Психотерапия в особых состояниях сознания



Скачать 10.95 Mb.
страница27/41
Дата12.05.2016
Размер10.95 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   41
ГЛАВА 11 Активное воображение

Воображаемое намного более реальней, чем сама действительность.



Р. Виктюк

У всех влюбленных, как у сумасшедших,

Кипят мозги: воображенье их

Всегда сильней холодного рассудка.

Безумные, любовники, поэты —

Все из фантазий созданы одних.



У. Шекспир

Как и другие методы, ориентированные на работу с особыми состояниями сознания, техники активного воображения направ­лены на осознание и восприятие глубинных аспектов психики и ассимиляцию (интеграцию) ее разрозненных комплексов, то есть на выведение на сознательный уровень «отколовшихся» энерге­тических систем, чья автономия угрожает единству психики и ее целостному функционированию.

Как и анализ сновидений, активное воображение помогает личности осознать некоторые ее ранее не дифференцированные аспекты. Как мы уже отмечали, содержание этих комплексов, берущее начало в коллективном бессознательном, оказывает по­стоянное воздействие на нашу душевную жизнь, что проявляется в форме неожиданных аффектов и настроений, чрезмерных эмо­циональных реакций, интуитивных догадок и предчувствий.

В отличие от образов сновидения, фантазии появляются в сознании бодрствующего человека, и это позволяет устанавливать с ними связь, не теряя одновременно ориентации во внешнем мире. Фантазии располагаются как бы «напересечении» реального внешнего мира и внутренней психической реальности. С архети­пами последней и можно установить контакт посредством актив­ного воображения, тем самым сохранив контроль сознания над Душевными переживаниями, индуцируемыми комплексами.

Метод активного воображения был «открыт» К. Г. Юнгом в Период его душевного кризиса 1913—1914 годов: «Для того, чтобы удержать фантазии, я часто воображал некий спуск. Однажды я даже попытался дойти до самого низа. В первый раз я будто бы спустился метров на триста, но уже в следующий раз я оказался на какой-то космической глубине. Это было как путешествие на Луну или погружение в пропасть. Сначала Возник образ кратера, и у меня появилось чувство, будто я —

в стране мертвых. У подножия скалы я различил две фигуры седобородого старика и прекрасную юную девушку. Я осмелил­ся приблизиться к ним — так, словно они были реальными людьми, и стал прислушиваться к их разговору...

Эти и другие образы моих фантазий принесли с собою осознание того, что, возникающие в моей психике, они созданы не мною, но являются сами по себе и живут своею собственной жизнью. Они представляли некую силу, которая не была — я. Я вел с ними воображаемые беседы, и они говорили вещи, которые мне бы не пришли в голову. Я отдавал себе отчет в том, что это говорят они, а не я. Они объяснили мне, что я не должен относиться к своим мыслям так, как будто я порождаю их... Именно они научили меня относиться к своей психике объек­тивно, как к некоей реальности».

Такие представления являются весьма древними: как мы помним из исторического обзора, в различные эпохи автоном­ные комплексы проецировались на всевозможные природные и сверхъестественные существа. Малодифференцированная пси­хика первобытного человека, чтобы сохранить свое равновесие, инстинктивно выносила вовне бессознательные комплексы и та­ким образом дистанцировалась от них.

Персонификация собственных бессознательных содержаний позволяет заключить душевный образ в рамки конкретного объекта или явления. Давая ему имя, мы амплифицируем, обогащаем и дополняем разрозненные аспекты эмоционально-чувственных комплексов. Облачив их в знаково-символическую форму, мы легче удерживаем в сознании все многообразие, тонкость и сложность проявлений бессознательного.

Для дальнейшего проникновения в суть бессознательных со­держаний необходимо дать возможность персонифицированной сущности проявить себя, а точнее, не мешать бессознательному высказываться искренне и спонтанно. Поэтому в технике актив­ного воображения необходимо, сохраняя сознательный контроль над самим процессом,' свести к минимуму цензуру сознания над активностью бессознательных содержаний. Это касается в пер­вую очередь нравственных и моральных установок и норм, влия­ние которых способно заглушить и исказить голос бессознатель­ного. Необходимо помнить, что основными ценностями процесса активного воображения являются импульсивность, своеобразие, свобода выражения и безоценочность, а не социальная жела­тельность, приемлемость или соответствие этическим стандартам. Информация из бессознательного может прийти в виде внутренних ощущений, зрительных образов, спонтанных дви­жений, мелодии или голоса. Подходящими формами работы являются рисование, лепка, свободные описания, сочинение рассказов или стихотворений. Главная задача — попытаться как

можно лучше понять смысл того, что выражает бессознательная психика, безотносительно к оценке художественного или иного совершенства получаемых результатов.

Описывая такой процесс, К. Г. Юнг замечает: %Вы начинаете с любого образа... Созерцаете его и внимательно наблюдаете, как. разворачивается или изменяется сама картинка. Не пытайтесь превратить ее в нечто, ничего не делайте, а просто наблюдайте, каковы ее спонтанные изменения. Любая ментальная картина, созерцаемая вами таким образом, будет рано или поздно изме­няться путем спонтанных ассоциаций, которые и приведут к легкому изменению самой картины. Вы должны тщательно избе­гать нетерпеливого перепрыгивания от одного предмета к другому. Задержитесь на одном выбранном вами образе и ждите до тех пор, пока он сам не изменится. Отметьте все эти изменения и в конечном итоге войдите в картину сами, и если это говорящая фигура, то скажите то, что вы хотите сказать этой фигуре, и слу­шайте затем, что скажет в ответ эта фигура».

Уже известный нам ученик К. Г. Юнга Р. А. Джонсон предла­гает четырехфазовый подход к процессу активного воображения, аналогичный технике работы со снами. Это постепенный, поэтап­ный путь в архетипический мир внутренних образов.

Первая фаза — состояние отрешенности или опустошения Эго. Необходимо «очистить» сознание от всех мыслей, образов и чувств, которые порождены внешними условиями. В удобном ме­сте, где никто не помешает вам и не станет вас отвлекать, находясь в максимально комфортной позе, забудьте о всех актуальных проблемах, событиях и освободитесь от рациональной мыслитель­ной деятельности. При этом ощущения и мысли, пребывающие в бессознательном, недифференцированном состоянии, получают возможность оформиться в образы-персонификации.

Вторая фаза — приглашение бессознательного — заключается в проникновении фигур бессознательного в сферу Эго. Воображая любые пейзажи, картины или сюжеты, вы можете инициировать этот процесс. Не нужно делать никаких специальных усилий — достаточно позволить спонтанному образу «вплыть» в сознание и вступить с ним в доброжелательный диалог. Можно спросить У персонифицированных содержаний, что они собой представля­ют, откуда они пришли, чего хотят и т. п. Полезно установить, какие части внутреннего Я нашли свое воплощение в образах активного воображения, какие аспекты или интенции личности подавляются сознанием, не находят себе выхода или применения.

Третья фаза — внедрение этических ценностей, отброшен­ных в первой и во второй фазах. Сознание пытается заключить Договор с отколовшимися комплексами, принимая на себя определенные обязательства. При этом важно достичь такого соглашения, в рамках которого основные ценности и характер

личности остаются незыблемыми. Сознание готово вступить в диалог с архетипическими влияниями, но не позволяет им захватить контроль над вашими психикой и поведением. Вли­яние бессознательного не должно обернуться разрушительным смерчем в системе межличностных отношений или привычной деятельности. Таким образом происходит постепенное разреше­ние внутриличностных конфликтов, очеловечивание «теневых сторон психики», интеграция автономных комплексов и в ко­нечном счете — духовное развитие и рост.



Четвертая фаза — это ритуал. Как и в работе со снами, здесь недостаточно ограничиться интеллектуальной активностью — необходимы конкретные действия или поступки. Они не обя­зательно должны быть грандиозными или повлечь за собой масштабные изменения в системе привычной жизнедеятельнос­ти, но сделанные выводы или принятые решения нужно зафик­сировать в вашем поведении, а не только в мыслях.

Паттерн активного воображения есть тот образец, который мы находим в путешествии шамана в другой мир или путешествии героя в царство мертвых, описанное в классической литературе1.

Регулярные диалоги с «бессознательной психеей» раскрыва­ют и актуализируют новые ваши возможности и способности.

1 Так, например, есть точные параллели практике активного воображения в том совете, который был дан Одиссею Цирцеей, когда он готовился к путе­шествию в царство мертвых, дабы отыскать там мудрого старца Тиресия:

«Дай обещанье безжизненно веющим теням усопших: В дом возвратись, корову, тельцов не имевшую, в жертву Им принести и а зажженный костер драгоценностей много Бросить, Тиресия ж более прочих уважить, особо Черного, лучшего в стаде барана ему посвятивши. После (когда обещание дашь многославным умершим) Черную овцу и черного с нею барана, — к Эребу Их обратив головою, а сам обратись к Океану, — В жертву теням принеси; и к тебе тут немедля великой Придут толпой отшедшие души умерших; тогда ты Спутникам дай повеленье, содравши с овцы и с барана, Острой зарезанных медью, лежащих в крови перед вами. Кожу их бросить в огонь и призвать громогласно Грозного бога Аида и страшную с ним Псрссфону; Сам же ты, острый свой меч обнаживши и с ним перед ямой Сея, запрещай приближаться безжизненным теням усопших К крови, покуда ответа не даст вопрошенный Тиресий». Другими словами, чтобы достичь инсайта, необходимо пожертвовать энер­гией (овцами или баранами), которая обычно тратится в интересах повседнев­ной жизни. Но поскольку процесс активного воображения протекает в бодрст­вующем (привычном) состоянии сознания, то многие вещи сразу же привлекают наше внимание (вроде «безжизненных теней усопших»), которых необходим0 отгонять, строго придерживаясь избранного образа.

Аналогичные параллели обнаружил Арнольд Минделл, исследуя иудейские обычай Субботы и легенду о сотворении Голема — глиняного великана. оживленного средствами Каббалы и обратившего свою силу ппотив создателей-

ране© связанная комплексами психическая энергия разблоки­руется и может быть употреблена на цели роста и развития. Взаимодействие сознания и бессознательного, сменившее их былой антагонизм, позволяет Самости как сущностному центру индивидуальности координировать различные аспекты процес­са индивидуации, способствуя ощущению зрелости и внутрен­ней силы. Активное воображение, как и работа со снами, в юнгианстве являются признанными способами содействия лич­ностному росту и самотрансценденции.

Современное постюнгианство значительно усовершенствовало метод активного воображения. Один из наиболее интересных под­ходов принадлежит Джеймсу Хиллману, создателю так назьшаемои «архетипической психологии» — особой разновидности юнгиан-ского анализа, утверждающей примат спонтанного творчества над другими видами терапевтической работы. Главное в пуэрилъном подходе Дж. Хиллмана — интенсивная работа с образами как самоценными сущностями, вне зависимости от информации, ко­торую они несут. Аналитик одним из главных считает архетип Вечного мальчика (Piier etemus) — «духа молодости, вечно юного, свежего и порождающего. Этот подход означает терапию окрылен­ную и вдохновенную, фантастическую и безответственную*.

Работа с образами снов не отличается от направленного вооб­ражения и состоит прежде всего в их поддержке и развитии. Дж. Хиллмап призывает аналитика и пациента не столько изучать, сколько лелеять, беречь, сохранять, уважать и понимать образы своего бессознательного, относиться к ним как к новорожденным младенцам, потенциальным предвестникам Самости. Любые пло­ды воображения ценны и заслуживают уважения, даже из самого мрачного видения может явиться прекрасный символ будущего изменения, роста и развития личности. Бессознательный потен­циал может и должен воплотиться в творчество, составляющее самую сущность жизни.

Отличительная особенность пуэрильного подхода — пред­ставление об аутентичной ценности образа, значение и смысл которого прежде всего субъективны. Дж. Хиллман не отрица­ет возможности традиционной интерпретации бессознательной символики, но особо подчеркивает ведущую роль индивиду­альности (как пациента, так и психотерапевта) в этом процес­се. Понимание или амплификация (обогащение) бессознатель­ных содержаний — процесс глубоко личный, интуитивный, предполагающий особого рода «вживание» в образ, спонтанно всплывший из психических глубин. Рафинированное сознание, в особенности сильное Эго аналитика (целенаправленное, пря­молинейное, жестко структурированное профессиональной под­готовкой) часто бывает скорее помехой, нежели подспорьем в работе с образами бессознательного.

Картины воображения хрупки и изменчивы, они требуют бережного обращения, тончайших прикосновений (кончиками пальцев). Большинство попыток классифицировать и система­тизировать ведут к неизбежному упрощению и огрублению сложных, уникальных, многоплановых проявлений человече­ской психики. Сама природа психического не позволяет огра­дить себя строгими рамками логики и научных понятий.

Вместо попыток проникнуть в смысл бессознательного об­раза, «расшифровать» его Дж. Хиллман предлагает идти за ним следом, прислушиваясь к ассоциациям и интуитивным догад­кам. Главное условие работы — честность и предельная искрен­ность по отношению ко всем скрытым и подавленным сторонам жизни личности. Психотерапевт склонен очень бережно и се­рьезно воспринимать любой бессознательный импульс, ибо рассматривает его как попытку появления на свет нового аспек­та Самости. Главное — это раскрепостить воображение, снять с него оковы условностей, правил, стандартов, традиций. Об­разы бессознательного, считает он, можно и должно предоста­вить самим себе, своему априорному предназначению. Им нужно дать простор и полную свободу — и тогда значение и смысл спонтанно появятся в сознании, обогатив его содержание и расширив границы. Цель терапии, по Дж. Хиллману, — полная свобода, спонтанность, трансцендентность и вездесущ­ность воображения. Творчество и фантазии являются внутрен­ним и самым ценным аспектом сознания: «Эта часть души, которую мы храним в себе, есть главное в исследовании, в молитве, на исповеди, между любовниками и друзьями, в работе и искусстве, правдивая основа нашей судьбы».

В какой-то степени противоположным пуэрильному подходу Дж. Хиллмана является направление, развиваемое французским психологом Робертом Дезолье (кстати сказать, в своем подходе он опирается на труды павловской школы). Основной задачей юнгианского анализа он считает понимание специфики бессо­знательных содержаний в контексте жизни пациента — его работы, семейных отношений, трудностей и конфликтов. На­правленное фантазирование по Р. Дезолье — это техника, во множестве содержащая элементы внушения, суггестии. Его процедура очень проста: пациент занимается фантазированием, лежа на кушетке насколько возможно комфортно, в состоянии мышечной релаксации. От него не требуется быть обязательно расслабленным, но он должен быть изолирован от шумов, находиться в полумраке и с закрытыми глазами. Условием является также то, что в течение развития направленных грез пациент избегает критического отношения к ним и запоминает как можно больше деталей из того, что происходило на сессии. Психотерапевт занимает директивную позицию в интерпрета-


ции бессознательной символики, выявляя, главным образом, архетипические комплексы и порождаемые ими проблемы.

Исходя из того, что спонтанные грезы обычно носят ком­пенсаторный характер, Р. Дезолье склонен задавать тему для направленного воображения, создавая своего рода «смысловой коридор» для бессознательной символики. Формирующиеся образы описывают определенную личностную проблематику и указывают на актуальные комплексы пациента. Одновременно происходит отреагирование сильных аффектов и трансформа­ция сознательных установок. Терапевтическая процедура по­зволяет сочетать диагностику актуального состояния с осозна­нием причин скрытых конфликтов. Р. Дезолье — приверженец стандартных тем для направленного воображения (он называет мх стартовыми образами). Эти образы (меч, ваза, спуск в глубину или подъем на вершину) способствуют бессознательной проекции основных архетипов структуры личности и типичных проблем отдельных этапов ее индивидуации. Он широко ис­пользует также фантазирование в рамках основных мифологи­ческих сюжетов и мотивов, предлагая пациентам описывать ^воображаемые отношения со сказочными персонажами (русал­ками, феями, ведьмами, колдунами, животными и т. п.).

Г Р. Дезолье предлагает следующую классификацию образов:

i. а) образы реальности и ночных снов;

. б) образы сказок и мифов;

в) «мистические» образы — образы, не имеющие объективно представимого характера, которые могут быть поняты только в Терминах чувств, испытываемых смотрящим на них субъектом. Приведем таблицу основных стартовых образов в направлен­ном фантазировании Р. Дезолье.





Цель

Тема

пп













для мужчин

для женщин

1

Столкновение с более обыч-

Меч

Сосуд или контейнер




ными характеристиками







2

Столкновение с более подав-

Спуск в глубины океана

Спуск в глубины океана




ленными характеристиками







3

Выход на границы с родите-

Спуск в пещеру

Спуск в пещеру




лем противоположного пола

и обнаружение ведьмы

и обнаружение колдуна







или колдуньи

или мага

4

Выход на границы с родите-

Спуск в пещеру

Спуск s пещеру




лем того же пола

и обнаружение колдуна

и обнаружение ведьмы







или мага

или колдуньи

5

Выход на границы с социаль-

Спуск в пещеру

Спуск в пещеру




ным принуждением

и нахождение

и нахождение







сказочного дракона

сказочного дракона

6

Выход на границы с Эдипо-

Замок со спящей

Замок со спящей




вой ситуацией

красавицей в лесу

красавицей в лесу

Интерпретация возникающих ответов, по мнению Р. Де-золье, требует чувствительности и тонкости и может быть произведена только в тесном контакте с пациентом. В ее основе должны лежать:

1) тщательный анамнез прошлого пациента;

2) идеи, которые пациент спонтанно ассоциирует с содер­жимым направленного фантазирования;

3) любые другие идеи, которые возникают в течение тера­певтической сессии.

Интерпретацию следует считать правильной, если пациент чувствует, что она верна и полностью соглашается с ней.

Процесс лечения, по Р. Дезолье, включает в себя три фазы:

1) открытие и изучение болезненных динамических паттернов пациента (путем шести направленных фантазирований);

2) переобусловливание этих болезненных паттернов (куль­тивация на воображаемом уровне новых неразвитых возмож­ностей реагирования);

3) наконец, установление новых и подходящих динамических паттернов (тренировка перехода из воображения в реальность).

Не менее интересным представляется метод направленно­го аффективного воображения Хаискарла Лейнера, известный также как символодрама. Он считает, что символы не просто маскируют аффекты, как следует из психоаналитических тео­рий, но и могут намеренно использоваться для желаемых изме­нений аффекта и жизненной ситуации человека, что значитель­но ускоряет процесс психотерапии. Здесь, так же как и при любом другом методе активного воображения, пациент уклады­вается на кушетку, внешние стимулы уменьшаются, насколько это возможно, его просят расслабиться, а затем начинают давать неопределенные установки — они послужат ядром, вокруг ко­торого будет кристаллизоваться продукция фантазий пациента. Впоследствии хорошо развитая пациентом тема может также служить сценой или экраном, на который будут проецироваться другие действия.

Направленное аффективное воображение X. Лейнера вклю­чает в себя десять стандартных воображаемых ситуаций, или символических тем, предлагаемых психотерапевтом как началь­ные точки для грез пациента.

1. Первая тема — это луг. Как считает X. Лейнер, символи­ческое значение луга многообразно. Он может представлять свежее начало или экран, на который сразу проецируются текущее настроение или наиболее давящие проблемы. Он спо­собен быть также райским садом, и в этом случае может проявляться глубокая эмоциональная связь с основами эмоци­ональной жизни, а именно с природой взаимоотношений ре­бенка и матери.

2. -Восхождение на гору и описание ландшафта — вторая тема. Чтобы усилить проявление второй стандартной ситуации, горы, пациента иногда просят отыскать тропинку на лугу. Психотера­певт предлагает ему пойти по тропинке, которая приведет его к лесу у подножия горы. Потом его просят пересечь лес, забраться на гору и описать вид с вершины.

Данная символическая ситуация соотносится с чувствами пациента по поводу его способности овладеть жизненной си­туацией и достичь успеха в выбранной карьере. Это может также вызвать любые подавленные желания экстраординарных дости­жений и славы. Кроме того, в категориях психоанализа гору можно рассматривать как фаллический символ. Отсюда она связана с интроецированным образом отца. В этом случае в теме горы проявляются также темы соперничества.

Когда пациент представляет себя достигшим вершины горы, его просят точно описать, что он видит. Эта процедура использу­ется для контроля прогресса в терапии. Например, в начале терапии пациент может обнаруживать, что его обзор закрыт более высокими горами или дремучим лесом, По контрасту в конце те­рапии пациент демонстрирует тенденцию трансформировать вид в приятный ландшафт с реками, холмами, деревнями, городами.

3. Третьей воображаемой ситуацией является следование вверх по ручью до истоков или вниз до океана. После возвраще­ния на луг из восхождения на гору пациента просят посмотреть вокруг луга и найти ручей. После его описания он может решить для себя, следовать ли вниз до океана или предпринять подъем, чтобы найти истоки ручья.

Ручей предположительно символизирует поток психической энергии и потенциал для эмоционального развития. У невроти­ческих пациентов он никогда не доходит до океана без очевид­ных помех (пропадает в большой дыре в земле, наталкивается на стену, иссякает и т. п.). Если помочь пациенту четко скон­центрироваться на них, то могут возникнуть неприятные, но полезные чувства. По мнению X. Лейнера, это может принести глубокий инсайт по поводу неспособности наслаждаться жиз­нью и развивать свои таланты.

Из сказок и мифологии известно, что холодная вода, бьющая Ключом из земли, освежает путешественника. Таким же образом пациентам полезно пить в воображении воду и купаться в ней в своих грезах. Они могут также получать облегчение от напол­нения водой тех частей тела, которые являются источниками боли или расстройств.

С психоаналитической точки зрения такой символически воображаемый визит к источнику может рассматриваться как Возвращение к архаическим отношениям мать — ребенок. Этс Может иметь и оральный, и уретральный аспект.

X. Лейнер считает, что для тех пациентов, которые не могут освободить свое воображение для создания свободных ассоциа­ций, особенно полезны первые три образа и их использование вместе как тренинговый метод. В таких случаях процедура состоит в том, чтобы пациент практиковался в визуализации и описании первых трех тем. Эта репетиционная процедура, ис­пользуя минимум провоцирующих* стимулов, служит для тре­нинга как пациента, так и еще недостаточно опытного психо­терапевта.

4. Четвертый образ — дом, который исследуется как символ человека. Он способен появиться спонтанно при воображаемой загородной прогулке или психотерапевт может предложить па­циенту представить дом около луга.

3. Фрейд считал, что дом является и символом личности. Па­циент может проецировать на него все свои страхи и желания по поводу себя самого (вспомним хорошо известный и часто исполь­зуемый проективный тест «Дом»1).

Динамически важные части дома и предметы необходимо исследовать после того,, как пациент вошел в него: запасы продуктов в холодильнике или на кухне; одежду; спальную комнату, обращая особенное внимание на наличие двуспальной или односпальной кровати; ванную комнату и туалет. Особый интерес представляют подвал и чердак, так как они часто хранят остатки детства, такие, как игрушки и семейные альбомы, что может возвращать к значимым событиям детства.

5. Пятая стандартная задача — визуализация близких родст­венников. Можно предложить пациенту, когда он представляет себя на лугу, чтобы появилась фигура родственника. Его просят увидеть этого родственника на расстоянии, описать его поведе­ние и особенно отметить его отношение к пациенту, когда этот человек к нему приближается. Он может выглядеть как человек, а может в виде символа (например, как корова или слон). Все это важные индикаторы качества эмоциональных межперсо­нальных взаимоотношений пациента.

6. Шестой образ — визуализация ситуаций, пробуждающих образцы сексуальных чувств и поведения.

1 Проективные методики (от лат. project» — выбрасывание вперед) — совокупность методик, направленных на исследование личности в рамках проективного диагностического подхода (диагностика осуществляется на осно­ве анализа особенностей взаимодействия с внешне нейтральным, как бы безличным, материалом, становящимся ввиду его слабоструктурировапности объектом проекции).

«Дом» (House) — проективная методика исследования личности, пред­ложенная Дж. Буком в 1948 году. Испытуемому предлагается нарисовать дом (у нас обычно используется в сочетании с проективными методиками «Дерево» и «Человек»). По рисункам судят об аффективной сфере личности, ее потреб­ностях, уровне интеллектуального и психосексуального тчтштия и т гт.

Женщинам X. Лейнер предлагает следующую ситуацию: им следует представить, что они на прогулке за городом или, например, что их машина сломалась на пустынной дороге далеко от дома. В любом варианте мимо проезжает другая машина, она останавливается, и водитель выходит помочь. Существует множество продолжений этого образа: а) никакая машина не едет; б) приезжает маленький мальчик на игрушеч­ной машине; в) машину ведет женщина; г) машина останавли­вается, но, когда пациентка идет к ней, та исчезает в воздухе, д) водитель сексуально озабочен он сворачивает на машине в лес, и женщине приходится оказывать ему сопротивление.

Для мужчин описывается символ розового куста (X. Лейнер рекомендует поэму Гете «San ein Knab' ein Roselein stehn» — «Мальчик увидел розовый куст»). Стандартная ситуация состоит в том, что пациенту предлагают увидеть розовый куст в углу луга. Далее его просят описать этот куст.

7. Седьмая ситуация — лез. Он может возникнуть просто в ответ на просьбу терапевта визуализировать льва. Его можно представлять в узкой клетке, в джунглях, в пустыне. Лев пока­зывает, как пациент справляется со своими агрессивными тен­денциями.

8. Восьмая стандартная ситуация — появление в фантазиях человека, который представляет идеальное Я пациента. Для этого X. Лейнер предлагает попросить пациента быстро назвать имя человека его пола, а затем представить человека, которому это имя могло принадлежать. Это полезно для проработки проблем идентичности.

9. В девятой воображаемой ситуации пациенту следует вообра­зить себя занявшим позицию на благоразумном расстоянии от леса или пещеры. Эта ситуация усиливает появление символических фигур, представляющих глубоко подавленный, часто архаический, инстинктивный материал. Могут возникнуть монстры, гиганты и Другие пугающие фигуры; обычно они того же пола, что и пациент. Когда фигура появляется, пациенту следует-внимательно наблю­дать и описывать ее. Эти образы символизируют интроекты с их невротическими паттернами и ассоциированными эффектами.

10. В десятой стандартной ситуации пациента просят пред­ставить болото в углу луга. Психотерапевт предлагает, чтобы из мрачной воды возникла фигура. Такой фигурой может оказаться Лягушка, змея, рыба или человек. Данный символ является манифестацией глубоко подавленного материала, касающегося сексуального влечения и его производных. Эти животные могут быть даже интерпретированы как архетипы К. Г. Юнга.

Так как пациент может интенсивно бороться с таким обра­зом, психотерапевт должен иметь опыт в использовании подоб­ных ситуаций. В этих случаях могут применяться техник*

символической конфронтации или кормления, о которых речь пойдет дальше.

X. Лейнер предостерегает, что при направленном аффектив­ном воображении могут встречаться негативные реакции. Са­мый простой способ избежать их — просто дать им уйти.

Он. говорит также о том, что десять стандартных тем можно использовать для психодиагностических целей (например, они могут заменять картинки ТАТ1, «Блекки»2и т. п.)- В этом случае Лейнер называет свой метод инициированной символической про­екцией. В ней проверяются:

1) качество различных тем;

2) факторы, которые мешают прогрессу в выполнении задачи;

3) несоответствия (например, в ландшафте одновременно со­четаются два сезона или холодильник в доме содержит не продук­ты и т. д.);

4) природа возникающих символических фигур и их пове­дение.

Помимо этого, символодраматический подход включает шесть методов управления (очень похожих на систему синоев). Они весьма эффективны для терапии и очень полезны для рекомпен-сации сильных невротических реакций.

Внутренний психический шагомер. Он предоставляет пациенту максимум ответственности за направление и быстроту собствен­ного лечения. Пациента просят позволить себе быть ведомым одной из его собственных символических фигур (например, ехать верхом на слоне, лошади, верблюде и т. п.). И затем он ждет, куда она его повезет. Таким же образом пациент может представить добрую волшебницу или фигуру кормящей матери, и тогда функ­ция ведения может быть передана им.

Когда пациент демонстрирует образы, заботящиеся о нем и помогающие ему, это предполагает существование подавленно-

1 ТАТ — Тематический апперцепции тест (Thematic Apperception Test). Одна из старейших и наиболее распространенных в мире проективных методик. Создана X. Морганом и Г. Мюрресм в 1935 году. Представляет собой стандарт­ный набор из 31 таблицы (тридцать черно-белых и одна пустая), на которых изображены относительно неопределенные ситуации, допускающие их неодно­значную интерпретацию. В то же время каждый из рисунков обладает особой

"стимулирующей силой, проецируя, например, агрессивные реакции или спо­собствуя проявлению установок в сфере отношений. Испытуемого просят составить по каждой из них небольшую историю, которая затем подвергается интерпретации и формальному анализу со стороны психолога.



2 Картинки «Блекки» (Blacky pictures) — проективная методика исследо­вания личности, разработанная Г. Блумом в 1949 году. Состоит из 12 стандарт­ных таблиц с выполненными в юмористическом стиле рисунками-ситуациями, в которые попадает маленькая собачка по кличке «Блекки». Исследование проводится так же, как и в ТАТ, отличаясь лишь тем, что перед демонстрацией каждой картинки делаются вводные замечания, уточняющие, какие персонажи изображены.

го детского опыта с позитивной фигурой матери. Такое новое и положительное развитие приносит пользу пациенту, давая ему новые силы. Как отмечает X. Лейнер, парадоксально, но эти феминные образы помогают развить маскулинные чувства у пациентов-мужчин. Улучшения проявляются и в их чувствах, и в трансформированном содержании их воображения.

Конфронтация. Это один из способов обращения с архаиче­скими символическими фигурами, которые несут в себе мощный агрессивный потенциал (например, фигуры, возникающие из леса, пещеры или болота). В подобном случае психотерапевт должен настоять на том, чтобы пациент не убегал от них и не вступал с ними в борьбу. Вместо этого он просит пациента твердо стоять на земле, не двигаться и использовать очень древнюю магическую практику: нейтрализовать тварь, при­стально глядя ей в глаза. Пациенту предлагают непрерывно смотреть ей в глаза и одновременно детально описывать об­лик твари: зубы, глаза, движения, эмоциональные проявле­ния и т. п. Задача пациента состоит в том, чтобы раскрыть послание или смысл, которые подразумевает существование этого существа, и, следовательно, изгнать его из воображения. В течение всей конфронтации психотерапевт активно понуж­дает пациента продолжать описывать чудовище, повторяя ин­струкции и держа за руку, если необходима физическая под­держка.

Хотя вся процедура конфронтации может длиться 10—30 ми­нут, за это время обязательно случается что-нибудь важное. Аг­рессивная фигура может стать слабее и меньше и рано или поздно трансформироваться в другое создание. Как правило, новое жи­вотное стоит выше по филогенетической лестнице, чем предыду­щее. Змея, например, может трансформироваться в птицу, затем в млекопитающее и в конце концов в фигуру злой матери, что показывает происхождение изначального символа. С психоанали­тической точки зрения конечный результат трансформации со­стоит в усилении Эго.

Кормление. Это самый мягкий способ обращения с опасны­ми фигурами, поэтому он удобен для менее опытных психоте­рапевтов. Конечно, пищи должно быть достаточно и психоте­рапевт должен быть готов предложить, какую пищу и в каком количестве нужно скормить. Возможно, вначале персонаж мо­жет отказаться от еды, но с помощью нескольких внушений он обычно начинает есть. Задача пациента побольше накормить его, насколько возможно. Перекармливание очень важно. Часто случается, что опасная фигура теряет свою агрессивность, ста­новится сонной и засыпает.

В этом символическом действии пациент бессознательно Учится тому, что он может столкнуться с пугающими аспектами

своей психики, справиться с ними посредством их признания и выработать способ существования вместе с ними. Последую­щая конфронтация может привести к трансформации пугающей . фигуры в слабый и более безопасный символ.

Примирение. Главная цель этого метода — сделаться другом враждебной символической фигуры путем общения с ней, фи­зического прикосновения (например, рукопожатия) или любой демонстрации хорошего расположения к ней. Конечно, вполне естественно ожидать, что сначала пациент будет против подоб­ных инструкций и даже может отказаться их выполнять. Но при адекватной поддержке психотерапевта это станет для него впол­не возможным.

Исчерпание, или уничтожение. По мнению X. Лейнера, это очень опасный инструмент управления, поэтому его желательно использовать только опытным психотерапевтам. Он очень мощ­ный и полезный, но есть риск, что может быть применен пациентом для нападения на самого себя1.

Магические флюиды. Использование магических флюидов в воображении уже косвенно затрагивалось в теме ручья. Вооб­ражаемое применение различных магических жидкостей (кроме воды, это могут быть молоко матери или молоко животных, слюна, моча и пр.) для исцеления телесных недугов и болей следует всегда выполнять осторожно, так как реакции могут быть амбивалентными. Все зависит от того, чувствует ли себя пациент достаточно комфортно по отношению к тому, что психотерапевт собирается предпринимать.

На аналогичных принципах построена и методика проекции во времени по А. Лазарусу. Идея этого метода заключается в том, что приятное предвосхищение будущего формирует пря­мой противовес негативным ожиданиям, спонтанно возникаю­щим при депрессивных и фобических состояниях.

В предварительной беседе психотерапевт пытается выявить типы активности, которые были приятны пациенту до наступ­ления депрессии, используя специальные «списки радостных стимулов», определяя сцены и события, представления о ко­торых может стать для пациента источником приятного пере­живания. Затем с помощью внушения в особом состоянии сознания или краткосрочного тренинга мышечной релаксации пациент вводится в состояние легкого мышечного расслабле­ния. Психотерапевт очень подробно описывает первую сцену, чтобы пациент как можно ярче и детальнее представил ее. Далее пациент стимулируется к тому, чтобы столь же ярко и живо, но уже самостоятельно представить вторую и последующие сцены.

1 Это зависит от того, является ли атакующая символическая фигура производным пнтроекта или самим нитроектом.

Психотерапевт создает условия для проекции этих приятных представлений в будущее, способствуя:

1) развитию приятных перспектив и появлению мыслей, свя­занных с возможным улучшением настоящего положения;

2) приобретению пациентом опыта избавления от подавля­ющих его в настоящее время забот.

Появляется «психический противовес» спонтанно возника­ющим негативным переживаниям.

В заключение период, который в представлении был напол­нен приятным содержанием, оценивается в целом как радост­ный и насыщенный отрезок жизни (фаза ретроспективного созерцания). Пациент получает инструкцию самостоятельно тренироваться в проекции во времени в промежутки между психотерапевтическими сессиями или при определенных ситуа­циях. В качестве содержания представлений используются не только любые доставляющие удовольствие типы активности, но и приятные результаты каких-то поведенческих стереотипов, выполнение которых в данный момент вызывает затруднение и тревогу.

Положительный эффект данной методики отмечен при ле-чечии депрессий и фобий. Однако противопоказаниями к ее применению являются выраженный негативизм, а также реак­тивные депрессии, если депрессивная реакция имеет дополни­тельный символический смысл для больного (например, он считает ее элементом выражения значимости утраты и др.).

Еще один метод управления фантазиями в особом состоянии сознания — по Д. Мюллеру-Хегеманну — состоит в том, что па­циенту, находящемуся в состоянии глубокого погружения в осо­бое состояние сознания, предлагают образно воспроизвести пси-хотравмирующую ситуацию и мысленно ее преодолеть. В ходе таких сессий, направляя фантазийные образы в нужное русло, предварительно разрешают травмирующую ситуацию в активном воображении пациента. Этот метод, по мнению автора, может оказаться эффективным даже при тяжелых обсессивных и фоби­ческих неврозах, резистентных к другим психотерапевтическим

Методикам.

Близка к нему и психоимагинативная терапия Дж. Шорра, состоящая в воображаемом представлении внутренних кон­фликтов и отреагировании подавленных эмоций (особенно чув­ства вины) через опосредованные образы. Шорр полагал, что До тех пор, пока не отреагированы чувства в безопасной атмо­сфере психотерапевтического занятия, сдерживается личност­ный рост пациента.

Как только пациент определяет зону конфликта, он, несо­мненно, обращается к специфическому психотравмируюшему опыту, В этом случае ему приходится сталкиваться с бессозна-

тельными стратегиями, используемыми Значимыми Другими, и собственной психологической защитой. По мнению Дж. Шор-ра, особенно сильно последняя проявляется при воспомина­нии такой психотравмирующей ситуации, как «день стыда в предыдущей жизни*. Сфокусировав свои чувства, пациент с помощью воображения должен их отреагировать специальными способами, схожими с методами гештальт-терапии, такими, как, например:

1) «невозможный вопль» — высказывание Значимому Дру­гому любой эмоции;

2) «Я не...Я» — проективная методика, позволяющая паци­енту представить персону, с которой у него конфликт, и отсто­ять свои права;

3) «твое лицо в моих ладонях — мое лицо в твоих ладонях» — пациента побуждают представить лицо человека, который вызы­вает у него напряжение (часто это мать или отец), а затем сказать что-либо ему и получить ответ.

До сих пор огромный интерес представляет такой вариант игровой психотерапии, как имаготерапия И. Е. Вольперта (1966). Этот метод нацелен на тренировку пациента в воспроизведении определенного комплекса характерных образов с лечебной целью.

На первом этапе пациенту предлагается роль рассказчика либо слушателя. Первоначальная и основная форма имаготера-пии — рассказ, поскольку пациент, вживаясь в образ, пережи­вает все те чувства, которые воображаемое лицо должно испы­тывать в заданной ситуации. Образ для больного подбирается как лечебный фактор — в соответствии с его психологическим содержанием. Наряду с пересказом литературного материала как основной формой работы применяется также импровизи­рованная инсценировка типичной житейской ситуации («театр экспромта»). Задачей имаготерапии в этом случае является тренировка психологически адекватного поведения. Первона­чальный курс имаготерапии занимает от трех до шести месяцев, чтобы за это время было полностью изложено содержание всего произведения.

Имаготерапия проводится в групповой и реже в индивиду­альной форме. Пациенту предлагается ежедневно в течение одного-двух часов воспроизводить в поведении образ своего Я таким, каким он хотед бы стать. Постепенно продолжитель­ность игры увеличивается, и желаемый образ становится в какой-то мере привычным поведенческим стереотипом паци­ента.

Второй этап имаготерапии включает драматизацию рассказа. Некоторые фрагменты повести или романа, насыщенные дра­матическим действием и диалогами, разыгрываются в лицах. Существенное значение приобретает также инсценирование

того или иного эпизода из произведения, с которым работают пациенты. Осуществляется инсценировка и вымышленных си­туаций, которых нет в произведении. Проводятся занятия по технике речи, движению в такт, танцам. Продолжительность второго этапа такая же, как и первого.

На третьем этапе имаготерапия проводится в лечебно-дра-. матической студии. В работе над воспроизведением образа используются хореографические фрагменты, драматические и комедийные спектакли. Образы отбираются исходя из клини-ко-психологических особенностей пациента. Так, например, истерическим больным предлагают образы сдержанных и рас­судительных, склонных к анализу людей. Пациентам с психа­стеническими чертами полезно воспроизводить образы людей непосредственных и эмоциональных.

К лечебным факторам, используемым в имаготерапии, от­носятся отвлечение, убеждение, разъяснение, внушение, ими­тационное поведение, эмоциональная поддержка, обучение но­вым способам поведения.

Нетрудно заметить, что этот метод близок к методу гипно-драмы Я. Л. Морено и Дж. Эннейса (1950). В гипнодраме, в от­личие от имаготерапии и классической психодрамы, ведущий игру психотерапевт предварительно вводит пациента в особое состояние сознания.

Приведем также вариант использования активного воображе­ния в практике групповой психотерапии, предложенный С. Кра-тохвилом (1991). Курс гипнотерапии состоит из тридцатиминут­ных занятий, которые проходят три-четыре раза в неделю. Во второй половине срока госпитализации они открыты для всех членов психотерапевтических групп. В течение шестинедельного лечения проводится десять психотерапевтических сессий.

Пациентов, сидящих по кругу, как при обычном групповом сеансе, просят смотреть на точку фиксации, роль которой выполняет маленький яркий шарик, подвешенный в центре на Уровне их голов. Психотерапевт, стоящий за кругом, проводит серию внушений, приглашающих расслабиться, закрыть глаза, Достигнуть состояния гипнотической гипервнушаемости. Тех, у кого глаза не закрылись спонтанно, в конце концов просят закрыть их по своей воле. Затем переходят к терапевтическим внушениям, включающим приятные сцены символического освобождения от симптомов. Каждый участник может либо впасть в состояние транса, либо преднамеренно следовать вну­шениям, используя свое воображение.

Для поддержания привлекательности этой процедуры и ин­тереса к ней разработана серия сцен для последовательного внушения на каждом занятии: «Оставить симптомы под дере-ом», «Бросить симптомы вниз с обзорной башни», «Растворить

симптомы в стакане с водой», «Утопить симптомы в реке» «Сжечь симптомы на костре». Ниже в качестве примера приве­дем две сцены.

1. «Оставить симптомы под деревом».



Сейчас начнется интересная, приятная прогулка. Вы идете в лес. Вы смотрите вокруг, наблюдаете за птицами. Вы даже можете увидеть белку или зайца. Вы испытываете спокойствие и удовольствие. В конце концов вы садитесь под деревом и отды­хаете. Вам хорошо и удобно, и вы с оптимизмом думаете о своей будущей жизни. И вам приходит в голову мысль, что можно оставить все невротические симптомы, которые беспокоили вас в последнее время, здесь, в лесу, под этим деревом. Вы начинаете убирать их из своего тела и сознания. Вы видите отверстие между корнями дерева, куда можно их затолкать. Вы начинаете скла­дывать все свои неприятные симптомы, от которых хотели бы избавиться, в это отверстие. Вы берете эти симптомы в руки. Вы убираете их со всех частей вашего тела и из головы. Вы снимаете все свои боли, тревоги, депрессии, неудобные привычки или позиции и складываете их туда. А потом вы ощущаете полную свободу от них. Вы расслабляетесь на какое-то время и затем готовитесь к возвращению из леса. Вы оставили свои симптомы под тем деревом и медленно идете, возвращаясь с удивительным чувством, полные энергии, уверенности в себе и в счастливом и успешном будущем. Вы готовы вернуться в свое нормальное состо­яние. Вы почувствуете значительное улучшение — ощущение све­жести, прилив сил и оптимизма.

2. «Утопить симптомы в реке».



На этот раз вам предстоит приятная прогулка по реке в лодке. Лодка надежна, река спокойна, погода отличная. Вы садитесь в эту манящую лодку и медленно гребете по направлению от берега. Лодка слегка покачивается, и это вселяет в вас чувство покоя и комфорта. Вы наслаждаетесь солнцем и красивыми окрестностя­ми. Вы ощущаете свободу от всех своих тревог и забот. И тогда вы решаете снять со своего тела и сознания остатки невротиче­ских симптомов и бросить их в воду. Вы начинаете делать это решительно и активно. Вы бросаете в еоду все, что еще беспокоило вас, вызывало напряжение и дискомфорт. Вы наблюдаете, как течением уносит ваши симптомы от лодки. Они уплывают дальше и дальше, исчезая вдали. Они никогда не вернутся. Они тонут в реке. А вы возвращаетесь на берег, освеженные и сильные. У вас такое ощущение, что теперь вы крепко держите жизнь в своих руках, что вы выиграли, что вы обязательно победите свои симптомы и дурные привычки, свой невроз. С каждым днем вы чувствуете себя лучше и лучше.

Предлагаемые С. Кратохвилом приемы сходны с «умствен­ными играми» Р. Мастере и Дж. Хьюстона (1972) и с внушае-

мыми образами, которые описывают В. Крогер и В. Фецлер (1976). Однако между ними есть и значительные расхождения. Первые два автора используют директивную гипнотическую фантазию, или направленное воображение, для приобретения опыта, расширяющего диапазон мышления, а вторые два — для тренинга специфических физических ощущений, что может положительно влиять на некоторые симптомы в ходе инди­видуальной психотерапии. С. Кратохвил же применяет их для символического удаления симптома при активном участии фан­тазии пациентов.

По мнению Кратохвила, такие групповые приемы помогают быстрее уменьшить симптомы, способствуют удовлетворенно­сти пациентов лечением, готовности их вести самостоятельную воспитательную и терапевтическую работу, не нарушая основ­ного группового терапевтического процесса.

Как видим, существует множество способов войти в активный контакт с образами бессознательного и получить от них важную информацию, поддержку и помощь. Мы хотели бы предложить еще один метод, который подойдет людям, увлекающимся музы­кой. Это «музыкальный сценарий» — работа с бессознательным посредством аудиальных (слуховых) образов — мелодий и звуков (Н. Ф. Калина, И. Г. Тимощук, 1997).

Упражнение «Музыкальный контакт с образами»

Отберите из понравившегося концерта или альбома несколь­ко песен или отдельных фрагментов, которые произвели на вас особенно сильное впечатление. Отбор следует доверить бессо­знательному, то есть не размышлять, не сравнивать, не пытать­ся объяснить, мотивировать свой выбор. Такой «инстинктив­ный» отбор связан с актуальными трудностями, нерешенными проблемами — иными словами, с материалом, нуждающимся в проработке.

Войдите в особое состояние сознания.

Прослушайте отобранные мелодии, следя за спонтанно воз­никающими образами. (Если выбрана песня на иностранном языке, можно попробовать догадаться, о чем поет исполнитель.) Достаточно просто рассматривать порожденные мелодией об­разы или картины, но, если есть желание, можно попытаться понять, что они символизируют.

При желании несложно составить своего рода музыкальный

сценарий своей жизни, музыкальный вариант личной истории

Из любимых мелодий или песен. При его прослушивании вы

Южете соединить, идентифицировать себя или жизненные

события с отдельными музыкальными фрагментами. Поле для проекции в этом случае будет очень обширным, так что могут получиться весьма интересные результаты.

Такой метод работы с бессознательным основывается на весьма специфическом механизме интермодального синтеза, лежащего в основе широко известного явления синэстезии ~ соединения различных ощущений в единое впечатление, еди­ный образ. Как сказано у Ш. Бодлера, «есть запах чистоты. Он зелен, точно сад. Как плоть ребенка, свеж, как зов свирели, нежен». Полнота чувственного образа способствует более пол­ной ассимиляции бессознательных содержаний и эстетизирует, украшает сам терапевтический процесс.

В заключение приведем ряд упражнений, которые позволяют конструктивно использовать активное воображение для решения часто встречающихся проблем (Дж. Рейнуотер, 1992).

Следующие два упражнения лучше использовать, когда вы чувствуете какое-то напряжение или когда вам необходимо контролировать себя, а вы боитесь, что «выйдете из-под кон­троля».

Упражнение «Поплавок в океане»

Войдите в особое состояние сознания.

Вообразите, что вы маленький поплавок в огромном океане... У вас нет цели, компаса, карты, руля, весел... Вы движетесь туда, куда несут вас ветер и океанские волны... Большая волна может на некоторое время накрыть вас, но вы вновь выныриваете на поверхность... Попытайтесь ощутить эти толчки и выныривания... Ощутите движение волны... тепло солнца... капли дождя..-, подуш­ку моря под вами, поддерживающую вас... Посмотрите, какие еще ощущения возникают у вас, когда вы представляете себя маленьким поплавком в большом океане.

Упражнение «Как было бы, если бы...»

Войдите в особое состояние сознания.



Если бы чувствуете себя подавленным, вообразите, как бы вы чувствовали себя и как бы выглядело все вокруг, если бы вы были жизнерадостны.

Если вы чувствуете себя обессиленным, вообразите, каким бы вы были, будь вы полны сил.

Если вы чувствуете себя усталым, найдите в себе ту часть, которая никогда не устает. Вообразите себя активным и энер­гичным. Что вы делаете? Что вы чувствуете?

Когда вы ощущаете, что вам необходима психологическая поддержка, можно проделать следующее упражнение.

Упражнение «Оживление приятных воспоминаний»

Войдите в особое состояние сознания.

Вспомните то время своей жизни, когда вы были уверены, что по-настоящему любимы. Выберите какой-нибудь эпизод из этого периода и заново переживите его во всех деталях.

Или...


Вспомните те моменты, когда вы испытывали какие-то острые переживания... были влюблены... вас озарило вдохнове­ние... вы были захвачены чтением, работой или какой-то другой важной деятельностью... слушали музыку и т. п. Выберите один из таких высших пиков вашей жизни и постарайтесь пережить

его заново.

Теперь попробуйте ответить самому себе, каковы самые суще­ственные особенности этого переживания.

Что мешает вам испытывать такие чувства сейчас?

Следующее упражнение на воображение мы не будем ком­ментировать. Проделав его, вы сами поймете, в какие моменты жизни оно может оказаться полезным.

Упражнение «Храм тишины»

Вообразите себя гуляющим на окраине многолюдного и шумного города... Постарайтесь ощутить, как ваши ноги ступа­ют по мостовой... Обратите внимание на других прохожих, выражения их лиц, фигуры... Заметьте, одни выглядят встрево­женными, другие спокойны и радостны... Обратите внимание на транспорт, его скорость, шум... гудят автомобили, визжат тормоза... Может быть, вы слышите и другие звуки? Обратите внимание на витрины магазинов... булочную... цветочный ма­газин... Может быть, вы увидели в толпе знакомое лицо?.. Вы Подойдете и поприветствуете этого человека? Или пройдете мимо?.. Остановитесь и подумайте, что вы чувствуете на этой чумной деловой улице? Теперь поверните за угол и прогуляй-

тесь по более спокойной улице. Пройдя немного, вы заметите большое здание, отличающееся по архитектуре от всех других. Большая вывеска гласит: «Храм тишины». Вы понимаете, что этот храм — место, где не слышны никакие звуки, где никогда не было произнесено ни единого слова. Вы подходите и трогае­те тяжелые резные деревянные двери. Вы открываете их, вхо­дите и сразу же оказываетесь окружены полной и глубокой тишиной...

Когда вы захотите покинуть здание, толкните деревянные двери и выйдите на улицу. Как вы себя теперь чувствуете? Запомните дорогу, которая ведет к Храму тишины, чтобы вы могли, когда захотите, вновь вернуться туда.

Хотим отметить, что связывание фантазий с жизнью в ре­альном мире называется «заземлением» и оно может помочь спланировать конструктивные изменения, не дав стать «соби­рателем грез».

Следующее упражнение можно использовать, когда вы ощу­тите упадок энергии.

Упражнение «Передача энергли»

Вообразите перед собой какой-то источник энергии. Он согревает вас, дает вам энергию. Постарайтесь ощутить, как энергия воздействует на переднюю часть вашего тела.

Вдохните ее. Представьте такой же источник энергии за своей спиной. Почувствуйте, как волны энергии скользят вниз и вверх по вашей спине.

Поместите источник энергии справа. Ощутите воздействие энергии на правую половину тела.

Поместите источник энергии слева. Ощутите воздействие энергии на левую половину тела.

Вообразите источник энергии над собой. Ощутите, как энер­гия воздействует на голову.

Теперь источник энергии находится у вас под ногами. По­чувствуйте, как наполняются энергией ступни ваших ног, а потом энергия поднимается выше и распространяется по всему вашему телу.

Представьте, что вы посылаете энергию какому-то человеку, а теперь другому. Отметьте для себя, каких именно людей вы выбрали. Теперь пошлите энергию своей семье, своим друзьям и знакомым.

А это упражнение рекомендуется применять, когда вы пере­гружены делами и не знаете, за что браться в первую очередь.

Упражнение «Заброшенный сад»

Вы совершаете прогулку по территории большого замка. Вы видите высокую каменную стену, увитую плющом, в которой находится деревянная дверь. Откройте ее и войдите. Вы оказы­ваетесь в старом заброшенном саду. Когда-то это был прекрас­ный сад, однако уже давно за ним никто не ухаживает. Растения так разрослись и все настолько заросло травой, что не видно земли и трудно различить тропинки. Вообразите, как вы, начав с любой части сада, пропалываете сорняки, подрезаете ветки, выкашиваете траву, пересаживаете деревья, окапываете, поли­ваете их, то есть делаете все, чтобы вернуть саду прежний вид... Через некоторое время остановитесь и сравните ту часть сада, где вы уже поработали, с той, которую вы еще не трогали.

Упражнение «Маяк» хорошо помогает в тех случаях, когда вы чувствуете себя беззащитным, уязвимым, «покинутым».

Упражнение «Маяк»

Представьте маленький скалистый остров вдали от конти­нента. На вершине острова — высокий, крепко построенный маяк. Вообразите себя этим маяком, стоящим на скалистом острове. Ваши стены такие толстые и прочные, что даже силь­ные ветры, постоянно дующие на острове, не могут покачнуть вас. Из окон вашего верхнего этажа вы днем и ночью, в хорошую и плохую погоду посылаете мощный пучок света, служащий ориентиром для судов. Помните о той энергетиче­ской системе, которая поддерживает постоянство вашего све­тового луча, скользящего по океану, предупреждающего море­плавателей о мелях и являющегося символом безопасности для людей на берегу.

Теперь постарайтесь ощутить внутренний источник света в себе — света, который никогда не гаснет.



Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии
psychotherapy -> Игровая семейная психотерапия отрывки из книги, готовящейся к выходу в издательстве "Питер"


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   41


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница