Сборник научных трудов Под ред. О. Е. Хухлаева


Раздел 2. Этнопсихологические исследования



страница6/12
Дата12.05.2016
Размер2.95 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Раздел 2. Этнопсихологические исследования



Арбитайло А.М.

Использование теста имплицитных ассоциаций (ТИА) для выявления этнических предубеждений
Традиционно предубеждения выявлялись опросными методами, в которых испытуемые должны были напрямую определить свое отношение к некоторой этнической группе (к примеру, шкалой В.Богардуса). Но в последние десятилетия выражение негативных установок к другим этносам во многих странах стало социально нежелательным. С другой стороны, в ряде теорий, посвященных исследованию скрытого расизма, было показано, что люди часто не осознают своих негативных аттитюдов к другим этническим группам, но их предубеждение выражается в поведении по отношению к данным группам (5).

Именно поэтому в 90-х годах ХХ в. ученые стали разрабатывать методы исследования неосознаваемых негативных аттитюдов.

В 1995 г. Р. Фазио с соавторами была предложена методика на выявление предубеждений – так называемое аффективное оценивание (affective priming procedure) (1). Испытуемым предъявлялись фотографии «черных» и «белых» американцев, за которыми следовали позитивные или негативные прилагательные, не связанные со стереотипами «черных» и «белых». Испытуемые должны были как можно быстрее оценить валентность данных прилагательных. Было установлено, что «белые американцы» быстрее отвечают в том случае, если позитивное прилагательное следует за фотографией «белого» и негативное – за фотографией «черного». Афроамериканцы быстрее отвечали, когда позитивное прилагательное следовало за фотографией «черного», а негативное – за фотографией «белого». Полученным результатам давалась следующая интерпретация: фотографии «черных» автоматически активировали негативное отношение к ним у «белых» американцев и позитивное отношение у афроамериканцев ( и наоборот).

В 1997 г. Б. Виттенбринк с коллегами использовали в своем исследовании методику лексической оценки (lexical priming technique) (6). «Белые» американцы вербально и невербально оценивали прилагательные, которым предшествовало предъявление названия группы («черные» или «белые»). В качестве стимульных прилагательных использовались позитивные и негативные стереотипные черты как афроамериканцев, так и «белых» американцев. Результаты эксперимента соответствовали данным, полученным Фазио. Однако только в эксперименте Виттенбрика была получена высокая корреляция между данными, полученными с помощью прямых тестов, и данными методики лексической оценки.

Вопрос о том, как интерпретировать результаты обоих экспериментов, остается открытым. В методике аффективной оценки нет возможности контролировать активизацию у испытуемых соответствующей категории («черные» или «белые»). Так, испытуемый может спонтанно категоризовать изображенных на фотографиях людей по категории пола («женщина», «мужчина»), а не по их этнической принадлежности. В методике лексической оценки предъявление названия категории скорее активизирует имеющиеся в культуре стереотипы групп (4).

На основании данной критики в США группой ученых был разработан тест имплицитных ассоциаций (Implicit Association Test). Эта методика исследования предубеждений впервые была представлена в 1998 г. Э. Гринвальдом и др. (2). В 2001 г. была предложена вторая версия теста имплицитных ассоциаций (ТИА) (3).

Эта методика основывается на предположении, что если у человека существует аттитюд, вызывающий по отношению к определенной группе позитивную или негативную аффективную реакцию, он будет усиливать реакцию соответствующей эмоциональной окраски и на другие стимулы. Усиление реакции определяется по уменьшению времени реагирования на стимул. Таким образом, метод учета изменения латентного времени реакции рассматривается как метод измерения силы связи между объектом и оценкой.

Методика заключается в том, что испытуемым на компьютере предъявляется четыре рода стимулов (например, в версии методики на выявление предубеждений к афроамериканцам использовались фотографии «черных», «белых», приятные и неприятные слова (3). Испытуемые должны классифицировать предъявляемые стимулы с помощью двух ключей (клавиши «e» и «i»). При этом в одной части заданий общий ключ имеют категории «белые» и «приятное» (т.е. при предъявлении стимулов, относящихся к этим категориям, испытуемые должны нажать клавишу «е»), в другой части – общий ключ имеют категории «черные» и «приятное».

Предполагается, что в случае, когда стимульные категории «черные» и «неприятные слова» вызывают негативную аффективную реакцию, латентное время ответной реакции будет меньше, если эти категории будут иметь общий ключ, и больше, если они будут иметь разные ключи.

Таким образом, тест имплицитных ассоциаций можно использовать в качестве методики выявления негативного или позитивного отношения человека к определенным объектам, в частности предубеждения к этническим группам.

Хотя ТИА признается одной из наиболее валидных методик по выявлению предубеждений (4), в России он еще не применяется.

В нашем исследовании 2005 года была адаптирована и переведена на русский язык последняя версия ТИА, предложенная Гринвальдом в 2001 г., а также проверены основные принципы работы методики.

Целью нашей работы было адаптировать англоязычную версию ТИА 2001 г., любезно предоставленную нам автором методики, и проверить на российской выборке основные положения теста.

Процедура исследования

В тесте, направленном на проверку основных положений авторов методики, нами были использованы следующие категории и стимулы:

  • Категория «Цветы», к которой относилось 10 черно-белых фотографий цветов.

  • Категория «Насекомые». Стимульным материалом, относящимся к данной категории, выступали 10 черно-белых фотографий насекомых.

  • Категория «Хорошее» - стимульным материалом выступали 10 слов, имеющих позитивную эмоциональную окраску.

  • Категория «Плохое», к которой относилось 10 негативно окрашенных слов.

Вариант ТИА строился по следующей схеме: тест включал в себя 7 серий: 5 тренировочных серий (по 20 проб) и 2 контрольных (по 40 проб). Перед началом теста испытуемым предъявлялась общая инструкция, а каждой серии проб предшествовала короткая подготовительная инструкция.

Последовательность серий и характер стимульного материала в каждой серии представлены в Приложении 1.
В исследовании испытуемым предлагалось пройти компьютерный тест на определение скорости реакции. Каждый испытуемый проходил тест индивидуально.

Выборка

Всего в исследовании принял участие 21 представитель этнической группы русских из Москвы, в возрасте от 23 до 30 лет с неполным высшим или высшим образованием; из них 12 мужчин и 9 женщин. Результаты одного испытуемого были исключены из анализа, так как он дал ошибочные ответы больше, чем на 50% проб в тесте имплицитных ассоциаций.


Проверка основных положений ТИА

Для того чтобы проверить, что ТИА является средством определения эмоционального отношения человека к объекту, необходимо было проверить следующие допущения:

1. Так как тенденция позитивного отношения к цветам и негативного отношения к насекомым является универсальной, то латентное время реакции у испытуемых должно быть меньше, когда категории «цветы» и «хорошее» имеют общий ключ (клавишу «е»), а категории «насекомые» и «плохое» - другой общий ключ (клавишу «i») (ниже мы будем называть это условие – прямым ключом), чем время реакции при условии, когда категории «цветы» и «плохое» имеют общий ключ, а категории «насекомые» и «хорошее» - разделяют другой общий ключ (обратный ключ).
2. Если ключ для двух близких по эмоциональной окраске категорий («цветы» и «хорошее») совпадает, то количество ошибок будет меньше, чем в случае, когда одинаковые по эмоциональной окраске категории имеют разные ключи.
Анализ результатов

Подробные результаты теста приведены в Приложении 2.1. Это результаты 4 и 7 контрольных серий теста.

Из анализа исключались данные по приведенным Гринвальдом в алгоритме подсчета критериям: не учитывались слишком низкое время реакции испытуемых (меньше 300 мс) и слишком высокое (больше 10000 мс), также исключались данные испытуемых, которые ошибались при ответе на 50% и более всех контрольных проб (2).

На основе поученных данных была осуществлена проверка методики относительно двух параметров – изменения латентного времени реакции и изменения количества ошибок.


1. Проверка направленности сдвига скорости реакции испытуемых при прямом и обратном ключах по Т критерию Вилкоксона.

Гипотеза Н0: Нет значимых различий между временем реакции испытуемых при прямом (тестовая серия №4) и обратном ключе (тестовя серия №7).

Гипотеза Н1: Скорость реакции испытуемых при обратном ключе (тестовая серия №7) больше скорости реакции при прямом ключе (тестовая серия №4).

На основе полученных данных принимается гипотеза Н1 (уровень значимости 0,01). Таким образом, подтверждается положение авторов методики о том, что скорость реакции испытуемых при обратном ключе значимо больше скорости реакции испытуемых при прямом ключе (p =0,01).


2. Проверка значимости сдвига в количестве допускаемых испытуемыми ошибок при прямом и обратном ключах.

Гипотеза Н0: Нет значимого различия между количеством ошибок при прямом и обратном ключе.

Гипотеза Н1: Количество ошибок при прямом ключе меньше, чем количество ошибок при обратном ключе.
На основе сделанного анализа принимается гипотеза Н1 на уровне значимости 0,05. Таким образом, количество ошибок при прямом ключе значимо меньше количества ошибок, допускаемых испытуемыми при обратном ключе.
В результате проведенного исследования нами были найдены подтверждения основным положениям методики, что позволяет в дальнейшем использовать ее для анализа аффективного отношения человека к представителям других социальных групп, в частности – этнических.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Структура теста имплицитных ассоциаций, направленного на проверку основных положений методики


Серия

Количество проб

Функция

Стимульный материал, относящийся к ключу «е»

Стимульный материал, относящийся к ключу «i»

1

20

Тренировка

Фотографии цветов

Фотографии насекомых

2

20

Тренировка

Приятные слова

Неприятные слова

3

20

Тренировка

Приятные слова + фотографии цветов

Неприятные слова + фотографии насекомых

4

40

Тест

Приятные слова + фотографии цветов

Неприятные слова + фотографии насекомых

5

20

Тренировка

Фотографии насекомых

Фотографии цветов

6

20

Тренировка

Приятные слова + фотографии насекомых

Неприятные слова + фотографии цветов

7

40

Тест

Приятные слова + фотографии насекомых

Неприятные слова + фотографии цветов

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Данные ТИА, направленного на проверку основных положений методики.

2.1. Среднее время реакции и количество ошибок испытуемых



№ испытуемого

Среднее время реакции при прямом ключе

Среднее время реакции при обратном ключе

Кол-во ошибок при прямом ключе

Кол-во ошибок при обратном ключе

1

773

814

3

1

2

795

973

0

2

3

780

870

1

5

4

849

876

5

4

5

853

954

2

6

6

814

1289

1

1

7

606

666

0

1

8

738

861

0

2

9

739

868

0

5

10

795

816

0

0

11

775

828

3

1

12

833

900

0

6

13

714

854

2

2

14

813

809

1

0

15

641

695

0

1

16

817

1265

0

4

17

724

878

2

0

18

836

893

3

1

19

698

701

4

3

20

629

951

1

6



Литература:


  1. Fazio R.H., Jackson J.R., Dunton C.J. et al. Variability in automatic activation as an unobtrusive measure of racial attitudes: A bona fide pipeline? // Journal of Personality and Social Psychology. 1995. Vol. 69. P.1013-1027.

  2. Greenwald A.G., McGhee D.E., Schwartz J.L.K. Measuring individual differences in implicit cognition: The Implicit Association Test // Journal of Personality and Social Psychology. 1998. Vol.74. P. 1464-1480.

  3. Greenwald A.G., Nosek B.A. Health of the Implicit Association Test at age 3 // Zeitschrift für Experimentelle Psychologie. 2001. Vol.48. P. 85-93.

  4. Neumann R., Seibt B. The structure of prejudice: associative strength as a determinant of stereotype endorsement //European Journal of Social Psychology. 2001. Vol. 31. P.609-620.

  5. Taylor D.M., Moghaddam F.M. Theories of intergroup relations. New York: Praeger Publishers. 1987.

  6. Wittenbrink B., Judd C.M., Park B. Evidence for racial prejudice at the implicit level and its relationship with questionnaire measures // Journal of Personality and Social Psychology. 1997. Vol. 72. P.262-274.



Аляутдинова А.А.
Проблема введения в роль в социально-психологических играх в практической этнопсихологии.
Социально-психологическая игра – это модель реального мира с его сложной структурой и системой взаимоотношений. Она является, на наш взгляд, наиболее эффективным методом решения целого ряда этнопсихологических проблем, возникающих в процессе межкультурного взаимодействия. Такие игры сейчас активно используются в практической работе с беженцами и вынужденными мигрантами [2]. Социально-психологическая игра дает возможность моделирования всех особенностей и феноменов, связанных с этническими группами и межкультурным взаимодействием, таких как преодоление барьеров коммуникации и межэтническая конфликтность.

Социально-психологические игры включают в себя процесс принятия решений участниками, вовлекают их в общение и переговоры друг с другом. Участники вносят в игру человеческий фактор, от них требуется отреагировать на игровую ситуацию способом, который будет определяться тем, как они понимают свои мотивы, позиции и установки - иными словами, их видением своей роли внутри игры. Условное принятие социальных ролей - это основа игры. Несмотря на большие расхождения разных авторов в представлении о структуре ролевой игры, все сходятся на том, что принятие роли остается неизменным ее компонентом. Принятие роли занимает двойственное положение в структуре ролевой игры. С одной стороны, принятие роли зависит от достаточно сложного комплекса социально-психологических и индивидуально-психологических предпосылок; с другой, от особенностей принятия роли зависит как сам процесс ролевой игры, так и эффект игры для ее участников.

Несмотря на важность и неоднозначность проблемы принятия роли в ролевой игре, она остается малоизученной. На сегодняшний день одним из наиболее полных исследований данной проблемы является работа Родыгиной Л.Н. Она выделила 4 компонента принятия роли. Когнитивный – знание содержания роли и связанных с ней прав, обязанностей и норм поведения. Эмоциональный – отношение к принимаемой роли, степень эмоциональной вовлеченности. Поведенческий – воплощение знаний о роли в поведении. Рефлексивный – степень осознанности места своей роли в более широком социальном контексте моделируемой действительности.

П.Келлерман считает, что когда участники эмоционально вовлекаются в ролевую игру, они начинают думать, чувствовать и действовать так же, как в реальной жизни, и все воображаемые аспекты исчезают. Игровое «как будто» превращается в «как оно есть». Иными словами при высокой степени эмоциональной вовлеченности в роль происходит полная идентификация с игровой ролью.

В нашем исследовании мы сравнили то, каким образом глубина введения в роль влияет на процесс игры и ее результат. Мы использовали сценарий социально-психологической игры по типу «цивилизация». Целью игры является развитие навыков межкультурного взаимодействия, преодоление стереотипов восприятия и мышления. Структура игры типичная для игр, используемых в практической работе с беженцами и вынужденными мигрантами. Участники делятся на подгруппы, каждая подгруппа конструирует свою цивилизацию, а потом участникам необходимо объединиться. По сути, идентифицировав себя с представителем определенной культуры на этапе реконструкции цивилизаций, во время объединения участникам необходимо преодолеть барьеры «межкультурной» коммуникации и найти способ конструктивного взаимодействия. Результатом такой игры в идеале должно стать осознание участниками реальных проблем, а также перенос игрового опыта на реальные отношения.

В ходе эксперимента мы вносили изменения только в ту часть сценария, которая была связана с введением в роль. Получилось три разных варианта. В первом случае введение в роль представляло собой устную инструкцию, после которой шла обычная разминка и основная часть. Во втором варианте была устная инструкция, а разминка имела «легенду» и являлась частью игрового сюжета, хотя упражнения остались те же. В третьем случае введение в роль было глубоким с использованием элементов инициации во время разминки.

Первый вариант дал трещину сразу после разминки. Участники были введены в роль, но пока проходила разминка, они забывали о сюжете игры и своих ролях, возникла необходимость напоминать и делать ввод в роль заново. Игра оказалась, как бы разорвана на разминку и все остальное. Результатом такого разрыва стало высокое сопротивление со стороны участников. В результате лишь у единиц сформировался рефлексивный компонент, заложенный целью игры, а эмоциональный компонент у многих был негативным.

Во втором случае легендированная разминка позволила сохранить целостность игрового сюжета. Участники достаточно хорошо вошли в роль и включились в основную работу. Кроме того, разминка стала дополнительным материалом для реконструкции цивилизаций на основном этапе. Результатом такого введения в роль стало большое количество положительных отзывов и ряд конструктивных выводов, к которым в результате игры пришли участники. Кроме того, стоит отметить, что многие из участников провели параллели между игровым сюжетом и реальными отношениями. Таким образом, можно говорить о том, что основная цель игры достигнута. Эмоциональный и рефлексивный компоненты были сформированы настолько, насколько это было необходимо для достижения целей игры.

В случае с глубоким введением в роль возникла двоякая ситуация. Одна часть участников очень хорошо вошла в роль и активно работала, а другая напротив – проявила высокий уровень сопротивления. Во время шерринга участники, демонстрировавшие сопротивление, ограничивались односложными ответами, а высказывания тех, кто изначально был вовлечен в игру, говорят о том, что ввод был достаточно глубоким, и в процессе игры произошла полная идентификация со своим героем. Положительным эмоциональный компонент оказался только у части участников, вторая же часть проявляла негативное отношение к роли и всему происходящему. Рефлексивный компонент в не был сформирован так как во втором случае, цель игры достигнута не была. Такое введение в роль дало участником возможность полностью отрешиться от реальности. Ни один участник сюжет игры с реальными отношениями не связал.

Используя разные способы введения в роль, мы можем напрямую повлиять на эмоциональный компонент принятия роли. Однако при решении этнопсихологических проблем, важно какое влияние будет оказано на рефлексивный компонент, на степень осознанности места своей роли в более широком социальном контексте моделируемой действительности. При выборе техники введения в роль, на наш взгляд, следует руководствоваться целями конкретной игры и желаемым результатом. Для решения проблем взаимодействия между представителями различных этнических групп, преодоления барьеров коммуникации и межэтнической конфликтности следует особое внимание уделить именно рефлексии и осознанию участниками реальных проблем и возможностей их решения. Обязательным должно быть только наличие «легенды», все должно подчиняться единому сюжету и быть его частью, чтобы избежать разрыва игры. А при использовании глубокого введения в роль следует учитывать возможные последствия, быть готовым к работе с сопротивлением и к тому, что после игры необходим шерринг, который помог бы участникам выйти из ролей, осознать полученный в игре опыт и связать сюжет игры с реальностью.


Каталог: download -> version -> 1428297211 -> module
version -> Программа групповой психологической поддержки для школьников
version -> Рекомендації щодо психологічного супроводу адаптації п'ятикласників в умовах впровадження нових Державних стандартів освіти
version -> Литература: Введение в психологию под ред. А. В. Петровского.,  М., 1995
version -> Лонгитюд описание дополнений расширенной версии Лонгитюд+
version -> «основы психологического анализа конфликтов»
version -> Ю. Г. Чернов Психология почерка: состояние, проблемы, перспективы Фрамент книги
version -> Графология: характер по почерку
version -> Ею утрачен статус самостоятельной науки i На эту ситуацию обращал внимание еще Б. Г. Ананьев. «Психологическом словаре»
module -> Стефаненко Т. Г. Этнопсихология
module -> Курс лекций / В. Г. Крысько. М.: Издательство «Экзамен», 2002. 448с


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница