Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7, 373


Оценка фильма «Одиночная камера пыток»



страница31/55
Дата12.05.2016
Размер4.78 Mb.
ТипСборник
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   55

3. Оценка фильма «Одиночная камера пыток».


Фильм645 так же заявлен как направленный на профилактику наркопотребления и наркозависимости среди детей, а также на профилактику ВИЧ-инфицирования. Однако, с точки зрения психолого-педагогического подхода к профилактике наркопотребления и наркозависимости, а также профилактики ВИЧ-инфицирования, название фильма выбрано крайне неудачно.

На протяжении фильма рассказывается об истории девушки Арины, заразившейся ВИЧ при внутривенном употреблении наркотика и находящейся в местах лишения свободы, и, вкратце, истории так же ВИЧ-инфицированного наркомана Михаила. При этом показываемые помещения учреждения исполнения наказаний в сознании детей связываются через название фильма с пытками, «камерой пыток». В чем именно заключаются «пытки» – то ли в нравственных страданиях девушки, то ли в том, что она отбывает наказание за кражу, не ясно. Можно подумать (некоторые подростки так и могут подумать), что «пытками» является отношение взрослых людей к симпатичной девушке, которую поместили в одиночную камеру. Отметим, что по ходу фильма не ясны причины помещения девушки, осужденной за кражу, в одиночную камеру, что должно иметь веские основания.

Закадровый комментарий практически полностью отсутствует. Но и ведущий урок педагог, воспользовавшийся программами и указанным видеофильмом Центра «Холис», тоже не даст никаких нравственных и правовых комментариев, поскольку таковые не предусмотрены программами Центра «Холис».

Транслируется одна сплошная «чернуха», подготовленная на крайне низком эстетическом и интеллектуальном уровне. Следует отметить нравственно и эмоционально пониженное содержание и этого фильма. Эмоциональный фон фильма не настраивает на конструктивное осмысление проблем наркозависимости и опасности ВИЧ, поскольку является чрезмерно депрессивным, давящим, «чернушным». Визуальными средствами авторы фильма вызывают у зрителей чувство подавленности, безнадежности. На это работает, в частности, сцена с отбитыми лицами статуй, съемки помещений учреждения исполнения наказаний, показ выгрузки заключенных (или задержанных) из спецавтомобиля, практически все монологи и диалоги в фильме. Все эти сцены в контексте сюжета фильма будут восприниматься сознанием несовершеннолетних зрителей как сильное негативное психологическое воздействие, увеличивающее общую депрессивную направленность фильма.

Если рассматривать этот фильм с точки зрения достижения им заявленных целей, то все, что снято и показывается, сделано настолько непрофессионально, что абсолютно не достигает цели – убедить несовершеннолетнего отказаться от употребления наркотиков.

В фильме отсутствует оптимистичная составляющая, и фильм сам по себе, является своеобразной пыткой для детского сознания. Весь текст фильма не содержит никакого позитива, никакой познавательной или нравоучительной составляющей. А ведь этот компонент обучения чрезвычайно важен в аудитории несовершеннолетних. Отметим, что фильм задуман для демонстрации в аудитории школьников, подавляющее большинство из которых не употребляют наркотики и не являются ВИЧ-инфицированными.

Вновь, как и в других представленных для исследования фильмах Центра «Холис», зрителям навязывается чувство безысходности, полной безнадежности, даже фатальности. С использованием психологических манипуляций внедряются установки, что все «без толку», что сделать совсем уже ничего нельзя, если человек попал в наркотическую зависимость или если он ВИЧ-инфицирован, на его жизни полностью «ставится крест» и т.д.

Но особенно разрушительно воздействуют на сознание несовершеннолетних зрителей монологи и диалоги фильма.

Для примера процитируем несколько.

Вопрос Арине: – Вы как-нибудь планируете сейчас свою жизнь?

Арина: – Нет, я живу одним днем.

Вопрос: – Это из-за болезни, из-за наркотиков, всё вместе, да?

Арина: – Угу.

Вопрос: – Извините меня, но такое ощущение складывается, что Вы просто крест на себе поставили.

Арина: Может быть.

(…)

Михаил: – Нет смысла в жизни. Ничего я не жду. В чем смысл жизни? Я думаю, что в продолжении, наверно, семейства, потомства, так сказать, чего я не могу уже оставить. Пуста моя жизнь – ненужная, так сказать. Ненужная, бесполезная. Что за собой ничего не оставлю уже ровным счетом.



(…)

Арина: – Откуда я знаю, сколько мне осталось жить?

(…)

Вопрос: Зачем вы на белый свет появились?



Михаил: Чтобы умереть.

Отметим в этих диалогах молодых людей с работником Центра «Холис» (вероятно – педагогом или психологом!?), что взрослый не поддерживает психологически своих молодых собеседников, находящихся в трагичной жизненной ситуации, а, напротив, подталкивает их своими вопросами к фатальным выводам, к состоянию осознания и принятия безнадежности. Задавать молодым людям в их положении вопросы типа: «Зачем вы на белый свет появились?», выступая неким судией, играя на сюжет фильма, совершенно безнравственно. Аналогично тому, как сотрудники Центра «Холис» фактически издевались над малолетними детьми в предыдущем фильме, расспрашивая у девочек о деталях их сексуальных отношений с «мужиками», так и здесь налицо фактическое глумление над использованными в фильме молодыми людьми. Арина и Миша – «материал» для создателей этого фильма, который просто используется для запугивания зрителей. Но ведь это не «отработанный материал», а живые люди, еще совсем молодые.

Все эти аудио-визуальные ряды и диалоги в фильме несут в себе колоссальный разрушительный для психики даже здорового человека потенциал, эффективно навязывая депрессивное состояние, чувство полной безысходности.

Если зрителями будут обычные нормальные дети, не инфицированные ВИЧ и не употребляющие наркотиков, то просмотр таких сцен приведет к индуцированию психологических проблем, к разрушению оптимистической составляющей восприятия мира. Ведь в современной ситуации существует риск заразиться ВИЧ иными способами, помимо употребления наркотиков, помимо прямой вины самого человека – например, вследствие переливания зараженной крови и т.п.

И если среди зрителей окажется несовершеннолетний, употребляющий наркотики, а тем более – ВИЧ-инфицированный, то такое внушение будет для него фатальным, лишит его воли к выздоровлению, к жизни, просто убьет его психологически, станет суицидальным фактором. Такому человеку фильм буквально вбивает в сознание мысли (скорее даже – установки) о том, что его жизнь – «ненужная и бесполезная», на его жизни «поставлен крест», что ему осталось только умереть, и за собой он не оставит ничего, кроме использованных шприцов, горя родных и близких.

В западных странах реализуется подход социально-психологической поддержки ВИЧ-инфицированных людей, направленный на то, чтобы создать им условия для полноценной (хотя бы относительно) жизни, когда ВИЧ-инфицированные осознают свою ответственность перед людьми и обществом за нераспространение инфекции, сознательно не вступают в половые связи со здоровыми людьми, а общество не допускает превращения их в изгоев. В европейских странах, в США, Канаде, Австралии, в иных странах мира просто немыслимо намеренное навязывание ВИЧ-инфицированным суицидальных настроений. Здесь же мы имеем дело просто с подталкиванием таких людей к пропасти, фактическим навязыванием им чувства бессмысленности существования, жизни. Это можно оценивать не просто как антипедагогическое воздействие, а как реальный фактор психологического давления на личность в направлении внушения мыслей о суициде. Если кто-то из показанных в интервью молодых людей, действительно, сведет счеты с жизнью, часть ответственности за это, несомненно, будет лежать и на их собеседниках из Центра «Холис».

Следует отметить и другое – навязывание посредством данного фильма ВИЧ-инфицированному идеи о том, что ничего больше не остается, как только «жить одним днем». Именно такой вывод могут сделать некоторые молодые люди в подобной ситуации после таких «собеседований». Но такая установка неизбежно породит другую – жесткое противопоставление себя всему окружающему миру, безответственное и агрессивное негативистское отношение к окружающим. Если нужно жить одним днем, значит, какое мне дело до других, до их проблем, до их здоровья? Значит, можно вступать в половые контакты и заражать половых партнеров ВИЧ. Если я живу одним днем, то зачем мне заглядывать в завтра и еще дальше, где, возможно, ожидает привлечение к уголовной ответственности за заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни. Но будет ли это завтра? Вопрос – неуместный, так как Центр «Холис» внедряет установку, что жить остается лишь одним днем.

Аннотация и методические рекомендации Центра «Холис» к этому фильму:

«“Одиночная камера пыток”. Фильм для работы с подростками 8 11-х классов. В филь­ме показана судьба ВИЧ-инфицированной девушки, заразившейся при внутривенном употреблении наркотика и находящейся в местах лишения свободы. Работа с этим фильмом входит в план занятия № 1. Это занятие первое в цикле. Поэтому ведущий должен: представиться, рассказать немного о себе; сообщить о цели встречи; сделать обзор того, о чем пойдет речь. Это предотвратит вопросы во время работы; указать, сколько времени займут занятия (это дисциплинирует, успокаивает тревожных и нетерпеливых подростков), сообщить, что в конце занятия он может отвечать на вопросы, не связанные с занятием; сообщить о своих ожиданиях (запрограммировать результат); познакомить с правилами работы на занятиях (см. главу 1).

Ход занятия

Вступительное слово ведущего. Представьтесь, расскажите немного о себе, о цели встречи. Сделайте обзор того, о чем пойдет речь, проинформируйте о том, сколько времени займут ваши занятия, сообщите, что в конце встречи вы можете ответить на вопросы, не связанные с занятием. Расскажите о своих ожиданиях, познакомьте с правилами работы на занятиях. Предложите ребятам выступить в роли экспертов и посмотреть фильм. Сообщите, что после просмотра будет обсуждение.



Просмотр фильма. Обсуждение

Ведущий должен начать с рассказа о своих чувствах, которые он испытывает к героям фильма (жалость, сочувствие и др.), побудить подростков высказать свое мнение и свои чувства.

Вопросы для обсуждения:

Что произошло с героями фильма (Ариной и Мишей)?

Как они попали в такую ситуацию?

Как люди заражаются СПИДом?

Что нужно делать людям, чтобы не заразиться СПИДом?

Работа с эпизодом

1. Поставить фрагмент фильма, когда Арина рассказывает о первой пробе наркотика (на кассете он длится с 0.40.00 до 0.42.39). Это произошло в ситуации безделья, скуки, в результате любопытства, желания подражать группе.

2. Фильм останавливается нажатием кнопки “пауза”. Картинка замирает (технология стоп-кадра).

3. Обсуждение вопросов:

Что происходит?

Может ли такое произойти в жизни? (или: Реально ли это?)

Что заставило подружек согласиться на прием наркотика (кроме любопытства)?

Работа в группах

1. Распределите подростков по группам. В группе должно быть 5–7 человек.



2. Задание группам:

обсудить, к каким еще последствиям могли привести скука, желание подражать группе и т.д.;

разработать проект памятки о безопасном поведении для подростка, который сталкивается со скукой и бездельем.

3. Групповое обсуждение (5 мин).

Ребята делятся проектом памятки со всем классом. Во время обсуждения памяток и вариантов безопасного поведения в опасной ситуации педагог должен контролировать ход занятия, делая акцент на конструктивных способах выхода из такой ситуации.

Завершение. Подведение итогов занятия

Что для вас на этом занятии оказалось самым важным?

Как полученную информацию вы примените в будущем?»646.

В этой цитате из программы Центра «Холис» характерны указания на то, что авторы фильма и учебной программы, «программируя результат» воздействия на аудиторию, заявляют о необходимости «предотвращения вопросов во время работы». Навязывая такие установки, авторы фильма, определенно стремятся предупредить критическое восприятие и осмысление зрителями того, что им навязывается.

Как и в случаях с предыдущими фильмами, методические рекомендации по их использованию или имеют весьма отдаленное отношение к содержанию фильмов (как в случае с длительными показами трупов – что тут обсуждать?), или педагогически бессодержательны и безграмотны. Вопросы к учащимся: «Что произошло с героями фильма? Что происходит? Может ли такое произойти в жизни?» – просто бессмысленны. Учащимся старшего возраста предлагается просто воспроизвести содержание фильма? Или усомниться в том, что показанные в фильме молодые люди Арина и Миша, действительно, существуют, что это не актеры?

Никакого содержательного ответа на вопрос: «Что нужно делать людям, чтобы не заразиться СПИДом?» – не предлагается. Можно предположить, судя по другим материалам Центра «Холис», что единственной социально-педагогической рекомендацией в это отношении будет презерватив. Подросткам предлагается самим «разработать проект памятки о безопасном поведении для подростка, который сталкивается со скукой и бездельем». Это вообще что-то новое в педагогике. Далее появляются «памятки и варианты безопасного поведения в опасной ситуации», причем педагогу предлагается делать «акцент на конструктивных способах выхода из такой ситуации». Из какой опасной ситуации? Из ситуации скуки и безделья? Это является опасной ситуацией, или такой ситуацией являются ранние и беспорядочные половые связи (ситуация Арины и Миши), отсутствие у молодых людей нормальной учебы, работы и т.д.?

Отметим также, что как в видео-пособиях, так и в печатных материалах Центра «Холис» полностью отсутствуют вопросы, типа: Что нужно делать, если человек уже заразился ВИЧ? Как должны относиться окружающие к ВИЧ-инфицированному? Каким должно быть нравственное и безопасное для других поведение ВИЧ-инфицированного, учитывая нормы нравственности, а также нормы Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающие уголовную ответственность за заражение ВИЧ-инфекцией (статья 122 УК РФ)?

В контексте последнего вопроса характерно обсуждение причин того, почему партнер Арины не сказал ей о том, что он ВИЧ-инфицирован. Приводятся какие-то неубедительные предположения относительно причин такого поступка, но не дается ни нравственная, ни правовая оценка такого поведения.

Тем более, в фильме не ставятся вопросы о том, что самым лучшим средством избежать заражения ВИЧ является не только отказ от употребления и даже пробования наркотиков, но и отказ от беспорядочных половых контактов, отказ от добрачной половой жизни и верность супругу (супруге) в браке. Эти нравственные понятия принципиально игнорируются авторами программ и видеопособий Центра «Холис».

Фильм «Одиночная камера пыток» не реализует и, в принципе, не в состоянии реализовать заявленные его создателями цели. Этот фильм так же может оказывать на зрителей, особенно – несовершеннолетних, психотравмирующее воздействие, он является прямо опасным суицидальным фактором для молодых людей, имеющих опыт наркопотребления или ВИЧ-инфицированных.


4. Оценка фильма «Наркомания: мифы и правда».

Фильм647 начинается с выступления главы города Екатеринбурга А.М. Чернецкого:

«Сегодня в России проблема наркомании становится одной из страшных проблем, которую предстоит решать. К сожалению, не исключением стал и наш город. Главное, что сегодня оказалось нерешенным – вопрос комплексного подхода к наркомании. Занимаются ею отдельно медики, занимаются отдельно правоохранительные органы, занимаются специалисты социальных сфер. Однако комплексного подхода до определённого времени не было. Я очень рад, как мэр города, что именно в нашем городе, в Екатеринбурге создан муниципальный центр “Холис”, который проблемами наркомании занимается комплексно. Я могу приветствовать ту акцию, которая сегодня начата муниципальным центром “Холис”, Свердловской государственной телерадиокомпанией и администрацией города Екатеринбурга по просвещению, просвещению родителей, просвещению ребят, что же такое наркомания, к чему она приводит, каким образом и что можно ей противопоставить».

В этой речи глава города Екатеринбурга полностью заявил о своей поддержке деятельности Центра «Холис», реализуемых им программ, производимых и/или используемых им пособий, в том числе видеофильмов. А.М. Чернецкий говорит, на первый взгляд, правильные слова. Однако, в действительности, в данном фильме сказанное А.М. Чернецким является неуместным и абсурдным.

Для чего несовершеннолетним вся эта длинная речь политика о совместных акциях, об отсутствии комплексности и т.д.? Комплексность в решении проблемы наркоторговли и наркопотребления как раз и должен был обеспечить глава города Екатеринбурга, это – его прямая обязанность, согласно абзацам 3, 4 и 12 статьи 12 и пункту 1 статьи 11 Устава муниципального образования «Город Екатеринбург»648. Указываемые А.М. Чернецким нерешенные проблемы и существующие недоработки – это, в первую очередь, его вина, как высшего должностного лица города Екатеринбурга649, наделенного необходимой компетенцией. Не созданы условия для нераспространения наркотиков, прежде всего – среди молодежи, не проанализированы причины наркопотребления (духовно-нравственные, социальные), не предложены и не реализуются необходимые меры. И на кого пенять в этой ситуации главе города Екатеринбурга? Получается, А.М. Чернецкий расписывается в собственном бессилии перед лицом проблемы незаконного оборота наркотиков и проблемы массовой молодежной наркомании в Екатеринбурге и профанирует эту проблему в восприятии зрителей фильма. Ведь очевидно, что именно он и его подчиненные, а не зрители фильма, родители, случайные прохожие и т.д., несут ответственность за то, что наркотики в г. Екатеринбурге можно купить на каждом углу, как свидетельствуют участники фильма, что они свободно продаются в школах, что брошенные дети открыто употребляют наркотические вещества на улицах города на глазах прохожих. И жителям города, вероятно, нужны от А.М. Чернецкого не сомнительные рассуждения о том, что главной нерешенной проблемой является «отсутствие комплексного подхода», а реальные управленческие решения и действия по освобождению города от наркоторговцев.

Но главное, совершенно нет никакой необходимости, обусловленной педагогическими или профилактическими целями, обсуждать с несовершеннолетними отвлеченные теоретические вопросы комплексности или не комплексности решения проблемы наркомании в городе Екатеринбурге и обеспечения согласования действий всех заинтересованных органов, служб и подразделений в решении этой проблемы. С одной стороны, такое обсуждение подводит подростка к осознанию того, что в городе Екатеринбурге отсутствует эффективная реализация государственной политики в противодействии незаконному обороту наркотиков и в профилактике наркозависимости. Это приведет к выводу о бессмысленности собственных усилий противостоять наркомании или вовлечению в наркоманию. Подростки могут вполне здраво рассудить: если государственные и городские власти ничего сделать не в состоянии, то что могу сделать я? С другой стороны, эти рассуждения (тем более, что зритель уловит определенную неискренность в выступлениях А.М. Чернецкого и В.В. Лозового) совершенно неинтересны школьникам и их родителям и более всего напоминают политическую предвыборную саморекламу главы города Екатеринбурга А.М. Чернецкого и коммерческую рекламу Центра «Холис», его продукции и услуг.

Далее рекламу Центра «Холис» продолжает уже его генеральный директор В.В. Лозовой: «Город Екатеринбург в числе прочих городов Российской Федерации стал ареной невидимой войны. Войны наркотиков против детей, молодёжи, против нашего будущего. На этой войне ежедневно гибнут сотни и десятки наших детей. Как на всякой войне, на этой применяют разные виды оружия. На наш взгляд, наиболее мощным оружием являются мифы. Их несколько».

Отметим, что войны против общества, в первую очередь – против детей и молодежи, ведут не сами «наркотики», представляющие собой определенные вещества, а люди, их производящие, обеспечивающие их незаконный оборот, целенаправленно вовлекающие в наркоманию детей и молодежь. А также коррумпированные чиновники, «закрывающие глаза» на незаконный оборот наркотиков или осуществляющие явно неадекватные меры по противодействию незаконному обороту наркотиков. И кто применяет на этой войне «разные виды оружия» – по путанному выступлению В.В. Лозового получается, что сами «наркотики» и создают какие-то «мифы». Человек не может грамотно выстроить элементарную фразу, и это в пособии для школьников!

В контексте обсуждения необходимости обеспечения комплексного подхода в решении проблемы наркомании единственным «позитивом» в речи и А.М. Чернецкого, и В.В. Лозового представляется только Центр «Холис». Но в продукции и услугах Центра «Холиса» нет никакой комплексности. Есть некритическое перенесение на российскую аудиторию зарубежных пропагандистских материалов, безграмотных или прямо опасных в психологическом отношении, есть производство опасных для психики несовершеннолетних видеофильмов и безграмотных рекомендаций к ним. Но нет (по крайней мере, это совершенно не просматривается из опубликованных программах и иных методических материалах Центра «Холис»650, а также в представленных для исследования фильмов) ни комплексной психологической помощи наркозависимым, ни их социальной реабилитации (содействие образованию, профессиональной занятости, развитию духовных интересов личности, помощь семьям и т.д.), ни работы на поле прямого противодействия незаконному обороту наркотиков.

Тогда о какой комплексности говорится в данном фильме и зачем? Очевидно, что это – всего лишь фон для навязчивой рекламы Центра «Холис».

Дальнейшее содержание фильма построено на противопоставлении доводов двух сторон. С одной стороны, несколько привлекательных и внешне нормальных и здоровых девушек и молодых людей говорят о том, что принимать («с умом») наркотики – безопасно и модно, соответствует «продвинутому» образу жизни. С другой стороны, с ними как бы спорят наркоманы со стажем. Такой прием в определенной мере возможен, но в данном фильме аргументы «за» наркотики выглядят гораздо более убедительными, чем аргументы «против». По крайней мере, для восприятия подростка, школьника. Практически все ответы, по замыслу авторов фильма, направленные на развенчание «мифов» и на опровержение пропаганды наркотиков, выглядят очень блекло по сравнению с доводами компании девушек, достаточно убедительных в своей аргументации возможности и допустимости ограниченного («с умом») потребления наркотиков. На это работает и внешний вид персонажей – цветущий вид девушек и юношей и в противопоставлении им – явно не выигрышный вид юного наркомана.

Фильм, в действительности, окажет совершенно обратное декларируемому воздействие в отношении внедряемых ценностей и влияния на сознание несовершеннолетних зрителей. Эффект от просмотра несовершеннолетними этого фильма будет противоположным тому, который заявляется.

Для подтверждения данного вывода целесообразно дать расшифровку высказываний нескольких девушек и юношей, которые в данном фильме являются главными действующими лицами.

На вопрос о том, можно ли пробовать наркотики, девушки, находящиеся, видимо, в комнате общежития, отвечают:

Мне кажется, можно попробовать.

Конечно.

Я тоже так считаю.

Я бы попробовала.

Зато вечер незабываемый.

(…)


Девушки:

– Если ему нравится курить, если ему нравится колоться, он это будет делать, даже зная о вреде.

Если вредно, значит, нельзя. Если нельзя, но очень хочется, значит, можно.

Вопрос: – Значит, чуть-чуть, но можно?

– Да, чуть-чуть можно.

(…)


Девушка: – Допустим, шумная, весёлая компания, или там, куда-то на дискотеку, ещё можно там что-то попробовать.

(…)


Девушка (в контексте фильма – про анашу): – Завариваю чай с травкой, с мятой, там, с мелиссой. Так такие же травы. Так же где-то растут на той же земле.

(…)


Девушка: – Мне кажется, самое безобидное – это простая, обычная марихуана. От нее, вроде бы, и весело, и потом ничего так не болит, то есть особого вреда нет.

(…)


Девушка: – Я абсолютно уверена в том, что что бы ни случилось, я смогу держать себя в руках. Я достаточно сильный человек, чтобы себя контролировать. Ну, я, в принципе, – психологически сильный человек. То есть я, да, я могу себя контролировать. В конце концов, я могу себя вон к кровати привязать.

Здесь характерен ответ наркомана Александра на это (или слова Александра, авторами фильма поставленные после слов девушки):

– Героин, ну вообще, опиум, он сидит за углом и ждёт тебя, когда же ты ошибешься… И он попытается сбить тебя с пути…

Его слова совершенно не отвечают на предшествующий тезис девушки.

Очевидно, что такого рода ответы «не в тему», не по существу сказанного девушками, ответы на параллельные темы (хотя и близкие), произнесенные наркоманами, внешне не вызывающими симпатии, не воспринимаются молодежной аудиторией в качестве авторитетных. И потому не несут в себе никакого воспитательного, убеждающего и просвещающего потенциала.

Зато в противовес им выглядят весьма убедительными девушки. Тем более что выглядят они очень привлекательными, самоуверенными, жизненно активными. Подростковая или молодежная аудитория гораздо с большей вероятностью позитивно воспримет сказанное девушками, чем выступающими их оппонентами наркоманами.

Отметим также, что выступления «за наркотики» подаются в цвете, тогда как съемка наркоманов, пытающихся, по сюжету фильма, опровергнуть мифы о наркотиках, – черно-белая. Это так же не способствует принятию зрителями аргументов наркоманов о вреде наркотиков.

Девушка: – Есть же какие-то специальные алгоритмы для курящих людей, чтобы им бросить. Например, кто курит пачку в день, по одной сигарете выбрасывать. Нельзя ли так с наркотиками поступать?

(…)

Девушка: Употребление наркотиков – это личное дело каждого человека. То есть если он хочет – пожалуйста. Зачем запрещать-то? Тем более, если запрещать, то, по-моему, еще больше народу будет рваться. Потому что запретный плод – он сладок.



И снова характерен ответ наркомана Александра «не в тему»:

– Если человек умный, он, значит, понимает, что это запретно, и не позволит себе даже сделать затяжку анаши. И чем как бы, кажется, анаша безобидна, да? Вот ты употребляешь, а кто-то смотрит на тебя, и ты подаёшь ему повод.

(…)

Девушка: – Такой человек, кажется, бывалый такой. Можно и похвастать. Приехать, например, домой к себе в провинцию, сказать, вот я там… Ну, что вы тут мне говорите? Я все это знаю. Можно же так похвастаться?



Вопрос: – Сразу как-то вырастаешь, да?

Девушка: – Ну, определенно, авторитет зарабатывается. Потому что сейчас это, особенно среди молодежи это, ценится очень сильно. Потому что если считают, что если ты пробовал наркотики, и с тобой ничего не случилось, значит, ты – человек сильный, значит, ты что-то можешь.

(…)

Вопрос: – Как вы к этому относитесь, когда такие стимуляторы человек принимает на дискотеке?



Девушки:

Ну, это чуть ли ни к зависти ведет. Потому что вот он танцует, и все так – ах, как хорошо! Как он хорошо танцует! Вот какие у него движения. Прямо па какие-то вообще космические. Пытаешься узнать, что такое. Даже немножко завидно.

На самом деле, завидно. Потому что, когда ты измочаленная такая вся, а он танцует, тебе тоже хочется, и рвешься за ним поэтому.

(…)


Девушка: – Есть вот знакомая девочка одна, моя одногруппница. Она колется. Но она колется, знаете, у нее такая причина как бы, она считает, уважительная причина. Просто она работает в модельном агентстве, еще подрабатывает. И им, естественно, нужно держать форму. А вот, как знаете, наркотики, это все курение – это все-таки стройнит очень. Не то что стройнит, ну, просто очень худеют от этого.

(…)


Девушка: – Какой смысл колоться, у себя запершись за дверью там, за семью замками? И потом сидеть, молча все это переживать? Это как эксперимент. Зачем мне эксперименты?

Вопрос: – Вы считаете, наркотики улучшают общение?

Девушки:

Да, они помогают.

Развязывается язык, сразу становятся все люди друзьями, братья. Это как алкоголь прямо.

(…)


Девушка: – Многие вот эти средства, они как бы считаются – средства для расслабления. Например, вот плохо мне. Вот я закурю, и будет так хорошо! Просто и у меня знакомые так делают. И, честно говоря, ну, сама один раз тоже пыталась так же решить проблему. Проблемы вот такие – учеба, что-то такое. И вот сидишь, думаешь так, расслабляешься. Да, конечно.

(…)


Девушка: – А Вы знаете, я однажды видела человека, который обкурился до синих соплей, просто-напросто. Вот мне смешно было! Честное слово. Не то, что у меня отвращение. Я смеялась до упаду просто, вот.

(…)


Девушка: – Супервесело просто. Человек, вот представьте себе барана в обличье человека. Это просто… Она ходила, смеялась, по комнате, руками размахивала. Это вообще такой цирк был! Мы все смеялись всей толпой, кто зашел.

(…)


Девушка: – И когда этой девочке потом рассказывали, что мы видели, она тоже смеялась очень. Изображали. Она такая: – Да, девчонки, да это я была? Да, не может быть! Ой, как смешно!

Высказывания демонстрируемых в кадре девушек активно воздействуют на сознание зрительской аудитории и навязывают ей целый ряд установок. Сознание несовершеннолетних в меньшей степени воспримет неубедительные жалобы наркоманов, но скорее услышит и воспримет следующие идеи, прозвучавшие из уст молодых симпатичных девушек:

• наркотики можно попробовать, и это безопасно;

• употребление наркотиков на вечере делает этот вечер «незабываемым»;

• если человеку нравится употреблять наркотики (курить, колоться), он это будет делать, даже зная о вреде (здесь навязывается идея о том, что всякая пропаганда против употребления наркотиков бессмысленна, с другой стороны, девушки убедительно показывают ложность «идеи» работников Центра «Холис», которую они внушают детской и родительской аудитории о том, что простое информирование подростков о наркотиках, развенчание «мифов» является главным средством борьбы с наркоманией);

• даже если употребление наркотиков вредно, но очень хочется, значит, чуть-чуть можно;

• наркотики – это «та же безобидная трава», вроде мяты или мелиссы;

• марихуана – совершенно безобидна, она «самая простая и обычная», после ее употребления ничего не болит, и особого вреда нет;

• если человек является психологически сильным и волевым (какие подростки признаются себе в том, что они слабые и безвольные?!), то он сможет удержать себя в руках, сможет себя контролировать, никакая зависимость ему не страшна;

• существуют специальные несложные алгоритмы для быстрого избавления от наркомании, наподобие алгоритмов для отказа от табакокурения;

• употребление наркотиков – это личное дело каждого человека. Если он хочет – пожалуйста. Запрещать употребление наркотиков нельзя, потому что в этом случае больше народу будет рваться, ибо запретный плод сладок;

• употребление наркотиков – признак «бывалого», «продвинутого» человека, это то, чем можно и стоит похвастаться;

• авторитет в молодежной среде можно заработать всего лишь на употреблении наркотиков, в молодежной среде сейчас «очень сильно ценится» употребление наркотиков, выступая мерилом способностей и потенциала: «если ты пробовал наркотики, и с тобой ничего не случилось, значит, ты – человек сильный, значит, ты что-то можешь»;

• в шумной, весёлой компании или на дискотеке можно попробовать наркотики; более того, систематическое употребление наркотиков на дискотеке является оправданным, поскольку это позволяет быть раскованным и хорошо танцевать («космические па», силы танцевать длительное время, привлекать к себе внимание девушек – что особенно значимо для молодых людей и т.д.), вызывать зависть окружающих и их стремление подражать – тоже употреблять наркотики;

• употребление наркотиков «стройнит», позволяет поддерживать хорошую фигуру, что, в свою очередь, дает возможность подняться в профессиональном плане;

• употреблять наркотики дома, не показываясь другим, бессмысленно, их употребление обязательно должно сопровождаться общением с другими (а значит – вовлечением других в наркопотребление);

• наркотики улучшают общение, от них развязывается язык, сразу же все люди становятся друзьями, братьями;

• наркотики – это просто хорошее средство для расслабления, для эффективного снятия психологических проблем;

• человек, пребывающий в состоянии наркотического опьянения, выглядит просто забавно, очень весело, всем это нравится, и ему самому тоже.

Больший вред сознанию несовершеннолетних, с точки зрения сформированных в нем установок на отказ от употребления наркотиков, причинить сложно. Фильм, заявленный как развенчивающий мифы, связанные с наркоманией, не только не развенчивает несколько указываемых в нем мифов, но и внедряет в сознание несовершеннолетних целый ряд более опасных, более конкретно выраженных и более понятно сформулированных мифов.

Восприятие позитивной аргументации в пользу наркопотребления усиливается аналогичными по направленности сценами с молодыми людьми.

Вопрос к молодому человеку: – Собственно, анаша – это наркотик, не наркотик?

Молодой человек: – Да, не сильный, не сильный. Как сигарета. Вон, таджики её курят вообще как сигареты с детства.

(…)


Молодые люди: – Смотря у кого какая сила воли. Еще зависит много от человека самого.

Вопрос:– То есть, есть люди, которым можно употреблять?

Молодые люди:

Да. Но в малых количествах.

Вон «белые воротнички», пожалуйста, всю жизнь там до 70 лет употребляют героин. И ничего, живут.

Восприниматься эти аргументы сознанием несовершеннолетних учащихся будут достаточно позитивно. Но авторы фильма не блокируют в дальнейшем этих аргументов-установок. Как уже было отмечено, чередующие такие показы интервью с наркоманами, говорящими о последствиях употребления наркотиков, не дезавуируют прозвучавших аргументов и заявлений, не отвечают на них. Содержание высказываний наркоманов идет как бы параллельно с содержанием высказываний тех, кто говорит в защиту безопасности употребления наркотиков. Наркоманы как бы говорят на похожую, аналогичную тему, но не совсем о том, о чем только что в позитивном ключе сказали те или иные девушки или молодые люди, отстаивающие свои представления об употреблении наркотиков.

По существу, оказывается, что фильм, заявленный как направленный на профилактику наркозависимости, на самом деле, внедряет в сознание несовершеннолетних зрителей психологические установки на возможность употребления наркотиков. Фильм навязывает мысль о том, что все, называемое мифом, таковым и является только в случае, если речь идет о человеке слабом, безвольном, тогда как применительно к человеку сильному, волевому эти «мифы» являются правдой.

Совершенно четко выявляется, что аргументация «за наркотики» построена на гораздо более высоком интеллектуальном и эмоциональном уровне, тогда как аргументация «против наркотиков» – будет восприниматься молодежной и детской аудиторией как неубедительная. Молодые наркоманы говорят о своем восприятии мира, отношений, о уже прошедшем в их тяжелой жизненной ситуации, однако подростки не могут прочувствовать и понять их состояния, они не имеют их опыта, и такие слова для них пройдут «мимо».

Отметим, что эти сюжеты, в целом, будут восприниматься сознанием несовершеннолетних как парадоксальные. Миловидным и здоровым девушкам, спортивного вида юношам, заявляющим о нормальности и модности употребления наркотиков, противопоставляются невнятные и неубедительные речи наркоманов, своим видом и словами не убеждающих в своей правоте. Этот диссонанс создает определенный неразрешимый парадокс между содержанием информации, которую зрители слышат с экрана, и визуальным рядом, ее сопровождающим.

Под один из фрагментов с рассказом наркомана демонстрируется сцена с процедурой укола наркомана. Эта сцена несет в себе совершенно определенную нагрузку, вызывая в данном случае (при данном визуальном и звуковом рядах) у несовершеннолетних зрителей нездоровый интерес. Демонстрируется стекающая капелька крови, что усиливает внушающий эффект… Далее демонстрируется наркоман, находящийся в состоянии наркотического опьянения. Наркоман падает на пол…

Никакой обусловленной сюжетом и целями фильма необходимости этих сцен совершенно нет.

Вопросы, задаваемые интервьюируемым лицам, характеризуются некорректностью, культурной и нравственной пониженностью лексики и содержания.

Например, звучит такой вопрос: «Вы не против, если вашим соседом будет нормальный тихий наркоманчик?»

Характерен ответ:

– Пускай, пожалуйста. Он же себя губит, а не меня.

Антигуманный, циничный ответ молодого человека остается без всякого комментария.

Совершенно некорректным, зато вполне корреспондирующим отдельным антигуманным тезисам программ Центра «Холис»651, является такой диалог с одним из молодых людей в кадре:

Если наркотики легализовать у нас. Будет лучше, хуже, полезней это?

Так-то, конечно, лучше. Больше народу помрёт, просто, сначала. Сначала будет сильный бум. Ну, чё там, много народа помрёт. Ну, и ладно. Зато общество очистится. Это вот моё мнение.

Понятно, что молодой человек, возможно, бравирует, возможно, реально придерживается таких антигуманных взглядов. Таких людей в молодежной среде можно встретить достаточно много, и сказать они могут, что угодно. Но трансляция на детскую и молодежную аудитории такого рода заявлений без всяких комментариев со стороны специалиста, педагога, юриста и т.д. разрушительна для сознания, нравственной культуры школьников.

Покажем уровень аргументации «против наркотиков» от лица молодого наркомана на конкретном примере.

Вопрос: «В жизни есть замена наркотикам, если ли какие-то другие удовольствия, которые могут их заменить?».

Отметим некорректность самого вопроса и его педагогическую ущербность. Нельзя так противопоставлять. Сама жизнь, нормальная полноценная жизнь является альтернативой наркомании, ведущей к деградации личности и последующей гибели. Во второй части вопроса косвенно проводится мысль, что потребление наркотиков – удовольствие, один из видов удовольствия, и вопрос состоит только в том, чтобы найти другие удовольствия, не такие опасные. Другим – полноценной осмысленной жизнью в труде, творчестве, семье, с чувством ответственности за других людей, а не стремлением к удовольствиям, по логике и содержанию разговора – наркотики заменить нельзя. Их можно заменить только другими удовольствиями – именно так будут воспринимать этот диалог подростки.

Ответ: «Есть».

Вопрос: «А что это?»

Ответ: «Ну, это, прежде всего, хорошая девчонка. Ну, отдохнуть, повеселиться, то есть съездить даже на пикник, съездить куда-то, отдохнуть за рубеж. Ну, столько удовольствий, спорт там, какой тебе нравится, выбирай любой. И они намного лучше для здоровья и полезней».

Прежде всего – «девчонка» (надо думать, не в смысле создания семьи), потом – веселье на пикнике или на отдыхе за рубежом. Спорт, что, в общем, тоже отдых (не профессиональный спорт имеется в виду), – здесь самая «разумная» альтернатива, которая упоминается в самом конце. Такую установку как альтернативу наркопотреблению от лица молодого наркомана Центр «Холис» внушает подросткам, учащимся школ!

В данном фильме вновь, как и в других представленных для исследования фильмах, выявляется навязывание чувства фатальности, безнадежности и безысходности жизни наркомана.

Демонстрируется сцена с наркоманом Сергеем.

Сергей: – У меня была девушка. Мы с ней встречались 8 лет. Так получилось, что со временем она стала наркоманкой, начала колоться героином. Я узнал об этом. Тоже сначала думал: беда, беда. Не знал, что делать… Потом решил, чтобы понять ее, что она чувствует, что она в этом нашла, попробовать сам уколоться. Пришёл к знакомым, мне обеспечили укол, только не героина, там. 2 кубика я поставил.

Сергей: – Теперь то, что моя девушка умерла. Я знаю, кто посадил её на иглу. Он знает, что я это знаю. Я собираюсь его закончить.

(Сергей движением большого пальца по горлу изображает убийство обидчика).

Сергей: Я потерял смысл жизни с её смертью.

Вопрос: – И ты не пытаешься остановить в себе тягу к наркотикам?

Сергей: – Теперь уже не для чего. Тогда я знал, что у нас будет семья, будут дети. Теперь мне жить абсолютно не для чего.

Вопрос: – Ты поставил на себе крест?

Сергей: – Да.

Это – по существу, навязывание суицидальных настроений. Особенно отметим в последнем диалоге слова, что теперь уже не для чего бросать наркотики. Такие кадры совершенно недопустимы в видеопособиях, заявленных как пособия для профилактики наркопотребления и наркозависимости.

Показ в фильме финальной сцены с притоном наркоманов под песню, пропагандирующую употребление наркотиков, праздный и развратный образ жизни, является абсолютно недопустимым в аудитории несовершеннолетних. Эта сцена совершенно определенно направлена на инициирование нездорового интереса несовершеннолетних к наркотикам.

Таким образом, фильм «Наркомания: мифы и правда» так же не реализует заявленные его создателями цели. Этот фильм оказывает на зрителей психотравмирующие воздействия, так же вреден для подростков, способствует понижению нравственной культуры школьников.

***

Применительно ко всем анализируемым фильмам дается следующая аннотация и рекомендации Центра «Холис», значимая для понимания роли данных видеоматериалов, которая отводится им в деятельности работников Центра «Холис», методических форм их использования в работе с подростками, школьниками:



«Информация для ведущего.

Информация, полученная в результате просмотра кино или видеоматериалов, оказывает иногда более глубокое воздействие на психологию подростков, чем просто слова, поэтому работа с использованием видеоматериала включена в профилактические занятия с подростками. Видеоматериал является дополнительно-иллюстративным компонентом занятия, позволяющим специалисту провести обсуждение. Эти фильмы – не обучающие пособия. Скорее, они являются своеобразным «катализатором» для появления чувств, отношения к проблеме, последующего обсуждения ценности здоровья, образа жизни без наркотиков, безопасного поведения, безопасных отношений и других тем. Фильмы не заменяют специалиста, а наоборот, требуют его активного участия. Они дают возможность для диагностики знаний подростков о предмете обсуждения, но самое главное – увиденное вызывает чувства и побуждает обсуждать их. При организации и проведении занятий с видеофильмами необходимо создавать спокойную и эмоционально позитивную атмосферу обучения, в которой новые психологические навыки внутренне перерабатываются и проверяются во взаимодействии со сверстниками и другими значимыми лицами. Каждый видеофильм продолжительностью 15–20 минут предназначен для учащихся среднего и старшего звена. Формы работы с фильмами, с помощью которых достигается профилактический эффект, могут быть разными, хотя интерактивные предпочтительней. Эти формы и методы предполагают активное включение подростков в урок и получение от них обратной связи в процессе дискуссий, мозговых штурмов, ролевых игр. Можно использовать и традиционные формы работы, такие, например, как написание сочинений после просмотра фильма. Для проведения профилактических занятий рекомендованы специально созданные видеофильмы: “Наркотики: мифы и реальность”, “Правда и наркотики”, “Дети и наркотики”, “Одиночная камера пыток”»652.

Никакого позитивного «отношения к проблеме» проанализированные видеофильмы не формируют и не дают для этого никаких материалов (кроме трансляции предложений от молодых наркоманов, типа: заменить «наркотики с девчонкой» – просто «девчонкой» без наркотиков). На их содержании невозможно выстроить никакого конструктивного обсуждения ценности здоровья, образа жизни без наркотиков. В сознании зрителей, особенно несовершеннолетних, по законам психологического восприятия останутся только самые сильные впечатления. А это – трупы в мертвецкой, вскрытие трупа девушки и т.п.

«Безопасное поведение», «безопасные отношения» – это, судя по другим материалам, используемым Центром «Холис»653, в терминологии его руководителя и сотрудников, понятия, сводящиеся к пропаганде сексуальных отношений с презервативом. Как будто муниципальный центр, финансируемый за счет денег налогоплательщиков города, имеет главной целью рекламу презервативов.

Следует еще раз отметить, что данный блок видеоматериалов рекомендуется работниками Центра «Холис» для проведения профилактических занятий с учащимися (т.е. занятий с детьми), с детьми, не употребляющими наркотики, в целях формирования у них установки на неупотребление наркотиков. То есть это обычные школьники в массовой школе, для которых предназначается вся эта негативная, антигуманная, разрушительная для психики или бессмысленная, не нужная детям информация, которой наполнены данные фильмы.

В заключение, считаем необходимым отметить, что такого рода организации, как Центр «Холис», появляются и активно эксплуатируют тему опасности наркопотребления там, где не налажена нормальная работа существующих городских служб в этой области, где бездействует общественность. Поэтому, по нашему мнению, необходимо не только незамедлительно пресечь работу Центра «Холис» с несовершеннолетними и не допускать впредь его руководителя и сотрудников к работе с ними, но и создать ему позитивную замену. Органы государственной власти и органы муниципального управления совместно с общественностью, с квалифицированными специалистами на основе существующих медицинских и социальных служб, органов образования, правоохранительных органов должны наладить эффективную профилактическую и реабилитационную работу, а также деятельность по пресечению незаконного оборота наркотиков.


Каталог: biblioteka
biblioteka -> Клинические и организационно-методологические аспекты военно-врачебной экспертизы граждан, страдающих психическими
biblioteka -> Монография Л. И. Божович «Личность и ее формирование в детском возрасте»
biblioteka -> Тихомирова И. И. Программа Чтение: приоритетный проект в области культуры или повышение уровня грамотности?
biblioteka -> Значение культурно-исторической концепции л. С. Выготского для современных исследований психологии личности
biblioteka -> Методические рекомендации для педагогов образовательных учреждений по профилактике подросткового суицида
biblioteka -> Семья в психологической консультации
biblioteka -> Теоретические основы воспитания и развития духовности и субъектности личности
biblioteka -> Рбоо центр социально-психологической и информационной поддержки «Семья и психическое здоровье»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   55


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница