Серия «золотой фонд психотерапии»



страница16/43
Дата15.05.2016
Размер4 Mb.
#12580
ТипКнига
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   43

181

храняют между собой дистанцию, пропорционально близости меж­личностного взаимодействия.

Человек и группа охраняют свое пространство, с которым иден­тифицированы, и не пускают в него.

Первичный опыт отделения, расчленения телесности связан с негативным опытом. Это связано с травмой рождения и с трав­мой отделения от матери как источника пищи и энергии, тепла и комфорта, защищенности. В этом часто проявляется наше стрем­ление не только не пускать в пространство нашей телесности, но и охранять наше предметное окружение, которое, как мы указы­вали выше, бессознательно воспринимается телом. Тот же самый феномен наблюдается как проявление личностных качеств в груп­повом сознании.

Есть «Я» — тело, затем человек начинает идентифицироваться с вещами, предметами, которые прикрывают тело, украшают тело или являются индивидуальной символьной манифестацией нашей те­лесности (одежда, макияж, какие-то проявления отождествленнос­ти с половой, расовой, этносоциальной или социально-психологи­ческой принадлежностью). Предметы на самом деле являются внеш­не манифестированной структурой нашего внутреннего Эго, Эго-материального, и часто «вес» личности в социальном простран­стве обусловлен его объемом и структурой. Обывательское «Если ты такой умный, то почему же ты такой бедный?» отражает тот факт обыденного сознания, что ценность конкретного человека тожде­ственна цене его благосостояния.

В среднем обыденном мышлении существует убеждение, что слу­жение обществу, государству дает возможность личности получать материальные блага сообразно ее реальным заслугам перед ним, то есть социальная оценка личности происходит в форме материаль­ного, денежного вознаграждения.

Социалистический тезис «от каждого по способностям, каждому по труду» формирует бессознательную установку, убеждение в том, что объем и структура «материального Эго», обладание материаль­ными ценностями адекватно отражает ценность личности как носи­теля физических, интеллектуальных, коммуникативных, эвристичес­ких и других способностей. В сознании обывателя если человек имеет многое, следовательно, он оценен обществом как общественно по­лезный человек. Для обывателя личность есть то, чем она себя окру­жает, и человек есть то, как он одевается, как обставляет свою квар­тиру, на какой машине ездит, какой счет в банке имеет, в каком доме и в каком квартале, в каком городе и в какой стране живет, как и какое тело демонстрирует...

182

Окружающие вещи являются ярким критерием того, как мы от­носимся к телу. Квартира, в которой живет человек, — это в некото­ром смысле отношение к телу. Холодильник, машина, счет в банке, загородный коттедж, часто женщина, которая находится рядом с мужчиной всю жизнь или ситуативно, являются объектами матери­альной идентификации и содержанием «материального Эго».

С возрастом растет не только тело, но и расширяется «матери­альное Эго». Новорожденный не дифференцирует свое тело и ок­ружающую среду, человек рождается с Эго, которое расширено до границ Вселенной. В этот период у человека не существует субъек-тно-объектных отношений.

В некотором смысле дифференциация своего тела и окружаю­щей действительности является первичной трещиной во Вселен­ной в дуальностях «Я — Другие», «Я — Другое», «Я» — «не-Я», «Субъект — Объект».

Затем происходит расширение зоны знания и действия. Человек и группа, с одной стороны, как бы завоевывают внешнее простран­ство, с другой — раскрывают и осваивают свое внутреннее психи­ческое пространство, структурируя и открывая свои внутренние воз­можности.

Основные тенденции личности и группы

Первая тенденция — которая существует в индивиде и которая манифестируется на всех уровнях, подструктурах личности — это стремление к расширению физического, социального и духовного пространства, которое мы можем обозначить экспансивной тен­денцией. Мы уже писали, что понятие тенденции было введено В.Н. Мясищевым в его психологии отношений и понимается как напряженная направленность психической активности человека. Что касается нашего осмысления первой тенденции, то мы долж­ны принять тезис Мясищева о том, что потребности как одну сто­рону основного отношения «...можно определить как конативную (от латинского слова сопаге — «стремиться», «домогаться») тен­денцию овладения».

Пока человек, или группа, расширяет пространство своего Эго-материального, это считается позитивным эволюционным и био­графическим шагом. Детское стремление «стать большим» (овла­деть большим — если перефразировать тезис Мясищева) на са­мом деле является доминирующим в человеке и в группе до тех пор, пока они имеют достаточный уровень витальности. Вещи ста­новятся элементом тела, «материального Эго». К телу и матери­альным вещам человек относится как к наиболее значимым, наи­более важным элементам индивидуального бытия. Когда мы гово-



183

рим «Он (она; или группа) имеет вес», то указание на чисто мате­риальную сторону (вес — понятие физическое) показывает, что «материальное Я» в человеке и в оценке группы значимы. Чем «раздутее» «материальное Я», тем он (человек) ценнее не только в социальном плане, но и в плане внутренней самооценки, значи­мости в группе.

В этом смысле деньги являются неким критерием того, каким образом человек расширяет свое пространство, какой у него потен­циал «материального Я». На уровне человеческого сознания рас­ширение ареала и вообще расширение потока энергии (в денежной форме или в других эквивалентах) считается позитивным.

Идея сама по себе удивительно старая. Именно она управляла не только поведением человека, но и реальной активностью больших и малых человеческих групп и этносов.

Мы можем даже предположить, что запускающий механизм эк­спансивной тенденции мало управляется человеком сознательно, так как опирается на бессознательную инстинктивную природу подавления и захватывания все больших ареалов выживания. Чем больше ареал у самца, тем больше у него самок, возможности вос­производства, возможности выжить за счет биоценоза. На самом деле это нормальный эволюционный, биологически оправданный механизм.

Когда человек или группа останавливаются в расширении «ма­териального Я», это уже считается тормозом в обыденном сознании. Когда человек (группа) сужает свое «материальное Эго», это счита­ется инволюцией, деградацией: человек теряет силу и вес в соци­альном плане. Когда личность, ее экстраполированное «материаль­ное Эго», становятся функционально незначимыми, 90% социальных контактов теряется. Человек «теряет вес», становится незначимым.

Мы можем зафиксировать некую зависимость между динами­кой «материального Эго» и структурой социально-психологическо­го взаимодействия личности или группы с окружающими общнос­тями, между объемом «материального Эго» и социометрическим «ве­сом» в социальных общностях.

Вторая тенденция — изменение качества объектов идентифика­ции, изменение содержания и структуры материального, социаль­ного, духовного пространства, которую мы можем обозначить как трансформационную тенденцию, — тоже считается позитивной тенденцией. Любой объект идентификации существует в социаль­но-психологическом пространстве оценок по качественным призна­кам: лучше, комфортнее, красивее, престижнее, моднее, изящнее, правильнее, гигиеничнее, удобнее, дороже...

184

Эти качества являются выражением социокультурных оценок и отношений, которые становятся достоянием личности. Изменения, которые через активную деятельность реализует личность, являют­ся выражением конативной тенденции, но в отличие от тенденции к расширению пространства и объема идентификаций, предметом ов­ладения являются новые качества объектов идентификации.

На уровне метафор мы можем выразить это примерами и срав­нениями. Например: вы купили трехкомнатную квартиру, пока вы обставляете ее, вы считаете это позитивным. На уровне груп­пы переструктурирование пространства, улучшение качества пространства касается качеств физического пространства реп­резентации в социуме.

Социальное окружение, общности разного уровня положитель­но реагируют и считают позитивным, когда есть изменение каче­ства в объектах отождествления личности. Изменение качества, структуры пространства на телесном, идентифицированном уров­не «материального Я», предметном уровне, в человеческом созна­нии считается позитивным.



Третья тенденция Эго на материальном, на социальном, на ду­ховном уровне — это консервативная тенденция: сохранение структуры отношений, их эмоционального содержания, устойчи­вости в объеме и качестве отождествлений. Вне сомнения на уров­не биологическом и инстинктивном истоком этой тенденции явля­ется стремление к гомеостазису.

Сама идея была привнесена в медицину Клодом Бернаром. Го­меостаз — механизм, посредством которого живой организм под­держивает параметры своей внутренней среды на таком уровне, когда возможна здоровая жизнь. Наши кровяное давление, частота пульса, темп дыхания, действие наших почек — все это обусловлено гомеостатическим механизмом, который обычно работает настоль­ко хорошо, что мы не замечаем его, а когда в его функционировании происходит сбой, это приводит к повышению температуры, одыш­ке, тахикардии, уремии и другим серьезным расстройствам. Суще­ствует еще целый ряд гомеостатических явлений, связанных с жиз­нью, но относящихся скорее не к поддержанию пригодной для жиз­ни внутренней среды, а к пространственному положению, позам и ситуациям, включающим осознанное действие.

Консервативная тенденция выражает очень важное качество функционирования личности — это степень идентифицированно-сти с объектом: насколько жестко мы привязаны к своим предме­там, к своей телесности и к вещному миру вообще.

Третья тенденция является отражением интенсивности отно­шений, уровня их ригидности и динамичности.



185

В социально-психологическом аспекте многие психодуховные, личностные и т.д. кризисы, психологические проблемы и стрессы связаны со степенью идентифицированности, с тем, насколько че­ловек или группа отождествлены с объектами идеальными, мате­риальными или социальными в своем субъективном сознании, с тем — выражаясь обыденным языком, — насколько человек, или группа, считает нечто своим: «мое».

Консервативная тенденция.обеспечивает стабильность суще­ствования человека или группы в социально-психологическом про­странстве, устойчивость основных характеристик, целостность. Именно она обеспечивает сохранность обобщенных диспозиций личности и группы, предрасположенность думать, чувствовать и вести себя определенным образом.

В социально-психологическом смысле консервативная тенден­ция обеспечивает восприятие и понимание другого, адекватную социальную перцепцию в коммуникативном процессе. На наш взгляд, существует некий оптимум в выраженности этой тенден­ции в континууме «гибкость —жесткость». Высокая степень жест­кости обеспечивает эффективность только в социальных систе­мах, которые являются ригидными по своей структуре (армия, по­лиция, другие строго организованные социальные системы). В более динамичных социокультурных и экономических условиях высокая степень выраженности консервативной тенденции умень­шает возможности и способности к социальной адаптации.

Консервативная тенденция в социальном и психологическом отношениях является положительным социально-психологическим явлением. Каждая личность и группа включены в огромную сис­тему отношений, в микро- и макросоциальные сообщества со сво­ей моралью, традициями, ценностями, законами. Во многих смыс­лах именно консервативная тенденция на личностном и группо­вом уровнях обеспечивает устойчивость социальных общностей и выполнение не только материально-репродуктивных, но социаль­но- и духовно-репродуктивных функций.

Как мы указывали выше, в структуру «материального Эго» в качестве объектов отождествления кроме центрального, стержне­вого объекта — «Я-образа» — входит много предметов объектив­ной реальности, которые окружают личность: личные вещи, одеж­да, предметы обихода, мебель, квартира, дача, машина, счет в бан­ке. Субъективная ценность этих предметов материального мира связана с личной историей взаимодействия с ними. Любая вещь ценна потому, что имеет свое мифическое пространство, иногда она связана с историей семьи, рода. Вне сомнения, существует культурная, политическая, идеологическая, экономическая селек-



186

тивность ценностей идентификации. Но более значимы для функ­ционирования личности субъективно оцениваемые, эмоциональ­но переживаемые отношения.

Материальная идентификация является базовым конструктом личности и группы. Любое разрушение, любое нарушение в ско­рости расширения пространства, в качестве изменения простран­ства, в степени идентифицированности, в консервативной тенден­ции переживается личностью как притязание на ее пространство и вызывает какую-то адекватную или неадекватную реакцию. Мы можем предположить, что это является психологическим законом личностного и группового существования. Дело не в содержании реакции: защитной, агрессивной, восторженной... Важно, что ре­акция всегда возникает в тот момент, когда есть стимул наэти три тенденции.

Все эти три тенденции зависят от одной переменной, которая мало зависит от личности, но проявляется через личность и являет­ся качеством личности. Эту переменную мы называем уровнем ви­тальности. Еще В.М. Бехтерев утверждал, что психические явле­ния имеют энергетическую природу. Энергия рассматривается в концепции Бехтерева в качестве базового, субстанциального, пре­дельно широкого, выступающего в качестве основания как психи­ческих, так и материальных явлений, источника проявления всех форм жизнедеятельности человека и общества.

В нашем понимании уровень витальности — это та жизненная энергия, с которой человек рождается. Характер и уровень мани­фестации заложен в нас с рождения. Жизненная энергия, кото­рой мы обладаем, в основном имеет врожденный, биологический характер.

Проявление жизненной энергии происходит в реализации ос­новных тенденций личности. Любое лидерство в социально-психо- . логическом отношении обусловлено витальностью. Где угодно, но они все равно становятся лидерами. Нет разницы: то ли он в дерев­не — «первый парень», то ли он президент России или он является диктатором в доме. Разница заключается только в том, какую терри­торию по масштабности личность захватывает и обуславливает. По законам его расширенного «Я» живут остальные.

Насколько личность может реализоваться в тенденциях, зависит:


  1. насколько велик потенциал жизненной энергии человека;

  2. насколько человек не «забит», насколько человек находит путь к своей личностной силе, к своей жизненной энергии. Какой бы человек ни имел потенциал в витальности, часто находится социальная структура, которая «зажимает» личность, не дает ей проявиться.

187

В групповом пространстве витальность формируется не только и не столько суммой витальности составляющих ее членов, сколько чисто социально-психологическими переменными: сплоченностью, целями, стилем лидерства, интегративными процессами и т.д.

Важно не только количество жизненной энергии, но и ее на­правление. При социопатической направленности, например, лич­ность может самоутверждаться через насилие. Энергия одна и та же, но направления энергии могут быть очень разные. В смысле группового существования в классической социальной психоло­гии именно на этом основании выделяли группы — корпорацию и коллектив.

Все три тенденции, которые мы описали выше, зависят от уров­ня витальности.

В личности важен не только уровень витальности, но и умение использовать ее структурированно и целенаправленно. Можно, с одной стороны, иметь огромную энергию, но распылять ее вне цели и вне структуры, и человек может прожить свою жизнь впустую, вне позитивного творчества, вне реализации потенциала витально­сти. При минимальном уровне витальности, но при более структу­рированных целях можно достичь того же самого, чего достигает человек с огромной энергией. Самое главное — научиться центри­ровать и держать намерение. Те же закономерности наблюдаются в существовании группы.

Люди и группы с большой витальностью привлекательны пото­му, что они являются источником энергии. Для многих они пред­ставляют открытую возможность использовать энергию для дос­тижения своих целей. Всегда, когда не имеешь большой витально­сти, нужно создавать большую структурированность и целенаправленность своей энергии. Необходимо научиться струк­турировать время и пространство. Когда есть огромная виталь­ность — нет проблем, но нужно понимать, что чем больше ее рас­трачиваешь, тем быстрее она истощается. Человек с огромной ви­тальностью может постареть к 30-ти годам. Человек с минимальной витальностью может сохранить ее уровень и в 70 лет. Необходимо чувствовать уровень своей витальности, уровень своей жизнен­ной энергии. Растрачивать ее нужно целенаправленно, а также создавать условия ее реанимации, восстановления, накопления.



«Я-социальное»

В нашем понимании, стержневой структурой, вокруг которой разворачивается «социальное Эго», является интегративный ста­тус. Интегративный статус — это то социальное положение, кото-



188

рым содержательно наполнено жизненное пространство личнос­ти и на которое направлена ее активность.

В интегративном статусе (как и в структуре любой социальной роли) мы можем вычленить несколько компонентов.

Во-первых, в интегративном статусе присутствует объективный компонент, связанный с тем местом, которое занимает данный ин­дивид в социальной системе. У президента, студента вуза или бом­жа — у каждого свое место в общественном организме.

Обычно позиции интегративного статуса закреплены в писа­нных нормах права, в уставах и других регламентирующих доку­ментах организаций. Интегративный статус — это набор функци­ональных обязанностей личности, которые предписывают место в социальном сообществе. Эти предписания отличаются по степени жесткости и однозначности, свободы по отношению ко времени и пространству реализации функций, системе санкций поощрения — наказания и др.

Есть и другой способ закрепления интегративного статуса, кото­рый связан с неписанными нормами, традициями. Например, в лю­бой системе иерархии реальный вес интегративного статуса оце­нивается еще и по тому, какое место рядом с руководителем человек занимает. Чем ближе к руководителю — тем выше реальный соци­альный вес. То есть интегративный статус домохозяйки имеет раз­ный социальный вес в зависимости от того, к какому уровню иерар­хии власти, подчинения, он приближен (домохозяйка — жена рабо­чего литейного цеха, домохозяйка — жена директора завода, домохозяйка — жена губернатора).

В силу того, что различным статусам соответствуют различ­ные ресурсы власти (в самом широком смысле этого слова — эко­номической, символической власти, степени контроля над соб­ственной жизнью, свободе принятия решений и реализации сво­их интересов в разных сферах жизни и т.д.), выбранный человком интегративный статус определяет степени «дозволенной» ему свободы и подчинения.



Второй компонент имеет социально-психологический характер и касается характера установок, оценок и реализации обязанностей интегративного статуса со стороны социального окружения. Людс­кие ожидания, надежды, представления о том, что, как, где, в какой манере личность должна поступать и чего не должна делать, и фор­мируют среду реаализации статуса. Можно сказать, что эта та сто­рона интегративного статуса, которой личность повернута к людям и которая составляет важную часть социального имиджа личности.

Этот компонент может не совпадать с реальным содержанием личности. Здесь возникают, с одной стороны, возможности манипу­ляций социальным сознанием, но, с другой стороны, ожидания со



189

стороны социального окружения оказывают и сдерживающее воз­действие на поведение личности, очерчивают для него границы воз­можного.



Третий компонент интегративного статуса как системообразу­ющего фактора «социального Эго» — это представление личности о самой себе, ее «Я-концепция», самосознание. Один и тот же ин­тегративный статус столь по-разному исполняется людьми не толь­ко в силу отличий их характера, темперамента, сколько в силу их собственных представлений о том, как надо это делать, какие лич­ностные смыслы вкладываются в реализацию статуса, как пони­мается роль статуса в социальной системе.

Следует отметить, что сказанное относится не только к интегра­тивному статусу, но и к вторичным статусам и ролям.

Взаимодействие личности и социальной среды подчиняется зако­номерностям разного уровня, которые, накладываясь друг на друга, образуют, с одной стороны, определенную ситуацию развития лич­ности, а с другой — воздействуют на ход развития социальных орга­низаций.

Следует отметить, что группа как социальная общность также имеет интегративный статус со всеми тремя указанными компо­нентами.

Интегративный статус определяет смыслодеятельностное поле человека, группы и влияет на способ мышления, на оценку других людей и т.д. Для личности несомненно важно, насколько интегра­тивный статус социально значим. Но еще более важно то, как с ним человек идентифицирован. И нтегративный статус диктует опреде­ленный уклад жизни, круг интересов, сферу общения, направлен­ность, основную активацию. Интегративный статус — это социаль­ное лицо личности и способ репрезентации личности в обществен­ной системе.

Интегративный статус, как мы указывали выше, имеет регу­лятивную функцию. Интегративный статус диктует способ жиз­ни, мировоззрение, ценностную ориентацию, мотивацию и т.д. Интегративный статус — это та социальная структура, из пози­ций которой личность оценивает и выстраивает свои обществен­ные отношения.

Все те тенденции и механизмы, которые мы перечисляли на уровне «материального Эго», аналогично функционируют на уров­не «социального Эго». Что такое расширение пространства? В кон­це концов, это предельное расширение пространства, когда «со­циальное Эго» расширяется до пределов территории России (в ис­торическом аспекте мы можем вспомнить, как расширила социальное пространство малая группа коммунистов с лидером

190

Лениным). Самое главное: чем больше «социальное Эго» расши­ряется, тем больше социальное волеизъявление, тем больше влия­ния на других людей. Возможность повлиять на жизнь, деятель­ность других людей и есть способ манифестации «социального Эго». Основные личностные и групповые проблемы касаются кон­струкции «социального Эго» так же, как и «материального Эго».

«Социальное Эго» менее предметно ощутимо и представлено наиболее тонкими личностными структурами: социальными уста­новками, ценностями, целями, мировоззрением. В процессе социа­лизации индивид интериоризует цели и ценности своей культуры. Анализ социальной структуры личности невозможен без выявле­ния интересов, потребностей и мотивов, которые являются частью именно социальной структуры личности.

В структуре «социального Эго» наиболее изученным является ролевой компонент.

Роль нами понимается прежде всего как набор прав и обязанно­стей, реальных функций, связанных с идентификацией, местом в социальной системе. Вся социальная система может быть описана через различные наборы ролей.

Все социальные роли взаимосвязаны. Так, роль руководителя ли­шена смысла без ролей подчиненных. Без короля нет подданных, а без кабинета — премьер-министра. Все участники социального про­цесса одинаково признают распределение ролей между ними, то есть по этому вопросу между ними существует консенсус.

Что касается функционирования «социального Эго», его власть, с одной стороны, менее заметна, но с другой стороны, она более значима. Чем жестче властная структура, тем проявленнее его власть. Чем больший ареал захватывает «социальное Эго», тем бо­лее оно ценно. Не только ценно то, что человек захватывает террито­рию, но ценнее становится и место рядом с этой личностью и груп­пой (важно стать мэром города Ярославля, но часто не менее при­влекательно быть или в команде мэра или членом малой группы — семьи мэра).

Некоторые статусы становятся социально привлекательными за счет качества пространства в аспекте неординарности. Чем уни-кальнее статус, тем он ценнее. Любой уникальный статус подкреп­ляется огромным количеством энергии.

Статус должен обладать или уникальным качеством, или обла­дать широтой пространства. Эти два критерия и создают механизм функционирования «социального Эго». Вне сомнений, «социальное Я» зависит от уровня витальности, от гомеостатической тенденции.

«Социальное Эго» очень неоднородно по содержанию. В «Я-со-циальном» существует огромное количество других отождествле-



Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Психотерапия в особых состояниях сознания
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   43




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница