Руководство Б. В. Михайлов, А. И. Сердюк, В. А. Федосеев Публикуется по изданию



страница14/16
Дата14.05.2016
Размер1.66 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

7.5.8. МЕТОДИКА АУТОГЕННОЙ ТРЕНИРОВКИ


Аутогенная тренировка (АТ) представляет собой активный метод психотерапии, психопрофилактики и психогигиены, направленный на восстановление динамического равновесия системы гомеостатических саморегулирующих механизмов организма человека.

Основными элементами методики являются тренировка мышечной релаксации, самовнушение и самовоспитание (аутодидактика).

Аутогенная тренировка наиболее эффективна при лечении невротических и соматоформных расстройств, нарушений адаптации и психосоматических заболеваний. Она показана прежде всего при неврастении. Наибольший эффект наблюдается при психогенных сексуальных расстройствах и расстройствах сна. Отмечен хороший результат применения аутогенной тренировки при бронхиальной астме, в инициальном периоде гипертонической болезни и облитерирующего эндартериита, при диспноэ, эзофагоспазме, стенокардии, при спастических болях ЖКТ.

Аутогенная тренировка состоит из двух этапов (ступеней). Задачей первого этапа является способность контролировать главным образом соматические функции (поэтому Шульц назвал его «организмическим»). Второй этап преследует цель овладения способностью контролировать психические функции, однако этот этап методически весьма сложен, трудоёмок, показания к его применению очень ограничены и нечётки. В связи с этим в детском и подростковом возрасте он практически не применяется.

Одновременно с освоением формул первого и второго этапа больной вызывает у себя ощущение полного спокойствия.

Первый этап

Я совершенно спокоен



  1. Моя правая (левая) рука тяжёлая.

  2. Моя правая (левая) рука тёплая.

  3. Сердце бьётся спокойно и сильно.

  4. Я дышу совершенно спокойно.

  5. Солнечное сплетение излучает тепло.

  6. Мой лоб приятно прохладен.

Второй этап

Я совершенно спокоен



  1. Представить конкретный цвет.

  2. Представить определённый объект.

  3. Внутренне показать абстрактные явления (счастье, красота и пр.).

  4. Внутренне переживать желаемое чувство.

  5. Вызывать образ другого человека.

На освоение каждой формулы первого этапа, согласно Шульцу, требуется 2 недели. В большинстве современных модификаций это время сокращается до 7–8 дней. Занятия проходят 2–3 раза в день. Не освоив одну формулу, нельзя переходить к другой. Освоение проходит последовательно от первой к шестой формуле.

Занятия аутогенной тренировкой проводятся в трёх основных позах: лёжа, полулёжа и в позе кучера. Поза лёжа: больной лежит на спине, руки вытянуты параллельно туловищу и немного согнуты в локтях, ладони обращены вниз; колени и носки стоп раздвинуты кнаружи; глаза закрыты; мышцы расслаблены. Поза полулёжа: больной полулежит в кресле с подлокотниками, мышцы тела расслаблены так, как это бывает при засыпании. Поза кучера (поза сидя): пациент сидит, не касаясь спинки стула, ноги разведены под прямым углом. Глаза закрыты, голова свободно упала на грудь. Находясь в такой позе, человек похож на задремавшего на козлах кучера.

Для более специфических терапевтических задач может использоваться модификация АТ К. И. Мировского и А. Н. Шогама — «психотоническая тренировка».

Больные тренируются в «астено-гипотонической группе». Мышечная релаксация исключается, поскольку снижение артериального давления противопоказано. В формулы вводятся слова, имитирующие выраженные симпатомиметические сдвиги (озноб, «гусиная кожа», холод). Тренировка заканчивается интенсивной мускульной самомобилизацией.

Текст тренировки: «Я совершенно спокоен. Всё моё тело расслаблено и спокойно. Ничто не отвлекает. Всё безразлично мне. Я чувствую внутреннее успокоение. Плечи и спину обдаёт лёгкий озноб. Будто приятный, освежающий душ. Все мышцы становятся упругими. По телу пробегают «мурашки». Я — как сжатая пружина. Всё готово к броску. Весь напряжён. Внимание! Встать! Толчок!».

7.5.9. ПРОГРЕССИРУЮЩАЯ МЫШЕЧНАЯ РЕЛАКСАЦИЯ ДЖЕЙКОБСОНА


В ходе выполнения прогрессирующей мышечной релаксации с помощью концентрации внимания сначала формируется способность улавливать напряжение в мышцах и чувство мышечного расслабления, затем отрабатывается навык овладения произвольным расслаблением напряжённых мышечных групп.

Все мышцы тела делятся на шестнадцать групп. Последовательность упражнений такова: от мышц верхних конечностей (от кисти к плечу, начиная с доминантной руки) к мышцам лица (лоб, глаза, рот), шеи, грудной клетки и живота и далее к мышцам нижних конечностей (от бедра к стопе, начиная с доминантной ноги).

Упражнения начинаются с кратковременного, 5–7-секундного, напряжения первой группы мышц, которые затем полностью расслабляются; внимание сосредотачивается на чувстве релаксации в этой области тела. Упражнение в одной группе мышц повторяется до тех пор, пока пациент не почувствует полного мышечного расслабления; только после этого переходят к следующей группе.

По мере приобретения навыка в расслаблении мышечные группы укрупняются, сила напряжения в мышцах уменьшается и постепенно внимание всё более акцентируется на воспоминании.

На заключительном этапе пациент после повседневного анализа локальных напряжений мышц, возникающих при тревоге, страхе и волнении, самостоятельно достигает мышечного расслабления и таким образом преодолевает эмоциональное напряжение.

7.5.10. МЕТОДИКИ КОГНИТИВНО-БИХЕВИОРАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ


Специальные техники

Существуют несколько разнообразных методов релаксации. Один из них — прогрессирующая мышечная релаксация: пациента обучают серии упражнений, при которых он попеременно то напрягает, то расслабляет отдельные группы мышц, чтобы добиться расслабленного состояния. При этом используется эффект постизометрической мышечной релаксации без предварительного напряжения групп мышц путём непосредственной первичной выработки навыка релаксации. Могут быть и другие различия в проведении тренинга, касающиеся его интенсивности и темпов выработки релаксационного навыка в режиме покоя — отдыха, а также активного применения навыков расслабления в психотравмирующих ситуациях. Согласно общепринятому мнению, усвоение приёмов релаксации является навыком и включает в себя такие когнитивные аспекты как ощущение контроля над трудными ситуациями. Стоит также отметить, что некоторым больным очень трудно расслабиться, они даже утверждают, что эта процедура провоцирует тревогу, поскольку ощущение «снятия» напряжения может «вывести страх из-под контроля».

Очень важно также адекватное обучение дыхательным упражнениям, особенно для пациентов со склонностью к гипервентиляционному синдрому. Он характерен, в частности, для многих больных, у которых в структуре клинической картины ПТСР (посттравматического стрессового расстройства) наблюдаются кризовые состояния, похожие на панические атаки.

Экспозиция

Многие методы, применяемые в рамках когнитивно-бихевиоральной терапии, требуют использования техники экспозиции, при которой пациента подвергают воздействию вызывающих страх раздражителей или обусловливающих его стимулов. Делается это с целью создать условия для угасания (по мере того как ситуация становится привычной) условно-рефлекторной эмоциональной реакции на этот набор стимулов. Считается, что данный приём может также служить средством опровержения ожиданий или убеждений больного относительно определённых ситуаций и их последствий. Существует несколько разновидностей методов лечения, основанных на использовании техники экспозиции; они различаются в зависимости от способа предъявления стимулов (пациент может подвергаться их воздействию в воображении или in vivo) и по интенсивности воздействия (осуществляется ли в процессе лечения постепенный переход к более сильным раздражителям или больного сразу же сталкивают с самым мощным из них). В некоторых случаях, например при адаптации к психотравмирующим воспоминаниям в процессе лечения посттравматического стрессового расстройства, уже в силу специфической природы расстройства применима только экспозиция в воображении. Аналогичным образом при использовании методов лечения, ориентированных на когнитивные функции, иррациональные мысли пациента оспаривают, подвергая его воздействию ситуаций, показывающих, что эти идеи ложны или нереалистичны.



Десенситизация

С помощью психотерапевта больной выстраиват по иерархическому принципу раздражители, провоцирующие, в первую очередь, тревогу, а затем и воспроизводящие психотравму в целом. Затем ему предъявляют эти стимулы, начиная с наиболее безобидных. После того как он справится с одним раздражителем, предъявляют следующий. При предъявлении стимулов могут использоваться два способа: либо десенситизация в воображении, либо градуированное воздействие (десенситизация in vivo).



Десенситизация в воображении заключается в том, что больной, находясь в состоянии расслабления, представляет себе вызывающие у него тревогу сцены.

Поэтапное, градуированное воздействие (или десенситизация in vivo) предполагает, что больной должен сталкиваться с вызывающими тревогу раздражителями (начиная с наиболее слабых) в реальной жизни. Большинство психотерапевтов предпочитают данный вариант, поскольку столкновение со стрессорами в реальной жизни всегда является конечной целью лечения, и этот метод более эффективен. Его использование можно проиллюстрировать следующим примером.

Погружение

Если подход, используемый при десенситизации, можно было бы сравнить с тем, как человека учат плавать сначала на мелком месте, мало-помалу переходя на глубину, то при «погружении» (используя ту же аналогию) его, наоборот, сразу же бросают в омут. При использовании этого метода пациента помещают в самую труднопереносимую им ситуацию, которая относится к вершине иерархии раздражителей (это может быть, к примеру, посещение переполненного людьми магазина или же поездка в автобусе в час пик), причём он должен подвергаться воздействию ситуации до тех пор, пока тревога не исчезнет спонтанно («приобретение привычки»). Хотя многих больных непросто убедить пойти на это, погружение — более быстродействующий и в общем более эффективный метод, чем десенситизация.


7.5.11. ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ


Основным фактором психосаногенеза при этой форме психотерапии является групповая психодинамика как специфический психологический феномен, появляющийся в процессе интеракции членов группы. Групповая психотерапия проводится в виде совместных занятий пациентов, которые образуют психотерапевтическую группу.

Психотерапевтическая группа (ПГ) — это целевая относительно немногочисленная общность пациентов, которые непосредственно лично общаются и взаимодействуют. Созданная для достижения определённых психотерапевтических целей.

Группы могут быть малые (до 10 человек), средние (до 20) и большие (до 30 человек). Классическая начисляет обычно от 8 до 12 участников.

При составлении психотерапевтической группы учитывается не только (и не столько) численный состав, сколько принцип однородности — неоднородности (гомогенности — гетерогенности). Проблема однородности — неоднородности охватывает такие параметры, как нозология, пол, возраст, образование, социокультуральный уровень, синдромология, личностные особенности, основные типы конфликтов и пр. В данное время отмечается большое число приверженцев однородности группы по нозологии. Вместе с тем есть исчислении данные, которые свидетельствуют о эффективности неоднородных в нозологическом отношении ПГ.

Проблема однородности — неоднородности других переменных широко дискутируется. В разнородной группе психотерапия может быть глубже, поскольку одной из самых важных её задач является конфронтация пациентов, что имеет узкий диапазон поведенческих и эмоциональных стереотипов, с альтернативным обращением и реакциями. В разнородной группе сталкиваются разные способы реагирования, что даёт пациенту возможность научиться различать оттенки в отношениях между людьми, учит терпеть, лояльно относиться к противоположным реакциям, чувствовать себя безопасно в непривычной среде, среди других людей. Отмечают и такие преимущества разнородных групп, как более эффективное обучение, всесторонняя «проверка действительностью», быстрое формирование группового «переноса», облегчение процесса создание группы.

Однородные группы отличаются более быстрой взаимной идентификацией, ускорением инсайта, уменьшением продолжительности лечения; в них быстрее возникают взаимная эмпатия, катарсис, уменьшается сопротивление, проявления деструктивного обращения, редко формируются подгруппы. В целом можно отметить, что более глубокая психотерапия предполагает большее разнообразие в составе групп.

ПГ подразделяются на открытые и закрытые группы, т. е. обновляющиеся периодически или имеющие постоянный состав участников.

В открытых группах продолжительность работы, как правило, заранее не фиксируется. В закрытых группах постоянный состав участников и фиксированная продолжительность работы.

Преимуществами открытых психотерапевтических групп являются более лёгкое усвоение пациентом, вступающим в уже работающую группу, групповых норм, целей, ценностей «групповой культуры», в целом менее выраженное сопротивление, положительное влияние заканчивающих лечение пациентов на вновь поступивших, большая эффективность при выполнении различных задач тренингового и учебного характера (в частности, научение более эффективным социальным контактам).

В психотерапии больных с соматическими заболеваниями, как правило, используются открытые группы.


7.5.12. СЕМЕЙНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ


Семейная психотерапия (СП) — особый вид психотерапии, направленный на коррекцию межличностных отношений и имеющий целью устранение эмоциональных расстройств, наиболее выраженных у больного члена семьи.

Потребность в СП растёт во всех странах мира, особенно начиная с середины XX века, по окончании Второй мировой войны. В настоящее время выделяют несколько основных направлений в СП: психодинамическое, системное и эклектическое.

Первым в СП было психодинамическое направление, трансформировавшееся из психоанализа. Основными принципами его подхода к СП являются: анализ прошлого членов семьи, их неосознаваемых желаний, психологических проблем и взаимных проекций, пережитых на ранних этапах онтогенеза и воспроизводимых в актуальном опыте. Задачей психодинамически ориентированной СП является достижение инсайта — осознание того, как нерешённые в прошлом проблемы влияют на взаимоотношения в семье в данный момент и как из этого нарушенного контекста отношений возникают невротические симптомы и неконструктивные способы адаптации к жизни у некоторых её членов. В настоящее время такой подход, требующий больших усилий как со стороны психотерапевта, так и со стороны членов семьи, огромных затрат времени, считается экономически менее целесообразным, но достаточно эффективным.

Системная СП предусматривает применение личностно-реконструктивных подходов как к пациенту, так и к членам его семьи. Такой методический уровень также обеспечивает высокую эффективность СП, однако придаёт ей характер длиннофокусной психотерапии наряду с психодинамически ориентированной. Эклектическая СП является наиболее короткофокусной и соединяет в психотерапевтической работе с семьями различные по лечебным механизмам методы: гипноз, аутогенную тренировку, медитацию, домашние задания по модификации поведения, анализ и интерпретацию взаимоотношений, групповые дискуссии и др.

В ходе СП, продолжительность которой может колебаться от нескольких недель до нескольких лет, выделяют ряд этапов. Длительность СП обусловливается тяжестью психических расстройств у «носителя симптома», выраженностью межличностных конфликтов в семье, мотивацией членов семьи к достижению терапевтических изменений. Вначале СП проводится с частотой 1–2 сеанса в неделю, затем — 1 раз в 2 недели, а далее — 1 раз в 3 недели.

В проведении СП выделяются 4 этапа: 1) диагностический (семейный диагноз); 2) ликвидация семейного конфликта; 3) реконструктивный; 4) поддерживающий. Под семейным диагнозом понимается типизация нарушений в семейных отношениях с учётом индивидуально-личностных свойств членов семьи и характеристики болезни одного из них. В процессе СП психотерапевт диагностирует семейные отношения, выдвигая и проверяя проблемные диагностические гипотезы. Особенность процедуры семейной диагностики заключается в том, что она носит сквозной характер, т. е. сопровождает СП на всех этапах и предопределяет выбор психотерапевтических техник. Другая особенность диагностики семейных отношений заключается в стереоскопическом её характере. Это означает, что информацию о происходящем, полученную от одного из членов семьи на односторонних встречах, следует сопоставить с информацией от других членов семьи и впечатлением, сложившимся у психотерапевта на основании наблюдения за поведением участников СП и их расспроса. На втором этапе односторонних встреч психотерапевта с пациентом и членами его семьи происходит выявление и классификация истоков семейного конфликта, ликвидация его посредством эмоционального реагирования каждого вовлечённого в конфликт члена семьи, в результате установления адекватного контакта с психотерапевтом. Психотерапевт помогает участникам конфликта научиться говорить на языке, понятном всем. Кроме того, он берёт на себя роль посредника и передаёт в согласованном объёме информацию о конфликте от одного члена семьи к другому. Невербальный компонент этой информации может быть транслирован психотерапевтом на сеансе совместной встречи, для чего используется приём «робот-манипулятор».

Выслушав противоречивое сообщение участника сеанса, психотерапевт переводит его на язык жестов, экспрессивность которых соотносит с сенситивностью и толерантностью участников. На этой стадии ведущими оказываются следующие психотерапевтические методы: недирективная психотерапия, нацеленная в основном на вербализацию неосознаваемых отношений личности, а также методы групповой психодинамики. На этапе реконструкции семейных отношений осуществляется групповое обсуждение актуальных семейных проблем либо в отдельно взятой семье, либо в параллельных группах пациентов со сходными проблемами и их родственников. В этих же группах проводится ролевой поведенческий тренинг и обучение правилам конструктивного спора. На поддерживающем этапе, или этапе фиксации, в естественных семейных условиях закрепляются навыки эмпатического общения и возросший диапазон ролевого поведения, приобретённые на предыдущих этапах, заслушиваются ответы о динамике внутрисемейных отношений, проводятся консультирование и коррекция приобретённых навыков общения применительно к реальной жизни.

Выделение этапов позволяет структурировать процесс СП, обосновывает последовательность применения тех или иных психотерапевтических методов в зависимости от целей и объёма диагностических сведений. Наиболее часто в СП применяются психотехнические приёмы, используемые в групповой психотерапии: 1) эффективное использование молчания; 2) умение слушать; 3) обучение с помощью вопросов; 4) повторение (резюмирование); 5) суммарное повторение; 6) уточнение (прояснение) и отражение аффекта; 7) конфронтация; 8) проигрывание ролей; 9) создание «живых скульптур»; 10) анализ видеомагнитофонных записей. Основным теоретическим базисом СП является принцип системности формирования семейных отношений, т. е. взаимодетерминированность отдельных личностей и межличностных отношений, согласно которой стиль общения, характер взаимодействия, тип воспитания, с одной стороны, и личностные особенности членов семьи, с другой, образуют замкнутый, постоянно воспроизводящийся гомеостатический цикл. СП является методом разрушения такого цикла, когда он становится патологическим, и создания конструктивных альтернатив семейного функционирования.


7.5.13. ПСИХОТЕРАПИЯ И ФАРМАКОТЕРАПИЯ


Всё более широкое признание в медицине и здравоохранении получает биопсихосоциальная модель болезни. При этом вопрос о соотношении биологических (прежде всего фармакологических), психологических и социальных воздействий в системе лечения различных заболеваний приобретает особое значение.

В самом общем плане можно говорить о двух предпосылках широкого и действенного применения психотерапии. Во-первых, это прямое использование её лечебного эффекта при большом количестве заболеваний, в этиопатогенезе которых психологическому фактору принадлежит определяющая (невротические расстройства) или весьма существенная роль (другие пограничные нервно-психические расстройства, психосоматические нарушения). Во-вторых, её лечебно-профилактическое значение с учётом психосоциальных реакций на соматические, психические и другие болезни и их последствия, влияние специфических сомато-психических расстройств на психологическое функционирование индивида, его поведение и пр.

Наряду с методами психотерапии при указанных расстройствах широко применяются и фармакологические, в особенности психотропные средства. Это объясняется, с одной стороны, несомненными успехами фармакологии, а с другой — невозможностью в настоящее время удовлетворить потребность в квалифицированной психотерапевтической помощи всех, кому она показана и для кого может быть эффективной, прежде всего из-за больших затрат времени. Напротив, лекарственные препараты широкодоступны, отличаются высокой избирательной активностью и быстротой действия.

С тезисом о том, что использование фармакологических препаратов при ряде заболеваний, в особенности при невротических расстройствах и других пограничных с ними нервно-психических и психосоматических расстройствах, является капитуляцией психотерапевта перед больным, в настоящее время согласны далеко не все специалисты. Исследование, проведённое членами Американской психоаналитической ассоциации, показало, что 60% врачей для лечения части своих пациентов наряду с психоанализом применяют лекарства.

Фармакотерапию продолжают рассматривать как основной фактор медико-биологического вмешательства, подчёркивают её прямые и опосредованные психотерапевтические эффекты. Лекарственная терапия содействует психотерапевтическому процессу через реализацию своей специфической биологической активности. Последняя может быть полезной при установлении контакта с больным, для укрепления терапевтической связи, демонстрации пациенту компетентности врача. Ослабляя симптомы, фармакотерапия устраняет преграды на пути эффективного терапевтического общения, увеличивает степень свободы при изучении пациентами скрытых психологических конфликтов, усиливает психологические изменения и интегрирует новое понимание в повседневную жизнь.

Воздействует она на пациента и посредством плацебо-эффекта. В качестве плацебо-эффекта мы рассматриваем любую фармакотерапию или компонент терапии, которые намеренно применяются из-за их неспецифического психологического, психофизиологического эффекта или предполагаемого эффекта, но без целенаправленного влияния на механизмы болезни. Хотя лекарства и применяются против специфических нарушений, они не всегда эффективны, поскольку диагностические показания не вполне ясны или точны. В тех случаях, когда фармакологическое воздействие не приводит к желаемому симптоматическому облегчению, эффект плацебо от применяемых лекарств может быть использован для дальнейшего терапевтического процесса. Например, беседа с пациентом о значении лекарства может заложить основу, на которой строится терапевтическая связь.

Фармакотерапия способна усилить реакции переноса аналогично тем, которые могут возникать и без лекарственной терапии. Требование пациента назначить медикамент может выявить лежащие в глубине зависимые или иные переносные взаимоотношения точно так же, как разговор о лекарствах способствовать выявлению характерных особенностей, имеющих место при других межличностных отношениях. Лекарственные предписания помогут понять ключевые динамические процессы, относящиеся к сопротивлению, переносу, контрпереносу, и в целом будут содействовать изменениям в процессе работы.

Основной проблематикой сочетанной психофармакотерапии в клинической практике являются особенности соотношения психотерапии и фармакотерапии при трёх группах заболеваний — невротических, психосоматических расстройствах, психозах с учётом различной представленности в их патогенезе биологических и психосоциальных воздействий и той роли, которую приобретает в их лечении современная психофармакологическая терапия.

Последовательное рассмотрение невротических расстройств как основной группы психогенных заболеваний определяет и ведущий метод их лечения, а именно каузальную психотерапию, в то время как фармакотерапия, в том числе с помощью психотропных средств, вызывает при невротических расстройствах преимущественно симптоматический эффект. Действие этих препаратов развёртывается на относительно более низких уровнях механизмов развития невротических состояний, пока ещё далёких от тех, к которым, по сути, и обращена личностно-ориентированная психотерапия.

Хотя психотропные средства воздействуют в наибольшей степени на эмоционально-волевую сферу и лишь опосредованно — на другие сферы психической деятельности и личность, тем не менее они вызывают целый ряд положительных реакций. В отличие от сторонников тезиса о капитуляции перед больным, страдающим неврозом, в случае активного использования психотропных средств, их противники, не противопоставляя психотерапии фармакотерапию, видят основное назначение последней в том, что она «открывает двери для психотерапии». Даже кратковременное симптоматическое улучшение состояния в начале лечения повышает веру больного в выздоровление. Психотропные средства, оказывая нормализующее влияние на эмоциональную сферу больных, создают условия для быстрого включения и более конструктивного участия индивида в разрешении психотравмирующих ситуаций, вызвавших невротическую декомпенсацию и поддерживающих её. Таким образом, система психотерапевтических и фармакотерапевтических воздействий может служить той основой, которая обеспечит наилучшие условия для устранения невроза, соотношение же этих компонентов должно определяться с учётом конкретных обстоятельств. Чем более выражены в сложном патогенезе невроза биологические механизмы, тем большее значение приобретает фармакотерапия. Вместе с тем, при всей важности и перспективности биологических видов лечения, последние, особенно при невротических расстройствах развития, уступают психотерапии, решающей стратегические задачи достижения более длительного и устойчивого терапевтического результата. Это не исключает того положения, что при достаточном знании патогенеза невротического состояния и целенаправленном применении психотропных средств для воздействия на те или иные его звенья действие фармакологических веществ, по крайней мере в отношении отдельных симптомов и синдромов, может приближаться к патогенетическому.

В практической реализации сочетанной фармако- и психотерапии важным является, как правило, наблюдаемая высокая чувствительность больных невротическими расстройствами к психотропным средствам в двух планах — биологическом и психологическом. Известна повышенная чувствительность лиц, страдающих различными формами невротических расстройств, к химическим, а также физическим раздражителям вследствие нарушения нормального функционирования кортико-гипоталамо-гипофизарных связей. С одной стороны, это обстоятельство диктует необходимость установления оптимальной дозировки психотропных средств, начиная с самых минимальных доз, что особенно существенно при назначении производных фенотиазина: левомепромазина (тизерцина), тералена, френолона и др. С другой стороны, врач должен учитывать малейшие психические и соматовегетативные сдвиги, вызываемые применяющимися психотропными средствами, с тем, чтобы заранее предупредить о них больного и упредить его негативные психологические реакции. Упущение из виду этого обстоятельства нередко «компрометирует» психотропные препараты, создавая серьёзные психотерапевтические трудности для их применения, в том числе тогда, когда назначение их безусловно показано.

Проведение сочетанной психотерапии и фармакотерапии у больных невротическими расстройствами требует учёта как положительных, так и возможных отрицательных аспектов их взаимодействия. Фармакотерапия может оказывать неспецифическое воздействие, косвенно потенцирующее психо- и социотерапевтические мероприятия. Психотропные препараты, уменьшая аффективные и сенсорные расстройства, способствуют успокоению больного, повышению его веры в правильность диагноза и терапии, установлению оптимального контакта с врачом. Кроме того, ослабление интенсивности симптоматики позволяет врачу в процессе психотерапии сосредоточить внимание пациента на обсуждении его невротических проблем, а не симптомов болезни. Реакция больного на фармакотерапию часто становится тонким индикатором эмоциональных взаимоотношений его с психотерапевтом. Пациент может подавлять в себе неудовлетворённость врачом, но она проявится в характере не свойственного данному препарату побочного действия или даже в восприятии пациентом седативного средства как стимулирующего, и наоборот.

В клинике невротических расстройств необходимо учитывать исходную установку больного на фармакотерапию. Некоторые считают лекарственные средства, особенно новейшие, обязательным условием своего выздоровления. Отрицательное отношение других обусловлено рядом причин: отсутствием результата от применявшихся ранее препаратов, боязнью побочных действий, даже минимальных изменений самочувствия, вызванных лекарствами. Нередко источником негативного отношения больных невротическими расстройствами к лекарственным препаратам является неправильная информация, полученная от других пациентов, среднего медицинского персонала или при чтении аннотаций, на основании чего делается вывод, что психотропные средства применяются только при психозах — шизофрении, аффективных расстройствах и других психических заболеваниях. Адекватная психотерапевтическая техника, нередко с компонентами прямой или косвенной суггестии, является непременным условием последующего эффективного использования психотропных средств в общем комплексе лечения больных с невротическими расстройствами. Характер установки больных относительно психотерапии и фармакотерапии зависит также от субъективно сформировавшегося у больного типа внутренней картины болезни. При соматоцентрированном типе (представления больного сосредоточены на предполагаемых им соматических или церебральных причинах его болезни) пациент выше оценивает фармакотерапию, чем психотерапию. У пациентов с психоцентрированным типом внутренней картины болезни (происхождение невроза они связывают с психической травматизацией) психотерапия рассматривается как ведущий метод лечения. Установка на фармакотерапию, как правило, сочетается со склонностью больных избегать ответственности и самостоятельности в разрешении своих трудностей, она может быть обусловлена такими личностными позициями больных невротическими расстройствами как автономность и нежелание выносить на обсуждение свои внутренние проблемы, а также стремление к проведению эффективной краткосрочной терапии. Задача психотерапевта — не следуя предпочтениям больных в отношении того или иного метода лечения, вместе с тем учитывать в своей терапевтической тактике особенности этих установок. Седативный и миорелаксирующий эффекты психотропных препаратов могут быть использованы при гипнотерапии и аутогенной тренировке.

При проведении комплексной терапии невротических расстройств, особенно их затяжных форм, врач нередко оказывается в затруднительном положении: в нём борются психотерапевта и фармакотерапевта. Необходимость снятия остроты эмоционального реагирования пациентов в условиях проведения групповой психотерапии при раскрытии эмоциональной проблематики членов группы вынуждает врача отказаться от активного применения психотропных средств. В то же время выраженность у пациента тревоги, фобических переживаний, вегетативных кризов диктует необходимость использования современных психотропных средств и вегетативных гармонизаторов с учётом их высокой избирательной эффективности. В этих условиях выбор транквилизаторов с ограниченным седативным действием становится актуальным и позволяет избежать указанных затруднений.

Широкий диапазон современных психотропных средств и методов психотерапии даёт возможность оптимально сочетать их в зависимости от клинической формы невроза, целей терапии и организационных форм лечебной помощи. Так, в психотерапевтическом кабинете общесоматической поликлиники и психоневрологического диспансера определяющим является кратковременность и интенсивность психотерапии и практически всегда — сочетание психотерапии с биологической терапией, прежде всего с психотропными средствами. В стационарной комплексной терапии тяжёлых, затяжных форм невротических расстройств с частой декомпенсацией больных (при наличии не только субъективно, но и объективно трудной жизненной ситуации) современные психотропные средства часто приобретают важное значение.

Хотя вопрос о совместимости психотерапии и современных психотропных средств всё ещё дискутируется, в целом отмечается тенденция к более активному дифференцированному применению их в клинике невротических расстройств. Устранение с помощью фармакологических средств ведущих симптомов невротического расстройства, даже при сложных личностно обусловленных расстройствах, может, с одной стороны, привести к таким изменениям отношений с окружающей средой, которые повлекут за собой конструктивные сдвиги в первоначальной конфликтной ситуации, а с другой — обусловить изменение самовосприятия, самооценки больного, что в конечном счёте будет способствовать восстановлению нарушенной психодинамики при невротических расстройствах.

Выбор психотропного препарата в клинике невротических расстройств производится с учётом характера ведущего синдрома, типа и этапа невротического состояния. В целом при остро возникающих, эмоционально насыщенных и мало связанных с личностью больного невротических проявлениях можно достичь больших терапевтических результатов, чем при вялотекущих, менее аффективно заряженных, длительных невротических состояниях, при которых отмечается «сплав» невротического с личностью больного, его отношениями, установками, тенденциями. Из всех основных психофармакологических средств — нейролептиков, антидепрессантов, транквилизаторов, психостимуляторов — при невротических расстройствах наиболее широкое применение получили транквилизаторы, в основном производные бензодиазепина: диазепам (седуксен, валиум, апаурин, реланиум, сибазон), хлордиазепоксид (либриум, элениум, напотон), нитразепам (эуноктин, радедорм, могадон), оксазепам (тазепам, адумбран, нозепам), медазепам (рудотель, нобриум), лоразепам (ативан), феназепам, тофизопам (грандаксин). В лечебной практике используются также транквилизаторы, не являющиеся производными бензодиазепина, такие как мепротан (мепробамат, андаксин), триметоксазин (триоксазин), клобазам (фризиум), амизил (бенактизин), мебикар, фенибут и др. Под влиянием транквилизаторов, в первую очередь, уменьшается эмоциональная возбудимость и аффективная насыщенность невротических переживаний, нормализуется процесс засыпания и вегетативные функции, затем ликвидируются депрессивные расстройства, раздражительность и т. д. Помимо транквилизаторов, при невротических расстройствах используются средства психостимулирующего (сиднокарб), нейролептического (так называемые малые нейролептики — тиоридазин (меллерил, сонапакс, терален), френолон) и антидепрессивного действия (антидепрессанты-седатики — амитриптилин и др.). Традиционно при невротических расстройствах применяются лекарственные препараты общеукрепляющего действия (фитин, кальция глицерофосфат, липоцеребрин, глюкоза, инсулин, витамины), седативного (бромиды, валериана), стимулирующего (женьшень, пантокрин, китайский лимонник, элеутерококк, алоэ, ФИБС), вегетативные «гармонизаторы» (беллоид, беллатаминал, белласпон). Арсенал этих средств постоянно пополняется: так, в последние годы при невротических расстройствах стали широко применяться церебролизин, ноотропы — аминалон, пирацетам (ноотропил), пиридитол (энцефабол), фенибут и др.

Применяя транквилизаторы, необходимо помнить о их побочном действии и вызываемых ими осложнениях. К их числу относятся, во-первых, миорелаксация, атаксия и связанные с ними жалобы на вялость, слабость, сонливость, неточность моторных реакций и др., затрудняющие выработку необходимой ответственности и активное участие в системе психо- и социотерапевтических мероприятий; во-вторых, вероятность формирования психологической зависимости к «защитному» анксиолитическому действию, опасение его лишиться и страх перед «жизнью без таблеток»; в-третьих, появление физической зависимости от транквилизаторов; в-четвёртых, возможность парадоксальной реакции — усиление тревоги, страха и психоаналептического действия.

Соотношение психо- и фармакотерапии при психосоматических заболеваниях (гипертонической болезни, ишемической болезни сердца, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальной астме и др.) определяется ролью биологических и психосоциальных факторов в их этиопатогенезе. В соотношении психотерапевтического и психофармакологического воздействия необходимо учитывать три варианта участия патопсихического компонента в развитии данных заболеваний: «ситуационного» (первично-психогенного), «личностного» и «психопатологического».

При «ситуационном» варианте основным саногенетическим звеном психотерапии являются особенности механизмов психологической защиты, выработка оптимальных форм реагирования в конфликтных ситуациях, характеризующихся абсолютной или относительной неразрешимостью. В связи со сложностью овладения оптимальной стратегией реагирования, требующей длительного психотерапевтического воздействия, целесообразно на первых этапах лечения смягчить патогенное действие эмоционального стресса с помощью психофармакологических средств, увеличивающих адаптационные ресурсы нервной системы. В то же время недостаточность фармакологической коррекции эмоциональных расстройств, нежелательность и даже вред длительной эмоциональной ингибиции требуют проведения дополнительных мероприятий, обеспечивающих защиту центров вегетативной регуляции вегетотропными средствами, блокирующими передачу избыточной импульсации на рецепторные аппараты внутренних органов. При втором, «личностном», варианте длительный гипертрофированный или извращённый тип психологического реагирования дисгармоничной личности является причиной вторичного развития хронического эмоционального стресса, роль которого в патогенезе психосоматических расстройств является общепризнанной. Наряду с психотерапией таким больным показана психотропная и вегетолитическая медикаментозная терапия, смягчающая психоэмоциональное перенапряжение. При «психопатологическом» варианте важным элементом терапии является дифференцированная с учётом регистра психических расстройств психофармакотерапия; цели, задачи и приёмы психотерапевтических воздействий в этом случае определяются с учётом таковых при психических заболеваниях.

Нейролептические средства в клинике соматических заболеваний (препараты фенотиазинового ряда: аминазин, трифтазин, тизерцин, эглонил и др.) следует назначать в условиях психомоторного беспокойства, наблюдающегося при остром инфаркте миокарда, церебральных сосудистых расстройствах и заболеваниях, приводящих к развитию острой гипоксии, а также при выраженном страхе и аффективной напряжённости. Препараты этой группы потенцируют действие наркотиков, снотворных и анальгетиков, адренолитические, холинолитические и антигистаминные свойства, а также способность блокировать центральные механизмы лихорадочной реакции.

Транквилизаторы, не оказывая антипсихотического действия, отличаются высокой степенью активности по отношению к симптомам психической дезадаптации (чувство страха, тревоги, психической напряжённости). Особенно ценным является антигипоксическое действие препаратов бензодиазепинового ряда, что позволяет использовать их для защиты мозга наряду с барбитуратами при гипоксических состояниях различного генеза.

Антидепрессанты и психостимуляторы показаны больным с депрессивными и астено-депрессивными расстройствами, они устраняют или снижают степень выраженности депрессивного аффекта, оживляют интеллектуальную деятельность, повышают работоспособность, снимают чувство усталости и пр.

Следует взвешенно оценивать возможности различных средств лечения на разных этапах становления психосоматической патологии. В функциональной, начальной стадии заболевания психотерапия и психофармакотерапия выполняют функцию основных, а нередко — и единственных методов лечения. Формирование органического соматического дефекта создаёт условия для аутокинеза патологического процесса и ограничивает эффективность психотропной терапии, сводя её к сдерживанию дальнейшего развития болезни. Психотерапевтические воздействия в этом случае играют симптоматическую роль. Это значит, что они в большей степени направлены непосредственно на функциональные «наслоения», динамические симптомы и в меньшей — на патогенетические механизмы развития болезни. Решая вопрос о применении при психосоматических заболеваниях психофармакологических средств для коррекции личностных реакций, уменьшения тяжести эмоциональных расстройств и профилактики дезадаптационных нарушений психической деятельности в условиях, требующих напряжения, необходимо тщательно выбирать психотропныех препараты, а также чётко определять их оптимальные дозы.

Проблема соотношения фармакотерапии, выступающей в качестве ведущего метода лечения при эндогенных психозах, и психотерапии по мере развития реабилитационного направления в психиатрии приобретает всё большее значение.

Благодаря фармакологическому ослаблению психотических симптомов, дезактуализации бредовых и других психопатологических образований удаётся быстрее установить терапевтическую связь с пациентом. Укрепление подобной связи, перерастание её в психотерапевтический контакт с больным способствует созданию у него правильного отношения к лекарственным средствам. Известно, что настороженное, а подчас и негативное восприятие пациентом используемой терапии, возникшее на фоне каких-либо побочных эффектов фармакологических воздействий, в дальнейшем может зафиксироваться и явиться причиной негативной установки на фармакотерапию вообще, что затрудняет проведение лечения в целом и поддерживающей терапии в особенности.

В настоящее время многими специалистами разделяется положение о том, что методами психотерапии можно стабилизировать антипсихотическое действие психофармакологических средств, упрочить их противорецидивный эффект, а в случае уменьшения эмоционально-аффективного напряжения психотических пациентов снизить дозировки психотропных препаратов.

При терапевтически резистентных затяжных депрессивных состояниях, помимо истинной резистентности, связанной с индивидуальными особенностями фармакокинетики (всасывание, распределение, метаболизм, выделение), а также особенностями психопатологического процесса, существенное значение в некоторых случаях могут приобретать тормозящие влияния личностно-психогенных образований. Эти больные нуждаются в одновременном проведении квалифицированной психотерапии.

Следует учитывать также дополнительный диагностический аспект соотносительной эффективности фармако- и психотерапии при нервно-психических заболеваниях. Выраженная эффективность нейролептиков и антидепрессантов у больных с такими распространёнными психопатологическими синдромами, как тревожно-депрессивные и обсессивно-фобические, при их резистентности к другим видам лечения, включая психотерапию, должна настораживать в отношении эндогенной природы заболевания.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница