Реализация мероприятий приоритетного национального проекта в сфере здравоохранения в чувашской республике



страница12/12
Дата22.05.2016
Размер2.51 Mb.
#34755
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Альтернативы переливанию крови. В конце XX в., после трех-четырех десятилетий неограниченного использования цельной крови и ее компонентов, медицина столкнулась с двумя большими проблемами: 1) нехваткой человеческой крови и 2) высоким риском, связанным с переносом инфекции и иммунологическими реакциями. На рубеже веков стало очевидно, как опасна чужая кровь. В связи с этим трансфузиологи пересмотрели показания к использованию препаратов крови и разработали ряд альтернатив, связанных, в частности, с использованием собственной крови больного. Существует два способа использования ауто-крови: реинфузия и аутогемотрансфузия.

При реинфузии кровь, излившуюся в операционную рану или полости тела, очищают, фильтруют и вводят больному. Но при этом всегда следует помнить, что если кровь реинфузируют без отмывания, то возможно развитие у больных различных трансфузионных реакций и весьма серьезных осложнений (сепсис, почечная и печеночная недостаточность, ДВС-синдром, респираторный дистресс-синдром), так как она содержит вредные для больного активированные факторы свертывания, свободный гемоглобин, продукты деградации фибрина, вазоактивные вещества и микросгустки [13].

Для снижения риска осложнений при реинфузии собранную кровь следует подвергнуть предварительной обработке: отфильтровать, отделить центрифугированием плазму от эритроцитов, последние отмыть, только после этого возвратить больному [7].

Об аутогемотрансфузии необходимо сказать следующее. В последние годы за рубежом предоперационная заготовка крови стала менее популярной из-за ее высокой стоимости, низкой эффективности в большом количестве случаев, когда больные не успевают восстановить уровень гемоглобина к операции. Поэтому этот метод подвергается осторожной переоценке [13].

Более популярной становится методика предоперационной нормоволемической гемодилюции, которая позволяет одномоментно заготовить до 2 л свежей крови без ущерба здоровью больного. В день операции у больного берут необходимое количество крови и замещают этот объем кровезаменителями. Во время операции эта кровь переливается больному. Естественно, она в отличие от предварительно заготовленной крови лучше переносит кислород и эффективнее способствует остановке кровотечения.

К сожалению, ни аутогемотрансфузия, ни реинфузия альтернативами в полном смысле этого слова быть не могут. Но тем не менее они в определенной степени позволяют все же сузить показания к трансфузиям крови и ее компонентов при кровотечениях: реинфузия крови при повреждениях паренхиматозных органов, когда кровь изливается в полости, аутогемотрансфузия при больших операциях, сопровождающихся кровотечением и большой кровопотерей.



Заключение. Глубокое познание патогенеза, клинической физиологии кровопотери, совершенствование методов профилактики и остановки кровотечения, использование технологий сбережения собственной крови больного, возможность стимулировать ее естественное воспроизводство и появление новых эффективных кровезамещающих препаратов позволяют находить и использовать более надежные и безопасные пути лечения кровопотери. В то же время необходимо подчеркнуть, что если при больших кровопотерях вопросы восстановления ОЦК можно считать надежно решенными, то этого нельзя сказать о кислородной емкости крови и ее газотранспортной функции. Другими словами, мы, к сожалению, не имеем равноценной альтернативы донорской крови, в первую очередь ее эритроцитарной массе. «Голубая кровь» (перфторан) в стране все еще не нашла достаточно широкого применения.
Список литературы

  1. Воробьев А.И. и др. Острая массивная кровопотеря. М.: ГЭОТАР-МЕД, 2001. 176 с.

  2. Горбашко А.И. Острые желудочно-кишечные кровотечения. Л., 1974. 240 с.

  3. Горбашко А.И. Диагностика и лечение кровопотери. Л., 1982. 224 с.

  4. Горбашко А.И. Пути улучшения результатов лечения острых желудочно-кишечных кровотечений // Вестн. хирургии им. И.И. Грекова. 1989. № 6. С. 16-21.

  5. Кузнецов Н.А. и др. Методические аспекты нормоволемической гемодилюции // Гематология и трансфузиология. 1986. № 6. С. 56-60.

  6. Кузнецов Н.А. Современные технологии лечения острой кровопотери // Consilium Medicum. 2003. Т.5, № 6. С. 347-357.

  7. Моляева О.Д.. Кузнецов Н.А. Технология реинфузии с применением одноразовой емкости «PORTEX» // Вестн. службы крови России. 2001. № 2. С. 28-30.

  8. Молчанов И.В. и др. Растворы гидроксиэтилированного крахмала – современные и эффективные плазмозамещающие средства инфузионной терапии: Монографический обзор. М.: Изд-во НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН, 1998. 138 с.

  9. Панцырев Ю.М. Острое кровотечение из верхнего отдела пищеварительного тракта: Руководство по неотложной хирургии органов брюшной полости / Под ред. акад. В.С. Савельева. М.: Медицина, 1986. С. 482-519.

  10. Савельев В.С., Кузнецов Н.А. Сравнительная эффективность плазмозаменителей при нормоволемической гемодилюции и коррекции острой кровопотери // Вестн. хирургии. 1985. № 6. С. 127-132.

  11. Соколович Г.Е. и др. Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. Томск, 2001. 151 с.

  12. Evans B.E. Local hemostatic agents (and techniques)// Scand. J. Haematol. 1984. (suppl. 40). N 23. 417 p.

  13. Glover J.L., Broadie T.A. Intraoperative autotransfusion // World J. Surg. 1987. N 11. 60 p.

  14. Hogman C.F. et al. The use of blood components in surgical transfusion therapy// World. J. Surg. 1987. N 11. 2 p.

  15. Messmer K.F.W. Acceptable hematocrit levels in surgical patients// World J. Surg. 1987. N 11. 41 p.

  16. Pruitt B. et al. Effect Buffered Saline Solution upon Blood Volume of Man Acute Hemorrhage // Annual Research Progress Report. San Antonio: Institute of Surgical Research, 1965.


В ПОМОЩЬ ПРАКТИЧЕСКОМУ ВРАЧУ




УДК 617-089.3-06:616-056.3-036.11

© В.А. Козлов, 2006

Поступила 03.05.06 г.
В.А. КОЗЛОВ
ПРОФИЛАКТИКА И ЛЕЧЕНИЕ АНАФИЛАКТИЧЕСКОГО ШОКА
Санаторий «Кленовая гора», Республика Марий Эл
В обзоре приведены рекомендации по профилактике и лечению лекарственного анафилактического шока. Приведен лечебный стандарт лечения больных с анафилактическим шоком, дана его критика. Рассмотрены вопросы врачебных действий при различных формах анафилактического шока и лечения анафилактического шока у детей. Приведена классификация лекарственных препаратов, наиболее часто вызывающих анафилактический шок.

In the review recommendations on preventive maintenance and treatment of a medicinal anaphylactic shock are resulted. The medical standard of treatment of patients with an anaphylactic shock is resulted, his{its} criticism is given. Questions of medical actions are considered at various forms of an anaphylactic shock and treatment of an anaphylactic shock at children. Classification of the medical products most frequently causing an anaphylactic shock is resulted.
Подозревая аллергию на местные анестетики, врач должен:

  • всегда верить пациенту и не назначать больным никаких названных им как индивидуальные аллергены препаратов и их структурных аналогов либо препаратов, имеющих общую перекрестную иммунологическую детерминанту;

  • выяснить, что в действительности произошло во время «аллергической реакции»;

  • документально зафиксировать полученные от больного сведения;

  • список препаратов, вызывающих у больного, по его мнению, аллергию, выписать красным цветом на первую страницу обложки амбулаторной карты и/или истории болезни.

Сбор анамнеза должен включать в себя следующие вопросы:



  • опишите Вашу реакцию – зуд, крапивница, появление испарины, сыпи, волдырей, отеков, затруднения дыхания, удушья, судорог, головокружения, нарушения или потери сознания;

  • в каком положении Вы находились во время реакции? – лежа, сидя или полулежа;

  • какое было проведено лечение? – адреналин или дофамин, кортикостероиды, антигистаминные препараты, сердечные гликозиды, противосудорожные препараты, кислород, плазмаферез, или лечения не потребовалось;

  • где было проведено лечение? – в условиях обычного отделения, палаты интенсивной терапии, реанимационного отделения;

  • как быстро было стабилизировано Ваше состояние? – в течение первого часа, нескольких часов, понадобилась госпитализация;

  • это был единственный эпизод, или были подобные реакции на другие препараты?;

  • есть ли пищевая аллергия, пыльцевая аллергия, фотоаллергия и аллергия на укусы насекомых?




    1. Что такое шок?

Шок – это острое несоответствие объема сосудистого русла объему циркулирующей крови в результате потери части объема циркулирующей крови.

Дополнительными звеньями патогенеза являются: выключение микроциркуляторных сосудов из системы кровообращения, шунтирование крови, сладжирование эритроцитов, развитие острой сердечно-сосудистой и паренхиматозной недостаточности, гипоксия органов, сладжфеномен.



    1. Чем анафилактический шок отличается от других видов шока?

Более быстрым поступлением в кровь шокогенных факторов (МРСА, гистамин, кинины, -эндорфины, фактор активации пластинок и т.п.), вызывающих быстрое развитие декомпенсации кровообращения.

    1. Какова роль шокогенных факторов в формировании клинической картины шока?

МРСА, гистамин, кинины увеличивают сосудистую проницаемость и активируют:

  • систему комплимента с последующим образованием цитолизинов и повреждением эндотелия и органов;

  • систему свертывания с образованием тромбов и активацией фибринолиза.

 Эндорфины снижают чувствительность адренорецепторов к катехоламинам, что сопровождается снижением артериального давления, вследствие падения тонуса резистивных сосудов и открытия артериовенозных шунтов, снижением сократительной способности миокарда и уменьшением сердечного выброса.

Фактор активации пластинок увеличивает адгезивность тромбоцитов и способствует сладжированию крови. Кроме того, он непосредственно раздражает болевые рецепторы (ноцицепторы) и вызывает неспецифические нелокализованные висцеральные болевые ощущения, что стимулирует высвобождение катехоламинов надпочечником.



    1. Куда при анафилактическом шоке исчезает часть ОЦК?

Вследствие резкого увеличения сосудистой проницаемости, индуцированного шокогенными субстанциями, происходит сброс плазмы в ткани, что сопровождается уменьшением ОЦК и гемоконцентрированием.

    1. На что должны быть направлены первоочередные врачебные мероприятия по выведению больного из шокового состояния?

  1. Восполнение ОЦК.

  2. Восстановление микроциркуляции.

  3. Дополнительные мероприятия:

  • ликвидация расстройств гемодинамики и дыхания;

  • компенсация возникшей адренокортикальной недостаточности;

  • нейтрализация медиаторов аллергической реакции;

  • поддержание функций различных жизненно важных органов и систем;

  • блокирование поступления лекарства-аллергена в кровоток.

    1. Есть ли медицинский стандарт лечения больных с анафилактическим шоком?

Да, таковым является «Медицинский Стандарт (протокол) диагностики и лечения больных с аллергическими заболеваниями и нарушениями иммунной системы». Согласно этому протоколу, при анафилактическом шоке необходимо проведение следующих мероприятий:

до поступления в отделение реанимации:

1. Прекратить введение предполагаемого медикамента-аллергена.

2. При возможности наложить жгут выше места введения медикамента или обколоть место введения препарата 0,1% раствором Эпинефрина (Адреналин) или Норадреналина (Норэпинефрин) в дозе 0,3-0,5 мл с 4-5 мл физиологического р-ра.

3. Провести венепункцию/венесекцию и начать в/в введение препаратов:


  • при необходимости в/в капельно: Допамин (доза индивидуальна) от 300 до 700 мкг/мл (макс. 1500 мкг/мл) с постепенным снижением, длительность введения определяется гемодинамическими показателями;

  • введение глюкокортикостероидов (Гидрокортизон 250 мг в/в капельно, Преднизолон 90-120 в/в струйно, Дексаметазон 8-32 мг и др.);

  • при артериальном систолическом давлении выше 90 мм рт. ст. могут быть введены антигистаминные препараты (Клемастин (Тавегил) 2,0 мл);

  • плазмозамещающие препараты в/в капельно или струйно;

  • при возникновении бронхообструктивного синдрома – Аминофиллин (Эуфиллин) 2,4% 10 мл в/в на физиологическом растворе.

4. Введение прессорных аминов (0,1% р-р Адреналина подкожно с интервалами 5-10 мин).

5. Оксигенация.

6. Коррекция КЩС.

7. Терапия острой дыхательной недостаточности, перевод на ИВЛ и транспортировка больного в реанимацию.

8. Симптоматическая терапия.
В условиях отделения реанимации:

обследование и лечение по стандартам МКБ-10 для отделений реанимации и интенсивной терапии.

СРОКИ ГОСПИТАЛИЗАЦИИ

Продолжительность госпитализации составляет от 1 до 10 суток.


ТРЕБОВАНИЯ К РЕЗУЛЬТАТАМ ЛЕЧЕНИЯ

Полное выздоровление или восстановление трудоспособности.



    1. Является ли медицинский стандарт самодостаточным?

Нет, поскольку он является общей рекомендацией, не учитывающей, что анафилактический шок протекает в различных клинических вариантах. Не учтены особенности течения анафилактического шока у детей и взрослых, соответственно не даны рекомендации по лечению анафилактического шока у детей. В стандарте не даны рекомендации по объему плазмозамещающих растворов.

    1. Это все недостатки рекомендуемого стандарта?

Нет. На самом деле мероприятия, направленные на уменьшение поступления аллергена из места введения в циркуляцию, не только бессмысленны, но и опасны, поскольку на их проведение затрачивается время, которого при шоке крайне мало.

1. Поскольку тяжесть анафилактического шока не зависит от количества поступившего антигена, нет необходимости накладывать жгут. Тем более, после выведения из шока жгут снимать все равно придется, и антиген вновь поступит в общую циркуляцию.

2. Во время шока блокируется периферическое кровообращение и из места инъекции ничего не всасывается.

3. Шок резко, более чем в 100 раз, увеличивает потребность тканей в кислороде, что происходит на фоне нарушения микроциркуляции, вызывающей гипоксию тканей.

4. Катехоламины, как Адреналин, так и тем более Норадреналин, прямо увеличивают потребность тканей в кислороде, кроме того, в месте инъекции они еще более усугубляют нарушение локального кровотока.

5. В целом выполнение этой рекомендации может привести и приводит к некрозу в месте инъекции катехоламинов.

6. Если гемодинамика при шоке будет восстановлена быстро, то из места инъекции в кровь поступит дополнительное количество катехоламинов, не известно, как это скажется на артериальном давлении и состоянии миокарда.


    1. Какие клинические варианты анафилактического шока могут встречаться?

По клинике целесообразно выделять анафилактический шок:

  • с поражением кожных покровов с нарастающим кожным зудом, гиперемией, появлением распространенных крапивницы, отека Квинке;

  • нервной системы (церебральный вариант) с развитием сильной головной боли, появлением тошноты, гиперестезии, парестезии, судорог с непроизвольным мочеиспусканием и дефекацией, потерей сознания с клиническими проявлениями по эпилептоидному типу;

  • органов дыхания (астматический вариант) с доминирующим удушьем и развитием асфиксии ввиду изменения проходимости верхних дыхательных путей вследствие отека гортани и нарушения проходимости средних и мелких бронхов;

  • абдоминальный шок (ложный острый живот);

  • тромбоэмболический шок;

  • с преобладанием сосудистой недостаточности (низкое АД);

  • сердечной недостаточности (низкое АД и отек легких – кардиогенная форма с развитием картины острого миокардита или инфаркта миокарда);

  • в виде смешанной формы.

По патогенезу анафилактический шок может быть:



  • Ig-E-опосредованный – истинная аллергия;

  • опосредованный активацией системы комплимента;

  • опосредованный гистаминолиберацией – псевдоаллергия;

  • и с неустановленными механизмами патогенеза.

По тяжести:



Легкая степень – бледность кожных покровов, головокружение, кожный зуд, крапивница, осиплость голоса. Нередко отмечаются бронхоспазм, схваткообразные боли в животе. Сознание сохранено, но больной может быть заторможен. Снижение АД умеренное, пульс частый, нитевидный. Длится от нескольких минут до нескольких часов.

Средняя степень тяжести – больной предъявляет жалобы на выраженную общую слабость, беспокойство, страх, головокружение, боли в области сердца, нарушение зрения и слуха, кожный зуд. Могут быть тошнота, рвота, кашель и удушье (часто стридорозное дыхание). Сознание больного угнетено – обнубиляция, сопор. При осмотре кожных покровов выявляется крапивница, ангионевротический отек Квинке. Характерна резкая смена гиперемии кожи бледностью. Кожные покровы холодные, покрыты липким потом, цианоз губ, зрачки расширены. Возможны судороги. Со стороны ССС – тахикардия, пульс нитевидный или не определяется, АД не определяется. Возможны непроизвольное мочеиспускание и дефекация, пена в углу рта.

Тяжёлая степень – шок развивается молниеносно и характеризуется отсутствием продромальных явлений, внезапной потерей сознания, судорогами и быстрым наступлением смерти. Появляются клонические и тонические судороги, холодный липкий пот, цианоз. АД и пульс не определяются. Непроизвольное мочеиспускание и дефекация, пена в углу рта. Зрачки расширены. Летальный исход наступает в течение 5-40 минут.
По отношению к проводимой терапии целесообразно выделять в отдельную форму шок, резистентный к терапии катехоламинами.
По течению:

  • острое доброкачественное – стремительное наступление клинической симптоматики, шок полностью купируется под влиянием соответствующей интенсивной терапии;

  • острое злокачественное – стремительное наступление, может быстро наступить смертельный исход даже при своевременной квалифицированной помощи;

  • затяжное течение – начальные признаки развиваются стремительно с типичными клиническими симптомами, активная противошоковая терапия дает временный и частичный эффект. В последующем клиническая симптоматика не такая острая, но отличается резистентностью к терапевтическим мерам;

  • рецидивирующее течение – характерно возникновение повторного состояния после первоначального купирования его симптомов, нередко возникают вторичные соматические нарушения;

  • абортивное течение – шок быстро проходит и легко купируется без применения каких-либо лекарств.

По МКБ-10:



T78.2 Анафилактический шок неуточненный.

T78.0 Анафилактический шок, вызванный патологической реакцией на пищевые продукты.

T80.5 Анафилактический шок, связанный с введением сыворотки.

T88.6 Анафилактический шок, обусловленный патологической реакцией на адекватно назначенное и правильно примененное лекарственное средство.

    1. Какие действия должны быть выполнены при анафилактическом шоке?

1. Больного уложить на спину на твердую поверхность, под плечи подложить плотный валик (либо предмет, который может выполнить функцию валика), так, чтобы голова запрокинулась назад. В целях обеспечения венозного возврата к миокарду ножной конец должен быть выше головного (желательно придать положение Тренделенбурга: положение больного на операционном столе, при котором таз расположен выше головы, что достигается наклоном головного конца стола на 30-45°).

2. Войти в вену (желателен кубитальный катетер), к игле или катетеру подключить капельницу с любым инфузионным раствором.

3. Установить самостоятельное дыхание и сердцебиение, сознание. При их отсутствии осмотреть ротовую полость на наличие зубных протезов, обнаруженные немедленно удалить из ротовой полости. Приступить к выполнению легочно-сердечной реанимации изо рта в рот или изо рта в нос обязательно с выполнением приема Селлика. По возможности немедленно заинтубировать больного, даже если нет возможности немедленно подключить к аппарату ИВЛ, дыхание продолжить в интубационную трубку, манжетку которой необходимо раздуть.

4. По возможности начать оксигенотерапию, при наличии отека легких кислород пропускать через 70 этиловый спирт. При отеке легких с низким АД начать ИВЛ в режиме положительного давления в конце выдоха.

5. Через резинку капельницы медленно ввести:

А) 1 мг Адреналина в разведении 1 мл 0,1% раствора на 5-6 мл физиологического раствора. Доза Адреналина для детей 0,1 мл/10 кг массы тела в разведении 1:1.000, но не более 0,5 мг подкожно или в мышцу; затем 1 мл/10 кг массы тела в разведении 1:10.000 внутривенно, но не более 0,25 мг.

В капельницу ввести 1 мл 0,1% раствора Адреналина либо препарат выбора (!), Дофамин 4% 5,0, на 400 мл физиологического раствора. Растворы вводить со скоростью, обеспечивающей уровень АД 120/80 мм рт. ст. 10-25 мкг/(кг·мин).



Б) Через резинку капельницы ввести 60 мг Преднизолона (повторно до стабилизации гемодинамики) либо 250 мг Гидрокортизона гемисукцината, либо 8 мг дексаметазона (в том случае, если в вену войти не удалось, глюкокортикоиды вводят под корень языка).

В) Войти во вторую вену, в которую начать струйное вливание растворов кристаллоидов, минимальный объем инфузии 5-6 л (один ОЦК), при нестабильной гемодинамике до 10 л. У детей до 1 года доза Гидрокортизона 25 мг, от 1 года до 5 лет – 50 мг, от 6 до 12 лет – 100 мг, далее – как взрослым.

Г) Войти в третью вену, в которую начать капельное вливание 20% раствора 400 мл Маннитола для повышения коллоидно-осмотического давления плазмы и возврата в сосудистое русло плазмы, сброшенной в ткани, кроме того, Маннитол необходим для профилактики либо лечения шоковой почки. Коллоидно-осмотическое давление можно восстановить и с помощью Полиглюкина либо Реоглюмана (Реополиглюкин + Маннитол), однако следует помнить, что растворы декстранов и Маннитол способны вызывать шок по типу псевдоаллергической реакции, то есть гистаминолиберации.

Д) Шок в любом случае сопровождается развитием острой сердечной недостаточности, поэтому необходимо раннее введение 0,05% раствора Строфантина 1,0 либо Коргликона 0,06% 1,0 на физиологическом растворе капельно еще до развития отека легких.

Е) В случае развития судорог рекомендуется применение Сибазона (Диазепам, Седуксен, Релиум) 0,5% 2,0 в/в, однако следует помнить, что растворителем этого препарата является Кремафор, который, в свою очередь, может вызвать шок. При судорогах предпочтение следует отдать Дроперидолу 0,25% 5,0 – по 1-2 мл повторно до купирования судорог, однако на фоне шока этот -адрено- и дофаминовый блокатор может вызвать опасное для жизни снижение давления.

Ж) При наличии обструктивного синдрома – Аминофиллин 24 мг/мл, внутривенно медленно в дозе 5 мг/кг массы тела, затем внутривенная инфузия поддерживающей дозы со скоростью 0,5 мг/кг/ч.

З) При наличии кожного зуда либо ангионевротического отека (отек Квинке) показано применение антигистаминных препаратов. Рекомендовано введение как Н1-, так и Н2-блокаторов: Клемастин (Тавегил) 1мг/мл – 1 мг и Ранитидин 25мг/мл – 300 мг. Не рекомендуется использовать Дипразин (Пипольфен), имеющий общую антигенную детерминанту с фенотиазинами в случае наличия в анамнезе аллергических реакций на фенотиазины, кроме того, этот препарат вызывает слишком сильное седативное действие и снижение АД. Не желательно применение таких Н1 блокаторов, как Терфенадина и Астемизола, удлиняющих QTc.

Е) По возможности провести плазмаферез сразу после стабилизации гемодинамики.

    1. Что делать при резистентном к катехоламинам анафилактическом шоке?

Такой шок связан с блокадой катехоламиновых рецепторов -эндорфинами, выделяющимися при шоке. Поэтому при таком шоке используют антагонисты опиатов – Налоксон, либо Налтрексон. По необходимости возможно повторное введение.

    1. Возможно ли профилактировать анафилактический шок?

Тщательно собрать аллергологический анамнез (см. начало главы). При выявлении аллергии посмотреть в таблице общие антигенные детерминанты, при назначении -лактамных антибиотиков исключить наличие микозов и онихомикозов. У больных с осложненным аллергологическим анамнезом необходимо проводить профилактику путем предшествующего приема антигистаминных средств Клемастин (Тавегил) 1мг/мл – 1 мг и Ранитидин 25мг/мл – 300 мг.

В случае наличия в анамнезе сывороточной болезни и необходимости проведения терапии сыворотками, например антирабическая терапия, введение препарата производят в условиях реанимационного отделения после предварительного введения глюкокортикоидов и антигистаминных средств.

Больным, у которых точно установлено лекарственное средство, вызывающее аллергию, на койку вывешивается предупреждающая табличка с указанием этого препарата, на руку желательно дополнительно прикрепить аналогичную табличку.

При использовании проблемных препаратов в условиях больницы возможно наблюдение больного в течение 15-30 мин после введения препарата.



    1. Есть ли рутинные лабораторные тесты, позволяющие предположить высокий риск развития анафилактического шока?

Таким тестом является установление уровня иммуноглобулинов, при высоком уровне IgE следует ожидать аллергических реакций на ряд препаратов (см. табл.).

При нейтрофилезе высок риск анафилактического шока по гистаминолибераторному типу (см. табл.).



    1. Какие препараты наиболее часто вызывают анафилактический шок?

Препараты, наиболее часто вызывающие анафилактический шок, с указанием варианта индуцируемого патогенеза, представлены в табл.

    1. В каких случаях и с какой целью показано применение Пенициллиназы?

Пенициллиназа (беталактамаза), согласно рекомендациям М.Д. Машковского, при анафилактическом шоке, вызванном введением беталактамных антибиотиков, используется после стабилизации гемодинамики в послешоковом периоде в целях профилактики повторного анафилактического шока, который может быть вызван поступлением препарата из места введения (кишечник, мышца). То есть если беталактамный антибиотик вводили внутривенно, показаний к применению Пенициллиназы нет. Если анафилактический шок вызван введением Бициллинов, Ретарпена, Экстициллина и др. аналогов, Пенициллиназу необходимо применять в течение последующих 2-3 дней, поскольку депо препарата в тканях сохраняется длительно.

    1. Какие типичные ошибки совершаются при лечении анафилактического шока?

Таковыми являются:

        1. поиск «более опытного специалиста» и совершение других ненужных действий (см. вопр. 8);

        2. недостаточный объем инфузионной терапии;

        3. раннее прекращение наблюдения за больным после выведения из шока либо введения препарата;

        4. отказ от госпитализации в реанимационное отделение либо палату интенсивной терапии после стабилизации гемодинамики;

        5. размещение пострадавшего рядом с процедурным кабинетом;

        6. отказ от индивидуального размещения пострадавшего и размещение его в палате с лежачими больными, которым препараты вводятся в палате;

        7. обкладывание пострадавшего грелками.

Часто используемые лекарственные средства, вызывающие анафилактическую и анафилактоидную реакцию, и их наиболее вероятные механизмы

(по А.В. Беляеву, 1999)


Механизм

Препарат

Ig-E-опосредованный

-Лактамные антибиотики

Альбумин

Адъюванты к лекарственным веществам (парабены, сульфиты)

Бензодиазепины

Сукцинилхолин

Химопапаин



Активация системы

комплемента



Альтезин

Декстраны

Перфторкарбоны

Пропанидид

Протамин сульфат

Рентгенконтрастные вещества



Гистаминолибераторный

эффект


Альбумин

Атракурий

Барбитураты (особенно Тиопентал-натрия)

Ванкомицин

Декстраны

Маннитол и другие гиперосмолярные вещества

Меперидин

Метокурин

Опиоиды (в частности, Морфин)

Полимиксин В

Протамин сульфат

Рентгенконтрастные вещества

Тубокурарин


Иные механизмы

Протеиновые фракции плазмы

Нестероидные противовоспалительные средства





    1. Почему это является ошибками?

  1. на совершение ненужных действий затрачивается время, которого при анафилактическом шоке мало;

  2. при недостаточно восполненном ОЦК нельзя стабилизировать гемодинамику;

    1. возможен отсроченный шок (через 30-180 мин.) либо повторный шок в течение последующих 2-3 суток;

    1. развитие анафилактического шока возможно на следовые количества аллергена, в том числе его аэрозоли;

      1. при шоке резко увеличивается потребность тканей в кислороде, иногда более чем в 200 раз, в таких условиях согревание, даже слегка теплыми, грелками может вызвать некроз прилежащих к грелке тканей.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Кошкин И.В. Лекарственный анафилактический шок: диагностика, лечение, профилактика. Изд. 3-е перераб., доп. и испр. Набережные Челны: НЧМК, 2004. 62 с.

  2. Медицинские стандарты (протоколы) диагностики и лечения больных с аллергическими заболеваниями и нарушениями иммунной системы/ Ильина Н.И. и др.; Под ред. Р.М. Хаитова. М., 2000. 66 c.

  3. Леви Дж. Х. Анафилактические реакции при анестезии и интенсивной терапии. М.: Медицина, 1990. 176 с.

  4. Реакции немедленного типа при анестезии: Под ред. Дж. Уоткинса, Дж. Х. Леви. М.: Медицина, 1991. 152 с.

ИСТОРИЯ МЕДИЦИНСКОЙ НАУКИ В ЧУВАШИИ
УДК 615.0

© А.А. Федоров, 2006

Поступила 06.06.06 г.
А.А. ФЕДОРОВ
НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ОБЛАСТИ ФАРМАКОЛОГИИ И БИОХИМИИ

НА КАФЕДРАХ ЧУВАШСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова, Чебоксары
Начало научных исследований неразрывно связано с образованием кафедры фармакологии в Чувашском государственном университете (ЧГУ) и ее первым заведующим – Г.Д. Аникиным. Аникин Генрих Дмитриевич окончил Ивановский медицинский институт в 1956 г. Это совпало с реорганизацией системы подготовки кадров для Минвузов и по приказу Министерства здравоохранения было запрещено принимать в аспирантуру выпускников без двухлетней «отработки» в практическом здравоохранении. Однако тем же приказом ввиду наличия определенных «заслуг» (третья и первая премии на всесоюзных конкурсах студенческих работ) Г.Д. Аникин был зачислен в аспирантуру при кафедре фармакологии «альма-матер». Защитив (январь 1960 г.) кандидатскую диссертацию на тему «О характере и механизмах нарушений функций желудка при экспериментальной почечной колике», обратился в Минздрав с просьбой изменить готовящееся назначение в г. Воронеж на г. Барнаул, где была только что организована кафедра фармакологии, работающая в области водно-солевого обмена и почек.

С 1959 по 1969 г. он работает в Алтайском медицинском институте сначала в должности ассистента, затем (с 1963 г.) доцента кафедры фармакологии. В 1969 г. Г.Д. Аникин избирается по конкурсу на вакантную должность зав. курсом фармакологии в ЧГУ. Успешно совмещает педагогическую работу с научными исследованиями фармакологии почек. Изучает изменения их функций на введение различных препаратов в локальный почечный кровоток (метод в то время в практической медицине не применялся) и устанавливает ряд ранее не известных закономерностей. Так, при действии ферментных ингибиторов (цианиды, динитрофенол, фториды, фторацетат и др.) была обнаружена функциональная роль аэробного и анаэробного метаболизма, окислительного фосфорилирования в деятельности почек. Приоритетными в мировой печати того времени являлись публикации о действии на почку ацетилхолина и ряда адренотропных препаратов, впервые была выявлена роль бетаадренорецепторов в процессах формирования мочи. Эти работы были оформлены и в 1972 г. защищены в виде докторской диссертации («О механизме прямого влияния на почку некоторых биологически активных веществ»). В 1973 г. курс фармакологии был реорганизован в кафедру, в должности заведующего которой Г.Д. Аникин работал по 2004 г.

Однако первым, кто защитил кандидатскую диссертацию на кафедре фармакологии, была В.И. Смирнова (1972). Ее работа посвящена исследованию адренергической иннервации почек экспериментальных животных и влияния адренотропных препаратов на аутолюминесценцию почечной ткани. Автору впервые удалось продемонстрировать точные контакты адренергических волокон с эпителием канальцев, были найдены сезонные изменения адренергической иннервации органа.

В 1974 г. было организовано Научное общество фармакологов Чувашской Республики, которое на первых порах занималось популяризацией фармакологических знаний. В 1975-1977 гг. активно изучалось влияния солей серебра и молибдена в различных отраслях промышленности, сельского хозяйства и медицине. Работы, проводимые в эти годы, имели важное значение для теоретической и практической медицине, что позволило по завершении цикла дать целый ряд практических рекомендаций в токсикологии, прежде всего, при лечении отравлений солями этих металлов. Были получены авторские свидетельства на изобретения, вместе с ведущими учеными-химиками ЧГУ было установлено биологическое действие трансментановых производных. Активная роль в разработке принадлежала профессорам Г.Д. Аникину и В.В. Базыльчику.

Актуальность тематики кафедры по изучению теоретических основ нефрологии не случайна: Чувашия является эндемичным регионом по мочекаменной болезни, а заболевания почек на территории республики широко распространены. Начиная с 1975 г. в течение 8 лет проводились хоздоговорные работы «Разработка профилактических мер вредного действия промышленного аэрозоля на органы дыхания и выделения рабочих резинотехнического производства» и «Совместная разработка экспериментального портативного аппарата искусственного дыхания, пригодного к эксплуатации при работе на линиях электропередач», в которых участвовали сотрудники кафедр биохимии, нормальной и патологической физиологии, оперативной хирургии ЧГУ. Кроме того, силами студентов и преподавателей велись поисковые разработки по изучению влияния на организм ряда препаратов синтезируемых кафедрой органической химии ЧГУ, которые координировались с планами головных институтов Академии наук, Института фармакологии г. Москва и Института эволюционной физиологии и патологии им. И.М. Сеченова (г. Санкт-Петербург). Работы, проводимые по этой программе, были представлены в виде докладов и стендовых сообщений на различных всероссийских конференциях и отмечены грамотами и медалями Министерства здравоохранения СССР и России (1975, 1983).

В 1979 г. кафедра фармакологии совместно с сотрудниками кафедры органической химии ЧГУ проводит комплексные исследования биологической активности вновь синтезированных соединений, совместно с кафедрой анатомии и курсом урологии — влияния магнитных полей на водно-солевой обмен и функцию почек. Ежеквартально организует научные семинары «Современные достижения биохимии и фармакологии». В этот же год приступает к изучению особенностей липидного обмена у больных с туберкулезом (доцент Р.Г. Мингалимова), вязкости мочи — при ряде урологических заболеваний (доцент М.М. Газымов).

Врач Республиканской СЭС К.Г. Матьков начинает изучать активность ряда ферментов при воздействии на организм ультразвукового облучения, которое в дальнейшем стало темой его кандидатской диссертации. Сотрудники педагогического института под руководством ассистента биологического факультета С.Х. Галиуллиной занялись исследованием тонуса кровеносных сосудов под влиянием ультразвука, врач-уролог 1-й Городской больницы г. Чебоксары В.В. Аверин изучал изменения водно-солевого обмена при воздействии магнитного тока.

По просьбе сотрудников кафедры органической химии ЧГУ в эти годы активно проводится работа по испытанию хронической токсичности ряда новых эпоксидных компаноидов, созданных в лабораториях химического факультета. Данная работа была необходима для внедрения в производство новых отвердителей эпоксидных смол. Оформленные три новые заявки на изобретения в дальнейшем стали авторскими свидетельствами.

Учитывая заслуги кафедры и школы, руководимой профессором Г.Д. Аникиным, в 1977 г. он был включен в состав Президиума секции здравоохранения научно-технического совета Министерства образования и стал членом комиссии по изучению механизмов транспорта электролитов Всесоюзного общества нефрологов.

В начале 80-х гг. приходят новые сотрудники на кафедру, которые до этого времени являлись активными участниками СНО факультета: А.С. Сахарова, И.В. Анчикова, А.А. Федоров. Все начали выполнять изыскательские научные работы по координационному плану Минвуза России и Всесоюзной целевой программе «Фармакология почек и водно-солевого обмена». В дальнейшем двое из них: А.А. Федоров и И.В. Анчикова – стали сотрудниками кафедры, защитили кандидатские диссертации.

В 1983 г. сотрудники кафедры фармакологии, куда в то время входил и курс биохимии, активно проводили изыскательские работы и по проблемам клинической биохимии. Так, доцентом Р.И. Кляшевой были получены, очищены и определен нуклеотидный состав ДНК и уровень ее метилирования из сотен разных органов и тканей животных. По этой теме были опубликованы статьи в центральной, местной и зарубежной печати (всего 90 научных и учебных работ). Научная работа требовала изучения состояния хроматина и ДНК на тончайшем современном научно-методическом уровне при введении различных лекарственных веществ методом электронной микроскопии. Совместные исследования были выполнены в Казанском государственном университете. При выполнении докторской диссертации в области биохимии крайне необходимы были изотопные исследования. При участии Р.И. Кляшевой они были разработаны и проведены в Московском научно-исследовательском институте биологической и медицинской химии и в НИИ «Витамины». В МГУ им. М.В. Ломоносова, в лаборатории физико-химических основ онтогенеза, были получены неоднократные консультации и освоены современные методы по изучению метилирования ДНК. Следует отметить, что проблема метилирования и изучения метилаз у эукариот является актуальной на сегодняшний день (Б.Ф. Ванюшин).

В 1996 г. ею была успешно защищена докторская диссертация в Рязанском государственном медицинском университете им. И.П. Павлова на тему «Модуляция метилирования ДНК и реорганизация структуры хроматина под действием витамина В12 и адреналина».

В 1981-1985 гг. широкое направление получило изучение закономерностей в действии поверхностно-активных веществ различных структур на функцию почек. Именно тогда установлено прямое ренальное действие ПАВ на различные отделы нефрона. Было изучено взаимодействие поверхностно активных веществ с целым рядом различных лекарственных препаратов, исследован механизм образования почечных камней, разработаны методы их профилактики.

В 1986 г. начат новый раздел исследований действия ряда фармакологических препаратов на водно-солевой обмен и функцию почек. Установлен ряд закономерностей в ренальных эффектах дофаминотропных соединений. Было изучено действие этих лекарственных препаратов на процессы мочеобразования, активно проводилось исследование влияния на питьевую, солевую и алкогольную мотивацию, выявлены модулирующие эффекты дофаминовых структур мозга на поведенческие реакции крыс. Этой работой занимался врач реанимационного отделения БСМП В.А. Козлов, в этом же году было получено авторское свидетельство «Устройство для измерения импеданса биологической ткани» (доцент Н.Д. Воробьева).

В 1987-1989 гг. проводятся работы по установлению роли эндогенных дофаминовых структур почки, эксперименты по изучению механизмов гипоксических изменений в почке и защитного действия при ишемии большого ряда лекарственных средств. Начато активное изучение проблемы взаимодействия катехолэргических механизмов, связанных с кальциевым обменом в почках. Поданы заявки на изобретения, получены бронзовые медали ВДНХ, активное выявление и лечение больных с симптоматической гипертонией (проф. М.М. Газымов). Кафедра стала активно использовать в экспериментальных исследованиях люминесцентно-гистохимический метод. С его помощью было предложено изучение концентрации биогенных аминов (адреналина, серотонина, гистамина) в структурах почки после удаления контрлатерального органа, с последующим изучением влияния адренергических препаратов на темпы и степень гипертрофии почечной ткани (доценты А.А. Федоров и Н.Д. Воробьева).

Совместно с кафедрой гистологии ЧГУ широко изучаются вопросы воздействия постоянных и импульсных магнитных полей и УФО на морфологические и гистохимические состояния сердечно-сосудистой и нервной систем, что позволяет расширить познания механизмов действия этих факторов и использовать результаты в производственных и клинических условиях. Исследования проводились в течение трех лет как в условиях хронического и острого эксперимента на животных, так и в клинических условиях.

Все работы выполнялись по единому плану Совета Академии наук комплексной проблемы «Физиология человека и животных». Сотрудники кафедры участвовали и в программе «Физиология почек и водно-солевого обмена», куда включены разделы: механизмы мочеобразования; функциональная морфология и биохимия почки; ее инкреторная и метаболическая функция; регуляция водно-солевого обмена; тканевой обмен воды и электролитов. Проводится изучение ишемических изменений в почке, способы их фармакологической коррекции (доцент Н.Д. Воробьева), почечных эффектов антагонистов кальция при химической ишемии нефрона (доцент А.А. Федоров), почечных действия нейролептиков (доцент В.А. Козлов), механизма алкогольной мотивации и поиска лекарственных средств для лечения хронического алкоголизма (ст. преподаватель Н.А. Шумилова).

В 1997 г. К.Г. Матьков защитил кандидатскую диссертацию «Влияние осмотических диуретиков на водно-электролитный состав тканей почки» по специальности фармакология. Основные направления исследований – разработка инкубационных и консервационных растворов для работ с переживаемыми срезами тканей и консервации донорских органов (почка и печень). Предложенные среды определенное время поддерживают водно-электролитный гомеостаз срезов ткани и цельных органов. На среду для работы со срезами коркового вещества почки (ЭВС-1) получено свидетельство на рацпредложение. В опытах с инкубацией срезов тканей обнаружено новое явление. Было найдено, что гидратированность инкубируемых срезов паренхиматозных органов (почка, печень и селезенка) выше, чем у цельных органов, инкубированных в тех же условиях. Это явление не распространяется на сердечную мышцу. К числу значимых работ можно отнести открытие (в соавторстве) в организме нового соединения (дигидрогидантоин-5-пропионовой кислоты). В опытах с инкубируемыми срезами коркового вещества почки это соединение превентирует набухание почечных срезов.

Значимым событием в работе кафедры фармакологии явилось проведение IV Всероссийской научной конференции по фармакологии почек и водно-солевого обмена, которая состоялась 28-30 сентября 1993 г. в г. Чебоксары на базе ЧГУ. Были заслушаны и обсуждены фундаментальные исследования механизмов действия лекарственных препаратов на функцию и метаболизм структур нефрона, клинические аспекты фармакологии водно-солевого обмена. Всего было представлено 102 доклада из Владикавказа, Нальчика, Киева, Одессы, Новосибирска, Томска, Москвы, Самары, Казани и Нижнего Новгорода. Активная роль принадлежала делегатам Самарского медицинского университета, Санкт-Петер­бургского НИИ эволюционной физиологии, Центрального НИИ урологии г. Москва, Алтайского и Ижевского медицинских вузов. Кроме того, на пленарных заседаниях присутствовали заведующие специализированными отделениями крупных больниц г. Чебоксары, врачи-ординаторы, студенты медицинских факультетов ЧГУ.

Проведение научной конференции позволило оперативно сообщить о полученных результатах, способствовало координации исследований в смежных лабораториях вузов и НИИ. Всероссийские научные конференции фармакологов, как правило, проводятся в городах, где имеются традиционно сложившиеся школы и лаборатории, работающие в области фармакологии почек.

Конференция показала, что уровень экспериментальных работ значителен. Причем при этом используются современные методы исследования работы нефрона, такие, как флюоресцентные зонды, различные экспериментальные, гистохимические и электрохимические методики. Важно, что полученные направления имеют не только теоретическую значимость, но и клиническую новизну. Было рекомендовано внедрение в практику новых диуретиков, воспроизводство отечественных аналогов, работы по диагностике и лечению уролитиаза. В решение конференции вошло и такое направление, как создание при Министерстве здравоохранения России Научного совета по фармакологии почек, куда вошли ведущие специалисты Российского (Московского), Самарского, Оренбургского и Алтайского медицинских вузов.

В основную деятельность Совета входило: координация исследований фармакологии почек, проведение совещаний и конференций, постановка вопросов перед Министерством здравоохранения России и другими вышестоящими организациями финансирования наиболее приоритетных исследований по фармакологии почек.

В 1997 г. кафедра фармакологии ЧГУ провела V Всероссийскую научную конференцию по фармакологии почек и водно-солевого обмена, в работе которой приняли участие 21 медицинский вуз и 4 научно-исследовательских института, ведущие фармакологи, нефрологи, урологи и токсикологи Российской Федерации. Всего было 142 человека, из них 91 —сотрудники вузов России и СНГ. Конференция сыграла важную роль в обобщении полученных результатов по фундаментальным и прикладным исследованиям, способствовала координации экспериментальных и теоретических исследований в смежных лабораториях, занятых проблемами физиологии и патологии почек, свидетельствовала о применении новых методов при проведении экспериментов как в лабораториях, так и в клинике.

На заседаниях V Всероссийской научной конференции были представлены 46 научных сообщений из различных городов России, которые раскрыли новые пути решения проблемы фармакологии почек. Основное внимание научных исследований было уделено механизму действия и проксимальной реабсорбции жидкости в канальцевом аппарате почек, поиску новых современных диуретиков, изучению различных групп фармакологических препаратов, в том числе лекарственных средств из растительного сырья, влиянию гормонов на функцию почек. Обращено особое внимание на раздел клинических исследований, посвященных нефролитиазу и методам его фармакологической коррекции. Участники конференции приняли постановление о целесообразности включения в программу очередного съезда фармакологов России самостоятельной секции по фармакологии почек и водно-солевому обмену. Конференция также приняла постановление о включении в сводный план Совета РАМН работ по фармакологии почек, представленных участниками конференции в г. Чебоксары.

Сотрудники кафедры фармакологии ЧГУ активно принимали участие во многих научных конференциях, проводимых в России и за рубежом. Сюда можно отнести Поволжскую конференцию физиологов, биохимиков и фармакологов, проводимую ежегодно вплоть до 1998 г., Всероссийские съезды фармакологов и физиологов, пленумы правления Российского общества урологов, международные конференции в Турции, Египте и Риме, которые проводились в 1990-2004 гг. Все представленные материалы получены экспериментальным путем с использованием электрофизиологических и гистохимических методов исследования. НИР кафедры всегда выполнялись по теме «Изучение механизмов регуляции сердечно-сосудистой системы и почек», включенной в координационный план Академии наук России, а также в целевую программу «Диуретики» Академии наук, тематика исследования полностью отвечала и отвечает профилю кафедры.

Сотрудники кафедры продолжают выполнять научные исследования, связанные с изучением действия лекарственных препаратов и химических веществ на функцию почек, прежде всего при их постоянном введении. Этот способ позволяет исследовать имеющиеся хронические изменения в нефроне. В качестве дополнительного метода применяется и изучение функции почек при введении в почечный кровоток препаратов. Он позволяет исследовать прямое действие препарата на ткани почек и избежать косвенных влияний этих веществ на другие органы и ткани. Большое значение придается изучению метаболизма лекарственных веществ, участвующих в регуляции функций организма (ацетилхолин, атропин и его производные, адреномиметические вещества, антигистаминные средства, нейролептики, блокаторы кальциевых каналов, различные химические соединения с полиэтиологическим действием на почки).

Проводятся эксперименты не только на мелких лабораторных животных (крысы и морские свинки), но и на собаках, когда изучаемые вещества непосредственно вводятся в одну из почечных артерий и исследуются функции обеих почек. Эта методика считается наиболее перспективной в изучении действия лекарственных средств на функцию нефрона, так как позволяет установить ряд закономерностей влияния препаратов на клубочковую фильтрацию и канальцевую реабсорбцию, экскрецию калия и натрия методом пламенной фотометрии. Гистохимическими методами определялось содержание нейромедиаторов в структурах нефрона при действии лекарственных средств. С их помощью изучалось действие на функцию почек целого ряда ферментативных ингибиторов (цианиды, фториды, динитрофенолы), что позволило в известной мере судить об особенностях биохимизма образования мочи. Сотрудники кафедры продолжают разрабатывать вопросы фундаментальной и прикладной фармакологии почек (действие поверхностных активных веществ, фторидов, роль катехоламиновой регуляции в водно-солевом обмене, фармакологии защиты почек от ишемии).

За прошедшие годы на кафедре защищены 1 докторская и 5 кандидатских диссертаций, опубликовано более 500 научных работ, 30 учебных пособий и методических указаний для врачей и студентов.


ХРОНИКА





ПРОЕКТ ЕВРОСОЮЗА «РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ СОЦИАЛЬНЫХ УСЛУГ

ДЛЯ НАИМЕНЕЕ ЗАЩИЩЕННЫХ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ III»
23 июня 2006 г. в г. Москва состоялось третье заседание Координационного совета проекта «Развитие системы социальных услуг для наименее защищенных слоев населения III». На заседании присутствовали члены Координационного совета – представители заинтересованных министерств и ведомств. Повестка дня заседания Совета была насыщенной и имела высокую практическую значимость для определения дальнейшей стратегии развития проекта в пилотных регионах. Открыла заседание Совета заместитель директора Департамента медико-социальных проблем семьи, материнства и детства Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, заместитель председателя Координационного совета М.В. Гордеева. Она обратила особое внимание на необходимость успешного выполнения задач по модулю 3 – «Организация и проведение тренингов в пилотных регионах».

Большой аналитический доклад «Стратегические выводы и актуальные требования к работе проекта» был сделан заместителем руководителя Проекта с российской стороны Т.В. Волосовец. Она подчеркнула необходимость комплексного подхода к решению проблемам ВИЧ/СПИДа. Т.В. Волосовец было предложено Проекту подготовить следующие сборники и брошюры:

1. Обобщение опыта пилотных регионов в межведомственной работе по поддержке матерей и семей ВИЧ-инфицированных детей.

2. Модели систем медико-социальной поддержки в регионах: единые принципы и рабочие документы, региональные особенности.

3. Законодательная и нормативная база работы межведомственных систем медико-социальной поддержки и предложения по их усовершенствованию.

4. Сборник образовательных программ обучения (для системы повышения квалификации работников системы социальной защиты).

Каролин Жиес, ключевой эксперт по социальным вопросам, представила членам Координационного совета выводы группы экспертов после работы в пилотных регионах и отчет о составлении мастер-планов в регионах. Она отметила, что при создании комплексной системы поддержки в регионах необходимо учитывать, а при возможности преодолеть ряд недостатков, среди которых наиболее значимыми являются следующие: социальная помощь организована строго по вертикали, что ограничивает возможности действий по принципу скоординированного управления случаем; штаты и финансы учреждений социальной защиты ограничены, что не позволяет им брать на себя дополнительные функции.

Марион Фишер, директор проекта, представила стратегический план повышения квалификации работников системы социальной защиты, который включает все направления реализации проекта.

В завершение работы Координационного совета Гисберт Мрозек, эксперт проект по связям с общественностью, провел презентацию стратегии работы со средствами массовой информации по освещению проблем ВИЧ/ СПИДа.

В рамках реализации проекта Европейского союза (ЕС) «Развитие системы социальных услуг для наименее защищенных групп населения», в целях организации медицинских, психологических, социальных, правовых проблем женщин и детей, затронутых ВИЧ-инфекцией, выработки общего подхода к социальной защите данной категории лиц, 2 августа 2006 г. в нашей республике был проведен семинар-тренинг «Комплексный социально-интеграцион­ный подход к лицам, затронутым ВИЧ/СПИД – парадигма социальной поддержки». Данный семинар проходил на базе социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних Ленинского района г. Чебоксары.

Семинар проводился при участии директора проекта Европейского союза – Марион Фишер, заместителя министра Минздравсоцразвития ЧР Г.В.Степанова. В работе семинара участвовали специалисты по социальной работе учреждений социальной защиты, сотрудники Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИД и ИЗ. Участники семинара были проинформированы об основных направлениях реализации проекта на территории нашей республики. Главный эпидемиолог Минздравсоцразвития ЧР А.А. Щербаков ознакомил участников с ситуацией, связанной с распространением ВИЧ/СПИДа в республике. Психолог Республиканского центра по борьбе со СПИД В.А Медведева раскрыла психологические проблемы и личностные особенности лиц, живущих с ВИЧ/СПИДом.

Координатор проекта по нашей республике И.Е. Булыгина представила информацию присутствующим о семинаре «Антидискриминационные аспекты в работе с ЛЖВС», который проходил в г. Москва 25 июля 2006 г. Большое внимание вызвало сообщение помощника эпидемиолога ГУЗ «Республиканский центр по профилактике и борьбе со СПИД и ИЗ» Е.Ю. Рыбаковой об основных потребностях матерей и детей, затронутых проблемой ВИЧ/СПИДа.



Во второй части семинара участники работали в группах над решением практических задач по оказанию помощи лицам, затронутым ВИЧ/СПИДом. В процессе совместной работы был составлен алгоритм межведомственного взаимодействия специалистов по социальной работе, медицинских работников, психологов, юристов по оказанию комплексной помощи целевой группе, в первую очередь матерям и детям, затронутым проблемой ВИЧ/СПИД. Семинар завершился выработкой практических рекомендаций. В процессе работы семинара у всех участников было сформировано понимание необходимости комплексного подхода к социальной защите целевой группы. Все участники семинара-тренинга получили сертификат участника семинара ЕС. В планах дальнейшей работы – проведение учебных тренингов для психологов системы оказания социальной защиты населения.


1 Лекция прочитана на семинаре в Чебоксарах 24 мая 2006 г.

2* - здесь и далее сумма превышает 100%, так как респонденты указали несколько ответов.


Каталог: home
home -> Чувашской Республики «Расмотрено»
home -> Ассоциации социальных педагогов и педагогов-психологов Мариинско-Посадского района на 2015-2016 учебный год
home -> Адаптация первоклассника
home -> Особенности адаптации первоклассников к школе «Школьная адаптация»
home -> «Из детского сада в школу»
home -> На уроках изобразительного искусства с помощью интеграции педагогических технологий
home -> Средства аддикций подразделяются на следующие типы
home -> Клинические и организационно-методологические аспекты военно-врачебной экспертизы граждан, страдающих психическими


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница