«Риторика и культура речи: наука, образование, практика»



страница13/22
Дата15.05.2016
Размер4.28 Mb.
#12348
ТипСборник
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22

ЛИТЕРАТУРА

1. Курчакова, Н. Особенности выражения эмоций в виртуальных дневниках [электронный документ] URL: http: // volokhonsky.ru/ internet/ kuchakova2.pdf (дата обращения: 20.10.2009).

2. Матвеева, Т.В. Учебный словарь: русский язык, культура речи, стилистика, риторика [Текст] / Т.В. Матвеева. – М.: Флинта: Наука, 2003. – 432 с.

3. Михальская, А.К. Основы риторики: Мысль и слово [Текст] / Учеб. пособие для учащихся 10–11 кл. общеобразоват. учреждений. – М.: Просвещение, 1996. – 416 с.

4. Правила блога Президента РФ [электронный документ] URL: http: // blog.kremlin.ru/ (дата обращения: 22.09.2009).

5. Хазагеров, Г.Г., Лобанов, И.Б. Риторика [Текст] / Серия «Учебники, учебные пособия». – Ростов н/Д: Феникс, 2004. – 384 с.

6. Чудинов, А.П. Политическая лингвистика [Текст] / 3-е изд., испр. – М.: Флинта: Наука, 2008. – 256 с.
РИТОРИКА В ОБЩЕОБРАЗОТЕЛЬНЫХ ШКОЛАХ СТРАН БЛИЖНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ (Латвия)
Кудоярова Т.В. (г. Москва, kudoyashik@rambler.ru)
Риторика в качестве учебного предмета изучалась в школах России XIX века, однако как в советские годы, так и в настоящее время в российских общеобразовательных школах этот курс не входит в обязательную программу. Место риторики в школьных программах заняли уроки развития речи. В то же время большое внимание уделяется стилистике, культуре речи, правилам построения текстов различных видов, жанрам речи и др.

После распада Союза в каждом из независимых государств СНГ и Балтии стали разрабатываться новые программы по русскому языку и литературе с учетом изменения статуса и условий функционирования русского языка, а также в соответствии с социальным заказом общества на современном этапе его развития. При этом в некоторых школах был вновь введен в программу предмет риторики. Этот вопрос представляет интерес для русистов, однако мало изучен. Нами была проведена работа по исследованию особенностей содержания 23-х государственных программ и 5-ти общеобязательных стандартов из 11-ти стран ближнего зарубежья (Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Таджикистан, Украина, Латвия, Литва, Эстония) [1]. Риторика предусмотрена лишь в одной украинской школьной программе и в проекте латвийского стандарта по русскому языку и литературе (интегрированный курс) для школ национальных меньшинств, в которых русский язык изучается как родной. Целью обучения в общеобразовательном стандарте Латвии (который должен был быть введен в действие в 2007 году) является совершенствование компетенции старшеклассников в области родного языка и родной литературы как средства духовного и интеллектуального саморазвития и самореализации личности в поликультурном европейском сообществе [2]. Общими задачами обучения являются следующие:

- владение способами понимания литературного произведения, риторикой и языковой деятельностью для успешного участия в процессах художественной и нехудожественной коммуникации;

- развитие способности участвовать в межкультурном диалоге на основе понимания общности национальных и мировых эстетических принципов построения художественных и нехудожественных текстов;

- освоение художественного многообразия литературных произведений, стилистики и культуры использования языка для творческого развития традиций родной словесности в условиях диаспоры.

Целью изучения риторики является обеспечение той части программы, которая способствует формированию культурно-коммуникативной и межкультурной компетенций. Под культурно-коммуникативной компетенцией понимается способность старшеклассников участвовать в процессе художественной и нехудожественной коммуникации, опираясь на системное представление о художественном произведении и знание основ риторики как науки об успешной коммуникации. При этом в задачи изучения риторики входит следующее: учащийся произносит информативные, аргументированные, агитационные и торжественные публичные речи на основе знания основ риторики; творчески использует знание основ риторики и речевого этикета в ситуациях дружеской и деловой беседы, разговора по телефону, дискуссии и т.п.; развивает индивидуальный стиль общения на основе знания основ риторики. В содержание предмета риторики входит классическая риторика и ее основные разделы, современная риторика как искусство успешной коммуникации; риторика публичного выступления; риторика диалогической речи (деловые беседы, переговоры, дискуссии); речевой этикет; культура невербальной коммуникации; современные формы коммуникации (Интернет, SMS, разговор по мобильному телефону); индивидуальный стиль общения.

Под межкультурной компетенцией понимается способность старшеклассников участвовать в межкультурном общении, учитывая общность и специфику национальных культурно-речевых традиций и идеалов. При этом задачей изучения риторики является обеспечение участия учащегося в ситуации межкультурного диалога, учитывая принципы коммуникативного сотрудничества, общечеловеческих риторических идеалов, а также национальных особенностей вербального и невербального поведения. Содержанием предмета риторики является нижеследующее: общекультурный характер основ риторики; принципы коммуникативного сотрудничества, национальный характер и особенности вербального и невербального поведения; национальный речевой идеал.

Из приведенных нами данных следует, что в отдельных странах постсоветского зарубежья, в частности, в Латвии, риторике отводят видное место при обучении русскому языку и литературе в школах национальных меньшинств, в которых учатся не только этнические русские, но и другие русскоязычные дети (украинцы, поляки, евреи и др.).



ЛИТЕРАТУРА

  1. Кудоярова Т.В. Русский язык в современной образовательной среде стран СНГ и Балтии. Дисс. На соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М., 2009, 318с.

  2. Masākumtautību valoda in literature. (Стандарт среднего образования по русскому языку и родной литературе для русскоязычных школ. Проект. Рига, 2007. 19с.


АВТОРСКИЕ ДЕКЛАРАЦИИ В ПРЕДИСЛОВИЯХ К

ЛАТИНСКИМ РУКОПИСНЫМ РИТОРИКАМ

В РОССИИ XVIII ВЕКА
Курилова А.Д. (г. Астрахань, akurilova@mail.ru)
В XVIII веке в российских духовных учебных заведениях существовала традиция преподавания риторики на латинском языке. Как отмечает В.И. Аннушкин, составивший каталог рукописных риторик, хранящихся в фондах российских библиотек, «роль латинских риторик в филологическом образовании XVII-XVIII вв. не оценена в должной мере, как и роль латинского языка в истории русской филологической школы» [1, с.80].

Значительное количество латинских рукописных риторик хранится в настоящее время в отделах рукописей крупных научных библиотек и ждёт своего исследователя. Перевод этих текстов на русский язык, изучение их в контексте европейской и русской риторической традиции представляет большой научный интерес.

Как правило, преподаватель риторики составлял для учебных нужд собственное рукописное руководство. Насколько оригинальны эти руководства? В чём своеобразие каждого из них? Как воплощался в них известный античный принцип proprie communia dicere («по-своему сказать общеизвестное»)?

Своеобразие латинских рукописных учебников рассмотрим на примере предисловий к некоторым из них. Предисловия, выполняющие функцию своеобразных авторских деклараций, содержат, как правило, обращение-напутствие к читателю, часто включают и беглый обзор содержания книги, позволяя, таким образом, получить о ней первое впечатление.

Рассмотрим предисловие к курсу лекций по риторике, читанному в Нижегородской семинарии в 1766 году при нижегородском архиепископе Феофане Чарнуцком (РГБ, ф. 312, № 78).

Примечательна уже первая фраза предисловия к книге: «Ораторскую книжку вам в помощь предлагаю, милейшие юноши, в которой вы не увидите ничего нового, ничего моего, кроме добавленного и внесённого из предписаний какого-либо автора» [3, л. 2]. Таким образом, автор считает достоинством своего руководства отсутствие каких-либо новаций, подчёркивает, что все содержащиеся в книге предписания взяты из авторитетных источников.

Далее автор упоминает об относительно недавнем появлении на русской земле общественных наук (publica studia), к которым он относит и риторику, выражает уверенность в их грядущем расцвете: «… недавно ведь в нашей стране и особенно в этом городе начали пускать корни общественные науки, выпускать из ствола ветви, буйно разрастаться листьями и плодами. И хотя они ещё не достигли зрелости, будет всё же время, когда с благословением и помощью Господа, трудами учителей и учеников они восторжествуют… Однако никто не осудит нас, если после стольких испытаний и разработки ораторских предписаний выдающихся авторов мы соберём то, что послужит для нужд учащейся молодёжи и красноречия взрослых мужей. И да не скажет кто-либо этот стих Горация: хвалит-де всякий продавец свой товар» [3, л. 2].

Выше в предисловии автор использовал ещё одну цитату, и так же с целью опровержения заключённой в ней мысли. Ссылаясь на некоего сатирика, он тут же оспаривает его слова: «И пусть не знаю, кто из сатириков нападает равным образом на философов и на ораторов в неуместной пословице, якобы их книжками и тетрадями можно не только Евфрат и Дунай, но и сам Океан запрудить… Такой насмешки мы от разумных людей опасаться не должны»[3, л. 2].

Следует отметить, что первую страницу предисловия автор счёл нужным перевести на русский язык, очевидно, для того, чтобы благонадёжность книги была очевидна для каждого, взявшего её в руки.

Предисловие позволяет составить портрет автора риторики – очевидно, это человек, остроумный, ироничный, эрудированный, с некоторым лукавством подчёркивающий свою незначительность.

Для сравнения рассмотрим ещё одно руководство – риторику, составленную в Рязанской семинарии под руководством Палладия, епископа Рязанского и Муромского, в 1759 г. (РГБ, ф. 194, № 43).

В предисловии автор риторики обращается к своим читателям: «Благородные риторы! Услаждайте же свои души этим благоуханием, погружайтесь всем вашим сердцем в это почётнейшее искусство, к входу в которое вы приближаетесь счастливым шагом! Исследуйте и изучайте тщательно и неутомимо его предписания, чтобы вы смогли хорошо, красиво и много (bene, ornate et copiose) говорить, к этому призывает вас родина, умоляет о словесных состязаниях часто сражающаяся с ересями Церковь, сам Господь вашим лучшим стремлениям благоволит, признаёт их и обещает вам свою поддержку. Я иду, куда меня ведёт славный путь, напрягаю все силы, чтобы стать вождём: в противном случае буду заботиться о том, чтобы стать соратником, облегчающим труды» [2, л. 2]..

Обращает на себя внимание различие стиля – он возвышенный, торжественный, немного высокопарный. Следует отметить искусное использование градации: хорошо, красиво и много (обильно) говорить призывает родина, умоляет Церковь, и (внутри ещё одна градация) этим стремлениям сам Господь благоволит, признаёт их и обещает свою поддержку.

Автор не расположен шутить со своими читателями. Он относится к ним совершенно серьёзно, именуя «благородными риторами». Интересно, что завершается предисловие сдержанным самоумалением: автор риторики готов, если не получится стать для своих читателей вождём на пути изучения риторики, на более скромную роль соратника, помощника.

Интересна для анализа и риторика 1727-1728 гг., дошедшая в одном сборнике с «Поэтикой» 1726 г. (РГБ, ф. 299, № 603). Как свидетельствуют записи владельца, принадлежала она студенту Славяно-греко-латинской академии Петру Гребенскому. Название книги: «Viridarium Excellentissima Artis Oratoriae…» («Превосходнейший сад искусства оратории»).

Сравнение с садом выдерживается в пространном вступлении: «Мы вступаем в сад, о ораторы, повторяю, в сад искусства оратории, на виду у всей вселенной цветущий, который услаждает не только взоры и любящие сердца, но и восприимчивые души смертных. Розы в этом саду соединяют красоту с горечью шипов, потому сплетать из них венки всем сложно. Срывали в этом саду прелестные белоснежные лилии почитатели древней мудрости, которая заключена в знаменитейших книгах и даже в новые века, на невозделанной почве, радует умы юношей и старцев… Блеск этот приятен для царственных особ, красота эта желательна для триумфаторов, сияние это угодно и мило даже всем плебеям… Итак, направляйте в этот сад свой шаг и с радостным духом и открытым сердцем искореняйте лень и обрывайте шипы. Усиленно предаваться трудам и проливать пот пусть не будет нам в тягость. Ведь земля в этом саду отказывается приносить сладчайшие и обильные плоды, если не оросят её потом многочисленных трудов. Так пусть же счастливым и благоприятным будет для вас начало этого скромного труда и трижды благословенно Господом, ведь он есть начало и конец всех вещей, так и ваше начинание увенчает счастливейшим финалом» [4, л. 116].

Использование ключевого образа сада оправдано самим названием книги и вполне традиционно (соответствует греческому термину «антология» – цветник). Развёрнутая параллель с садом – яркий пример риторической амплификации.

В конце предисловия автор сообщает, из каких частей составлено его руководство: «Следуя схоластическому методу, мы решили разделить ширину и длину этого сада на три части. Первая часть содержит некоторые средства красноречия и лёгкие способы составления кратких речей. Вторая часть охватывает все предписания, необходимые как для церковного, так и для светского оратора. Третья часть – способы составления различных упражнений на универсальные темы…» [4, л. 117].

Разделение на части может показаться мало информативным и достаточно условным. Однако дальнейшее знакомство с текстом показывает, что структура книги вполне своеобразна. Так, в основе композиции первой части книги лежит система пронумерованных вопросов и ответов. Такая система позволила лаконично сформулировать основные принципы риторики и расположить их удобно для читателя.

Рассмотрев лишь некоторые рукописные риторические руководства, мы убедились в том, что они представляют собой чрезвычайно интересный материал для исследования. Даже знакомство с предисловиями к риторикам позволяет сделать вывод о своеобразии латинских рукописных руководств и признать необходимость их перевода на русский язык и дальнейшего изучения.



ЛИТЕРАТУРА

  1. Аннушкин, В.И. Русская риторика: исторический аспект: Учебное пособие [Текст]/ Владимир Аннушкин. – М.: Высшая школа, 2003. – 397 с. – ISBN 5-06-004534

  2. Praecepta oratoria ex antiquis atque recentioribus auctoribus excerpta… – Рязань, 1759. – РГБ, ф. 194 (К.И. Невоструева), № 43. – 249 л.

  3. Rhetorica, sive manuductionum ad eloquentiam liber … – Нижний Новгород, 1766. – РГБ, ф. 312, № 78. – 95 л.

  4. Viridarium Excellentissima Artis Oratoria… – Москва, 1727-1728. – РГБ, ф. 299, № 603. – Лл. 114-236.


РЕЧЕВОЙ ПОСТУПОК И КАТЕГОРИЯ ВЕЖЛИВОСТИ
Курцева З.И. (г. Москва, zikurts@gmail.com)
Речевой поступок (РП) [6] личности свидетельствует об уровне нравственной и речевой культуры человека. Умение строить корректное общение во многом основывается на вежливости, определяемой в словарях как моральное качество, характеризующее поведение человека, для которого уважение к людям стало повседневной нормой поведения и привычным способом обращения с окружающими. Категория вежливости в равной степени связана как с речевым поступком, так и с речевым этикетом и рассматривается исследователями-лингвистами как «социально-культурный компонент общения, отражаемый в языке/речи», как прагмалингвистическая категория [7, с. 61], как особая категория, «представляющая этический аспект акта коммуникации и позволяющая создать условия для успешного общения» [5, с. 257] и, наконец, как качество хорошей речи [8].

Н.И. Формановская отмечает, что вежливость как этическая категория предполагает соблюдение человеком внешних норм общения, выражение личного доброжелательного отношения к адресату, проявление искренности, а также «культурное притворство». Полагаем, последнее следует отнести к негативными речевым поступкам, так как, сохраняя вежливую тональность общения, говорящий неискренен, нечистосердечен, что не может, на наш взгляд, считаться позитивным РП. Однако так называемое «культурное притворство» приветствуется и даже рекомендуется использовать представителям определенных профессий сферы социальных услуг, которые обязаны соблюдать правила речевого этикета. Заметим, что в этом случае налицо речевое действие, а не речевой поступок.

Речевой жанр «притворство» исследователи соотносят с обманом, ложью, лестью, лицемерием, нередко этот РЖ используется в качестве манипулятивного средства. Так, Сабине Дённингхаус пишет: «Манипулятивный потенциал языка особенно четко проявляется на политическом и идеологическом уровне, а также в экономической пропаганде. В зависимости от ситуации необходимо оценивать этот потенциал как отрицательно, так и положительно, т.к. он является важным элементом в процессе социализации человека, что доказывают исследования в области социобиологии, социопсихологии» [4, с. 205]. Заключая свои размышления о РЖ притворство, Дённингхаус С. высказывает мысль, характеризующую современное состояние уровня культуры общения: «… сформулированные Г.П. Грайсом и Дж.Р. Серлем максимы – только теоретические и идеальные модели норм коммуникации, соблюдение которых в речевой «действительности» не является нормой. Напротив: скорее всего нормой является их не-соблюдение» [4, с. 213]. Действительно, нельзя не признать факт частого несоблюдения норм коммуникативного взаимодействия, однако постулировать данное явление считаем невозможным.

Браун и Левинсон, рассматривая универсалии вежливости, высказали «предположение о том, что все культуры обеспечивают говорящего двумя основными типами стратегий выражения импозиции, существующей в каждом коммуникативном акте» [цитата по 1, с. 122]: вежливость позитивная и вежливость негативная. Позитивная вежливость призвана обеспечить идентификацию собеседников как партнеров, объединенных общими интересами. Так, примером позитивной вежливости может служить ситуация затянувшегося ожидания опаздывающего партнера, когда говорящий прибегает к вежливой лжи, желая сохранить добрые отношения и построить эффективное речевое взаимодействие с собеседником. Или, желая показать принадлежность к конкретному сообществу и ориентируясь на конкретного адресата, говорящий может намеренно выбрать такие речевые стратегии и тактики, которые позволят ему в РП достичь желаемого результата (например, речевое поведение разведчика или родственника, скрывающего от близкого диагноз врача). Эту функцию, характерную для ритуалов, называют «обозначением «своих» и «отторжением «чужих» (К. Лоренц), или конативной функцией – функцией ориентации на адресата (Н.И. Формановская). Существуют определенные тактики вежливости: предупреждение негативной реакции адресата, возражение под видом согласия, некатегоричное возражение, высказывание отрицательной оценки под видом демонстрации уважения, некатегоричная оценка, отстранение оценки непосредственно от собеседника, признание возможной ошибочности своего мнения, признание права собеседника на свободное волеизъявление, предоставление свободы действий адресату при демонстрации своей позиции, оправдание нежелательных действий по отношению к адресату по независящим от говорящего причинам либо не находящимся в его компетенции [8, с. 185-186].

В речевом поступке категория вежливости играет особую роль, так как иллокутивная сила вежливого коммуникативного акта позволяет снять агрессию собеседника, повлиять на позитивное взаимодействие партнеров по общению. Кроме того, категория вежливости, которая лежит в основе общей культуры личности, влияет на способность человека сдерживать негативные эмоции (ментальный речевой поступок).

Стратегия негативной вежливости подчеркивает автономность и независимость говорящего адресата. Наблюдения за реальным общением показывают, что есть такие коммуникативные ситуации, в которых вежливость имеет негативную смысловую наполненность. Например, использование в речевом поведении говорящего такта, любезности в качестве манипулятивных средств с целью отвлечь слушателя от истинной информации о предмете беседы. Существует мнение, что такт, вежливость не отличаются от манипуляции: «такт, по мнению Йокоямы О.Т., как и вежливость, по механизму не отличается от манипуляции, но употребляется для того, чтобы не произносить вслух то, что может быть неприятно для партнеров» [цитата по 3]. Полагаем, что определяющим в данном случае является намерение коммуниканта: быть вежливым и тактичным с целью манипуляции (негативный РП) или с целью некатегоричной оценки либо предупреждения негативной реакции адресата (позитивный РП) (схема 1).

Схема 1

Н.И. Формановская использует выражение «гипервежливость», имея в виду манерность, церемонность, слащавость, что, думаем, целесообразно отнести к негативной вежливости. Например, заискивающее восхваление партнера коммуникации ради собственной выгоды (чаще всего обращение нижестоящего к вышестоящему) рассматривается нами как негативный РП, хотя существует иное мнение: «угодливое восхваление ради достижения собственных интересов может принимать форму комплимента, но констатирует отсутствие истинного уважения к человеку и искреннего проявления симпатии» [5, с. 259]. В таком случае возникает вопрос, что есть комплимент и что – лесть? Нарочитая словесная вежливость нередко может невербально выражать агрессию по отношению к партнеру.

Г.Р. Шамьенова считает, что нормы вежливости с точки зрения их исполнения могут быть императивными (требование быть уважительным, тактичным, великодушным, доброжелательным, внимательным, сдержанным в выражении негативных эмоций), рекомендуемыми (эти «требования характеризуют прежде всего самого говорящего как личность, а потом уже способствуют контактоподдержанию – быть понимающим, симпатизирующим, скромным в обнаружении собственных достоинств, следовать принятым данной общественной средой правилам поведения) и факультативными, которые «обусловлены логикой естественного живого общения в разных ситуациях, жанрах речи, целями взаимодействия» (требования быть одобряющим и соглашающимся) [8, с. 179-180]. Обозначенные нормы вежливости в зависимости от условий общения и коммуникативного намерения говорящего являются основой речевого поступка, позитивного или негативного.

В.Е. Гольдин абсолютно справедливо соотносит вежливость с достоинством личности, которое «нужно утверждать самому», зависит же становление этого качества «от личных моральных качеств человека, от того, на что направлены его действия в обществе, насколько все его поведение соответствует принятому в обществе представлению о достойном» [2, с. 42]. Поэтому категория вежливости не только способствует эффективному взаимодействию собеседников, но и напрямую связана с речевым поступком.



ЛИТЕРАТУРА

  1. Вежбицка А., Годдард К. Дискурс и культура [Текст] / Вежбицка А., Годдард К. // Жанры речи: Сборник научных статей. – Саратов : Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 2002. Вып. 3. – С. 118-156.

  2. Гольдин В.Е. Речь и этикет: Кн. для внеклассного чтения учащихся 7-8 кл. [Текст] – М. : Просвещение, 1983. – 109 с.

  3. Денисюк Е.В. Манипулятивное речевое воздействие: коммуникативно-прагматический аспект. Автореф. Дис. … канд. филол. наук / Денисюк Е.В. [Текст] – Екатеринбург, 2004

  4. Дённингхаус С. Под флагом искренности: лицемерие и лесть как специфические явления речевого жанра «притворство» [Текст] / С. Дённингхаус // Жанры речи: Сборник научных статей. – Саратов : Изд-во Государственного учебно-научного центра «Колледж», 1999, С. 203–215.

  5. Кормилицына М.А., Шамьенова Г.Р. Категория вежливости в оценочных речевых жанрах [Текст] / М.А. Кормилицына, Г.Р. Шамьенова // Жанры речи: Сборник научных статей. – Саратов : Изд-во Государственного учебно-научного центра «Колледж», 1999. С. 257-266.

  6. Курцева З.И. Речевой поступок как риторическая категория [Текст] / З.И. Курцева // Роль риторики и культуры речи в реализации приоритетных национальных проектов: Материалы докладов участников XII Международной научной конференции по риторике (Москва, 29-31 января 2008 г.) / под ред. М.Р. Савовой, Ю.В. Щербининой. – М. : МПГУ, 2008. С. 193-197.

  7. Формановская Н.И. Коммуникативно-прагматические аспекты единиц общения / Н.И. Формановская [Текст] – М. : Институт русского языка им. А.С.Пушкина, 1998. – 292 с.

  8. Шамьенова Г.Р. Вежливость как качество хорошей речи [Текст] / Г.Р. Шамьенова // Хорошая речь / О.Б. Сиротинина, Н.И. Кузнецова, Е.В. Дзякович и др.; Под ред. М.А. Кормилицыной и О.Б. Сиротининой. Саратов : Изд-во Саратовского ун-та, 2001. – С. 179-197.


Каталог: sites -> default -> files
files -> Вопросы для вступительного экзамена в аспирантуру по специальности
files -> Пояснительная записка Настоящая программа является программой вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 01. «Общая психология, психология личности, история психологии»
files -> 1. Предмет философии и структура философского знани
files -> Міністерство освіти і науки України Державний заклад „Луганський національний університет імені Тараса Шевченка”
files -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
files -> Методичні рекомендації для проведення виховних заходів в загальноосвітніх навчальних закладах
files -> Перечень вопросов, по которым участники образовательного процесса (дети, родители, педагоги) могут получить консультации
files -> Что такое агрессивность?
files -> А. Зайцев Научный редактор А. Реан Редакторы М. Шахтарина, И. Лунина, В. Попов Художник обложки В. Шимкевич Корректоры Л. Комарова, Г. Якушева Оригинал-макет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   22




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница