Религия в гендерном измерении



Скачать 137.98 Kb.
Дата14.05.2016
Размер137.98 Kb.
Колосова И.А.

Религия в гендерном измерении


На протяжении тысячелетий религия играла существенную роль в мировом общественном развитии. Значительное влияние мировых и национальных религий на воспроизводство духовной сферы человечества сохраняется и сегодня. Но развивающийся процесс секуляризации общества способствует возникновению напряжения между теми, кто верит в Традицию и отстаивает Предание (ортодоксы), теми, кто пытается реформировать религиозные институции внутри самих институций (реформаторы) и теми, кто стремится изменить саму сущность религии (революционеры).

Гендерология рассматривает религию в ее отношении к полоролевой дифференциации общества. Религия выступает одной из культурных практик, которая трансформирует биологический пол, в культурные конструкты «мужественности» и «женственности». И они для адептов религиозного сознания наделяются значением сакральности, непогрешимости. В этом смысле, религиозные институты оформляют неравномерное распределение властных ресурсов между полами и способствуют их удержанию в системе властных отношений и социальной иерархии.


Феминистская теология и гендерные стереотипы в христианстве


Предметом феминистской теологии является категория Женского в поле религии, духовных практик и ритуалов. Она изучает гендерные стереотипы, гендерные идеалы, гендерную иерархию социальных ролей, представленные в дискурсе традиционных вероучений и религиозной философии. Ее целью является деконструкция гендерного неравенства в фокусе религий с позиций феминистской критики и теории власти. Методология феминистской теологии базируется на современных концепциях постструктурализма, постлакановского психоанализа, “археологии власти”, лингвистической критике значений и ревизии классических источников в целом.

Феминистская теология зародилась в 60-х годах, в академических кругах еврейского и христианского толка. Ранние теологи-феминистки, идентифицируя опыт «женщины» как отличный от опыта «мужчины», исследовали пределы мужского богословия и возможность его расширения в женской перспективе. В тоже время черные и латиноамериканские теологи критиковали богословие из «белой» перспективы. Что касается афро-американских женщин, то с их точки зрения они имеют тройную опасность притеснения: расы, класса и пола. Говорящие по-испански женщины также не разделяют наследие западного христианского просвещения. Лесбийские теологи претендуют на создание новой, воспевающей тело, теологии. Это богатое разнообразие голосов вынуждает признать, что нет универсального образа «женщины». Есть разнообразный женский опыт, формирующий новые женские идентичности. Представление о том, что часть женщин (например, белых, относящихся к среднему классу) не могут экстраполировать свой опыт на опыт женщин других классов и рас, утверждает принцип равенства в различиях, сакральное доверие к инаковости.

Реинтерпретация основных христианских символов и доктрин, восстановление «истиной» природы церкви и развитие феминистской этики – три основные темы в западноевропейской и американской теологии. Обозначим некоторые имена и оригинальные идеи.

Второй Ватиканский собор способствовал развитию католической феминистской теологии. Розмари Рушэр (Rosemary Radfort Ruether) посвятила свои работы экотеологии, новому женскому пониманию Бога как гендерно нейтрального, исследовала язык Божественного начала в женской перспективе. Элизабет Шусслер-Фиоренца (Elizabeth Schussler-Fiorenza) одна из первых ввела категорию политического в изучение Библии, предложив «герменевтику подозрения». В католической церкви разрабатываются новые виды литургии в Женской церкви, набирает силу мировое движение за восстановление института диаконисс и женскую ординацию. Засвидетельствованы более 20 рукоположений женщин-католичек по всему миру, как в сан священника, так и в сан епископа. Афроамериканская писательница Аудр Лорд опубликовала женскую Библию для цветных женщин. С ее точки зрения только сама черная женщина может рассказать о том, какую роль она играет в системе «черного патриархата». Алиса Уолкер ввела термин «вуманизм» по аналогии с феминизмом для обозначения этноспецифических исследований.

«Революционная» феминистская теология, видными представительницами которой являются Карол Крайст (Carol Christ), Мэри Дэйли (Mary Daly), характеризуется отказом от конфессиональной ориентации, отвергает иудаистские и христианские Писания как идейный источник патриархального угнетения женщины, и, обращаясь к традициям древнего или восточного почитания богинь, выдвинули идею создания собственной «феминистской религии». Наоми Голденберг (Naomy Goldenberg) называет это направление «теАлогией», то есть «учением о Богине». Дискурс о «феминистской религии» называют еще «феминистской спиритуальностью». Здесь значимы понятия «Космический Универсум», «Природная Духовность», «Целостность», «Единобытие», «Экосознание». Теология этого типа отстаивает позиции гинеоцентризма (gineo – греч. женщина) в антропологии и теологии, которые предстают апологией женских уникальных талантов и способностей.

Спиритуалистический экофеминизм соединяет сконцентрированные вокруг женщин ценности (материнство, воспитание, забота) и прославление женских тел. Женская телесность привносится в космологию, которая стремится идентифицировать и соотнести мужские и женские силы. Трансцендентному Богу противостоит имманентная Богиня. Спиритуалистический экофеминизм черпает вдохновение из предыстории человечества и из сохранившихся племенных религий, в особенности, из религиозных верований народов Америки, Австралии и Новой Зеландии.

Ритуалы, включающие менструальную кровь и другие аспекты женских тел, которые в мужских патриархальных системах рассматриваются в качестве табу или объявляются нечистыми, здесь наоборот возвеличиваются. Частью огромного проекта, пробивающего брешь в оппозиции «природа-культура», «мужчина-женщина» и широко обсуждаемого в рамках современного экофеминизма, является также миф о киборге, развиваемы Донной Харревей. Трансгрессия, осуществляемая киборгом, и размывающая границы между человеком и машиной, человеком и животным, человеком и природой, мужчиной и женщиной, с одной стороны обескураживает поклоняющихся технологии, а с другой стороны объединяет всех людей, способствуя возрастанию ответственности за машины, ими создаваемые.

Теология тела, разрабатываемая лесбийскими теологами и спиритуалистическими феминистками соответствующим образом оценивает физический опыт, то есть рассматривает, какое место занимает сексуальность и телесность в иерархии ценностей различных религий.

Традиционная христианская теология, базирующаяся на дуализме духа и тела, иерархичности рационального и эмоционального, всегда рассматривала тело как склонное к греху. Предполагая, что теология может быть основанной на теле, феминистские мыслители пытаются воссоединить тело, разум и чувства, чтобы заново увидеть «славу и доброту» всего мироздания. Не следует отдавать приоритет тому или другому: чувства и разум должны быть направлены на понимание мира через ощущение. Тело выполняет главную роль в развёртывании процесса размышления, и основными принципами этого процесса является приоритет изменений, пластичность, текучесть, размывание границ данного процесса.

Третья волна феминистской теологии начала 21-го века характеризуется научно-критическим подходом к собственной методологии, поиском возможностей преодоления разрыва между академической феминистской теологией и теологией-движением.


Проблема гендерно нейтрального языка Библии


История переводов и изданий Библии неразрывно связана с гендерными представлениями в современной культуре. В западном мире каждая крупная деноминация (католики, методисты, англикане и др.) выпускает Библии специально для женщин

Э. Шусслер-Фиоренца считатет, что Библия – это политическая книга, потому что она продолжает влиять на самосознание европейской и американской секулярных культур. С ее точки зрения Библия не только написана словами мужчин, но и служит для узаконивания патриархальной власти, доминирования. Так как она обозначает реальность в мужских понятиях, то делает женщину «невидимой» и маргинальной. В Библии, главным образом, записаны имена и действия мужчин, используются мужские примеры, в генеалогии редко упоминают жён или матерей. Очевидно, что всё это представляет серьёзную проблему для тех, кто желает снизить патриархальный накал Библии.

«Революционные» теологи считают плохой идеей – создать феминистскую Библию. Они утверждают, что, изменяя исконный язык патриархата, можно придти к опасности маскировки патриархальных образцов, против которых они борятся. Дискриминация остаётся вложенной в образцы мысли, метафоры, «истории» Библейского текста.

Феминистки реконструкционного направления, напротив, издают специальные версии Библии для женщин. Первая такая Библия написана в конце XIX века президентом национальной женской ассоциации суффражисток Элизабет Стэнтон. В этих версиях устраняются некоторые эпизоды, в которых подчинение женщины настолько очевидно, что его невозможно скрыть. Например, Послание Эфесянам (5:22-24), I Послание к Коринфянам (11:3-16, 14:34-35), Послание к Тимофею (2:11-15), I Послание Петра (3:1-6).

В конце XX века проблема перевода Библии на современный английский язык была сопряжена с тенденцией к лингвистическо-политической корректности в обществе. Идея культурного плюрализма, то есть толерантности к различным этническим, сексуальным, возрастным и др. группам общества выражается в использовании инклюзивного, или гендерно нейтрального языка. Инклюзивный язык – это совокупность местоимений и других частей речи, которые позволяют обозначать объект безотносительно к категории рода. Данный стиль языка опробировался в университетах в течение 70-х, а с 80-х годов был принят в США как нормативный во многих школах. Такие правила запрещают родовое использование мужских местоимений в обращении к людям неуказанного рода. Первая версия Библии, которая действительно тщательно и систематически использовала инклюзивный язык, New Revised Standard Version (NRSV), была издана в 1990 году. Она не использовала гендерно нейтральный язык по отношению к Богу, но включала многие феминистские интерпретации. В данной версии Библии в ссылках на людей неуказанного рода (например, в Посланиях Петра и Павла), когда в оригинальных греческих текстах к сторонникам обращаются adelphoi (братья), имея в виду братьев и сестер, дается перевод «братья и сестры». Греческое слово antropos, встречающееся в Новом Завете приблизительно 550 раз, требует приблизительно в половине случаев перевода «человек/люди», то есть включения в значение слова и мужского и женского рода. В традиционных версиях Библии оно обычно переведено как «man», «а man», «the man», «men», что может означать «человек/мужчина» или «люди». Такое употребление мужского рода для выражения мужского и женского рода является дискриминирующим женский род символом. В NRSV там, где antropos означает «человек», дается гендерно нейтральный перевод «human being», а иногда в смысле, который является эквивалентом неопределенного местоимения «один».

Если учесть, что традиционные переводы Библии существовали несколько столетий без изменений, то несомненно, что гендерно нейтральные переводы Библии маркируют произошедшие в западном обществе политические перемены, изменение гендерных стереотипов христианского европейского и американского сообществ.


Гендерные стереотипы в традиционных религиях

Несмотря на огромную разницу в культурных смыслах «интуитивистского Востока» и «логически мыслящего Запада», в рамках компаративистского (сравнительного) подхода можно обозначить проблематику гендерных стереотипов в мировых религиях. Изучая место женщины в религиозных институциях в традиционных религиях мы должны признать, что описание результатов исследований во многом будет зависеть от того, к какой культурной традиции принадлежит сам исследователь.

С феминистской точки зрения исламский мир жестко гендеризирован на мужской и женский. Коран артикулирует свое отношение к женщине наиболее категорично, исчерпывающе, всесторонне вторгаясь в семейно-брачные отношения и описывая гендерные роли. В традиционном исламе женщина дискриминирована: «менструирущая» или «беременная». От контакта с ней, тактильного или визуального, следует воздержаться. В женской верности можно быть уверенным только в том случае, если женщина находится в изоляции от других мужчин.

Для мусульманина и мусульманки боговдохновенные книги являются источником представлений о гендерном равенстве, о браке и разводе, наследовании имущества, семье и продолжении рода. Для мусульманки Коран остается священным текстом, и она не может выступать против полигамии, например, так как это явление освящено авторитетом Аллаха. Положение мусульманки в общинах Северной Америки, Германии и других индустриальных стран отличается от положения ее сестер в Афганистане, Индонезии или Иране. В 70-х годах на третьей волне феминизма возникло исламское движение женщин, рефлексирующее сложившиеся гендерные стереотипы в исламской цивилизации на почве культурных традиций отдельных стран.

Большинство масульманских феминисток не подвергают критике священные тексты, а ищут новые пути их прочтения. Это необходимо для того, чтобы бороться с восточными узаконенными сексистскими традициями. Одна из них, женское половое обрезание, практикуется в странах с исламским большинством населения таких как, Египет, Судан, Сомали, Эфиопия, Кения, Чад, Африка в районе Сахары. Данная процедура заключается в удалении клитора и некоторых частей наружных женских половых органов и по времени возникновения отсылает нас к временам фараонов в Египте. В патриархальном мире сексуальность женщины принадлежит не ей, а роду, и в конечном счете управляется отцом ее семейства. Обрезание, как полагают верующие, гарантирует чистоту, целомудрие, минимизирует «сексуальный аппетит» женщин и таким образом уменьшает вероятность позора для семьи через прелюбодеяние. Вероятно по этой же причине, большое внимание в исламе уделяется вопросу о так называемом «кодексе одежды» исламской женщины. В Коране (24:31-32) мы узнаем, что верующая женщина должна быть скромна. Это значит, что она не может показать свое очарование, красоту и украшения, она должна тянуть химар (полотно) по своим грудям, закрывать волосы и уши специальным платком. Во многих странах женщина должна носить хиджаб, специальное, свободного покроя платье, закрывающее ее от шеи до ног. В некоторых странах женщина обязана покрывать лицо, например, чадрой в Иране или беркой в Афганистане. В индустриальных странах, где не существует предписаний закона о религиозной одежде, ношение традиционной мусульманской одежды может рассматриваться многими исламскими женщинами как испытание веры или как возможность выразить идентичность восточной женщины.

Феминизм чужд традиционным ролям и функциям женщины так же и в православии. Женщины активны в организации благотворительности, религиозного образования и хозяственных вопросах церкви. Большинство православных женщин принимает свое положение в церкви как предназначение воли свыше. Стремления к священству, столь ярко выраженное в движении женщищин за «истиную природу» церкви на Западе, часто удивляют православных женщин. Это признак клерикализма и непонимания универсального священства, считают они, которое состоит в духовном приношении своих помыслов и деятельности Отцу через участие в Жертве, которую принёс Ему Сын. Возможно поэтому проблема рукоположения женщин в православной церкви не столь актуальна. Более актуальным является вопрос о восстановлении женского диаконата, который существовал в первые века христианства. Существуют чины рукоположения в диакониссы. Например, в Сирии в III веке, как об этом повествуют Апостольские наставления. В эпоху расцвета женского диаконата (IV-V век) рукоположение включало в себя и благословение (cheirothesis, хиротесия), и ординацию (cheirotonia, хиротония). Наиболее активны в этом вопросе сестры из греческой ортодоксальной церкви К. Фицжеральд (K. Fitzgerald), Т. Хопко (T. Hopko) и др.

Женщина в современной православной мысли – редкое явление. Феминистские богословы ортодоксальной церкви разрознены и больше участвуют в экуменическом международном движении, нежели отстаивают свои позиции внутри своих церквей.

Специфично положение женщины в иудаизме. Ортодоксальный иудаизм, лагерь «еврейства Торы» видит в феминизме религиозную проблему, вызванную проникновением в традиционную систему ценностей идей из чуждых ей источников, что во многом расходится с требованиями Галахи (Закона). Но иудаизм далеко не однороден. И в мире неортодоксального иудаизма женщины могут быть равинами и участвовать в общественном управлении. Кроме того, существует мощное движение лесбийского иудаизма. Н. Голденберг, Р. Гросс и другие теологи и практики возрождают символику и культ матриархатных богинь. Революционное течение разрабатывает пантеистическую концепцию безличного Бога. Феминистские теологи-реформисты пересматривают «женские истории» Ветхого завета, создавая историю безымянных женщин. В талмудической традиции, особенно в Каббале, значительна роль образа Шехины, связанной с Хокмой-Софией. Шехина, тождественная с библейским Величием и Славой Божией, является свободным творением Бога, рассматривается как Мать мира и всех тварей, как «мудрость Соломона», «дом Божий», «собор Израиля», «небесная Донна», «Дева Света», одним словом – Вечноженственное. Каббала использует «женские» метафоры для описания Божественной сущности как рождающей, кормящей и растящей мир.

Буддизм в отличие от ближневосточных патриархальных религий не дискриминировал женскую природу относительно высшей религиозной перспективы. Светское положение женщины в буддизме качественно отличается от положения в христианстве или индуизме. Так как буддизм является религией индивидуального духовного совершенства, а выход из колеса перерождений (Сансары) связан с прекращением активной деятельности в миру, то в таких вопросах как брак, развод, политические предпочтения буддисты имеют мнение, основанное на Каноне, но оно не имеет вида обязательной силы или закона. Будда объявил универсальное учение, разработанное без учета кастовости или пола. Позднее был поднят вопрос, может ли женщина стать Буддой или Бодхисаттвой. Философская школа махаяны (широкий путь освобождения) ответила утвердительно. Правда, согласно учению абхидхармистов женщине требовалось вдвое больше усилий для обуздания аффективных проявлений. Учение предписывало монаху 250 правил, а монахине 500. А один из обетов явно дискриминировал женщину – о безукоснительном подчинении мужчине монаху независимо от его возраста и духовного авторитета. В современном мире наметилась тенденция к восстановлению древней традиции женского монашества. Считается, что бхикшу/бхикшуни (монашеская дисциплина) мужчины и женщины дает возможность гендерно не обусловленного контроля над сознанием, открывая тем самым в своей психике единое человеческое духовное качество. Однако в учении тхеравады считается, что отрицательная судьба человека имеет следствие следующего рождения его в виде женщины, поэтому, что бы достичь просветления сначала необходимо перерождение в теле мужчины.

Итак, проанализировав гендерные стереотипы традиционных религий, мы можем заключить, что с одной стороны патриархальная культура продуцирует иерархичность, дуализм тела и духа, и тем самым определяет женщину в религии через ту же систему, что и в обществе – систему политических практик. С другой стороны исследования религиозного социума, как имеющего свои специфические черты в сравнении со светским (религиозное сознание, религиозные действия – культ), должно осуществляться на стыке гендерологии и религиоведения. Необходимо провести анализ гендерных аспектов в лоне сектологии, магии, окультных наук в связи с увеличением их роли в современном российском обществе. Связано ли это с аутентичным женским опытом, с секуляризацией общества или будут обнаружены другие представления по даному вопросу, все это должно стать предметом последующих гендерных исследований.


Вопросы для повторения

Как связаны борьба за равные права женщин и теология?

Какие основные направления феминистской теологии Вы знаете?

Что такое гендерно-нейтральный язык Библии?

В чем особенности женских движений в мировых религиях?

Темы для дискуссий

Современная культура: секуляризация и «ренессанс» астрологии и магии.

Отношение к женскому священству в обществе.

Литература к теме «Религия в гендерном измерении»

Де Бовуар С. Второй пол. М., 1998.

Категории буддийской культуры. СПб., 2000.

Кордапольцева В.Н. Несколько вопросов женской самореализации. // Женщина в российском обществе, 2000, № 1 (17).

Мольтманн-Вендель Е. И сотворил Бог мужчину и женщину. // Вопросы философиии, 1991, № 3.

Понуждаев Э.А. Основы гендорологии. М., 2003.

Свеницкая И.С. Раннее христианство: страницы истории. М., 1989.

Суковатая В. Религиоведение: гендерный подход. // Высшее образование в России, 2001, № 6.

Третьяков А.В. Генезис и эволюция церковного феминизма в англиканском сообществе. Автореф. диссертации канд. филос. наук. // М., 2004.

Хрестоматия А. Журавского. Христиане и мусульмане: Проблемы диалога. М., 2000

Элизабет Бер – Сижель. Служение женщины в Церкви. – М., 1998.

Юлина Н.С. Теология и философия в религиозной мысли США XX века. М., 1986.

Daly Mary. Gyn/Ecology. Boston. 1973.

Fiorenza E.S. In memory of her. L., 1983.

Heine Susanne. Women and Early Christianity. L., 1987.

Рефераты к теме «Религия в гендерном измерении»

Основные направления феминистской теологии.



Специфика женского религиозного опыта.

Безымянные женщины Священного писания.
Каталог: docx
docx -> Учебно-методическое пособие Санкт-Петербург 2002 Печатается по решению Ученого совета Института специальной педагогики и психологии
docx -> Н. А. Гусева Профилактика наркозависимости у детей дошкольного и младшего школьного возраста
docx -> Дипломная работа Механизмы и интерпретации фантазии в психоаналитической арт терапии. Студентка курса Колосова И. А
docx -> Программа подготовки граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями несовершеннолетних граждан


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница