Реализация мероприятий приоритетного национального проекта в сфере здравоохранения в чувашской республике



страница9/12
Дата22.05.2016
Размер2.51 Mb.
#34755
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Таблица 3


Распределение ответов респондентов по уровню качества учета аварийных ситуаций

и уровню их знаний по предотвращению последствий подобных случаев, %



Вопросы и варианты ответов

Респонденты

врачи

студенты

медсестры

1.Как часто случаются у Вас «аварии» на работе:

Часто

3,3

20,2

15,5

Редко

48,5

67,8

59,0

Никогда

48,2

12,0

25,5

2. Виды «аварийных» ситуаций:

попадание крови пациента на кожу и слизистые

16,5

32,2

20,0

прокол иглой шприца или другим мединструментом

20,7

30,3

25,9

порезы при работе с лабораторной посудой

0,3

2,6

5,4

порезы скальпелем или другим мединструментом

2,2

1,5

1,6

нет аварий

62,0

31,5

51,5

3. Болели ли вы ВГВ или ВГС:

Да

2,2

5,4

7,7

Связываете ли Вы заболевание с профессиональным заражением:










Да

Нет


50,0

50,0


7,0

93,0


35,0

65,0


4. Основная причина неполного учета или отсутствия учета «аварийных» ситуаций:

запрет руководителя или страх административного наказания

14,4

16,3

17,7

опасения штрафных санкций ЦГСЭН

8,8

33,3

13,7

причин не имеется

74,2

55,0

78,5

не заведен журнал

7,0

11,7

7,8

5. Какова правильная последовательность действий после «аварии» в ходе обслуживания пациента с ВИЧ+:

ответ верный

90,0

72,3

92,4

ответ неверный

-

7,7

7,6

6. Сроки начала курса профлечения ПРВП медработника, допустившего «аварию»:

не позже 48 ч.

2,6

30,0

5,5

не позже 72 ч.

86,9

39,8

84,2

не позже 24 ч.

14,4

30,2

10,3

7. Какова эффективность курса профилактического лечения ПРВП:

100 %

1,4

9,6

2,0

45

6,5

25,0

21,5

79

88,1

52,9

67,6

93

4,0

12,5

8,9

8. Какова должна быть концентрация перманганата калия для обеззараживания слизистых глаз после «аварии»

0,1 %

13,8

11,9

6,6

0,01

70,9

64,2

82,9

0,0001

10,3

8,8

10,5

1,0

5,0

15,1

-

1

2

3

4

9. Правильный режим обеззараживания халата медработника со следами крови в растворе хлорамина:

3 % - 60 мин

14,9

38,0

9,4

3 % - 120

85,1

62,0

90,6

10. Правильный режим дезинфекции сгустков крови:

5 % раствор хлорамина в течение 120 мин.

17,5

39,3

9,1

порошком хлорной извести в соотношении препарата и отходов 1:5 в течение 1 ч.

82,5

60,7

90,9

11. Через какой интервал времени после «аварии» необходимо проводить первичную обработку места «аварии»:

немедленно

95,1

87,6

89,6

после окончания процедуры

4,9

12,4

10,0

в конце рабочего дня

-

-

0,4

12. Какой курс профилактического лечения тимазидом следует назначить после «аварии» при обслуживании ВИЧ-инфицированного:

0,2 г. 3 раза в сутки 4 недели

72,3

35,5

67,7

неверные ответы

27,7

64,5

32,3

В процессе своей производственной работы болели ВГВ или ВГС 2,2% врачей, 7,7% медсестер и 5,4% студентов. Причиной заболевания считали свою производственную деятельность из них 50,0% переболевших врачей, 35,0% медсестер и 7,0% студентов. Это является прямым доказательством наличия риска профессионального инфицирования ВИЧ при наличии аварийных ситуаций.

По результатам анкетирования выявлены основные причины, влияющие на отсутствие или неполный учет аварийных ситуаций, допускаемых в учреждениях здравоохранения. В 14,4% случаев врачи, в 17,7 – медсестры и в 16,3% – студенты при ответах рассматривали в качестве причины отсутствия или неполного учета аварий запрет непосредственного руководителя или опасения наказания с его стороны. Опасения штрафных санкций со стороны специалистов ЦГСЭН отметили 8,8% врачей, 13,7% медсестер и 33,3% студентов. Об отсутствии заведенных журналов учета аварийных ситуаций сообщили при анкетировании 7,0% врачей, 7,8% медсестер и 11,7% студентов.

Правильную последовательность действий после получения аварии при обслуживании ВИЧ-инфицированного пациента указали 90,0% врачей, 92,4% медсестер и 72,3% студентов. О требуемой концентрации перманганата калия для обеззараживания слизистых оболочек глаз после попадании биологических жидкостей пациентов знали только 70,9% врачей, 82,9% медсестер и 64,2% студентов. Знаниями режима обеззараживания медицинского халата, загрязненного кровью пациента с ВИЧ+ владели 85,1% врачей, 90,6% медсестер и 62,0% студентов. Режим дезинфекции сгустков крови правильно соблюдали 82,5% врачей, 90,9% медсестер и 60,7% студентов. Необходимость немедленной первичной обработки места аварии подтвердили 95,1% врачей, 89,6% медсестер и 87,6% студентов.

Схемой профилактического лечения противоретровирусным препаратом (ПРВП) тимазидом в соответствии с рекомендациями МЗ РФ, требуемого после получения аварии при медобслуживании ВИЧ-инфицированных, владели только 72,3% врачей, 67,7% медсестер и 35,5% студентов, что свидетельствует о недостаточном уровне их подготовки по проблеме профилактики профессионального инфицирования этой инфекцией. Об эффективности курса профилактического лечения тимазидом информированы только 88,1% врачей, 67,6% медсестер и 52,9% студентов.

Как видно из табл. 4, из 761 респондента 8,0% врачей, 8,3% медсестер и 10,5% студентов отметили, что в производственной деятельности им приходилось оказывать медицинскую помощь с ВИЧ-позитивным статусом. О том, что о наличии ВИЧ-инфекции у пациентов им стало известно только после проведения медицинской манипуляции или хирургической операции, указали в ответах только 30,0% врачей, 37,0% медсестер и 84,0% студентов. Это вероятно связано с поздним назначением ИФА ВИЧ лечащими врачами и поздним получением результата анализа из лаборатории диагностики СПИДа.

По результатам социологического исследования, психологически готовы к оказанию медицинской помощи ВИЧ-позитивным пациентам только 61,3% врачей, 67,8% медсестер и 51,2% студентов. В то же время по уровню медицинских знаний считали себя готовыми оказать медицинскую помощь на общих основаниях ВИЧ-инфицированным 92,5% врачей, 86,7% медсестер и 61,5% студентов. В случаях наличия угрозы попадания биологических жидкостей пациентов на кожные покровы или слизистые оболочки защитными очками, маской или экраном пользовались только 83,0% врачей, 76,7% медсестер и 34,5% студентов. Медицинскими халатами и шапочками – 94,9% врачей, 95,8% медсестер и 85,2% студентов. Средствами индивидуальной защиты (СИЗ) от профзаражения ВИЧ, по субъективным оценкам, были обеспечены 78,0% врачей, 66,8% медсестер и 22,4% студентов

Несмотря на удовлетворительный уровень обеспеченности СИЗ, в случае необходимости использовали резиновые перчатки 86,1% опрошенных врачей, 86,6% медсестер и 70,6% студентов.

Таблица 4

Распределение ответов по уровню готовности респондентов к оказанию



медицинской помощи ВИЧ-инфицированным, %

Вопросы и варианты ответов

Респонденты

врачи

студенты

медсестры

1.Были ли в вашей практике случаи оказания медпомощи ВИЧ-инфицированному:

да

8,0

10,5

8,3

нет

92,0

89,5

91,7

- если да, то когда вы узнали о ВИЧ+ статусе пациента










до приема

70,0

16,0

63,0

после приема

30,0

84,0

37,0

2. Готовы ли вы психологически к оказанию медпомощи ВИЧ-инфицированным:

да

61,3

51,2

67,8

нет

11,3

15,3

10,6

не уверен

27,4

33,5

21,6

3. Готовы ли вы к оказанию мед помощи ВИЧ-инфицированному по уровню медицинских знаний:

да

92,5

61,5

86,7

нет

7,5

-

9,7

не уверен

-

38,5

3,6

4. Достаточен ли уровень обеспеченности средствами индивидуальной защиты (СИЗ) вашего организма на рабочем месте:

да

78,0

22,4

66,8

не в полном объеме

22,0

77,6

33,2

5. Всегда ли вы пользуетесь СИЗ при проведении инвазивных процедур или при угрозе попадания крови или других выделений пациентов:

а) перчатками:

всегда

86,1

70,6

86,6

не всегда

12,8

29,4

33,4

никогда

1,1

-

-

б) очками, маской или экраном:

всегда

83,0

34,5

76,7

не всегда

17,0

53,8

9,0

никогда

-

11,7

14,3

в) халатом и шапочкой

всегда

94,9

85,2

95,8

не всегда

4,0

7,1

3,8

никогда

1,1

7,7

0,4

В результате анализа социологического исследования выявлен недостаточный уровень юридической подготовленности работников учреждений здравоохранения и студентов выпускных курсов лечебного, педиатрического и стоматологического факультетов ЧГУ в отношении степени уголовной ответственности за инфицирование ВИЧ пациента в результате ненадлежащего выполнения функциональных обязанностей, правильными были ответы только у 69,0% врачей, 84,4% медсестер и 69,1% студентов.



Таким образом, необходимо значительное увеличение объема и повышения качества додипломного и последипломного образования по вопросам предупреждения внутрибольничных случаев заболевания, в том числе профессионального инфицирования ВИЧ среди медперсонала при работе в ЛПУ. Соответствующая профессиональная подготовка будет способствовать повышению у медперсонала психологической готовности к медицинскому обслуживанию ВИЧ-инфи­ци­рованных пациентов на любом этапе оказания медицинской помощи на общих основаниях.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Александров Л.А и др. ВИЧ-инфекция в Чувашской Республике// Информ. бюл. 2005. № 74. С. 3-20.

  2. Покровский В.В. и др. ВИЧ-инфекция// Информ. бюл. Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом. М., 2003. №25. С. 22-25.

  3. Ющук Н.Д. и др. Профилактика профессионального заражения ВИЧ-инфекцией медицинского персонала. М.: Медицина для Вас. 2003. С. 5-8.

ДОМАШНЕЕ НАСИЛИЕ И МЕДИЦИНА



УДК 615.851

© А.В. Алексеева, И.М. Осипова, 2006

Поступила 03.07.06 г.
А.В. АЛЕКСЕЕВА, И.М. ОСИПОВА
ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ЖЕНЩИН,

ПОДВЕРГШИХСЯ СЕМЕЙНОМУ НАСИЛИЮ
Республиканский психоневрологический диспансер, Чебоксары
Описываются психологические особенности женщин, подвергнувшихся семейному насилию и тактика оказания им психотерапевтической помощи.

Psychological features of the women with family violence and tactics of rendering of the psychotherapeutic treatment are described.
Семейное насилие (СН) – серьёзная проблема современного общества. Согласно исследованиям, примерно, каждая третья российская женщина страдает от физического и психического насилия [1-4]. Результатом СН очень часто является стресс, физические травмы, ухудшение состояния здоровья. Для того чтобы добиться высокой результа­тивности в оказании психотерапевтической помощи пострадавшим, необходимо знать внутренние механизмы СН, личностные особенности женщин и их реакцию на стрессовые ситуации.

Целью исследования явилось изучение влияния СН на здоровье женщин, их личностно-характерологические особенности, способов совладания со стрессовыми ситуациями для оказания эффективной психотерапевтической помощи.

Материалы и методы. Было обследовано 223 женщины, подвергающихся СН и обратившихся за психотерапевтической помощью в ГУЗ «Республиканский психоневрологический диспансер» в течение 2004-2005 гг.; из них сельских – 37 (16,6%), городских – 186 (83,4%). В возрасте 15-20 лет было 17 человек (7,6%), 21-30 – 38 (17%), 31-40 – 70 (31,3%), 41-50 – 59 (26,5%), 51-60 – 29 (13,1%), 61-70 – 10 (4,5%). Большинство женщин замужем – 52%, брак не зарегистрирован у 18%, в разводе, но проживают вместе – 5%, не замужем – 25%. Высшее образование имели 39%, незаконченное высшее – 15%, среднее и среднее специальное – 24 и 16%, начальное – 6%. Работали 70%, пенсионеры – 7%, домохозяйки – 13%, учащиеся – 10%.

О влиянии СН мы судили по результатам тщательного сбора анамнеза, клинического опросника самоотчёта SCL-90, цветового теста Люшера. Для изучения механизмов совладания со стрессом и степени общей социально-психологической адаптации личности применялся опросник Д. Амирхана «Индикатор копинг-стратегий» в версии Н.А. Сироты и В.М. Ялтонского, для исследования вариантов психологического совладания (когнитивный, эмоциональный и поведенческий) – методика Э. Хайма.



Результаты и обсуждение. Обследование женщин выявило расстройства адаптации у 43,5%, невротические депрессии – у 17,9%, неврастению – у 8,9%, тревожно-фобические расстройства – у 14,4%, обссесивно-компульсивные – у 1,8%, соматоформные расстройства – у 7,3%.

Тестирование показало, что все эти женщины находились в состоянии стресса. 68% из них ищут помощи и поддержки, 17% – избегают решать свои проблемы, а у 15% – выражена тенденция самостоятельно искать выход из стрессовых ситуаций. На поведенческом уровне у женщин преобладали такие адаптивные механизмы выхода из стрессовых состояний, как обращение за помощью – 35%, сотрудничество – 22%, а также неадаптивные копинг-стратегии: отступление – 14%, компенсация – 16%, активное избегание – 13%. На когнитивном уровне в проблемной ситуации 50% женщин устанавливали собственную оценку, 7% – придавали особый смысл, 20% – испытывали растерянность, 6% – старались сохранить самообладание, 12% – считали, что не всё так плохо, 5% – мирились со стрессовой ситуацией. У женщин, пострадавших от СН, обнаружены низкая самооценка, предрасположенность к самообвинению, отказ от выражения личностной позиции, психологическая зависимость от других, неспособность к разрешению конфликтов, скрытие самого факта насилия в семье.

Все женщины нуждались в психотерапевтической помощи. Однако только 60% пациенток прошли полный курс лечения, который включал психотерапевтическую помощь, иглорефлексотерапию, мануальную терапию и медикаментозное лечение. 30% женщин был проведен краткосрочный курс психотерапии от 2 до 5 сеансов, 10% были проконсультированы один раз. Как показало психологическое исследование, только 68% обратившихся были настроены получить помощь специалистов. Часто женщины не готовы сразу поделиться своими семейными проблемами, они скрывают факты СН, так как думают, что им никто не может помочь, и тем более понять.

Для оказания наиболее эффективной психотерапевтической помощи нужно знать, кого собой представляет пострадавшая от СН женщина. Типичный портрет женщины, пострадавшей от СН, изобразить очень трудно. Это может быть и известная актриса, и школьная учительница, и работница ткацкой фабрики. Тем не менее, все-таки существуют некоторые общие черты, которые можно обнаружить у женщин, находящихся в хрони­ческой ситуации СН. Эти черты не являются врождёнными характеристиками постра­дав­шей, но скорее, усвоенными в результате воспитания в семье или в результате длительной истории насилия со стороны мужа.

Женщины, подвергавшиеся насилию, могут: иметь низкую самооценку, верить во все мифы о насильственных отношениях, иметь очень традиционные представления о семье, роли женщины в семье и в обществе, верить в «женское предназначение», брать на себя ответственность за действия обидчика, страдать от чувства вины и отрицать чувство гнева, которое испытывают по отношению к обидчику, могут представлять пассивную часть мира, но являться достаточно сильными, чтобы использовать окружение с целью выжить и иногда предотвратить следующий акт насилия, иметь серьезные реакции на стресс и психофизиологические жалобы, верить в то, что сексуальные отношения могут стабилизировать отношения в целом, быть уверенными в том, что никто не может помочь им в разрешении проблемы насилия в семье.

Первый опыт насилия в отношениях может быть приобретен как до заключения брака, так и после. Часто СН начинается в течение первых шести месяцев совместной жизни. Некоторые женщины рассказывают, что СН становится более серьезным в период беременности и первое время рождения ребенка. Это время, когда женщина наиболее уязвима [1].

Женщины любят, эмоционально привязаны к своему мужу (партнеру), винят в происходящем себя и надеются, что если будут более внимательными и послушными, то они смогут спасти брак. При этом женщины оправдывают поведение мужа. В частности они испытывают ненависть к случаям насилия, а не к человеку, совершающему его.

Женщины, подвергающиеся СН, часто принимают решение оставаться или уйти от обидчика на основании того, что они считают лучшим для своих детей. Им некуда уйти, очень часто у них нет работы и материальной помощи. Многие из них считают, что детям нужна семья, отец. Если они уйдут, то не смогут обеспечить детям приличное жилье, одежду. Ее религиозные убеждения или семейные принципы заставляют ее сохранять семью любой ценой. Многим женщинам просто некуда идти. Убежище, подруги, родители – это временный выход, но не решение проблемы. Как правило, женщины стеснены в финансовых средствах, не имеют работы, у них нет возможности арендовать жилье или купить квартиру.

Одна очень важная причина, по которой женщины не уходят или уходят, но затем возвращаются к обидчику, – реальный страх, что СН усугубится, если она попытается разорвать эти отношения и уйти навсегда. Женщины рассказывают, что их мужья или партнеры грозили, что убьют, если узнают, что она хочет уйти. В момент попытки уйти женщины подвержены более высокому риску увечья детям, другим членам семьи, друзьям и т.д. [2].

Практика работы с проблемой СН показывает, что если мужчина склонен к насилию, то он обычно проявляет себя уже в течение первого года совместной жизни. Партнер, который вероятнее всего может прибегнуть к насилию, имеет следующие характеристики:

вырос в семье, где агрессия и жестокость были нормой повседневной жизни, велика вероятность такого же поведения с его стороны; если он злоупотребляет алкоголем или наркотиками и одновременно склонен к агрессии, то это сочетание может привести к СН; ранее имел неприятности с законом; жестоко обращается с детьми и домашними животными; часто ввязывается в драки; ломает или портит вещи; как правило, всегда зол на кого-нибудь или что-нибудь; обидчик может обладать чертами собственника, Контролировать жизнь близких людей, стараться изолировать партнера от общения с другими людьми; винит партнера во всех проблемах; грозит покончить собой, если партнер попытается разорвать отношения; оскорбляет партнера и т.д. Мужчины, прибегающие к насилию, – это люди, в памяти которых живут долгое время сцены жестокости, которые они пережили в детстве. Они так и не сумели преодолеть свои внутренние проблемы.

В целом, можно сделать вывод, что склонность к насилию является результатом заимствованной модели поведения, как в семейных отношениях, так и в процессе социализации [2].

Иногда, на прием к психотерапевту, вместе с женами приходят их мужья. Необходимо уметь распознавать три основных тактики обидчиков, с помощью которых они обычно пытаются сместить акцент с самого акта насилия на другие обстоятельства.

Первая тактика – отрицание акта насилия. При этом обидчики говорят, что они ничего такого не сделали, «она сама упала», «это была случайность» и т.п.

Вторая тактика – заключается в том, что обидчики пытаются минимизировать случай насилия. То есть они признают, что насилие было, но оно было не очень сильным, минимальным. Они стараются представить акт агрессии как нечто тривиальное, не заслуживающее внимания, – «это происходит в каждой семье». Они могут утверждать, что это была обычная ссора, что «я лишь слегка шлепнул ее», «это случается во всех семьях», «я просто толкнул ее в порыве гнева, а она сама упала» и т.п.

Третья тактика, используемая обидчиком, это – перенос вины на жертву: «она первая начала», «ее истерика подтолкнула меня», она вечно меня пилит». При этом они пытаются переключить внимание на обсуждение поведения пострадавшей, которая якобы спровоцировала акт насилия.

Необходимо постоянно помнить об этих трех тактиках и не попадаться на уловки обидчиков. Здесь главное – не поведение пострадавшей (никакие действия и поступки не заслуживают насилия) и не возможные оправдания насилия, а сам акт агрессии [4].

Чтобы оказать эффективную психотерапевтическую помощь жертвам СН, важно знать психологические особенности таких женщин, саму проблему СН. Психо­тера­певтическая помощь, прежде всего, включает в себя умение найти контакт с женщиной, поверить ей. Часто женщины не сразу рассказывают об издевательствах, насилии, так как с одной стороны ей трудно вновь вспоминать, переживать заново случаи издевательств. Следует выслушать ее, поддержать и не возлагать на нее вину за жестокое обращение. Очень важно сказать, что она не виновата. Во время бесед женщины отмечают, что если старались сохранить семью и долгое время пытались изменить свое поведение, приспосабливались к требованиям мужа, терпели. Одной из причин такого терпения была цикличность СН, когда за фазой напряжения, насилия, был период примирения. И ей хотелось верить, что все наладится и прекратится. Постоянно подвергаясь психическому давлению, женщины теряли собственное «Я», у них снижалась самооценка и усиливалась психологическая зависимость от мужа. Такая психологическая зависимость мешала женщине принять решение об изменении своей жизни, а так же обратиться за помощью. Поэтому важной задачей психотерапии является повышение самооценки, восприятия себя как личности и преодоление психологического феномена, как зависимость.

На первых консультациях необходимо дать как можно больше информации по этой проблеме, а так же обсудить и составить план безопасности. Разработка плана безо­пасности включает в себя детальное проговаривание с клиентом следующих вопросов:

- подумайте о своих дальнейших действиях. Как правило, насильственные акты повторяются;

- расскажите о насилии тем, кому Вы доверяете (друзья, родственники, психолог кризисного центра или телефона доверия);

– найдите надежное место, куда Вы можете уйти в случае опасности;

– договоритесь со своими соседями, чтобы они вызвали милицию, если услышат шум или крики из вашей квартиры;

– спрячьте запасные ключи от дома (машины) так, чтобы, взяв их, Вы могли быстро покинуть дом в случае опасности;

- спрячьте необходимую сумму денег, книжку с номерами телефонов, паспорт, документы детей, другие важные бумаги, а также одежду и нужные лекарства в доступном для Вас месте;

– заранее договоритесь с друзьями, родственниками о возможности предоставления Вам временного убежища в случае опасности;

– спрячьте (избавьтесь) записные книжки, конверты с адресами, чтобы обидчик не смог Вас найти;

- заранее узнайте телефоны местных служб, которые могут оказать Вам необходимую поддержку (дежурная часть Вашего отделения милиции, кризисный центр, убежище, телефон доверия и т.п.);

- заранее решите, что из ценных вещей (ювелирные изделия и т.п.) Вы возьмете с собой. В случае острой необходимости их всегда можно будет продать или отдать в залог;

- если ситуация критическая, то покидайте дом незамедлительно, даже если Вам не удалось взять необходимые вещи.

При более длительном сотрудничестве клиентки с врачом, психотерапия проводится на различных уровнях: личностным и социокультуральным. При этом исполь­зуются различные техники, такие как: арт-терапия (работа с рисунками); психоаналити­ческие техники; семейная терапия; элементы телесной терапии; гештальт-терапия; упражнения, применяемые в тренинге уверенного поведения.

Работа с рисунком позволяет собрать дополнительный диагностический материал, выявить чувства, которые беспокоят клиентку. Психоаналитические техники помогают обратиться к глубинным бессознательным процессам, которые наиболее тесно связаны с убеждениями и установками женщин. С помощью аналитических техник используются драматические ситуации детства, отношения с родителями. Они также позволяют узна­вать и прорабатывать переносы, выявлять защитные психологические механизмы. Важной частью психотерапевтического лечения является работа с эмоциями, такими как гнев и агрессивность, запрет на выражение этих эмоций.

Необходимо помнить о том, что СН причиняет тяжкий вред здоровью женщин: физические травмы, во время беременности – кровотечения, выкидыши, повреждение плода, разрыв матки, преждевременные роды, посттравматические стрессовые расстройства, депрессии, различные невротические расстройства, психосоматические заболевания. Такие женщины не умеют эффективно справляться с кризисной ситуацией. И психотерапевтическая помощь должна ориентироваться на долгосрочную работу с феноменом психологической зависимости.

Формы оказания психотерапевтической помощи:

- информирование о проблеме СН, его формах, особенностях развития;

- рассмотрения вместе с клиенткой понятия границ личности, группового давления. Формирование навыков выражения и отстаивания собственного мнения, умение противостоять групповому давлению. Формирование навыков заботы о себе и защиты своего «Я». Умение говорить «Нет»;

- формирование и умение осознавать и анализировать собственное состояние, развитие способности к адекватному выражению чувств;

- изменение отношения к себе, развитие адекватной самооценки, осознание ценности своей личности и личности другого. Принятие себя и другого как личности. Принятие возможности совершать ошибки и исправлять их.

- формирование навыков эмпатии, умения принимать и оказывать самоподдержку. Решение проблем межполового общения.

- формирование навыков оценки проблемной ситуации и принятия решения. Способы решения проблем, личностных сложностей. Умение делать выбор и нести ответственность. Умение контролировать свое поведение и изменять свою жизнь.

- формирование умения ставить перед собой краткосрочные и перспективные цели и достигать их.

- рассмотрение понятия здоровой семьи и ее отличие от семьи дисфункциональной. Понятие морали и нравственности, смысла жизни и личностных ценностей [3].

Таким образом, женщины с проблемой СН подвержены хроническому стрессу, который влияет на их психическое здоровье, вызывая расстройства адаптации, депрессивные или невротические состояния. Чаще женщины выбирают пути преодоления стресса, ориентированные на помощь и поддержку со стороны. Эти женщины предъявляют к себе повышенные требования, которые часто сопровождаются эмоциями раздражения и гнева. Прослеживается психологическая зависимость таких женщин от своих мужей-обидчиков, а так же от социально-принятых норм поведения. Поэтому важно при оказании психотерапевтической помощи обращать внимание на работу с психологической зависимостью.


Каталог: home
home -> Чувашской Республики «Расмотрено»
home -> Ассоциации социальных педагогов и педагогов-психологов Мариинско-Посадского района на 2015-2016 учебный год
home -> Адаптация первоклассника
home -> Особенности адаптации первоклассников к школе «Школьная адаптация»
home -> «Из детского сада в школу»
home -> На уроках изобразительного искусства с помощью интеграции педагогических технологий
home -> Средства аддикций подразделяются на следующие типы
home -> Клинические и организационно-методологические аспекты военно-врачебной экспертизы граждан, страдающих психическими


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница