Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7, 373


Пропаганда несовершеннолетним представлений о нормальности мастурбации



страница24/55
Дата12.05.2016
Размер4.78 Mb.
ТипСборник
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   55

3.1. Пропаганда несовершеннолетним представлений о нормальности мастурбации


Подростковая мастурбация представлена Программой курса дополнительного образования детей (развивающая) «Введение в сексологию» (автор – Ефимова)543 в качестве «способа саморегулирования половой функции».

В материалах Калужского областного центра планирования семьи и репродукции «Тезисы лекций по половому воспитанию подростков 14-16 лет (для врачей ТМО)» и «Методические рекомендации по половому воспитанию подростков разных возрастных категорий для медицинских работников и психологов школ», распространявшихся в 1997–1999 гг. в школах города Тарусы Калужской области, в частности, предусматривалось преподавание следующих тем и вопросов: «5. Некоторые особенности и трудности, связанные с периодом полового созревания: мастурбация, ее влияние на психосексуальное развитие девушки; петтинг как вариант сексуального поведения;… 6. Что должна знать девушка об анатомо-физиологических особенностях мужского организма:… начало полового созревания юноши поллюции, мастурбация… 2. Некоторые особенности и трудности, связанные с периодом полового созревания: мастурбация (онанизм), виды мастурбации периода юношеской гиперсексуальности, заместительная; петтинг как вариант сексуального поведения; современный взгляд на мастурбацию»544.



3.2. Через игровые методики


В 1998 году в школах г. Борисоглебска Ярославской области внедрялась игровая методика «Инфо-анти-СПИД-игра», составленная неким А.И. Шмаглитом. Указанная игра рекомендовала 14-летним подросткам как можно чаще менять партнеров по половым играм545.

В рамках Программы «Проспект Мира», реализовывавшейся в школах г. Александрова Владимирской области, американской преподавательницей Венди Арнольд проводились ролевые игры на тему «Как лучше на свидании соблазнить одноклассницу». В комментариях и рекомендациях к этой игре В. Арнольд разъясняла детям, что в жизни и сексе каждый из них может делать все, что захочет, надо только правильно предохраняться. Нет ничего постыдного и запретного. Гомосексуализм, лесбиянство, педофилия, некрофилия – все это в порядке вещей. Это не более чем вопрос вкуса любого свободного человека в «свободной» стране.546



3.3. Мобильные пропагандистские группы и проекты


25 ноября 1997 г. Российская ассоциация планирования семьи при содействии депутата Госдумы Екатерины Лаховой провела акцию «Трамвай “Желание”». Акция была заявлена как проводящаяся при поддержке Департамента образования Правительства Москвы и Министерство здравоохранения Российской Федерации. Раскрашенный снаружи всеми цветами радуги и завлекательными призывами трамвай курсировал по кругу от метро «Чистые пруды» до Покровских ворот и находившиеся в нем активистки распространяли, в том числе несовершеннолетним (например, девочкам-подросткам из швейного училища № 52), печатные материалы с рекомендациями, как надо предохраняться при занятиях сексом. Также бесплатно распространялись презервативы. Название организованной акции - «Трамвай “Желание”» было заимствовано для данной акции, предположительно, от произведения Теннесси Уильямса «Трамвай “Желание”», главная героиня которого в прошлом была жрицей любви, закончившей трудовую деятельность в связи с профнепригодностью547.

В 2007 году в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье» при поддержке Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Минздравсоцразвития РФ, Фонда «Российское здравоохранение» был проведен автопробег «СПИД-СТОП». Заявленные организаторами акции цели – содействие снижению темпов распространения эпидемии ВИЧ/СПИДа в России, распространение идеологии ВССВ (Всероссийская сеть снижения вреда), являющейся частью ССВЦВЕ (сеть снижения вреда центральной и восточной Европы) и финансируемой Дж. Соросом. Суть ее – бесплатная массовая раздача презервативов и шприцев.


3.4. Внедрение в программу учебного курса литературы или использование при его преподавании в качестве дополнительных пособий образцов так называемого «похабного литературного искусства»

Программа курса дополнительного образования детей (развивающая) «Введение в сексологию» (автор – Ефимова)548 предусматривает изучение несовершеннолетними обучающимися так называемого «русского похабного искусства» (произведения Баркова и др.).


  


Кузнецов М.Н., Троицкий В.Ю., Понкин И.В. Заключение

от 20.07.2005 о характере и направленности

пропагандистской деятельности председателя

регионального общественного объединения

в поддержку сексуальной культуры «Культура и здоровье» С.Т. Агаркова
Вводная часть.

Предметом настоящего заключения является анализ содержания и направленности публичной деятельности С.Т. Агаркова в том числе в качестве председателя «Регионального общественного объединения в поддержку сексуальной культуры “Культура и здоровье”»549.


Перечень исследованных источников и документов.

1. Обращение Регионального общественного объединения «Креатив» и регионального общественного объединения в поддержку сексуальной культуры «Культура и здоровье» №001 от 11 января 2005 г. к председателю Московской городской Думы В.М. Платонову.

2. Обращение Регионального общественного объединения «Креатив» и регионального общественного объединения в поддержку сексуальной культуры «Культура и здоровье» №002 от 11 января 2005 г. к депутатам Московской городской Думы.

3. Пояснительная записка к созданию Комиссии по экспертной оценке продукции и услуг эротического характера / Направлена в Московскую городскую Думу председателем РОО «Креатив» А.П. Крыловым и председателем РОО «Культура и здоровье» С.Т. Агарковым.

4. Проект положения о Комиссии по экспертной оценке продукции и услуг эротического характера / Направлен в Московскую городскую Думу председателем РОО «Креатив» А.П. Крыловым и председателем РОО «Культура и здоровье» С.Т. Агарковым.

5. Проект создания Комиссии по экспертной оценке продукции и услуг эротического характера / Направлен в Московскую городскую Думу председателем РОО «Креатив» А.П. Крыловым и председателем РОО «Культура и здоровье» С.Т. Агарковым.

Экспертами также были проанализированы публикации статьей, интервью и прочих материалов как С.Т. Агаркова, так и содержащие отзывы о его деятельности.
Основная часть.

I. Анализ содержания пропагандистской деятельности
С.Т. Агаркова.

По данным публикаций550, Агарков Сергей Тихонович, родился 25 января 1951 г. в городе Ялте Крымской области (Украина). В 1974 г. закончил лечебный факультет Крымского медицинского института. В 1975–1979 гг. – врач психотерапевт-сексолог Феодосийского психоневрологического диспансера, в 1979–1983 гг. – научный сотрудник Харьковского НИИ неврологии и психиатрии и одновременно главный сексолог Харьковского городского отдела здравоохранения. В 1984–1988 гг. – заведующий отделением неврозов Центральной Московской областной клинической психиатрической больницы, одновременно главный психотерапевт Московской области. В 1988–1991 гг. – старший научный сотрудник Московского НИИ психиатрии (отделение сексуальной патологии), кандидат медицинских наук (1983).

С 1991 г. С.Т. Агарков становится генеральным секретарем (именно так, как в КПСС) некоей «сексологической ассоциации “Культура и здоровье”».

Как указывает журналистка Г. Васина, по состоянию на 1997 г. в агарковскую ассоциацию входят 240 членов – клиники, «приличные» (по выражению С.Т. Агаркова) средства массовой информации, пятьдесят секс-шопов551. В интернете сообщалось, что С.Т. Агарков имеет литературный псевдоним – «профессор Тумановский»552.

Сообщается также, что С.Т. Агарков состоял членом комиссии по разработке проекта федерального закона «О порядке распространения продукции сексуального характера», был экспертом скандальной телевизионной передачи «Про это», выходившей на российском телевидении (в ряде выпусков передачи он сам активно участвовал). Среди других представлений, должных формировать впечатление о С.Т. Агаркове как авторитетном ученом, упоминается, что он является членом-корреспондентом Международной академии информатизации. Эта «академия» является одной из десятков аналогичных «академий», созданных после 1991 г., когда каждый желающий получил возможность создавать любые академии, но характерна она тем, что основным направлением ее деятельности является пропаганда всего «нетрадиционного» – нетрадиционных «наук», нетрадиционных «знаний», оккультизма и т.п.

Таким образом, сразу после начала «перестройки» и развала СССР центр общественной деятельности С.Т. Агаркова перемещается из области профессиональной медицины и психиатрии в область общественных дискуссий по вопросам половых отношений, их правового регулирования, сексуальной культуры в обществе. В этих дискуссиях С.Т. Агарков и его организация занимают определенную, четко обозначенную позицию. Данная позиция заключается в пропаганде всеми возможными способами полезности и необходимости максимального «раскрепощения» в сексуальных отношениях и вопросах их регулирования в обществе.

В числе основных идей, пропагандируемых С.Т. Агарковым и его организацией: распространение взглядов на сексуальные извращения и нарушения в нормальном функционировании половой сферы как «вид нормы», необходимость отказа от традиционной семьи, фактической легализации проституции, педерастии и т.п. Другое основное направление деятельности С.Т. Агаркова – критика социальных и правовых условий, моральных норм, тех социальных институтов, учреждений, которые регулируют проявления сексуальной активности человека, прежде всего ее публичные проявления, в целях обеспечения законных прав и интересов сограждан, сохранения нравственного и физического здоровья общества.

Одновременно, С.Т. Агарков занялся бизнесом по продаже соответствующей атрибутики и продукции. Еще в 1992 г. издание «Коммерсантъ» сообщало, что «коммерческий директор сексологической ассоциации “Культура и здоровье” Татьяна Агаркова, “Интим” предлагает товары производства стран СНГ, в частности… вибратор с насадками (до 1000 руб. в зависимости от количества насадок)… Те, кого не удовлетворит отечественная продукция, могут приобрести импортные товары по предварительному заказу. Посмотреть образцы можно в выставочном зале (вход – 10 руб.). Например, вибраторы (производства США, Польши или Гонконга) стоят от 2,5 до 10 тыс. руб., искусственный член – от 3 до 5 тыс. руб., искусственное влагалище – 10 тыс. руб., нижняя часть женщины (естественно, тоже искусственная) – 10–12 тыс. руб. Заказы выполняются в течение двух недель. Магазин-салон “Интим” принадлежит товариществу с ограниченной ответственностью “Интим”, зарегистрированному в декабре 1991 г. Уставный фонд не разглашается. Адрес магазина “Интим”: Москва, ул. Маломосковская, д. 4»553.

«Экспертная» и пропагандистская деятельность у Агарковых тесно связаны между собой, а в совокупности экспертно-пропагандистская деятельность является определенным прикрытием для их бизнеса. Об этом достаточно красноречиво пишут Валерия Мозганова и Ада Шмерлинг: «Кстати сказать, Сергей Агарков, который по роду деятельности нередко вынужден ввозить и вывозить из страны разную «клубничную» продукцию, пару раз имел удовольствие объясняться с таможенниками. И по его словам, как только он заговаривал о документах и о последующем судебном разбирательстве, таможенники сдавались. Видимо, именно потому, что ясно понимают: в суде им придется сложно. Ведь там будет фигурировать мнение эксперта или независимого экспертного совета, которое может соответствовать мнению таможенников, а может и не соответствовать»554.

Объектами воздействия деятельности С.Т. Агаркова являются: общественное мнение и общественное сознание, общественная нравственность, среди социальных институтов это, прежде всего, социальный институт семьи, а также традиционные религиозные конфессии народов России. Сюда же следует отнести и профессиональное здравоохранение в стране, его научное обеспечение, в рамках которого дается научно обоснованная оценка последствий массового развращения населения для здоровья и демографического будущего нашего народа.

Распространяемые С.Т. Агарковым идеи, взгляды и представления противоречат нравственным устоям жизни подавляющего большинства людей в нашем обществе, тому, что в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, подписанной Президентом В.В. Путиным 9 сентября 2000 г., – названо традиционными духовными ценностями, вне которых не могут рассматриваться в целом проблемы здоровья человека и проблемы культуры. В «теоретическом плане» целью критических выступлений С.Т. Агаркова и подобных ему деятелей и структур является размывание и разрушение («растление») традиционных, адекватных понятий о семье, семейных отношениях, сексуальной жизни, нормах половой жизни. Эти понятия и соответствующие нормы, в том числе законодательно закрепленные, неразрывно связаны с понятием человеческой культуры и определяются представлениями о человеке как существе духовном, историческом, руководствующимся традиционными культурными ценностями. Такие установки способствуют демографическому воспроизводству населения, сохранению полового потенциала и здоровья, особенно детей и молодежи, а значит – росту и укреплению любых народов, обществ и государств.

Главным «методом» агарковских «упражнений» выступает манипулирование терминами и понятиями, подмена понятий с целью изменить в общественном сознании их истинное понимание и способствовать внедрению в общественное сознание ложных стереотипов. Фактически – ввести людей в заблуждение. Если бы это удалось сделать в массовом общественном сознании, то можно было бы распространять эту ложную терминологию и понятийный ряд даже в научном сообществе – среди медиков, психиатров, психологов. Следующим этапом явился бы «выход» на область правового регулирования сексуальных и семейных отношений с целью законодательного закрепления этих извращенных представлений и понятий в правовых нормах и положениях. Если бы это стало возможным, в обществе были бы запущены механизмы саморазрушения. Привилегии в общественной жизни могли бы получить порок, разврат и извращения. Такова логика агарковских измышлений.

И напротив, всё, что может этому препятствовать, юридически уже сейчас ограничивается, подавляется, подвергается жестким информационным нападкам и системной обструкции, клеймится как «устаревшее», «мракобесное», «клерикальное» и «недемократичное», вплоть до политических спекуляций на лживых сравнениях неприятия разврата и извращений с нацизмом и пр. тоталитарными идеологиями.

Аналогом здесь может служить то законодательство в области экономики, которое было принято в начале 90-х годов и которое обеспечило «легальное» разворовывание общенародного достояния. В результате, полностью «по закону», мы имеем сегодня то, что имеем – нищее население, массовый вывод финансовых средств за рубеж, развал или стагнацию всех областей экономики, кроме сырьевого сектора, обеспечивающего экономическое развитие тех государств, которые прислали команду «профессиональных экономистов» в первое послеперестроечное правительство России.

Публикации, выступления С.Т. Агаркова выдержаны в менторском, снисходительном, местами даже – ироническом, тоне. Обсуждение серьезных проблем ведется «гротескно» и внутреннее противоречиво, что запутывает воспринимающего. На первый план выводятся вторичные вопросы, а в ходе их обсуждения исподволь формируется деструктивное отношение к базовым социокультурным ценностям. Тем самым обеспечивается уклонение от серьезного, профессионального анализа проблемы в область демагогических непрофессиональных рассуждений и терминологических подмен, в ходе которых и осуществляется «вброс» разрушительных внушений, формирующих соответствующий стереотип – как результат некритического восприятия информации.

Например, С.Т. Агарков рассуждает об оргазме. Это, пожалуй, важный медицинский вопрос, но вот как в ходе обсуждения этого вопроса он говорит о семье и, косвенно, о регулировании сексуальных отношений в обществе:



«Оргазм – главная цель секса. Стремясь достичь оргазм во что бы то ни стало, мы жертвуем разнообразием ощущений и пренебрегаем множеством иных возможностей, которые дарит нам любовь»555.

Два предложения, в которых сначала дается установка – оргазм – главная часть секса, а затем говорится про нечто другое (не главное), но в восприятие вносится в качестве психологической акцентуации первая категоричная установка.

Далее дается установка в отношении семьи и регулирования сексуальных отношений. При этом вначале С.Т. Агарков как бы отказывается от своего первоначального утверждения (запутывание противоречиями):

«Оргазм не заменит секса, он – всего лишь его завершение, но никак не главная цель. А если о целях – то их можно насчитать порядка десятка: и релаксация, и развлечение, и принятие партнера как уникального, и деторождение, между прочим (здесь и далее в цитатах выделения полужирным курсивом – авт. заключения).

Сексологи прагматично относятся к этому вопросу: если оргазм возможен, то почему бы его не добыть?… Не все ли равно, как вы достигаете оргазма?»556

Рождение детей оказывается последним в ряду целей сексуальных отношений – после релаксации и развлечения, упоминается «между прочим». И все это не что иное, как установка на подрыв социального института семьи.

Далее некие прагматичные «сексологи» (для «черной» пропаганды характерно говорить анонимно и «за всех») дают следующую установку: если оргазм возможен, то почему бы его не добыть? На самом деле, это установка С.Т. Агаркова на безответственность в сексуальных отношениях. В принципе, это ничем не отличается от вбивания в голову телезрителей рекламных слоганов типа «Наслаждайся!», «Ты имеешь на это право!» и т.д. С той разницей, что здесь формируется не покупательский спрос на «сникерсы» или дорогую парфюмерию, а спрос на достижение оргазма любым способом, не обращая никакого внимания на деторождение, которое – между прочим…

Все эти агарковские рассуждения находятся в полном противоречии с элементарными культурными представлениями, с традициями принятых цивилизованных отношений между мужчиной и женщиной, антагонистичны понятию традиционной культуры и тем самым, несомненно, направлены на девальвацию духовных и нравственных ценностей, принятых в российском обществе, что согласно Доктрине информационной безопасности Российской Федерации относится к угрозам информационной безопасности Российской Федерации.

Другой пример ссылок С.Т. Агаркова в обоснование своей идеологии на оценки неопределенных специалистов: «По оценкам мировой статистики, анальный секс сегодня практикуется у 20–30% супружеских пар»557. Кто, когда и где проводил такую статистику? Это были статистические исследования среди обычного населения или среди социумов извращенцев?

Еще пример «объективных» оценок С.Т. Агаркова: «Четверть или даже треть мужчин склонны к проявлению сексуальной агрессии. Абсолютная норма – это когда садистские наклонности, присущие едва ли не каждому, находят выход в игре»558.

Здесь С.Т. Агарков, не только приводит заведомо абсурдные утверждения, но еще и противоречит сам себе: «четверть или даже треть» мужчин склонны к сексуальной агрессии, но при этом «едва ли не каждый» (в переводе на русский язык – почти 100% населения) обладает садистскими наклонностями. Применительно к мужчинам, все-таки, треть-четверть или почти 100% склонны к агрессии (садизм – это тоже форма склонности к агрессии)?

Очевидное нагнетание истерии, ложные и дешевые запугивания и представление пороков в гипертрофированной форме, намеренное раздувание масштабов поврежденности населения пороком для навязывания представлений о его (пороке) нормальности – всё это характерные приемы «доказательств» не только С.Т. Агаркова, но и любого иного подвизающегося на ниве разрушения нравственности.

Область сексуальных отношений искусственно максимально дистанцируется, отграничивается от половой жизни субъекта, главной естественной и природной целью которой является деторождение, а все остальное, как раз, – «между прочим». И релаксация, и развлечение. Все здесь ставится с ног на голову, формируется ложная, разрушительная установка, которая далее детализируется в части навязываемых С.Т. Агарковым задач, жизненных целей для женщины:

«Для женщины главный путь к вершинам оргазма – это тренировка. Сидеть и ждать, когда эта благодать свалится к тебе на голову, совершенно бессмысленно. Более того, все нехитрые приспособления секс-индустрии как раз способствуют поиску своих «нужных кнопок»559.

Вот о чем должна думать женщина, прежде всего. Какие уж тут человеческие чувства? Какое уж тут деторождение? Да и «уникальный партнер», о котором С.Т. Агарков рассуждал чуть выше, тоже куда-то задевался, потерялся. С «нехитрым приспособлением» поставленная цель, именуемая уже не меньше как «благодатью», может быть достигнута быстрее и надежнее, чем с этим «уникальным партнером», с которым надо еще «напрягаться» по поводу его принятия или непринятия.

Онанизм и мастурбация, согласно рассуждениям С.Т. Агаркова, оказываются наиболее адекватной и очень полезной формой сексуальной жизни:

«По незнанию или из экономии иные женщины пробуют сексуально самоудовлетворяться при помощи огурцов, моркови, бутылочек, свечей и даже зубных щеток…. Удовольствия от такого доморощенного тренинга мало. Более того, некоторые предметы могут даже нанести вред. Овощи или свечи могут быть неровными, они нестерильны и уж никак не имитируют мужской половой орган. Использовать их – значит не уважать себя. На самом деле женская мастурбация с помощью тренажеров приносит не только удовольствие, но и пользу. Например, фаллоимитатор, в обиходе называемый “искусственным членом”, помогает достичь того, что бывает невозможно при половом контакте из-за индивидуальных особенностей обоих партнеров либо из-за обычной стеснительности. Фаллоимитатор может помочь от нее избавиться, научив и мужчину, и женщину достигать наивысшего пика наслаждения. Вибратор (фаллоимитатор с моторчиком) обеспечивает такую стимуляцию, которую не всякий мужчина может предоставить даже на пике страсти. Немало пикантных и фантастических ощущений могут доставить женщине влагалищные шарики. Она запускает их себе во влагалище и, работая собственными мышцами, “перекатывает” внутри. Шарики – изобретение Востока. Оно пришло из тантра-йоги, в которой использовались различные предметы, вводимые женщиной в половые пути»560;

«Не стоит так уж категорически отказываться от вибратора. Просто помните, что это – игрушка для двоих. Хорошо бы предварительно вместе обсудить, какие приспособления могли бы разнообразить (а не улучшить, не активизировать, не исправить!) ваши отношения. Попробуйте такую новомодную фенечку, как вибратор с дистанционным управлением. Забавна сама игра: вы как бы провоцируете мужа не на секс (для него это болезненная тема), а на мелкое хулиганство (каждый солидный мужчина в душе остается мальчишкой). Ему надо только включить вибратор – в театре, в троллейбусе, в ресторане, – взять вас за руку и наблюдать, как выглядит любимая женщина в момент оргазма в публичном месте»561.

Из публикаций С.Т. Агаркова можно сделать предположительный вывод, что идеальная для него картина – все россияне, после работы по обеспечению развитых стран сырьем сидят и онанируют по своим квартирам. Обеспечивая еще при этом благополучие секс-индустрии (например, голландской), немного потратившись не на «деторождение», а на ее нехитрые приспособления (на хитрые придется тратиться побольше). Одновременно достигается и политическое решение вашингтонского «обкома», озвученное М. Тэтчер, о достаточности в России нескольких десятков миллионов рабочих рук. Таким агарковским способом страна становится достойной частью «мирового сообщества».

Отдельной «темой» в выступлениях и деятельности С.Т. Агаркова выделяется задача реабилитации в массовом общественном сознании таких понятий как проституция, педерастия, сексуальные извращения. Формирование ко всему этому если не прямо позитивного отношения, то максимально терпимого. Снижение здорового социального иммунитета к личным и социальным порокам должно обеспечить их дальнейшее распространение. Для этого используется, в частности, прием, известный еще со времен З. Фрейда, который свои собственные дегенеративные комплексы умудрился облечь псевдонаучным флером, да еще и хорошо заработать на них. Придание сверхценного значения сексу, сексуальным отношениям в жизни человека – здесь основное. Для бездельничающих «детей ссудной кассы», которые, в основном, и лечились у Фрейда, это было весьма актуально и понятно. Чем же еще заняться, если сыт, слегка пьян, выспался, на работу идти не надо, а до вечернего карнавала еще далеко – только онанизмом. А если так жить постоянно, то наверняка в голову полезут всякие глупые мысли – надо бежать исповедоваться Зигмунду.

С.Т. Агарков категорически заявляет: «На самом деле секс был всегда, и интерес к нему – тоже…»562 Как будто кто-то не знал, как «на самом деле». Далее: «Это двигатель человека, более творческий, чем работа или иная сфера деятельности. Можно быть талантом в сексе и полнейшей бездарностью в работе. Почему мужчины маленького роста, не выбираемые женщинами, достигают карьерных высот? Ими движут секс и комплекс Наполеона. … Эротика – квинтэссенция искусства и культуры, уберите ее оттуда, останется жалкий скелет»563.

Это и подобные высказывания могут служить убедительным доказательством поврежденности внутреннего мира их автора в культурном и духовном отношениях.

По сути дела, здесь С.Т. Агарков отождествляет культуру и эротику (ниже мы покажем, что между эротикой и порнографией для С.Т. Агаркова разницы особой нет, поскольку для него само понятие порнографии «трудноопределимо»). Вне эротики (особым образом понимаемой) для С.Т. Агаркова культуры не существует, это всего лишь «жалкий скелет», эдакий уродец. Такого рода пропаганда, совершенно очевидно, является антисоциальной и ложно ориентированной и направлена на разрушение культуры в России, а самого С.Т. Агаркова высвечивает как протестующего против культуры маргинала. В этом смысле возмутительно и вызывающе не соответствует содержанию деятельности название возглавляемой С.Т. Агарковым ассоциации – «Культура и здоровье».

В приведенной цитате заодно, между прочим, здесь отождествляются понятия «работа» и «карьера». Формируется отношение к работе, карьерному росту как чему-то такому, в чем ты заведомо проиграешь другому, если он «талант в сексе» или обладает «комплексом Наполеона».

Зачем тогда напрягаться, учиться, получать профессию? Лучше уметь хорошо совокупляться, тогда можно будет пролезть в постель к начальнице или развить в себе комплекс гордыни и властолюбия. Самое лучшее – все вместе. Вот такое «воспитание» получает читатель, возможно и молодой, от врача и даже доктора медицинских наук564.

Еще одной весьма важной для С.Т. Агаркова темой является тема проституции:



«- Сергей Тихонович! У вас в декларации говорится о равных правах и свободах мужчин и женщин, а также о “равных возможностях для их реализации как ради деторождения, так и для удовольствия и ощущения полноты счастья”. По-моему, и без деклараций к тому идет...

- Однако Украина, одна из немногих бывших советских республик, сохранила в своем законодательстве уголовное преследование за проституцию.

- А что, Россия не сохранила?

- А в России занятие проституцией – нарушение административное. То есть у вас это – как украсть, а у нас – как правила дорожного движения нарушить. И если украинские проститутки перебираются в Европу или Россию, то не потому, что у вас с нравственностью все замечательно. Просто при уголовной ответственности эксплуатация проститутки усиливается. Она – преступница, она – вне закона, с ней можно делать что угодно. И делают – и криминальные элементы, и органы государственной власти»565.

Вот, оказывается, в чем проблема, о чем должно заботиться общество и государство. Не ликвидировать проституцию, в том числе условия, ей способствующие или ее порождающие, а создать максимально благоприятные условия для проституток (читай – их сутенеров, «мамочек», уголовников, контролирующих этот бизнес и т.д.).

На Украине об этом должны задуматься и последовать за Российской Федерацией, где агарковы уже создали такие условия, что проституция – это незначительное правонарушение.

«И с порнографией то же самое – закон в Украине очень строгий, но, по сути дела, никогда в должной мере не выполнялся. Хотя порнография – понятие трудноопределимое и весьма относительное (здесь и далее в цитатах выделено – авт. заключения) … порнография 1994-го и 2004-го годов не одна и та же – за это время люди привыкли к эротике на экране и в СМИ. А если грань между эротикой и порнографией определить трудно, каждый, кто занимается порнографией, может сказать, что это эротика и освободиться от ответственности…



для нормальной демократии порнография не представляет социальной опасности. Она опасна только для деспотических режимов, которые постоянно борются с “нечистью и развратом” за какие-то выдуманные нечеловеческие идеалы»566.

Корреспондент пытается слабо протестовать:

«- Может, для демократии эта “эротика” и не опасна, но уже нет сил видеть ее в таком количестве в прессе и на телевидении...».

Врач С.Т. Агарков его успокаивает:



«- Ну, допустим, вы ее уберете – и что? Ни семья не укрепится, ни дети нравственнее не станут. Это все уже проходили в других странах … А взрослым в демократическом обществе можно все»567.

Эти заявления С.Т. Агаркова о том, что ограничение пропаганды разврата никак не укрепит семьи, являются, очевидно, совершенно безосновательными, заведомо ложными. Устойчивость и воспроизводство социального института семьи жестко связано с состоянием нравственности в обществе.

Корреспондент делает еще одну попытку остаться «на плаву», ухватится за разумный довод:

«- Даже несмотря на то, что порнография, как считается, провоцирует сексуальные преступления?»

С.Т. Агарков категорически «отрезает»:



«- Ну, это не доказано. Наоборот, во всех странах, где происходит либерализация проституции и порнографии, уровень сексуального криминалитета снижается. И в России он начал резко снижаться, как только в законе о СМИ было введено понятие эротики и в прессе появились эротические материалы»568.

Эта наглая ложь уже не опровергается собеседником С.Т. Агаркова, ибо он уже сыграл свою роль добросовестно сомневающегося обывателя, которому профессиональный, знающий человек объяснил, что к чему.

Эту ложь должны усвоить и читатели. Так и осуществляется черная пропаганда разврата и самоистребления наших народов с участием не имеющих ни стыда, ни совести «сексологов».

Ведь С.Т. Агарков не может не знать реального положения дел. Знает он, что в результате движения к такой «нормальной демократии» у нас сейчас несколько миллионов беспризорных детей (родители которых поверили, что им «можно все»), сотни тысяч уличных и привокзальных проституток. Сотни тысяч русских женщин, тоже поверив, что им можно все, стоят на панели в других странах. Миллионы россиян стали наркоманами и гибнут десятками тысяч в год, сотни тысяч болеют СПИДом. Несколько миллионов браков – бездетные, в то время как ежедневно производятся тысячи абортов. Колоссальное количество преступлений на сексуальной почве. И при всем этом – снижается уровень «сексуального криминалитета»?

С.Т. Агарков сам женат, имеет детей и внуков, но «отрабатывает», образно выражаясь, «иудины сребреники». Интересно, если бы ему пришлось выбирать между тем, чтобы согласиться на жизнь своих детей и внуков в роли проституток и проститутов на Площади трех вокзалов в Москве или помочь им уйти от такой участи, он рассуждал бы точно так же? Спокойно согласился бы он на такую «нормальную демократию» для своих детей и близких, стал бы убеждать их не следовать каким-то «выдуманным нечеловеческим идеалам»? Если да, то можно предположить, что это – нравственно поврежденный и неадекватный человек. А если нет, то вся его деятельность и болтовня – верх цинизма и паскудства в отношении своих соотечественников, сограждан.

Кстати сказать, весьма характерно, что С.Т. Агарков с явным ироническим пренебрежением говорит о «выдуманных человеческих идеалах». Ведь без идеала как мыслимого, ощущаемого, воображаемого и создаваемого творческим актом совершенства, соотнесенного с Высшим, надобыденным смыслом бытия, невозможно никакое духовное и культурное развитие человечества.

Далее в этом интервью С.Т. Агарков глубокомысленно сетует, что Россия и Украина все еще весьма далеки от соблюдения «сексуальных прав граждан». Читай – прав на безответственные сексуальные связи и онанизм в любых видах и формах. А значит, мы не соблюдаем агарковские «декларации»:

«- В общем, получается, что в наших странах сексуальные права граждан ущемлены, да? И насколько далеки мы с вами от выполнения требований вашей декларации?

- Поверьте, далеки – и мы в России, и вы в Украине. А декларация не наша – она была утверждена в 1997 году на Всемирном сексологическом конгрессе, а мы ее просто немножко подогнали к нашим российским условиям. ЮНЕСКО тогда рекомендовало всем странам ввести ее элементы в национальное законодательство…»

Тот факт (признаваемый и Агарковым), что он с себе подобными «немножечко подогнал» декларацию, превращает ее в его, «агарковскую», и делает ее текст не имеющим юридически никакого значения для России.

«…Некоторые западные страны так и сделали – там теперь, например, регистрируются гомосексуальные браки, гомосексуальных священников перестали изгонять из церкви. Все понемногу меняется»569.

Вот он – момент истины! В этой своей фразе С.Т. Агарков явно проговаривается о своих идеалах и своих истинных целях, тесно связанных с теми социально-культурными «нормами» и «стандартами», которые, как убежден С.Т. Агарков, должны «прописаться» в России в качестве незыблемых постулатов: свободная регистрация гомосексуальных браков, официальное разрешение служить священникам-извращенцам, полная свобода воинствующей квазикультуры извращенцев.

А в европейских странах, действительно, все меняется. Коренное население европейских стран, в том числе России и Украины, «понемногу» сокращается, вымирает. И мы должны идти по этому пути, так полагает С.Т. Агарков. Правда, в конце интервью он говорит нечто иное, не укладывающееся в его же собственную концепцию:

«Например, в Лос-Анджелесе за контакт с проституткой можно посадить клиента на шесть месяцев или заставить уплатить штраф до $10 000, внести который должна будет жена. А в брачном контракте написано, что в случае измены имущество при разводе будет делиться не пополам, а совсем по-другому...»570. А в другом интервью еще интереснее: «В половине американских штатов гомосексуализм преследуется уголовно. А у нас это отменено. В 10 американских штатах существует тюремное наказание за супружескую измену. А у нас даже административного наказания никогда не было»571.

Вот так, оказывается, между прочим, что в самих США – «цитадели демократии» – за контакт с проституткой можно сесть на полгода в тюрьму. А как же причитания по поводу жестоких деспотических режимов, которые постоянно борются с «нечистью и развратом» за какие-то там «выдуманные нечеловеческие идеалы»? Это что же, в США живут по «нечеловеческим идеалам»? Или в Лос-Анджелесе защищать семью и нормальное понимание половых отношений правовыми средствами можно, а в России и на Украине – это тоталитаризм и угроза демократии?

А ведь указываемые самим С.Т. Агарковым примеры отнюдь не единственные в мире. К примеру, часть 1 статьи 241 Уголовного кодекса Республики Корея устанавливает уголовную ответственность за прелюбодеяние: «Лицо, состоящее в браке и совершающее прелюбодеяние, подлежит наказанию в виде каторжных работ на срок не более двух лет. Такое же наказание применяется к другому участнику прелюбодеяния.»572 Заметим, что речь идет не о коммунистической КНДР, а о Южной Корее.

Начиная с середины 90-х годов на Западе принимаются меры по ограничению оборота порнографии и наблюдается снижение спроса на нее. В американском штате Калифорния в 2000–2002 году закрылось 19 процентов секс-шопов573.

С.Т. Агарков постоянно говорит о своем участии во всяких научных и общественных ассоциациях, объединениях, что должно, по видимому, придавать ему авторитет в глазах слушателей. В связи с чем представляют интерес его рассуждения о том, что это за ассоциации, кем они создаются и для чего. С.Т. Агаркова спрашивают:

«- Что такое Российская сексологическая Ассоциация?

- Сексологическая Ассоциация скорее СНГовская, она образовалась в 91 году, еще до развала Союза... Последовательная ликвидация цензуры и коммунистической идеологии привела к тому, что еще до распада страны возник бум – появились выпуски сексуальной литературы, в искусстве пошли необычные коммерческие проекты. Люди, которые профессионально работали в области сексологии – юристы, писатели, журналисты, врачи, психологи, педагоги, социологи и производители, которым нужно было понять в каком направлении двигаться, решили создать такую Ассоциацию. И она была создана. Сейчас ей десять лет»574.

Как всегда в выступлениях С.Т. Агаркова, все надо ставить обратно с головы на ноги, чтобы выявить истинный смысл сказанного. И тогда выясняется, что создали эти структуры никакие не врачи и психологи, социологи и писатели, тем более – не педагоги, а создали все эти структуры – производители. Конкретно – производители всей той «околосексуальной» дряни, которой завалены прилавки ларьков и магазинов. Вот эти-то «производители» и являются главным видимым заказчиком деятельности С.Т. Агаркова и ему подобных, обеспечивающих медицинское, научное, информационное, политическое и всякое другое «прикрытие» такому разрушительному для общества бизнесу.

С.Т. Агарков рассказывает, как он участвовал в разработке закона об обращении эротической продукции. Из этого рассказа следует, что его не интересует никакая «демократия». А главное для него – «либерализация половой морали», т.е. разрушение нравственного социального иммунитета нации, обеспечивающего защиту от распада и вымирания. Демократизация в понимании агарковых – синоним педерастии и порнографии. Для убеждения в необходимости и «нормальности» вымирания и распада нации С.Т. Агарков прибегает к дешевым политическим запугиваниям, страшилкам, цинично и лживо сравнивая людей, стремящихся остановить эти разрушительные процессы, – с фашистами (!).

«…порнография не представляет социальной опасности для нормальной демократии. Она представляет опасность только для деспотического режима. Поэтому порнографию запрещают талибы, китайцы в период военного коммунизма, фашисты. Многие считают, что фашизм начался с сожжения книг в Германии, хотя на самом деле первым шагом фашизма был разгром института сексологии, который к тому времени имел мировую известность. Борьба с нечистью, борьба с развратом, борьба за какие-то выдуманные нечеловеческие идеалы»575.

Но и таких возмутительных и заведомо ложных сравнений С.Т. Агаркову показалось мало. Тех, кто критикует массовое засилье порнографии, С.Т. Агарков клеймит как врагов пенсионеров и трудящихся, поскольку таковые критики «отвлекают внимание» от невыплат пенсий и зарплат: «А трескотня вокруг порнографии – это еще и способ отвести внимание от некоторых болевых точек например, выплаты задолженностей по пенсиям и зарплатам»576.

Учитывая такой полет мысли, странно было не увидеть агарковских обвинений в адрес оппонентов порнографов в строительстве концлагерей и разжигании мировых войн. Хотя вероятность появления таких обвинений со стороны С.Т. Агаркова в недалеком будущем, видимо, вполне реальна.

С.Т. Агарков, как видно, всячески стремится навязать обществу точку зрения о якобы безвредности порнографии, любые отличающиеся этой точки зрения он клеймит как «бред»:

«Кричат, будто порнография – это стремление развалить устои нашего общества. Да с чего это взяли?! Это же бред! Во всех странах частичная легализация порнографии уменьшала сексуальную преступность. Более того, за все годы экспертной практики ни разу не удалось доказать, что на нормального человека тот или иной вид порнографии оказал какое-то патологическое влияние»577.

«Не будет ничего страшного, если человек индивидуально посмотрит порнографию – именно порнографию, пусть даже самую непристойную, чтобы удовлетворить любопытство, примерить увиденное на себя, дать выход своим эмоциям, выпустить пар, но – легально, потому что, если не будет это сделано легально, значит, будет выпускаться пар другими способами, и всегда этот способ будет худшим»578.

«- Вы принимали участие в разработке закона об обращении эротической продукции.



- Инициировала разработку этого закона еще самая первая, «демократическая» Дума. Уже начались процессы определенной демократизации, скажем, была отменена статья, преследующая гомосексуализм. Началась либерализация половой морали. Стали говорить о том, что во всем мире обращается эротическая продукция. У нас же тогда даже не было даже такого понятия – эротическое, было либо идейно-нравственное – высокое, или порнографическое. То есть все что, не идейное, не нравственное, не высокоморальное, не патриотическое, не художественное – все остальное порнография. Тогда же возник вопрос, что порнография не представляет социальной опасности для нормальной демократии. Она представляет опасность только для деспотического режима

И только в 96 году закон изменился. И сразу же возникла мучительная дискуссия: а что такое порнография, что такое эротика, где грань дозволенного. Первое требование, исходившее от демократической Думы было – разрешить порнографию, легализовать ее. Дискуссии были очень острыми, поэтому специалистами был подготовлен проект. Но специалисты всегда консервативны. Вспомнили, что Советский Союз присоединился к Женевской конвенции 1923 года «О борьбе с непристойностью», и, следовательно, мы должны соблюдать требования этой конвенции. Или мы должны обратиться к международному сообществу и забрать назад свои обещания бороться с непристойностью. Пока эта тема обсуждалась, «демократическая» Дума сменилась на «коммунистическую» и возник вопрос как наоборот всех прищучить. Как эту распустившуюся эротику поставить на место. С первой думой мы работали три года, со второй мы садимся и работаем еще четыре, чтобы модифицировать законодательство, придать ему другое звучание, не сдав демократических позиций. С порнографией надо бороться? – Надо. Порнография – зло? – Зло! Порнография вредна? Это очень гипотетически, ни одного пострадавшего ведь нет. Покажите хотя бы одного. Преступление без жертвы. Общественная нравственность – это очень абстрактно»579.

Между тем, для грамотного человека здесь нет никакой абстракции. Коренные признаки человека, свойственные только ему, определяющие признаки, то есть обозначающие предел, за которым начинаются собственно человеческие свойства, – это духовность, словомыслие, историческое бытие, вера и культура. Именно эти конкретные безусловно и абсолютно принадлежащие только человеку свойства и признаки определяют феномен человека, отличают его от животного мира.

Совершенно циничны заявления С.Т. Агаркова о безвредности порнографии, так как якобы у нее нет жертв. При совершении шпионажа так же нет персонифицированных пострадавших людей, объектом посягательства здесь является государство и общество, но от этого шпионаж не становится безвредным и абстрактным. Но главное здесь даже то, что и при порнографии есть пострадавшие (пусть не с чисто юридической, а с нравственной и психологической точек зрения) – это те несовершеннолетние, кто был развращен порнографией, кому вбили в голову ложное представление, что им все можно.

Стоит заметить, что преступность вообще является очень эффективным регулятором населения, совершающиеся преступления зачастую уносят ежегодно больше людей, чем войны. Поэтому одним из способов геноцида является навязывание либертаристских стандартов в противодействии преступности. Одним из таких разрушительных навязанных нам «стандартов» является: человеку можно все. Но если все можно в одной области, то отчего же, будут думать эти несовершеннолетние (да и взрослые), им нельзя ВСЕ и во всех прочих областях жизни? Отсюда – всплеск преступности, в том числе на сексуальной почве, отсюда – разрушение общественной нравственности, являющегося иммунной системой общества, и, как следствие, гибель самого общества.

ФБР США в ежегодных сводных отчетах констатирует, что сексуальная революция шестидесятых годов обернулась к сегодняшнему дню для США пятикратным ростом только зарегистрированных случаев насилия. Причем объемы продаж журналов откровенно сексуального содержания, таких как «Плейбой», тесно связаны со статистикой изнасилований: Аляска – первое место по тому и другому, Невада – на втором месте. Это данные из американского учебника по социальной психологии. А вот цитата оттуда же. Робин Морган: «Порнография – теория, а сексуальное насилие – практика»580.

Разрушение общества всегда начинается с разрушения его нравственных идеалов, и первым шагом здесь становится объявление общественной нравственности – абстракцией. Но общественная нравственность абстрактна только в восприятии таких апологетов разврата, педерастии, однополых браков и онанизма, как С.Т. Агарков. Для большинства людей общественная нравственность, напротив, очень конкретна и выражается в определенном наборе нравственных постулатов и поведенческих моделей, признаваемых нормой.

Одного выступления, подобного приведенным выше, в нормальном демократическом обществе было бы достаточно, чтобы С.Т. Агаркова на порог не пустили не то что в Государственную Думу, а вообще в любой приличный дом. Ведь он тут признается, что является апологетом и радикальным пропагандистом порнографии, никаким не специалистом (специалисты как раз учитывают факты и законы, они «вспомнили» о Женевской конвенции), ловкачем, лжецом («нет пострадавших от порнографии»), готовым врать и изворачиваться, лишь бы «модифицировать» законодательство в угоду продавцам порнографии и сутенерам.

Задачи такого законотворчества С.Т. Агарков понимает так же в русле своей идеологии и выражает весьма недвусмысленно: «…всегда существовали нетрадиционные формы брака. Вводить запреты не имеет смысла. Наша задача – облечь в цивилизованную форму то, что пока еще существует в стихийном, нецивилизованном виде. И разработать адекватную законодательную базу»581. Таким образом, С.Т. Агарков в качестве важнейшей своей задачи обозначает законодательное закрепление возможности заключения гомосексуальных браков.

Демократия тут ни при чем. Если для человека фактически не существует понятия «общественная нравственность», он не в состояние ее понять, то это характеризует самого человека как находящегося вне культуры, вне нравственности,а, значит, по сути, поставившего себя вне общества.

Напомним «борцу с фашизмом» положения одного из базовых документов в области прав человека – Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе» (части 1 и 2 статьи 29).

Отсюда следует, что взрослым людям в демократическом обществе отнюдь даже не все позволено, в том числе и в сфере сексуальных отношений. А также и то, что в таком обществе существуют, признаются, уважаются и защищаются государством справедливые требования морали, которые, возможно, и выражены несколько общими словами в указанной декларации, но конкретны в каждом обществе, стране, государстве. Связаны с его историей, культурой, традициями, укладом жизни большинства населения.

Но С.Т. Агарков, как и всякий пропагандист античеловеческой безнравственности, не в ладах с логикой и фактами. Он исступленно и самозабвенно работает «на идею» – идею разрушения России растлением ее населения, и потому из одного своего выступления в другое повторяет все ту же ложь:

«- Но ведь считается, что порнография является толчком ко всяким сексуальным преступлениям.

- Это не доказано. Во всех странах, где возникает либерализация проституции и порнографии, уровень сексуального криминалитета снижается. И в России он начал резко снижаться как только в законе о СМИ статьей 37 была введено понятие эротики и появились эротические материалы».

Какой нормальный человек будет доказывать, что сейчас число преступлений на сексуальной почве в нашем обществе меньше, чем было в советское время?

И опять же, как только С.Т. Агарков начинает приводить нам примеры из жизни самого демократического общества, он попадает впросак:

«- Как в законе трактуется определение порнографии?

- Никак не трактуется. Одна из американских поправок в их законодательстве говорит, что суть и смысл порнографии должны быть понятны любому человеку, не обладающему специальными познаниями. То есть нужно остановить сто случайных прохожих на улице, показать какой-то образец и спросить порнография ли это. Если большинство ответит, что это порнография, очевидно, это должно считаться порнографией»582.

Замечательно, но если это действительно так, почему бы ни заимствовать хотя бы такой опыт (если уж рассчитывать на свой природный, Богом и предками данный ум нельзя)?

Давайте выйдем на улицу и проведем широкий опрос населения, предъявив типичные образцы рекламы, товаров «производителей». Например, детских жвачек, в которые для «развлечения» подростков помещались картинки с изображением голых женщин, например, защищаемую С.Т. Агарковым «порнопродукцию». И пусть люди большинством голосов решат – нравственно это или нет, порнография это или нет. Можно надеяться, что наш народ еще не совсем сошел с ума от общения с апологетами педерастии и разврата.

Но и эти слова С.Т. Агаркова являются заведомой ложью. Никаких таких опросов С.Т. Агарков проводить не собирается и никогда не согласится, чтобы именно так определялась порнография. А если даже кто-то другой проведет такой опрос, то С.Т. Агарков скажет ему, что это «непрофессионально», что никакой порнографии вообще не существует. Нет ни порнографии (понятие «трудноопределимое», «весьма относительное» – см. выше), ни общественной морали («абстрактно»).

Ложь – постоянный инструмент пропаганды С.Т. Агаркова. К примеру, он пишет: «В европейских же странах запрещена только порнография, связанная с детьми, животными, трупами – то есть всем, что является криминально наказуемым деянием»583. Это – полная ложь. И об этом свидетельствует широкая практика закрепления в уголовном законодательстве европейских стран совершенно иной направленности норм относительно распространения порнографии, нежели пытается навязывать С.Т. Агарков.

Приведем несколько опровергающих утверждения С.Т. Агаркова примеров из зарубежного уголовного законодательства.

Статья 383 Уголовного кодекса Бельгии:

«Тот, кто будет выставлять, продавать или рас­пространять песни, памфлеты, прочие письменные издания, типографские или нет, картинки или изобра­жения, противные общественной нравственности, будет приговорен к тюремному заключению от вось­ми дней до шести месяцев и штрафу от двадцати ше­сти франков до пятисот франков.

Будет осужден к тем же наказаниям тот, кто будет распевать, зачитывать, рассказывать, заставлять слу­шать или изрекать непристойности в общественных местах, упомянутых в § 2 статьи 444.

Подлежит осуждению к тем же наказаниям:

Тот, кто в коммерческих целях или для распрост­ранения изготовит, будет держать у себя, ввезет или заставит ввезти, перевезет или заставит перевезти, передаст транспортному или коммерческому агенту, будет рекламировать с помощью любых реклам­ных средств песни, памфлеты, письменные произве­дения, картинки или изображения, противные обще­ственной нравственности.

Тот, кто выставит, будет продавать или распрост­ранять эмблемы или предметы, противные обще­ственной нравственности, будет их изготовлять или держать у себя, ввезет или заставит ввезти, перевезет или заставит перевезти, передаст транспортному или хозяйственному агенту, будет рекламировать с помо­щью любого рекламного средства»584.

§208 «Угроза нравственности лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста» Уголовного кодекса Австрии:

«Кто совершает действие, создающее угрозу нравственному или духовному развитию лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, либо не благоприятствующее его здоровью, в отношении ма­лолетнего лица или в отношении лица, осуществляющего воспита­ние, образование или осуществляющего надзор за лицом, не достиг­шим шестнадцатилетнего возраста, чтобы тем самым сексуально воз­будиться или удовлетвориться самому или возбудить или удовлет­ворить третье лицо, тот наказывается лишением свободы на срок до одного года, за исключением случаев, когда по обстоятельствам дела исключалась угроза малолетнему лицу или лицу, не достигшему шестнадцатилетнего возраста»585.

Статья 227-24 Уголовного кодекса Франции:

«Изготовление, транспортировка, распространение любым способом с использовани­ем любого носителя информации, сообщения насиль­ственного или порнографического характера, способ­ного причинить существенный вред человеческому достоинству, либо торговля таким сообщением нака­зываются тремя годами тюремного заключения и штрафом в размере 500 000 франков, если это сооб­щение может быть увидено или воспринято несовер­шеннолетним лицом. Если преступные деяния, предусмотренные на­стоящей статьей, совершены с использованием пе­чатных или аудиовизуальных средств массовой ин­формации, специальные положения законов, регулирующих деятельность средств массовой ин­формации, применяются для определения лиц, под­лежащих ответственности»586.

Приведем еще несколько характерных высказываний С.Т. Агаркова587:

«Россия – очень странное сообщество»;

«либерализма в нравах провинции всегда было больше, чем того требовала официальная идеология на виду»;

«Мегаполисы и портовые города – центры соприкосновения с внешним миром – это настоящая клоака»;

«В провинции более чистые отношения, больше поддержки и сочувствия, следования общечеловеческим законам».

Если провести анализ этих высказываний, окажется, что они противоречат одно другому или прямо абсурдны. Абсурдно утверждение, что в нравах провинции всегда было больше «либерализма» в области сексуальных отношений. При этом мегаполисы – «клоака». Но если мегаполисы – «клоака», то тогда провинция – менее «клоака»? С.Т. Агарков и сам опровергает свое первое утверждение, говоря, что в провинции «более чистые отношения» (прекрасно понимает, что такое «чистые отношения») и больше следования «общечеловеческим законам». То есть – тем самым законам общественной нравственности, которые он в другом месте вообще отрицает, считает абстракцией.

В чем С.Т. Агарков всегда последователен, так это в пропаганде разрушения семьи и традиционной морали (хоть в провинции, хоть в мегаполисе):

«- Считается, что институт брака отмирает. Приходим ли мы к состоянию партнерства.

- Мы движемся в этом направлении. Но все же у нас доминирует мужское общество. Общество не может быстро измениться, тем более, что у нас есть конкурирующие идеологии. Православие отнюдь не подразумевает равенства полов, ведь по православию женщина – вторична, она производное от мужчины. Жена да убоится мужа своего и т.д. Какое может быть при этом равенство?»

Здесь С.Т. Агарков, играя терминологией, пытается навязывать откровенно ксенофобские тезисы, направленные на опорочивание Православного Христианства. Причем С.Т. Агарков намеренно вводит читателя в заблуждение. Именно христианство впервые в мировой истории заявило о равноценности перед Богом женщины и мужчины, равенстве их перед законом. Фактическое же равенство полов – это фикция и абсурдное утверждение в силу физиологических и психологических различий полов.

Собственно, вся пропаганда С.Т. Агаркова показывает его нетерпимость к традиционных нравственным устоям, ксенофобскую ненависть и нетерпимость к тем, кто по своим убеждениям не приемлет засилья гомосексуальной пропаганды и прочей пропаганды безнравственности.

Более того, С.Т. Агарков называет хорошее воспитание «комплексом» и разъясняет, как «с ним бороться»588.

В ответ на вопрос читательницы о том, что делать, если ее десятилетний сын с друзьями смотрит порнографические фильмы, С.Т. Агарков поучает: «Фильм фильму рознь. Сами по себе фильмы, в которых появляются обнаженные тела или фигурируют любовные отношения, не могут ребенка сделать хуже. Они для него – повод заговорить на эту тему. Это взрослые ассоциируют фильмы со своим опытом и переживаниями, а ребенку просто интересно, что делают дядя с тетей. Для мальчика 10–12 лет просмотр таких фильмов не только не вреден, но даже полезен»589. Отметим, что поучает С.Т. Агарков, подаваемый в качестве эксперта-врача, и поучает в СМИ «Здоровье» (приложение к газете «Аргументы и факты»). Также здесь следует отметить, что вопрос задан впрямую и ясно – о порнографических фильмах, и С.Т. Агарков дает прямой ответ, что, мол, для десятилетнего ребенка просмотр таких фильмов даже полезен.

Еще одна «забота» С.Т. Агаркова – блокирование выполнения государством своих функций в области правового регулирования сексуальных отношений в интересах общества (запрет порнографии, педофилии и прочего сексуального насилия, запрет многоженства и т.д.)

И здесь доминирующей заботой С.Т. Агаркова является недостаточное, на его взгляд, использование системы образования для пропаганды порнографии:

«… закон-то… должен был легализовать полупорнографию и он ее легализовал

- На ТВ сейчас нет просветительских передач на эту тему, в школе эротику не преподают, надо ли что-то менять?



- Наверное, надо… Государству не требуется решать мои сексуальные проблемы – что делать, а чего не делать в постели. Государство лишь должно защитить меня от внешних и внутренних врагов и помочь слабым. Здоровым не надо мешать. Государство всегда все делает плохо.

Это дело (с «преподаванием эротики» в государственной школе – прим. авт. заключения) быстро свернулось, но два человека перенесли инфаркт. И Академия образования, где средний возраст 70 лет, решила не проводить больше никаких экспериментов, все залить водой. И все это происходит в эпоху, когда у нас выявлено 150 тысяч больных СПИДом. Когда сифилис вырос в 50 раз»590.

То есть, С.Т. Агарков убеждает здесь, что преподавание эротики (что это такое, будет видно ниже из нормативных документов, разработанных С.Т. Агарковым для Московской городской думы) в государственных школах поможет бороться со СПИДом и сифилисом в детской и молодежной среде. Это все равно, что требовать заливать пожар исключительно керосином.

Необходимо подчеркнуть, что С.Т. Агарков здесь навязывает обществу подмену, заявляя, что извращенцы – это здоровые люди, что общество извращенцев – это здоровое общество. Но речь не идет о физическом здоровье или нездоровье таких людей. Речь идет об их нравственном нездоровье, речь идет о нравственной поврежденности и ущербности пропагандируемого С.Т. Агарковым общества.

Следует также обратить внимание на фразу: «Государство всегда все делает плохо». Это – ключевая фраза, типичная для всех врагов российского общества и государства, работающих на разрушение российской государственности и национальности. Государство – высшая форма самоорганизации народа, общества. Надо внушить людям полное безразличие или, лучше, враждебность к государству, тогда можно свободно пользоваться возможностями государства, власти для борьбы с этим самым народом и обществом. В частности, путем организации все новых и новых «революций». Если не социальных, то сексуальных. Революционер С.Т. Агарков не удовлетворен масштабами «сексуальной революции» в России, он требует продолжения, объясняет наши трудности «незавершенностью нашей сексуальной революции» (какая она «наша»?). Одним из ее достижений должна стать легализация порнографии и проституции, а также отождествление понятий здоровья и нормы в сексуальных отношениях с полной свободой удовлетворять свое сексуальное влечение, получать оргазм любым способом:

«…сексуальная революция в Европе 30 лет назад закончилась не только легализацией порнографии и проституции, но и принятием Всемирной организацией здравоохранения современной концепции сексуального здоровья. Сегодня это понятие включает не только отсутствие заболеваний, физической недостаточности, уродств, но и свободу от страхов, предрассудков и невежества, а также – способность позитивно выражать свои чувства, любить других и общаться с ними без проблем»591.

Здесь не следует заблуждаться: «любить без проблем» для С.Т. Агаркова означает именно это: педерастия «без проблем», онанизм «без проблем» и т.п.

«Проблемой» здесь, в частности, выступают нормальные люди, для которых неприемлемы порнография, проституция и онанизм.

В этом же своем заявлении С.Т. Агарков громко возмущается по поводу нормальных людей, не потерявших совесть: «Только у нас сотни депутатов, чиновников и общественников включая священнослужителей и отставных деятелей культуры в оголтелой борьбе за нравственность будущих поколений полностью ликвидировали хрупкую систему сексуального образования, краеугольным камнем которой являлась задача повышения сексуального здоровья этих самых поколений»592.

Отметим, что в этой цитате он называет систему официального и публичного развращения детей в государственной школе за счет самих граждан-налогоплательщиков «системой сексуального образования». Однако в цитате, приведенной выше, говорилось более откровенно, конкретно и прямо – «преподавание эротики».

С.Т. Агарков заявляет: «Не готовя подростков к реальной жизни, мы поступаем преступно. Неизвестно, пригодится ли школьнику всякая абстракция вроде тригонометрии, а вот с сексуальными отношениями предстоит столкнуться каждому»593. И действительно, незачем школьникам всякая «ерунда», типа тригонометрии, физики и химии! Учить нужно сексу. Именно так, считает С.Т. Агарков, мы подготовим детей к жизни, а чтобы к реальной жизни – желательно еще обучить онанизму и прочим извращениям и т.п.

Но С.Т. Агарков не остался просто теоретиком на этом поле, он принял самое деятельное участие в навязывании своей идеологии учащимся школ через разработку соответствующей направленности учебных пособий. Как отмечает М.В. Егорова, скандал со школьными программами по сексуальному образованию начался тогда, когда в школы был разослан сборник «Половозрастное воспитание учащихся. Основы сексологии», рекомендованный управлением развития общего и среднего образования Министерства образования РФ. В него были включены 5 программ и в числе прочих – «Основы сексологии и семейной жизни» (один из авторов – С.Т. Агарков, 5–11 классы, 238 часов). М.В. Егорова приводит несколько цитат из школьной программы, разработанной при участии С.Т. Агаркова. Темы уроков в 5 классе: «Мастурбация (2 ч). Легализация проституции, порнографии, организаций социальных меньшинств (2 ч). В заключение к 1 части курса говорится: «учитывалось, что большинство школьных программ излишне формализовано и не способствует появлению у учащихся интереса к учебной деятельности; усвояемость любого материала резко возрастает при его личностной переработке учащимися. Серьезность материала предполагает эмоциональное, образное изложение материала педагогом курса, лишенная затертой дидактичности и излишнего морализирования».594

Как комментирует Яна Амелина, недостатки проекта оказались настолько очевидными, что все поспешили отказаться от сомнительной славы его авторов и покровителей. Специалисты Российской академии образования особенно осудили работы Л. Анастасовой «Культура общения и здоровье» и С.Т. Агаркова «Основы сексологии и семейной жизни». Педагоги и психологи сочли, что эти программы вообще не должны использоваться в школе. Одиннадцати-двенадцатилеткам предполагалось рассказывать о подробностях анатомии репродуктивных систем мужчины и женщины, физиологии оплодотворения, беременности и родов. Столь же странно уделять в 10-11-х классах аж 26 часов подробному описанию механики полового акта – не потому, что подростки еще неспособны «понять всю правду», а из-за неуместности преподавания в школе столь специальных сведений. Некоторые разделы программы С.Т. Агаркова вообще изучают на старших курсах медицинских вузов, а не в 13–15 лет, как предлагал С.Т, Агарков. (По два часа согласно С.Т. Агаркову дети изучают сексуальные извращения, проблемы гомо- и транссексуализма, сексуального насилия, включая инцест, венерических болезней, проституции и т. д.).595

Отдельной статьей заботы С.Т. Агаркова является всемерное недопущение введений ограничений на распространение пропаганды порнографии и педерастии средствами «искусства»: «А вот эротического искусства, жанровой фотографии обнаженной натуры, научно-популярной, образовательной литературы, публицистики, касающихся взаимоотношений полов, вне всякого сомнения, не должны касаться никакие ограничения и запреты»596. Отсюда потом и плодятся всевозможные сорокины.

В целом, приведенных высказываний, выступлений С.Т. Агаркова достаточно, чтобы выделить основные подмены понятий о семье и сексуальных отношениях, которые он пытается внедрить в общественное сознание и, тем самым, ввести людей в заблуждение, сориентировать общество и государство на принятие саморазрушительных решений в социальной сфере, в правовом регулировании общественной жизни.

Первая подмена заключается в отождествлении понятий «половые отношения» и «сексуальное удовлетворение».

Вторая подмена, соответственно, заключается в отождествлении понятий «семья» и «сожительство в целях получения сексуального удовлетворения». При этом рекомендуется вместо мужчины и женщины в сексуальных отношения говорить о «партнерах».

Первая из указанных подмен касается, в большей степени, личной жизни человека, а вторая – социальной жизни, взаимодействий человека в обществе и жизни общества в целом.

Разведение понятий «половые отношения» и «сексуальное удовлетворение» является принципиальным и обнаруживает ложь, которую внедряют в сознание людей С.Т. Агарков и ему подобные.



Каталог: biblioteka
biblioteka -> Клинические и организационно-методологические аспекты военно-врачебной экспертизы граждан, страдающих психическими
biblioteka -> Монография Л. И. Божович «Личность и ее формирование в детском возрасте»
biblioteka -> Тихомирова И. И. Программа Чтение: приоритетный проект в области культуры или повышение уровня грамотности?
biblioteka -> Значение культурно-исторической концепции л. С. Выготского для современных исследований психологии личности
biblioteka -> Методические рекомендации для педагогов образовательных учреждений по профилактике подросткового суицида
biblioteka -> Семья в психологической консультации
biblioteka -> Теоретические основы воспитания и развития духовности и субъектности личности
biblioteka -> Рбоо центр социально-психологической и информационной поддержки «Семья и психическое здоровье»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   55


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница