Салливан Г. С. Интерперсональная теория психиатрии



страница34/34
Дата15.05.2016
Размер2.03 Mb.
#12754
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34
Глава 22
задействованы представители других групп, члены которых отличаются от нас, т. е. пилотажное исследование сущности интеграции с нами самими; (4) обнаружение проблем, возникающих при предвосхищении внут-ригрупповой жизни, истоки которых могут лежать в воспитании, подго-тавливавшем нас к жизни среди людей.
Есть основания полагать, что осуществить все это практически невозможно. По своей сути всеобъемлющие психиатрические исследования не слишком отличаются от уже упоминавшихся, пожалуй даже слишком часто, ситуаций, когда доктор и пациент страдают практически одними и теми же нарушениями. С вашего позволения, я выскажу свое мнение по поводу того, каким образом можно частично устранить это препятствие, одновременно попытаюсь дать ответ на часто возникающий вопрос: <Что я могу сделать, чтобы помочь самому себе?>

Здесь уместно вспомнить о моей концепции тревоги. Хотя мы иногда можем не осознавать, по крайней мере в течение некоторого времени, появление в нашей жизни какого-либо другого напряжения умеренной интенсивности, возникновение тревоги никогда не остается незамеченным. Осознание ее может быть мимолетным (чаще всего так и происходит), особенно когда в действие немедленно вступают защитные операции. Это осознание, как правило, сугубо индивидуально, и его специфика широко варьирует не только у разных людей, но и в различных ситуациях, неизменным остается лишь его исключительно дискомфортный характер. В момент возникновения тревоги человек ощущает нечто неприятное; либо он просто понимает, что все идет не так, как нужно, либо обращает внимание на то или иное нарушение активности или тонуса в одной из зон взаимодействия (например, изменение 'выражения лица' или голоса), сокращение скелетных мышц, сбои в работе сердца, дискомфорт в области желудка, выступление пота; при появлении одного или нескольких симптомов такого рода человек по меньшей мере на мгновение ощущает незначительный или достаточно острый дискомфорт.


Какие бы события ни последовали за осознанием снижения ощущения благополучия, это не имеет никакого значения. Факт имел место. В ходе обычных интерперсональных взаимоотношений осуществляется ряд операций, наилучшим образом обеспечивающих <минимизацию обращенного на него внимания> или <его скорейшее забывание>. Но если человек полон решимости развиваться, совершенствуя самого себя как инструмент активного наблюдения, он должен уделять этим скоротечным вспышкам тревоги огромное внимание, по крайней мере ретроспективно. Их следует рассматривать как индикатор, отражающий рост активности системы самости в существующем на данный момент интерперсональном поле.
Такие вспышки тревоги знаменуют момент, когда в череде событий впервые возникает или внезапно усиливается нечто, носящее дизъюнктивный характер и в большинстве случаев делающее дальнейший контакт с другим человеком нежелательным. Они сигнализируют о переходе от сравнительно несложного движения, направленного на предположительно общую цель, к защите собственной самооценки, что сопровождается некоторым усложнением интерперсонального действия.
Способность человека ретроспективно восстановить ситуацию, в которой появилась тревога, определяет степень, в какой ему удастся вы-341
Часть 4
членить соответствующий паттерн проблемы, мешающей его общению с людьми. Поскольку эти паттерны, как правило, возникают вследствие осуществлявшейся в прошлом подготовки или отсутствия таковой, выявить их нелегко, но, повторяю, все же возможно - при условии отсутствия диссоциации в системе личности человека, ибо в противном случае припоминание значимых деталей вызвавшей тревогу ситуации становится непомерно сложной задачей.
Мне осталось осветить еще два важных момента, касающихся самонаблюдения за дизъюнктивными процессами в рамках интерперсональ-ных взаимоотношений.
Проявления тревоги не ограничиваются ее осознанием, к ним также относится переживание некоторых комплексных 'эмоций', в которые она преобразуется посредством специальной подготовки, осуществляемой в самом начале жизни человека. Я не могу сейчас подробно описать каждую из этих эмоций и поэтому приведу лишь некоторые названия, благодаря которым у вас должно 'сложиться представление' об их природе: смущение, стыд, унижение, вина и досада. Обстоятельства возникновения этих крайне негативных 'эмоций', особенно трудно поддаются регистрации и ретроспективному анализу, являющемуся, по-видимому, наиболее эффективным.
Группа защитных операций, выработанных на основании переживания, которое внесло свой вклад в развитие этих комплексных негативных 'эмоций', не менее сложна для наблюдения и анализа. Под такими операциями я понимаю определенные мысли и действия, при помощи которых мы пытаемся навязать человеку или вызвать у него чувства, напоминающие смущение, стыд, унижение, вину или досаду. С особыми трудностями сопряжены ретроспективное наблюдение и анализ подробных обстоятельств, когда мы ощущаем внутреннее побуждение поступать так, как будто перед нами человек, которому <должно быть стыдно за себя>, <тупица>, или некто, повинный во всех грехах - от дурновку-сия до нравственного порока. Интерперсональные действия такого рода, ставящие вашего собеседника в неудобное положение и принижающие его личное достоинство, представляют собой чрезвычайно деструктивные элементы и существенно затрудняют узнавание и понимание незнакомых людей.
Напрашивается предположение, что все унижающие и презрительные мысли и поступки, которые позволяют человеку считать себя 'луч-ше' другого, повышают его самооценку, если можно так выразиться, за счет партнера по общению, порождаются тревогой. По своей сути эти процессы очень далеки от рационального подхода к пониманию сформировавшегося у него умения жить. Они не отражают эффективность наблюдения и анализа, но весьма красноречиво свидетельствуют о низком уровне самооценки прибегающего к ним человека. При прочих равных обстоятельствах чем быстрее человек выносит другому низкую оценку, тем более ущербным в глубине души ему представляется его собственная личностная ценность.
В ходе активного наблюдения за человеком не составляет большого труда устранить помехи, вызванные существованием некоторых объективных преимуществ перед ним. Когда же ситуация осложняется при-342
Глава 22
сутствием внутренних сомнений и неуверенности, все обстоит совершенно иначе. Мы склонны подвергать резкой критике других, когда, как нам кажется, они демонстрируют то, чего мы сами в тайне стыдимся и что мы надеемся скрыть от посторонних глаз.
Этого должно быть вполне достаточно, чтобы говорить о существовании одного из более глубоких, нередко ускользающих от внимания препятствий, затрудняющих активное наблюдение за представителями незнакомой нам группы или культуры. Едва ли нужно отдельно говорить о роли языковых барьеров или абсолютного незнания тех культурных пат-тернов, на которые мы ссылаемся. Последние не что иное, как просто еще более показательные примеры аналогичных препятствий, мешающих пониманию незнакомого нам человека.
Считается, что прогресс психиатрии народов предполагает сосредоточение исследовательских усилий на двух основных направлениях: (1) более подробное изучение значимых паттернов - и паттерна паттернов - жизни во всем мире; (2) выявление существенных деталей, присущих каждому из многочисленных возможных вариантов процесса развития личности, в ходе которого люди, принадлежащие к различным социальным структурам, формируют более или менее адекватное и обоснованное поведение, соответствующее укладу общества, в котором они живут.
Каждое из этих научных направлений неотъемлемо дополняет другое. Первое, вероятно в большей степени затрагивающее интересы и техники культуральной антропологии, не может достичь заметного прогресса без информации, получаемой в ходе разработки второго. Второе вряд ли представило бы имеющие научное и практическое значение данные, окажись оно лишено гипотез, выдвигаемых в рамках первого. Развиваясь в тесном взаимодействии, они обеспечивают необходимый контроль друг за другом, при отсутствии которого ни одно из них не смогло бы добиться заметных результатов, не потонув во мраке непроглядной неопределенности.
Теория интерперсональных взаимоотношений делает основной акцент на методе активного наблюдения, а данные, полученные в результате использования других методов, играют в ней не более чем второстепенную роль. В связи с этим умение общаться лицом к лицу, один на один, иными словами - вести психиатрическое интервью, приобретает фундаментальное значение.
Несмотря на то что эффективность взаимодействия с использованием связующих каналов коммуникации - корреспонденции, публикаций, радио, звукового кино - может оказаться очень высокой, особенно когда люди уже достаточно хорошо узнали друг друга в результате взаимообмена, произошедшего ранее при личном контакте друг с другом, нельзя забывать, что при психиатрическом интервью коммуникация не сводится просто к вербальному обмену сведениями - это в первую очередь развитие необычайно сложного паттерна процессов поля, которые содержат в себе важную информацию, касающуюся вовлеченных в него людей.
Едва ли будет уместно сейчас пускаться в обсуждение различных современных взглядов на то, что мы знаем о теории и практике психиатрического интервью; мне бы хотелось особенно подчеркнуть, что сам проводящий интервью психиатр выступает в качестве инструмента, а также обратить внимание на исключительную значимость его открытос-343
iV
Часть 4
ти и готовности наблюдать - и в дальнейшем анализировать - возможно больше его собственных проявлений, составляющих динамическое ядро паттернов поля, из которых складывается интервью.
Все, что можно сказать об эффективном психиатрическом интервью, в полной мере относится к каждому из интерперсональных аспектов любой работы, осуществляемой в русле психиатрии народов. Любая предосторожность, дающая возможность избежать ошибочных выводов в отношении 'дру-гого человека', вновь обретает свою актуальность, когда на пути вырастают барьеры языковых и других культуральных неопределенностей.
Исследования ранее незнакомых нам систем воспитания в первую очередь должны принимать во внимание биологическое время, в соответствии с которым происходит последовательное формирование способностей человека, социальное время, находящее свое отражение в социальных ожиданиях по поводу того, что ребенок должен 'знать о том, как себя вести' на каждой из стадий развития, и хронологию предполагаемых воспитательных воздействий, оказываемых на ребенка.
Многовариантость каждой из этих трех областей имеет огромное значение для понимания людей и взаимоотношений между ними, совокупность которых и составляет любое общество. Возьмем, например, влияние задержки пубертатных изменений на адекватность и обоснованность поведения в старшем возрасте многих представителей молодежи любого города. Или, скажем, проследим, как изменится жизнь чрезвычайно способного мальчика из маленького городка после поступления в огромный муниципальный университет. И, наконец, определим, к каким результатам может привести тактика преждевременного обучения профилактике венерических заболеваний по сравнению с последствиями замалчивания информации, касающейся этой сферы.
Опираясь на результаты непрекращающейся работы по изучению значимых паттернов, присутствующих в тех или иных жизненных ситуациях, мы помогаем нашим пациентам помочь самим себе, в то же время получая все больше информации о факторах, определяющих возможности интерперсонального поведения. В результате определенных шагов, приблизивших нас к пониманию реальных процессов развития личностей тех людей, с которыми нам доводилось работать, мы получили прекрасную возможность 'осмыслить' подлинную сущность происходящего.
Причины безотлагательности
В мире, где время дорого, где мы не можем откладывать крупномасштабные конструктивные изменения до тех пор, пока новое поколение, которое мы воспитываем, не приобретет политический вес, мы оказываемся перед безотлагательной необходимостью самого тщательного исследования динамики благоприятных изменений личности. И даже в отсутствие сумасшедшего цейтнота, такая необходимость ощущалась бы не менее остро, поскольку мы не можем <пропустить поколение>, и подготовка к жизни как процесс личностного становления начинается в семейном кругу и выходит далеко за рамки этого первичного социального института. Чем меньшей коррекции требуют воспитательные влияния
344
Глава 22
родителей, тем быстрее их ребенок будет двигаться вперед. Чем надежнее будет наша помощь родителям в деле подготовки их отпрысков к будущей жизни, тем выше будет динамика числа позитивных результатов.
Мне кажется, что бессмысленно и нецелесообразно продолжать считать, будто наступит время, когда подавляющее большинство живущих на Земле людей, достигших метрической зрелости, смогут хорошо представлять себе сущность многого из того, что имеет для них большое значение.
Я думаю, мы должны четко осознать, что поголовная грамотность и полная <свобода информации> сами по себе не обеспечивают универсального решения всем неотложным проблемам всех времен... Свобода информации останется совершенно бессмысленной до тех пор, пока она не будет направленно использоваться для достижения определенной цели - мира и благоденствия всего человечества.
Может ли кто-нибудь, имеющий опыт взаимодействия с людьми, сомневаться, что заменить один предрассудок другим всегда несоизмеримо проще, чем вынести обоснованное суждение? Не об этом ли мы постоянно помним, излагая свои соображения людям, далеким от нашей профессии? А может быть, лучше поставить вопрос так: следует ли нам постоянно держать это в голове? Рассмотрим, например, последствия распространения информации о губительном влиянии неправильного обращения родителей с детьми, которые часто можно наблюдать даже в семьях психиатров. Немалое число родителей сейчас испытывают такую мучительную неопределенность в отношении <фрустрирования>, <фиксирования>, <формирования зависимости> и прочих эффектов, которые могут возникнуть вследствие их воспитания, что им самим уже необходима психиатрическая помощь; впрочем, вскоре она потребуется и их отпрыскам. На наш взгляд, работа, проводившаяся с целью общественного образования в этой жизненно важной сфере, не принесла желаемых результатов. Возможно, мы распространяли неадекватную информацию; с другой стороны, не исключено, что информация как таковая была не так уж плоха, - просто мы не сумели использовать ее должным образом.
Мне представляется очевидным, что огромное множество хронологически взрослых людей практически во всех сферах жизни в своих поступках руководствуются главным образом верой. Мы не надеемся изменить сложившееся положение вещей, а лишь пытаемся в такой степени снизить влияние определенных деструктивных элементов существующих убеждений, чтобы молодое поколение, воспитанием которого занимаются разделяющие эти убеждения взрослые, имело гораздо большую свободу для корректного наблюдения, понимания и предвосхищения, чем их родители, учителя и другие люди, под чьим влиянием формируются их способности, необходимые для установления и поддержания интер-персональных взаимоотношений.
Достижение столь заманчивой цели - задача не из легких. Выработка конструктивных, функционально последовательных мер по пересмотру каждой из ведущих мировых культур, с тем чтобы проистекающие из них человеческие императивы - будь то неопределенные, сформированные в очень раннем возрасте паттерны совести или же приобретенные несколько позже более отчетливые паттерны приемлемых рациона-345
Часть 4
лизаций и убедительных вербализмов - в значительно меньшей степени ограничивали понимание и оставляли большие перспективы для социального прогресса; это задача поистине стоит того, чтобы над ее разрешением трудилось множество научных коллективов, сформированных из высококвалифицированных профессионалов.
В результате, когда проект будет уже полностью продуман, мы окажемся перед устрашающей задачей его реализации; но впервые за всю историю человечества реализация необходимости, имеющей всемирный масштаб, сопровождается привлечением ряда административных органов, несущих определенную ответственность. Говорю вам со всей серьезностью, на которую я только способен, что сейчас не время отлынивать от уплаты долга обществу, пытаясь оправдаться, скажем, таким верба-лизмом, как: <Из этого ничего не выйдет; это невозможно сделать>. Начните - и пусть в будущем - если оно есть у человечества - о вас скажут, что в пределах, доступных человеку в рамках западного научного мира XX века, вы занимаетесь благородным делом.
Примечания к главе 22
' Как правило, они присоединяются к компоненту личности не-Я, являющемуся источником напряжения в интерперсональных полях, что при других обстоятельствах описывается как переживание сверхъестественных эмоций - благоговения, страха, отвращения или ужаса - чувственных компонентов самой мощной из известных нам дизъюнктивных сил.
Даже в этих 'ослабленных' состояниях можно иногда наблюдать некоторые изменения особенностей интерперсональных взаимоотношений, словно предназначенных для восполнения давних существующих в опыте пробелов.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница