Самореализация пожилых людей как способ преодоления социальной эксклюзии: социально-философский анализ 09. 00. 11 Социальная философия



Скачать 303.17 Kb.
Дата22.05.2016
Размер303.17 Kb.
ТипДиссертация


На правах рукописи

Прохорова Лариса Владиславовна



САМОРЕАЛИЗАЦИЯ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ

КАК СПОСОБ ПРЕОДОЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ЭКСКЛЮЗИИ:

СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ

09.00.11 – Социальная философия


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата философских наук


Новосибирск – 2010


Диссертация выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Новосибирский государственный технический университет»
Научный руководитель: доктор социологических наук, доцент

Осьмук Людмила Алексеевна


Официальные оппоненты: доктор философских наук, доцент

Рубанцова Тамара Антоновна

кандидат философских наук, доцент



Карев Евгений Иванович
Ведущая организация: Институт философии и права Сибирского отделения

Российской академии наук, г. Новосибирск


Защита состоится 16 апреля 2010 года в 16 00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.173.12 при Новосибирском государственном техническом университете по адресу г. Новосибирск 630092, ул. Проспект К. Маркса, 20, V корпус, ауд. 302, Конференц-зал ФБ и ФГО.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Новосибирского государственного технического университета.

Автореферат разослан « » марта 2010 года


Учёный секретарь

диссертационного совета

канд. филос. наук, доцент Вальдман И. А.
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современное общество, оценивающее себя как цивилизованное, пытается решать проблемы, вызванные демографическими и социальными изменениями, с учетом личностного потенциала социальных субъектов. К таким проблемам относится социальная эксклюзия пожилых людей, обращающая на себя особое внимание в ситуации старения человечества, что влечет за собой значительное увеличение доли пожилых и старых людей в структуре общества. Так, в России численность пенсионеров на 1 марта 2009г. составила 38,6 млн. человек или 27% от общей численности населения1. Вопрос об исключении индивида из потока активной социальной жизни по возрастному критерию связан, как правило, с ограничениями его социального пространства и социальной деятельности. Такие ограничения имеют негативные последствия как для общества, которое лишается носителей социального и профессионального опыта, так и для человека, которому отказано в возможности реализовывать свое «Я». Последнее противоречит представлению современных обществ о социальном субъекте как о личности.

Вопрос о способах преодоления социальной эксклюзии обостряется для обществ транзитивного характера, таких как российское, поскольку стремление соответствовать принципам развитых стран сталкивается здесь с низким уровнем развития экономики. Как следствие, «вхождение в старость» происходит на фоне снижения уровня благосостояния, многомерной социальной депривации и выраженной социальной эксклюзии всей социальной группы пожилых. Основным фактором, провоцирующим формирование и поддержание социальной эксклюзии пожилых, является проблема занятости: общество в большинстве случаев не видит возможности использовать опыт специалистов, который накапливается с возрастом. Согласно статистике, в России продолжают трудиться около трети пенсионеров – до 10 миллионов человек. Однако в период экономического кризиса пенсионеры становятся самой уязвимой категорией работников – увольнения начинаются именно с них. Таким образом, сталкиваются две одновременно существующие, противоположные тенденции: стремление использовать опыт пожилых, понимание ценности такого опыта и исключение пожилых из системы активной социальной деятельности.

Определяя личность в качестве базовой ценности, современное общество должно принимать во внимание личностные проблемы эксклюзированного пожилого человека. Исключение из привычного социального пространства часто сопровождается самоэксклюзией пожилых, их добровольным уходом из активной жизни. Попытки найти эквивалентную замену прежней активной деятельности имеют место, но не всегда являются успешными, что способствует формированию чувства одиночества, апатии или скептическому отношению к миру, в результате «возвращение» в социальную активную деятельность становится проблематичным. В то же время пожилой человек не в состоянии избавиться от своей социальной сущности, проявляющейся через потребность реализовывать свое «Я» в деятельности для общества и в обществе, через желание быть оцененным другими. Возникает противоречие между потребностью продолжать реализовывать себя в социальной деятельности и социальными практиками, ограничивающими деятельность человека. В последнее время в связи с омоложением психологического возраста развитые общества обращают на эту проблему особое внимание, для каждого индивида становится далеко не безразличным, останется он или нет в русле активной жизни, сможет он или нет реализовать свой личностный потенциал в социальной деятельности.

Обнаружение противоречия между личностными и социальными аспектами социальной эксклюзии актуализируют тематику самореализации пожилых, поскольку последняя предполагает реализацию личности в социальной деятельности. Для социальной философии уже стали привычными темы, посвященные старению человека, однако философское видение социальной эксклюзии пожилых и, в частности, самореализации как способа ее преодоления раскрывает новый взгляд на исследование социальной жизни человека на ее завершающем этапе. Постановка проблемы анализа самореализации как соответствующего современному обществу способа преодоления социальной эксклюзии, в принципе, углубляет антропологический, акмеологический и аксиологический подходы к человеку в социальной философии.

Действительно, если ранее феномен самореализации (в том числе самореализации пожилых людей) исследовался в большей степени психологией, а социальная эксклюзия традиционно относилась к предметной области социологии, то социально-философский анализ самореализации как способа преодоления социальной эксклюзии в деятельности позволяет обнаружить социально–онтологическую связь между этими двумя феноменами.

Обнаружение данной связи представляется не просто практикоориентированной по своему замыслу задачей, но и основой для разработки непротиворечивой теоретической модели социальной эксклюзии/инклюзии, которая даёт возможность целостного социально-теоретического описания имеющихся проблем для нахождения релевантных системных решений.

Постановка вопроса о самореализации как способе преодоления социальной эксклюзии позволяет по-новому взглянуть на некоторые другие открытые вопросы, поскольку содержанием самореализации пожилых людей является восстановление социальной активности, социального капитала и социальных связей, представляющих собой условия целенаправленной деятельности на пути достижения вершин собственного развития; изучение данных вопросов в контексте выбранной проблемы может оказаться плодотворным.

Степень разработанности темы. Рассматривая связь между самореализацией и социальной инклюзией (преодолением социальной эксклюзии) пожилых людей, мы сталкиваемся с двумя феноменами, в связи с чем литературу по теме исследования можно разделить на несколько групп.

Истоки теории социального исключения пожилых можно обнаружить в работах Гиппократа, Платона, Эпикура, Аристотеля, Сенеки, Цицерона и др. Тем не менее, концепция социальной эксклюзии сформировалась только к середине ХХ столетия в Западной Европе. Сегодня данная проблема весьма активно обсуждается в экономических, социологических, психологических науках. Социальную эксклюзию исследуют, например, такие западные авторы как: П. Абрахамсон, К. Даффи, Дж. Фридман, Д. Гомьен, Л. Зваак, Ч. Гор, Я. Гоуф, М. Вольф, С. Паугам, A. Пауэр и др. В работах данных авторов проанализировано понятие «социальная эксклюзия», выделены важнейшие признаки исключения из общества как процесса и как состояния, обоснована связь социальной эксклюзии с такими явлениями, как бедность и неравенство; дискутируются подходы к изучению проблемы.

В последнее десятилетие отдельные аспекты социальной эксклюзии нашли отражение и в работах российских ученных, среди которых необходимо выделить работы Ф. Бородкина, Т. Бараулиной, Ю. Зубок, Н. Тихоновой. Авторы отмечают, что в социальной структуре российского общества обозначился значительный слой «социально исключенных», качественно отличающийся от группы «бедных». Методологией исследования социальной эксклюзии занимается В.Р. Шмидт.

Научные исследования социальной эксклюзии на уровне социальной философии пока не проводились, но определенные предпосылки для подобного исследования имеются. К ним, прежде всего, следует отнести работы, посвященные изучению одиночества и отчуждения.

Тема одиночества, анализируемая на социально-философском уровне представлена в исследованиях философов: зарубежных (С. Кьеркегор, А. Шопенгауэр, Э. Фромм, М. Бубер, М. Хайдеггер, А. Камю, Ж.-П. Сартр, Э. Левинас) и отечественных (Н.А. Бердяев, И.А. Ильин, Н.Ф. Федоров, П.А. Флоренский, Н.Е. Покровский, Ж.В. Пузанова, Л.И. Старовойтова), где, проблема одиночества рассматривается в связи с глубокими онтологическими основаниями человеческого бытия, с его трагическими противоречиями, а также в связи с анализом социокультурной ситуации, сложившейся в условиях техногенной цивилизации.

Содержательный анализ категории отчуждения представлен в первую очередь в трудах Г. Гегеля, К. Маркса, Л. Фейербаха, Г. Зиммеля, Ю. Хабермаса, Э. Дюргейма, М. Вебера, Р. Мертона.

Отечественные философы советского и постсоветского периода также исследовали проблему отчуждения. Это, прежде всего такие философы, как Г.С. Батищев, А.С. Богомолов, Г.Н. Волков, И.С. Кон, Ю.Н. Давыдов и др.

Начало изучения феномена самореализации относится к первой половине XX в. В 1935 г. термины «самореализация» и «самоакуализация» были введены в научный оборот нейрофизиологом К. Гольдштейном. В своей работе «The Organism» К. Гольдштейн философски осмысливает самореализацию как универсальный принцип жизни. Постановка проблемы самореализации человека связана с парадигмальной революцией конца ХIX – начала XX в., поставившей личность в центр внимания науки. Такой проблемой занимались: А. Адлер, Г. Олпорт, Г. Мюррей, Г. Мёрфи, Дж. Келли, Ш. Бюлер, К. Роджерс, А. Маслоу, Р. Мэй., Э. Кассирер. Исследование феномена самореализации в возрастном контексте (проблема самореализации пожилых людей) получило развитие в 50-е годы ХХ в., когда обозначился интерес общества к геронтологии (Р. Клац, Н.М. Амосов, Дж. Глас, К. Орлокк, Р. Симонов, В.П. Казначеев и др.). Круг ученых, исследующих самореализацию в возрастном контексте, несколько сужается, наибольший интерес представляют работы А. Маслоу, Э. Эриксона, К.А. Абульхановой-Славской, которые анализируют период старения как качественно новый уровень развития личности.

В отечественной психологии истоки представлений о самореализации можно отнести к исследованиям В.М. Бехтерева, увлеченного идеей бессмертия человека; он предполагал, что достижение бессмертия – это высшая ступень самореализации. Большое внимание «потенциалу» человека как побудительной силе личностного роста уделяли: В.Н. Мясищев, Б.Г. Ананьев, А.Ф. Лазурский, В.А. Барабанщиков, Д.Н. Завалишина, В.А. Пономаренко.

Философский ракурс рассмотрения самореализации в пожилом возрасте предусматривает соотнесение старости с такими феноменами, как жизненный путь и смысл жизни. Частично данные проблемы поднимаются в геронтологических трудах И.И. Мечникова, И.С. Кона, Т В. Карсаевской, А.Т. Шаталовой, В.Д. Шапиро. Т.В. Карсаевская обращает внимание на необходимость при выработке стратегии выживания в современной неравновесной ситуации развития обратиться к изучению культурно-цивилизационного многообразия мира. В отечественной литературе проблемы самореализации пожилого человека рассматривали: В.Д. Альперович, З.А. Бутуева, А.Л. Буряковский, Т.Ю. Дубровская, М.Э. Елютина, Е.В. Зимакова, Т.В. Карсаевская, Н.А. Коротчик, К.С. Пигров, С.Л. Франк, А.Т. Шаталов, Н.Ф. Шахматов, Н.А. Рыбакова.

О.В. Краснова, К. Рощак, Л.И. Анцыферова, Н.А. Рыбакова в своих работах отмечают, что перечень потребностей в пожилом возрасте во многом тот же самый, что и в предыдущие периоды жизни, однако изменяются структура и иерархия потребностей. Они прослеживают выдвижение в центр мотивационной сферы таких потребностей, как творчество, самореализация, активизация жизни пожилых людей, чувство общности. Большинство авторов, таких как В.Д. Альперович, Б.Г. Ананьев, Д.Я. Райгородский, М.В. Ермолаева, Т.И. Безденежная, Г.С. Сухобская, С.И. Змеев, подчеркивают, что популярный стереотип о пассивности старшего поколения, об их консерватизме не находит подтверждения в эмпирических данных. Авторы считают, что прекращение профессиональной активности не должно приводить к исключению пожилых людей из жизни общества.

Большое значение для понимания преодоления социальной эксклюзии через самореализацию имеют работы, посвященные философии образования, поскольку что, как не образование, позволяет человеку самореализовываться в этом мире. Основные направления развития мировой и западной систем образования детально изучены в работах Б.Л. Вульфсона, А.Н. Джуринского, А. Печчеи. Из них наибольшее значение для данного исследования имеет работа П. Печчеи «Человеческие качества», согласно которой образование может помочь преодолеть разрыв между возросшей сложностью социальной реальности и оставшимися неизменными качествами человеческой природы. Новая образовательная реальность, характерная для современного этапа цивилизованной динамики, проанализирована в работах Н.В. Андрейчук, Э.С. Демиденко, Б.С. Гершунского, В.А. Садовничего, Н.В. Наливайко, И.М. Ильинского, В.И. Паршикова, Е.В. Ушаковой, С.В. Казначеева, Б.О. Майера – где проводится системно-философский анализ трансформирующихся обществ и выявляются соответствующие изменения в системе образования, ставится проблема трансформации общества в XXI в.

Поскольку социальная эксклюзия пожилых имеет непосредственное отношение к исключению индивида из системы социальной деятельности, то в отдельную группу нужно выделить труды по социальной деятельности, в которых осмысливается соотношения общественным и индивидуальным: Р. Кастель, Т. Котарбиньский, А. Эспинас, Л. фон Мизес. Осмысление феномена социальной деятельности находим в трудах отечественных философов: Г.С. Батищева, Л.П. Буевой, П.М. Бушуева, М.В. Демина, О.Н. Крутовой, А.В. Маргулис, В.В. Фетискина.

Особое значение для настоящего исследования имеют работы прагматистов (Ч. Пирс, У. Джеймс, Д. Дьюи, Р. Бернстайн, Р. Рорти), поскольку в них обнаруживается связь между деятельностью и самореализацией. Основная идея прагматизма заключается в том, что человек по самой своей сути есть практическое существо, своей биологической природой предназначенное для действия, состоящего в приспособлении к окружающей среде.

Вопрос о социальной эксклюзии по возрасту и самореализации пожилых людей поставлен в социальных науках, однако нельзя говорить о достаточной изученности и той, и другой проблемы. В то же время, как показал анализ, самореализация практически не исследовалась как способ преодоления социальной эксклюзии, во всяком случае, в литературе отсутствует научное обоснование данной связи. Исследователями рассматривались близкие вопросы: социальная депривация (или трудная жизненная ситуация) и адаптация пожилых людей, старение и социальная активность. Кроме того, анализ степени научно-теоретической разработанности проблемы показал, что и феномен социальной эксклюзии/социальной инклюзии пожилых, равно как и феномен самореализации пожилых, в большей степени исследованы с точки зрения психологического и социологического подходов, в то время как социально-философский подход представлен слабо. В современной теории отсутствует социально-философский анализ самореализации пожилых людей как релевантного современной действительности способа преодоления социальной эксклюзии, не говоря уже о теоретической модели, раскрывающей всю глубину социально–онтологической связи между социальной эксклюзией пожилых (или эксклюзией по возрасту) и самореализацией данной социальной группы.

Таким образом, анализ проблемной ситуации, а также обнаруженный дисбаланс между потребностью современной социально-философской теории в понимании процесса социальной эксклюзии пожилых (способов ее преодоления) и отсутствием последовательного теоретического описания основ изучения процессов исключения индивидов и социальных групп из общества (активной социальной жизни) и включения в общество позволяют сформулировать научную проблему данного исследования.



Научная проблема вытекает из несформированности социально-философского подхода к самореализации пожилых людей как способа преодоления социальной эксклюзии, что требует установления связи между самореализацией и процессом преодоления социальной эксклюзии, или включением заново исключенного человека в систему социальной деятельности. В основании проблемы содержания связи между самореализацией и преодолением социальной эксклюзии (социальной инклюзией) лежит противоречие между личностным характером самореализации и социальным характером эксклюзии/инклюзии, что и составляет специфику связи.

Объект исследования – социальная инклюзия пожилых людей как обратное включение в систему социальной деятельности.

Предмет исследования – специфика самореализации пожилых людей в социальной деятельности как способ преодоления социальной эксклюзии.

Цель исследования – социально-философская интерпретация самореализации пожилых людей как способа преодоления социальной эксклюзии в современном обществе с позиции деятельностного подхода.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:



  1. Выявить возможности социально-философского исследования феномена социальной эксклюзии, а также социально-философские теоретико-методологические основания исследования феномена преодоления социальной эксклюзии пожилых людей.

  2. Эксплицировать социально–деятельностное содержание понятия «социальная эксклюзия» в рамках социально-философского подхода и выявить специфику понятия «социальная эксклюзия пожилых людей».

  3. Выявить содержание самореализации пожилых людей как способа преодоления социальной эксклюзии в современном обществе.

  4. Выявить возможности и специфику преодоления социальной эксклюзии пожилых людей через самореализацию в рамках непрерывного образования.

Теоретико-методологические основы диссертационного исследования Представленный социально-философский анализ самореализации пожилых людей как способ преодоления социальной эксклюзии включает весь комплекс методов социально-философского теоретического исследования: интерпретацию, идеализацию, анализ, синтез, научную индукцию и дедукцию, типологизацию, моделирование, вторичный анализ философских, социально-психологических и социологических исследований по проблемам самореализации.

Теоретико-методологическая база диссертационной работы обусловлена, с одной стороны, актуальностью социально-философского анализа проблем самореализации пожилых людей, а с другой – спецификой комплексного подхода к социальной эксклюзии. В качестве методологического подхода был выбран деятельностный подход, отраженный в работах А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, Л.С. Выготского, В.В. Чешева, В.П. Фофанова, В.Е. Кемерова, В.А. Лекторского, Д.К. Лукач, Э.Г. Юдина, Г.С. Батищева, И.Т. Касавина. Развиваемая нами концепция преодоления социальной эксклюзии через самореализацию предусматривает анализ данных феноменов с позиций деятельностного подхода. Выявление сущностных характеристик социальной эксклюзии и самореализации обнаружило деятельностные стороны обоих феноменов.

В работе использованы разработки в области теории социального капитала (П. Бурдье, Д. Коулман, Ф. Фукуяма, Р.Д. Патнэм и др.). Теория социального капитала дополняет социально–деятельностный подход, позволяет понимать социальный капитал как результат деятельности. В работе использовано представление Дж. Коулмана о социальном капитале как о нейтральном ресурсе, способствующем любой человеческой активности, приводящим в итоге к совершенствованию общества в целом. Социальный капитала по П. Бурдье проявляется на индивидуальном уровне, наличие же социального ресурса у людей приводит к неравенству в обществе. Социальный капитал, в представлениях Р. Патнэма, способствует созданию в обществе «гражданской вовлеченности» и повышает уровень социального здоровья. Данные идеи использовались в работе для анализа самореализации как способа преодоления социальной эксклюзии.

Социально-философский анализ самореализации пожилых людей как способа преодоления социальной эксклюзии разрабатывался с учетом геронтологических теорий:



  • теории отчуждения (Е. Камминг, В. Генри), которая исследует тенденцию постепенного отлучения пожилых людей от общества. По мнению сторонников данной теории, вытеснение пожилых людей из социального организма представляет собой неизбежный процесс, в результате которого нарушаются существующие отношения между стареющим человеком и другими членами общества;

  • теории деятельности (М.В. Рили) которая исходит из понятия «успешная старость»; данная теория предполагает, что человек в этом возрасте должен быть активным членом общества, по возможности сохраняя стиль жизни, ценностные установки, присущие среднему возрасту;

  • теории субкультуры (А. Роуз), которая рассматривает возрастную субкультуру, позволяющую пенсионерам адаптироваться к новым условиям, формировать связи и отношения, перестроить свои психологические установки.

Специфика выбранной темы позволила привлечь потенциал гуманистической психологии (А. Маслоу, Э. Эриксон, К. Роджерс, В. Франкл, Ш. Бюлер, Р. Мэй, А.Г. Асмолов, А.В. Брушлинский) .

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что:

  1. Выявлены особенности социально-философского подхода к исследованию феномена социальной эксклюзии, заключающиеся в интерпретации исследуемого феномена как процесса возвращения пожилых в систему социальной деятельности и восстановления социальной активности.

  2. Эксплицировано содержание понятия «социальная эксклюзия» с точки зрения деятельностного подхода, что позволило дать социально-философское определение социальной эксклюзии пожилых как процесса и состояния исключения традиционно «стигматированной» группы из направленной системы социальной деятельности по причине возраста. Выявлено, что важнейшими критериями социальной эксклюзии являются: разрушение социальных связей, уменьшение социального пространства и социального капитала, возникновение проблем с самореализацией.

  3. Деятельностный подход позволяет разрешить противоречие между личностным характером самореализации и социальной сущностью эксклюзии, поскольку самореализация пожилых людей, интерпретируемая как реализация личности в деятельности может быть рассмотрена и как способ обратного включения в систему социальной деятельности, или способ преодоления социальной эксклюзии, то есть изменяется характер отношений между человеком (личностью) и обществом.

  4. Обосновано, что самореализация пожилых людей является способом преодоления социальной эксклюзии в современном обществе, поскольку особенности развития современного общества, включающие размывание границ между поколениями, быстрое старение знаний и трансформацию основных социальных институтов, таковы, что превращают самореализацию в основную социальную и личностную потребность, отвечающую целостности личности и требованиям социума.

  5. Доказано, что непрерывное образование позволяет сохранить деятельностную активность и социальный капитал эксклюзированных пожилых людей, и восстанавливает потребность в самореализации и возможность возвращения пожилого человека в систему социальной деятельности.

Теоретическая значимость исследования. Исследование расширило теоретические представления о самореализации пожилых людей и способах преодоления социальной эксклюзии по возрасту. Расширено представление о сущности, причинах, факторах, механизмах и особенностях протекания социальной эксклюзии пожилых. Проведенный социально-философский анализ самореализации пожилых людей позволяет под иным углом зрения взглянуть на способы преодоления социальной эксклюзии, освещаемые в социологии, экономике, психологии. Доказано, что самореализация пожилых людей – особо значимый для современного общества способ социальной инклюзии (возвращения в общество).

Практическая значимость исследования. Содержащиеся в исследовании теоретические положения и выводы могут быть использованы в практической деятельности психологов и социальных работников по ресоциализации и оказанию социально–психологической помощи лицам пожилого возраста. Обнаружение механизмов социальной эксклюзии пожилых и объяснение способов преодоления эксклюзии дают возможность выстроить социальную политику с учетом найденных механизмов и способов.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, докладывались на заседаниях кафедры социальной работы НГТУ, Днях Науки НГТУ, на научных сессиях НГТУ. Результаты исследования обсуждались на международных и всероссийских конференциях и научно-практических семинарах: Международной научной конференции «Модернизация национальной системы высшего образования и проблемы интеграции вузов России в мировое образовательное пространство» (Новосибирск, 2005); Городской научно-практической конференции «Проблемы геронтологии и гериатрии» (Новосибирск, 2005); на «I Всероссийских Копыловских чтениях» (Новосибирск, 2007), Всероссийской научно-практической конференции «Социальная работа в ХХI веке: современные методы и технологии» (Новосибирск, 2008);

Публикации:

По теме диссертации опубликовано 9 работ (общим объемом 3,74 п. л.). Из них 1 научная статья (0,4 п.л.) в рекомендованном издании ВАК РФ; 4 научных статей (2,11 п.л.) в сборниках научных трудов; 1 научная статья (0,43 п.л.) в сборнике научных статей по докладам I Всероссийских Копыловских чтений; 3 научных статьи (0,8 п.л.) в Материалах Международных и Всероссийских конференций.



Структура диссертации определена основными задачами. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы из 249 наименования. Содержание диссертации изложено на 213 страницах основного текста.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении раскрывается актуальность темы диссертационного исследования, оценивается состояние её разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, характеризуются его теоретические и методологические основы, методы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость проделанной работы, формы апробации результатов исследования, приводится перечень положений, выносимых на защиту.

В первой главе – «Социально-философский анализ социального и личностного аспектов преодоления социальной эксклюзии пожилых людей», состоящей из двух разделов, раскрываются особенности социально-философского подхода к феномену социальной эксклюзии/инклюзии пожилых, рассматривается сущность и содержание социальной эксклюзии пожилых. Исследуются социальный и личностный аспекты данного явления.

В разделе 1.1«Социально-философский подход к социальной эксклюзии/инклюзии пожилых» выявляются особенности социально-философского подхода к феномену социальной эксклюзии пожилых.

В работе представлен сравнительный анализ позиций экономического, психологического, социологического и философского подходов к феномену социальной эксклюзии. Если экономический подход акцентирует внимание на недостатке необходимых ресурсов и рассматривает социальную эксклюзию в качестве синонима «бедности», социологический подход видит в исследуемом феномене ограничение общепринятых прав и дискриминацию от институтов интеграции; психологический подход изучает внутренние причины социальной эксклюзии и самоэксклюзию, то цель философского подхода заключается в обнаружении места эксклюзированных социальных субъектов в системе социальной деятельности и исследовании социальной онтологии данного явления. Предполагается, что если есть процесс социальной эксклюзии (исключения человека из общества), то должен быть и наблюдается на практике, процесс социальной инклюзии, другими словами, каждое общество предусматривает возможность возвращения социального субъекта в активную социальную деятельность.

Представленные подходы предлагают разные способы преодоления социальной эксклюзии. Для экономического подхода – это социальные трансферты (гарантированный минимальный доход); для социологического подхода – социальные услуги и восстановление социального статуса; для психологического подхода – преодоление одиночества через психологическую поддержку и восстановление личности; для социально-философского – возвращение в систему социальной деятельности и восстановление социальной активности.

В работе объясняется, что социальная эксклюзия пожилых людей представляет собой особый вид социальной эксклюзии, выделяемый по признаку возраста. Данный вид эксклюзии касается наиболее уязвимой в социальном и психологическом планах социально-демографической группы. Предполагается, что с точки зрения социально-философского подхода, «социальная эксклюзия» представляет собой процесс исключения пожилых людей (в том числе каждого субъекта, относящегося к данной группе) как традиционно «стигматированной» группы из направленной системы социальной деятельности по причине возраста. Основными критериями социальной эксклюзии пожилых можно считать: разрушение социальных связей и социальных сетей; уменьшение социального пространства, социального капитала и возникновение проблем доверия в отношениях с социумом; утрату активности и возникновение проблемы самореализации.

В разделе 1.2«Анализ связи между социальными и личностными аспектами преодоления социальной эксклюзии пожилых» раскрывается содержание феномена социальной эксклюзии, анализируется связь между социальным и личностным аспектами.

Социальный аспект преодоления социальной эксклюзии включает в себя: степень развития общества и культуры; стереотипы, связанные с восприятием старости и старения; наличие социальных «посредников», обеспечивающих возможность самореализации пожилых; социальную политику в отношении пожилых; социальный капитал и состояние социальных связей пожилого человека. Личностный аспект характеризуется: возрастом, личностной идентичностью, социально-личностной активностью, самореализованнностью.

В работе исследовано влияние негативных стереотипов старости в обществе (эйджизм) на степень социальной эксклюзии. Стареющий человек попадает в ситуацию неопределенности, как правило, оказывающую стрессовое воздействие на его личность и способность/готовность к активной деятельности. Таким образом, социальный и личностный аспекты переплетаются и в своей дуальности характеризуют исключение пожилого человека/социальной группы из системы социальной деятельности. Соответственно возвращение человека в социальный поток, или «мейнстрим», должно основываться на понимании зависимости социальных и личностных факторов, поэтому и человек, и общество несут ответственность за возвращение пожилого человека в систему социальной деятельности.

Феномен социальной эксклюзии по возрасту фактически формирует границы деятельности социальных субъектов, допуская их в интенсивный социальный поток или же ограничивая этот доступ. В связи с этим в работе рассмотрены фазы различных видов деятельности, что объясняет относительный характер социальной эксклюзии. Если относительная эксклюзия непосредственно связана с профессиональной деятельностью, то абсолютная эксклюзия отражает отношение общества к пожилым как социальной группе.

Обнаружение взаимосвязи двух сторон исследуемого феномена дает нам возможность рассмотреть такое, достаточно личностное явление, как самореализация, в качестве способа преодоления социальной эксклюзии.




Во второй главе – «Самореализация пожилых людей в контексте преодоления социальной эксклюзии» рассматриваются особенности и условия успешной самореализации пожилых людей в контексте проблемы социальной эксклюзии.

В разделе 2.1 – «Особенности самореализации пожилых людей: деятельностный подход» раскрывается сущность явления самореализации в преобразующей деятельности по отношению к самому себе и через признание другими с целью изменения реальности. Отмечено, что предметность и социальность деятельности могут быть реализованы с помощью самореализации. Типология самореализации, данная в работе, учитывает социальные потребности: профессиональные, материальные, духовные, когнитивные, творческие, общественно-коммуникативные. С выходом человека на пенсию иерархия потребностей изменяется. В допенсионном возрасте самореализация человека, особенно профессиональная, стимулируется обществом и поддерживается государством, но, выйдя на пенсию человек, теряет эту поддержку.

Успешная самореализация зависит от активной или пассивной позиции самого пожилого человека. Активность есть условие и содержание социальной деятельности, она характеризует самореализацию как процесс перевода внутренней энергии, желаний, интересов в некую внешнюю энергию – деятельность. Для Э. Фромма «активность - это целенаправленное поведение, получившее общественное признание и направленное на определенные социально полезные изменения»2.

Активная позиция состоит в том, что действия не определяются обстоятельствами извне, а выступают как свободный акт (волеизъявление) и, следовательно, проявление своего «Я» в социальной реальности. Поэтому, будучи активным, пожилой человек ощущает самого себя свободным субъектом, способным определять направление своей деятельности. Поскольку ощущение свободы связано с самореализацией, пожилой человек будет ощущать себя свободным в той степени, в которой он самореализуется в системе социальной деятельности.

В то же время в ситуации социальной эксклюзии общество может предлагать пожилому человеку так называемую «пассивную» деятельность. Поскольку последняя вызвана внешними обстоятельствами, то далеко не всегда внутренне осознается как реализация своего «Я». При этом пассивная деятельность позволяет субъекту не выпасть совсем из общества, сохранить какие-то социальные связи, но при этом не приносит человеку удовлетворения. В обществе, где степень социальной эксклюзии высока, пожилым людям отводится роль пассивного субъекта, что приводит к неудовлетворенности жизнью вообще и к высокому уровню самоэксклюзии.

Таким образом, несмотря на то, что проблема самореализации представляется личностной, общество может или создавать для этого условия, включая человека в систему социальной деятельности, или, напротив, намеренно выстраивать барьеры самореализации, исключая человека из обозначенной системы. У пожилого человека в большинстве случаев сохраняется потребность в самореализации, однако, сталкиваясь с проблемой социальной эксклюзии по возрасту, он должен, с одной стороны, как-то решать вопрос с пребыванием в системе социальной деятельности, с другой – искать новые формы самореализации.

В разделе 2.2 – «Анализ успешной самореализации пожилого человека в контексте преодоления социальной эксклюзии» отмечается, что самореализация является одним из способов возвращения человека в систему социальной деятельности – «мейнстрим». Самореализация гармонизирует для пожилого его отношения с системой деятельности, «смягчая» конфликт, возникающий на фоне развития социальной эксклюзии.

В работе рассмотрены социальные и личностные барьеры самореализации пенсионеров. Так, процесс самореализации может быть прерван уже на стадии формирования потребности, поскольку пожилой человек ориентируется на изменившуюся ситуацию, стараясь «войти» в новую для него роль, соответствующую статусу пенсионера. Второй барьер – состояние фрустрации, которую начинает переживать человек, обнаруживая для себя новую ситуацию и переживая ее как эксклюзию (исключение). Для выхода из обозначенной ситуации эксклюзированный пожилой человек, в первую очередь, должен ее рационализировать, т.е. объяснить себе, возможна ли какая-то успешная деятельность в сложившихся обстоятельствах.

Один из основных внутренних стимулов и условий самореализации – гибкая жизненная стратегия. Ее реализация предполагает не только достижение определенных целей посредством деятельности, но и стремление личности проявить себя в обществе. Однако пожилому человеку трудно найти внутренние силы для того, чтобы сохранить или возобновить деятельность в потоке активной социальной деятельности («мейнстриме») в случае его открытого исключения из этой системы.

Проблемы самореализации связаны с состоянием адаптивных ресурсов, что заставляет пожилого человека поддерживать или же восстановить прерванные в результате социальной эксклюзии социальные связи. Опасность заключается в том, что процесс самореализации в ситуации социальной эксклюзии имеет устойчивую тенденцию к снижению и сведению к самым простым формам, реализуемым через пассивную деятельность.

Адаптивные ресурсы близки по сущности и содержанию фактору социального капитала. Если адаптивные ресурсы влияют на процесс адаптации человека к возникающим социальным ситуациям, то от состояния социального капитала зависит степень участия в социальной жизни. Социальный капитал исчерпывается по мере выхода человека из системы социальной деятельности по целому ряду причин:


  • по состоянию (объем, интенсивность, содержание) «мейнстрима», определяемого развитостью культуры и общества;

  • по уровню соответствия пожилого человека конвенциональным культурным нормам;

  • состоянию адаптивных ресурсов, т.е. возможностью быстро включаться и реагировать на социальные ситуации (адаптивный потенциал);

  • доверию к миру, сообществу и себе, что определяет количество и качество социальных связей.

В работе отмечено, что доверие – показатель прочности социальных отношений и социальных связей, доверие лежит в основании социальной сплоченности и солидарности. Социальная эксклюзия пожилых людей зависит как от состояния социальной сплоченности, так и от доверия, заложенного в социальных связях. Чем сильнее социальная сплоченность, тем доверительнее отношения в обществе и тем лояльнее отношение к пожилым людям. Чем шире и «качественнее» социальные связи и отношения, тем в социальном плане активнее человек. И, наоборот, чем активнее человек, тем шире социальные связи. Последние превращаются в социальные отношения, обеспечивающие комфортную атмосферу для самореализации.

Таким образом, на самореализацию пожилого человека в особенной степени влияют: целостность и развитость личности, смысложизненные ориентации человека, его адаптивный потенциал (ресурсы), социальный капитал, коммуникативные компетенции.



В третьей главе – «Самореализация и преодоление социальной эксклюзии в современном (постиндустриальном и информационном) обществе» исследуются особенности социальной эксклюзии и основные принципы её преодоления в современном обществе, а также непрерывное образование как способ самореализации в современном обществе, способствующий преодолению социальной эксклюзии пожилых людей.

В разделе 3.1 – «Особенности социальной эксклюзии и основные принципы её преодоления в современном обществе» выделены характерные черты современного общества: антропоцентризм, крайний индивидуализм; выраженный информационный характер социокультурного пространства; развитие техносферы; рисковый характер; быстрое старение знаний; деформация традиций как социального института. Анализ особенностей современного общества позволяет объяснить роль самореализации в преодолении социальной эксклюзии пожилых.

В современном обществе потребность в самореализации обострена. Она приобретает интенсивный характер, так как требования к личности увеличиваются. Если ранее роль стариков заключалась в накоплении и трансляции жизненного опыта младшим поколениям и в этом они могли удовлетворять потребность самореализации, то сегодня знания и профессиональные навыки в массе приобретаются через социальные институты и устаревают несколько раз в течение одного поколения. Успех человека в социальном соревновании с другими является доминирующей ценностью современной культуры. У пожилых возникает чувство тревоги не только из-за того, что они вынуждены вступить в соревнование с другими возрастными группами, но и потому, что они испытывают внутренний конфликт, касающийся ценностей своей личности.

Самореализация пожилого человека в эру новых технологий и информационного капитала становится еще более затруднительной, поскольку пожилой человек ощущает себя представителем другой эпохи. В современном мире информационных технологий молодому поколению общество предоставляет все возможности пользоваться его последними достижениями, в то же время представители старшего поколения ограничены в этих возможностях. Отсутствие реальных условий самореализации вынуждает пожилого человека рисковать, т.е. происходит стремление к достижению личностных качеств изначально неопределенных; многие из них становятся жертвами этого риска, не получая ничего, кроме потерь энергии, времени.

Сохранение целостности, позитивности, развития и активности позволяют человеку реализовать свое «Я». Такая личность может противостоять социальной эксклюзии. При этом личность будет выступать в роли «ядра» и своей деятельностью упорядочивать мир вокруг себя. Самореализация – это самосозидание и себя, и мира вокруг, и собственной жизни. Обретя себя, пожилой человек начинает сам выстраивать жизнь в соответствии со своей внутренней логикой.

В разделе 3.2 – «Непрерывное образование как способ самореализации в современном обществе, способствующее преодолению социальной эксклюзии пожилых людей», утверждается, что образование способствует преодолению социальной эксклюзии пожилых людей. Образовательные потребности пожилого человека связаны не только со страхом отстать от общего жизненного потока и оказаться смешным в своем незнании «элементарных» вещей (новые технологии очень быстро становятся элементарными в современном обществе и вплетаются в социальные практики). Образовательные потребности связаны, в том числе, с увеличением и усложнением социальных потребностей человека. Образование пожилых людей направлено в первую очередь на активизацию, которая понимается как педагогическое воздействие, влияющее на развитие самореализации. Его результат – инклюзия (включение) пожилого человека в социально-культурную деятельность, развитие социальных сетей, увеличение социального капитала. Образование пожилых людей – инструмент для сохранения и активизации самореализации. Идея непрерывного образования занимает заметное место в ряду прогрессивных идей ХХ в. Общечеловеческая и философская значимость этой идеи велика, так как смысл её заключается в том, чтобы обеспечить каждому человеку развитие, самосовершенствование, творческое обновление, когнитивную самореализацию на протяжении всей жизни, а значит, активное нахождение в обществе. Образование в современном обществе – один из четырех (вместе с доходом, властью и престижем) критериев человеческого капитала.

Образование пожилых людей ориентировано, прежде всего, на поддержание развития личности. Осваивая то или иное знание, человек делает открытие в самом себе. На практике образовательная программа приобретает большое количество разнообразных форм.

Идея образования пожилых людей нашла отклик и в НГТУ, где с 2002г. успешно работает Народный факультет. Целью Народного факультета НГТУ является помощь в самореализации пожилых людей, а также социальная поддержка посредством организации бесплатного образования. Автор диссертации с первых дней работает на Народном факультете НГТУ. Практика показала, что Народный факультет НГТУ может рассматриваться как современная и эффективная форма помощи в преодоления социальной эксклюзии пожилых людей, что становится возможным благодаря: восстановлению и расширению социальной персональной сети, выступающей в качестве основного инклюзивного ресурса; возможности реализовать себя; получению современных знаний.

В заключении излагаются основные выводы, вытекающие из данной работы, намечаются перспективы исследования в рамках интересующей проблематики.
Основные положения диссертации отражены в следующих работах общим объемом 3.74 п.л.
1. Прохорова Л.В. Формирование стратегии самореализации пожилых людей (на примере Народного факультета НГТУ) /Л.В. Прохорова // Философия образования № 1 (26) 2009. – С. 172-179.

2. Прохорова Л.В. Самореализация людей пенсионного возраста (опыт Народного факультета) / Л. В. Прохорова, А. С. Востриков, В. Б. Пономарев // Высшая народная школа ДВГТУ : сб. ст. – Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2005. – С. 30 – 40.

3. Прохорова Л.В. Гуманистические принципы решения психологических и социальных проблем людей пожилого возраста /Л.В. Прохорова, А.С. Востриков, В.Б. Пономарев // Высшая народная школа ДВГТУ: сб. ст. – Владивосток : Изд-во ДВГТУ, 2005. – С. 41– 48.

4. Прохорова Л.В. Самореализация людей пожилого возраста в рамках Народного факультета как форма социальной работы с пожилыми людьми /Л.В. Прохорова // Философия и социология социальной работы: сб. науч. тр. –Новосибирск: Изд-во НГТУ.– 2005. – Вып. 1. – С. 126 – 134.

5. Прохорова Л.В. Теоретические основания исследования эксклюзии пожилых людей в современном обществе / Л.В Прохорова // Социальная онтология России сб. науч. ст. по докладам I Всерос. Копыловских чтений – Новосиб. гос. техн. ун-т. – Новосибирск, 2007. – С. 355 – 362. Деп. В ИНИОН РАН № 60327 от 27.06.2007

6. Прохорова Л.В. Инклюзивное образование людей пожилого возраста/ Л.В. Прохорова // Философия и социология социальной работы : сб. науч. тр. – Новосибирск : Изд-во НГТУ.– 2008. – Вып. 2 – С. 14 – 23



7. Прохорова Л.В. Учет эстетических вкусов пожилых людей при дизайне сайтов электронного бизнеса / Л.В. Прохорова, М.А Бакаев, В.Б. Пономарев // Информатика: проблемы, методология, технологии : материалы 8 Междунар. науч.-метод. конф., Воронеж, 7-8 февр. 2008 г. : [в 2 т.]. – Воронеж: ИПЦ ВГУ, 2008. – Т. 2. – С.34 – 39

8. Прохорова Л.В. Инклюзивное образование как одна их форм самореализации пожилых людей / Л.В. Прохорова // Социальная работа в XXI веке: современные методы и технологии : материалы Всерос. науч.-практ. конф. ( Новосибирск, 4–5 июня 2008 г.). – Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2008. – С. 170 – 175.

9. Prokhorova L.V. E-learning and Elder People: barriers and benefits / L.V. Prokhorova, M. A. Bakaev, V. B. Ponomarev // SIBIRCON 2008. IEEE Region 8 international conference on computational technologies in electrical and electronics engineering : [proceedigs]. – Novosibirsk, 2008. – P. 110-113.

Отпечатано в типографии Новосибирского

Государственного технического университета

630092, г. Новосибирск, пр. К. Маркса, 20,

Тел./факс (383) 346-08-57

Формат 60Х 84/16, объем 1,75 п.л., тираж 150 экз.

Заказ №________подписано в печать



1 Источник: Пенсионный Фонд РФ http://tassgraphics.itar-tass.com/preview?id=11171&html&code=Rus48814

2 Фромм, Э. Забытый язык. Иметь или быть? : (пер. с нем. и англ.)/ Э. Фромм. ­ - М.: АСТ Москва, 2009. - С.307.




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница