли­тельный период погружения в какую-то конкретную проблему Или область деятельности.

Многим кажется, что инсайтом, или озарением, творчество и завершается. Однако не менее важна четвертая часть — проверка. Работает ли идея? Приводит ли она к большей продуктивности или эффективности? Дает ли она чувство удов­летворенности собой, своей деятельностью? Можно ли доход­чиво передать ее другим людям, чтобы и они могли наслаждать­ся ею? Использовать ее? Воспроизвести ее? Когда сновидения содействуют творческому акту, они не творят чудес сами по себе. Они могут облегчать две средние стадии творческого процесса, но они не подменяют собою таких абсолютно необ­ходимых, как тщательная подготовка и строгая проверка. Когда подготовка материала, его организация,, озарение и проверка используются в единой последовательности, то преимуществен­но логические, объективные и словесные построения первой и четвертой стадий уравновешиваются по большей части эмоци­ональными, субъективными и визуальными процессами второй и третьей стадий. Действуя согласованно, они увеличивают вероятность успешного разрешения личных и профессиональ­ных проблем.

Эдуард де Боно (1969), один из самых неутомимых исследо­вателей познавательной деятельности человека, определял по­нятие «проблема» как разницу между тем, что имеется, и тем, что желательно иметь. Согласно де Боно существуют три вида проблем: те, которые требуют проработки наличной информа­ции или увеличения ее объема; те, которые решаются путем преобразования структур, в которые организована информация, и те, где отвергается само существование проблемы.

Дс Боно замечает, что к решению проблем первого типа можно подойти с помощью логического мышления и/или сбора большего количества информации. Логическое, или «верти­кальное», мышление ограничено, поскольку ему нелегко дается порождение новых идей. Два других типа проблем требуют «обходного» (или веерного) способа мышления — скорее, об­новления методов использования уже имеющейся информации, нежели сбора все новых и новых данных. «Обходное» мышление реорганизует доступную информацию таким образом, что она образует новый и более действенный паттерн. Подобная реор­ганизация дает тот же результат, что и интуитивное прозрение.

«Вертикальное» мышление предполагает выбор одного из Двух возможных способов подхода к проблеме. При «обходном», или веерном, мышлении порождается как можно больше вари­антов. Мысля «вертикально», движутся только тогда, когда /Шествует напоавление. В «обходном» мышлении движутся для

того, чтобы это направление обрести; человек может не знать, чего он ищет, до тех пор, пока он этого не обнаружит. Творче­ское решение проблем в сновидениях могло бы быть примером «обходного» мышления.

Как бы там ни было, ведущий специалист в области нейро­физиологии сновидений Хобсон утверждает: «Поскольку сно­видения — явление универсальное, они служат доказательством и универсальности художественного переживания. Мы все в наших сновидениях становимся писателями, художниками, ки­норежиссерами, соединяя необычные сочетания персонажей, событий и мест, где происходят события, в вязь причудливого переживания... Поэтому я резко возражаю против утверждений о том, что художественные переживания во сне и наяву в своей основе патологичны и являются невротической защитой и бег­ством от действительности» (1988).

Одну из первых попыток изучения сновидений в контексте творческого подхода к решению проблем предпринял М. Е. Майе (1968), который разослал специальные анкеты восьмидесяти ма­тематикам и получил от них ответы. Четверо опрошенных мате­матиков непосредственно изложили сновидения, приведшие их к решению математических проблем, восемь отметили, что пра­вильный вариант решения иногда начинался со сновидения. Пятнадцать человек сообщали, что иногда они просыпались с полным или частичным решением задачи, даже если и не помнили сновидений на соответствующую тему. Еще двадцать два матема­тика заявляли, что осознают важность математической интуиции, хотя сами они не могли припомнить специфических сновидений, относящихся к их проблемам.

Роберт Дейв (1979) попытался определить, могут ли снови­дения содействовать решению творческих проблем, собрав для эксперимента группу из двадцати четырех человек, оказавшихся в тот период времени в тупиковой творческой ситуации. Одну группу из восьми испытуемых подвергали гипнозу, вызывали у них «гипнотические сновидения» и внушали им, что ночью они увидят сон, в котором будет содержаться решение их задачи. Участникам другой группы из восьми человек давали инструк­ции по решению их проблем с помощью рационально-позна­вательных упражнений мысли. Восемь оставшихся участников просто опрашивали относительно того, что представляют собой их проблемы, они служили в качестве контрольной группы.

Дейв отметил достижение успеха у шести из восьми участ­ников группы «гипнотических сновидений», у одного участника «рационально-познавательной» группы и ни одного случая ус­пеха в «группе опроса».

Майкл В. Барриос и Джером Л. Сингер (1982) опросили со­рок восемь испытуемых-добровольцев об их творческих затруд-

нениях, длившихся у большинства, как выяснилось, в течение трех и более месяцев. В перечень проблем входили, в частности, завершение литературных или живописных произведений, реа­лизация профессиональных или образовательных проектов, ре­шение научных или технических задач. Участники эксперимен­та прошли тестирование, а затем были разделены на четыре группы по двенадцать человек. Для каждой из групп случайным образом выбирался один из четырех вариантов условий экспе­римента.

Испытуемым из группы «активного воображения» предлага­лось десять предварительных упражнений, а затем они после­довательно создавали три воображаемых сюжета, имеющих от­ношение к их творческой деятельности. Испытуемые из группы «гипнотических сновидений» вводились в гипнотическое состо­яние, а затем последовательно продуцировали три гипнотиче­ских сновидения, касавшихся их творческих проблем. Испытуе­мые из группы «рационального обсуждения» проходили весьма концентрированную логическую коллективную проверку их творческих проектов. В течение этого обсуждения полностью исключались любые отвлекающие и не относящиеся к постав­ленной задаче мысли. Испытуемых «контрольной группы» про­сто косвенным образом поощряли к обсуждению их творческих планов.

Результаты эксперимента показали, что состояния «активного воображения» и «гипнотического сновидения» более.всего спо­собствуют снятию блокировки с творческого процесса. Когда были изучены данные психологического тестирования, то выяс­нилось, что люди, умеющие управлять своим вниманием и обла­дающие низким уровнем негативных грез (включающих фантазии вины и враждебности), оказались более других участников спо­собны продемонстрировать положительные сдвиги. Например, находившаяся в группе «гипнотического сновидения» писатель­ница уже публиковала поэзию и документальную прозу, но испы­тывала трудности с написанием беллетристики. Однако после каждого последующего гипнотического сновидения сюжет и диа­логи в ее предполагаемой новелле становились все более совер­шенными; начали проявляться изначально полностью отсутство­вавшие элементы конфликта между персонажами, что наделило сюжет произведения живой плотью. Впоследствии писательница выражала большое удовлетворение написанной вещью.

Таким образом, и сновидения, и личные мифы имеют ис­точником своего развития творческие способности человека. (Д. Файнштейн, 1986). При этом сновидения играют активную роль в постоянно идущем пересмотре личной мифологии чело­века. Хотя они, возможно, предназначены для выполнения Многих физиологических и психологических функций, одна из

них привлекает к себе наибольшее внимание при работе с личными мифами, а именно — роль сновидений в синтезе , существующей мифологической структуры сновидящего с дан­ными его жизненного опыта. Ульман (1979) замечает: «Наши сновидения служат нам своего рода корректирующими линза­ми, которые, если научиться правильно ими пользоваться, дают нам возможность видеть самих себя и мир вокруг нас более точно и с меньшими искажениями».

Нередко конфликт в личной мифологии воздействует на поведение, мысли и чувства человека, и в его развитии стано­вится явным кризис мифа. Этот кризис, как правило, происхо­дит, когда преобладающий миф становится столь устаревшим или почему-либо еще неадекватным, что психика порождает контрмиф для того, чтобы по-другому упорядочить восприятия и реакции. Этот процесс долгие годы наблюдался специалиста­ми по возрастной психологии и психологии творчества, хотя они использовали для его описания разную терминологию (С. Криппнер, 1994). Когда это случается, психика оказывается в конфликте: каждый миф становится отдельной психологиче­ской сущностью, которая стремится подчинить себе ситуацию, воспринимая и реагируя на свой собственный лад. Обычно этот конфликт между мифом и контрмифом проходит неосознанно. Контрмиф может выкристаллизовываться, развиваясь внутри познавательной системы человека, и всплывает как реакция на ограничения старого мифа. Контрмиф бросает вызов старому мифу, оба они вовлекаются в диалектический процесс, где старый миф представляет собой тезис, а контрмиф — антитезис. Интеграция тезиса и антитезиса называется синтезом1.

С. Криппнер и Дж. Диллард (1997) выделяют девять различ­ных способов, которыми сновидения обращаются со старыми мифами и контрмифами.

Три из девяти являются попытками с помощью сновидения укрепить старый самоограничивающий миф — особенно в тех случаях, когда он испытывается на прочность.

Во-первых, такие сновидения могут подчеркивать прошлый опыт, который укрепляет старый миф. Например, человеку

1 А. Маслоу (1976) обращал внимание на то, что отличительной чертой творческих людей, которых рн изучал, была их способность разрешать проти­вореча. «Великий художник может сочетать кричащие цвета, сталкивать бо­рющиеся между собой формы, диссонансы любого рода, сводя все это в гармоническое единство. В сущности, то же делает и великий ученый-теоретик, когда сводит вместёнепонятные и несовместимые факты в стройную теорию. Это справедливо и для великого государственного мужа, и для великого врача, великого философа, великого родителя, великого изобретателя. Все они — интеграторы, способные сводить разрозненные и даже противоречивые эле­менты в единое целое». Тот же самый процесс характеризует и твор''сски''

™ытч-1 nmrv ппптПнпгтпятих ЯИЧНЫХ МИ<Ъон_

говорится во сне: «Ты — неудачник, всегда им был и будешь, хоть тебя и повысили в должности».

Второй способ заключается в том, что сновидение может пытаться втиснуть вновь полученный опыт в рамки старого мифа. Например, задержавшаяся в гостях девочка-подросток видит во сне, что ее бранят родители (старым мифом предпо­лагается, что она вполне это заслужила), хотя в реальной жизни се родители никогда себя так не вели.

- Третий способ предполагает, что сновидение предсказывает будущее согласно прописям старого мифа, зачастую — с оттен­ком неумолимости судьбы. Так, молодой человек, собирающий­ся покинуть дом подавляющих его родителей, видит сон о самом себе десять лет спустя, по-прежнему живущем в родительском доме. Многие люди неверно истолковывают подобные снови­дения, считая их подтверждением старых мифов, хотя они всего-навсего выражают их наличие, а часто даже окарикатури­вают их.

С другой стороны, существуют три способа, которыми снови­дения укрепляют выросший из слабостей старого мифа контрмиф.

Во-первых, сновидение может вновь проработать старый опыт и истолковать его менее самоограничивающим и более позитивным образом, создающим альтернативу прежнему вос­приятию реальности. Например, молодой человек, проработав­ший несколько лет у недалекого и придирчивого руководителя, видит сон о том, что он использует ситуацию наилучшим образом, узнавая на практике, на что он способен, прежде чем поменять работу.

Во-вторых, сновидение может приспособить старый миф к новому опыту, установив тесную связь мифа с контрмифом. Например, только что окончивший вуз специалист может быть разочарован тем, что свою первую практику он получит, по всей видимости, в маленькой сельской больнице. Во сне он видит, сколь многому сможет научиться, работая в «полевых условиях».

В-третьих, сновидение может дать представления о будущих возможностях, придавая им качество исполнения желаний. Например, ребенок, только что попавший в новую школу, может видеть во сне те интересные (или пугающие) возможнос­ти, которые ему сулит жизнь с новым классом.

И, наконец, существуют три способа, которыми сновидение может облегчить интеграцию двух мифов. По мере того как текущий опыт сводит их вместе, делая более совместимыми, существенные элементы обоих мифов начинают интегрировать­ся. Их объединяют силы, борющиеся с диссонансом.

Во-первых, сновидение может высвечивать переживания прощлого, где был явный конфликт между мифами, показывая, каким образом оба мифа могли бы быть интегрированы в то

время. Например: пациенту, работающему над разрешением новых проблем, помогает сон, в котором он видит психотера­певтический сеанс, разрешивший некогда в прошлом подобные 1 трудности.

Во-вторых, сновидение может высвечивать конфликт, по мере того как он возникает в текущих переживаниях, и пока­зывать пути его разрешения. Так, пациенту снится ссора с партнером и способы ее разрешения; внутренний голос советует ему попытаться применить один из них.

В-третьих, сновидение может предвещать разрешение кон­фликта. Например, женщина, обеспокоенная тем, что ее дети вот-вот покинут родительский дом, видит во сне, как она использует свободное время, как только они переезжают от нее.

Эмоциональная окраска и телесные ощущения зачастую дают сновидящему ключ к пониманию смысла того или иного сновидения. Внушенные старым мифом сновидения обычно ощущаются как пессимистические и безнадежные, они будто бы высасывают энергию и жизненные силы. Контрмиф ощуща­ется как нечто обнадеживающее, оптимистическое и воодушев­ляющее. Сновидения, связанные с интеграцией или синтезом, обычно дают чувство спокойствия, приятия и уверенности. Разумеется, эмоции и ощущения во сне зависят от мыслей и чувств сновидящего.

Нередко сегодняшний синтез уже назавтра может стать старым мифом, верованием, темой или сценарием, постепенно теряющими пригодность по мере того, как человек продолжает развивать свои скрытые возможности. Сновидения способны обеспечить человеку доступ к процессу его текущего развития, позволяя ему творчески использовать каждый шаг на пути самопознания.

Как только обучишься на этом основании истолковывать сновидения, можно быстро определить наличие любого из девяти возможных вариантов1. Бывает, что не появляется ни один из них, а иногда в сновидении присутствует сразу несколь­ко вариантов. Кстати, эта система наглядно показывает пользу работы с сериями сновидений, поскольку борьба между старым мифом и контрмифом по времени продолжается дольше, чем один сон.
1 Эта система отчасти соприкасается с другими теориями сновидений. Так, с точки зрения адлерианцев, можно было бы сказать, что контрмиф — это попытка психики разрешить трудности, возникшие вокруг дилемм, созданных старым мифом. Фрейдовский тезис об «исполнении желаний» сходен с контр-ХЯфом в той же мере, что и компенсаторные сновидения Юнга, в которых якобы проявляют себя недоразвившиеся стороны психики. Воззрения геш-тальт-психологов на элементы сновидения как на конфликтующие структуры психики сосредоточиваются именно на аспекте конфликта.

Однако нельзя утверждать, что абсолютно все сновидения вращаются вокруг личной мифологии. Оснований для этого не больше, чем для заявлений, будто сексуальные сны клиентов психоаналитиков доказывают справедливость теории Фрейда, а компенсаторные сны клиентов Юнга — положения его теории. М Ульман (1978) предполагает, что все теории сновидений в своей основе являются метафорами бодрствующего сознания, служащими для выражения в сжатой форме того, как психоте­рапевт предпочитает воспринимать и понимать трудности своих клиентов. Если метафорические конструкции терапевта хорошо сочетаются с метафорическими образами в сновидениях его пациента, между ними возникает чувство взаимопонимания.

Разумеется, Ульман считает, что профессиональная помощь необходима в тех случаях, когда самообманы, выражающиеся в личных мифах сновидца, столь навязчивы, что человек не способен понять того, что видит во сне. Но человек, знакомый со своими внутренними процессами, может воспринимать лич­ные мифы, проявляющиеся в сновидениях, как неисследован­ную часть своей психики, побуждающую к развитию. Личные мифы подчеркивают достоинства и возможности человека, ре­алистически подходя к имеющимся у него недостаткам. Они могут разрешать полярные противоречия и способствуют раз­витию здорового диалектического процесса, приводящего сно­видца к более высоким уровням синтеза.

Если увиденный вами ночью сон оставил от себя ощущение огромной важности или значимости, попробуйте проделать следующее упражнение.

Упражнение «Воспоминание сновидения»

Сидя в одиночестве где-нибудь в общественном месте в Период наибольшего затишья в ваших повседневных делах, наблюдайте за собой и за окружающими.

При желании (если это будет уместно) можете войти в легкое особое состояние сознания.

Наблюдайте за другими людьми вокруг вас и повторяйте про себя: «Все люди видят сны».

Обдумывайте смысл этой фразы и пытайтесь представить себе, что именно окружающие вас люди могли увидеть в своих снах прошлой ночью.

А теперь задайте себе вопрос: «А что я видел (-а) во сне прошлой ночью?..»

Можно также вступить в разговор с «отсутствующим» сном.

Упражнение «Диалог с отсутствующим сном»

Войдите б особое состояние сознания.

Обратитесь к исчезнувшему сну. Скажите ему, что вы думае­те по поводу того, что не можете его вспомнить. Скажите ему, чего вы от него хотите.

Побудьте в роли сна. Возможно, вам захочется оправдаться, обвинить спящего, сказать ему, что он сам не хочет помнить сон, и пр.

Смените несколько раз роли.

В этом случае существует еще одно упражнение, которое лучше всего проводить в группах.

Упражнение «Придумывание сна»

Войдите в особое состояние сознания.

Придумайте сон, который мог быть у каждого из присутст­вующих.

Поработайте над каждым из этих «снов», как будто этот «сон» на самом деле приснился.

В принципе, можно научиться не только запоминать сны, но и вызывать их «по заказу». Если, положим, вам не удалось разгадать смысл какого-то сна, то вы можете обратиться к Источнику Снов (на самом деле это условное имя — вы вольны назвать его как-то иначе), чтобы он послал вам другой сон, объясняющий первый. В этом случае, так же как и при запоми­нании сновидения, нужно перед сном дать себе установку.

Упражнение «Заказ сновидения»

Войдите в особое состояние сознания.

Скажите себе: «Мой сегодняшний сон объяснит мне значе­ние вчерашнего. Как только я проснусь, я сразу же запишу его».

Вы также можете попросить у Источника Снов, чтобы он повторно послал вам какой-то важный или приятный сон. Кроме того, к Источнику Снов можно обращаться и с просьбой дать ответ на определенный вопрос или помочь принять какое-то решение. Необходимо учитывать, что Источник Снов —

очень.творческая натура. Идеи многих изобретений и художе­ственных произведений возникли именно во сне1.

Мы думаем, ни у кого не вызовет сомнения важность работы с такой распространенной проблемой, как «кошмарные» сно­видения. Иногда они вызываются враждой между различными субличностями человека. Если удается обнаружить такой кон­фликт и отыскать пути примирения и удовлетворения потреб­ностей противоборствующих сторон, то происходит огромное высвобождение заблокированной до этого энергии2.

Как советует известный психотерапевт американка Дж. Рек-ну-отер (1992), если вам снится кошмар и вы каким-то образом осо­знаете, что это лишь сон, обязательно продлите его действие... Не говорите себе: «Это всего лишь сон»... Не просыпайтесь... Посмот­рите прямо в лицо опасности...Не убегайте... Если ваш противник увидит вас исполненным силы и стойкости, он может отступить и превратиться в «бумажного тигра»... А может, вам придется вступить с ним в смертельную схватку... И если такое случится, знайте, что вы можете призвать себе на помощь друзей или сказочную крестную мать (в конце концов, во сне возможно все)... Еще лучше, если вы сумеете обратить врага в своего союзника... Очень важно, чтобы вы остались целым и невредимым... Из опыта такой борьбы, на которую вы пошли, зная, что реально вам ничего не угрожает, можно извлечь очень ценные уроки3.

Для этого нам бы хотелось порекомендовать систему отно­шений к сновидениям, выработанную у индейцев племени сенои (Малайзия).

Это племя активно изучалось в ЗО-х годах К. Стьюартом и X. Д. Нуном; они выявили, что для синоев была характерна

1 Августу Кекуле во сне пришла идея представить формулу бензола в виде , Кольца («змеи, кусающей саму себя за хвост»), что положило начало химии Красителей и фармацевтических соединений. Д. И. Менделеев открыл таким образом свою периодическую систему элементов. Огто Леви получил Нобелев­скую премию за открытие механизма, с помощью которого нервная система регулирует сердечные сокращения, — оно было результатом двойного сна. «Божественная комедия* Данте, вторая часть «Фауста» Гете, «Кубла хан» Колриджа были навеяны снами. Есть достоверные доказательства, что именно Под влиянием снов творили В. А. Моцарт, Р. Шуман, Р. Вагнер, Л. Н. Толстой, Э. По, К. Сеп-Саис, В. Ван Гог, Г. Гейне, Вольтер.

2 Отметим одно из неприятных последствий приема барбитуратов в каче­стве снотворного (и привыкания к ним): когда человек вдруг отказывается от них, возникает эффект «маятника быстрого сна», другими словами, резко Увеличивается количество кошмарных сновидений в течение ночи. Чтобы подобного не происходило, нужно сокращать прием снотворного постепенно (примерно на одну терапевтическую дозу за семь-десять дней), стремясь пол­ностью избавиться от таблеток и вызываемых ими вторичных нарушений сна.

3 Дж. Кришнамурти писал: «Мы нуждаемся в энергии не только для того, чтобы совершить тотальную революцию в самих себе, но и для того, чтобы исследовать, видеть, действовать».

жизненная философия сотрудничества, у них не было душев­нобольных, и огромное внимание они уделяли снам. Каждый день за завтраком взрослые поощряли детей рассказывать о своих снах. Затем детям давали советы, как вести себя в снови­дениях на следующую ночь.

Основные правила синоев, касающиеся контроля над сно­видениями, гласят:

1) в сновидении всегда необходимо противостоять опасности;

2) обязательно нужно настраиваться на приятные ощущения;

3) всегда следует добиваться позитивного и творческого ре­зультата.

Синои выделяют пять видов взаимодействий в сновидениях и соответственно правил поведения.

Агрессивные взаимодействия

1. Если вы являетесь жертвой, вам следует стать «ответно агрессивным»: атаковать своего врага в сновидении, если необ­ходимо, сражаться насмерть, призывать на помощь друзей (а пока они не прибудут, бороться самостоятельно).,

2. Любой образ сновидения, который агрессивен по отноше­нию к вам или просто отказывает в помощи, должен считаться врагом.

3. Персонажи, которые объявляют себя друзьями, но затем ата­куют вас или не хотят помогать, лишь маскируются под таковых.

4. Враги в сновидениях живут до тех пор, пока вы их боитесь.

5. Если образ сновидения аморфен, вы можете двигаться по направлению к нему.

6. Если в сновидении образ друга агрессивен, то сообщите об этом другу, когда проснетесь, чтобы он мог исправить положение.

7. Если вы сами были агрессивны или не хотели помочь другу в сновидении, то после пробуждения проявите свое расположе­ние к нему.

8. Если в сновидении знакомый вам человек подвергается опасности, то после пробуждения предостерегите его (в следу­ющих снах убейте агрессора, прежде чем у того появится возможность атаковать).

9. Правильные конкретные действия в сновидении позитив­но отражаются в реальной жизни.

Подарки


1. Если вы победили врага в сновидении, потребуйте от него подарок, который может быть изобретением, решением пробле­мы или произведением искусства (стихотворением, какой-то историей, песней, рисунком и т. п.).

2. Торгуйтесь, если это необходимо, чтобы получить подарок.

3. Ценность подарка будет такой, какую вы ему придадите после пробуждения.

Сексуальные контакты

1. Если вы ощущаете приятный сексуальный контакт, про­длите и усильте его.

2. Если во сне происходит половой акт, доведите его до оргазма.

3. Не бойтесь того, что может показаться неприличной или извращенной любовью, так как это часть вашего Эго, которое нуждается в воссоединении.

4. Попросите подарок у своего любовника в сновидении.

Полеты или падения

1. Если вы падаете, заставьте себя продолжать спать, рас­слабьтесь и приземляйтесь.

2. В следующих снах постарайтесь больше летать, чем падать.

3. Если вы летаете в сновидении, попробуйте продлить это состояние, более полно переживая приятные ощущения.

4. Независимо от того, летите вы или падаете, постарайтесь прибыть в какое-нибудь интересное место.

5. Ищите и запоминайте прекрасное или полезное в этом месте.

Дружба

1. Если образы сновидения дружественны вам, примите их помощь.



2. Выразите признательность за их дружественность.

3. Попросите у них подарок.

4. Используйте подарок и делитесь с окружающими тем, что вам подарено.

5. Попросите наиболее дружественный образ стать вашим

Хранителем.

6. Если вам снится еда, поделитесь ею с дружественным пер­сонажем сна.

В ситуации, когда сновидения пациента бедны, его можно научить видеть сны в трансе или во время нормального сна (с помощью постгипнотического внушения). Этой цели служит Методика внушенных лечебных сновидений по К. И. Платонову ('930). Содержание внушенного сновидения отвечает содер­жанию патогенетических факторов, способствуя образованию

у пациентов новых, положительных установок1. Так, например содержание внушенных сновидений, применяемых при алкого­лизме для воздействия на остаточные явления влечения к ал-' коголю, противоположно алкогольным сновидениям (Г. В. Зе-невич, С. С. Либих, 1965). Больным с фобиями внушаются сновидения, в которых они видят себя легко и свободно выпол­няющими действия, которые в клинической картине связаны у них со страхами.

Понятно, что посредством внушения содержание сна можно связать с теми или иными общими или частными проблемами. Если желаемого удается добиться хотя бы однажды, обычно оказывается, что пациент обретает способность видеть сны и вне особого состояния сознания. Особые состояния сознания можно использовать также для воспроизведения забытых эле­ментов сна, выяснения деформаций, цель которых состоит в сокрытии значения сна («вторичная обработка»), и для того, чтобы облегчить папиенту постижение (через значение снов) его отношения к другим людям и компонентам его повседнев­ного бытия.

Особые состояния сознания могут спонтанно актуализиро­вать те сны, которые оказались забытыми, поэтому он показан пациентам, которые не могут запомнить свои сны. Сновидения в особом состоянии сознания бывают спонтанными и отражают неосознаваемые установки, воспоминания, чувства и конфлик­ты. Они могут раскрыть пациенту значение пережитого в тран-совом состоянии, а также деформацию его отношения к пси­хотерапевту, обусловленную тем, что он путает последнего с авторитетными лицами из собственного прошлого.

Со сновидениями возможна и групповая работа. Так, М. Уль­ман (1996), считая главным компонентом работы со сновидения­ми образование терапевтического социального поля, предлага­ет следующую методику обсуждения сновидений в малых группах.

Первая стадия — один доброволец обсуждает сон, представ­ляя насколько возможно полный отчет о сновидении, как оно вспоминается, без ухода в ассоциации и без интерпретативных комментариев. Следует подчеркнуть, что решение обсуждать сон — свободный выбор сновидца. Никто не препятствует обсуждению сна, не ограничивает время, какое оно займет. Единственное препятствие, которое может возникать, состоит в обычных проявлениях динамики во время работы в группе.



1 Аналогичные методы существовали и в прошлом: так, более тысячи лет назад буддийские священники шептали на ухо спящим монахам религиозные тексты, которые те были не способны усвоить наяву. В Эфиопии сыщики в состоянии сна успешно осваивали подробное описание примет преступников. В 1922 году в США успешно предпринимались попытки обучения во сне тслешаФному kojiv.

Вторая стадия — это упражнение или игра, где каждый делает сон своим собственным. Члены группы обсуждают друг с другом нюансы чувств и настроений, возникающие фантазии и, таким образом, вдыхают метафорическую жизнь в сон, предлагая из своего собственного опыта и воображения идеи о том, как воображение может быть связано с возможным жизненным' опытом. Они говорят о сне в первом лице, адресуются друг к другу, а не к сновидцу, и все, что происходит, рассматривается как их собственные проекции. Проецируя мысли и чувства на образы, они создают резервуар возможностей в надежде, что некоторые из них могут иметь значение для сновидца. Сновидец не участвует активно, но его психика совершенно свободна принимать и отвергать все, что приходит от группы.

В конце этой стадии сон возвращается к сновидцу, которого затем приглашают отреагировать. Сновидец волен высказывать свой ответ любым способом, какой выберет, и обсудить его на самом комфортном уровне самораскрытия. В этот период сно­видец все время отвечает за расстановку границ.

К этому времени он обычно начинает двигаться дальше в сон. Если сновидец хочет продолжать, возникает диалог, при этом члены группы просят его извлечь как можно больше ассоциаций, связанных с образами сна. Вопросы только помо­гают сновидцу исследовать свою психику, поэтому он волен отвечать или не отвечать на них. Первая задача вопросов — дать возможность реконструировать и исследовать эмоции, которые переживал сновидец ночью во сне.

Затем сновидец зачитывает сон, одну сцену за другой. Он имеет теперь первоначальную информацию, собранную, когда сон был первый раз возвращен, плюс дополнительную инфор­мацию относительно текущего жизненного контекста, который члены группы использовали на первой стадии диалога. При большей контекстуальной ясности сновидец теперь может по­строить дальнейшие смычки между сновидным воображением и недавними эмоциональными остатками. Цель игры со сном, таким образом, — контекстуализировать сон дальше до степени, когда сновидец осознает те аспекты своего жизненного опыта и личности, которые скрыты за визуальными метафорами, развившимися во сне.

Конечная стадия наступает тогда, когда члены группы сво­бодно предлагают «оркестрирующие» проекции сновидцу. Если кто-то в группе видит связь между образами сна и информа­цией, сообщаемой сновидцем, а связь еще не увидена самим сновидцем, он может ее предложить. Она будет оставаться проекцией, пока не подтвердится сновидцем.

Во время всей работы члены группы ориентируются на Удовлетворение двух основных потребностей сновидца: потреб-

ности в чувстве безопасности и потребности открыть, «что сон говорит такое, что было бы трудно открыть самому». Общая цель заключается в том, чтобы помочь сновидцу получить всю подходящую информацию и таким образом создать возмож­ность, чтобы такая связь возникла сама. Во всех отношениях группа функционирует как катализатор в попытках помочь сновидцу извлечь наружу то, что скрыто в его воображении. Реальность, схватываемая во сне, привносится в режим бодрст­вования через социальный процесс, который предлагает под­держку и стимулирует сновидца. По мнению М. Ульмана, это ведет к значительной и полезной перерегулировке самовоспри­ятия сновидца.

Как видно, еще одним способом работы с бессознательным в особых состояниях сознания является активное воображение (Active Imagination).


Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии
psychotherapy -> Игровая семейная психотерапия отрывки из книги, готовящейся к выходу в издательстве "Питер"


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   41


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница