Сборник психологических тестов часть II пособие Минск 2006 (075. 8)


В 1912 году в Атлантическом океане произошла катастрофа. Огромный пассажирский пароход «Титаник»



страница5/13
Дата15.05.2016
Размер4.34 Mb.
#13270
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

В 1912 году в Атлантическом океане произошла катастрофа. Огромный пассажирский пароход «Титаник», шедший первым рейсом из Европы в Америку, столкнулся в тумане с плавающей ледяной горой – айсбергом. 1) Получил пробоину и стал тонуть. 2) «Спустить шлюпки!» - скомандовал капитан. Но шлюпок оказалось недостаточно. 3) Их хватило только на половину пассажиров. Женщины и дети – к сходням, мужчинам надеть спасательные пояса», - раздалась вторая команда. 4) Мужчины молча отошли от борта. Пароход медленно погружался в темную холодную воду. 5) Вот началась посадка в последнюю шлюпку. 6). И вдруг к сходням крича бросился какой-то толстяк с перекошенным от страха лицом. 7) Расталкивая женщин и детей, он пытался вскочить в шлюпку. 8)Послышался щелчок – это капитан выстрелил из пистолета. 9) Трус упал на палубу мертвый. 10) Но никто не оглянулся в его сторону.

Формула:


количество правильно воспроизведенных мыслей

х 100 %

количество выделений в тексте

Сложив цифры, полученные по двум методикам, а затем разделив сумму на два, вы узнаете среднюю продуктивность запоминания. 90–100 –отличный результат; 70-90 – очень хороший результат; 50-69 – хороший; 30-49 – удовлетворительный; 10-29 – плохой; 0-9 – очень плохой.


2.5.ТЕСТ «ЗАУЧИВАНИЕ 10 СЛОВ»

Эта методика одна из наиболее часто применяющихся. Предложена А.Р.Лурия. Используется для оценки состояния памяти испытуемых, утомляемости, активности внимания. Методика позволяет исследовать процессы памяти, запоминания, сохранения и воспроизведения.

Никакого специального оборудования не требуется. Однако в большей мере, чем при остальных методиках, необходима тишина: при наличии каких-либо разговоров в комнате опыт проводить нецелесообразно. Перед началом опыта экспериментатор должен записать в одну строчку ряд коротких (односложных и двухсложных) слов. Слова нужно подобрать простые, разнообразные и не имеющие между собой никакой связи. Обычно каждый экспериментатор привыкает к какому-либо одному ряду слов, но желательно пользоваться не одним, а несколькими наборами, чтобы испытуемые не могли их друг от друга услышать.

Первое объяснение. «Сейчас я прочту 10 слов. Слушать надо внимательно. Когда окончу читать, сразу же повторите столько, сколько запомните. Повторять можно в любом порядке, порядок роли не играет. Понятно?»

Экспериментатор читает слова медленно, четко. Когда испытуемый повторяет слова, экспериментатор в своем протоколе ставит крестики под этими словами (см. форму протокола). Затем он продолжает инструкцию (второй этап).



Продолжение инструкции. «Сейчас я снова прочту вам те же самые слова, и вы опять должны повторить их — и те, которые вы уже назвали, и те, которые в первый раз пропустили,— все вместе, в любом порядке».

Экспериментатор снова ставит крестики под словами, которые повторил исследуемый. Затем опыт снова повторяется, 3,4 и 5 раз, но уже без каких-либо инструкций. Экспериментатор просто говорит: «Еще раз».

В случае, если исследуемый называет какие-либо лишние слова, экспериментатор обязательно записывает их рядом с крестиками, а если слова эти повторяют, — ставит и под ними крестики.

В случае, если исследуемый пытается вставлять в процессе опыта какие-либо реплики, экспериментатор останавливает его; никаких разговоров во время этого опыта допускать нельзя.



После пятикратного повторения слов экспериментатор переходит к другим экспериментам, а в конце исследования, спустя 50-60 минут, снова спрашивает у исследуемого эти слова (без напоминания). В результате протокол опыта принимает следующий вид:





лес

хлеб

окно

стул

вода

брат

конь

гриб

игла

мед

огонь

1

+




+




+

+
















2

+




+







+




+







+

3

+

+







+

+




+







+

4

+

+






















+

0

5

+

+







+

+




+

+







Спустя час




0










0




0









По этому протоколу может быть составлена «кривая запоминания». Для этого по горизонтальной оси откладываются номера повторения, а по вертикальной — число правильно воспроизведенных слов. По данному примерному протоколу кривая примет следующий вид (рис.2.1).



Рис. 2.1. Кривая запоминания.


По форме кривой можно делать некоторые выводы относительно особенностей запоминания испытуемых. На большом количестве здоровых исследуемых установлено, что у здоровых людей, как взрослых, так и детей школьного возраста, кривая запоминания носит примерно такой характер: 5,7,9, или 6,8,9 или 5, 7,10 и т.д., т.е. к третьему повторению исследуемый воспроизводит 9 или 10 слов и при последующих повторениях удерживается на числах 9 или 10. В приведенном протоколе кривая (4,4,5,3,5) свидетельствует о плохой памяти и инактивности исследуемого. Кроме того, в этом протоколе отмечено, что исследуемый воспроизвел одно лишнее слово «огонь» и в дальнейшем при повторении «застрял» на этой ошибке. Такие повторяющиеся «лишние» слова, по наблюдениям некоторых психологов, встречаются при исследовании больных, страдающих текущими органическими заболеваниями мозга, а также иногда у больных шизофренией в период интенсивной медикаментозной терапии. Особенно много таких «лишних» слов продуцируют дети в состоянии расторможенности и взрослые по окончании или перед началом синдромов расстройств сознания.

«Кривая запоминания» может указывать и на ослабление активного внимания и на выраженную утомляемость испытуемых. Так, например, иногда он ко второму разу воспроизводит 8 или 9 слов, а затем после каждой пробы воспроизведения — все меньше и меньше. В жизни такой человек страдает обычно забывчивостью и рассеянностью, но в основе его забывчивости лежит преходящая астения, истощаемость внимания. Истощаемость внимания испытуемых не обязательно проявляется в кривой с резким спуском вниз (рис.5), иногда кривая принимает зигзагообразный характер, свидетельствующий о неустойчивости внимания, о его колебаниях.




Рис. 2.2. Кривая истощаемости внимания

В отдельных, сравнительно редких случаях, они воспроизводят одно и то же количество одних и тех же слов. Кривая имеет форму плато. Такое отсутствие нарастания удержания слов после их повторения свидетельствует об эмоциональной вялости испытуемых; нет отношения к исследованию, нет заинтересованности в том, чтобы запомнить побольше.

Число слов, удержанных и воспроизведенных испытуемым час спустя после повторения, в большей мере свидетельствуют о памяти в узком смысле слова, т. е. о фиксации следов воспринятого.

2.6. Пиктограмма

Этот метод, предложенный А.Р.Лурия, представляет собой вариант опосредованного запоминания, однако применяется он не столько для исследования памяти, сколько для анализа характера ассоциаций. Может быть использован для исследования испытуемых с образованием не менее 7 классов.

Для проведения опыта достаточно иметь карандаш и бумагу. Нужно заранее подготовить 12—16 слов и выражений для запоминаний. Примерный набор слов, которым можно пользоваться:


  1. Веселый праздник

  2. Тяжелая работа

  3. Развитие

  4. Вкусный ужин

  5. Смелый поступок

  6. Болезнь

  7. Счастье

  8. Разлука

  9. Ядовитый вопрос

  1. Дружба

  2. Темная ночь

  3. Печаль

  4. Справедливость

  5. Сомнение

  6. Теплый ветер

  7. Обман

  8. Богатство

  9. Голодный ребенок

Однако стандартные наборы слов применять необязательно, их необходимо немного варьировать, т. е., сохраняя основной состав слов, заменять два или три из них.

Испытуемому говорят, что будет проверяться его зрительная память, спрашивают о том, замечал ли он, как ему легче запоминать — «на слух или с помощью зрения». Затем ему дают лист бумаги и карандаш и говорят: «На этой бумаге нельзя писать ни слов, ни букв. Я буду называть слова и целые выражения, которые вы должны будете запомнить. Для того чтобы легче было запомнить, вы должны к каждому слову нарисовать что-либо такое, что бы могло помочь вам вспомнить заданное слово. Качество рисунка роли не играет, можно нарисовать что угодно и как угодно, лишь бы вам это смогло напомнить заданное слово — как узелок на память завязывают. Вот, например, я вам задаю первое выражение «Веселый праздник». Что можно нарисовать, чтобы потом вспомнить «Веселый праздник»? Желательно без крайней необходимости ничего больше больному не подсказывать. Если он упорно жалуется на неумение рисовать, можно посоветовать: «Рисуйте, что полегче». Если испытуемый заявляет, что он не в силах нарисовать праздник, можно повторить ему, что он не должен рисовать «веселый праздник», а лишь то, что может ему напомнить про веселый праздник. Если он легко подбирает рисунки и сам рассказывает вслух экспериментатору, что он выбирает и как он собирается припоминать, экспериментатор молча ведет протокол. Протокол ведется по следующей схеме.




Заданные выражения

Рисунки и объяснения больного

Восприятие спустя час








Если же испытуемый сам не объясняет, следует у него каждый раз спрашивать: «А как вам это поможет припомнить заданное слово?».

Не следует возражать или высказывать неодобрение, какие бы необычные связи больной не устанавливал, но если рисунки его слишком многопредметны, можно попросить его рисовать немного быстрее.
В процессе выполнения задания экспериментатор варьирует порядок задаваемых испытуемому слов: смотря по тому, легко ли испытуемый устанавливает связи, экспериментатор предлагает то более легкие, конкретные выражения («вкусный ужин», «тяжелая работа»), то более абстрактные, трудные («развитие», «сомнение», «справедливость»).

После выполнения задания (от 12 до 16 слов) листок с рисунками откладывают в сторону и лишь в конце исследования (спустя час) предлагают испытуемому припомнить по рисункам заданные слова. Припоминание нужно предлагать не по порядку, лучше одно — с начала, другое — с конца. Можно предложить испытуемому записывать под рисунком слово или выражение, которое было ему задано. Обязательно следует спросить, как удалось ему вспомнить слово, чем помог ему рисунок.

При истолковании результатов опыта прежде всего следует обратить внимание на то, доступна ли испытуемому обобщенная символизация слова, т. е. может ли он самостоятельно найти обобщенный опосредованный образ. В норме даже школьник с образованием 5 классов может найти такой образ; так, например, для слов «тяжелая работа» он рисует лопату или молоток, человека с грузом, для слова «сомнение» — развилку дорог (куда пойти?) или вопросительный знак или дверь (войти ли в нее?). Для интеллектуально неполноценного испытуемого такая задача трудна. Для слов «тяжелая работа» он хотел бы нарисовать целую сценку работы в шахте, но боится, что не сумеет это выполнить. Для слова «сомнение» он вообще ничего придумать не может. При легкой умственной недостаточности испытуемый оказывается в состоянии нарисовать что-либо для конкретных понятий: для слова «болезнь» — кровать; для слов «вкусный ужин» — стол, тарелки. Но такие слова, как «справедливость», «сомнение», «развитие», остаются недоступными для опосредования. Такого рода проявления конкретности мышления, трудности обобщения наблюдаются при олигофрении, эпилепсии. В иных случаях испытуемый справляется с задачей обобщения, но никак не может ограничить себя выделением одного какого-либо образа и рисует их множество.

Так, например, решая нарисовать к слову «развитие» растущее растение, он рисует не один какой-либо росток, а целую серию постепенно увеличивающихся цветов в количестве 7,8. К слову «болезнь» он рисует кровать и больного на подушке, и пузырек с лекарством, и еще термометр. Такие множественные ассоциации в пиктограммах свидетельствуют об обстоятельности мышления, о склонности к детализации и наблюдаются обычно у эпилептиков, а также у некоторых больных, перенесших энцефалит. Попутно отмечается, что эти же категории испытуемых рисуют излишне тщательно и медленно, возвращаясь к прежнему рисунку и подправляя его даже тогда, когда экспериментатор уже задал им следующее слово. Такие «возвращения» и стремление к ненужной тщательности рисунков также свидетельствуют об инертности психических процессов.

Вторым критерием, на котором основывается оценка выполнения данного задания, является критерий адекватности ассоциаций.

Психически здоровые люди устанавливают обычно разнообразные, но содержательные связи. Так, например, к выражению «веселый праздник» они могут нарисовать флаг или цветы, или даже бокал вина; к слову «разлука» — конверт или паровоз, или руку, размахивающую платочком; к слову «развитие» — диаграмму роста или растение, или младенца, или яйцо, или физкультурника. Все эти и многие другие связи одинаково хороши, так как они действительно могут служить средством припоминания заданного слова, они опосредуют его.

Но вот больной шизофренией для слова «сомнение» рисует речку и объясняет это так: «Есть романс Глинки «Сомнение», а Глинка — это есть Неглинка — речка». Такая связь носит громоздкий, заумный характер. В другом случае для запоминания слов «вкусный ужин» больной рисует туалетную комнату и в рассуждениях во время выполнения заданий приходит к этому так: «Вкусный ужин это значит - хорошо пахнет ... запах... нарисую уборную». В этой ассоциации видна и парадоксальность. Другой пожилой больной для запоминания слов «теплый ветер» рисует губы и объясняет, что это «поцелуй матери». Несмотря на яркую эмоциональность, и эта ассоциация не адекватна заданию; ведь нарисованные губы не служат цели запоминания заданных слов.

В некоторых случаях выхолощенность, бессодержательность ассоциации больных шизофренией достигают такой степени, что к разным словам они рисуют лишь черточки, галочки. Такая яркость образов наблюдается часто у лиц истерического склада, хотя не исключена и у психически полноценных людей. Некоторые больные каждое заданное им для пиктограммы слово воспринимают сквозь призму своих личных вкусов и стремлений. Так, например, больной говорит: «Теплый ветер» я вообще запомнить не могу, так как у нас на севере теплого ветра не бывает; «вкусный ужин» — для меня на ужин годится только простокваша; «веселый праздник» — у меня праздников не бывает; «справедливость» — со мной поступают несправедливо» и т. д. Такая эгоцентричность восприятий наблюдается у эпилептиков и некоторых психопатов. В то же время и нормальным людям свойственна небольшая доля личной реакции, особенно на эмоционально-значимые слова.

Поэтому, если больные ко всем таким эмоционально значимым словам подбирают совершенно нейтральные отвлеченно-общечеловеческие образы, например, «счастье» -— солнце, «печаль» — плохая погода и т. д.), это можно оценить как проявление некоторой эмоциональной отгороженности, интравертированности или даже холодности.

Последний критерий, по которому производится оценка результатов исследования методов пиктограммы, — это критерий запоминания. Сама методика была создана для исследования памяти. Особый интерес представляет сопоставление результатов исследования памяти методом заучивания 10 слов и методом пиктограммы. Если больной плохо заучивает 10 слов, но гораздо лучше вспоминает слова в пиктограмме, это свидетельствует об органической слабости памяти. Усвоение нового затруднено, но возможность содержательно опосредовать, логически связать материал помогает больному, поэтому с пиктограммой он справляется лучше.

Если же испытуемый легко усваивает 10 слов, но не может припомнить слова в пиктограмме, это свидетельствует о том, что опосредованные связи только мешают ему припоминать. Такое соотношение наблюдается у больных шизофренией с расстройством мышления и сохранностью формальных способностей усвоения нового. Некоторые выводы о памяти больного можно делать и по тому, насколько точно он воспроизводит заданные слова, — иногда больные воспроизводят лишь приблизительное содержание заданных слов.

Пиктограмму следует оценивать «в целом», т.е. по общему характеру выбираемых испытуемым образов, а не по отдельным ассоциациям. Так, например, абстрактные знаки и символы встречаются часто в пиктограммах совершенно здоровых людей. Приведем пример пиктограммы, составленной психически здоровой, очень способной студенткой (рис. 2.3).

В этой пиктограмме абстрактные символы чередуются с эмоционально-насыщенными, живыми, образными.

В этой пиктограмме могли бы насторожить очень абстрактные ассоциации к словам «разлука» и «справедливость». Однако общая ее живость и разнообразие, легкость и простота оформления, наконец, полное воспроизведение всех заданных слов убеждают в том, что и эти две ассоциации были не выхолощенными, а подлинно абстрактными символами.

Рис. 2.3. Пиктограмма здоровой студентки

Совершенно иначе выглядят пиктограммы, составленные больными шизофренией с выхолощенностью и бессодержательностью ассоциации (рис.2.4).

Рис.2.4. Выхолощенные бессодержательные символы.


Этой больной были предложены те же слова, но их нет надобности здесь расшифровывать. Ни в момент составления пиктограммы, ни при воспроизведении (которое оказалось совершенно невозможным, несмотря на то, что при заучивании 10 слов больная обнаружила хорошие возможности удержания) она не могла объяснить, почему «веселый праздник» она сможет вспомнить по крестику, а «развитие» — по галочке, «болезнь» — по двум точкам, а «дружбу» по одной. Некоторые испытуемые (в большинстве случаев это свойственно больным шизофренией, но в нескольких случаях за десятки лет такие пиктограммы составляли и перенесшие энцефалит и страдавшие эпилептическими припадками) пытаются ассоциировать понятие с различными очертаниями линии. Так, например, больной символизирует «веселый праздник» округлыми очертаниями извилистой линии (вверху) и разлуку— угловатой зигзагообразной линией (внизу). Он никак не объясняет, почему обозначает «счастье» прямой линией, упирающейся в бесформенный комок над «разлукой», а «сомнение» — прямой линией, упирающейся в зигзаг.

Геометрическая символизация понятий вообще очень часто встречается в пиктограммах больных шизофренией. Так, например, больной шизофренией, составивший пиктограмму из одних геометрических форм, символизирует «сомнение» как круг, но затем начинает сомневаться, правильно ли он избрал диаметр круга. Он говорит, что «круг — это неуверенность», и совершенно серьезно спрашивает экспериментатора: «Как по-вашему, будет ли «неуверенность» уже или шире «сомнения» по площади?».

Приведем примеры еще двух выхолощенных пиктограмм, составленных больными шизофренией (рис.2.5, 2.6).

Рис.2.5. Символические зигзаги (больного шизофренией)




Рис 2.6. Пиктограмма больного шизофренией
Их нет смысла расшифровывать, так как лишь отдельные штрихи—символы (на рис. 2.6 в центре спираль, поднимающаяся кверху, обозначает «счастье», а спускающаяся вниз рядом — «болезнь»). В основном же стрелки, галочки, линии, крестики и кружочки лишены объективного содержания и даже для самих больных не служат средством связи и запоминания; попытки прочитать свою пиктограмму, т. е. припомнить заданные слова оказываются безуспешными. Следует также привести некоторые пиктограммы, которые по внешнему виду производят впечатление простых и конкретных, но при более тщательном психологическом анализе обнаруживают признаки глубокой патологии мышления. На рис.2.7 изображена пиктограмма больной шизофренией с вербальным галлюцинозом. Ассоциации больной носят конкретный, содержательный характер, но они поражают своей стереотипией как в содержании, так и в исполнении рисунков.

Последняя пиктограмма носит также конкретный характер. Расстройства мышления обнаруживаются здесь не в рисунках, а в объяснениях больной (шизофрения, дефектное состояние)

Некоторые слова больная воспроизводит приблизительно, другие не может вспомнить. Объяснения ее свидетельствуют о причудливом расплывчатом характере ассоциаций и одновременно о значительной инертности их, так как на выбор некоторых новых образов влияют предшествующие образы и мысли больной (болезнь — труд, пьяница—забор).


Рис 2.7. Стереотипные рисунки
В целом методика «пиктограммы» очень многогранна, она позволяет делать многие наблюдения относительно существенных особенностей психики больных.
3.МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ МЫШЛЕНИЯ
3.1. ТЕСТ «КЛАССИФИКАЦИЯ ПРЕДМЕТОВ»

Метод предметной классификации применяется для исследования процессов обобщения и абстрагирования, но дает также возможность анализа последовательности умозаключений, критичности и обдуманности действий испытуемых, особенностей памяти, объема и устойчивости их внимания, личностных реакций испытуемых на свои достижения и неудачи. Предложен К.Гольдштейном, видоизменен Л.С.Выготским и Б.В.Зейгарник.

Метод классификации применим для исследования детей и взрослых любого образовательного уровня. Однако при исследовании детей дошкольного возраста и малограмотных взрослых часть карточек следует исключить (измерительные приборы, учебные пособия).

Для исследования необходим набор карточек с изображением различных предметов, растений, живых существ. Изображения могут быть заменены надписями. Таким образом, можно говорить о предметной и словесной классификации. Методики эти, как и аналогичные словесный и предметный варианты методики исключения, неравнозначны. Так, например, особенности шизофренического мышления легче выступают при предметной классификации. Значительно более трудной оказывается предметная классификация, по сравнению со словесной, и для испытуемых со сниженным уровнем процессов обобщения и отвлечения, так как она содержит больше элементов (детали рисунка), провоцирующих несущественные, конкретные ассоциации.

Набор карточек для классификации должен предусматривать возможность различных ступеней обобщения. Непродуманно изготовленные наборы карточек предопределяют выполнение задания, например, по конкретно-ситуационному типу.

В проведении опыта можно выделить два основных этапа. На первом испытуемый более или менее самостоятельно образует группы: одежда, мебель, школьные принадлежности, орудия труда, измерительные приборы, люди. Последние две группы, как указывает С. Я. Рубинштейн (1962), представляют наибольшие трудности для выделения. Так, объединение вместе часов, весов, термометра и штангенциркуля требует выделения наиболее существенного, абстрактного признака, выявляющего их общность. К группе людей относятся различные представители, охарактеризованные на карточках по-разному: представители различных профессий, лыжник и, наконец, ребенок. Выделение обследуемым этих групп свидетельствует об определенной сохранности у него процессов обобщения и отвлечения.

На втором этапе необходимо образовать более крупные группы растений, животных и предметов неживой природы. Этот этап характеризует более высокую ступень обобщения.

Ведение опыта тщательно протоколируется. Отмечаются все группировки — правильные и ошибочные. Исследующий может указать на допущенную неправильность. При этом важно отметить в протоколе отношение испытуемого к обнаруженной ошибке — исправляет ли он ее, не повторяется ли эта ошибка в последующем.

Нужно регистрировать рассуждения испытуемого в процессе выполнения задания, так как в них нередко содержится мотивировка ошибочного суждения. Наличие нескольких идентичных, одноименных групп (например, две группы одежды, разделение на несколько групп посуды) свидетельствует о недостаточности внимания.
3.2. МЕТОДИКА «ИСКЛЮЧЕНИЕ СЛОВ»
Методика «Исключение слов» направлена на исследование аналитико-синтетической деятельности больных, их умения обобщать. Она аналогична методике «Классификация», поскольку исключение предполагает предварительную классификацию. Отличие состоит лишь в том, что методика «Исключение слов» в меньшей степени выявляет работоспособность и устойчивость внимания, а в большей степени — логичность рассуждений, правильность и обоснованность обобщений.

В патопсихологии выделяют три вида патологии мышления: 1) нарушение операционной стороны мышления, 2) нарушение динамики мышления, 3) нарушение мотивационного компонента мышления.

Методика наиболее чувствительна к нарушениям операционной стороны мышления — к снижению уровня обобщения и искажению процесса обобщения. Первое проявляется в том, что в суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях и оперирование общими признаками заменяется установлением сугубо конкретных связей. Второе состоит в том, что хотя больные выделяют общие признаки и способны выйти за пределы конкретных ситуационных связей, но эти связи являются несущественными, случайными, поверхностными, нередко парадоксальными.

Менее чувствительна методика к. нарушениям динамики мыслительной деятельности — лабильности и инертности.

Третий вид патологии мышления — нарушение мотивационного компонента — можно выявить прежде всего в объяснениях больными своих ответов, в типичных для них разноплановости и резонерстве.

Оснащение. Стандартный бланк методики, на котором напечатаны серии слов (15 серий по 5 слов в каждой), секундомер и заранее подготовленный протокол.
СТАНДАРТНЫЙ БЛАНК
Методика «Исключение слов»


  1. дряхлый, старый, изношенный, маленький, ветхий

  2. смелый, храбрый, отважный, злой, решительный

  3. Василий, Федор, Семен, Иванов, Порфирий

  4. молоко, сливки, сыр, сало, сметана

5 скоро, быстро, поспешно, постепенно, торопливо

  1. глубокий, высокий, светлый, низкий, мелкий

  2. лист, почка, кора, дерево, сук

  3. дом, сарай, изба, хижина, здание

  4. береза, сосна, дерево, дуб, ель

  1. ненавидеть, презирать, негодовать, возмущаться, наказывать

  2. темный, светлый, голубой, ясный, тусклый

  3. гнездо, нора, муравейник, курятник, берлога

  4. неудача, крах, провал, поражение, волнение

  5. молоток, гвоздь, клещи, топор, долото

  6. минута, секунда, час, вечер, сутки


Ключ

1) маленький, 2) злой, 3) Иванов, 4) сало, 5) постепенно, 6) светлый, 7) дерево, 8) здание, 9) дерево, 10) наказывать. 11) голубой, 12) курятник, 13) волнение, 14) гвоздь, 15) вечер


ПРОТОКОЛ
Фамилия, имя, отчество______________________ Дата________________

Возраст______________________Образование________________________


Исследование мышления по методике «Исключение слов»

Номер строки

Исключаемое слово

Объяснения испытуемого

Вопросы и примечания

экспериментатора



1





















15











Порядок работы. Исследование, как правило, проводится в психоневрологической клинике; в качестве испытуемого выступает больной. Непосредственно перед проведением обследования экспериментатор в свободной беседе пытается выявить состояние больного, его жалобы.

Больному предъявляется бланк методики и дается инструкция: «На бланке написаны группы слов, каждая группа состоит из пяти слов. Четыре слова из пяти являются в чем-то сходными и могут быть объединены по общему признаку, а одно из слов не соответствует этому признаку и его нужно исключить». Если испытуемый сразу не усвоил инструкцию, то один-два примера экспериментатор решает совместно с ним. Регистрируется общее время выполнения с 1-го по 15-е задание. После того как испытуемый закончил работу, его просят объяснить свои ответы. Экспериментатор регистрирует в протоколе номер строки, исключаемое слово, объяснения испытуемого, а также свои вопросы и примечания.



Обработка и анализ полученных данных. Методика «Исключение слов» предполагает прежде всего качественный анализ характера ошибок и объяснений испытуемого. Возможна также и количественная оценка, состоящая в следующем:

  1. в соответствии с ключом подсчитывается количество правильно решенных заданий, за каждое правильное решение дается 2 балла;

  2. подсчитывается общая оценка (А) с учетом поправки на время выполнения задания по формуле:

А = В + Т,
где В — количество баллов за правильно выполненные задания, Т — поправка на время.
Поправки на время выполнения задания «Исключение слов»

Время, с

Т (В > 26)

Время, с

Т (В < 26)

< 91

+3

<250

0

91 - 250

0

250 - 330

- 3

> 250

-3

> 330

- 6

Качественная оценка предполагает анализ характера ошибок. Наиболее типичными являются ошибки следующих двух типов:



  1. исключается одно слово, остальные четыре объединяются не по общим, а по конкретным ситуационным признакам; например, больной из набора слов «лист», «почка», «кора», «дерево», «сук» исключает «лист», объясняя, что «сейчас ранняя весна, и листья еще не появились»;

  2. слова объединяются по общим, но не существенным, случайным, нередко парадоксальным признакам; например, больной из набора слов «гнездо», «нора», «муравейник», «курятник», «берлога» исключает «гнездо», объясняя, что «гнездо, как правило, находится на дереве, все остальное — на земле».

Ошибки первого типа свидетельствуют о снижении уровня обобщения, а ошибки второго типа—об искажении процесса обобщения.

Ответы испытуемых можно классифицировать таким образом:

а) категориальные — отнесение к классу на основе главных, существенных признаков;

б) функциональные — отнесение к классу на основе функциональных признаков;

в) конкретные — отнесение к классу на основе конкретных признаков;

г) нулевые — перечисление предметов либо их функций без попытки обобщения.

Особенности ответов в различных нозологических группах: — при шизофрении производится обобщение по несущественным, иногда парадоксальным признакам;


  • при олигофрении обобщения носят конкретный характер, часто опираются на выделение ситуационных связей;

  • при старческом слабоумии обычно имеет место невозможность выполнения заданий, даже на наиболее простых примерах.



3.3. ТЕСТ «Существенные признаки»

Методика выявляет логичность суждений испытуемого, а также его умение сохранять направленность и устойчивость способа рассуждениями при решении длинного ряда однотипных задач.

Для проведения опытов нужны бланки с напечатанным текстом задач либо их машинописная копия.


  1. Сад (растения, садовник, собака, забор, земля).

  2. Река (берег, рыба, рыболов, тина, вода).

  3. Город (автомобиль, здание, толпа, улица, велосипед).

  4. Сарай (сеновал, лошади, крыша, скот, стены).

  5. Куб (углы, чертеж, сторона, камень, дерево).

  6. Деление (класс, делимое, карандаш, делитель, бумага).

  7. Чтение (глаза, книга, картинка, печать, слово).

  8. Игра (карты, игроки, штрафы, наказания, правила).

  9. Война (самолет, пушки, сражения, ружья, солдаты).

Опыты можно проводить с испытуемыми, имеющими образование не менее 5 классов.

Экспериментатор совместно с испытуемым решает первую задачу и дает примерно следующие объяснения: «Видите здесь ряд слов, напечатанных крупным шрифтом, а рядом с каждым таким словом (в скобках)   пять слов на выбор. Из этих пяти слов вы должны выбрать два слова, обозначающих неотъемлемые признаки вот этого, написанного крупным шрифтом предмета, т. е. то, без чего он не может быть. Например, сад. Без чего сад не может быть садом? Без земли и без растений.

В большинстве задач этой методики содержатся слова, которые провоцируют легкомысленные, бездумные ответы. Так, например, к слову «игра» многие, долго не думая, подбирают слово «карты», хотя карты вовсе не являются обязательным признаком для всякой игры. Многие больные не только при самостоятельной работе, но даже при контрольных вопросах и поправках со стороны экспериментатора в каждой следующей задаче сбиваются на путь таких, случайных, привычных ассоциаций и отвечают бездумно. Таким больным подсказка, критическое замечание обычно помогают найти правильное решение. Таким образом, методика выявляет некритичность и ненаправленность мышления больных. В иных случаях методика выявляет резонерские, путаные рассуждения больных   аморфность и расплывчатость их мышления. Неумение выделить самые существенные признаки (т. е. слабость абстрагирования) становится особенно заметной тогда, когда экспериментатор обсуждает с больным решения.
3.4. тест «Простые аналогии»

Выполнение этого задания требует понимания логических связей и отношений между понятиями, а также умения устойчиво сохранять заданный способ рассуждений при решении длинного ряда разнообразных задач. Методика заимствована из психологии труда.

Для проведения опыта нужен бланк или просто отпечатанный на машинке ряд задач.

Задание пригодно для исследования испытуемых с образованием не ниже 7 классов.




1

лошадь




корова

жеребенок

пастбище, рога, молоко, теленок, бык

2

яйцо




картофель

скорлупа

курица, огород, капуста, суп, шелуха

3

ложка




вилка

каша

масло, нож, тарелка, мясо, посуда

4

коньки




лодка

зима

лед, каток, весло, лето, река

5

ухо




зубы

слышать

видеть, лечить, рот, щетка, жевать

6

собака




щука

шерсть

овца, ловкость, рыба, удочки, чешуя

7

пробка




камень

плавать

пловец, тонуть, гранит, возить, каменщик

8

чай




суп

сахар

вода, тарелка, крупа, соль, ложка

9

дерево




рука

сук

топор, перчатка, нога, работа, палец

10

дождь




мороз

зонтик

палка, холод, сани, зима, шуба

11

школа




больница

обучение

доктор, ученик, учреждение, лечение, больной

12

песня




картина

глухой

хромой, слепой, художник, рисунок, больной

13

нож




стол

сталь

вилка, дерево, стул, пища, скатерть

14

рыба




муха

сеть

решето, комар, комната, жужжать, паутина

15

птица




человек

гнездо

люди, птенец, рабочий, зверь, дом

16

хлеб




дом

пекарь

вагон, город, жилище, строитель, дверь

17

пальто




ботинок

пуговица

портной, магазин, нога, шнурок, шляпа

18

коса




бритва

трава

сено, волосы, острая, сталь, инструменты

19

нога




рука

сапог

галоши, кулак, перчатка, палец, кисть

20

вода




пища

жажда

пить, голод, хлеб, рот, еда

21

электричество




пар

проволока

лампочка, ток, вода, трубы, кипение

22

паровоз




конь

вагоны

поезд, лошадь, овес, телега, конюшня

23

алмаз




железо

редкий

драгоценный, железный, твердый, сталь

24

бежать




кричать

стоять

молчать, ползать, шуметь, звать, плакать

25

волк




птица

пасть

воздух, клюв, соловей, яйцо, пение

26

растение




птица

семя

зерно, клюв, соловей, пение, яйцо

27

театр




библиотека

зритель

актер, книги, читатель, библиотекарь, любитель

28

утро




зима

ночь

мороз, день, январь, осень, сани

29

железо




дерево

кузнец

пень, пила, столяр, кора, листья

30

нога




глаза

костыль

галка, очки, слезы, зрение, нос

Инструкция дается в форме совместного решения первых трех задач. «Вот посмотрите,   говорят испытуемому,   здесь написано два слова   сверху лошадь, снизу жеребенок. Какая между ними связь? Жеребенок   детеныш лошади. А здесь, справа тоже сверху одно слово   корова, а внизу пять слов на выбор. Из них нужно выбрать только одно слово, которое также будет относиться к слову «корова», как жеребенок к лошади, т. е. чтобы оно обозначало детеныша коровы. Это будет... теленок. Значит, нужно раньше установить, как связаны между собой слова, написанные слева, и затем установить такую же связь справа.

Разберем еще пример: вот здесь слева   яйцо   скорлупа. Связь такая: чтобы съесть яйцо, нужно снять скорлупу. А справа   картофель и внизу пять слов на выбор.

Инструкция несколько длинновата, но обязательно нужно добиться того, чтобы испытуемый ее хорошо усвоил.

В норме, при соответствующем образовании, исследуемые усваивают порядок решения задач после 2 3 примеров. Если испытуемый, имеющий образование 7 классов, никак не может усвоить задание после 3 4 примеров, это дает основание думать, что его интеллектуальные процессы, по крайней мере, затруднены.

Чаще всего при выполнении этого задания наблюдаются случайные ошибки. Вместо того, чтобы руководствоваться при выборе слова образцом логической связи слева, испытуемый просто подбирает к верхнему слову справа какое-либо близкое по конкретной ассоциации слово из нижних.

ФОРМА ПРОТОКОЛА К МЕТОДИКЕ «ПРОСТЫЕ АНАЛОГИИ»



Номер задачи

Ответ

Объяснения










Так, например, в задаче

ухо




зубы

слышать




видеть, лечить, рот, щетка, жевать

Каталог: book -> psychodiagnostic systems
psychodiagnostic systems -> История развития психолого-педагогических методов диагностики в специальной психологии
psychodiagnostic systems -> Сборник психологических тестов часть I пособие Минск 2005 (075. 8)
psychodiagnostic systems -> Тесты. Спб.: Изд-во «Дидактика Плюс»
psychodiagnostic systems -> Елена Евгеньевна Туник Психодиагностика супружеских отношений
psychodiagnostic systems -> Л. И. Переслени. Психодиагностический комплекс методик для определения уровня развития познавательной деятельности младших школьников. М
psychodiagnostic systems -> Т. В. Белых дифференциальная психология теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальности Учебное пособие
psychodiagnostic systems -> 1. Методика «Дорисовывание фигур» О. М. Дьяченко
psychodiagnostic systems -> Психологическая диагностика Под редакцией М. К. Акимовой
psychodiagnostic systems -> Методы диагностики познавательных процессов дошкольников


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница