«Риторика и культура речи: наука, образование, практика»



страница21/22
Дата15.05.2016
Размер4.28 Mb.
#12348
ТипСборник
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

ЛИТЕРАТУРА

1. Апинян Т.А. Игра в пространстве серьезного. Игра, миф, ритуал, сон, искусство и др. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003.

2. Бергер П. Л. Общество в человеке. // Социологический журнал. 1995. № 2.

3. Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения. М.: Наука, 1993.

4. Личность: определение и описание //Вопросы психологии. 1992 №3-4.

5. Орлов А.Б. Личность и сущность: внешнее и внутреннее Я человека. // Вопросы психологии. 1995. № 2.

6. Психология личности: Тексты (сборник). М: МГУ, 1982.

7. Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М.: Наука, 1976.

8. Словарь иностранных слов. Под ред. И.В. Лехина, С.М. Локшиной, Ф.Н. Петрова, Л.С. Шаумяна. М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1964.

9. Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993.


ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ ДИАЛОГИЧЕСКОГО ТИПА
Черкашина Т.Т. (г. Москва, tatianacherkashina@yandex.ru)
В синтезе существующих точек зрения диалог, без сомнения, представляет собой одно из фундаментальных феноменов социальной жизни вообще и наиболее продуктивную форму педагогического взаимодействия в частности. Действительно, диалог включает в себя и кооперацию (соединение усилий), и корпорацию (взаимная ответственность), и коллективизм (сопричастность), и коммуникацию (соединение, стягивание), что в совокупности помогает реализовать вечное и вполне объяснимое стремление человека как субъекта собственной деятельности усилить свой интеллектуальный потенциал, создавая на основе перечисленных свойств эффект дополнительного расширения возможностей, или синергии.

Едва ли нужно обосновывать факт того, что диалог в педагогике – это целеориентированная деятельность, способствующая активизации процессов обучения. Между тем педагогическая практика по-прежнему нуждается в разработке алгоритмизированных моделей организации дидактического процесса по созданию условий для диалога с учетом психолого-педагогических особенностей личности, «настроенной» на диалогическую деятельность. Диалог как форма организации учебного процесса, как способ освоения языка и как особый вид речемыслительной деятельности актуализирует переход к развивающим, проблемным, исследовательским, поисковым приемам и методам взаимоотношений, причем, с учетом интересов, а главное - возможностей того, на кого эта методика направлена [6].

Как известно, активность объекта обучения, превращение его в субъекта наступает при определенных условиях. Так, В.В. Гузеев, вводя понятие информационного режима обучения, говорит об экстрактивном, интроактивном и интерактивном режимах, которые могут возникнуть между преподавателем и студентом. Деловые и ролевые игры, дискуссии, диспуты, дебаты, лекции с элементами дискуссии, проблемное изложение материала, практикумы, работа в малых группах и парах сменного состава, самостоятельная работа под руководством тьютера, эвристическое обучение т.п. не могут быть эффективными без формирования культуры ведения диалога [2]. В связи с этим объяснимо внимание ученых, методистов, практиков, психологов, педагогов к разработке методики формирования личности диалогического типа, приспособленной работать в системе «человек-человек». Причем, большинство исследователей считают, что термин «личностный» существенно отличается от термина «индивидуальный», ибо опора на межиндивидуальные отношения и связь с социумом позволяет представить процесс обучения как процесс организованного диалога [7].

Диалог как высшая форма организации интерактивного обучения основан на психологии человеческих взаимоотношений и взаимодействий и требует от участников образовательного дискурса наличие определенных качественных характеристик. Так М.А. Кусаинова называет следующие: общая чувствительность к людям (социальная сентивность); восприятие (социальная наблюдательность); память и мышление (понимание); представление и воображение (способность к рефлексии и эмоциональной отзывчивости) [5]. При этом важно не подгонять человека под шаблон требований, а моделировать индивидуальный маршрут формирования, развития заранее намеченных качеств. Следует отметить, что ряд исследователей диалогический проект развития творческого потенциала субъекта образовательного процесса представляют в двух аспектах: достижение личностью собственной цели и системообразующий дидактический принцип, призванный сформировать индивидуальную образовательную стратегию личности. В связи со сказанным личность приобретает новый статус – личность диалогического типа.

Безусловно, выбор студентом своего образовательного маршрута и своей образовательной стратегии не столь безоблачен, как хотелось бы, во-первых, потому, что студент сталкивается с недостаточностью, фрагментарностью знаний о собственном личностном и образовательном потенциале. Не следует, однако, недооценивать тот факт, что объективная оценка своих интеллектуальных, психологических качеств, представление о возможностях своей памяти, внимания, воли, мышления, приемлемые для него самого способы постановки и решения проблем, умение планировать, т.е. выдвигать цели и подцели собственной познавательной деятельности, продумывать средства их реализации, выстраивать последовательность собственных действий, а также способность предвидеть последствия принимаемых решений, умение выбрать стратегию собственного обучения и корректировать ее под давлением вновь возникших требований в ситуации неопределенности и с учетом своих психологических возможностей, – не каждому по плечу: чтобы возделывать что-то, надо это «что-то» знать, при этом и многое уметь.

В настоящее время все заинтересованные стороны заняты поиском путей модернизации образования. Между тем, на наш взгляд, существует уникальная по своей продуманности и результатам обучения методика, автором которой является СА. Минеева[6]. Ее «Риторика диалога» постепенно, поэтапно, на основе модульного обучения формирует устойчивые навыки создания риторического текста, что в конечном счете коррелируется с формированием и развитием системного развития мышления обучающихся, а также с развитием базовых интеллектуально-поведенческих навыков взаимодействия на основе диалога личностей [6]. Учебный модуль, представленный в названной методике, с его заданной технологией проблемно-поискового образования ведет мышление студента по пути усложнения операций на основе освоения, погружения в новые, постепенно расширяющиеся круги научной информации. Таким образом, научные интересы студента формируются поэтапно, в самой образовательной деятельности. Весь массив таблиц, схем, алгоритмов действий по созданию риторического текста, необходимый студенту для преодоления возникших затруднений, представлен как в печатном, так и в электронном виде. Преподаватель четко следит за тем, чтобы учебно-педагогическая коммуникация осуществлялась не на уровне понимания обучающимся информационных текстов, не на уровне только личностного смысла, а на уровне научных понятий. Конечно, индивидуальная личностная стратегия личности по самообразованию и обучению представляется весьма сложным динамическим процессом и подчас не укладывается в методически продуманные схемы. Однако в запасе у методистов есть уникальная концепция, являющаяся, на наш взгляд, связующим звеном ценностного, мотивационного, когнитивного и деятельностного компонентов, которые включают в себя разные уровни психолого-педагогических усилий по взаимодействию внутреннего и внешнего для обучения и развития личности диалогического типа на основе рефлексии собственной детельности.



ЛИТЕРАТУРА

  1. Бадмаев Б.Ц. Методика преподавания психологии. М.: Владос, 2001

  2. Громыко Ю.В. Проектное сознание. М., 1997

  3. Гузеев В.В. К построению формализованной образовательной технологии: целевые группы и целевые установки//Школьные технологии. 2002. № 2

  4. Зимняя И.А. Компетентностный подход. Каково его место в системе современных подходов к проблемам образования//Высшее образование сегодня. 2006. № 8

  5. Кусаинова М.А. Проблемы научного осмысления личностно-ориентированного образования// Университеты и общество. М.: МАКС ПРЕСС, 2003

  6. Минеева С.А. Риторика диалога: теоретические основания и модели. Пермь: ЗУНЦ, 2007

  7. Щедровицкий Г.П. Деятельностный подход к познанию// Вопросы философии.1995. № 8


КЛАССИЧЕСКАЯ РИТОРИКА И СОВРЕМЕННЫЕ СПОСОБЫ

ЭФФЕКТИВНОГО РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
Чистякова И.Ю. (г. Астрахань, okjemirvictoria@mail.ru)
В науке, как и в истории, все подлежит реформации. Осмысливая классические концепции, каноны, ученые новейшего времени трудятся над самосовершенствованием, самообогащением и самоуглублением. Всякое новое мыслительное построение порождает новые ассоциации, новые имена, новые факты, новые свидетельства, наконец, новые проблемы, которые требуют новых решений. Поэтому мы всякий раз по-новому трактуем риторический канон, общие места, учение о правильной речи (теорию именований), аргументы и софистические уловки, русский и американский риторический идеал. Однако классическая наука, каковой является античная риторика, остается самой собой и точкой отсчета, научным фундаментом для создания современных учений. В этом постоянстве, неизменности главного и заключены движение и развитие науки.

Современной, или неориторикой принято считать науку сегодняшнего дня и недавнего прошлого — трех последних десятилетий XX столетия. В эпоху возрождения риторического наследия увидели свет замечательные исследования — М.Л. Гаспарова (1972), А.Ф. Лосева (1978), новые переводы С. Аристотеля, М.Т. Цицерона, М.Ф. Квинтилиана, «Общая риторика» группы «М» (1986) с вступительной статьей А.К. Авеличева, оригинальные риторики Ю.В. Рождественского, А.А. Волкова, В.И. Аннушкина, А.К. Михальской, Л.К. Граудиной и других известных ученых.



Как показывает анализ риторических источников, современные советы к овладению ораторским мастерством исходят из опыта классических античных ученых и авторов русских риторик XVII-XVIII и XIX столетий — Макария, М. Усачева, Ф. Прокоповича, П. Крайского, М. Ломоносова, В. Тредиаковского, Н. Курганова, Амвросия Серебренникова, М. Сперанского, Н. Кошанского, К. Зеленецкого, А. Галича и многих других. В их сочинениях мы находим следующие способы создания влиятельных публичных речей: поиск образца в устной публичной речи и подражание его индивидуальному стилю; приобретение опыта практических выступлений; анализ собственных и чужих речей; изучение законов и правил риторики и применение их в речевой практике; декламация образцовых текстов. Конкретные наблюдения убеждают, что живой интерес у студентов вызывает работа над творческим портретом публично говорящей личности, проповедующей духовные ценности. Опираясь на материалы телепередач канала «Культура» - «Линия жизни», «Романтика романса», творческие вечера, интервью с известными общественными деятелями, представителями науки, литературы, театрального искусства, начинающие риторы находят публичные высказывания с образцовым стилем и диалектическим рассуждением, в которых утверждаются духовные ценности, и анализируют их в аспекте этоса, пафоса и логоса речи. Источником образцового стиля можно назвать и «Литературную газету». Здесь в каждом номере можно найти информацию о риторических событиях, а иногда и материал самого события: литературные встречи, поэтические вечера, интервью с мастерами слова. В этом отношении можно обратить внимание на новую книгу О.Б. Сиротининой «Все, что нужно знать о русской речи». Пособие для эффективного общения. М., 2010 г. В спектре проблем, поднимаемых автором (речевая культура и культура речи; тексты, текстоиды, дискурсы в зоне разговорной речи; законы построения текста и их нарушения под влиянием разговорной речи мн. другие), особое место занимают критерии разграничения типов речевой культуры и выработка умений в овладении полнофункциональным, или элитарным типом речевой культуры. «Именно носители этого типа отличаются творческим началом в своей речи, поэтому так часто обогащают литературный язык, вводя в него новые, свежие, но творчески оправданные сравнения, метафоры, неожиданную сочетаемость слов, создавая их прецедентное употребление в речи и рядовых носителей языка. Еще один признак полнофункционального типа — творческое отношение к языку, формирующее авторское своеобразие речи, идиостили писателей, журналистов, ученых. Именно такие писатели, умело используя эстетическую категорию разговорности [Сиротинина, 1998], не только создают иллюзию, что их персонажи говорят (а не пишут), их речевые портреты, углубляя художественный образ, но нередко и меняют общую стилистическую структуру литературного языка: делают её разнообразнее, противопоставляя книжное и разговорное, обогащают литературный язык новыми словами и новыми значениями старых слов» [Сиротинина О.Б., 2010: 190].

Стилистика, как известно, тоже формировалась и развивалась в лоне классической риторики и только в 20-е годы XX века в России получила статус самостоятельной науки и учебного предмета. В данном случае достаточно сослаться на разъяснение, данное А.А. Волковым: «В отличие от стилистики, наблюдающей стиль как факт, риторика понимает стиль как задачу. Высокое достоинство мысли требует достоинства выражающего её слова. Стиль не самовыражение, которое в лучшем случае рождает лишь стилизацию. Ритор создает стиль напряженным усилием выразить мысль, что удается только если содержание, которое он сообщает, действительно достойно совершенного выражения» [Волков А.А., 2001: 296].

Что такое современный язык? Какой он, современный русский язык, который мы слышим с экрана телевизора, в парке и храме? Какие тексты входят в современную словесность? Может ли быть образцом современной речи основной пропагандист современного вкуса – телевидение? Как эффективно участвовать в общественном диалоге? Какую связь обнаруживает риторика с грамматикой, логикой, поэтикой, стилистикой и культурой речи? Каковы перспективы развития риторики и словесности? На эти и другие вопросы даёт ответ обстоятельное и оригинальное исследование В.И. Аннушкина - «Язык и жизнь» (2009 г.). Автор рассуждает о всех аспектах языковой жизни современного общества, рассказывает о том, «как на наших глазах творится новый информационный мир, новый стиль жизни». Актуальность представленного исследования несомненна: практическое обучение эффективному речевому воздействию также важно на современном этапе, как и разработка теоретических проблем риторики. Заслуживает внимания стремление автора актуализировать этический аспект речевого поведения говорящей личности. В.И. Аннушкин не обходит спорных вопросов, например, о новом образе россиянина, который пропагандируется, тиражируется и навязывается телевизионной политикой.

Проблемам эффективной речевой коммуникации посвящена и новая книга О.С. Иссерс «Речевое воздействие» (2009 г.). В пособии детально описаны тактики и стратегии речевого воздействия для журналистов, филологов, специалистов по рекламе и связям с общественностью. Такими тактиками речевого воздействия могут быть метафоры; приемы ввода имплицитной информации в текст; выбор слова; языковые «ловушки», которые в классической теории аргументации, как известно, называются уловками, а лживые высказывания — софизмами; символы Добра и Зла; языковая игра, основанная на многозначности, омонимии, паронимии, аллюзии; удачное использование ресурсов фразеологии. Справедливости ради необходимо отметить, что все названные приемы речевого воздействия были разработаны еще в античной риторике и обобщены в таких солидных исследованиях к. XX — н. XXI века, как «Общая риторика» Ж.Дюбуа, в «Избранных работах» Р. Барта (1989 г.), в исследовании по теории аргументации Перельмана и др. О.С. Иссерс уже в первой главе пособия утверждает, что истоки теории речевого воздействия следует искать в глубокой древности, а далее анализирует современные интерпретации античного риторического канона в аспекте речевого воздействия. Вместе с тем книгу О.С. Иссерс можно назвать оригинальным пособием, поскольку в нем представлено большое количество нестандартных примеров и своеобразных практических заданий и тестов.

Речевое воздействие — современная речевая наука о выборе единственно необходимого, подходящего способа вербального воздействия на реципиента в конкретной риторической ситуации, об умении использовать различные тактики для достижения эффективного общения. Это различные психологические и когнитивные технологии речевого воздействия: усложнение или упрощение ситуации или проблемы; акцентирование чужих недостатков и своих достоинств; оценка общества или социального явления по принципу «свой-чужой»; метафорическое осмысление сложных ситуаций и процессов через простые; приемы ввода имплицитной информации; прием ложной аналогии; опровержение скрытого тезиса; прием «свернутого» сравнения; апелляция к авторитетам и другие речевые «ловушки». Все они воспринимаются как новые методы и приемы манипулирования общественным сознанием. Однако не вызывает никакого сомнения, что все эти приемы построены по аналогии с риторическими уловками и софизмами, известными уже в античную эпоху.

В связи с такой постановкой вопроса интерес представляет вышедшая в московском издательстве «Алгоритм ЭКСМО» (2009 г.) книга известного телеведущего передачи «Постскриптум», доктора филологических наук Алексея Пушкова, которая является аналитическим обобщением десятилетнего опыта работы спичрайтером при президенте России В.В. Путине.

Исследователь стремится осмыслить речевое поведение известных политиков, общественных и государственных деятелей в совокупности национальных и мировых нравственно-философских исканий, принципов, представлений о России и её внутренних и внешних связях. В новой книге, повествующей о политических аспектах и событиях, роль политика осмысливается с точки зрения его риторики — политик как говорящая личность. Подобное оригинальное исследование вышло ровно десять лет назад в московском издательстве «Российский государственный гуманитарный университет». Это книга А.Г. Алтуняна «От Булгарина до Жириновского», посвященная идейно-стилистическому анализу политических текстов в диахроническом аспекте.

Политическая метафора-загадка «Путинские качели» обращена не столько к чувству, сколько к разуму, к национальным ценностям и авторитетам. Стиль книги изобилует метафорами, перифразами, каламбурами, трансформированными идиоматическими выражениями, различными видами повторов, риторическими вопросами, речевыми формулами соучастия. Все эти выразительные средства, как известно, тоже являются приемами создания эффективного, влиятельного высказывания.

Актуальность представленного исследования несомненна: в России накоплены традиции политической риторики и современные тактики и стратегии влиятельного, эффективного общения, но к этому опыту сами политические риторы обращаются редко в отличие от риторической практики США, Великобритании и других западных стран. Правда, специального обсуждения научных филологических проблем в этом издании нет. Это скорее политическая аналитика, которая заслуживает внимания филологов прежде всего собранным в ней материалом публичных выступлений и их резонансом в России и в мире в целом. Актуальность новой книги А. Пушкова возрастает в связи с острой потребностью нашего времени в лингвистическом воспитании молодых носителей современного языка, в их умении при восприятии телевизионной речи и других текстов массовой коммуникации распознавать образцовые высказывания, содержащие новизну мысли и оригинальность слововыражения, отличать диалектический диалог, являющийся основой русского риторического идеала, от софистического, направленного на скрытый или явный обман. Не менее важно и то, что риторическое исполнение А. Пушкова превзошло эстетическую ценность анализируемого материала.

Многочисленные исследования в области теории речевой коммуникации новейшего времени утверждают жизнестойкость традиций классической риторики. Созданные в конце XX — начале XXI века новые термины и концепции в области речеведения опираются на классическую русскую риторическую традицию, которая, в свою очередь, восходит к античным риторическим учениям.



ЛИТЕРАТУРА

  1. Алтунян А.Г. От Булгарина до Жириновского. Идейно-стилистический анализ политических текстов. - М.: Российский государственный гуманитарный университет, 1999. - 263 с.

  2. Аннушкин В.И. Риторика и стилистика: учебное пособие.- М., 2004. - Ч. 1.

  3. Аннушкин В.И. Язык и жизнь. - М.: «Русская школа», 2009. - 320 с.

  4. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. - М.: Прогресс, 1989. - 615 с.

  5. Волков А.А. Курс русской риторики. - М.: Издательство храма св. муч. Татианы, 2001. - 480 с.

  6. Дюбуа Ж. Общая риторика. - М.: Прогресс, 1986. - 392 с.

  7. Иссерс О.С. Речевое воздействие. - М.: Флинта: Наука, 2009. - 224 с.

  8. Пушков А. Путинские качели. Постскриптум: десять лет в окружении. - М.: ЭКСМО: Алгоритм, 2009. - 304 с.

  9. Сиротинина О.Б. Все, что надо знать о русской речи: пособие для эффективного общения: учебное пособие. - М.: Книжный дом «Либроком», 2010. - 224 с.


К ИССЛЕДОВАНИЮ КРИЗИСА РЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ
Чувакин А.А. (г. Барнаул, chuvakin@mail.ru)
В данной статье мы обращаемся к сущностной стороне кризиса речевой коммуникации, сосредоточивая внимание на кризисе в его негативном смысле и выдвигая фундаментальный аспект проблемы кризиса речевой коммуникации – его связь с кризисом человека. При этом мы опираемся на суждение, высказанное чл.-корр. РАН А.Н.Сахаровым в одном из телевизионных интервью на канале «Культура»: любой кризис есть кризис человека. Если это так, то можно полагать, что и кризис речевой коммуникации есть кризис человека, но только не как целого, а все-таки как человека, рассматриваемого в одном из аспектов – в аспекте действования словом: homo verbo agens (или в общем случае: homo loquens).

Обращение к фигуре homo loquens не случайно. Дело и в том, что именно homo loquens в современной филологии предстает как фокус рече-коммуникативного исследования человека и социума. Итак, назовем узловые моменты исследования проблемы. Homo loquens лишается сугубо человеческого: способности к мышлению-речи. Согласие с данным утверждением позволяет признать, что слабо развития способность человека к мыслеречевой деятельности есть проявление и в одновременно фактор развития кризиса речевой коммуникации, ибо означает порождение сообщения, не пригодного для понимания, или неадекватного вторичного сообщения (в процессах понимания и интерпретации).

«Расчеловечивается» система рече-коммуникативных отношений в обществе: участники рече-коммуникативного акта становятся неравноправными в рече-коммуникативном отношении, что не соответствует принципам устройства коммуникационного общества: один из участников наделяет себя правами субъекта рече-коммуникативной деятельности, в другом же видит только объект. Речь лишается власти, а значит, ее обретают сила, обман, манипуляция и под. Посему один из смыслов – тот, что «освящен» авторитетом власти (в широком смысле этого слова), – a priori признается доминирующим, «единственно верным», исчезает конкуренция в сфере смыслов.

Относительно методов исследования проблемы: ведущая роль в их совокупности, по нашему мнению, принадлежит дискурсивному анализу. Использование дискурсивного анализа позволяет увидеть и пути преодоления кризисных явлений в речевой коммуникации: в центре объекта анализа находится все тот же homo loquens. В преодолении кризиса речевой коммуникации существенна роль той составляющей сообщества, которая принадлежит к элитарному слою речевой культуры, однако без поддержки всего сообщества проблема кризис преодолен не будет.


К ВОПРОСУ О ЖАНРАХ РУССКОЙ

ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ СЛОВЕСНОСТИ
Чурзина К.Н. (г. Астрахань, chosy@mail.ru)
Почему из трех родов совещательного красноречия дипломатические речи почти не исследовались русскими филологами? Существуют ли контаминированные политико-дипломатические жанры? В чем проявляется связь между дипломатическим и военный красноречием? Известны ли истории России примеры успешных риторов-дипломатов? Как из столетия в столетие проходило становление и формирование жанров дипломатической ораторики? Какая связь существует между дипломатической и эпидейктической ораторикой? Почему письменные и устные публичные тексты дипломатии формируется в разных фактурах речи? Какое время и место можно назвать началом формирования дипломатического красноречия? Каковы отличительные признаки дипломатической ораторики? Есть ли среди них традиционные и новые, рожденные демократическим временем? С какими именами связан каждый новый период становления дипломатического красноречия в России? На эти и другие вопросы мы не найдем ответы в существующей ныне филологической литературе. Проблемы дипломатической словесности все еще остаются дискуссионными.

В книге Ю.В. Рождественского «Общая филология» (М., 1996) мы находим ценные риторические и стилистические наблюдения о композиции западноевропейских средневековых текстов (с. 180), о дипломатических рукописных списках как «вещных свидетельств истории» (с. 94), об оригинальных дипломатических текстах и об отличии и взаимодействии дипломатических и критических текстов (с. 214). В этой связи представляет интерес и книга В.И. Аннушкина и К. В. Муратовой «Риторика и дипломатия» (М., 1998). Авторы подробно анализируют дипломатическую деятельность как искусство речи. В книге дается длинный перечень профессиональных качеств дипломата (всего 8) по Ф. де Кальеру, подчеркивается, что данные требования к личности дипломата (образу ритора) остаются востребованными и в современном мире, но в соответствии с принципом развития культуры пополняются новыми добавлениями. Особенно обстоятельно это положение развивается при анализе конкретных ситуаций — дипломатических приемов, переговоров, в которых участвуют Г. Киссинджер, З. Бжезинский, Р. Пайпс и другие. Однако издание это по жанру относится к учебным пособиям для Дипломатической академии МИД РФ и имеет главной целью обучение риторике в профессиональном формировании дипломата.

Идейно-стилистическому анализу политических и дипломатических текстов посвящена монография А.Г. Алтуняна «От Булгарина до Жириновского» (М., 1999), в которой детально анализируются выступления Ф. Булгарина, А. Козырева, С. Станкевича. Книга содержит немало открытий, обогащающих наши представления об отечественной истории.

В статье М. Шарафельдина «Жанры современного дипломатического языка»* подробно анализируются письменные жанры дипломатической словесности (личная нота, частные письма, памятная записка, меморандум, заявление министерства), но ничего не говорится об устных публичных жанрах дипломатии — собственно риторических жанрах, что является предметом нашего исследования.

Очевидно, что античность не знала профессиональной дипломатии. В классический период не было постоянных представительств за границей, но в больших греческих городах были известны проксены — граждане, выполнявшие обязанности, близкие к консульским, были посланники и старейшины, которые представляли полис эллинистического царя. В Древнем Риме посланника сенатора или императора называли легатом. Во времена античности были разработаны нормы дипломатической этики. Само слово «дипломатия» происходит от греческого diploma. Так в Древней Греции называли сдвоенные дощечки с нанесенными на них письменами, которые выдавали посланцам в виде верительных грамот и документов, подтверждающих их полномочия.

Знакомство с историей данного вопроса позволяет проследить истоки русской дипломатической ораторики.

В русском дипломатическом языке X-XVII бытовали жанры, возвращение которых в речевую культуру вряд ли может рассматриваться в настоящее время: крестоцеловальная грамота, даваемая представителям мусульманского мира (документы, касающиеся сношений Московского государства с Крымом, Персией и Казанским царством), завещательная грамота, обещательная грамота, заклинательное письмо, утвержденная грамота и др. Наименование этих устаревших жанров отражают цели и ситуации дипломатических отношений того времени. Известно, что русские князья редко посылали, чаще велись устные переговоры.

В сущности говоря, до эпохи Петра I сложился русский дипломатический словарь с многочисленными терминами дипломатического этикета и устойчивыми выражениями, бытовавшими в дипломатическом языке до XVIII в. (быть на посольстве; быть на очех — «быть на официальном приеме у государя»; править посольство - «выполнять посольские обязанности у главы иностранного государства» и др.) Изменились жанры и термины, поскольку изменился состав и структура самого языка, но некоторые из современных терминов сложились уже в те далекие времена, например, такие, как комплимент, церемония, визит, обычай, обыкновение, посольство, обряд, резиденция, рубеж, честь и многие другие.

Очевидно, что первым специальным ведомством, которое занималось внешнеполитическими делами России, был Посольский приказ, созданный в середине XVI века. Посольские и думские дьяки и бояре осуществляли внешнюю политику России. В их совещательных речах постепенно складывается особый язык, церемониал обращения с послами — посольский обряд. Однако в различных источниках упоминается, что в Москву дипломаты стали приезжать с конца XV в. в связи с ростом международных связей.

Известно, что Петр I привлекал на дипломатическую службу иностранцев. Русским язык в целом и язык дипломатии обогащался в этот период за счет иноязычных терминов, так как даже дипломатическая переписка становится многоязычной. Так, в каждый последующий общественно-политический период изменяется дипломатический язык, претерпевают изменения и жанры дипломатической словесности.

Интересные фактические ссылки и рассуждения о видах дипломатической ораторики мы находим в работах И.Ю. Чистяковой [Чистякова И.Ю.: 2009].

Завершая наши рассуждения, перечислим устные жанры дипломатической ораторики:



  1. дипломатические переговоры

а) консультация (вид дипломатических переговоров, имеющих целью выявление позиций и точек зрения на интересующие вопросы и проблемы. Относительно новый способ мирного разрешения споров, возникший в XX столетии);

  1. дипломатическая беседа;

  2. закрытая дипломатическая беседа;

  3. выступление на совещании в узком составе;

  4. выступление на официальной дипломатической конференции [Вуд Д, Сере Ж, 76: 180];

  5. «джентльменское соглашение» (чисто дипломатический жанр переговоров. Устная форма международного договора, как правило, в дальнейшем подлежит письменному оформлению);

  6. речь на обеде, на приеме, на обеде-приеме, при подписании договора, приветственная речь;

  7. заявление правительства, заявление по итогам переговоров,

  8. совместное заявление;

  9. выступление или демарш (термин чаще всего встречающийся в дипломатической сфере. Разновидность дипломатического акта. Чрезвычайное выступление органов внешних сношений одного государства по поводу другого);

  10. выступление дипломатов на пресс-конференции;

  11. вербальная нота;

  12. сообщение департамента информации и печати МИД;

  13. коммюнике (от фр. – официальное сообщение о ходе или результатах международных переговоров, составлении международного соглашения и т.п.) [Дипломатический словарь, 84: 67].

Таким образом, по нашему мнению, самым широким понятием включающим в себя все жанры дипломатии, является дипломатический диалог, который мы отождествляем с дипломатической ораторикой как устным родом совещательной словесности.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Джон Вуд. Дипломатический церемониал и протокол (принципы, процедура и практика). Пер. с англ., изд. 2-е испр. и доп. / Вуд Джон, Жан Сере. – М.: Прогресс, 1976. – С. 180, 183.

  2. Дипломатический словарь в 3-х томах. 4 пераб. и доп. изд-е. – М.: Наука, 1984. – Т. 1. – С. 67, 309.

  3. Зорин В.А. Основы дипломатической службы / В.А. Зорин. Изд. 2-е, испр. и доп. – М.: «Международные отношения», 1977. – С. 17, 18.

  4. Сатоу, Э. Руководство по дипломатической практике. – М., 1961. – С. 27.

  5. Чистякова И.Ю. Жанры русской словесности // Риторика и культура общения а общественнойм и образовательном пространстве. Материалы XIII Международной научно-практической конференции. 21-23 2009 года / Под ред. В.И. Аннушкина. - М.: Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина, 2009.

  6. Шарафельдина М. Жанры современного дипломатического языка / Риторика и культура общения а общественнойм и образовательном пространстве. Материалы XIII Международной научно-практической конференции. 21-23 2009 года / Под ред. В.И. Аннушкина. - М.: Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина, 2009.

ИНТЕРНЕТ-Источники:

  1. Рождественский Ю.В., 2006: http://genhis.philol.msu.ru/article_100.shtml



СТРУКТУРНО-СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЕ КОМПОНЕНТЫ

АВТОРСКОГО ПРОЕКТА УЧЕБНОГО ПОСОБИЯ

«ОСНОВЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ РИТОРИКИ

ДЛЯ ПРАВОСЛАВНЫХ ПЕДАГОГОВ»
Щербакова Е.А. (г. Киев, Elena-20075@narod.ru)
К рассмотрению предлагаются основные структурно-содержательные компоненты авторского проекта украинскоязычного учебного пособия-разработки по основам педагогической риторики для православных педагогов (Киев, 2009). Сам проект основан на разработке авторской программы по дисциплине «Основы педагогической риторики» (Киев, 2006-2007) [4], предназначенной для слушателей Богословско-педагогических курсов Всеукраинского Православного педагогического общества и стоящей на стыке богословских, педагогических и культурологических дисциплин, которые преподаются на курсах. В своих исследованиях автор опирается и на опыт преподавания литературо- и риториковедческих дисциплин в разных киевских учебных заведениях (журналистских, филологических и богословско-педагогических), уже имея опыт издания ряда учебно-методических материалов для студенческих аудиторий по зарубежной (античной) литературе, литературно-художественной критике, журналистской и педагогической риторикам (Киев, 2000 – 2007). Также учитывается анализ работ отечественных авторов-риторов (С. Д. Абрамовича, В. И. Аннушкина, А. А. Волкова, Л. Г. Граудиной, С. Ф. Ивановой, А. П. Коваль, А. К. Михальской, О. А. Прохватиловой, Г. М. Сагач, А. А. Сербенской, М. Ю. Чикарьковой, свщ. Артемия Владимирова и др.), чьи изданные труды непосредственно связаны с задачей возрождения духовного риторического наследия как неоценимого и непостижимого источника для профессиональной и творческой жизнедеятельности ритора-христианина. На протяжении нескольких последних лет автор постоянно обращается к данной проблематике (Армавир, Воронеж, Киев, Луганск, Львов, Минск, Москва, Одесса, Тернополь, Черновцы, Харьков, Ярославль) [1 – 3], вырабатывая индивидуальные подходы к её раскрытию и осознавая ответственность стоящих перед ней задач.

Структурно-содержательные компоненты представленого проекта определены самой структурой и содержанием дисциплины «Основы педагогической риторики», учебная программа которой изначально была рассчитанна на 28 – 36 аудиторных часов (14 – 18 лекционных и столько же практических занятий) и такое же количество внеаудиторних часов для самостоятельной и факультативной работы, консультаций и зачета. Потому разделы пособия подчинены тематикам всех упомянутых выше занятий, некоторые из них рассмотрим далее.



Лекционная тематика в проекте представлена следующим образом: 1). Введение в педагогическую риторику: «Основы педагогической риторики» как научная и учебная дисциплина в свете возрождаемых традиций православной педагогики (предмет и задачи, программа и основные понятия, междисциплинные связи и творческая сущность, духовные и методические принципы курса); 2). Педагогическая риторика как раздел общей риторики; риторика и ораторское искусство (красноречие) как универсальная сфера профессиональной и творческой жизнедеятельности православного педагога; специфика педагогического общения в свете православного вероучения; главные принципы педагогического мастерства; 3). Риторическая культура православного педагога (составляющие и критерии оценки); внимание к своей риторической культуре православного педагога-ритора как проявление христианской любви к ученикам-слушателям; 4). Обзор истории педагогической риторики (от мифологических истоков к неориторике XXI века): основные этапы становления риторических школ и направлений и их самые яркие представители; риторический идеал как центральная категория сравнительно-исторической риторики и как наивысшая ценность в сознании православного педагога; 5). Классическая модель ораторской деятельности «Оратор – Слово – Аудитория»; общение православного педагога-ритора с учениками как учебно-воспитательный и творческий процессы; риторика гармонизирующего диалога как радость риторического сотворчества; 6). Общие представления о системе законов и правил риторики через призму древней и современной традиций обучения риторике; законы и заповеди Божьи (Закон и Благодать); христианские принципы духовной морали; заповедь христианской любви как наивысший закон для православного педагога; 7). Понятие об основных жанрах (родах и видах) красноречия; характерные особенности школьного, вузовского и академического красноречия; основные понятия о гомилетике как жанре церковно-богословского или духовного красноречия; 8). Основы мастерства публичных выступлений православного педагога (этапы подготовки, структура и композиция ораторской речи; стиль речи и стиль оратора); 9). Важнейшие принципы полемического мастерства православного педагога (эристические требования и советы по поводу конструктивного решения возможных противоречий в учебно-воспитательном процессе).

Тематика практических занятий такова: 1). «Будем знакомы!»: первое знакомство-собеседование с потенциальными православными педагогами (входной контроль слушателей относительно их ораторских способностей; анкетирование, опрос; речевая и двигательная разминка); 2). «Дар слова необходимо обрабатывать»: наставления и пожелания, рекомендации и советы относительно первых выступлений слушателей в новом для себя качестве – публичных ораторов и православных педагогов-риторов; голос как главный инструмент учителя; техника выразительной речи; взаимосвязь техники нашей речи с пластикой тела; 3). «Заговори, чтоб я тебя увидел»: небольшая самопрезентация – самые главные сведения о себе как о человеке-христианине; 4). «Познай самого себя»: тема для короткого выступления «Как Вы понимаете задачу современной православной педагогики и где чувствуете место для своего служения?»; 5). «Et fondes!» («К истокам!»): подготовка к провозглашению и собственно произнесение фрагментов лучших образцов ораторской прозы и поэзии древнего и современного мира; искусство запоминания; 6). «Святая царица Елена, моли Бога о нас!»: открытое занятие как пример практического проведения урока на чествование памяти святых угодников Божиих и наших Небесных покровителей; 7). «Не многие делайтесь учителями»: зачётное (итоговое) семинарское занятие.

В авторском проекте обсуждаемой разработки отведено место и для пояснений к тематике занятий по самостоятельной работе, а именно: • «Вначале было Слово...» (о происхождении и толковании библейских крылатых высказываний и цитат); • «Внимай себя: что твориши и что глаголиши; да не в грех ты будет молитва твоя» (о молитве ангела молитвы Селафиила); • «Как удержать язык свой от зла?» / «Язык мой – враг мой» (по учению и наставлению святых отцов); • «Я упражняюсь в приобретении простоты сердечной, от которой зависит спасение» / «Где просто - там ангелов из сто» (о простоте и искренности в христианском общении); • «Не свидетельствуй ложно против ближнего своего» (о девятой заповеди Закона Божьего); • «Живое слово мудрости духовной» (святоотеческие наставления и предостережения относительно грехов языка – пустословия, говорливости, смехотворства, высокопарности, «гнилых» слов, надсмешек, глумления, споров и пр.); • «Черпая из сокровищницы библейской мудрости» (крылатые выражения и цитаты библейского происхождения); • Акафист «Слава Богу за всё!» как образец православной поэзии и философии; • а также: молитвенные обращения к Небесным покровителям по разным случаям и потребностям; о духовном чтении и рассуждении; добрые правила в отношениях с ближними; о мудрости духовной и телесной; святые отцы о молитве и исповеди; готовимся к православным праздникам; рассуждение о человеческом слове сравнительно со Словом Божиим; пустыми беседами изгоняется Дух Божий; сдержанность в словах и поступках, молчаливость; похвала и лесть; о духовных прелестях и др.

Также даются комментарии к предлагаемым слушателям факультативным занятиям (на базе Авторского центра риторической культуры «Радость Творчества»), основная тематика которых представлена в проекте так: • Презентация творческой мастерской «Риторика любви, добра и милосердия»: «Введенние в храм Слова животворящего и благодатного»; о радости духовной и душевной; • «Умение просто и красиво говорить – целая наука» (вместо риторической азбуки для православного педагога); • «Я светлая слава и разумная сила» (хрестоматийный экскурс в педагогическую риторику); • Тезисы «за и против» современных аудиовизуальных средств массовой информации и коммуникации: радио, телевидения, кино, фото, интернет-ресурсы (принципы медиаобразования и медиакультуры для православных педагогов); • «Ну что, казалось бы, слова...» (осмысление потребности православного человека приближения к Богу – обожения – через антологию духовной философии, музыки, прозы и поэзии); • «Что за женщины у христиан!..» (рассуждение о современном назначении женщины-христианки); • Любовь истинная как наивысшая форма общения в кругу верующих людей (духовная беседа); • «Дивен Бог во святых своих!»: Собор святых Елен (рассказы именинников о своих Небесных покровителях); • «Похвала Пресвятой Богородици» (открытый урок христианской любви, добра и милосердия); • «Слава Богу за всё!» (праздник радости духовной; Слова на Воскресение Христово – новозаветную Господнюю Пасху); и др.

В проекте учтены ставшие традиционными структурные элементы многих учебно-методических изданий (в частности – по риторике общей и педагогической), как, например, перечень тем для написания рефератов и курсовых работ, контрольные вопросы к зачёту. Проект изобилует поучительными цитатами и интересными фрагментами из риторик разных лет о силе и красоте слова, о нравственном долге и гражданской позиции оратора, его духовной ответственности перед Богом и людьми за свои риторические поступки. В нём также содержится словарь наиболее употребляемых риториковедческих терминов и понятий курса. Пристальное внимание уделено перечню систематизированных библиографических источников с выделенными разделами рекомендуемой для обучения будущих православных педагогов литературы – обязательной, основной, вероучительной и душеполезной, словарно-справочной и энциклопедической, хрестоматийной и факультативной.

Структурно-содержательные компоненты вышеизложенного проекта соподчинены задачам курса по основам педагогической риторики, а именно: • познакомить слушателей с основами теоретико-исторических знаний о риторике и ораторском искусстве (красноречии) как универсальной сфере профессиональной и творческой жизнедеятельности православных педагогов; • раскрыть творческую сущность, духовные и методические принципы этой дисциплины, её место и значение в системе богословских, педагогических и социокультурных знаний; • определить пути совершенствования и составляющие звенья взаимопроникновения педагогического и риторического мастерства православного педагога как необходимых предпосылок их компетентности при работе в разных жанрах педагогического общения; • подчеркнуть важность внимания к собственной риторической культуре как проявлению христианской любви к своим ученикам, руководствуясь святоотеческими наставлениями, советами и предостережениями относительно отношений с ближними; • дать представление о главных чертах христианского педагогико-риторического идеала, который приобретает всё большую актуальность в современных условиях; • предоставить возможность желающим приобрести чувственный опыт в обучении, в частности во время факультативных занятий через «Встречи с риторикой любви, добра и милосердия» в Авторском центре риторической культуры (Киев, 2001 – 2009); • предложить нуждающимся для самостоятельной работы достаточно большой выбор литературы по риторике и культуре ручи, бережно хранимой в библиотеке Центра и изучаемой для воплощения ещё одной идеи автора – целостной модели «Библиотеки риторических знаний».

Педагогическая риторика в современных условиях определяется как важная составляющая универсальной отрасли общечеловеческой культуры, разновидность частной риторики и сфера повышенной речевой ответственности человека. Как модель профессиональной подготовки будущего педагога она интегрирует в себе теорию и практику убеждающей и эффективной речи в разных жанрах педагогического общения, привлекая к себе всё большее внимание исследователей, преподавателей и учителей разных профилей младших, средних и высших учебно-воспитательных заведений. Потому целью самой дисциплины – «Основы педагогической риторики для православных педагогов» – выступает помощь будущим православным педагогам в овладении главных принципов педагогической риторики, которые рассматриваются в свете возрождаемых традиций православной педагогики и способствуют риторической подготовке профессионально компетентных и творчески одаренных личностей, способных мастерски владеть знаниями науки и искусства Живого Слова – важнейшего средства многогранного и разнонаправленного влияния на ум, душу и волю современной коммуникативной аудитории.

Предлагаемый к рассмотрению проект потенциального издания ставит задачей содействовать осознанному и целеустремленному развитию дара живой и одухотворенной речи – профессиональному речевому мастерству будущих православных педагогов. При этом главные акценты сделаны на своеобразии таланта оратора-христианина – умении выбирать самые убедительные аргументы и факты, содержательно и уместно излагать их в наиболее соответствующей и целесообразной для конкретной аудитории форме, при этом прежде всего заботясь о славе Божией, а также на особенных требованиях к современному педагогу-христианину как благочестивому и добропорядочному, честному и смиренномудрому, боголюбивому и богобоязненному, образованному и воцерковлённому человеку, который должен не просто выполнять гражданский долг по церковно-просветительской проблематике и быть готовым вести диалоги о вечных духовных ценностях, но и жизнью своею проповедовать Слово Божие и свидетельствовать об Истине Христовой. Безусловно, что этот проект учитывает междисциплинные аспекты современных интегративних знаний, отображает духовные истоки общей теории ораторского исскусства и его искусствоведческую основу (искусство животворящого и благодатного Слова), широкую панораму родов и видов красноречия с актуализацией его духовной составляющей – христианской риторики (со всеми вытекающими отсюда последствиями) и многое другое.

Таким образом, были рассмотрены основные структурно-содержательные компоненты авторского проекта учебного украинскоязычного пособия «Основы педагогической риторики для православных педагогов» (Киев, 2009). Работа над ним близится к завершению, и автор надеется, что сам проект и, конечно же, его реальное воплощение в конкретное издание в будущем представит интерес для коллег-единомышленников (прежде всего риторов-христиан), следствием чего может послужить дальнейшее обсуждение данной проблематики, которая ещё не достаточно разработана в отечественной системе риториковедческих координат.



ЛИТЕРАТУРА

1. Щербакова, Е.А. Встречи с риторикой любви, добра и милосердия как возможность глубокого осознания студентами духовных основ новой учебной дисциплины [Текст] / Елена Щербакова // Риторика в системе гуманитарного знания: Тез. VІІ Междунар. конф. по риторике (М., 29 – 31 янв. 2003 г.) / Гос. ин-т рус. яз. им. А. С. Пушкина. – М., 2003. – С. 382 – 385.

2. Щербакова, Е.А. Духовно-нравственное содержание целей, задач и возможностей курса «Основы педагогической риторики» для православных педагогов, или Как говорить о вере, надежде, любви в современном информационном обществе [Текст] / Елена Щербакова // Наук. зап. Луган. нац. ун-ту. Вип. 8. Сер. «Філол. науки»: Зб. наук. праць [Предъявления мира в гуманитарных дискурсах ХХІ столетия] / Луган. нац. ун-т ім. Тараса Шевченка. – Луганськ: Вид-во ДЗ ЛНУ ім. Т. Шевченка, 2009. – С. 257 – 271.

3. Щербакова, Е.А. Курс «Основы педагогической риторики» для православных педагогов [Текст] / Елена Щербакова // Коммуникативные исследования 2007: Сб. межвуз. ст. / Науч. ред. И. А. Стернин. – Воронеж: Истоки, 2007. – С. 158 – 160.



4. Щербакова, О.А. Основи педагогічної риторики [Текст] / Олена Щербакова : Автор. навч. програма для слухачів Богословсько-пед. курсів Всеукр. Православ. пед. тов-ва / Авт.-укл. О. А. Щербакова; Всеукр. Православ. пед. тов-во, Богословсько-пед. курси. – К., 2007. – 32 с. (2006 – как проект).


Каталог: sites -> default -> files
files -> Вопросы для вступительного экзамена в аспирантуру по специальности
files -> Пояснительная записка Настоящая программа является программой вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 01. «Общая психология, психология личности, история психологии»
files -> 1. Предмет философии и структура философского знани
files -> Міністерство освіти і науки України Державний заклад „Луганський національний університет імені Тараса Шевченка”
files -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
files -> Методичні рекомендації для проведення виховних заходів в загальноосвітніх навчальних закладах
files -> Перечень вопросов, по которым участники образовательного процесса (дети, родители, педагоги) могут получить консультации
files -> Что такое агрессивность?
files -> А. Зайцев Научный редактор А. Реан Редакторы М. Шахтарина, И. Лунина, В. Попов Художник обложки В. Шимкевич Корректоры Л. Комарова, Г. Якушева Оригинал-макет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница