Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7, 373



страница32/55
Дата12.05.2016
Размер4.78 Mb.
ТипСборник
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   55

Выводы.

Содержание видеофильмов «Наркотики: мифы и реальность II», «Дети и наркотики», «Одиночная камера пыток» и «Наркомания: мифы и правда», произведенные и/или используемые Центром «Холис», реализованные при их производстве специальные методы воздействия на сознание несовершеннолетних зрителей не преследуют и не достигают целей профилактики наркопотребления и наркозависимости среди несовершеннолетних. Данные видеофильмы, особенно видеофильмы «Наркотики: мифы и реальность II» и «Дети и наркотики», способны оказывать сильное деструктивное, разрушительное воздействие на психику подростков, формируя негативные ценностные ориентации и психологические установки, обратные тем, которые декларированы создателями фильмов, провоцируют нездоровый интерес детей к смерти.

Содержание и направленность видеофильмов не предполагает и не предлагает детям или родителям никакой реальной позитивной альтернативы наркопотреблению. Все «профилактическое воздействие» данных видеоматериалов основывается на вульгарном фронтальном устрашении зрителя смертью, видом и действиями патологоанатома, препарируемого им трупа и извлекаемых внутренних органов человека, видом страданий людей, больных или умирающих наркоманов, беспризорных детей, а также наркоманов и детей, вовлеченных в сексуальные отношения с взрослыми, в том числе гомосексуальные.

Комментарии, выступления персонажей видеофильмов, в том числе взрослых, заведомо понижены в культурном и нравственном отношении, что совершенно недопустимо для показа в детской аудитории.

Беседы руководителя Центра «Холис» В.В. Лозового с малолетними детьми на тему наркомании и детской проституции, в том числе с провоцированием описаний детьми деталей их сексуальных отношений со взрослыми, являются грубейшим нарушением профессиональной этики, наносят показанным в фильме детям, их семьям моральный ущерб. Они совершенно неприемлемы для показа в детской, школьной аудитории.

Выступления руководителя Центра «Холис» В.В. Лозового и главы города Екатеринбурга А.М. Чернецкого (фильмы «Наркомания: мифы и правда», «Дети и наркотики») бессодержательны как для взрослых, так и, в особенности, для детской аудитории, в большей степени они напоминают саморекламу или политическую рекламу.

Методические рекомендации к фильмам бессодержательны и противоречивы. В одном месте рекомендаций фильм «Дети и наркотики» рекомендуется исключительно для взрослых, родителей, однако в другом месте этих же рекомендаций утверждается, что все фильмы в данном блоке предназначены для показа школьникам.

Все проанализированные фильмы реализуют незаконное воздействие на сознание и психику учащихся с использованием психологических технологий, выявлено использование авторами видеофильмов методов гипнотического воздействия на зрителя. Это является так же недопустимым в учебно-методических материалах, предназначаемых для общеобразовательных учреждений. Использованные в данных видеофильмах суггестивные методики подачи и сопровождения основных материалов нарушают охраняемые законом права родителей на воспитание детей, а также право ребенка на защиту от неблагоприятных информационных воздействий, представляют опасность для психологического состояния и психического здоровья школьников.

Использование указанных видеофильмов в качестве учебно-методического обеспечения педагогической, медико-просветительской и социальной работы с несовершеннолетними, особенно в массовой школе с учащимися детьми, является недопустимым и противоправным.
Председатель Комиссии

Профессор кафедры национальной безопасности Российской


академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктор юридических наук П.Р. Кулиев
Члены Комиссии:

Руководитель экспертного отделения ФГУ «Государственный


научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию», доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Российской Федерации Ф.В. Кондратьев
Директор Института государственно-конфессиональных отношений и права, доктор юридических наук И.В. Понкин
Главный специалист Департамента образования города Москвы, старший научный сотрудник лаборатории нравственного образования
Института содержания и методов обучения Российской академии образования А.Ю. Соловьев
  

Кузнецов М.Н., Понкин И.В. Заключение от 16.01.2006 –

правовая оценка деятельности центра «Холис»

(г. Екатеринбург), а также действий органов государственной власти, иных государственных органов Свердловской

области и органов муниципального управления города

Екатеринбурга в сложившейся вокруг деятельности

Центра «Холис» ситуации
Настоящее заключение выполнено по обращению Ассоциации
родительских комитетов города Екатеринбурга.

Цель заключения – правовая оценка деятельности654 муниципального Центра медико-психологической и социальной помощи населению


«Холис» города Екатеринбурга Свердловской области (далее – Центр «Холис»), а также действий органов государственной власти, иных государственных органов Свердловской области и органов муниципального управления города Екатеринбурга в сложившейся вокруг деятельности Центра «Холис» ситуации.
1. Правовая оценка деятельности Центра «Холис».

1.1. Общая характеристика правовой обоснованности
мероприятий Центра «Холис», реализуемых в муниципальной системе образования города Екатеринбурга.

По инициативе общественности города Екатеринбурга был проведен ряд исследований содержания и направленности мероприятий, реализуемых сотрудниками Центра «Холис» в муниципальной системе образования по профилактике зависимостей среди учащихся, в том числе с участием родителей школьников, а также используемых при этом учебных и методических пособий, иллюстративных материалов и др.655

В указанных заключениях выявлены непрофессионализм и некомпетентность сотрудников Центра «Холис» в области психолого-педагогического обоснования и практики профилактики зависимостей среди несовершеннолетних, в ряде случаев показан прямой вред, наносимый несовершеннолетним в результате реализации мероприятий Центра «Холис», а также многочисленные нарушения законодательства Российской Федерации. Прежде всего, в части нарушения прав несовершеннолетних и их родителей (законных представителей) в области образования, охраны здоровья несовершеннолетних, защиты от неблагоприятных информационных воздействий и др.

Выявлено также, что нарушения законодательства обусловлены не только непрофессионализмом и недостаточной компетентностью работников Центра «Холис», прежде всего его руководства, но в ряде случаев их принципиальной мировоззренческой позицией. Данная позиция, в целом, характеризуется высокомерием и негативизмом в отношении общественности города, в том числе родителей учащихся общеобразовательных школ, нежеланием воспринимать критические замечания граждан в отношении используемых Центром «Холис» материалов и реализуемых образовательных программ, серьезно обсуждать их происхождение, мировоззренческие основы, содержание и результаты использования в городской системе образования.

Эта негативная мировоззренческая личностная установка руководства Центра «Холис», недопустимая для сотрудников муниципальных учреждений, к сожалению, разделяется и некоторыми руководителями органов управления образованием и Администрации г. Екатеринбурга, выражающими поддержку деятельности Центра «Холис»656. Данное обстоятельство, в целом, усугубляет ситуацию, ведет к дальнейшим нарушениям законодательства, прав и законных интересов несовершеннолетних и их родителей со стороны сотрудников Центра «Холис».

Мировоззренческие позиции и нравственный уровень руководителя Центра «Холис», В.В. Лозового, проявленные им, в частности, в подготовленных с его участием интервью с малолетними детьми на улицах города Екатеринбурга, достаточно подробно охарактеризованы в указанных заключениях. Дополнительно имеет смысл рассмотреть комментарии по поводу дискуссий вокруг деятельности Центра «Холис» научного руководителя Центра, доцента УрГМА, кандидата медицинских наук О.В. Кремлевой657. Именно эти люди, директор и научный руководитель Центра «Холис», по существу определяют содержание и направленность образовательной деятельности данного учреждения. От них, в первую очередь, зависит то, какие материалы разрабатываются в Центре, предлагаются от имени Центра для использования в школах.

Изучение публично высказываемых О.В. Кремлевой суждений и оценок позволяет утверждать, что пренебрежительное отношение руководства Центра «Холис» к общественности, родителям школьников, явное игнорирование их прав и законных интересов в области образования и охраны здоровья, являются, к сожалению, принципиальной позицией, которую занимают руководители Центра «Холис». А такая позиция, в свою очередь, закономерно ведет к правовому нигилизму, нежеланию исправлять допущенные ошибки, приводить деятельность Центра «Холис» в соответствие с действующими правовыми нормами.

О.В. Кремлева заявляет следующее (выделения в цитатах – авторов заключения):

«Центр “Холис” – это очень социально значимое учреждение. И в нем работают действительно социально значимые люди, получается. Я считаю, что порядка миллиона, может быть, дальше больше уже затрачено на кампанию анти-“Холис”. Но мне жаль только одного: что эти деньги могли быть потрачены на совсем другие цели – в пользу детей, а не против детей. Вообще, эта ситуация – экстремизм пополам с невежеством – она мне напоминает ситуацию где-то века 18-го или 19-го, когда в России была холера, и были холерные бунты. Когда невежественные темные люди вдруг почему-то решили, что холеру распространяют врачи, и перебили всех земских врачей. И что было в итоге? В итоге погибло очень много людей, потому что врачи им не могли помочь. И сегодня получается то же самое. Невежественные, воюющие люди, которые притворяются христианами или притворяются родителями. Будь они родителями екатеринбургских школьников, они бы знали, что в каждой школе проводятся эти программы “Холиса” только специалистами, которые проучены по этим программам. И те книги, которыми они потрясают, они адресованы не детям, а специалистам. И эти программы проводятся детям только с согласия родителей. Более того, все эти программы предусматривают активнейшее участие родителей»658.

О.В. Кремлева не отвечает на вопросы общественности, родителей учащихся по существу. Вопрос о том, сколько средств было потрачено на противодействие деятельности Центра «Холис», не относится к делу. Если деятельность Центра «Холис», действительно, наносит ущерб обществу, детям, то чем больше сил и средств потрачено на то, чтобы ее остановить, тем лучше для общества и детей. Научный руководитель Центра должна была бы обсуждать и разъяснять другое, а именно – качество, научную и правовую обоснованность реализуемых Центром «Холис» учебных и методических материалов, программ, методик работы с детьми. Вместо этого она занимается саморекламой Центра «Холис» (т.е. и себя самой как его научного руководителя), а потом просто оскорбляет оппонентов. Клеветнически обвиняет их в экстремизме (наверно, не подумав, что это – обвинение в уголовно наказуемом преступлении), сравнивает их с убийцами, обвиняет в невежестве и даже в том, что они «притворяются христианами» или даже «притворяются родителями»! Чуть ранее в интервью она также говорит о «так называемых родителях», выражающих возмущение деятельностью Центра «Холис».

В последней части цитаты О.В. Кремлева только заявляет об «активнейшем участии родителей» в обсуждении программ Центра «Холис», не приводя никаких подтверждений этому, и опять говорит абсурдные вещи, не относящиеся к существу обсуждаемой проблемы, ее правового аспекта. Так, из слов о том, что в школе проводятся программы «Холиса» «только специалистами», которые «проучены по этим программам», следует только то, что сказано – что эти программы реализуются людьми, которых обучили реализовывать эти программы.

«Невежественные», как утверждает О.В. Кремлева, люди закономерно интересуются совершенно другим – содержанием данных программ, их воздействием на детей, на их мировоззрение, культуру, нравственность, душевное самочувствие, духовное состояние, а также тем, на каких именно законных основаниях данные программы допущены для реализации в общеобразовательных учреждениях города, соответственно, если допущены, кто будет нести ответственность за это, к кому конкретно можно будет предъявлять претензии.

В связи с этим отметим, что данные об экспертизе программ и методик Центра «Холис» в экспертных органах городской системы образования (см. ниже) явно недостаточны, поскольку в публикациях данных программ и методик нет четкого указания на то, что они допущены для использования в школах. Требуется именно наличие такого указания в форме грифования материалов, а не просто указания на их экспертизу теми или иными специалистами или упоминания названия органа управления образованием на титуле публикации. Особенно строго эти правила должны соблюдаться для литературы, направленной на воспитание школьников, воздействующей на формирование личности, убеждений, нравственных ценностей учащихся.

Довод О.В. Кремлевой, что претензии к «книгам» необоснованны потому, что книги адресованы «не детям, а специалистам», – неубедителен. Речь идет о книгах, предназначенных для использования в работе с детьми. Это – книги для подготовки взрослых к работе с детьми, определения содержания и методов работы с детьми. Если к содержанию этих книг предъявляются обоснованные претензии, то совершенно не важно, учебники ли это для детей или это программные материалы и методические пособия для преподавателей, учителей. Обсуждать надо сами претензии по существу. Кроме того, только лишь заявления о том, что данные программы «проводятся детям только с согласия родителей», недостаточно. Научный руководитель Центра «Холис» должна разъяснить, как это согласие родителей фиксируется, как оно предполагается в методической документации Центра «Холис» и реализуется на практике, в школах.

В другом месте интервью О.В. Кремлева указывает: «Выбирают родители. Если программа встроена в рамки какого-то предмета-носителя, например, как было для ОБЖ, – настолько же принудительно, насколько принудительно посещение математики или физкультуры. Если эта программа во внеклассной работе, выбирает классный руководитель… Но везде предварительно идет беседа с родителями, более того, обучение родителей, более того, мы настаиваем на том, чтобы родители знакомились с этими программами. И вопросы, которые несутся из уст этой организации, они только свидетельствуют, что они понятия не имеют, что в их школе есть уголок профилактики, который забит литературой до отказа, в которой каждая программа. А всем остальным я рекомендую сходить на сайт paradigma, там лежат наши программы»659.

Если бы действительно «выбирали родители», если бы везде с ними предварительно проводились беседы, если бы они знакомились с программами и пособиями Центра «Холис», то и не могло бы возникнуть конфликтной ситуации вокруг деятельности Центра «Холис». Вряд ли можно поверить, что все родители школьников, действительно, знакомились с тем, что именно будут демонстрировать их детям. Невозможно предположить, что все родители школьников согласились бы с тем, чтобы их детям, даже для «профилактики наркомании», показывали вскрытие трупа в мертвецкой, стилизованные изображения гомосексуальных отношений взрослых с детьми и т.п., что содержится в видео-пособиях Центра «Холис». Знакомить родителей надо не с «программами», а с содержанием образования, учебной и воспитательной деятельности.

Замечание О.В. Кремлевой в начале последней цитаты о том, что программа Центра «Холис» «встроена в рамки какого-то предмета-носителя, например, как было для ОБЖ», вследствие чего ее изучение школьниками «настолько же принудительно, насколько принудительно посещение математики или физкультуры», так же свидетельствует о нарушениях правовых условий реализации учебно-воспитательного процесса в общеобразовательных учреждениях города в результате деятельности Центра «Холис».

Ничего «встраивать» в содержание обучения по учебным предметам федерального компонента общего образования, ни О.В. Кремлева, ни работники школ не имеют права. В преподавании этих учебных предметов должны использоваться только учебники и пособия, имеющие гриф «Допущено» или «Рекомендовано» Министерством образования, ныне – Министерством образования и науки Российской Федерации (пункт 18 статьи 28 Закона РФ «Об образовании» от 10.07.1992 № 3266-1 (с послед. изм. и дополн.)). Конечно, в школах используются дополнительные учебные материалы по предмету, разработанные специалистами-педагогами соответствующего профиля, авторские материалы учителей, но учащиеся обязаны изучать только тот учебный материал, который зафиксирован в государственных образовательных стандартах по предмету и обязателен при итоговой аттестации на основе содержания указанных учебников и пособий. Возможно проведение дополнительных занятий с учащимися по предмету, кроме освоения его основного содержания по используемым в школе комплектам допущенных учебных пособий. Однако такие занятия должны быть добровольными, не должно допускаться принудительного посещения их учащимися. Тот факт, что в школе есть «уголок профилактики, который забит литературой до отказа, в которой каждая программа», так же не имеет никакого отношения к обсуждению содержания программ Центра «Холис» и правовой обоснованности их использования в школах. «Уголок» в реальности может быть «забит» чем угодно, в том числе пособиями и иными изданиями, которые нельзя использовать в учебно-воспитательном процессе.

В отношении результатов апробации в школах учебно-методических материалов Центра «Холис» О.В. Кремлева утверждает следующее:

«… эксперимент шел на протяжении трех лет. И в этом эксперименте были получены данные об эффективности программы. Эти данные отражены в отчетах, они опубликованы. И эти данные хранятся в ИРО, туда можно обратиться … готовится огромная мониторинговая программа, которую мы готовы начать хоть сейчас, но сейчас мы вынуждены отвечать на разные письма, нападки, отписки. Эта программа мониторинга как раз эффективности внедрения этой программы по школам города, где сравниваются школы, активно внедряющие эту программу и менее активно внедряющие. Будет проведен большой корреляционный анализ как раз факторов риска. Мы занимаемся исследованием факторов риска зависимости. Поэтому в мониторинге будет прослежена динамика этих факторов риска. В частности, навыков копинга, совладания, самооценка, алексикимия. Мы работаем с мишенями этой профилактики. Каждый человек считает, что он компетентен в воспитании, так же как в лечении и так далее. Надо помнить, что это прежде всего научные знания»660.

Если, действительно, в результате реализации программ Центра «Холис» получены какие-то верифицируемые научными методами данные об их позитивных результатах, то О.В. Кремлевой следовало бы их просто озвучить и сослаться на открытые источники информации по данному вопросу. Этого она не делает, поскольку, можно выразить уверенность, таких объективных научных данных просто не существует.

Говоря далее о мониторинге («мониторинговая программа»), О.В. Кремлева демонстрирует либо свою профессиональную некомпетентность, либо просто совершает подмену, вводит слушателей в заблуждение. Мониторингом считается постоянное наблюдение за каким-либо процессом с целью выявления его соответствия желаемому результату или первоначальным предположениям661. Программа мониторинга эффективности внедрения программы по школам города может интересовать только О.В. Кремлеву и других сотрудников Центра «Холис». Общественность, родителей интересует совсем другое – не результаты усилий по внедрению программ Центра «Холис» в школы, а результаты эффективности реализации этих программ там, куда их удалось каким бы то ни было образом внедрить, т.е. результаты собственно профилактической работы Центра «Холис» с детьми.

Родителей учащихся, общественность также вряд ли интересуют исследования Центром «Холис» «факторов риска зависимости», их динамики и т.п., в том числе в наукообразных формулировках, озвученных О.В. Кремлевой. Все эти «научные знания» и их псевдонаучные комментарии О.В. Кремлевой совершенно не интересны родителям и не делают саму О.В. Кремлеву компетентной в воспитании. По крайней мере, настолько, чтобы препятствовать реализации родителями своих прав и законных интересов в отношении детального информирования, знания о том, чему учат их детей в школах, какие при этом ценности предлагают, какие нравственные качества воспитывают, каковы научно обоснованные, объективные результаты этого обучения.

В приведенной цитате О.В. Кремлева заявляет: «Каждый человек считает, что он компетентен в воспитании…», имея в виду критиков деятельности Центра «Холис», из чего можно заключить, что себя она считает компетентной в воспитании, а реализуемые при ее научном руководстве образовательные программы полезными для воспитания школьников. В другом месте интервью О.В. Кремлева говорит уже нечто противоположное, а именно, что Центр «Холис» не занимается воспитанием учащихся: «Ну, высокие половые отношения, низкие половые отношения – как-то мы не говорим об этом с детьми. Может быть, со специалистами идет об этом речь. Вообще, о высоких и низких отношениях нужно говорить воспитателям, педагогам, которые этим и занимаются. Но прежде всего родителям… Ведь мы укладываем парашюты нашим детям, мы готовим их к жизни. Как они будут нам благодарны, если мы уложим им парашют хорошо и достойно их будущей жизни. Если мы не приготовим их к столкновению с теми опасностями, будут ли наши дети благодарны нам, если мы не подготовим, не положим соломки там, где они могут упасть. Это преступление – не знакомить детей с этим»662.

Иначе говоря, она снимает с себя ответственность за то, какие половые отношения – «низкие» или «высокие», представлены в учебно-методических материалах Центра «Холис». Утверждение О.В. Кремлевой о том, что «мы не говорим об этом с детьми», имея в виду половые отношения, является откровенной неправдой. «Разговорами», сюжетами, изображениями, относящимися к половым отношениям, наполнены многие учебные материалы Центра «Холис», предназначенные для использования детьми. И судя по анализу содержания этих материалов в указанных выше заключениях, там представлены исключительно нравственно «низкие» половые отношения, так что у учителей и учащихся нет выбора. Что касается подготовки детей к опасностям, с которыми они могут столкнуться во взрослой жизни, то запугивание и развращение несовершеннолетних – это не «укладывание парашюта», а настоящее вредительство в отношении воспитания подрастающих поколений. Учить пользоваться парашютом и рассказывать о том, что бывает с человеком, который падает с высоты без парашюта, с детальной демонстрацией процедуры вскрытия его тела в морге – совершенно не одно и то же.

Рассмотрим еще одно высказывание О.В. Кремлевой из этого интервью:

«“Холис” – вообще, учреждение, которое призвано к тому, чтобы заниматься профилактикой. Это медико-психологический центр. Мы работаем в новой области медицинской науки. Эта область называется психология здоровья. И поэтому в “Холисе” работают специалисты: и врачи-психотерапевты, и психологи, и педагоги. В этом союзе создавались за десятилетия более десятка программ. Все эти программы предназначены для воспитания здоровых привычек, для развития ресурсов противостояния опасностям, например формированию зависимости, профилактике суицидального риска у детей, профилактике других видов девиаций, профилактике ранней половой жизни и начала заболевания СПИДом, ИПП, ВИЧ и прочего. Это те реальности, в которых живут наши дети сегодня. И поэтому программы, используя педагогические и психологические приемы, направлены на развитие у детей критического мышления прежде всего, на развитие у них тех здоровых факторов, например здоровой самооценки, здоровых жизненных навыков, привычки делать здоровый жизненный выбор, привычки справляться со стрессом здоровыми способами, например, без алкоголя.

И вот родители, которые в контакте с педагогами, которые знают, что в их школе проводятся их программы, ведь они сами приходят и сами учатся. У нас есть программы, созданные специально для родителей. Она так и называется «Школа здоровья»…

Если это можно назвать половым воспитанием. Скорее, это воспитание здоровья в области сексуальной жизни. Это не значит, информирование детей без ведома их родителей. Напротив, вот эти новые программы, которые предназначены десятиклассникам в рамках комплексной модульной обучающей программы, в ней пять модулей. И только один из этих модулей называется «Профилактика ВИЧ, СПИД, ИПП». Этот модуль предназначен вообще-то специалистам-медикам. По этому модулю мы обучаем более 30 часов медиков контакту с детьми, подростковой аудиторией, чтобы не приходить и нудно не читать им лекцию. А для того, чтобы они вовлекались в те игры, которые побуждают их критически мыслить и делать свой выбор в пользу здоровья. Эти программы разработаны, но специалистов даже еще не обучали по этим программам. Они в области апробации сейчас находятся. И тем более ни одного ребенка по этим программам не обучалось. Откуда столько крика, столько шума сейчас?»663.

Если данное высказывание О.В. Кремлевой проанализировать с точки зрения профессиональной компетенции и элементарной логики, действительно, надо «бить тревогу» в связи с тем, каким образом организуется, научно обосновывается и реализуется деятельность по профилактике зависимостей среди несовершеннолетних в городе Екатеринбурге.

Возможно, именно медицинская и медико-психологическая деятельность изначально и планировались в качестве основных в Центре «Холис», однако уровень профессиональной подготовки и нравственной культуры его руководителей привел к тому, что они решили, что им легче будет заниматься трансляцией екатеринбургским школьникам канадских мультфильмов о жизни детей в бедняцких пригородах латиноамериканских стран, об опасности занятий сексом детей со взрослыми без презерватива (с единственным акцентом именно на презервативе), о процедуре вскрытия трупов в моргах и т.п.

В связи с этим, заявление О.В. Кремлевой о том, что программы Центра «Холис» предназначены, в частности для профилактики ранней половой жизни и «начала заболевания СПИДом, ИПП, ВИЧ и прочего» (какого «начала»?!, чего «прочего»?!), могут выглядеть убедительными только для тех, кто не знаком с учебными материалами Центра «Холис», в которых фактически пропагандируется половая распущенность, раннее начало половой жизни несовершеннолетними (об этом см. ниже в п. 1.2), беспорядочные половые связи. Все это как раз и является главной причиной распространения в молодежной среде СПИДа и заболеваний, передающихся половым путем, тесно связано с подростковой и молодежной наркоманией.

В последнем абзаце О.В. Кремлева полностью запутывается сама и запутывает слушателей. Сначала она говорит, что обсуждаемые программы предназначены десятиклассникам, т.е. школьникам, детям. Затем она утверждает логически противоречащее сказанному, а именно, что один из пяти модулей в «комплексной модульной обучающей программе» предназначен «вообще-то» специалистам-медикам.

Так все-таки, школьникам или медикам? Или программа предназначена на 80% школьникам, а на 20% – специалистам!? Отметим, не школьным педагогам, только и имеющим право на проведение учебных занятий с детьми в образовательных учреждениях, а медикам! Этих специалистов-медиков обучают «контакту с детьми, подростковой аудиторией» (безграмотное выражение), т.е. навыкам и методам педагогической работы с детьми, некие «мы», надо думать, под научным руководством так же медика О.В. Кремлевой.

Далее она уточняет, что «эти программы разработаны, но специалистов даже еще не обучали по этим программам. Они в области апробации сейчас находятся. И тем более ни одного ребенка по этим программам не обучалось». Чтобы понять все это, действительно, необходимы навыки критического мышления. Если специалистов «не обучали», ни одного ребенка «не обучалось», как же тогда эти программы «апробируются»? На ком, в какой аудитории? На их разработчиках, что ли?

Можно сделать вывод, что эти противоречивые рассуждения научного руководителя Центра «Холис» делаются просто для того, чтобы запутать слушателей. Скрыть, не признавать факт использования в школах города скандальных по содержанию, вредных для здоровья детей учебных и методических материалов Центра «Холис». Областным экспертным советом при Министерстве общего и профессионального образования Свердловской области было принято решение только об их апробации (см. ниже, раздел 3 заключения), на основании чего руководители Центра «Холис», вероятно, решили, что они получили право внедрять их в любых образовательных учреждениях города.

Дальнейшие заявления О.В. Кремлевой так же подтверждают, что учебно-методическое материалы Центра «Холис» не имеют никакого отношения к педагогике, к содержанию учебно-воспитательной деятельности в российской школе. В российские школы под видом учебно-методического обеспечения профилактики зависимостей среди молодежи направляются пособия, просто заимствованные у зарубежных организаций, занимающихся, в частности, деятельностью по ограничению рождаемости в странах «третьего мира», или сомнительные «педагогические» разработки самих сотрудников Центра.

О.В. Кремлева: «В последние года два эпидемия суицида среди молодежи. Да, это вызвано социальными условиями, особым психологическим состоянием этого подросткового возраста. И разве мы, врачи, можем оставаться в этой ситуации равнодушными? Нет, конечно. И большинство из наших программ направлены на профилактику суицидального риска у молодежи. Что мы делаем здесь? Мы учим детей, как вести себя в таких сложных, кризисных ситуациях, когда человек оказывается буквально сломлен судьбой, когда он оказывается одиноким, в отчаянии, он столкнулся с жизненными трудностями, с которыми он не сталкивался никогда, когда у него нет никого рядом. Мы учим их обрести те ресурсы, которые позволяют им справиться с отчаянием, с негативными чувствами здоровыми способами, без использования средств зависимости. Мы учим их обращаться за помощью и получать эту помощь»664.

Анализ содержания материалов Центра «Холис», в частности видеопособий «Наркотики: мифы и реальность II», «Дети и наркотики», «Одиночная камера пыток» и «Наркомания: мифы и правда», выявляет прямо противоположное – фактическое провоцирование подросткового суицида путем запугивания детей, массированного негативного информационного воздействия, внушения чувства безысходности, отчаяния и т.п. Кроме того, речь идет о таком, прежде всего социальном, а не медицинском явлении как молодежный суицид. Ведение образовательной, просветительской деятельности, духовно-нравственное воспитание детей и молодежи это дело, в первую очередь, семьи и педагогических работников, а не врачей.

Результаты ситуации, когда некомпетентные в педагогике врачи (применительно к Центру «Холис», в лучшем случае – врачи) начинают заниматься педагогикой, наглядно демонстрирует сама О.В. Кремлева в следующем своем заявлении: «Мы ведь не работаем напрямую, как те люди, которые думают, что мы надеваем презервативы и так далее. Мы работаем с предпосылками. Мы, например, даем упражнение: человек в трудной ситуации, дети рисуют, нарисуйте человека в трудной ситуации, и многие дети рисуют человека, который стоит на табуретке и надевает петлю на шею. Вот это является поводом для того, чтобы говорить о суициде. Никто детям не навязывает. Если это оптимистический класс, в котором никто не нарисовал человека на табуретке с петлей на шее, с ними никто об этом не заговорит. Напротив, с ними будут говорить о чувствах, которые возникают у человека, когда он одинок или когда он поддержан. Что помогает человеку справиться с трудностями, что помогает ему сделать выбор в пользу здоровья и жизни тоже?»665.

Работа «с предпосылками» в деятельности Центра «Холис» сводится как раз именно к одному – к «надеванию презерватива», как это определенно показано в используемом Центром «Холис» видеопособии «Карате и ребята».

И какой педагогически значимый познавательный или воспитательный результат может быть достигнут в приведенном О.В. Кремлевой в качестве примера «упражнении», если ребенок нарисует человека на табуретке с петлей на шее? Профессиональные педагоги, конечно, могут более обоснованно высказаться о таких «упражнениях», но, по нашему мнению, в лучшем случае – нулевой результат. А в худшем случае – негативный результат, акцентирование в сознании ребенка негативных переживаний, эмоций. И каким это образом врач О.В. Кремлева определяет, какой школьный класс «оптимистический», а какой – «пессимистический»!? Может быть какой-то 8 класс «Б» в школе с утра, на первом уроке – «оптимистический», а на седьмом уроке – уже «пессимистический».

Почему если в классе хотя бы один ребенок нарисовал «человека на табуретке с петлей на шее» (может быть, он как раз накануне вечером насмотрелся фильмов ужасов по видео), то, по методике О.В. Кремлевой, весь класс, 30 и более детей, определяется (логически – от противного) как «пессимистический». И все дети в этом классе в связи с этим должны слушать разговоры о суициде, их надо «нагружать» информацией о суициде? Для чего? Но с другой стороны, если из 30 детей в классе «никто не нарисовал человека на табуретке с петлей на шее, с ними никто об этом не заговорит». О суициде не заговорят, но, «напротив, с ними будут говорить о чувствах, которые возникают у человека, когда он одинок или когда он поддержан. Что помогает человеку справиться с трудностями, что помогает ему сделать выбор в пользу здоровья и жизни тоже?». «Выбор в пользу жизни» почему-то понимается только в смысле отказа от разговора о суициде. «Выбор в пользу жизни», логически, значит, не в пользу смерти. Разговоры о таком «выборе», фактически, сами по себе, являются разговорами о суициде. Суицид это и есть «выбор в пользу смерти» в самом прямом смысле.

Весь этот абсурд «упражнений» от О.В. Кремлевой не имеет никакого отношения к педагогике, а на практике является просто издевательством над школьниками людей, не имеющих непосредственного отношения к школе, не обладающих необходимой педагогической квалификацией, в ряде случаев – некомпетентных в данной проблематике врачей и психологов. И это еще, вероятно, одно из лучших (в понимании О.В. Кремлевой) «упражнений» с детьми, поскольку О.В. Кремлева описывает его в интервью как некий положительный педагогический пример.

В настоящем правовом заключении не ставится задача оценки уровня педагогической культуры О.В. Кремлевой, но данное ее заявление, по нашему мнению, очевидно, свидетельствует о чрезвычайно низком уровне этой культуры у О.В. Кремлевой. Сама она может называть себя социально значимым человеком, но родители школьников, которых она обвиняет в невежестве и экстремизме и даже сравнивает с убийцами, вполне закономерно должны озаботиться тем, что над детьми в школах проводятся такие педагогические «упражнения», хотя бы и в режиме эксперимента. Во всяком случае, они имеют полное право потребовать запретить проведение подобных «упражнений» с их детьми в учебное и внеучебное время в школах.

В отсутствие каких-то серьезных, доказательных научных и правовых аргументов, О.В. Кремлева, опять допуская оскорбления родителей учащихся, использует «последний довод». Логически, по существу, он заключается в том, что если пособия Центра «Холис» и развращают детей, то эротические фильмы по телевидению, доступные для них, развращают их гораздо больше. И потому, мол, родителям, не стоит беспокоиться и беспокоить Центр «Холис», лучше им отправиться домой и убедиться в том, что их дети «в этот момент» смотрят эротические фильмы:

«Наши дети живут не в вакууме, они живут в этом сиропе информационном, который производят прежде всего средства массовой информации. Вот один факт меня поражает. В цирке, когда проходило это родительское собрание, где сидели эти якобы родители какой-то мифической ассоциации, в это время по всем каналам, а это была пятница, я посмотрела, десяток эротических фильмов шло. И вот родители в этом цирке муссировали и обсуждали мультфильмы, которые идут для детей в рамках этой программы, фрагменты этих мультфильмов вместо того, чтобы обсуждать то, что влияет на сознание их детей. Я представила себе, что их дети в этот момент смотрели эротические фильмы»666.

Такие «представления» О.В. Кремлевой, по нашему мнению, ярко характеризуют уровень ее общей культуры. Она, похоже, просто не понимает того, что этим своим заявлением она оскорбляет людей, вносит подозрительность в отношения родителей и их детей. О педагогической культуре здесь уже говорить вообще не приходится.

О.В. Кремлева использует известную манипуляцию, типа: посмотрите, как другие развращают, в сравнении с ними мы еще не развращаем; как же вы можете нас критиковать, когда вокруг столько преступлений, столько разврата и т.п. Это – известный способ блокирования дискуссии, увода ее в заведомо неконструктивное русло. На родительском собрании обсуждались конкретно материалы и деятельность Центра «Холис», а не программы телевизионных передач. Вряд ли бы сотрудники Центра «Холис» согласились с аналогичной ситуацией, если бы дискуссия о разрушительном влиянии современного телевидения на подрастающее поколение свелась к высказыванию типа: «А причем здесь телевидение? Посмотрите, что делает Центр “Холис”!».

С учетом продемонстрированного выше О.В. Кремлевой уровня профессиональной компетентности и культуры можно уже только как саморекламу оценивать следующее ее заявление:

«Насчет компетентности специалистов центра «Холис» я могу сказать, что центр работает уже 12 лет. В нем работают высококвалифицированные, классные специалисты, у которых приезжают учиться люди со всей страны. Только что прошла конференция, на которую приезжали представители 35 регионов и 4 стран СНГ. Все они в резолюции одобрили программы центра «Холис». Приезжали профессионалы, люди, которые делегированы Управлениями образования этих регионов. Они все отметили ее эффективность, потому что на самом деле именно в Екатеринбурге снизилась наркомания среди детей и подростков. Снизилась так, что остальные регионы только удивляются, откуда у нас такая хорошая динамика? Да потому что 12 лет планомерно, системно, возрастоспецифично работают грамотные специалисты с детьми»667.

Чтобы опровергнуть последнее высказывание О.В. Кремлевой о наркомании в Екатеринбурге среди детей и подростков, достаточно просто посмотреть фильмы, которые распространяются под ее же научным руководством. В видеопособиях Центра «Холис» «Наркотики: мифы и реальность II», «Дети и наркотики», «Одиночная камера пыток» и «Наркомания: мифы и правда» врач, бизнесмен, молодые наркоманы в один голос свидетельствуют о том, что ситуация с наркотиками, подростковой наркоманией в Екатеринбурге просто катастрофическая, что наркотики в городе продаются на каждом углу, что они свободно доступны всем желающим, в том числе в школах, что почти все «ребятишки» в его доме, как говорит врач-патологоанатом, стали наркоманами и т.п. Вряд ли, в этом отношении ситуация в городе принципиально, качественно изменилась за последние несколько лет от времени создания фильмов.

Или научный руководитель Центра О.В. Кремлева дает одну информацию детям в учебных материалах, используемых на занятиях в екатеринбургских школах, а представителям из регионов на конференциях – другую информацию? Такую информацию, что «остальные регионы только удивляются»? И зачем на конференции одобрять, да еще записывать это в резолюцию, программы Центра «Холис»? Это не дело любой конференции, не ее компетенция, даже если бы на нее и съехались представители всех стран мира. Все это опять похоже просто на рекламную акцию Центра «Холис», проводимую на средства городских налогоплательщиков.

Рассмотренные публичные заявления О.В. Кремлевой свидетельствуют, что одной из причин низкого уровня правовой обоснованности мероприятий Центра «Холис», реализуемых в муниципальной системе образования города Екатеринбурга, низкого уровня правовой культуры его руководителей, является недостаточная профессиональная квалификация руководителей Центра или отсутствие необходимой квалификации, прежде всего педагогической. Это положение закономерно обусловливает, в результате, не только нарушения прав граждан – несовершеннолетних и их родителей – в области образования, но и, в ряде случаев, просто непонимание данными лицами правовых условий образовательной деятельности, в которой они оказались заняты. В частности, правовых условий реализации общего среднего образования.

Судя по самопредставлениям и аннотациям в пособиях Центра «Холис»668, большая часть сотрудников Центра не имеет необходимой профессиональной подготовки по соответствующим специальностям, прежде всего по педагогической специальности, необходимой для допуска к учебным занятиям с учащимися общеобразовательных учреждений. В этих пособиях В.В. Лозовой представляется как врач-психотерапевт, прошедший специализацию по психиатрии, психотерапии, психосоматической медицине. Аналогично представление другого сотрудника Центра «Холис» Т.В. Лозовой: врач-психотерапевт, супервизор Российской психотерапевтической ассоциации. О.В. Кремлева называет себя врачом.

Заместитель директора Центра «Холис», соавтор пособий Центра «Холис» Н.В. Пятина на одном из психотерапевтических интернет-сайтов представлена следующим образом: «Пятина Наталья Владимировна – организатор ИСТ. Училась на физическом факультете Уральского государственного университета. Вдобавок к диплому физика, имеет Certificate Practitioner NLP и диплом Семейного консультанта от Института семейной терапии г. Новосибирска. Работает с Ричардом Коннером с 1999 г. Она является организатором семинаров Р. Коннера и зам. директора медико-психологического центра “Холис”, проводящим тренинги и семинары по профилактике зависимостей и методическое обеспечение педагогов и психологов Екатеринбурга и Свердловской области»669.

Университетский диплом физика, которым, судя по этому представлению, обладает Н.В. Пятина, не дает оснований заявлять себя психологом или педагогом-воспитателем по работе с несовершеннолетними. Отсылки к технологиям М. Эриксона и Д. Гриндера (в контексте упоминания Р.В. Коннера), к занятиям нейро-лингвистическим программированием крайне сомнительны в контексте правовых оснований и педагогический обоснованности использования этих методик в российской школе, в работе с несовершеннолетними, особенно учитывая рекомендуемую структурой Р.В. Коннера литературу для образования в области психологии, НЛП, семейной терапии и пр.670 Нет сведений о российской нострификации диплома Р.В. Коннера671. Тем более, вызывает обоснованные сомнения статус дипломов и сертификатов, выдаваемых организациями, созданными в России гражданами других стран.

В любом случае, перечисленные в процитированном описании документы Н.В. Пятиной не дают ей оснований представляться и работать в качестве врача или психолога в муниципальном учреждении и, тем более, педагога, допущенного для работы с несовершеннолетними в общеобразовательных учреждениях по заявленным направлениям деятельности Центра «Холис», для разработки учебно-методических материалов для общеобразовательных учреждений.

Наличие такого диплома, полученного в имеющем государственную аккредитацию учреждении профессионального образования, является обязательным условием доступа к работе с несовершеннолетними учащимися в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Министерство образования и науки Российской Федерации неоднократно обращало внимание на то, что решение задач, стоящих перед коллективами центров психолого-педагогической и медико-социальной помощи, особенно по предупреждению школьной и социальной дезадаптации, детской безнадзорности и т.п., требует соответствующей профессиональной подготовки кадров (см., например, Письмо Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации от 15 июля 1998 г. № 15/268-6 «О работе центров психолого-педагогической и медико-социальной помощи по предупреждению безнадзорности среди детей»).

Согласно пункту 7 статьи 6 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 22 августа 1996 г. №125-ФЗ (с послед. дополн и измен.), освоение лицом образовательной программы высшего профессионального образования соответствующей ступени в высшем учебном заведении, имеющем государственную аккредитацию, является основанием для занятия им в государственной, муниципальной организации определенной должности.

Пункт 1.1 Положения об организации деятельности врача-психотерапевта, утвержденного Приказом Минздрава России от 16.09.2003 № 438, четко устанавливает, кто такой врач-психотерапевт – специалист с высшим медицинским образованием по специальности «лечебное дело» или «педиатрия», прошедший подготовку по специальности «психиатрия» в интернатуре, клинической ординатуре, а также прошедший профессиональную переподготовку либо клиническую ординатуру по психотерапии в медицинском образовательном учреждении высшего или дополнительного профессионального образования либо в профильных научно­-исследовательских медицинских институтах в соответствии с требованиями к образовательному стандарту, типовой программой и учебным планом профессиональной переподготовки, утвержденными в установленном порядке. Пункт 1.1 Положения об организации деятельности медицинского психолога, участвующего в оказании психотерапевтической помощи, утвержденного тем же Приказом Минздрава России от 16.09.2003 № 438, предъявляет требования к медицинскому психологу, участвующему в оказании психотерапевтической помощи: медицинский психолог, работающий в учреждении здравоохранения, оказывающем психотерапевтическую помощь, – специалист с высшим психологическим образованием по специальности клиническая психология либо специалист с другим высшим психологическим образованием, прошедший профессиональную переподготовку по клинической (медицинской) психологии в образовательных учреждениях, имеющих соответствующую государственную лицензию и государственную аккредитацию. Аналогично, существуют требования к школьному психологу.

Таким образом, имеются основания672 для вывода о том, что персонал Центра «Холис» не обладает достаточной профессиональной квалификацией, необходимой, в том числе с правовой точки зрения, для ведения учебно-воспитательной работы в системе общего образования, для организации и проведения мероприятий в школах, работы с педагогами и детьми. Проведенный анализ показывает, что руководство муниципального Центра «Холис» вследствие своей профессиональной некомпетентности не в состоянии обеспечить соблюдение действующего законодательства в ходе разработки и реализации в муниципальной системе образования города Екатеринбурга профилактических, обучающих и иных мероприятий, занятий с несовершеннолетними и их родителями, с педагогами общеобразовательных учреждений.


Каталог: biblioteka
biblioteka -> Клинические и организационно-методологические аспекты военно-врачебной экспертизы граждан, страдающих психическими
biblioteka -> Монография Л. И. Божович «Личность и ее формирование в детском возрасте»
biblioteka -> Тихомирова И. И. Программа Чтение: приоритетный проект в области культуры или повышение уровня грамотности?
biblioteka -> Значение культурно-исторической концепции л. С. Выготского для современных исследований психологии личности
biblioteka -> Методические рекомендации для педагогов образовательных учреждений по профилактике подросткового суицида
biblioteka -> Семья в психологической консультации
biblioteka -> Теоретические основы воспитания и развития духовности и субъектности личности
biblioteka -> Рбоо центр социально-психологической и информационной поддержки «Семья и психическое здоровье»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   55


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница