Психотерапия в особых состояниях сознания



Скачать 10.95 Mb.
страница39/41
Дата12.05.2016
Размер10.95 Mb.
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   41

7/7

Вряд ли человек может распознать Лучистость в другом, если сам не обладает ею хоть в какой-то мере1. Поэтому в завершение нам хотелось бы дать вам следующее упражнение.

Упражнение «Усиление Лучистости»

Войдите в особое состояние сознания.

Представьте себе кого-нибудь, кем вы восхищаетесь, кого почитаете, идеализируете.

Каковы его наиболее замечательные черты?

Вспомните какие-нибудь случаи, когда его поведение было особенно альтруистическим, особенно отвечало вашему пред­ставлению о святости.

А теперь «примерьте» на себя эти черты и это поведение. Насколько они вам впору? В какой степени вы обладаете подобными качествами?



1 Как говорит Рам Дасс, «когда карманный вор видит святого, он не замечает ничего, кроме его карманов».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

И предал я сердце мое тому, чтобы познать мудрость и по­знать безумие и глупость; узнал, что и это — томление духа...



Книга Экклезиаста

Мир будущего будет миром все более упорной борьбы за устранение барьеров, ограничивающих наш разум.



И. Випер

Несмотря на большой объем материала, мы, заканчивая книгу, хотели бы все таки поставить не точку, а многоточие. К сожалению, по причине акцентированное™ на вопросах пси­хотерапии, а также имманентной сложности и многомерности самой темы, целый ряд вопросов остался вне пределов нашего внимания, обуславливая некоторую недоговоренность. Поэто­му в конце книги мы хотели наметить хотя бы штрихами, какие вопросы, касающиеся особых состояний сознания, на наш взгляд, требуют дальнейшего изучения.

1. Особые состояния сознания как общечеловеческий феномен (исторические парадигмы особых состояний сознания, соци­ально-психологические аспекты, кросскультурные исследова­ния, отражение в художественном творчестве и т. п.).

2. Эволюция особых состояний сознания (роль биологических и социальных факторов, особые состояния сознания у живот­ных, специфика особых состояний сознания на разных этапах жизненного цикла человека, взаимосвязь с ноосферой и т. п.).

3. Структура, механизмы и функции особых состояний сознания.

4. Особые состояния сознания, измененные состояния сознания и нарушения сознания (сопоставление особых состояний созна­ния с изменениями сознания при приеме психофармакологи­ческих препаратов, воздействии алкоголя и наркотиков, при работе с новыми технологиями (телевидение, виртуальные ре­альности) и нарушениями сознания при различной патологии).

5. Взаимодействие сознания и бессознательного (соотношение сознательного и неосознаваемого в особых состояниях сознания, особые состояния сознания как средство изучения бессознатель­ных психических явлений, искусственно созданные с помощью особых состояний сознания внуТриличностные феномены, сопо­ставительное исследование психических процессов в обычном состоянии и во время особых состояний сознания).

6. Особые состояния сознания и личность человека (генетическая и конституциональная предрасположенность, связь изменчивости

775

восприимчивости к особым состояниям сознания с типами харак­теров и темперамента, личностные различия, трансформация восприимчивости в разных состояниях организма, биографиче­ские исследования людей, обладавших необычными способно­стями, и т. п.).



7. Клинические и экспериментальные исследования особых со­стояний сознания (разработка методов определения глубин! особых состояний сознания, способов анализа характеристш восприимчивости у различных испытуемых, поиск оптималь­ных приемов индукции, физиологических и биохимичес! механизмов постгипнотической амнезии, феноменов искаже­ния параметров восприятия, анестезии и т. п.).

8. Духовные аспекты особых состояний сознания (исследова­ния взаимосвязи особых состояний сознания и эмоциональны состояний (любви, тревоги, депрессии, агрессии), экзистенци­альных кризисов, мистических традиций, ценностей религиоз­ного вспомоществования, паранормальных явлений и т. п.)

9. Особые состояния сознания и обучение (повышение твор­ческих свойств мышления, развитие способностей, актуализа­ция внутренних резервов, усиление интуиции и т. п.).

10. Экологические и этические аспекты особых состоянш сознания (использование особых состояний сознания в работ правоохранительных органов, для роста экологической ответст­венности, снятия политической напряженности, преодоление глобальных проблем, стоящих перед человечеством, этика ра­боты с особыми состояниями сознания и т. п.).

Прощаясь на этом с читателями, добавим только одно. Bet время, пока мы писали эту книгу, мы старались в явной, подчас и в скрытой форме провести одну мысль: нам не нужне искать «потерянный рай» где-то там, «где нас нет». Он сущест­вует и всегда существовал вокруг и внутри нас в виде множества возможных миров, зова которых мы не слышим исключительнс в силу нашей «душевной глухоты». Не задумываясь, мы еже­дневно соприкасаемся с ними в виде образов фантазий сновидений, необычных переживаний при погружении в гип­ноз, в одиночестве, во время духовных волнений, сталкивали со смертью... Нередко и в виде симптомов болезни... И стой! нам только сделать шаг навстречу и целенаправленно войти них, как мы приобретаем самую большую ценность — свобо; собственной жизни. Но сам шаг достаточно непрост... И mi будем рады, если данная книга хоть чуть-чуть поможет кому-т хотя бы попытаться сделать его.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Роза Парацельса

В лаборатории, расположенной в двух подвальных комнатах, Парацельс молил своего Бога, Бога вообще, Бога все равно какого, чтобы тот послал ему ученика. Смеркалось. Тусклый огонь камина отбрасывал смутные тени. Сил, чтобы подняться и зажечь железный светильник, не было. Парацельса сморила усталость, и он забыл о своей мольбе. Ночь уже стерла очерта­ния запыленных колб и сосуда для перегонки, когда в дверь постучали. Полусонный хозяин встал, поднялся по длинной винтовой лестнице и отворил одну из створок. В дом вошел незнакомец. Он тоже был очень усталым. Парацельс указал ему на скамью; вошедший сел и стал ждать. Некоторое время они молчали.

Первым заговорил учитель.

— Мне знаком и восточный, и западный тип лица, — не без гордости сказал он. — Но твой мне неизвестен. Кто ты и чего ждешь от меня?

— Мое имя не имеет значения, ~ ответил вошедший. — Три дня и три ночи я был в пути, прежде чем достиг твоего дома. Я хочу быть твоим учеником. Я взял с собой все, что у меня есть.

Он снял торбу и вытряхнул ее содержимое над столом. Монеты были золотые, и их было очень много. Он сделал это правой рукой. Парацельс отошел, чтобы зажечь светильник. Вернувшись, он увидел, что в левой руке вошедшего была роза. Роза его взволновала.

Он сел поудобнее, скрестил кончики пальцев и произнес:

— Ты надеешься, что я могу создать камень, способный превращать в золото все природные элементы, и предлагаешь мне золото. Но я ищу не золото, и, если тебя интересует золото, ты никогда не будешь моим учеником.

— Золото меня не интересует, — ответил вошедший. — Эти монеты — всего лишь доказательство моей готовности работать. Я хочу, чтобы ты обучил меня Науке. Я хочу рядом с тобой пройти путь, ведущий к Камню.

777

Парацельс медленно промолвил:



— Путь — это и есть Камень. Место, откуда идешь, — это и есть Камень. Если ты не понимаешь этих слов, то ты ничего пока не понимаешь. Каждый шаг является целью.

Вошедший смотрел на него с недоверием. Он отчетливо произнес:

— Значит, цель все-таки есть? Парацельс засмеялся.

— Мои хулители, столь же многочисленные, сколь и неда­лекие, уверяют, что нет, и называют меня лжецом. У меня на этот счет иное мнение, однако допускаю, что я и в самом деле обольщаю себя иллюзиями. Мне известно лишь, что есть

Дорога.

Наступила тишина, затем вошедший сказал:



— Я готов пройти ее вместе с тобой; если понадобится — положить на это годы. Позволь мне одолеть пустыню. Позволь мне хотя бы издали увидеть обетованную землю, если даже мне не суждено на нее ступить. Но прежде чем отправиться в путь, дай мне одно доказательство своего мастерства.

— Когда? — с тревогой произнес Парацельс.

— Немедленно, — с неожиданной решимостью ответил уче­ник.

Вначале они говорили на латыни, теперь по-немецки. Юноша поднял перед собой розу.

— Говорят, что ты можешь, вооружившись своей наукой, сжечь розу и затем возродить ее из пепла. Позволь мне быть свидетелем этого чуда. Вот о чем я тебя прошу, и я отдам тебе мою жизнь без остатка...

— Ты слишком доверчив, — сказал учитель. — Я не нужда­юсь в доверчивости. Мне нужна вера.

Вошедший стоял на своем.

— Именно потому, что я недоверчив, я и хочу увидеть воочию исчезновение и возвращение розы к жизни.

Парацельс взял розу и, разговаривая, играл ею.

— Ты доверчив, — повторил он. — Ты утверждаешь, что я могу уничтожить ее?

— Каждый может ее уничтожить, — сказал ученик.

— Ты заблуждаешься. Неужели ты думаешь, что возможен возврат к небытию? Неужели ты думаешь, что Адам в раю мог уничтожить хотя бы один цветок, хотя бы одну былинку?

— Мы не в раю, — настойчиво повторил юноша, — здесь, под луной, все смертно.

Парацельс встал.

— А где же мы тогда? Неужели ты думаешь, что Всевышний мог создать что-то, помимо рая? Понимаешь ли ты, что грехо­падение — это неспособность осознать, что мы в раю?

— Роза может сгореть, — упорствовал ученик.

— Однако в камине останется огонь, — сказал Парацельс.

— Стоит тебе бросить эту розу в пламя, как ты убедишься, что она исчезнет, а пепел будет настоящим.

— Я повторяю, что роза бессмертна и что только облик ее меняется. Одного моего слова хватило бы, чтобы ты ее вновь увидел.

— Одного слова? — с недоверием переспросил ученик. — Сосуд для перегонки стоит без дела, а колбы покрыты слоем пыли. Как же ты вернул бы ее к жизни?

Парацельс взглянул на него с сожалением.

— Сосуд для перегонки стоит без дела, — повторил он, — и колбы покрыты слоем пыли. Чем я только ни пользовался на своем долгом веку; сейчас я обхожусь без них.

— Чем же ты пользуешься сейчас? — с напускным смире­нием спросил вошедший.

— Тем же, чем пользовался Всевышний, создавший небеса, и землю, и невидимый рай, в котором мы обитаем и который сокрыт от нас первородным грехом. Я имею в виду Слово, познать которое помогает нам Каббала.

Ученик сказал с полным безразличием:

— Я прошу, чтобы ты продемонстрировал-мне исчезновение и появление розы. К чему ты при этом прибегнешь — к сосуду для перегонки или к Слову, — для меня не имеет значения.

Парацельс задумался. Затем он вымолвил:

— Если бы я это сделал, ты мог бы сказать, что все увиден­ное — всего лишь обман зрения. Чудо не принесет тебе искомой веры. Поэтому положи розу.

Юноша смотрел на него с недоверием. Тогда учитель, повы­сив голос, сказал:

— А кто дал тебе право входить в дом учителя и требовать чуда? Чем ты заслужил подобную милость?

Вошедший, охваченный волнением, произнес:

— Я сознаю свое нынешнее ничтожество. Я заклинаю тебя во имя долгих лет моего будущего послушничества у тебя позволить мне лицезреть пепел, а затем розу. Я ни о чем больше не попрошу тебя. Увиденное собственными глазами и будет для меня доказательством.

Резким движением он схватил алую розу, оставленную Пара-цельсом на пюпитре, и швырнул ее в огонь. Цвет истаял и осталась горсточка пепла. Некоторое время он ждал слов и чуда.

Парацельс остался невозмутим. Он сказал с неожиданной прямотой:

— Все врачи и аптекари Базеля считают меня шарлатаном. Как видно, они правы. Вот пепел, который был розой и который ею больше не будет.

Юноше стало стыдно. Парацельс был лгуном или же фанта­зером, а он, ворвавшись к нему, требовал, чтобы тот признал бессилие всей своей колдовской науки.

Он преклонил колени и молвил:

— Я совершил проступок. Мне не хватило веры, без которой для Господа нет благочестия. Так пусть же глаза мои видят пепел. Я вернусь, когда дух мой окрепнет, стану твоим учени­ком, и в конце пути я увижу розу.

Он говорил с неподдельным чувством, однако это чувство было вызвано состраданием к старому учителю, столь почитае­мому, столь пострадавшему, столь необыкновенному и поэто­му-то столь ничтожному. Как смеет он, Иоганн Гризебах, срывать своей нечестивой рукой маску, которая прикрывает

пустоту?


Оставленные золотые монеты были бы милостыней. Уходя, он взял их. Парацельс проводил его до лестницы и сказал ему, что в этом доме он всегда будет желанным гостем. Оба прекрас­но понимали, что встретиться им больше не придется.

Парацельс остался один. Прежде чем погасить светильник и удобно расположиться в кресле, он встряхнул щепотку пепла в горсти, тихо произнеся Слово. И возникла роза.


Хорхе Луис Борхес

Приложение 1

Сознание человека и его нарушения

Одно из существенных отличий человека как вида от живот­ных состоит в способности рассуждать и мыслить абстрактно, критически размышлять о своем прошлом и думать о будущем, разрабатывая и реализуя те или иные планы и программы. Все это вместе взятое связано со сферой человеческого сознания.

Сознание является высшим уровнем отражения человеком действительности, если психику рассматривают с материалисти­ческих позиций, и собственно человеческой формой психиче­ского начала бытия, если психику трактуют с идеалистических позиций. История психологии демонстрирует, что понимание сознания является, наверное, самой трудной проблемой, которую до сих пор так и не удалось разрешить ни с материалистических, ни с идеалистических позиций. Именно по этой причине область психологической науки, касающаяся понятия о сознании, до сих пор остается одной из наименее разработанных.

Каких методологических или философских позиций ни при­держивались бы исследователи сознания, они неизбежно свя­зывали с ним так называемую рефлексивную способность, то есть готовность сознания к познанию других психических явлений и самого себя'.

Психологическими характеристиками сознания человека яв­ляются: ощущение себя познающим субъектом, способность мысленно представлять действительную и виртуальную реаль­ности, контролировать собственные психические и поведенчес­кие состояния и управлять ими, способность видеть и воспри­нимать в форме образов окружающую действительность.

Первая психологическая характеристика сознания — ощущение себя познающим субъектом. Это означает, что человек осознает себя как отделенное от остального мира существо, готовое и способное изучать и познавать этот мир, то есть получать более или менее достоверные знания о нем. Человек осознает эти зна­ния как феномены, отличные от объектов, к которым они отно­сятся, может сформулировать эти знания, (выразив их в словах, понятиях или разнообразной символике), передать их другим людям и будущим поколениям, а также хранить, воспроизводить и работать со знаниями как с особым объектом.

1 Наличие подобной способности у человека является основанием для существования и развития психологии, ибо без рефлексии данный класс фе­номенов был бы закрыт для познания. Наверное, без нее человек не смог бы даже иметь представление о том, что у него есть психика.

77 7


Мысленное воображение реальности — вторая характеристика сознания. Она, как и сознание в целом, тесным образом связана с психической функцией воли1. О сознательном управлении представлениями и воображением говорят обычно тогда, когда они порождаются и изменяются усилием воли человека. Когда же воображение и представления выходят-из-под сознательного волевого контроля, возникает так называемый поток сознания (спонтанное течение мыслей, образов и ассоциаций), который является одной из существенных характеристик особых состо­яний сознания, но в своих крайних формах может быть прояв­лением психической патологии.

Представляя же виртуальную реальность (грезя, мечтая, фан­тазируя), человек произвольно, то есть сознательно, отвлекается от восприятия окружающего и сосредоточивается на какой-ли­бо идее, образе, воспоминании и т. п., рисуя и развивая в своем воображении то, что в данный момент он непосредственно не воспринимает или вообще не в состоянии воспринять.

Кроме того, сознание теснейшим образом связано с речью и без нее в своих высших формах не существует. В отличие от других познавательных процессов (ощущения, восприятия, памяти), сознательное отражение характеризуется рядом спе­цифических свойств. Одно из них — осмысленность осознава­емого, то есть его словесно-понятийная означенность (семио-тичность), нацеленность определенным смыслом, связанным с человеческой культурой (семиосферой).

Другое свойство сознания состоит в его интенциональности (направленности): в нем отражаются не все (и не случайные), а только основные, сущностные характеристики объектов, событий и явлений, то есть то, что характерно именно для них и отличает их от других, внешне похожих на них объектов и явлений. При этом сознание почти всегда связано с употреблением для обозна­чения осознаваемого слов-понятий, которые, по определению, содержат в себе указания на общие и отличительные свойства отражаемого в сознании класса объектов.

Третья характеристика человеческого сознания — его спо­собность к коммуникации, то есть передаче другим лицам того, что осознает данный человек с помощью языка и других зна­ковых систем. Коммуникативные возможности есть и у мно­гих высших животных, но от человеческих они отличаются тем, что с помощью языка человек передает другим предста­вителям своего вида не столько сообщения о собственных внутренних состояниях (именно это является главным во вза­имодействии животных), сколько то, что знает, видит, пони-

1 Не случайно, что в старых учебниках по психологии темы «Сознание» и «Воля» почти всегда соседствовали друг с другом и обсуждались одновременно.

722

мает, представляет, то есть объективную информацию об ок­ружающем мире.

С этим связано и наличие в человеческом сознании интел­лектуальных схем (определенных когнитивных структур, в со­ответствии с которыми человек воспринимает, перерабатывает и хранит информацию об окружающем мире и о самом себе). Такие схемы включают понятия, логические операции, правила, используемые людьми для приведения имеющейся у них ин­формации в определенный порядок, включая отбор, класси­фикацию информации, отнесение ее к той или иной категории.

Обмениваясь друг с другом разнообразной информацией, лю­ди выделяют в сообщаемом главное, совершая процесс абстраги­рования (отвлекаясь от всего второстепенного) и сосредоточивая сознание на самом существенном. Откладываясь в общественной лексике и семантике в понятийной форме, это главное затем становится достоянием индивидуального сознания человека по мере того, как он усваивает язык и научается пользоваться им как средством общения и мышления. Такая система значений состав­ляет пласт общественного сознания, которое в знаковых системах языка существует независимо от сознания каждого отдельно взя­того человека. Это служит основанием говорить о том, что без языка сознание человека немыслимо.

Однако сознание существует не только в словесной, но и в образной форме. В этом случае оно базируется на использова­нии второй сигнальной системы, вызывающей и преобразую­щей соответствующие образы. Наиболее ярким примером об­разного человеческого сознания служат искусство, литература, музыка. Они также выступают как формы отражения действи­тельности, но не в абстрактной, как это свойственно науке, а в образной форме.

Таким образом, понятно, что сознание человека могло воз­никнуть и развиваться в общественный период его существова­ния, поэтому история становления сознания, вероятно, не выходит за рамки тех нескольких десятков тысяч лет, которые принято относить к истории человеческого сообщества. В оте­чественной психологии принято считать, что главным условием возникновения и развития человеческого сознания являлась совместная продуктивная, опосредованная словом орудийная дея­тельность людей, то есть такая деятельность, которая требовала общения и кооперации людей друг с другом. Подобный вид деятельности предполагал создание продукта, который всеми участниками совместной деятельности сознается как цель их сотрудничества, поэтому индивидуальное сознание на заре ис­тории человечества, вероятно, выступало как необходимое ус­ловие организации коллективной деятельности: ведь для того, чтобы людям вместе заниматься каким-то делом, каждый из них

7? ?

должен ясно представлять себе цель совместной работы, причем эта цель должна была быть означенной, то есть определенной и выраженной в слове1.



По-видимому, в онтогенезе точно так же возникает и начи­нает развиваться индивидуальное сознание ребенка. Для его становления также необходимы совместная деятельность и ак­тивное общение взрослого с ребенком, выделение, осознание и словесное обозначение цели взаимодействия. С самого начала фило- и онтогенетического возникновения и развития челове­ческого сознания его субъективным носителем становится сло­во, которое вначале служит средством общения (сообщения), а затем становится средством мышления (обобщения).

Прежде чем стать достоянием индивидуального сознания, слово и связанное с ним содержание должны получить общее значение для пользующихся ими людей. Это впервые и проис­ходит в совместной деятельности. Получив свое всеобщее зна­чение, слово затем проникает в индивидуальное сознание и становится его достоянием в форме значений и смыслов. Сле­довательно, вначале появляется коллективное, а затем индиви­дуальное сознание, причем такая последовательность развития характерна не только для филогенеза, но и для онтогенеза сознания. Индивидуальное сознание ребенка формируется на базе и при условии существования коллективного сознания путем его присвоения (социализации путем интериоризации).

Г. К. Ушаков выделяет пять этапов (периодов) формирова­ния человеческого сознания:

1) бодрствующее сознание (у детей до 1 года),

2) предметное сознание (от 1 года до 3 лет),

3) индивидуальное сознание (от 3 до 9 лет),

4) коллективное сознание (от 9 до 16 лет),

5) рефлексивное, высшее общественное, социальное созна­ние (у молодых людей от 16 до 22 лет).

Этап бодрствующего сознания характеризуется первыми реак­циями ребенка на внешний мир и изменения внутреннего состо­яния организма. Предметное сознание проявляется в известной активности отражения, то есть в дифференцированном выборе отражаемых объектов. Индивидуальное сознание характеризует­ся выделением себя из объектов внешнего мира. Этап разви­тия коллективного сознания — формирование взаимоотношений между личностью и коллективом (семья, школа). Социальное сен знание — это осознание своей социальной роли в обществе.

' Возможность речевого общения с другими людьми в ходе совместной деятельности вела и к формированию аутокоммуникации — внутреннего диа­лога с самим собой, что, по мысли М. М. Бахтина, является основным механиз-. мом сознания: «где начинается сознание, там начинается и диалог* (1979).



724

Особенно важное значение для развития человеческого созна­ния имеет продуктивный, творческий характер человеческой де­ятельности. Сознание предполагает осознание человеком не толь­ко внешнего мира, но и самого себя, своих ощущений, образов, представлений и чувств. Иного пути осознания этого, кроме получения возможности «видения» собственной психологии, оп-редмеченной в творениях, для человека нет. Образы, мысли, предсташтения и чувства людей материально воплощаются в пред­метах их творческого труда и при последующем восприятии этих предметов, именно как воплотивших в себе психологию их твор­цов, становятся осознанными. Поэтому творчество есть путь и средство самопознания и развития сознания человека через вос­приятие им своих собственных творений.

В начале своего развития сознание человека было направле­но на внешний мир. Человек осознавал, что находилось вне его благодаря тому, что с помощью данных ему от природы органов чувств воспринимал этот мир как отделенный от него и суще­ствующий независимо от него. Позднее появилась рефлексив­ная способность, то есть осознание того, что сам человек для себя может и должен стать объектом познания. Такова после­довательность стадий развития сознания в фило- и онтогенезе. Данное направление в развитии сознания можно обозначить как рефлексивное.

Второе направление связано с развитием мышления и посте­пенным соединением мысли со словом. Мышление человека, развиваясь, все больше проникало в суть вещей. Параллельно с этим развивался язык, используемый для обозначения добывае­мых знаний. Слова наполняются все более глубоким смыслом и наконец с развитием научного знания трансформируются в поня­тия. Слово-понятие и есть единица сознания, а направление, в русле которого оно возникает, можно обозначить как понятийное.

Совершенно естественно, что каждая новая историческая эпоха своеобразно отражается в сознании ее современников и с изменением условий существования людей меняется и их сознание'. Таким образом, филогенез его развития можно пред­ставить в историческо-диалектическом ракурсе. То же самое

1 В русском языке есть дна различных слова — «сознание» п «совесть», происходящие от квазисинонимичных слов «знать» и «ведать». Слово «созна­ние» было введено Карамзиным как калька при переводе латинского conscien-cia. В дальнейшем синонимичные слова «сознание» и «совесть» приобрели различные значения: в первом выделяется скорее познавательный аспект («со­знание»), а во втором — чувства и переживания. В большинстве европейских языков такое различие отсутствует, и можно предположить, что в какой-то мере пафос французского Просвещения, связанный с представлением о том, что человеку достаточно объяснить этические нормы, чтобы он принял их и им следовал, обусловлен неразведением сознания и совести (знания и чувства).

70е,

справедливо и в отношении сознания человека в ходе его онтогенетического развития, если благодаря произведениям культуры, созданным людьми, индивид все глубже проникает в психологию живших до него народов. Это направление в раз­витии сознания еще обозначают как историческое.

На данном историческом этапе сознание людей все еще про­должает развиваться, причем, по мнению многих исследователей, это развитие идет с известным ускорением, вызванным темпами духов?гого и научно-технического прогресса.

В структуру сознания, выделяемую в общей психологии, входят:

1) важнейшие познавательные процессы (ощущения, вос­приятия, память, мышление и воображение);

2) способность различать субъект и объект (самосознание и сознание окружающего мира);

3) способность обеспечить целеполагающую деятельность (волевую, целенаправленную, критически оцениваемую);

4) отношение к реальной действительности, ее переживание (А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский, 1977).

В психиатрии в структуру сознания включают:

1) сознание собственного Я (аутопсихическая ориентиров­ка) — сознание частей своего тела, их взаимосвязи («схема тела»), расположения своего тела в пространстве и осознание себя как личности с ее многообразными формами взаимоотно­шений с обществом;

2) сознание предметного мира (аллопсихическая ориентиров­ка) — правильное отражение объектов внешнего мира и их взаимосвязи, правильное отражение пространственно-временных категорий (оценка пространства, истекшего отрезка времени, отдаленности прошедших событий, оценка во времени предстоя­щих действий, их закономерной последовательности и т. п.).

Взаимосвязь между двумя указанными формами сознания складывается в процессе их выделения, то есть дифференциации и усложнения. Этот процесс весьма длительный. Он охватывает в среднем первые 20—25 лет жизни человека (Н. Е. Бачериков, К. В. Михайлова, В. Л. Гавенко и др., 1989).

Существуют следующие свойства сознания.

1. Ясность сознания (критерии ясного сознания) — возмож­ность четко выделить объекты внешнего мира и их взаимосвязь между собой, наличие самосознания, сохранность способности запечатлевать новое и воспроизводить имеющийся запас зна­ний, адекватность эмоциональных реакций, способность осу­ществлять целенаправленную деятельность (отдавать отчет сво­им действиям и руководить ими).

2. Объем сознания — количество связей, возникающих в сознании в данной конкретной ситуации, то есть объем осоз-

726

наваемых в данный момент собственных переживаний и окру­жающей обстановки.

3. Содержание сознания — характер ассоциаций, возникаю­щих в данной ситуации, являющихся, с одной стороны, резуль­татом отражения объективной реальности, с другой — резуль­татом взаимосвязи с прошлым опытом субъекта (содержание мыслей, переживаний и т. д.).

4. Непрерывность сознания — способность осознания взаимо­связи между настоящим, прошедшим и ближайшей перспективой (единство переживаний прошлого, настоящего и будущего).

Физиологические варианты измененного сознания: при утом­лении, в состоянии сна, аффективное сужение сознания.

Утомление — состояние, вызванное интеллектуальной или физической перегрузкой, вынужденной бессонницей. Для него характерны снижение уровня бодрствования, четкости и чувст­венной живости восприятия окружающего (контуры теряют свою четкость; появляются иллюзорные восприятия), ослабление вни­мания (привлекаемости, концентрации и устойчивости); ухудше­ние запоминания и воспроизведения, снижение силы и диф-ференцированности эмоциональных реакций, темпа мышления.

Аффективно-суженное сознание (физиологический аффект) — кратковременная бурная реакция на эмоционально значимое для человека воздействие, характеризующаяся сужением объема сознания, концентрацией представлений на аффектогенной ситуации, наличием аффективно вызванных иллюзорных обма­нов восприятий, выраженными мимическими, иногда двига­тельными и вегетативными реакциями (аффект гнева, ярости, исступленной злобы и др.). У детей младшего возраста аффек­тивно-суженное сознание возникает как реакция протеста и проявляется в выраженном двигательном беспокойстве (ребе­нок падает на пол, беспорядочно размахивает руками, бьется головой о пол, громко плачет). Весьма частой формой является аффект страха, возникающий при угрожающей ситуации (на­пример, при нападении животных и др.).

Расстроенное сознание — это такое патологическое состояние, при котором нарушаются правильное отражение в сознании че­ловека объектов внешнего мира (аллопсихическая дезориентиров­ка), собственного Я (аутопсихическая дезориентировка), а также предметно-личностные и пространственно-временные отноше­ния (явления деперсонализации и дереализации), возможность сопоставить факты в их последовательности и взаимосвязи (суже­ние объема сознания и нарушение его непрерывности). Степень выраженности нарушений отдельных структурных компонентов сознания может быть различной, в связи с чем в клинической практике можно наблюдать множество форм нарушения созна­ния, проявляющихся в синдромах различной степени сложности.

727

Расстройства сознания можно классифицировать следующим образом.

1. Непсихотические формы

Обнибуляция — легкое затемнение сознания при сохранении всех видов ориентировки и способности осуществлять привыч­ные действия; при этом возникают затруднения в осмыслении сложности ситуации, смысла происходящего, в том числе содер­жания чужой речи. Обнибуляция наблюдается при органических поражениях мозга, состояниях выраженной астении.

Обморок — кратковременное полное выключение сознания, вызванное внезапной анемией мозга различного генеза.

Оглушенность — характеризуется стойким ослаблением пси­хических функций без возникновения качественно новых про­дуктивных симптомов, резким повышением порога восприятия во всех анализаторах, нарушением синтеза.

Сопор — полное выключение сознания с сохранением обо­ронительных реакций и других безусловных реакций.

Кома — полное выключение сознания, сопровождающееся утратой безусловных рефлексов, в том числе оборонительных реакций, и появлением патологических рефлексов (хоботково­го, хватательного и т. д.)-

^. Психотические формы (синдромы помрачения сознания)



Синдром деперсонализации и дереализации характеризуется нарушением самосознания и сознания окружающего. Наруше­ние самосознания может проявляться в чувстве отчужденности либо измененное™ своего тела (соматическая деперсонализа­ция) или же различных свойств своей личности (психическая деперсонализация). Как правило, явления деперсонализации сочетаются с утратой чувства реальности окружающего, симп­томом «уже виденного» и «никогда не виденного» (дереали­зация). Для детей младшего возраста деперсонализационные расстройства совершенно нетипичны, они начинают в рудимен­тарной форме проявляться у подростков и более выражены уже в юношеском возрасте.

Растерянность — остро возникающее нарушение самосозна­ния, сознания окружающего мира и взаимосвязи между всем происходящим, в том числе отношения собственного Я к окру­жающему миру. Больные утрачивают понимание происходящего, лицо выражает недоумение (аффект недоумения), речь вопро­шающая, в поведении обнаруживается беспомощность, нереши­тельность.

728

Онейроидный синдром (сновидное нарушение сознания) — ха­рактеризуется аллопсихической дезориентировкой, «перенесе­нием в мир грез», переживаемых в форме иллюзий или галлю­цинаций. Больные считают, что им «специально показывают кадры из их жизни» (бред, инсценировки), выглядят отрешен­ными, почти неподвижно лежат в постели, на вопросы отвечают «как сквозь сон».

Синдром астенической спутанности — проявляется мерцани­ем глубины нарушения сознания, быстрым истощением психи­ческой деятельности, резким углублением помрачения созна­ния к вечеру. Больные в начале беседы могут четко отвечать на вопросы, затем речь становится невнятной, «бормочущей», нарушается контакт с окружающим. Синдром астенической спутанности часто наблюдается у детей и подростков и, как правило, в ночное время сменяется делирием.

Делириозный синдром (сноподобное помрачение сознания) — характеризуется аллопсихической дезориентировкой, наплывом ярких зрительных галлюцинаций, имеющих непосредственное отношение к больному, что выражается в резком двигательном возбуждении, ярких эмоциональных переживаниях (страхе), выраженных вегетативных реакциях. Делириозный синдром занимает первое место по частоте среди синдромов нарушенно­го сознания у детей и подростков и наблюдается при заболева­ниях экзогенной природы (острых инфекциях, интоксикациях, травмах головы). Делириозные переживания у детей отражают их запас представлений, черпаемый из сказок, как правило, устрашающего содержания, в связи с чем дети переживают страх, в ужасе прячутся от галлюцинаторных образов, зовут родных. Воспоминание о пережитом в делирии остается надол­го, но эмоциональная реакция страха быстро сглаживается.

Аментивный синдром — состояние глубокого помрачения сознания с резким угнетением психической активности, отсут­ствием реакций на обычные раздражители, их возникновением только на сильные воздействия (укол, яркий свет, громкий оклик), фрагментарностью восприятий, невозможностью ос­мыслить ситуацию, резким двигательным возбуждением, по­следующей амнезией пережитого. Наблюдается при тяжелых инфекциях, интоксикациях и других экзогенных заболеваниях.

Сумеречное состояние сознания — характеризуется резким су­жением объема сознания, наплывом представлений, не связанных с реальностью, переживаниями угрожающих жизни ситуаций, двигательным возбуждением. Характер контакта с окружающими и упорядоченности поведения зависит от степени оглушенности. Пережитое в сумеречном состоянии почти полностью амнезиру-ется. Клинические проявления сумеречных состояний весьма многообразны, среди них выделяют следующие основные формы.

729

Транс — длительное сумеречное состояние, характеризуется сохранением автоматизированных действий (амбулаторный ав­томатизм), в том числе передвижений на транспорте.

Сомнамбулизм — сумеречное состояние, развивающееся во время сна. Больные совершают целый ряд автоматических действий (перекладывают вещи, выходят на улицу, влезают на заборы и т. д.). Указанные состояния наблюдаются при эпилеп­сии, особенно в подростковом и юношеском возрасте, а также при неврозах.

Истерические сумеречные состояния — психогенно обуслов­ленные нарушения сознания с отражением фабулы пережитого в поведении больного, с его гиперболизацией и театральностью.

Пуэрияизм — психогенно возникающее сумеречное состоя­ние, характеризующееся «возрастным регрессом личности», в связи с чем отмечаются детские черты поведения, изменение самосознания в соответствии с переживаемым возрастом (ле­печущая речь, иногда ползание вместо ходьбы и т. д.) при одновременной демонстрации навыков взрослого человека (ку­рение, письмо и др.).

Псевдодеменция — сумеречное состояние сознания с нелепыми формами поведения и яркой, гиперболизированной демонстра­цией слабоумия. Наиболее очерченной формой псевдодеменции является Ганзеровский синдром — сумеречное состояние, при котором больные отвечают не по существу заданного вопроса («мимо-речь», «мимо-говорение»).

Патологический аффект — аффективно обусловленное суме­речное расстройство сознания, сопровождающееся разруши­тельными действиями и полной амнезией пережитого в болез­ненном состоянии.

Фугиформные реакции — психогенно обусловленное сумереч­ное состояние, выражающееся бессмысленным бегством. Фу-гиформные реакции могут возникать в подростковом возрасте.

Сумеречные состояния при экзогенно-органических заболеваниях имеют свои клинические особенности в зависимости от характе­ра основного заболевания и степени его тяжести.

Приложение 2

Психологическая защита и копинг-механизмы

Представления о психологической защите первоначально сформировались в рамках психоанализа. Согласно разработан­ной 3. Фрейдом структуре личности психологическая защита рассматривалась как бессознательные, приобретенные в про­цессе развития личности способы достижения Я компромисса между противодействующими силами Оно или Сверх-Я, а также внешней действительностью. Механизмы психологической за­щиты считались направленными на уменьшение тревоги, вы­званной интрапсихическим конфликтом, и представляли собой специфические бессознательные процессы, с помощью которых Я пытается сохранить целостность и адаптивность личности. По мере развития психоаналитических идей эта концепция подвер­галась определенным изменениям.

Так, концепция психологической защиты в Эго-психологии была представлена А. Фрейд в книге «Эго и механизмы защиты» (1936). С позиций этой концепции, если отношения между Я и Оно благоприятны, то инстинктивные импульсы беспрепятст­венно прокладывают себе дорогу наверх, а Я лишь выполняет функцию наблюдателя, не вмешиваясь в сам процесс и не искажая его. При конфликтных же отношениях между этими образованиями процесс взаимодействия между ними отражает­ся Я гораздо менее определенно и начинает становиться обу­словленным защитными мерами со стороны Я. Особенно зна­чимо то, что были отмечены параллели между защитными мерами Я против внешней и внутренней опасности.

Согласно взглядам современного психоанализа (Ч. Бреннер, 1981) психологическая защита является определенным аспектом мышления, отражающим взаимосвязи между Я и Оно. В зависи­мости от особенностей конфликтной ситуации (различное разме­щение ее на оси «удовольствие — неудовольствие») Я может применять защитные механизмы как защиту при давлении влече­ний, так и для их удовлетворения. В защитных целях Я может использовать любую установку, восприятие, отвлечение внима­ния, смещение на побудители иного поведения, словом, вообще «все, что есть под рукой».

В основе других современных представлений о механизмах психологической защиты доминируют познавательные теории Гжеголовской (1981). Эти механизмы определяются как защит­ные переоценки (реинтерпретации), характеризующиеся изме-

нением значения факторов эмоциональной угрозы, собствен­ных черт и ценностей. В основе защитной деятельности, целью которой является снижение тревоги (психического дискомфор­та) или повышение самооценки, лежит защита Я посредством искажения процесса отбора и преобразования информации. Благодаря этому сохраняется соответствие между имеющимися у больного представлениями об окружающем мире, себе и по­ступающей информацией.

В отечественной психологии и психотерапии понятие «психо­логическая защита» рассматривается как важнейшая форма реа­гирования сознания индивида на психическую травму (Ф. В. Бас-син и др., 1975). При этом имеется в виду прежде всего защитная перестройка, происходящая в системах взаимосвязанных пси­хологических установок и отношений, в субъективной иерархии ценностей, которая направлена на редукцию патогенного эмо­ционального напряжения, способствуя хотя и временному, но определенному лечебному эффекту и предотвращая дальнейшее развитие психофизиологических нарушений.

Наиболее распространенные и важные механизмы психоло­гической защиты могут быть представлены в виде нескольких групп (Б. Д. Карвасарский и др., 1998).

Первую группу составляют защитные механизмы, которые не перерабатывают содержание того, что подвергается вытесне­нию, подавлению, блокированию или отрицанию.



Вытеснение — активное недопущение в сферу сознания или устранение из нее болезненных, противоречивых чувств и воспо­минаний, неприемлемых желаний и мыслей. Это наименее диф­ференцированный и нередко малоэффективный способ защиты, но в той или иной мере он присоединяется к действию всех других защитных механизмов. Человек легко может забывать некоторые вещи, особенно то, что снижает чувство собственной ценности как личности. Чаще этот механизм проявляется у людей с незре­лым Я, истерическими чертами характера, у детей.

Перцептивная защита (автоматические реакции невоспри­ятия при наличии болезненного расхождения между поступаю­щей и имеющейся информацией).

Подавление — более сознательное, чем при вытеснении, избегание тревожащей информации, отвлечение внимания от осознаваемых аффекто-генных импульсов и конфликтов.

Блокирование — задержка, торможение (обычно временное) эмоций, мыслей или действий, возбуждающих тревогу.

Отрицание — непризнание, отвергание ситуаций, конфлик­тов, игнорирование болезненной реальности, фактов.

Вторая группа механизмов психологической защиты связана с преобразованием (искажением) содержания мыслей, чувств, поведения человека.



712

Рационализация проявляется в псевдообъяснении больным собственных неприемлемых желаний, убеждений и поступков, интерпретации по-своему различных личностных черт (напри­мер, агрессивности как активности, безразличия как независи­мости, скупости как бережливости и т. д.) с целью самооправ­дания, так как осознание истинного их содержания может привести к снижению чувства собственной ценности, повыше­нию тревоги и другим отрицательным переживаниям.

Интеллектуализация — контроль над эмоциями и импульса­ми путем размышления, рассуждения по их поводу вместо непосредственного переживания. Характерным признаком яв­ляется «объективное» отношение к ситуации, чрезмерно рассу­дочный способ представления и попытки решения конфликт­ных тем без ощущения связанных с ситуацией аффектов.

Изоляция состоит в интеллектуально-эмоциональной диссо­циации, отделении эмоции от конкретного психического содер­жания, в результате чего представление или эмоции вытесня­ются либо эмоция связывается с другим, менее значимым представлением и тем самым достигается снижение эмоцио­нального напряжения.

Формирование реакции характеризуется совладением с непри­емлемыми импульсами, эмоциями, личностными качествами посредством замены их на противоположные (например, паци­ент с вытесняемой враждебностью по отношению к окружаю­щим неосознанно принимает установку и поведение человека послушного и уступчивого).

Смещение проявляется в том, что реальный объект, на кото­рый могли быть направлены негативные чувства, заменяется более безопасным (например, сдерживаемая агрессия человека в отношении авторитетного лица перемещается на друтих, за­висимых от него людей).

Проекция — приписывание человеком непризнаваемых соб­ственных мыслей, чувств и мотивов другим людям.

Идентификация — в отличие от механизма смещения, человек отождествляет себя с более сильной личностью, в частности ими­тируя агрессивную или дружелюбную манеру поведения в зависи­мости от ассоциируемых с этим человеком чувств страха или любви.

Третью группу способов психологической защиты составляют механизмы разрядки отрицательного эмоционального напряжения.



Реализация в действии (acting out) — аффективная разрядка осуществляется посредством активации экспрессивного поведе­ния. Этот механизм может составлять основу развития психо­логической зависимости от алкоголя, наркотиков и лекарств, а также суицидальных попыток, гиперфагии, агрессии и др.

Соматизация тревоги или какого-либо отрицательного аф­фекта проявляется в психовегетативных и конверсионных син-

дромах путем трансформации психоэмоционального напряже­ния сенсорно-моторными актами.



Сублимация — процесс преобразования энергии инстинктив­ных влечений в социально приемлемую активность.

К четвертой группе могут быть отнесены механизмы психо­логической защиты манипулятивного типа.



Регрессия — возвращение к более ранним, инфантильным личностным реакциям, проявляющимся в демонстрации беспо­мощности, зависимости, детскости поведения с целью умень­шить тревогу и уйти от требований реальной действительности.

Фантазирование (в функции манипуляции) — человек, при­украшивая себя и свою жизнь, повышает чувство собственной ценности и контроль над окружением.

Уход в болезнь — человек отказывается от ответственности и самостоятельного решения проблем, оправдывает болезнью свою несостоятельность, ищет опеки и признания, играя роль больного.

Общепринятой классификации механизмов психологиче­ской защиты до сих пор не существует, и список защитных механизмов может быть расширен и продолжен.

Защитные механизмы в некоторой мере способствуют стаби­лизации Я личности, иногда приводя к неадаптивной ригидно­сти поведения пациента, ограничивают возможности вскрытия и разрешения внутриличностного конфликта. Поэтому одним из важных правил психотерапевтической тактики при работе с за­щитными механизмами является признание их определенного положительного значения, проявление уважения к личности па­циента, осуществляющей центральную регулирующую функцию в системе психической адаптации. Еще одно правило — постепен­ная (пошаговая) работа с выявлением, осознанием и интерпрета­цией способа защиты.

При этом психотерапевтическое воздействие при наличии психологической защиты может осуществляться на различных уровнях. Конструктивное изменение психотравмирующей жиз­ненной ситуации, симптоматическое снижение тревоги, укрепле­ние Я и повышение самооценки способствуют снижению дезадап-тивной защитной деятельности пациента. Эмпатическое общение (сопереживание и эмоциональная поддержка) с человеком также приводит к уменьшению его защитного сопротивления. В ходе психотерапии следует стремиться к замене примитивных, незре­лых защитных реакций вытеснения более избирательными и сознательными адаптивными способами подавления и совлада-ния. Тем самым достигается вербальный контроль, и пациент начинает использовать более совершенные, сознательные меха­низмы психологической защиты. Раскрытие и переработка одних защитных механизмов (замещение, идентификация) проводится с целью укрепления Я пациента, других (рационализация, иятел-



7 и

лектуализация, фантазирование, реализация в действии, вытес­нение) — для обучения контролю и управлению ими, третьих (уход в болезнь, регрессия) — для их устранения.

В системе адаптивных реакций пациента механизмы психо­логической защиты тесно связаны с копинг-механизмами (меха­низмами совладания) как активными, преимущественно созна­тельными усилиями человека, направленными на овладение ситуацией или проблемой.

Впервые термин «coping» был использован Л. Мерфи (1962) в исследованиях способов преодоления детьми требований, выдвигаемых кризисами развития. В последующем понимание копинг-механизмов было тесно связано с исследованиями пси­хологического стресса. Р. Лазарус (1966) определял копинг-ме­ханизмы как стратегии действий, предпринимаемые человеком в ситуациях психологической угрозы, в частности в условиях приспособления к болезни как угрозе (в разной мере, в зависи­мости от вида и тяжести заболевания) физическому, личност­ному и социальному благополучию. Предпринималась попытка объединить в единое целое копинг-механизмы и механизмы психологической защиты, так как механизмы приспособления личности к болезни на разных этапах заболевания и его лечения чрезвычайно многообразны (от активных, гибких и конструк­тивных до пассивных, ригидных и дезадаптивных).

Типы (модальности) копинг-механизмов могут проявляться в когнитивной, эмоциональной и поведенческих сферах лич­ности пациента.

В когнитивной сфере могут получить развитие следующие копинг-механизмы:

отвлечение или переключение мыслей на другие, «более важные» темы, чем данная проблема;

принятие болезни как чего-то неизбежного (проявление своего рода философии стоицизма);

диссимуляция болезни (игнорирование, уменьшение ее серь­езности);

сохранение «идеального статуса», стремление не показывать другим своего болезненного состояния;

проблемный анализ болезни и ее последствий, поиск соот­ветствующей информации, расспрос врачей, взвешенный под­ход к решениям;

относительность в оценке болезни, сравнение с другими, находящимися в худшем положении;

религиозность, стойкость в вере («со мной Бог»);

придание болезни значения и смысла (например, отношение к болезни, как к вызову судьбы или проверке стойкости духа и т. п.);

самоуважение — более глубокое осознание собственной цен­ности как личности.

Копинг-механизмы, связанные с эмоциональной сферой лич­ности пациента, проявляются в виде:

переживания протеста, возмущения, противостояния болез­ни и ее последствиям;

эмоциональной разрядки — отреагирования чувств, вызван­ных болезнью;

изоляции — подавления, недопущения чувств, адекватных ситуации;

пассивного сотрудничества — доверия с передачей ответст­венности психотерапевту;

покорности, фатализма, капитуляции;

самообвинения;

переживания злости, раздражения, связанных с ограничени­ем жизни болезнью;

сохранение самообладания — равновесия, самоконтроля.

С поведенческой сферой пациента связаны следующие ко­пинг-механизмы:

отвлечение — обращение к какой-либо деятельности, уход в работу;

альтруизм — забота о других, когда собственные потребности отодвигаются на второй план;

активное избегание — стремление избегать «погружения» в процесс лечения;

компенсация — отвлекающее исполнение каких-то собст­венных желаний (например, покупка чего-то);

конструктивная активность — удовлетворение какой-то дав­ней потребности (например, совершить путешествие);

уединение пребывание в покое, размышление о себе;

активное сотрудничество — ответственное участие в терапев­тическом процессе;

поиск эмоциональной поддержки — стремление быть выслу­шанным, встретить содействие и понимание.

Цели копинг-механизмов могут быть различными у пациента, лиц из ближайщего его окружения и психотерапевта. Пациент за­интересован в обретении психического равновесия, ослаблении и устранении болезненных расстройств, эффективном приспособ­лении к жизни при проявлениях болезни и ее последствиях в слу­чае хронического течения заболевания, оптимальной адаптации к требованиям лечения. Лица из ближайшего окружения ожидают от пациента сохранения прежнего статуса в семье и на работе, поддержания социальных контактов. Основными целями же ис-■ пользования психотерапевтом копинг-механизмов пациента яв­ляется развитие позитивного отношения последнего к лечению, активному сотрудничеству в терапии (лечебному альянсу), эмоци­ональной устойчивости и терпеливости в процессе терапии. В пси­хотерапевтической работе всегда важно учитывать все это много­образие целей для расстановок наиболее целесообразных акцентов.

7?/Г

Приложение 3

Стадии и степени глубины гипнотического сна (классификация Е. С. Каткова; 1957)

Первая стадия

Первая степень. Наблюдается нарастающее снижение тонуса коры головного мозга. Основные процессы — торможение и возбуждение — изменены, что создает условия для иррадиации торможения на двигательный анализатор и вторую сигнальную систему. Субъект ощущает приятный покой. Это исходное, предгилноидное состояние.

Признаки первой степени первой стадии: у загипнотизиро­ванного — ощущение покоя; приятное состояние легкости в теле; слышит, свои мысли контролирует; чувствительность со­хранена; легко реализует внушение двигательных реакций; из этого состояния гипнотизируемый легко может выйти.



Вторая степень. Тонус коры еще более снижается. Глубоко заторможен двигательный анализатор. Постепенно закрывают­ся глаза. Испытуемый чувствует тяжесть в теле.

Признаки второй степени первой стадии: глаза закрыты, но при внушении легко открываются; испытуемый может совер­шать глотательные движения; прикосновение к руке вызывает активное нормальное напряжение; двигательные реакции легко реализуются; слышит и активно воспринимает внешние раздра­жители; чувствительность сохранена; легко может быть раз­бужен.



Третья степень. Тонус коры головного мозга снижен. Более глубокое угнетение двигательного анализатора и второй сиг­нальной системы.

Признаки третьей степени первой стадии: ощущение гипно-тиком дремоты и сонливости; течение мыслей вялое; тяжесть в теле; мышцы расслаблены; поднятая рука бессильно падает; невозможно открыть веки, двинуть рукой; моторные движения часто не реализуются, на вопрос о самочувствии отвечает мед­ленно или молчит; окружающие звуки слышит; после пробуж­дения уверен, что мог бы выйти из этого состояния.

Вторая стадия

Первая степень. Тонус коры головного мозга снижен, возни­кает зона раппорта. Разлитое торможение выключает кинесте­тическую систему (каталепсию). Торможение иррадиирует на

кожный анализатор (аналгезия). Появляются «переходные со­стояния» — уравнительная фаза по теории И. П. Павлова.

Признаки первой степени второй стадии: загипнотизирован­ный отмечает значительную сонливость, движения затруднены; более ровное и спокойное дыхание; легкая каталепсия — под­нятая рука в воздухе остается недолго; не удается внушить однообразные движения, например покачивания руки, постав­ленной на локоть, а если удается, то лишь после настойчивых внушений; внушить двигательные реакции не удается; окру­жающие звуки испытуемый воспринимает, хотя и без интереса.

Вторая степень. Еще большее углубление предыдущего со­стояния. Достигается восковидная каталепсия, самопроизвольная анальгезия. Наступает торможение второй сигнальной системы.

Признаки второй степени второй стадии; резкая сонливость; загипнотизированный отмечает «скованность»; наблюдается во­сковидная каталепсия; наступает значительное ослабление кож­ной чувствительности, усиливающееся путем внушения; реали­зуется внушение двигательных реакций, латентный период их укорочен; начавшееся автоматическое движение быстро осла­бевает, прекращается; внушенные иллюзии не реализуются.



Третья степень. В коре головного мозга появляются фазовые явления — уравнительная фаза. Более глубокое торможение второй сигнальной системы; реализуются при закрытых глазах внушенные иллюзии.

Признаки третьей степени второй стадии: у загипнотизиро­ванного отмечается полное исчезновение собственных мыслей, он слышит только голос гипнотерапевта; наблюдается титани­ческая каталепсия (поднятая рука «пружинит»); внушение ак­тивных и пассивных двигательных реакций реализуется хорошо; движения медленные, отдельными толчками, невозможно раз­жать кулак, двинуть рукой; автоматические однообразные дви­жения выражены хорошо; реализуются при закрытых глазах внушения иллюзий; имеется анестезия слизистой носа; при пробе с нашатырным спиртом реакция отрицательная.

Третья стадия

Первая степень. Зона раппорта формируется полностью. Вторая сигнальная система выключена, кроме пункта раппорта. Превали­рует первая сигнальная система. Налицо парадоксальная фаза. Амнезия после пробуждения. Иллюзия при открытых глазаххорошо реализуется во всех анализаторах, за исключением слухового и зрительного. Самопроизвольная каталепсия исчезает. Положитель­ный симптом К. И. Платонова — поднятая рука быстро падает.

Признаки первой степени третьей стадии: исчезает само­произвольная каталепсия; полностью реализуется (кроме слуха

и зрения) иллюзия при открытых глазах; при раздражении носа, языка, кожи появляются галлюцинации; можно вызвать ощу­щение голода, жажды; хорошо реализуются внушенные двига­тельные реакции; амнезия отсутствует.

Вторая степень. Почти полное торможение второй сигнальной системы. Вызываются все положительные галлюцинации.

Признаки второй степени третьей стадии: хорошо реализуются зрительные галлюцинации (с закрытыми глазами «ловит бабо­чек»); при внушении открыть глаза галлюцинации исчезают, часто наступает пробуждение; легко реализуются внушенные двигатель­ные реакции (пассивные, активные); частичная амнезия.



Третья степень. Полное изолирование раппорта. Вторая сиг­нальная система выключена, кроме пункта раппорта. Амнезия после пробуждения. Слово гипнотизера сильнее реального раздра­жителя.

Признаки третьей степени третьей стадии: легко реализуют­ся все виды положительных и отрицательных галлюцинаций, реализуются поеттипнотически; амнезия после пробуждения; с легкостью реализуются «трансформации» возраста, например, перевод в детское состояние; при открытии век глаза мутны, влажны; можно вызвать «молниеносный» повторный гипноз после пробуждения.

Можно с уверенностью сказать, что эта классификация сегод­ня является наиболее полной и детально разработанной.

Один из ведущих исследователей гипноза Э. Хилгард, рас­сматривая гипноз как особое состоянио^сознания, описывает семь характеристик глубокого транса:

спад функции планирования;

перераспределение внимания;

наличие ярких зрительных образов прошлого и проявление повышенной способности к фантазированию;

толерантность к устойчивому искажению реальности;

повышенная внушаемость;

ролевое поведение;

поеттипнотическая амнезия (потеря памяти).

Приложение 4

Шкала Дэйвиса и Хусбэнда



Глубина

Степень

Симптомы

Невосприимчивость

0




Гилноидность

1




-

2

елаксация




3

Мигание



4

акрывание глаз



5

олное физическое расслабление

Легкий транс

б

Каталепсия глаз



7

Каталепсия конечностей

-

10

Ригидная каталепсия



11

Анестезия (типа перчаток)

Средний транс

13

Частичная амнезия

-

15

Постгипнотическая амнезия

»

17

Изменения личности




18

Простые постгипнотичесше внушения



20

Кинестетические иллюзии; полнан амнезия

Глубокий транс

21

Способность открывать глаза без изменения глубины транса



23

Постгипнотические фантастические внушения

-

25

Полный сомнабулизм

в

26

Позитивные постгипнотические зрительные







галлюцинации




27

Позитивные постгипнотические слуховые







галлюцинации

я

28

Постгипнотическая системная амнезия

я

29

Негативные слуховые галлюцинации

в

30

Негативные зрительные галлюцинации

Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии
psychotherapy -> Игровая семейная психотерапия отрывки из книги, готовящейся к выходу в издательстве "Питер"


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   41


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница