Сергей Сергеевич Степанов Детский мир. Советы психолога родителям


КОМПЬЮТЕР – ЛЕКАРСТВО ИЛИ НАРКОТИК?



страница29/32
Дата11.05.2016
Размер0.81 Mb.
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   32

КОМПЬЮТЕР – ЛЕКАРСТВО ИЛИ НАРКОТИК?

Однажды в редакцию газеты «Вечерняя Москва», где я в ту пору вел психологическую рубрику, пришло такое письмо.



Мой тринадцатилетний сын помешан на компьютере. С тех пор, как в доме появилось это электронное чудовище, сын стал хуже учиться. И немудрено: за компьютером он проводит по много часов, времени на уроки не остается. Он не читает, не гуляет, не общается с друзьями, да и друзей у него, кажется, вообще нет. Мой мальчик полностью погружен в бестолковые компьютерные игры, которые засасывают его, как наркотик. Знаю, что эта проблема сейчас возникла во многих семьях, не только в нашей. Посоветуйте, как спасти ребенка от этого наваждения.

В газете был опубликован мой ответ обеспокоенной маме. Было это несколько лет назад, и нынче эту газету уже не найти. Но тот же самый вопрос на протяжении этих лет мне много раз задавали разные мамы и папы. Похоже, он действительно волнует многих. Для них я решил снова опубликовать мой ответ – на сей раз в этой книге (есть надежда, что книги живут дольше газет). Вот что мне хотелось бы сказать всем родителям, озабоченным компьютерной напастью.

В одном из номеров журнала «Мир Интернет» мне встретилась такая фраза: «Через компьютерные игры реализуются скрытые желания, которые в силу возраста, отсутствия времени или денег не могут быть осуществлены в реальной жизни». Собственно говоря, вот вам и исчерпывающее объяснение так называемой компьютерной зависимости. Впрочем, автор письма просит не объяснений, а конкретного совета: как спасти ребенка от проклятой напасти? Любой врач, прежде чем назначить лечение, ставит диагноз. Попробуем и мы разобраться, что же это за напасть. Тут самое главное – понять, что же такого привлекательного в виртуальной реальности, отчего к ней тянутся дети (да и взрослые). А уж потом решим, как с ней бороться, если это необходимо.

Виртуальная реальность – это некий «иной мир», в который можно перенестись с помощью компьютера. Правда, компьютер тут выступает не более чем инструментом. Еще до открытия электричества люди создавали иллюзорные миры, правда – с помощью других инструментов. А такими инструментами служили любые средства распространения информации. Сначала расцвело книгопечатание, и сотни, потом миллионы читателей стали с помощью изящной словесности погружаться в мир грез и романтических героев. Но книга – иллюзия слабая, ей недостает звука, а главное – изображения. И этот недостаток восполнил кинематограф – иллюзия более высокого порядка. Недаром столицу киноиндустрии – Голливуд – недвусмысленно зовут фабрикой грез. Для нескольких поколений «развлечься» или «отвлечься» означало «сходить в кино». Телевидение сделало эту процедуру домашней, причем на этом этапе началось массовое порабощение виртуальной реальностью детей. Лет двадцать назад впервые забили в набат: «Дети все время проводят у телевизора, мало читают!» (причем в те времена виртуальная реальность телеэкрана была гораздо более оптимистична и миролюбива, в ней еще не поселились распутные красотки и киборги-убийцы). Кто не помнит пламенных публикаций тех лет, перечитайте еще раз письмо, заменив «компьютер» на «телевизор». Разницы почти никакой.

Вернее, разница состоит в том, что одно дело наблюдать за событиями в кем-то придуманном мире, другое – стать их участником, а то и главным героем. Причем мир можно выбрать или перестроить по своему вкусу, и погеройствовать всласть. Тяга к этому особенно велика, когда реальный мир не радует и не дает человеку себя достойно проявить. Сами посудите: химичка влепила двойку, мать отругала, денег на новые кроссовки нет, да еще изменщина Анька всю прошлую дискотеку танцевала с Петькой. Стоит ли удивляться, что не переводятся охотники забраться подальше в фантастическое подземелье и из бластера дробить в кровавую крошку зловредных упырей!

Не будем забывать, что алкоголь и наркотики – это тоже средства ухода от действительности в иллюзорный мир. Поэтому сравнение компьютерных игр с наркотическим дурманом отчасти не лишено оснований. Но лишь отчасти.

Почему-то считается, что бегство от реальности – это плохо. Только в этом чаще всего виноват не беглец, а реальность. И если человеку удалось найти лучший мир, никакими репрессиями не заставишь его вернуться обратно. Он все равно будет стремиться туда, где можно ощутить свою силу, почувствовать себя хозяином положения, испытать радость преодоления преград и победы над соперниками и врагами.

Опасность тут, конечно, есть, и она состоит в том, что по мере погружения в иллюзорный мир слабеет связь с реальностью. Привыкая решать виртуальные проблемы нажатием кнопки, человек постепенно отвыкает решать реальные проблемы. И невинная игрушка, созданная для забавы, превращается для него в настоящий наркотик. Впрочем, и алкоголь придуман для поднятия настроения за праздничным столом. Только вот слишком многие привыкают топить в нем свои нерешенные проблемы, в итоге доводя себя до свинского состояния. Как говорили древние, все есть лекарство, и все есть яд – важна только мера.

Простейший рецепт – отобрать (продать, выбросить, разбить) компьютер. Но компьютер – это не симптом болезни. Его скорее можно уподобить градуснику. Разбив градусник, больного не вылечишь. Если запретить компьютерные игры, мир от этого лучше не станет и желание убежать от него не исчезнет. А ведь есть еще наркотики!

Автор письма с гневом и ужасом пишет, до чего дошел ее сын. А вот откуда он к этому пришел? И почему ему лучше в этих виртуальных лабиринтах, чем в реальном мире? Что он находит там такого, чего ему недостает в жизни? Каждый родитель, озабоченный компьютерной зависимостью ребенка, должен прежде всего ответить себе на эти вопросы. Ведь только это поможет понять, с чем надо бороться. Ясно только одно: не с компьютером!



ЛЮБВИ ВСЕ ВОЗРАСТЫ ПОКОРНЫ…

И ШКОЛЬНЫЙ ТОЖЕ?

Жених и невеста… Когда мы произносим эти слова, воображение диктует нам прекрасный светлый образ юной пары на пороге самого замечательного события в их жизни – бракосочетания. Впрочем, не слишком юной. Все мы понимаем, что столь ответственный шаг требует определенной зрелости – физической и духовной. Когда те же самые слова звучат за спиной совсем уж юной пары – например, в школьных стенах, – они приобретают характер издевательской дразнилки. Ими ровесники юных Ромео и Джульетт иронично намекают, что те преждевременно взяли на себя не подходящие их возрасту роли. И старшие с этим охотно соглашаются – по их мнению, в школьные годы о серьезных чувствах между юношей и девушкой не может быть и речи. Скорее всего речь идет о безответственном увлечении, отвлекающем от главного дела – учебы, да к тому чреватом многими «недетскими» проблемами и неприятностями. Сентиментально повторяя классическую фразу «Любви все возрасты покорны», мы, взрослые, отнюдь не имеем в виду школьный возраст. Правильно ли это?

Имена шекспировских Ромео и Джульетты, ставшие нарицательными, знакомы любому, хотя редкий школьник в наши дни читал классическую трагедию. Перипетии истории веронских влюбленных знакомы современным подросткам в основном по вольным киноверсиям. Зато почти каждый доподлинно знает, сколь молоды были герои, – живи Джульетта в наши дни, она ходила бы в восьмой класс. Этот пример любят приводить ее нынешние сверстницы, отстаивая свое право на сильные чувства. При этом, правда, не вспоминают, как печально история закончилась. Но это вроде бы совсем другой сюжет – во всём виновата вражда родительских семей. Вот если бы Монтекки и Капулетти дружили домами…

У психологов на сей счет свое мнение. Они даже придумали новый термин (еще не получивший, правда, научного статуса) – синдром Ромео и Джульетты. По мнению некоторых специалистов по человеческим отношениям, не будь на пути юной пары столь серьезных препятствий, то и чувства между ними вряд ли воспылали бы с такой страстью.

Правда, обращает на себя внимание, что сегодня «женихов» и «невест» ровесники дразнят нечасто. В наши дни любовь как культурный феномен сильно помолодел. Любой телесериал для подростков пронизан идеей первых поцелуев и ранних сексуальных опытов. Есть еще одна, не менее важная причина: для тинейджера особое значение имеет все, что является признаком взрослости. Ранняя влюбленность приобретает для детей значение такого признака. Сейчас зачастую уже в 7-8-м классе неловко не быть «влюбленным», стыдно запоздать с первым поцелуем. Еще не целовался, значит, ты отстал от других – вот нехитрая логика этого возраста.

Однако для полноценного личностного развития необходима определенная последовательность. Сначала должна сформироваться собственная идентичность, целостность, а только вслед за этим возникает возможность полной интимной близости в гармоническом сочетании духовного и телесного. Обычно на первом этапе, – а это как раз старший школьный возраст – подростки испытывают именно романтическое, а не сексуальное чувство к предмету своей любви.

Это особый этап жизни, свойственный из всех живых существ только человеку – когда он учится чувствовать. А для воспитания чувств как раз необходим период своеобразного «недействия». Нужно время, чтобы прислушаться к себе, к своим переживаниям, прочувствовать мельчайшие нюансы своих эмоций. Это и есть романтическая любовь. Жгучий эротический интерес пробуждается после нее.

Но сейчас происходит нарушение нормальной последовательности – культурным эталоном для наших детей становятся как раз зарубежные подростковые телесериалы или журнальчики типа «Cool». Романтическое увлечение как бы теряет смысл, подросток стремится к первому сексуальному опыту, чтобы самому себе и другим продемонстрировать собственную взрослость. На безумной скорости они проскакивают чудесный период романтики, который, увы, больше никогда в жизни не повторится.

У современного подростка уже с 13–14 лет начинается, как правило, бурное половое созревание. Наступает час, и химический шторм зарождается в головном мозге, разбегается по нервам и сосудам, вызывая все физиологические признаки влюбленности: выброс адреналина, участившейся пульс и дыхание, потные ладони, блеск глаз, румянец или, наоборот, бледность. Первая любовь – это своего рода наркотик. И когда взрослые, уже давно пережившие и позабывшие свои юношеские чувства, начинают призывать свое чадо перестать быть влюбленным в угоду занятиям, оценкам, будущей карьере и так далее, они поступают по меньшей мере глупо. Сознательно отказаться от чувства подросток просто не может!

Специалисты изучили свыше ста культур, в том числе и примитивных, и пришли к выводу, что практически всем им присущ период романтической любви. Это такое же древнее чувство, как страх, ярость или радость. Но химическое половодье длится не бесконечно, потом химический заводик внутри нашего организма по неведомой команде может перестроиться на выпуск другого любовного «наркотика» – эндорфинов. Но он уже несет не бурю чувств, а успокоение и мир, утоление боли от утрат и несбывшегося. Он может и не перестроиться, а просто прекратить работу. Прав был поэт – «Блажен, кто вовремя был молод, блажен, кто вовремя созрел».

Осознать ценность первого чувства должны не только подростки, но и взрослые. Прерванный полет грозит последующим разочарованием, цинизмом, неумением влюбиться вновь, подспудной тоской по «утраченному раю». Это не значит, что нужно немедленно поженить влюбленных. Но нельзя грубо вырывать стрелу Амура из сердца мальчика и девочки. Пусть они переживут и прочувствуют эти естественные эмоции, данные самой природой. Внимательное отношение старших к их состоянию, легализация именно романтического чувства помогли бы избежать всякого рода протестных действий – того самого синдрома Ромео и Джульетты. Ведь чаще всего первая влюбленность со временем просто тает, как легкое весеннее облачко, оставляя только сентиментальные воспоминания.

Даже Ромео, как известно, был сначала романтически влюблен в некую Розалинду, причем его родители ничего не имели против такой невесты. Правда, патетической трагедии из этого сюжета явно не получалось. Но в реальной жизни – может, так оно и лучше?


Между прочим

Гримасы самооценки

Самоуважение подростка является одним из важнейших факторов, влияющих на сроки начала половой жизни. Как установили ученые с медицинского факультета Университета штата Индиана (США), этот фактор оказывает влияние вне зависимости от сроков полового созревания и проявляется совершенно по-разному у мальчиков и девочек. В ходе исследования ученые оценивали самоуважение у 188 учеников седьмого класса. В течение следующих двух лет они наблюдали за детьми, вплоть до того момента, когда они переходили в девятый класс. Оказалось, что девочки с заниженной самооценкой на протяжении этого времени втрое чаще вступали в первую сексуальную связь (для их возраста явно преждевременную), чем их сверстницы с адекватной самооценкой. У сильного пола обнаружилась противоположная тенденция – мальчики с завышенной самооценкой вдвое чаще остальных своих ровесников в этом возрасте приобретали свой первый сексуальный опыт.

По мнению автора исследования профессора Дженнифер Спенсер, причина этого явления кроется в том отношении к сексу, которое сложилось в современной культуре. «Будешь ли ты любить меня наутро?» – вопрошала героиня популярной полвека назад песни. Эта девушка, воплощавшая типичные представления своей эпохи, терзалась сомнением: сохранит ли она право на уважение и самоуважение, согласившись на интимную близость со своим избранником? Современной девушке, даже очень юной, ранняя близость позволяет поскорее почувствовать себя взрослой – главным образом за счет того, что она осмелилась нарушить традиционные для ее возраста ограничения. К тому же низкая самооценка девочек-подростков часто связана с сомнениями в своей привлекательности. Нахождение сексуального партнера, а порой и не одного, от таких сомнений избавляет.

Для мальчиков, напротив, первый сексуальный опыт становится своего рода инициацией, утверждением их мужского достоинства, что негласно поощряется современной культурой. (Популярная кинокомедия «Американский пирог» раскрывает это явление саркастически, но весьма адекватно.) Поэтому именно подростки с завышенной самооценкой изо всех сил стремятся подтвердить свой уровень самоуважения, тогда как остальные их ровесники справедливо опасаются, что такой опыт является явно преждевременным для их возраста.

Исследователи полагают, что работа, направленная на коррекцию искажений самооценки, может стать хорошим методом профилактики раннего начала половой жизни – возможно, даже более эффективным, чем традиционные подходы. Причем такого рода работа не должна обеспокоить даже самых консервативных ревнителей морали – сексуальная тематика в ней может вообще не затрагиваться. Просто подростку (любого пола), имеющему достаточно возможностей для самоутверждения, а в силу этого и достаточно оснований для самоуважения, нет нужды искать самоуважения теми средствами, которые не соответствуют ни его возрасту, ни вообще здравому смыслу.





Каталог: book -> practic psychology
practic psychology -> Психология журналистики
practic psychology -> Книга охватывает наиболее значимые теории личности в современной психологии. Содержание Предисловие к русскому изданию
practic psychology -> С. Ю. Головин словарь практического психолога (около 2000 терминов, 1998 г.) Словарь-справочник
practic psychology -> Московская служба психологической помощи населению Психологическая помощь при эмоциональной зависимости
practic psychology -> Юрий Г. Чернов Анализ почерка в работе с кадрами
practic psychology -> Сам себе — серия илья Шеголев
practic psychology -> Чередниченко И. П., Тельных Н. В. Психология управления в систему подготовки управленческих кадров практически всех специальностей включена такая дисциплина как «Психология управления»
practic psychology -> Урбанович А. А. Психология управления ббк 88. 5 У 69 Серия основана в 1998 году
practic psychology -> С. Л. Братченко экзистенциальная психология глубинного общения уроки Джеймса Бюджентала
practic psychology -> Ббк 88. 5 Л 96 содержание вступление глава «Особые дети»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   32


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница