Серия «золотой фонд психотерапии»



страница11/43
Дата15.05.2016
Размер4 Mb.
#12580
ТипКнига
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   43

115

ных, танцевально-двигательных и других техник, использующих в основном языки чувств и ощущений.

Наконец, в самое последнее время в психологической теории и психотерапевтической практике наиболее актуальной является за­дача построения многомерной языковой среды, трансформацион­ного пространства, в котором могли бы найти свое творческое вы­ражение все состояния сознания и которое обеспечивало бы об­щение между различными его слоями. Классическим образцами данных подходов являются психосинтез Роберто Ассаджиоли, рас­ширенная карта бессознательного Ст. Грофа и интегральная пси­хология Кена Уилбера [4, 34, 203, 204].

В России данный подход реализовывается в интегративной психологии, разработке которой мы посвятили последнее деся­тилетие.



Виды сознания - общие подходы

Сознание и материя являются различными аспектами одной и той же реальности.

К. Вейцзеккер

Следуя эпиграфу, можно предположить, что в психике челове­ка существуют элементы, соединяющие оба аспекта, некие перво-кирпичики, атомы психической реальности.

Как мы указывали выше; буддийской традиции в этом контек­сте употреблялось слово «дхарма», обозначающее целостные си­туации опыта. Существовал некий нормативный, поддающийся транслированию «алфавит» из 100 дхарм, в котором были зафик­сированы канонические состояния, модальности опыта.

Говоря о расширенных, гипнотических, измененных, психоде­лических, трансовых и иных состояниях сознания, мы не можем определять эту классификацию как некий алфавит, наподобие «ал­фавита» дхарм. В настоящее время в европейской психологичес­кой традиции нет общепринятой классификации состояний созна­ния. Определения состояний сознания чрезвычайно размыты и не позволяют выделить качественной разницы между ними. Это на­блюдается не только в континууме «необычных» состояний обыч­ного (нормального) сознания, но и в таких дуальных его составля­ющих, каковыми являются здоровое и патологическое состояния сознания. Термины необычные состояния сознания, неординарные состояния сознания, измененные состояния сознания представ­ляются излишне широкими, а в общении профессионалов — сино­нимичными для определения тех психических) состояний, которые являются предметом этой монографии. Они включают в себя ог-



116

ромное число состояний, которые оказываются малоинтересными либо вовсе неинтересными с терапевтической или эвристической точки зрения.

Сознание может глубоко изменяться под воздействием самых разнообразных патологических процессов: мозговых травм, пора­жений химическими или биологическими отравляющими веще-ствами, инфекций, нарушений мозгового кровообращения или зло­качественных процессов в центральной нервной системе. Подоб­ные случаи, конечно же, могут приводить к глубоким изменениям в умственной деятельности, которые могли бы способствовать тому, чтобы отнести их к категории «необычных состояний сознания)»: Однако такие повреждения, служащие причиной «обыкновенного бреда» или «органических психозов», — состояний, безусловно, важных с клинической точки зрения, не относятся к нашему рас­смотрению. Люди, страдающие от подобных поражений, как пра­вило, теряют пространственно-временную ориентацию и их ин­теллектуальные возможности скудны.

В этой книге мы будем уделять внимание другой большой и важ­ной подгруппе необычных состояний сознания, значительно отли­чающейся от остальных и представляющей собой неоценимый ис­точник новых сведений о человеческой психике. Они обладают за­мечательными психотерапевтическими и трансформационными возможностями. Систематические включенные наблюдения, экс­перименты, проводившиеся на протяжении пятнадцати лет мной и многочисленными моими учениками, убедили меня в исключи­тельной природе, эвристической ценности расширенных состоя­ний сознания (РСС). Несмотря на то, что в России уже пятнадцать лет широко распространены практики, использующие РСС, в со-; временной психологии и психотерапии на самом деле не представ­ляют себе их специфического характера.

В силу вышеуказанных причин мы хотим сразу же по возмож­ности четко и однозначно обозначить понятие расширенного со­стояния сознания (РСС).

Расширенное состояние сознания (РСС) — особое состояние' измененного сознания, которое возникает при связном дыхании. Даже в среде профессионалов понятия «измененные состояния сознания» (ИСС) и «расширенные состояния сознания» исполь­зуются как синонимичные. На самом деле эти термины не иден­тичны как пообъему( так и по содержанию. Понятие ИСС является родовым по отношению к понятию РСС. К ИСС относятся медита­тивные, трансовые, гипнотические, психоделические и другие нео­бычные состояния сознания. Процесс связного осознанного дыха­ния — это способ и средство достижения РСС. При этом возника-

117

ющее РСС является естественным физиологическим и психоло­гическим феноменом.

РСС характеризуется максимальной мобилизацией резервных возможностей человеческой психики, когда человек при помощи полного расслабления и осознанного связного дыхания получает расширенные возможности управления центральной и перифе­рической нервными системами, работе с бессознательным мате­риалом, организмом в целом.

Расширенное состояние сознания, которое возникает в процес­се связного дыхания, качественно отличается от состояний, возни­кающих при глубоком гипнозе, трансе, медитациях и других спо­собах достижения измененных состояний сознания. РСС — каче­ственно особое психологическое и психофизиологическое состояние, отличающееся от сна, бодрствования, патологических нарушений сознания, нарушений сознания при приеме алкоголя, наркотиков и психоделических препаратов.

Процесс связного дыхания как способ и средство достижения РСС обладает такими качествами, как осознанность, контролируе­мость, управляемость, присутствие воли, намерения, и возможнос­тью в любой момент вернуться в обычное состояние сознания (ОСС).

РСС обладает специфической феноменологией (Козлов, 1992,1994, 1998, 2001), отличается аутизацией сенсорной сферы, искажением вбсприятия времени, гипермнезией и некоторыми другими каче­ственными изменениями психических процессов. Наши исследова­ния нёйропсихологических механизмов индукции расширенных со­стояний сознания при помощи связного (циклического) дыхания по­казывают, что оно может быть использовано сознательно для вызывания ресурсных («потоковых», творческих, эвристических) состояний сознания [16, 78, 287]. Они показывают, что ресурсные, творческие состояния сознания спонтанно, неосознанно сопровож­даются связным дыханием. Специальные настройки и осознанное использование связного дыхания позволяют открыть доступ к эврис­тическому ресурсу, могут помочь личности реализоваться, самоакту­ализироваться при помощи самого простого и доступного для челове­ка инструмента — связного дыхания.



Пространство состояний сознания

Чтобы более подробно очертить границы РСС и вычленить его специфические качества, мы предлагаем вашему вниманию сле­дующую карту уровней измененных состояний сознания.

Сразу хочется уточнить, что термины «измененное состояние сознания» (ИСС) и «необычное состояние сознания» мы употреб­ляем как синонимичные, с логической точки зрения однозначные

118

по объему и содержанию. Хотя понятие «измененные состояния сознания» достаточно широко употребляется в науке, мы считаем, что сознание (индивидуальное свободное сознание) не меняется по существу. Можно корректно говорить об изменении содержа­ния сознания в зависимости от среды идентификации.

Для топологического обозначения РСС среди других ИСС мы предлагаем вашему вниманию континуум уровней измененности сознания (рис. 2), в котором крайние шкалы следующие: + 1 — состояние четкого, ясного, полного сознания, — 1 — глубокое психоделическое состояние сознания.





+ 1 ПСС ОСС

тсс о нес

PCC - 1 ПдСС


Рис. 2. Континуум уровней измененности сознания

У нас нет уверенности в том, что состояние четкого, ясного, полно­го сознания является приоритетом обычного состояния сознания, Более того, у нас есть предположение, что это состояние полноты осоз­нания не столь часто бывает в обычном (обыденном) состоянии со­знания (ОСС).

Полное, четкое, ясное осознание связано с такими состояниями сознания, как инсайт (от англ. insight — 'проницательность', 'ус­мотрение') в гештальт-теории. В русском языке есть очень емкое слово «озарение», означающее сиюминутное охватывание сути, общих, существенных и необходимых свойств, отношений внут­ренней и внешней реальности. Это некое предельное, пиковое со­стояние сознания в смысле его полноты и ясности. Трудно даже предположить существование человека, который находится все время в состоянии инсайта, или озарения.

Для обычного, обыденного состояния сознания больше прдхо-дит название «плавающего осознания», по глубине флуктуирую­щего в пределах от +1 до 0, то есть в пространстве от полного осоз­нания до «нулевого сознания», включая трансовые состояния со­знания (ТСС).

С одной стороны, мы должны признать, что для характеристики «плавающего осознания» больше подходят метафоры Н. Гурджие-ва, который предполагал, что элемент неосознания в жизни людей

119


велик. По его мнению, почти все люди представляют собой «маши­ны», не осознающие себя. Поведение и деятельность их автомати­зированы, алгоритмизированы, заданы социальными программа­ми и генетическим потенциалом.

С другой стороны, мы должны признать естественность «пла­вающего осознания» и его самодостаточность в потоке обыден­ной реальности, в которой приобретенные навыки, автоматизмы социального взаимодействия и внутренней работы имеют поло­жительный смысл в аспекте экономии психической и физичес­кой энергии.

Чтобы конкретнее обозначить карту пространства «плавающе­го осознания», опишем более подробно те состояния сознания, ко­торые мы определили как «трансовое» (ТСС) и «нулевое» (НСС).

Определяя трансовые (франц. transe — 'оцепенение') состоя­ния сознания, сразу обозначим объем этого понятия как необыч­ное состояние обычного сознания. В психотерапии и психиатрии транс понимается как вид сумеречного помрачения сознания с нарушением ориентировки в окружающем.

Трансовые состояния сознания характеризуются особой отре­шенностью сознания, вызываемой произвольно (при аутогенных тренировках, с помощью разнообразных ритуалов (мистерии, рели­гиозные обряды, камлания шаманов), на сеансах самовнушения и гипнотического воздействия (при направленных визуализациях, медитациях)) или возникающей спонтанно при «застревании» вни­мания на объектах интроспекции или качествах восприятия вне­шних предметов. К спонтанным трансовым состояния^ можно от­нести также суженные состояния сознания, возникающие в резуль­тате развития психического заражения (коллективных трансов, массовидных психических явлений) [27, 56, 62, 83, 130].

В трансовом состоянии повышается внушаемость, происходит перераспределение внимания и спад функций планирования. Как при целенаправленном вызывании транса, так и при спонтанном «выпадении» в транс происходит усиление репродуктивной актив­ности сознания, возникают яркие зрительные образы прошлого и проявляется повышенная способность к фантазированию, усили­вается тенденция к устойчивому искажению реальности. При этом человек может не замечать перехода от ОСС к ТСС и обратно.

Сужение сознания в трансовом состоянии особенно заметно в психотерапевтических сессиях (сеансах релаксации, направлен­ных визуализаций, настроек, эриксонианского и прямого гипноза и т. д.), особенно при фиксации на каком-либо ощущении, символе, образе, то есть ограничении круга воспроизводимых ситуаций, цикличности воспроизведений, а также регулярном возврате к ним.

120

Вне сомнения, при хорошо отработанной технологии сужение со­знания усиливается, снижается количество и качество осознава­емых явлений, уменьшается число анализируемых вариантов, воз­никает феномен «буквализма» и заметно увеличивается суггес­тивность.

Качественной характеристикой «нулевого» состояния сознания является полное отсутствие всякого осознания. При этом наблю­дается полная аутизация сенсорной сферы, воспоминания о пери­оде «нулевого» состояния сознания отсутствуют. Такое «выпаде­ние» осознания по ощущениям очень похоже на глубокий сон.

Еще раз подчеркнем, что эти состояния сознания являются нор­мой для ОСС. В любой момент времени возможен быстрый пере­ход к состояниям, близким в континууме к +1 с адекватной оцен­кой и взаимодействием с внешним и внутренним миром в «здесь и сейчас».

Об особенностях РСС мы уже говорили выше. Хочется отме­тить дополнительно, что в РСС также достаточно часто встречают­ся «нулевые» состояния сознания.

Под психоделическими состояниями сознания (ПдСС) мы по­нимаем изменения сознания, вызываемые введением в организм психоделиков или глубокими психофизиологическими сдвигами, которые появились в результате очень длительного и интенсивно­го применения других способов вхождения в ИСС. Психоделичес­кие состояния сознания могут быть индуцированы реальными жиз­ненными обстоятельствами. Таковыми являются предсмертные со­стояния, описанные Р. Моуди, состояния, характеризующиеся повышенными психическими и физическими возможностями (сверхбодрствование, сатори, проявления различных сидхи), транс­персональные переживания, вызванные болевым или психологи* ческим шоком и др. К естественным психоделическим состояниям мы можем отнести также осознаваемые (ясные) эмоционально насыщенные сновидения, «просоночные состояния сознания».

Расширенные и психоделические состояния составляют особую группу глубоких изменений в сознании, граничащих с множеством патологических состояний, являющихся областью деятельности психиатрии. Психоделические и расширенные состояния харак­теризуются особыми трансформациями сознания, связанными с изменениями во всех сферах восприятия, с сильными и зачастую необычными эмоциями, а также с глубокими переменами в мыс­лительных процессах. Нередко они сопровождаются множеством сильных психосоматических проявлений и неординарным пове­дением. В сознании происходят чрезвычайно глубокие качествен­ные изменения, но в отличие от бредовых состояний в нем не на-

121

блюдается грубых нарушений. В психоделических состояниях мы переживаем вторжение других измерений бытия, которые могут быть очень интенсивными и даже ошеломляющими. Но при этом мы все же не теряем пространственно-временной ориентации и отчасти остаемся в контакте с повседневной реальностью. Как пишет Станислав Гроф, мы одновременно присутствуем в двух разных реальностях [30].

Весьма важным и характерным аспектом психоделических со­стояний являются необычные изменения в чувственном восприя­тии. Если глаза открыты, формы и краски внешнего мира обычно резко преображаются, а когда мы закрываем глаза, у нас могут возникать и видения различных природных явлений, космоса, ми­фологических сфер. Иногда все это сопровождается широким ди­апазоном переживаний, в которых задействованы различные зву­ки, запахи, физические и вкусовые ощущения.

Эмоции, связанные с психоделическими и расширенными со­стояниями, охватывают очень широкий спектр и простираются далеко за пределы нашего повседневного опыта — от чувств эк­статического восторга, небесного блаженства и непостижимого по­коя до чудовищного ужаса, неудержимого гнева, бездонного отча­яния, гложущей вины и других крайних проявлений эмоциональ­ного страдания. Интенсивность этих переживаний сопоставима с описаниями! адских мук в великих религиях мира.

Аналогичным образом поляризованы и сопутствующие физи­ческие ощущения — в зависимости от содержания переживания это может быть как ощущение необычайного здоровья и благопо­лучия, оптимального физиологического функционирования и нео­бычайно сильного сексуального оргазма, так и крайний диском­форт, например, мучительные боли, давление, тошнота или чув­ство удушья.

Особенно интересным аспектом расширенных и психоделичес­ких состояний является их воздействие на процессы мышления. Как показывает наш экспериментальный опыт, интеллект не по­лучает повреждений, но работа его весьма отличается от обычного функционального режима. Как отмечает Ст. Гроф, хотя в таких со­стояниях мы не можем положиться на свои суждения по обычным практическим вопросам, на нас может буквально обрушиться по­ток удивительной (нрвой информации, касающейся великого мно­жества других моментов. Нас могут посетить глубокие психологи­ческие прозрения, проливающие свет на нашу личную историю, на бессознательные силы, которые движут нами, на наши эмоцио­нальные затруднения и межличностные проблемы. Мы можем так­же испытать необычайные откровения, затрагивающие различные



122

аспекты природы и космоса и намного превосходящие нашу обра­зовательную и интеллектуальную подготовку. Большинство инте­реснейших прозрений, которые открываются в холотропных со­стояниях, сосредоточено вокруг философских, метафизических и духовных проблем [30, 31, 34].

Мы можем перечислить несколько переменных, которые адек­ватно отражают качество глубины измененности сознания:

1) уровень аутизации сенсорной сферы:
min = +1,

max = — 1;



2) время выхода из ИСС:

0 или несколько секунд — ТСС, несколько минут или часов — РСС, несколько часов или суток — ПдСС;



3) степень психологической «включенности», «проживания»,
эмоциональной вовлеченности в происходящее:

max = +1 — в хилотропную или объективную реальность; max = — 1 — в холотропную или реальность «истых галлю­цинаций».



Способы вхождения в измененные состояния сознания

Особенности вхождения в ИСС во многом определяются спосо­бами, при помощи которых человек исследует свою внутреннюю картографию. Далее мы очень схематично опишем эти способы. Тем более что человечеством накоплен богатый, великолепный арсенал как естественных, базирующихся на ресурсных возможностях са­мой психики, так и искусственных, с использованием различных веществ, способов вхождения в измененные состояния сознания [30, 45, 46, 62, 78].

Самое интересное, с чем мы столкнулись, анализируя истоки при­менения расширенных состояний сознания, это тот удивительный факт, что во многих культурах любая духовная практика была связа­на с необычными состояниями сознания. Истоки использования нео­бычных состояний сознания находятся в глубокой древности, на заре возникновения1 человеческой цивилизации. Согласно археологичес­ким исследованиям наскальных рисунков и мест древних захоро­нений, шаманизм насчитывает около 40 000 лет [56, 68, 73, в5,^ 135, 142, 209, 247]. Системы медитации хатха-, лайя-, раджа-йоги сфор­мировались не позднее 10 тыс. лет до н. э. Исследования антрополо1 гами более половины мировых культур, существовавших в течение пяти последних столетий, показали, что 90 процентов из них имели некоторые институциализированные формы измененных состоя-

123

ний сознания. Необычные состояния сознания и по сей день явля­ются центральными для эзотерических течений канонических ре­лигий: исихазма и многих сектантских течений в христианстве, су­физма в исламе, различных йогических практик в индуизме, школ Дзен в буддизме и Каббалы в иудаизме. В разных культурах и рели­гиозных системах использовались различные способы достижения измененных состояний сознания.

Многолетняя работа с измененными состояниями привела нас к самому примитивному способу классификации методов и техник изменения состояния сознания. Мы можем вычленить некий кон­тинуум распределения плотности стимульного поля жизни во вре­мени и пространстве. Изменение сознания всегда является или искусственной, или спонтанно естественной (заданной ситуацией жизни) манипуляцией интенсивности стимульного поля. Для бо­лее детальной демонстрации нарисуем схему.



Рис.3. Методы изменения сознания

Крайние полярности:

+ 1 — максимальная интенсивлость стимульного поля —

гиперстимуляция.

— 1 — минимальная интенсивность стимульного поля —

гипостимуляция в вариантах различных депривационных

практик.

В обоих классах происходит трансцендирование Эго-сознания вплоть до идентификации с индивидуальным свободным сознани­ем, случаев астральной проекции и «выхода за пределы тела», а также переживания продуктов сознания трансперсонального и ин­терперсонального уровней.



124

Гиперстимуляционные методы

Гиперстимуляционные методы включают множество изменен­ных состояний сознания, которые включают целый ряд архаичес­ких «технологий священного». Эти технологии так или иначе соче­тают в себе барабанную дробь, звуки трещоток, колоколов или гон­гов, танцевальные марафоны до физического изнеможения, мощные дыхательные сессии в варианте гипервентиляции.

Издревле и до начала третьего тысячелетия танец был и явля­ется необходимым средством проявления чувств, мыслей, кото­рые нелегко перевести в слова. На протяжении тысячелетий в разных культурах существовали ритуальные танцы для праздно­вания побед, оплакивания мертвых или празднования смерти, лечения больных. Простейшую форму танца, отогняющего или умилостивляющего демонов, представляет австралийский танец вокруг деревянного идола. Давид совершал религиозную пляску перед Ковчегом Завета. Необходимым элементом греческих вак­ханалий были танцы. В древней Мексике во время больших жер­твоприношений в честь бога солнца плясали вокруг жертвенного огня. Древние германцы танцевали вокруг весенней фиалки (за­пах которой имеет наркотическое действие). Трансовые танцы были в ходу у древних славян. Дервиши, буддийские монахи, ша­маны предаются пляске. Гаитяне впадают в транс во время танцев, когда участники оказываются одержимыми своими богами. Буш­мены Калахари также используют трансовые танцы. В современ­ном мире танцевальные технологии не только являются осознан­ным методом вхождения в ИСС и трансформационным и самоис­следовательским способом в танцевально-двигательной терапии, но и бессознательно, но очень эффективно используются во всех культурах как мощная техника эмоционального и физического катарсиса.

Песнопение как звуковибрационный гиперстимуляционный ме­тод выступает в качестве самостоятельного метода достижения из­мененных состояний сознания. Таковы, например, молитвенные песни балийских монахов (кенджак), эскимосские и тибетские гор­ловые многоголосые пения, суфийские молитвенные песнопения (киршанс, бхаджанс), песни-плачи в русском фольклоре.

В России весьма популярен такой способ достижения ИСС, как крайние температурные воздействия. У американских индейцев «свет-лоджи» (что-то вроде очень горячей парной) является мес­том воздействия чрезвычайной жары, а погружение в холодную воду использовалось как экстремальный холод. В России приме­няются более мощные и жесткие способы. С одной стороны, горя­чая парная сочетается с битьем вениками, с другой стороны, вмес-

125

то прохладной воды используется снег, а иногда и окунание в про­руби.

К ним мы можем отнести также обезвоживание и крайние физи­ческие вмешательства, такие как кровопускание, применение силь­ных слабительных средств и причинение сильной боли (различные варианты бичевания и самобичевания), а также преодоление сна.

Гиперстимуляционные методы преодоления сна и бичевания были достаточно широко распространены во всех духовных тради­циях. Преодоление сна использовалось во многих ритуалах (шаман­ские ритуалы перехода, бдение в христианских, дзен-буддийских традициях), включая визионерские поиски индейцев прерий. Биче­вание во многих религиозных и философских традициях более из­вестно как «умерщвление плоти». Способы были очень разные: от­каз от одежды, когда природные условия этого явно не предпола­гали; ношение неудобной или истязающей одежды типа власяницы; ношение кандалов, вериг, пудовых крестов; погребение себя за­живо в различных чрезвычайно неудобных каменных мешках, са­мобичевание плетками в христианской монастырской традиции и др. Некоторые американские^индейцы хлестали себя и переноси­ли такие физические и духовные испытания, как «танцы солнца».

Без сомнения, многие сексуально-эротические оргии, имею­щие вулканический оргазмический характер (некоторые ритуа­лы перехода, левотантрические практики и шиваистские культы, храмовые мистерии Изиды и др.), тоже можно отнести к гипер-стимуляционным методам. К совершенно новым гиперстимуля-ционным методам мы можем причислить музыкальный грохот (рок-концерты, рейв, техно, психоделическая музыка на дискоте­ках и др.), а также информационное перенасыщение.

Особый класс «технологий священного» представляют ритуаль­ные употребления растений, их производных и веществ группы сома (психоделические вещества) и суры (вещества, содержащие алкоголь).

Среднеамериканские и предколумбийские культуры использо­вали грибы из рода псилоцибе, кактус пейотль. Ацтеки применяли псилоцибиновые грибы при совершении ритуальных обрядов. Эти грибы были известны жрецам майя в древней Мексике, которые использовали их в религиозных церемониях. В Центральной Аме­рике псилоцибиновые грибы с давних времен считаются боже­ственными, найдены даже каменные изображения грибов. В Гва­темале найдены каменные изображения гриба, в ножку которого врезана голова или фигурка бога или демона, наиболее древние из них выполнены более трех тысяч лет тому назад (культура майя). Им индейцы поклонялись как божествам.


Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Психотерапия в особых состояниях сознания
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   43




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница