Реформирование, которое началось в России на рубеже двух столетий, затронуло все без исключения сферы жизни российского общества: экономическую и политическую, социальную и культурную


Глава 6. КАЧЕСТВЕННЫЕ И КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В СИСТЕМЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПСИХОЛОГА



страница8/11
Дата12.05.2016
Размер2.66 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Глава 6. КАЧЕСТВЕННЫЕ И КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В СИСТЕМЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПСИХОЛОГА


  1. Номотетический и идеографический подходы в психологии как методологические основания количественных и качественных методов.

Проблема психологического смысла, эмпирического выражения, возможностей и ограничений качественной и количественной стратегий исследования в психологии является прямым продолжением более общей проблемы диалога естественнонаучной и гуманитарной парадигм.

Впервые эта проблема возникла в философии науки в работах немецкого философа-неокантианца Вильгельма Вильденбанда. В своих философско-методологических трудах он проанализировал всю систему наук своего времени (70-х годов XIX века) и сделал вывод о том, что существуют два типа наук – науки о природе и науки о духе. Соответственно этим двум типам наук он выделил два совершенно различных способа образования знаний.

Науки о природе (физика, химия, биология) пользуются номотетическим способом получения знаний. Это слово происходит от греческого слова номос (закон). В.Вильденбанд употребил его для того, чтобы раскрыть главную особенность такого способа познания – получение общего знания о процессе или классе объектов, объяснение их функционирования общими законами и закономерностями, универсальными для каждого единичного случая.

Науки о духе (история, философия) пользуются идеографическим способом образования знаний, получая уникальное знание о конкретном, единичном, описывая уникальные объекты или явления целостно, во всем их качественном своеобразии.

Главный вопрос, поставленный В.Виндельбандом как методологом науки, касался того, как в рамках идеографического подхода, т. е. знаний о единичном, не приемлющих традиционных для наук о природе объяснений и обобщений, возможно построение полноценного научного знания в социально-гуманитарной сфере, или в сфере наук о духе. Сам философ считал, что при помощи идеографических описаний можно получить полноценное научное знание.

Позже идеи В.Виндельбанда получили дальнейшее развитие в трудах Вильгельма Дильтея, который применил классификацию способов познания к психологии. Психологическая система Дильтея появилась в период открытого кризиса в психологии, когда традиционная интроспективная психология сознания утратила свое главенствующее положение, а метод интроспекции был признан несостоятельным. Мировая психологическая наука остро нуждалась в новых направлениях, и одним из таких направлений стала описательная, или понимающая психология, которую и предложил В.Дильтей. Он видел главную беду интроспективной психологии в стремлении объяснить психические явления с точки зрения их структуры, открыть универсальные законы соединения мельчайших элементов психического, т.е. в попытке применить в психологии номотетический подход к получению знаний. Традиционную интроспективную психологию Дильтей назвал аналитической, или объяснительной, и предложил в противоположность ей новую, описательную, или понимающую психологию, главным методом которой было постижение душевной жизни человека в ее целостности и уникальности, т.е. идеографический подход.

Таким образом, в психологии возникли два совершенно различных направления, которые существуют до сегодняшнего времени. В современной психологии идея двух подходов получила дальнейшее развитие.

Номотетический подход связывают с изучением группы индивидуумов и формулированием общих выводов на основе большого числа однотипной (стандартизованной) информации. Человек или группа рассматриваются как носители совокупности свойств. При этом использование номотетического подхода предполагает выделение из этой совокупности свойств, общих для всех людей или групп. Основным методом в номотетическом подходе являются все формы стандартизованного измерения, понимаемые очень широко (категоризованное наблюдение, стандартизованное интервью и анкетирование, тестирование, эксперимент).

Идеографический подход в современной психологии связывают с изучением свойств конкретного индивидуума или конкретной группы на основе качественной информации, полученной либо от самого объекта, либо от его социального окружения, либо посредством анализа документов (биографий и автобиографий, мемуаров, переписки, официальных документов). Человек или группа рассматриваются как целостная система уникальных свойств, а использование идеографического подхода позволяет распознать и описать индивидуальные особенности и качественное своеобразие изучаемого объекта. Основным методом здесь является описание, используются свободная беседа, неструктурированное наблюдение, проективные методики, групповые дискуссии.

В рамках идеографического подхода в психологии применяется метод феноменологически ориентированного исследования, целью которого является получение ясных, точных и систематичных описаний тех или иных аспектов переживания человека. Феноменологическое исследование ориентировано на раскрытие структуры того или иного переживания, связанного с определенным предметом, ситуацией, событием или каким-то аспектом жизнедеятельности человека [17].

Среди специфических черт феноменологического исследования в психологии можно выделить:

1) его качественно-описательный характер;

2) ориентацию на переживание как предмет исследования;

3) использование рефлексивных данных;

4) отказ от любых теоретических допущений и выводов;

5) использование обыденного языка описания.

Продолжение диалога номотетического и идеографического подхода можно найти и в современных этнопсихологических и кросскультурных исследованиях: в этой области психологии делается различение между etic- и emic-подходами, а соответственно, и etic- и emic-данными, выдвинутое Дж.Берри [14].

Etic-подход имеет дело со свойствами и закономерностями, характерными для большого числа культур, и занимается их сравнением и обобщением. Исследуемые единицы выдвигаются учеными заранее и рассматриваются как абсолютные и универсальные для всех изучаемых культур.

Emic-подход анализирует уникальные свойства данной культуры, ее специфику, и вписывает изучаемые феномены в контекст конкретного культурно-исторического окружения. Исследователь не намечает критерии заранее, а обнаруживает их в самой специфике культуры и соотносит с другими ее уникальными особенностями. По существу, etic-подход реализует номотетические научные идеалы, а emic-подход – идеографические.

Таким образом, вслед за номотетическим и идеографическим подходами в психологии утвердились две традиции исследования – количественная, реализующая на практике номотетический подход, и качественная, которой соответствует идеографический подход.

Долгое господство номотетических научных идеалов со строгими обобщениями многочисленных фактов и феноменов, поиском универсальных закономерностей и законов, одинаково действующих во всей природе, провозглашало естественнонаучную парадигму как единственно верную и даже единственно возможную.

Естественнонаучная парадигма в психологии, как и во многих других социально-гуманитарных науках (социологии, культурологии, истории, филологии), отдавала приоритет количественной стратегии исследования, для которой задачей первейшей важности было накопление научных фактов. Эти факты должны были быть получены в строго контролируемых исследователем условиях, полностью исключающих возможности других правдоподобных объяснений, и зафиксированы с применением всех необходимых средств обеспечения достоверности этих фактов. Далее логика количественной стратегии исследования требовала индуктивных умозаключений, т.е. проделывала путь «от частного к общему». Но при этом в индуктивном обобщении оставались лишь наиболее общие закономерности, а качественное своеобразие каждого из исходных фактов терялось, да и, по большому счету, оказывалось ненужным исследователю, поскольку не выражало общих тенденций. Надо сказать, что количественная стратегия исследования вовсе не отвергала методов качественного анализа. Однако, признавая их право на существование, она делала оговорку о том, что все же эти методы являются вспомогательными, а данные, полученные с их помощью – предварительными, недостоверными, требующими дальнейшей проверки с помощью количественных методов.

Гуманитарная парадигма уходит от традиционных представлений о методологии научного познания, отдавая приоритет качественной стратегии исследования, ориентированной на целостное и углубленное понимание сути и смысла изучаемых объектов и явлений, детального описания во всем их своеобразии и уникальности, а также выявление связей и отношений с другими элементами окружающей действительности. Здесь нет четко оговоренных способов обеспечения достоверности данных, но нет и индуктивных обобщений на основе большого количества однотипных фактов. Качественная стратегия исследования позволяет выявить и описать то, что теряется при использовании количественной стратегии – своеобразие явлений, характеристики, делающие их уникальными. Кроме того, качественная стратегия исследования вписывает изучаемые феномены в более широкий контекст – культурный, исторический, социальный, и, наконец, контекст жизненного пути и жизненного опыта отдельной личности. Используя в большей степени качественные методы, гуманитарная парадигма, разумеется, не отрицает количественных методов исследования, поскольку они дают способы получения общего знания.

Современные условия развития науки связаны с тем, что обе рассматриваемые нами парадигмы в настоящее время сосуществуют, причем чаще всего находятся в состоянии методологического конфликта.

Естественнонаучная парадигма не приемлет нестрогих правил получения информации и формулирования выводов, принятых в рамках гуманитарной парадигмы. Последняя, в свою очередь, критикует естественнонаучную парадигму за неучет своеобразия уникальных психологических феноменов.

С.А.Белановский [2] определяет круг функций, которые выполняют качественные методы:



  • обеспечение связи с социальными проблемами;

  • качественные методы как компенсатор слабости теории;

  • формирование целостного образа объекта или проблемы;

  • выявление социально значимых фактов;

  • обеспечение динамизма исследовательского процесса;

  • формирование системы понятий и обслуживание «переднего края» научных исследований;

  • заполнение брешей между количественными параметрами;

  • преодоление смыслового распада и логических спекуляций;

  • изучение объектов, не поддающихся количественному описанию;

  • преодоление «мифов»;

  • взаимодействие с обыденным сознанием.

Иные функции, по мнению С.А.Белановского, выполняют количественные методы:

  • выход за пределы индивидуального сознания;

  • определение количественных характеристик объектов и явлений;

  • выявление классов объектов на основе большого числа параметров;

  • выявление динамических тенденций;

  • проверка логических гипотез.

Сравнивая перечисленные функции качественных и количественных методов между собой, отметим, что количественные методы обеспечивают внутреннюю научную строгость психологического знания, в то время как качественные методы ориентированы на обеспечение связи полученного знания с другими научными фактами, с социальной реальностью и различными сферами практической деятельности людей, с массовым сознанием.

Тем не менее, сосуществование двух противоборствующих парадигм заставляет специалистов-психологов знать и уметь применять и качественную, и количественную стратегии, поэтому в системе методов психологии есть место как для количественных, так и для качественных методов.





  1. Качественные и количественные методы в общей системе методов психологии.

Как известно, арсенал методов, которыми пользуется психология, чрезвычайно широк. В него входят как методы, традиционные для большинства наук (наблюдение, измерение, эксперимент), так и особенные, присущие только психологии (беседа, биографический метод). Кроме того, существует множество классификаций психологический методов (А.Ф.Лазурский, Б.Пирьов, Б.Г.Ананьев, В.Н.Дружинин), наиболее полной и известной из которых является классификация методов психологии, предложенная Б.Г.Ананьевым [1].

Уникальность классификации Б.Г.Ананьева заключается в том, что она имеет многоуровневую структуру. Вначале все методы делятся на 4 группы, причем каждая из этих групп соответствует определенной стадии исследовательского процесса: организационные методы связаны с логикой построения и планирования исследования, эмпирические методы сбора информации – с его конкретным воплощением на практике и получением данных, методы обработки информации – с обобщением эмпирических результатов, интерпретационные методы – с формулированием выводов. Далее внутри каждой группы выделяются конкретные разновидности методов психологии.

Б.Г.Ананьев упоминает и дихотомию качественных-количественных методов, однако относит ее только к методам обработки данных: количественные методы он связывает со способами обработки цифровых показателей, качественные – с описанием, классификацией, типологией данных, не имеющих числового выражения [1].

Современные исследования в области методов психологии и других гуманитарных наук (истории, социологии, языкознания) показывают, однако, что качественные и количественные стратегии различаются между собой не только на этапе обработки эмпирической информации, но уже на самых ранних стадиях исследовательского процесса – на уровне подходов к проблеме, при определении объекта, предмета, целей и задач исследования, постановке гипотез.

Обсуждая данную проблему, В.Н.Дружинин [10] рассматривает связь между уровнем психического отражения и психической регуляции и способами их эмпирического описания. Он предлагает представить психику с точки зрения ее иерархической структуры и выделить в этой структуре ряд уровней: от уровня элементарных ощущений до высшего уровня интеграции – индивидуальности.

Если рассматривать количественный и качественный способы описания психологических явлений и процессов как две принципиально различные стратегии исследования, то получается, что чем выше уровень психической регуляции, тем менее применимы здесь количественные и тем более применимы качественные методы. И наоборот – при описании низших, элементарных уровней психического отражения качественные методы становятся лишними и абсолютно бесполезными, уступая место более эффективным в данном случае количественным методам.

Как было показано в работах В.Н.Дружинина [10], способы эмпирического описания психологических явлений непосредственно связаны с уровнем организации психики, к которому эти явления относятся. Так, психофизиологический уровень может быть описан с помощью наиболее математически мощных измерительных шкал (шкалы отношений и интервалов), дальнейшие уровни описываются уже менее мощными шкалами, а высшие уровни (индивидуальность, жизненный путь) практически не поддаются измерению, принятому в рамках естественнонаучной парадигмы. Иначе говоря, с ростом уровня психической регуляции уменьшаются возможности представления изучаемых феноменов в количественных характеристиках.

С другой стороны, по мере усложнения психологических явлений увеличивается возможность их описания при помощи качественных характеристик, и тогда ведущую роль начинают играть качественные исследования – анализ единичных случаев (как уникальных, так и наиболее типичных), построение различного рода классификаций и типологий, выделение в рамках изучаемого процесса относительно самостоятельных периодов.

Рассмотрим проблему соотношения качественных и количественных методов применительно к уровням организации психики более подробно.

На психофизиологическом уровне господствует психофизика: здесь элементарные психические процессы (сенсорные, моторные) хорошо поддаются шкалированию, причем с помощью самых математически мощных шкал – отношений и интервалов. К числовым характеристикам этих процессов может быть применен весь арсенал методов математической обработки данных. Что же касается качественных описаний, то на данном уровне они практически невозможны.

На следующем, более сложном, уровне элементарных систем (сенсорно-перцептивная система, представления, эмоции), связанных с регуляцией операций, количественные методы еще сохраняют свое господство, однако здесь уже невозможно применить самую математически мощную шкалу отношений – психические явления этого уровня можно измерить в шкале интервалов. В то же время качественные описания этих явлений уже могут нести определенную информацию об их характеристиках, не имеющих числовых выражений (модальность, эмоциональная окраска образов и т.п.).

Феномены третьего уровня психической регуляции – уровня интегративных систем, обеспечивающих регуляцию действий (мотивация, мышление, процессы принятия решений), достаточно сложны. Поэтому они могут быть описаны математически в шкалах интервалов и ординальных (порядковых), т.е. менее мощных шкалах, а качественно – в широком диапазоне характеристик (характер и стадии мыслительного процесса, цели действий, сдвиг к риску или осторожности в процессе принятия решений и т.п.). В.Н.Дружинин полагает, что именно на этом уровне организации психики количественные и качественные способы описания психологических явлений являются равноценными, т.е. и те, и другие позволяют получить достаточно большие объемы информации, одинаково эффективно, хоть и с различных позиций, отображающие рассматриваемую реальность.

Четвертый уровень подструктур индивидуальности, обеспечивающий регуляцию деятельности и целостного поведения личности, содержит явления, которые могут быть количественно описаны при помощи номинативных и иногда порядковых шкал. Иными словами, здесь наиболее реальны варианты построения различного рода классификаций, в редких случаях – континуума характеристик, расположенных по степени выраженности какого-либо из признаков. Но и то, и другое представляет собой способ числовой записи качественных характеристик изучаемых объектов и явлений. Таким образом, по В.Н.Дружинину, метод понимания и интерпретации, или герменевтический метод, более применим на данном уровне, чем метод количественных измерений.

Наконец, высший уровень целостной уникальной индивидуальности, на котором осуществляется регуляция жизнедеятельности, связанная с качественным своеобразием личности в целом и ее жизненного пути, с продуктивными и инструментальными проявлениями индивидуальности, в принципе не поддается количественным описаниям. Уникальные явления этого уровня можно лишь описывать в терминах сходства и различия, общего и особенного. Именно на этом уровне возникает способность порождать уникальное поведение и продукты, т.е. творческая деятельность, способность «выходить за пределы своего существования» (В.Франкл), или спонтанная надситуативная активность (В.А.Петровский). Кроме того, базовым свойством данного уровня является изначальная неразложимость его феноменов на элементы, т.е. целостность, или холизм. Именно эти характеристики делают невозможными и бессмысленными любые попытки количественного описания (измерения) уникальных проявлений индивидуальности и жизненного пути личности. В то же время на данном уровне наиболее применимым является дильтеевский метод понимания в его оригинальном виде – метод непосредственного постижения переживаний человека путем вживания и вчувствования в его внутренний мир.

Современные тенденции развития психологии выражаются в том числе и в том, что фокус научного и практического интереса существенно меняется: все чаще психологи обращают свое внимание не на психические процессы и состояния (феномены первого-третьего уровней по В.Н.Дружинину), а на более общие и сложные психологические явления (соответственно, феномены более высокого порядка – четвертого и высшего, пятого уровней). Именно поэтому сегодня все активнее развиваются качественные методы, возникают все новые их формы и разновидности.

Наиболее интересными на сегодняшний день являются, на наш взгляд, уже не индивидуальные (беседа, анализ документов, биографический метод), при которых психолог работает «один на один» с клиентом, испытуемым, респондентом или какими-то материалами. Приоритет сейчас отдается групповым качественным методам, которые широко используются уже не только в научных исследованиях, но и в практической деятельности психологов и специалистов других профессий (социологов, политологов, маркетологов, специалистов по рекламе и связям с общественностью).

Хрестоматийным примером группового качественного метода является, конечно, метод мозгового штурма, предложенный А.Осборном еще в 60-е годы XX века. Затем появились методы синектики (У.Гордон), фокус-групп. В настоящее время существует огромное количество различных вариантов групповых качественных методов – наряду с фокус-группами, синектическими группами и методом мозгового штурма выделяются креативные группы, дельфи-группы, десантные группы, группы конфликта, мини-группы, группы концептуального картирования, экспертные группы [4, 6, 8, 12, 13, 15]. Все это говорит о бурном развитии качественных методов, причем как в исследовательских, так и в практических проектах, осуществляемых профессиональными психологами.


  1. Количественные и качественные методы в профессиональной деятельности психолога: сферы применения, возможности и ограничения.

Профессиональная деятельность психолога, как известно, широка и многообразна. Напомним, что она может быть связана с производством, применением и передачей психологических знаний. Таким образом, профессиональный психолог может заниматься несколькими видами деятельности:

    • фундаментальными научными исследованиями (производство наиболее общих научных знаний);

    • прикладными исследованиями, непосредственно связанными с запросами практики (производство специальных, или прикладных знаний);

    • практической деятельностью, включающей психологическое оценивание, психологическое консультирование, психологическое просвещение, коррекционную и развивающую работу (применение знаний на практике);

    • преподавательской деятельностью (передача знаний).

Если рассматривать эти сферы, или виды деятельности профессионального психолога, то мы увидим, что практически каждая из них использует как количественные, так и качественные методы, разумеется, с различными целями и в различных вариантах.

Что касается исследовательской деятельности, будь она фундаментальной или прикладной, то для этой области психологической профессии совершенно справедливо все то, о чем говорилось выше: методы психологии выступают здесь как способы получения эмпирической информации. В фундаментальных исследованиях они связаны с поиском новой информации о наиболее общих закономерностях существования, функционирования и развития психологических явлений и процессов, в прикладных исследованиях – с получением информации о психологических проблемах, характерных для определенных сфер жизни и профессиональной деятельности людей, встречающихся в их повседневной практике.

Как и в любой другой науке, в психологии существуют достаточно жесткие требования к планированию, проведению исследования, к эмпирической информации, полученной в его результате, а также к выводам, которые делаются на основе этой информации.

Если рассматривать общепринятое понимание науки как системы знаний, характеризующихся полнотой, достоверностью и систематичностью, то мы видим, что основные требования научности знания связаны с его объективностью – независимостью от места, времени, личности исследователя и испытуемого, а также с его надежностью (т.е. повторяемостью, воспроизводимостью). Психологические исследования дополнительно решают еще проблемы валидности и репрезентативности результатов. В совокупности все эти требования служат серьезным основанием для проверки качества результатов тех или иных психологических исследований. В то же время совершенно ясно, что количественные исследования в большей степени, чем качественные, отвечают выдвигаемым требованиям качества информации, и именно поэтому считаются более строгими, более научными. В сознании ученых (причем не только психологов) прочно укоренился тезис о том, что «в любой науке ровно столько науки, сколько в ней математики».

Таким образом, анализ возможностей и ограничений качественных и количественных методов в исследовательской практике приводит нас к методологической дилемме. С одной стороны, количественные методы более подходят для научных исследований в силу большего соответствия их результатов и знаний, основанных на этих результатах, критериям научности. С другой же стороны, выше было показано, что сложные психологические явления и процессы поддаются квантификации весьма условно, феномены же самого высокого порядка не поддаются ей в принципе. Главная проблема соотношения качественных и количественных методов при проведении психологических исследований состоит в том, что однозначного решения описанной нами дилеммы просто не существует. Выбор в пользу тех или иных методов делается в каждом конкретном исследовательском проекте на основании цели исследования, базовых характеристик и свойств изучаемого феномена или процесса, а также теоретических ориентаций самого исследователя.

Единственное различие между фундаментальными и прикладными исследованиями в решении данной дилеммы состоит в том, что в прикладных исследованиях критерии научности все же менее строги, что может объясняться их практической направленностью. В то же время заказчики прикладных исследований, как правило, не связанные с психологической профессией, обычно больше доверяют цифрам (пусть даже банальным процентам), чем развернутым качественным характеристикам интересующих их явлений. В данном случае задачей психолога, проводившего прикладное исследование, становится совместное использование в одном проекте количественных и качественных методов, а также разъяснение заказчику смысла и самое главное – прагматической ценности полученных в исследовании результатов, определение путей эффективного использования новой информации.

Что касается количественных методов, то наибольшей популярностью в прикладной психологии пользуется тестирование. Это объясняется, скорее всего, тем, что в образе психолога, который имеется в массовом сознании, деятельность профессионального психолога прочно связывается именно с этим методом. Многие заказчики прикладных исследований уже сталкивались с тестированием и достаточно адекватно представляют себе, что это за метод и что он может дать. Другие методы (наблюдение, анализ документов, продуктов и процессов деятельности) воспринимаются с некоторым скепсисом.

Качественные методы начинают приобретать популярность только в последнее время: заказчики начинают понимать их преимущества, и поэтому проявляют к ним повышенный интерес. Следует отметить, что широкое развитие качественных методов в прикладной психологии связано с запросами практики. Все чаще психологам заказывают прикладные исследования с применением качественных методов, и особенно часто это происходит в такой отрасли прикладной психологии, как психология управления.

Сфера применения качественных методов в прикладной психологии очень широка.

Социальная психология с помощью качественных методов осуществляет гуманитарную экспертизу различных социальных программ (пенсионная реформа, реформа образования, здравоохранения и т.п.), а также явлений и процессов социальной реальности.

В настоящее время гуманитарную экспертизу как одну из форм работы психолога использует также педагогическая психология и психология экстремальных ситуаций, приобретающая все большую актуальность в связи с меняющейся социальной реальностью.

В политической психологии применение качественных методов связано с необходимостью построения адекватной и эффективной избирательной кампании, с формированием позитивного имиджа тех или иных политических партий или движений, политиков, всей системы государственного управления и отдельных ее составляющих. Здесь уже важны не только количественные показатели рейтинга доверия той или иной политической силе, но и причины именно такого рейтинга, пути его изменения и т.п.

В психологии рекламы и маркетинга важное место отводят изучению потребительского поведения, формируемого рекламой имиджа марок, разработке стратегий продвижения на рынок товаров и услуг.

Психология средств массовой коммуникации исследует при помощи качественных методов степень доверия тем или иным газетам и журналам, каналам телевидения и радио, конкретным журналистам и программам, составляет социально-психологический портрет аудитории.

Таким образом, решающую роль в развитии качественных методов в психологии сыграла необходимость диалога психологической науки с различными сферами практической деятельности людей, что выразилось в развитии прикладных исследований в различных отраслях психологии.

Практическая деятельность профессионального психолога – наиболее широкая сфера приложения его усилий, поскольку именно в практической деятельности психолог применяет накопленные им в процессе обучения и в ходе исследовательской работы знания к каждому конкретному случаю, к каждому конкретному клиенту для оказания психологической помощи. Не случайно именно этот тип психологической профессии наиболее сложен и разнообразен и включает в себя большое количество различных форм, методов, методик и техник, с помощью которых осуществляется работа профессионального психолога.

Анализируя особенности методического аппарата практической психологии, А.И.Донцов, Ю.М.Жуков и Л.А.Петровская [9] делают акцент на принципиальных отличиях его от методов научной, академической психологии.

Во-первых, в научной и практической психологии коренным образом различаются цели, для которых используются те или иные методы: в научной психологии они направлены на поиск новых знаний, описание, объяснение, прогнозирование тех или иных явлений или процессов; главной и единственной целью практической психологии является оказание психологической помощи конкретному человеку или группе в конкретной ситуации. И если научная психология является предметно-ориентированной (т.е. каждая из ее отраслей направлена на изучение строго определенных феноменов), то практическая психология центрирована на проблеме (т.е. направлена на понимание и решение жизненных проблем клиента и заказчика).

Во-вторых, различаются концептуальные аппараты научной и практической психологии: тезаурус академической психологии предназначен для описания, объяснения и прогнозирования наиболее общих психологических феноменов и используется главным образом для коммуникации внутри научного сообщества; словарь же практической психологии не перегружен терминологией, поскольку служит для понимания и интерпретации проблем клиента и заказчика, а также для коммуникации с ними, а уже потом с коллегами. Для практического психолога, конечно, важно уметь пользоваться академическим языком, но еще важнее уметь объяснить клиенту суть его проблемы на обыденном языке, чтобы затем вместе с ним простроить стратегию решения этой проблемы. В этом смысле необходимо уметь «перевести» научно-психологические термины и знания на язык повседневного общения.

В-третьих, совершенно иные требования предъявляются практической психологией к качеству инструментария: на первый план выступают не валидность, объективность, надежность и достоверность, а практическая польза, которую может принести данный метод в данной ситуации, т.е. его эффективность. Именно поэтому в среде профессиональных практических психологов часто можно услышать, что одна методика хорошо «работает» во многих ситуациях и на многих людях, что она «проверенная», а другая «работает» только в определенных ситуациях или на определенном контингенте лиц. Разумеется, это не означает, что вторая методика неэффективна, здесь определяются скорее рамки ее эффективного использования.

В-четвертых, принципиально различной для академической и практической психологии оказывается роль личности самого психолога. Если научная психология выдвигает жесткое требование независимости научного результата от личности исследователя (что является одним из критериев его объективности), то в практической психологии «личность психолога есть неотъемлемая часть метода» [9]. Хороший практический психолог является носителем не только знаний, которые можно эксплицировать в виде каких-либо текстов, учебных и методических пособий, руководств и других документов, но и опыта, который далеко не всегда может быть четко и однозначно выражен в словах. Особенно ярко это проявляется среди практиков, работающих в русле гуманистической психологии: никто из нынешних психологов не может работать в точности так же, как К.Роджерс или как В.Сатир именно потому, что они не являются Роджерсами и Сатир, т.е. не обладают их личностью. Но в то же время каждый психолог-практик строит свою собственную систему методов, методик и техник на основе собственных предпочтений, а также исходя из опыта практической деятельности, через рефлексию, осмысление и анализ собственной практики (причем часто методом проб и ошибок). Кроме того, его методический арсенал обогащается через взаимодействие с другими практиками, с признанными мастерами. В этом случае частички опыта мастера могут передаваться его коллеге в системе отношений наставничества (Учитель-Ученик). Позже, при рассмотрении методов передачи психологических знаний в рамках преподавательской деятельности, мы вернемся к этой системе отношений.

Таким образом, поскольку целью практической психологии является понимание и описание проблем, а не установление закономерностей, следовательно, она функционирует скорее в русле идеографического подхода, однако использует не только качественные, но и количественные методы.

Количественные методы (категоризованное наблюдение, тестирование, анализ документов, и даже эксперимент) позволяют получить информацию для диагностики проблемы на первых этапах практической работы и оценить ее эффективность на завершающих этапах. Основная же часть работы ведется, конечно, с помощью качественных методов (беседы, тренинги, игры, разновидности групповых дискуссий и решения проблем в группе).

Преподавание как вид деятельности профессионального психолога, связанный с передачей психологических знаний, крайне редко рассматривается в качестве одного из типов психологической профессии, существующего наряду с научной и практической сферой деятельности профессионального психолога. Если же передача психологических знаний и рассматривается, то имеется в виду именно преподавание психологии в учебных заведениях. Между тем, передача психологических знаний связана еще и с психологическим просвещением, с формированием психологической культуры. И в этом смысле в поле анализа попадают и авторы научно-популярных книг по психологической тематике, и специалисты, организующие курсы, семинары и тренинги, и психологи, выступающие в средствах массовой коммуникации, т.е. в данном случае мы имеем дело скорее с распространением психологических знаний, нежели с их адресной передачей.

Так или иначе, о передаче и распространении психологических знаний как об относительно самостоятельных видах деятельности профессиональных психологов говорят очень мало. Возможно, это связано с кажущейся простотой этих знаний, с мифом о выводимости их из индивидуального опыта, с тем, что общество пока еще недооценивает значимость психологических знаний в любых сферах человеческой деятельности. Сегодня мы имеем ситуацию, когда на людей, осознающих свою потребность в психологических знаниях, хлынул поток популярной психологической литературы, причем далеко не всегда высокого качества. Иными словами, деятельностью по удовлетворению потребностей населения в психологических знаниях отнюдь не всегда занимаются профессиональные психологи. В этом смысле возникает задача психологического просвещения не только среди школьников и студентов – будущих психологов, но и среди более широких масс. Пока эта задача практически не решена, и преподавание психологии как вид деятельности психолога и тип психологической профессии вообще можно рассматривать лишь в рамках средней и высшей школы, а в вузе – только как процесс подготовки профессиональных психологов.

Говоря о месте качественных и количественных методов в системе преподавания психологии, мы сталкиваемся с наибольшими сложностями, потому что до недавнего времени все преподавание осуществлялось на основе качественных технологий. Действительно, деятельность преподавателя на лекциях, семинарах, практических занятиях, и особенно руководство индивидуальной работой студентов при выполнении самостоятельных творческих заданий, курсовых и дипломных работ связана с пониманием и интерпретацией учебного материала, с формированием у обучающихся определенных умений и навыков. Необходимо отметить, что сегодня технологии обучения бурно развиваются, психологи-преподаватели широко используют в своей практике игровые методы, предполагающие немедленную обратную связь (ролевые и организационно-деятельностные игры, элементы тренинга, демонстрацию аудио- и видеоматериалов, видеотренинг, программные и аппаратурные разработки, современные информационные технологии). Специфика деятельности психолога-преподавателя состоит еще и в том, что он должен не только научить студентов чему-либо с применением игровых методов, но и научить их использовать все эти активные методы обучения самостоятельно.

При передаче психологических знаний очень важную роль отводят личности преподавателя и его опыту профессиональной деятельности, поскольку совершенно очевидно, что изучить психологию «по книгам», и особенно «по учебникам» невозможно. Обучающемуся необходимо приобретение личного, пока еще студенческого, опыта усвоения и применения знаний, выработки умений, что становится возможным в ходе его участия в активных формах обучения. Кроме того, неоценимым является опыт общения с преподавателем «один на один» в режиме индивидуальных консультаций при выполнении самостоятельных заданий, написании курсовых и дипломных работ. В этих ситуациях актуализируется древнейшая система отношений обучающего и обучаемого, о которой в настоящее время часто несправедливо забывают – система наставничества, т.е. «один учитель – один ученик». Находясь внутри этой системы, учитель получает возможность полного внешнего контроля, и, следовательно, немедленной коррекции действий ученика, а ученик усваивает уже не просто отвлеченные абстрактные знания, но и частицы профессионального опыта учителя, которые могут не поддаваться экспликации (часто на основе механизма подражания – «делай, как я»).

Разумеется, все перечисленные выше методы являются по своей сути качественными, однако в настоящее время для контроля усвоения знаний в рамках тестирования широко используются и количественные методы. Применение тестирования позволяет формализовать процесс контроля усвоения знаний, использовать объективную оценку уровня знаний, выраженную количественно в проценте правильных ответов. При этом практически исключается влияние на полученную отметку субъективного мнения преподавателя, его отношения к студенту и пр.

Однако, специфика психологических знаний показывает и недостатки количественного метода контроля, связанные с его ограниченностью: знания о каких-либо процессах, о явлениях, отличающихся сложностью организации, о специфике проявлений того или иного феномена при различных условиях невозможно формализовать настолько, чтобы они уместились в рамки тестовых заданий; методом тестирования невозможно проверить уровень сформированности того или иного умения; понимание тех или иных психологических закономерностей и умение выделить их в конкретных ситуациях также не поддаются тестированию. Иначе говоря, в сфере преподавания психологии количественные методы оценки знаний обучающихся могут быть использованы лишь для промежуточного контроля, а также для проверки знания терминологии или авторства каких-либо понятий, хрестоматийных экспериментальных исследований или теоретических концепций.


  1. Проблема диалога качественных и количественных методов в психологической практике.

Так или иначе, являясь по сути взаимодополняющими, количественная и качественная стратегии описания психологических феноменов, как уже отмечалось выше, долгое время находились в состоянии методологического конфликта. До сих пор неоднозначность и возможность альтернативных объяснений, а тем более множества описаний одних и тех же психологических феноменов встречает бурную критику со стороны представителей других наук, ориентированных на естественнонаучную парадигму. До сих пор исследователь, целиком полагающийся на качественные методы, рискует быть не признанным научным сообществом в силу «недостаточной достоверности» полученных им данных, а, следовательно, и «недостаточной научности» выводов, сделанных на основе этих данных.

В психологии и некоторых смежных научных дисциплинах (например, в социологии) уже осознана необходимость методологического диалога двух рассматриваемых нами стратегий.

Еще Д.Кэмпбелл [11] в своих трудах по экспериментальной психологии показал, что, прежде чем приступать к квантификации, необходимо при помощи качественного анализа построить целостный образ изучаемого явления и определить его элементы, которые затем и будут подвергнуты количественному анализу. И в этом смысле качественные методы действительно могут рассматриваться как методы предварительного анализа изучаемого явления, используемые с целью формирования целостного представления о нем, а также выделения конкретных единиц, которые подлежат количественной обработке. В том случае, если таковых найти не удается, делается подробное описание явления, дается анализ наиболее типичных и исключительных случаев, выделяются типы и классы, структурные и динамические характеристики, строится периодизация процесса развития изучаемого объекта или явления, т.е. используется весь арсенал методов, имеющихся у качественной стратегии исследования.

Результаты таких исследований ни в коей мере нельзя считать менее достоверными или менее научными хотя бы потому, что уже признан тот факт, что далеко не все психологические объекты и явления поддаются количественному выражению. Не случайно в психологии, в отличие от других наук, имеется четыре вида измерительных шкал (С.Стивенс), различающихся по степени математической мощности и возможностям статистической обработки. Более того, качественная стратегия позволяет не только описать типы и структуру изучаемого феномена, но и установить его взаимосвязи с более широким контекстом, с тем, чтобы впоследствии описать характер и направление этих связей не только качественно, но и количественно.

Это определяет один из вариантов диалога количественной и качественной стратегий исследования. Вначале используются качественные описания микро- и макроструктуры изучаемого феномена, а также его динамики, затем применяется количественная стратегия. В данном случае речь идет о сборе количественных данных с помощью стандартизованных методов и последующей их обработке с применением многомерных статистических процедур (дисперсионного, регрессионного, факторного, кластерного анализа и т.п.). В этом случае диалог качественной и количественной традиций очевиден, поскольку они совмещаются в конкретном исследовании одних и тех же явлений, при этом одна «надстраивается» над другой.

Другим вариантом такого диалога может являться применение качественной стратегии для преодоления противоречий в данных, полученных при помощи количественных методов, либо для описания неожиданных результатов. Количественная стратегия этого сделать не может, поскольку неизвестны факторы, повлиявшие на характер данных, побочные и дополнительные переменные, которые не были учтены. Здесь, в отличие о первого описанного нами варианта, качественная стратегия используется после количественной и служит средством объяснения полученной неожиданной информации.

Третий вариант диалога количественной и качественной стратегий заключается в применении описательных методов для анализа вновь открывшихся перспектив исследования. Этот вариант сродни предыдущему, поскольку качественная стратегия используется после количественной, однако в данном случае она выполняет другую функцию. Эта функция похожа на ту, которую качественная стратегия выполняет в первом варианте диалога – здесь она представляет собой, по меткому выражению С.А.Белановского [2], «передний край» научных исследований, т.е. обеспечивает перспективу дальнейших исследований и формирует систему новых понятий, которые в будущем будут задавать ход как качественных, так и количественных исследований.

И, наконец, четвертый вариант диалога количественной и качественной стратегий исследования в психологии может быть связан с внедрением психологического знания и психологической культуры в массовое сознание, с преодолением мифологизированных представлений о психологии, и, как следствие, с необходимостью «перевода» категориального и терминологического аппарата научной психологии на обыденный язык. В этом случае качественная стратегия может посредством изучения обыденных представлений и «мифов» задать направления и способы взаимодействия научной психологии с массовым сознанием.

Следует отметить, что еще до методологической рефлексии необходимости диалога качественной и количественной традиций в конкретных исследованиях, выполненных в рамках общей, социальной, клинической возрастной и педагогической психологии, качественные и количественные методы использовались одновременно, без всякого конфликта, поскольку исследователями были осознанны границы области применения, достоинства и недостатки каждого из этих подходов. Сегодня психологическое научное сообщество делает шаг вперед и строит методологическую базу диалога, и даже интеграции качественной и количественной стратегий в психологии.

Не исключено, что, кроме описанных нами четырех вариантов диалога качественной и количественной стратегий психологических исследований имеются и другие. Проблема диалога этих стратегий, как и проблема диалога естественнонаучной и гуманитарной парадигм в психологии, безусловно, сложна и многогранна, поэтому она будет оставаться открытой в течение многих лет.



Литература

  1. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человнкознания. СПб, 2001.

  2. Белановский С.А. Глубокое интервью. М., 2001.

  3. Белановский С.А. Метод фокус-групп. М., 2001.

  4. Богомолова Н.Н., Мельникова О.Т., Фоломеева Т.В. Фокус-группы как качественный метод в прикладных социально-психологических исследованиях //Введение в практическую социальную психологию /Под ред. Ю.М.Жукова, Л.А.Петровской, О.В.Соловьевой. М., 1999.

  5. Введение в практическую социальную психологию /Под ред. Ю.М.Жукова, Л.А.Петровской, О.В.Соловьевой. М., 1994.

  6. Гордон У. Синектика: развитие творческих способностей. http://www.triz.minsk.by/r/4119.htm

  7. Демин А.Н. О совмещении качественного и количественного подходов в исследовательском цикле. http://www.sociology.ru/forum/99-1Demin.html

  8. Дмитриева Е. Фокус-группы в маркетинге и социологии http://sociology.extrim.ru/fgr_dm_gl1.htm.

  9. Донцов А.И., Жуков Ю.М., Петровская Л.А. Практическая социальная психология как область профессиональной деятельности //Введение в практическую социальную психологию /Под ред. Ю.М.Жукова, Л.А.Петровской, О.В.Соловьевой. М., 1999.

  10. Дружинин В.Н. Структура и логика психологических исследований. М., 1994.

  11. Кэмпбелл Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях. М., 1980.

  12. Мельникова О.Т. Качественные методы в решении практических социально-психологических задач //Введение в практическую социальную психологию /Под ред. Ю.М.Жукова, Л.А.Петровской, О.В.Соловьевой. М., 1999.

  13. Мельникова О.Т. Фокус-группы в маркетинговом исследовании: Методология и техники качественных исследований в социальной психологии. М., 2003.

  14. Семенова В.В. Качественные методы: введение в гуманистическую социологию. М., 1998.

  15. Соловьев В. Метод номинальной группы. http://user.cityline.ru/~sunny_1/mng.htm

  16. Толстова Ю.Н., Масленников Е.В. Качественная и количественная стратегии. Эмпирическое исследование как измерение в широком смысле//СоцИс. 2000. №10. С. 101-108.

  17. Улановский А. М. Феноменологические описания в психологии. http://www.hpsy.ru/public/x825.htm



Каталог: 2011
2011 -> Программа дисциплины «Российский и мировой рынок pr»
2011 -> Лидерство как личностный феномен
2011 -> Духовно-просвітницький центр монастиря Глинська пустинь м. Глухів 2010 рік
2011 -> Г. Эбнрлайн Причины возникновения агрессивности
2011 -> • единства диагностики и коррекции
2011 -> 1. Социальные и психологические причины отклоняющегося поведения
2011 -> Мимо наркотиков :: Модель профилактики аддиктивного поведения в образовательном учреждении
2011 -> Учебное пособие / А. Деркач, В. Зазыкин. Спб.: Питер, 2003. 256 с


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница