Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7, 373


Здесь мы принимаем такую условность, что все вы бесполые. Так как вы бесполые, то кто с кем вступает в контакт, не имеет значения



страница27/55
Дата12.05.2016
Размер4.78 Mb.
ТипСборник
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   55
Здесь мы принимаем такую условность, что все вы бесполые. Так как вы бесполые, то кто с кем вступает в контакт, не имеет значения. Под сексуальным контактом мы будем подразумевать рукопожатие. Каждый участник ДОЛЖЕН вступить в три обязательных контакта, четвертый – по желанию. Но не больше четырех» (1, с. 85).

Обратим внимание на авторское (авторами пособия) выделение слова «должен» большими буквами, что должно усилить степень долженствования применительно к «обязанности» ребенка вступить в половые отношения с несколькими партнерами.

Также отметим, что на «вечеринке» каждый должен вступить в три или четыре половых контакта (с разными партнерами!). И это во время одной лишь вечеринки (по обыкновению для вечеринок, время, ограниченное одним вечером, или день-вечер, или вечер-ночь). Что же это за «вечеринка»? Вряд ли ее можно соотнести с обычной встречей школьников по поводу дня рождения или какого-то иного праздника, с обычной студенческой вечеринкой. Это больше похоже на собрание общества поклонников коллективного секса, или, в традиционной терминологии народов России, – свального греха.

В этом смысле характерен вопрос ведущего после окончания задания: «Был ли кем-нибудь использован четвертый контакт?» (1, с. 86), должный символизировать, видимо, некое отклонение от нормы, особую раскованность по сравнению с заданной автором методики «нормой». Следовательно, навязывается психологическая установка, что осуществление половых актов с тремя разными партнерами во время одной «вечеринки» – это норма.

Акцентируем внимание и на таком вводном элементе в указанном «упражнении», как восприятие себя бесполым. Такого рода задание, тем более, при обсуждении вступления во множественные половые отношения, можно оценить как навязывание учащимся понимания нормальности и приемлемости гомосексуальных отношений.

Суть этого «упражнения», якобы, заключается в том, чтобы показать, что заражение ВИЧ есть дело случая, и заразиться ВИЧ рискует каждый, «практикующий рискованное поведение»: «На этой вечеринке присутствует человек, который ранее вступал в незащищенный сексуальный контакте ВИЧ-положительным партнером. Все участники закрывают глаза. Ведущий распределяет роли. “Сейчас попрошу вас закрыть глаза – всех, по-честному. Я пройду за вашими спинами и положу руку па плечо тому человеку, который вступал ранее в контакт с ВИЧ-положительным. Я очень прошу итого человека НИКАК не демонстрировать это. Пожалуйста, не надо вскрикивать: “За что мне это?!!”, заламывать руки или выходить из круга. Я прошу этого человека точно так же, как и остальных участников, после начала игры вступить в 3 обязательных контакта или в 4 – по его желанию. Но при своих контактах этот человек будет вот таким образом (демонстрируется) почесывать ладошку. Если вы получили такой знак почесывание, пожалуйста, передавайте его при всех своих последующих контактах”…



Вывод: Только благодаря случаю, люди оказываются во внешнем или внутреннем кругах. Никто не застрахован от заражения. Это может случиться с каждым, практикующим рискованное поведение» (1, с. 85–86).

Данное упражнение совершенно определенно направлено на пропаганду безответственных и беспорядочных половых связей среди несовершеннолетних, детей и подростков.

Необходимо акцентировать, что в приведенном фрагменте пособия намеренно осуществлена принципиальная подмена. «Рискованным поведением» названо вступление в беспорядочные и безответственные половые связи без презерватива. Соответственно, по логике авторов пособия, вступление в беспорядочные и безответственные половые связи с использованием презерватива (хотя бы и с 3–4 партнерами за вечер) «рискованным поведением» не является. И такое аморальное и опасное для здоровья несовершеннолетних поведение никоим образом, в том числе в нравственном отношении, негативно авторами пособия не оценивается. Более того, по смыслу методики, это – рациональное, разумное, правильное и т.п. поведение.

Рассмотренное выше «упражнение», как и ряд других в данном пособии, полностью обесценивает и обессмысливает заявления авторов в этом же пособии, что их целью является «мотивировать подростков на сохранение собственного здоровья, на безопасное поведение, отказ от случайных, беспорядочных и незащищенных половых связей» (1, с.78).

Такая внутренняя противоречивость свойственна всем методикам и пособиям по «секспросвету». Но это односторонняя противоречивость, указание на с. 78 (1) – просто ни к чему не обязывающая декларация и не более того (как и вводные и рекламные заявления авторов). Тогда как содержание охарактеризованных методик – это реальные указания для практической работы с детьми.

Повторим, что любая имитация детьми любых действий, фактически, является обучением, приучением, формированием навыков или психологической ориентации на эту деятельность, готовности к ней. В связи с этим в психологии и педагогике чрезвычайно внимательно и осторожно используются «негативные» имитации, когда ребенку предлагается воспроизводить негативное, фактически вредное или опасное для него поведение.

Многие ученые справедливо считают, что такие методики вообще недопустимы, поскольку «просчитать» их возможное негативное воздействие, которое «перекроет» любое возможное позитивное воздействие, в действительности, невозможно. Ведь нет детей «вообще», кто-то более психологически устойчив, имеет навыки рационального критического мышления, а кто-то менее устойчив, более внушаем, подвержен внешнему влиянию.

Значимо здесь и то, что «почесывание», в данном случае символизирующее передачу инфекции половым путем, в соответствии с указаниями автора пособия, целенаправленно и осознанно осуществляется «инфицированным», который знает о том, что он «инфицирован», поскольку он почувствовал, как ему «почесали» ладонь.

То есть авторы методики даже не допускают мысли о том, что ВИЧ-инфицированный человек, узнавший, что он заражен, может (более того – должен под угрозой наступления уголовной ответственности – статья 121 «Заражение венерической болезнью» и статья 122 «Заражение ВИЧ-инфекцией» Уголовного кодекса Российской Федерации) воздержаться от половых контактов. Воздержаться из соображений нравственности, а также вследствие обязанности соблюдать установленный Законом запрет. Об этом учащимся ничего не говорится.

Это можно рассматривать и оценивать не только как полную нравственную несостоятельность и правовую безграмотность авторов пособия, но и как намеренное введение детей в заблуждение, следствием чего может быть совершение ими преступления, уголовно наказуемого деяния со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Инфицирование ВИЧ оценивается авторами пособия как «это судьба» (1, с. 87). Причем, очевидно, речь идет о заражении как следствии беспорядочных половых связей, а не о заражении вследствие переливания человеку зараженной крови и т.п., когда только и можно говорить о «судьбе». Вернее – о несчастье, вызванном халатностью, недостаточной квалификацией или компетентностью медицинских работников.

Еще один красноречивый комментарий авторов рекомендаций:

«Будьте внимательны к тому, что говорят подростки, и подумайте, что это может означать… использовали четвертое, необязательное, пожатие (сознательно рисковали, повышая возможность заражения, будучи свободными в выборе). Люди, прибегнувшие к четвертому рукопожатию, часто говорят, что они могли ограничиться тремя, спрашивают себя: почему они так рисковали?» (1, с. 87).

Вступить в три половых акта с разными партнерами за одну вечеринку (или даже просто за короткий период времени) – это, по смыслу разъяснения авторов пособия, нормально и не рискованно, а вот четвертый контакт – это уже некий риск, которого, будучи свободными в выборе, можно было бы избежать.

Здесь нет никакой логики. Совершенно очевидно, что никакой принципиальной разницы, четыре или три раза за такую «вечеринку», более похожую на оргию в борделе, молодой человек или девушка вступят в сексуальные отношения, или вообще «только» один раз с человеком, которого, может быть, видят в первый раз в жизни. В любом случае это будет ни что иное, как беспорядочная половая жизнь. А в данном пособии – прямая пропаганда аморализма, беспорядочных и безответственных половых отношений, форма полового и нравственного развращения несовершеннолетних.

Совершенно антипедагогичным является такое упражнение:

«Основная форма работы на занятии – ролевая игра «Степной огонь». Разработчик игры – российский фонд «ИМЕНА». «Стенной огонь» – это игра, которая позволит участникам представить свои ощущения при тестировании на ВИЧ и узнать свою реакцию в случае того или иного результата… Ведущему понадобится 25 (или больше, если в классе 30 учеников) конвертов с карточками внутри: в 10 (или 12) карточках – «результат отрицательный», в 10 (пли 12) – «результат положительный», в 5 (или 6) – «сомнительный результат – необходимо повторное тестирование». Все конверты должны быть закрыты и разложены так, чтобы ведущий мог определить, какие карточки внутри. Ведущему необходимо отложить один «результат положительный» (для теста без ведома человека) и один «результат отрицательный» (для выбранного участника), переметать остальные конверты и сверху на стопку положить конверт с «отрицательным результатом»…

Учитывая сложность упражнения и вызываемые им чувства, ведущий должен хорошо подготовиться. В ситуациях, возникающих при выполнении упражнения, участникам будет предложено поделиться своими переживаниями и мыслями о влиянии этого упражнения на их привязанности, семейную и профессиональную жизнь. Ведущий должен помогать участникам отвечать на вопросы и высказываться, также давая им дополнительную информацию об ВИЧ-инфекции. Во время упражнения участники могут проявлять сильные эмоции. Желательно обсудить их, но не настаивать на этом. Одна из целей игры – осветить проблемы, связанные с тестированием на ВИЧ, но при этом не следует превращать ее в терапевтический сеанс» (1, с. 84–85).

Совершенно определенно, такого рода погружение несовершеннолетних детей в состояние психологической безнадежности и безысходности (дети уже знают, что ВИЧ не лечится, и вполне осознают, что это означает) носит для детей психотравматический характер. Очевидно, что такие тренинги никак не повлияют на привитие учащимся осознания необходимости ответственного отношения к началу и продолжению половой жизни, но зато заставят их переживать совершенно ненужные психологически негативные переживания, кому-то нанесут психологические травмы.

Можно предположить, что такие «упражнения» имеют источником западные методики, разработанные совершенно для другой аудитории. Вывод о зарубежном источнике образовательных материалов Центра «Холис» подтверждается ссылками в пособиях (4, 5, 6) на материалы некоей канадской некоммерческой организации:

«Предлагаемая программа профилактических занятий является синтезом накопленно­го опыта по разработке и внедрению программы «Ресурсы здоровья», методов, техноло­гий и инструментов, предлагаемых программой “Выбор улицы”, разработанной Канад­ской некоммерческой организацией “Стрит Кидз Интернешнл” (SKI), психологических и психотерапевтических методов и подходов. Все это объединено единой идеологией и адаптировано к школьному пространству» (аннотация к пособию 6).

Скорее всего, указанные зарубежные методики – для совершенно другой аудитории, молодежных «групп риска» в странах Запада, т.е. наркоманов, гомосексуалистов и т.п. маргинальных слоев общества. Но в данном случае эти методики прямо транслируются на обычных российских школьников. Их «идеология» и подходы совершенно не соответствуют нашему «школьному пространству» и не могут быть адаптированы к нему. Не исключено, что данные иностранные разработки вообще ориентированы на взрослую аудиторию. На это указывает, в частности, такая оговорка в данной методике (возможно, не «вычищенная» при переводе): «участникам будет предложено поделиться своими переживаниями и мыслями о влиянии этого упражнения на их привязанности, семейную и профессиональную жизнь» (1, с. 85). Но ведь это цитата из методического пособия для работы с детской аудиторией. Какие у детей могут быть мысли о влиянии этого упражнения на их профессиональную жизнь?

Таким образом, детей фактически заставляют страдать, проявлять «сильные эмоции», принимать такие решения, необходимость принятия которых может психологически сломать даже взрослого человека. Используются зарубежные методики психологического воздействия на детей без всякого согласования с их родителями, семьями, исчерпывающего разъяснения их происхождения, мировоззренческих оснований, педагогического качества и применимости к российской аудитории.

Аналогично в других методиках несовершеннолетним предлагаются абсурдные и опасные для их нравственности и психологического состояния задания, типа:

«Группе подростков, не согласившейся с тем, что “Самолечение гонореи эффективно и безвредно”, предоставляется возможность аргументировать свой выбор. Другим участникам не предоставляется возможности для опровержений, чтобы это не переросло в длительную дискуссию» (1, с. 91). Такую дискуссию и среди взрослых людей обоснованно сможет вести не каждый взрослый, даже не каждый медицинский работник. А здесь размышлений на эту тему требуют от детей.

В примере ниже, как и в приведенном выше «упражнении» «ролевая игра “Степной огонь”» обратим внимание на их разработчиков. В первом случае это некий российский фонд «ИМЕНА», в упражнении ниже – центр «Подвал».

Что это за «имена» и «подвалы»? Какое отношение эти «фонды» и «центры» имеют к системе общего образования? Обладают ли они лицензией на образовательную деятельность, аккредитацией по каким-либо направлениям образования, воспитания, охраны здоровья детей? Кто дал право использовать разработанные в них «методические материалы», «ролевые игры» в общеобразовательной школе, в работе с несовершеннолетними в учебном процессе? Очевидно, что ясных ответов в рамках действующего законодательства об образовании на эти вопросы не имеется.

Рассмотрим еще одну безнравственную и антипедагогическую методику из пособия Центра «Холис»:

«Стимульный материал – это видеоверсия спектакля “Кто следующий?” по пьесе Ю. Шевелевой (методический материал по проекту “Слушай, переживай и думай” центра “Подвал”, Москва). Показана судьба 16-летнего подростка и его друзей. Вполне благополучные современные подростки, друзья и соперники, со своими мечтами о будущем и со своей влюбленностью, собираются на “Башне”. Главный герой, которого друзья называют Гномом, влюблен в девушку Синди. На день рождения Гнома Синди обещает ему “подарить себя”. Но в последний момент она меняет решение. Гном растерян, обижен, разозлен. На выручку приходит друг, который говорит, что вся проблема в неопытности и необходимо “поучиться” с “опытной и современной” девушкой. Друг подбадривает Гнома, предлагает для храбрости немного выпить, даже учит, как пользоваться презервативом (демонстрация на пальцах). Проходит время. Гном живет обычной жизнью. Другу говорит, что практически ничего не помнит, что происходило с “опытной” девушкой (слишком много выпил). Однажды кто-то из друзей Гнома попадает в аварию. Срочно нужна кровь для переливания. У Гнома оказывается кровь той же группы и проводится тест на ВИЧ, результат положительный. Дальше – судьба и жизнь человека с ВИЧ-инфекцией. Гном согласился дать интервью журналисту. Через несколько часов все узнали об этом.



В спектакле много действительно важной профилактической информации, вложенной в слова героев, в то же время много типичных для подростков “мифов”, предубеждений. Спектакль вызывает сильные и не всегда приятные чувства» (1, с. 94).

Выразим мнение, что у человека со здоровой психикой и твердыми нравственными убеждениями такой «спектакль» никаких положительных чувств вызывать не может. Неприятные чувства – да, может вызывать как типичная поделка взрослых людей, направленная на укрепление у молодежи деструктивных нравственных ориентаций, на отрыв их от традиционной культуры межличностных отношений, вообще от культуры народов России и приобщение к маргинальным формам субкультуры. Иногда говорят – «молодежной субкультуры», на самом деле по своему источнику эта «культура» формируется взрослыми людьми и навязывается в обществе через молодежь.

И никакой «действительно важной профилактической информации» здесь усмотреть совершенно невозможно. Напротив, явно усматривается информация, направленная на разрушение нравственных качеств личности ребенка, внушение представлений о нормальности поведения, деструктивного для физического и душевного здоровья.

Характерна терминология, имена, сам стиль и нравственный уровень «спектакля» в данном примере и данной «пьесе» – Гном, Синди, название центра «Подвал». Обучение использованию презерватива посредством «демонстрации на пальцах». Именование методики – «стимульный материал». Чуть выше в этом же пособии «стимульный материал» определяется как «разогрев» (1, с. 79). Что же стимулирует этот «материал»? Умение девушки «дарить себя» на дни рождения влюбленным школьным друзьям, чтобы они не оказались в трудном положении, заразившись ВИЧ с другими, «опытными девушками»? Но ведь это «одноразовая» методика. Синди могла бы спасти Гнома только один раз, потеряв девственность и гарантированно избавив Гнома от ВИЧ (если он сам до этого не посетил несколько «вечеринок» в понимании В.В. Лозового и его соавторов и не «подарил» бы ВИЧ самой Синди). Дальнейшее будущее такой молодой пары видится уже весьма неопределенно. В переводе на нормальный человеческий язык все это является пропагандой позитивного образа разврата.

Девушка обещает «подарить себя» на день рождения. Действительно, что же еще она может подарить?! Только себя, все так делают, это «нормально». Для аудитории, которая участвует в «вечеринках» со сменой 3–4 партнеров за вечер, причем разного пола, может быть, это и нормально. Но какое все это имеет отношение к российским школьникам, к нашим детям? Если такой образ жизни ведут авторы данного пособия и считают это нормальным, то это их личное дело. Но почему сомнительное и безнравственное «творчество» Ю. Шевелевой, признанное в каком-то московском «подвале», может и должно быть обрушено на умы и души учащихся школ Екатеринбурга? И не только этого города.

В качестве нормального образа современной девушки учащимся подается образ фактически сексуально неконтролирующей себя женщины, которая готова сожительствовать с Гномом или с любым другим, чтобы сделать его «опытным». Слово «современная» взято в тексте пособия в кавычки в смысле цитирования слов друга Гнома. Именно так воспримет эти кавычки учащийся, а вовсе не как саркастическое обозначение мифа о «современности» и «продвинутости» подобных людей. В контексте данного сюжета «современная» (значит, правильная, передовая) девушка – носитель вируса ВИЧ.

Авторы сами заявляют, что их главной задачей является не столько информирование, сколько утверждение в сознании ребенка определенных ценностей. Авторы говорят о необходимости реализации такого средства профилактики зависимостей, как «формирование духовных потребностей» (1, с. 19).

«Программа содействует формированию позитивных социальных и психологических навыков, позволяющих построить жизнь… Содержательная часть программы построена таким образом, что основной акцепт и наибольшее количество заданий, способствующих приобретению практических навыков, направлены на… формирование ценностей, в том числе в контексте сексуальной жизни, а информирование производится с учетом возраста и актуальных проблем и потребностей подростков» (1, с. 7).

«Содержательная часть программы построена так, что основной упор делается на формирование правильного отношения к себе, своему здоровью, на утверждение ценностей, в том числе в контексте сексуальной жизни; информированию сознательно отводится меньшее количество времени» (1, с. 79).

Какие же это духовные потребности, ценности, на которых можно, по мнению авторов пособия, «построить жизнь»? Судя по методическим материалам, это потребность вести беспорядочную половую жизнь на «вечеринках»-оргиях, «дарить себя» при первом проявлении чувства «симпатии» к представителям противоположного пола. Никакой позитивной ценности, кроме умения «на пальцах» показать способ использования презерватива, в данной методике не выявляется.

Указанные заявления подчеркивают именно пропагандистскую, а не образовательную направленность используемых сотрудниками Центра «Холис» методик, способов работы. Пропагандируемые, навязываемые ими детям без согласия родителей ценности противоречат базовым нравственным и культурным ценностям русского и других народов России. Это «ценности» сексуально полностью «свободного», маргинального асоциального сообщества, для пропаганды которых в данном случае используются бюджетные средства и возможности государства и муниципального образования.

Несовершеннолетних учащихся вовлекают в такие «игры», которые, очевидно, направлены на культивирование низменных инстинктов, высвобождение, провоцирование их проявлений. Такие тренинги являются эффективным средством погружения ребенка в субкультуру разврата, безнравственности, порока. Проведение таких занятий в муниципальных школах по учебным и методическим пособиям, изданным под «шапками» Администрации Екатеринбурга, Управления образования города Екатеринбурга и даже Министерства образования и науки Российской Федерации (в последнем случае – упомянутый выше «гриф») дискредитирует органы государственной власти и муниципального управления, наносит ущерб их репутации и авторитету в глазах населения.

Под видом занятий по предупреждению заболеваний, охране здоровья несовершеннолетние учащиеся подвергаются изощренному психологическому воздействию, направленному на подмену в их сознании сложивших в результате семейного воспитания и школьного образования (изучение гуманистического, этического содержания курсов литературы, истории, обществознания и др. гуманитарных учебных курсов) позитивных, социально ценных представлений о нравственности, ответственности, морально оправданных моделях поведения, в частности с представителями другого пола, на искаженные, извращенные модели поведения и отношений с людьми. Такое воздействие препятствует продуктивной социализации детей, формирует искаженные, инвертированные представления о полоролевых функциях людей в обществе, о мире взрослых в целом. Размываются принятые в традиционной отечественной культуре понятия о нравственных ценностях в межличностных и сексуальных отношениях. Исторически сложившиеся в культуре народов России представления о полоролевых функциях и присущих им обязанностях и моделях нравственного и ответственного поведения не просто игнорируются, но целенаправленно разрушаются.

Важно также отметить опасность таких «тренингов» и «ролевых игр» с точки зрения разрушения половой дифференциации, отражающей определенные психологические признаки, связанные с половой принадлежностью человека, которые только формируются и закрепляются в подростковом возрасте. Они значимы в индивидуальном развитии личности, превращении подростка в здорового в сексуальном отношении мужчину или женщину. Грубое вмешательство в эту сферу личностного развития подростка посторонних людей, да еще с такими неадекватными представлениями о сексуальных отношениях, фактически не обусловленными никакими культурными и нравственными нормами, чрезвычайно опасно.

При обсуждении «принятия ответственного решения», касающегося вступления в половые отношения, авторами пособия предлагается использовать «сочетание метода мозгового штурма и ролевой игры» (1, с. 95).

Очевидно, что обсуждение вопросов, связанных с использованием презерватива или отказом от такого использования, в принципе, по своей глубине никак не может обусловить необходимости использования метода «мозгового штурма». Но авторы пособия считают возможным и полезным рекомендовать это детям. Несомненно, причина в следующем. И ролевая игра, и мозговой штурм – это методики, предполагающие коллективную работу, связанную со значительной интенсификацией работы интеллектуальных и волевых ресурсов человека, а потому их использование, не обусловленное в данном случае никакой педагогической необходимостью, направлено именно на закрепление определенных психологических установок.

«На презервативах» выстраиваются ролевые игры: «Полезная сторона ролевой игры – тренировка вариантов поведения в тех ситуациях, в которых могут оказаться участники. Например, неплохо попробовать обыграть вариант покупки презервативов в аптеке» (1, с. 30).

При изучении всех этих методик создается устойчивое ощущение, что презерватив является содержательным смыслом, мировоззренческой доминантой всей деятельности Центра «Холис». Получается, что вся работа данного Центра базируется, фактически, на одном основании – презервативе. Никакого иного, тем более, положительного нравственного, культурного, исторического, медицинского и т.д. содержания в этой деятельности, судя по анализируемым пособиям, не обнаруживается.

В связи с этим следует отметить, что в российской и зарубежной прессе неоднократно публиковались свидетельства о прямом финансировании пропаганды беспорядочных половых связей компаниями-производителями презервативов, прибыли которых напрямую зависят от той или иной ориентации в области сексуальной жизни населения, прежде всего молодежи.

В этом смысле характерна «История одной любви», предлагаемая в пособиях Центра «Холис» старшим подросткам:

«Предложите детям послушать одну историю. Очень важно, чтобы ваш рассказ подкреплялся рисунками. Вы можете заранее приготовить иллюстрации, можете рисовать в процессе рассказа. В таком случае Вам будет удобно изображать героев значками: ♀♂. “Жили-были на свете молодые люди Ефросинья и Ануфрий. Однажды они встретились и полюбили друг друга. У них никогда раньше не было таких чистых и доверительных отношений, такой настоящей любви. Все, что было в прошлом у каждого, не имело для них никакого значения. Это были случайные встречи, несерьезные отношения, да и было их совсем не много. У Ефросиньи был один короткий, летний роман. И у Ануфрия раньше были близкие отношения с 2-мя девушками. У бывшего друга Ефросиньи было много девушек, он вообще был человек несерьезный. И одна из бывших подруг Ануфрия была легкомысленной, из-за этого они и расстались. А вторая просто уехала в другой город и бросила его. И у тех, в общем-то посторонних людей, тоже были какие-то сексуальные отношения в прошлом. Если расширить эту схему дальше, то люди, которых мы изобразим, наверняка не знакомы главным героям. Ефросинья и Ануфрий, скорее всего даже не слышали о них. А зачем о них вспомнили мы? Потому что, вступая в незащищенные сексуальные отношения даже с очень любимым и близким человеком, мы одновременно контактируем с микрофлорой всех его предыдущих партнеров, а также тех, с кем раньше контактировали эти люди. Звучит и выглядит ужасно. Но


Каталог: biblioteka
biblioteka -> Клинические и организационно-методологические аспекты военно-врачебной экспертизы граждан, страдающих психическими
biblioteka -> Монография Л. И. Божович «Личность и ее формирование в детском возрасте»
biblioteka -> Тихомирова И. И. Программа Чтение: приоритетный проект в области культуры или повышение уровня грамотности?
biblioteka -> Значение культурно-исторической концепции л. С. Выготского для современных исследований психологии личности
biblioteka -> Методические рекомендации для педагогов образовательных учреждений по профилактике подросткового суицида
biblioteka -> Семья в психологической консультации
biblioteka -> Теоретические основы воспитания и развития духовности и субъектности личности
biblioteka -> Рбоо центр социально-психологической и информационной поддержки «Семья и психическое здоровье»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   55


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница