Серия «золотой фонд психотерапии»



страница18/43
Дата15.05.2016
Размер4 Mb.
#12580
ТипКнига
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   43

201

ной и космической ипостасями. Формирование его универсально­го, целостного мировоззрения возможно при свободе индивиду­ального сознания от жестких и косных идентичностей. Именно со­знание способно одухотворить тварную природу личности, выйти за пределы предметности «материального Эго» и наполнить жи­вительной энергией смысла бытия как служения другим «соци­ального Эго».

Разберем этот тезис на трех базовых установках Эго.







«Я-духовное»


«Я-материальное»


«Я-социальное»




Рис. 7. Соотношение структур «Я» при фокусировке сознания на «материальном Эго»

Большая часть людей идентифицирована с «материальным Я». Обозначим этот тип людей материалистами. Мы уже подробно опи­сали «материальное Эго». Если исходить из общей классификации, то фокусировка предполагает:



  • захваченность телом;

  • захваченность конкретными вещами мира: элементами фи­зического пространства и (или) деньгами как их эквивален­том.

Материалисты имеют рецептивную, эксплуататорскую, накопи­тельскую и рыночную ориентации, иными словами — все то, что прямо или косвенно подчинено жажде обладания и накопления. Сознание такого человека захвачено миром вещей, и он тотально зависим от мира. Классическим образцом материалиста является личность западноевропейца, для которого основной мотив активно­сти — личное благополучие, выражаемое совокупностью потреби­тельских благ.

Личность среднего евопейца не понимает того, что источник силы и смыслов находится в нем самом, а отчуждает его в социальную и биологическую среду. Я не верю в медитирующего европейца, т.к. он является носителем прагматического мировоззрения, посвятив­шего свою жизнь обладанию материальными ценностями, форми­рованию комфортного существования.

Посещая любую западноевропейскую страну можно увидеть, что в их жизни все прагматично и рационально.

Они правильно кушают в правильных местах в правильном со­отношении белков и углеводов в соответствии с диетой, ведут пра-



202

вильный образ жизни и алкоголь употребляют «как аптекарь про­писал».

В их домах до тоски идеально налажен быт, они максимально ис­пользуют достижения современной цивилизации во всем.

В предельном выражении материалист с доминирующей ориен­тацией на деньги, накопление, стяжательство вырождается в био­логический организм с физиологическими проявлениями. При этом не только внутренний мир человека подменяется набором инстинк­тов: инстинктом насыщения, инстинктом размножения, инстинктом самосохранения и т.д., но и отношения с другими людьми выстраи­ваются в соответствии с биологической селективностью.

Следующий типаж связан с людьми, для которых важнее соци­альный статус и ролевые реализации (игроки в социальные игры и карьеру — мы их видим каждый день по телевизору и встречаем на работе). Обозначим этот тип людей социалистами. «Социальное Я» вытесняет духовное и «материальное Я» (см. рис. 8)







«Я-духовное»


«Я-социальное»


«Я-материальное»




Рис. 8. Соотношение структур «Я» при фокусировке сознания на «Эго-социальном»

Такие люди видят свой смысл жизни в том, чтобы был рост в ка­рьере. Для них важно быть королями. Вся их энергия направлена на то, чтобы быть статусно значимыми для других. В этом варианте со­знание человека захвачено миром социального взаимодействия, ста­тусов, ролей и он тотально зависим от отношения других к нему. У человека появляется убеждение, будто он способен сформировать свое «Я» не изнутри себя самого, а создать отношение к личности извне — как основную реальность. Самооценка и самоутвержде­ние личности зависят не от интрапсихического содержания лично­сти, а от его оценки общественным мнением, социальным простран­ством. Личность перестает быть самодостаточной и требует посто­янной апелляции к внешнему авторитету, соотнесения с мнением социального окружения.

Чтобы чувствовать себя живым, такой человек нуждается в по­стоянном поощрении, внимании со стороны других. И это внима­ние должно быть обращено на то, как личность выполняет обще­ственный долг.

203






«Я-духовное»


«Я-материальное»


«Я-социальное»




Рис. 9. Соотношение структур «Я» при фокусировке сознания на «духовном Эго»

Достаточно редко встречаются ситуации, когда «Я-духовное» доминирует над всеми остальными (см. рис. 9). Ценности «духов­ного Эго», как мы уже указывали выше, это личностный рост, зна­ния, ментальность, экзистенциальные ценности бытия.

Обозначим этот тип людей условно духовниками. Как пример мы можем привести жизнь схимника или святого. Для них духов­ный путь является основной ценностью бытия в мире. Классичес­кими образцами духовников являются основатели мировых рели­гий и духовных традиций — Лао-цзы, Будда, Заратустра, Христос, Бодхидхарма... Но если мы расширим нашу рефлексию, в качестве образца может быть обозначена любая творческая личность, ори­ентированная на созидание и трансцендирующая Эго, время, тело, пространство.

Они, как правило, не в состоянии достойно организовать свое предметно-вещное, материальное бытие и их отличает индиффе­рентность к обыденности и равнодушие к преходящему характе­ру вещей.

Сотни тысяч духовников положили на алтарь поиска истины, кра­соты, вечности свою плоть, жизнь, молодость и умерли в нищете.

На мой взгляд, поведение русского — да и любого человека с восточной ментальностью — в значительной степени ориентиро­вано не на получение материальных выгод. В дореволюционной России православному человеку был чужд прагматический и по­требительский подход к жизни. Россия жила идеальностью и выше своего «тварного» обустройства всегда ставила стяжание духов­ного, соборного, нравственного.

В советский период ситуация не изменилась. В этом великая тра­гедия и великая сила русского стиля жизни: устремленность к духов­ным основам мироздания, неиссякаемость духовного потенциала здесь всегда сочетались с нивелировкой бытовых ценностей, с пре­небрежительным отношением к плоти и «тварной» основе человека.

Вычленяя материалистов, социалистов и духовников как типы личности мы должны представлять, что эта дифференциация дос­таточно условна.



204

Человек меняет пространство своих идентификаций с возрас­том. Например, Будда Шакьямуни первые двадцать девять лет сво­ей жизни провел в полной отождествленности с «материальным Эго», предаваясь удовольствиям и наслаждениям во дворцах, по­строенных для него отцом — королем клана шакьев Шуддходаной.

Затем, узнав о болезнях, старости и смерти, он бежал из отцовс­ких чертогов и приступил к поиску пути, ведущему к прекраще­нию страданий и искоренению неудовлетворенности, и на протя­жении шести лет вел суровую, аскетическую жизнь, полную ли­шений и самоотречения, стремясь установить полный контроль над своим умом и телом. Именно эту стадию можно обозначить как полную отождествленность с «духовным Эго».

И когда после этого этапа он преобразился в полностью про­светленное и пробужденное существо — Будду, на протяжении ос­тавшихся сорока пяти лет своей жизни он обучал живых существ «срединному» подходу к жизни и духовному развитию. Этот пос­ледний этап его жизни можно обозначить как реализованное «со­циальное Эго», т.к. это было священное служение други людям, жизнь ради других людей.

Вне сомнения, жизнь среднего человека не отличается такой чистотой стадий перехода, но некоторые взаимопереходы, смены ценностей и установок мы можем наблюдать в течение жизни.

Все три подсистемы имеют между собой достаточно выражен­ную и реальную связь. «Я-социальное» может служить и нахо­диться в функциональном подчинении по отношению к «Я-духов-ному», «Я-социальное» может полностью служить и находиться в отношении соподчинения к «Я-материальному». «Я-материаль-ное» может служить и подчиняться в мотивационно-потребност-ном отношении «Я-духовному», «Я-материальное» может полно­стью быть обусловленным и детерминированным мотивами «Я-социального».

«Я» — это сложное системное образование, внутри которого каждая подструктура имеет связь с другими и имеет взаимовлия­ние, взаимодействие, взаимообусловленность. Что касается внут­ренней структуры этих глобальных компонентов: «Я-материаль-ного», «Я-социального», «Я-духовного», — они тоже имеют между собой взаимосвязи и некую взаимообусловленность.

У любой личности и группы существует теоретическая возмож­ность идентифицироваться с любой Эго-структурой, но в основ­ном эта возможность, этот выбор больше является теоретическим предположением, чем реальным фактом. Человек всегда обуслов­лен, детерминирован структурой идентификаций, доминирующи­ми тенденциями, сформированными отношениями, и во многом



205

свобода выбора является больше философским или психологичес­ким предположением фантастического содержания.

В соответствии с нашим пониманием, суть человеческой приро­ды составляют чистота и прозрачность индвидуального свободного сознания, не зависящие от содержания идентификаций с различ­ными материальными, социальными или идеальными объектами.

Для нас существование этой глубинной, истинно чистой приро­ды сознания не вопрос методологический, идеологический, лич­ной убежденности. Это не вопрос моего практического опыта и эмпирических экспериментов моих учеников. Это единственный сущностный факт, откуда мы творим реальность.

Но всегда есть ошибка. Ошибка «залипания» сознания на объек­те идентификации. В этот момент объект становится содержанием самосознания и мы начинаем смотреть, чувствовать, осмысливать реальность из отождествленной формы. Таким образом мы начи­наем относиться и взаимодействовать с жизнью из отождествлен­ного тела, материальных предметов, оценивать других и себя в за­висимости от количества накопленных денег или других богатств, места в социальной иерархии, духовных смыслов и ценностей.

«Я-идентификации» отличаются:



  1. по содержанию;

  2. по значимости и объему занимаемого пространства в струк­туре личности (внутри Эго-идентификации любая структура

. занимает определенную территорию, они различаются как бы по площади);

  1. мерой устойчивости;

  2. временем, длительностью существования.

Любая личность («Я») имеет качество неоспоримой индивиду­альности не только за счет неповторимой мозаики «Я-идентифи-каций», но и тех четырех переменных, которые определяют их сво­еобразие.

Личность во временном континууме

Кроме структурной идентификации мы можем выделить также и идентификацию Эго во временном континууме.

Нужно заметить, что содержание всех структурных элементов «Я» зависит от фиксации, направленности сознания в континууме времени прошлое — настоящее — будущее.

Вектор имеет всего три направленности — прошлое, настоящее и будущее.

Раннее детство является уникальной стадией, когда сознание полностью существует в настоящем. Когда преодолевается пре-

206

зентизм детского сознания на более поздних стадиях, непосред­ственная включенность личности в ситуацию, осмысление ее эле­ментов, способность соотносить с предметной ситуацией соб­ственные действия, координировать и контролировать элементы целенаправленной активности в соответствии с меняющимися ус­ловиями обусловлены прежде всего с самой сложностью учеб­ной или трудовой деятельности, с ее личностной значимостью. Погруженность в «здесь и сейчас» приводит к анализу, обдумы­ванию происходящего, когда сознание «захватывается» предмет­но-манипулятивной, интеллектуальной или творческой задачей.

Затем наступает новая эпоха. Сознание, Эго живет одновре­менно в настоящем, но при этом ориентировано на перспективу.

Именно перспектива Эго является мотиватором, основной дви­жущей силой активности личности и группы. То есть человек не живет, а собирается жить завтра. Жизненная перспектива Эго в «Я-идентификации» является основной движущей силой, структу­рой активации Эго.

Ориентированность сознания в будущее преполагает размыш­ления о будущих событиях, социальных контактах, поведении. В де-ятельностном отношении это планирование и представление о це­лях и будущих результатах целенаправленной активности, выбор наиболее эффективных способов ее выполнения и прогнозирова­ние вероятного исхода деятельности.

В целом — это великий признак молодости духа, когда настоя­щее посвящено реализации планов. И если этот способ фиксации продолжается долго, то мы видим энтузиазм и целенаправленность, силу и стремление к реализации.

Кто-то живет для того, чтобы защитить докторскую диссерта­цию, другой — вырастить детей, третий — заработать 100 000 дол­ларов, четвертый — построить дом, пятый — стать мэром города.

Перспектива может не осознаваться, но всегда является силой побуждения к активности. Наш взгляд на то, что может с нами про­изойти в будущем, связано с нашим подчас очень значимым пове­дением.

Действия, ориентированные на будущее: диета, занятия спор­том, отказ от курения, распорядок, — связаны с нашими образами себя и мыслями о себе в будущем. Перспективы могут быть ближ­ними — во временном интервале недели или даже месяца (через неделю я хочу возвратиться домой в Ярославль из Таиланда, где пишу эту книгу, хочу сдать эту книгу через три месяца в типогра­фию).

Основная часть ежедневной активности регулируется целями, которые связаны не с текущим взглядом индивида на себя («реаль-



207

ное Я»), но с тем, что может быть возможным для индивида в отда­ленном будущем.

Иногда перспективная цель может быть абсурдной, но очень привлекательной, в таких ситуациях человек и человеческие сооб­щества готовы проживать настоящее «несмотря ни на что» (при­мером может служить семидесятилетний эксперимент строитель­ства коммунизма в Советском Союзе).

Во взрослости поворот сознания в прошлое выполняет важную функцию. При этом осуществляется анализ и оценка уже выпол­ненной в прошлом деятельности, поведения, коммуникаций, про­шедших событий. В этом случае человек рассматривает предпо­сылки, мотивы, причины происходившего, результаты прошлого поведения, причины ошибок и успеха. Личность — это память и опыт человека, и это погружение сознание в прошлое, «перебира-ние в уме», оценка прошлых событий часто является способом обой­ти в будущем ошибки и промахи и реализовать личностный успех.

Но всегда наступает момент, когда человеческая личность по­ворачивает свое внимание в прошлое — в мир теней, в мир ушед­шего. Это может быть инициировано людьми из прошлого, знако­мыми, друзьями, когда воспоминания объединяют. Но это может быть просто закономерной стадией развития.

Это вне сомнения старость.

Это вне сомнения грустно, когда уже не хочется смотреть в то будущее, в котором в очи твои смотрят только на немощность, оди­ночество и смерть.

И ты становишься тем, кто говорит — «я — был...» Это являет­ся основным способом манифестации в «здесь и сейчас», базо­вым способом заполнения пустоты жизни смыслом и пережива­нием.

Только в иной раз я видел в монастырях старушек и старцев, которые сохранили молодость духа, и лица их светятся, как у мла­денцев. Они молятся с утра до ночи, преисполненные надеждой на будущее — встречу с Богом...

Правильно это или неправильно — не знаю, но лица их светят­ся...

Смысл личности и группы заключается не столько в том, какую структуру они имеют, сколько в том, насколько они проявлены в обществе и насколько они манифестирует свои способности, свои задатки, свои творческие способности и т.д. В основном человек себя не знает, не знает своих возможностей, своих способностей и сомневается в них.

«Демонстративное Эго». Странно, но к сожалению, мы знаем других только на этом уровне.

208

Мы знаем других как демонстрацию кого-то: в материальном, социальном и духовном. «Демонстративное Эго» решает базовую проблему адаптации в социуме и к конкретной группе, сообще­ству, страте, динамическим параметрам среды.

Именно на уровне «демонстративного Эго» происходит пре­дельная соотнесенность личности с социальной и биологической средой, формирование новых смыслообразующих концептов, из­менение определенных поведенческих паттернов и создание но­вых, выработка коммуникативных навыков. Личностная психоло­гическая задача — демонстрация и самоутверждение «Себя для других». Насколько я понимаю — часто именно «демонстративное Эго» и является смыслообразующим, интегрирующим ядром ак­тивности личности.

В психологической литературе демонстративность часто ассо­циируют с Масками, экзальтированностью или лживостью.

На наш взгляд, «демонстративное Эго» является регулятивным механизмом любой здоровой личности, т.к. создает «социальную кожу» личности, позволяющую сохранить ее целостность и адек­ватность, внутреннюю непротиворечивость. Формирование «де­монстративного Эго» рождает персональный уровень развития сознания, когда появляется четкое Я как выделение себя из среды, биологической и социальной массы. Существует русское понятие парсуна — портрет. Именно «демонстративное Эго» позволяет нарисовать этот портрет не только для других, но и для себя как способ манифестации другим. Этот конструкт рождает, сопровож­дает и позволяет быть субьектности как таковой, отделеннности, индивидуации, сепарации от внешней среды — материальной, со­циальной и духовной. «Демонстративное Эго» обеспечивает этап становления взрослой социальной личности, ее целостное функ­ционирование и высокий уровень социально-психологической адаптации в обществе.

В современных условиях, когда преобладающим типом личнос­ти в России является личность с рыночной ориентацией (если не есть, то будет), актуальность «демонстративноего Эго» неимовер­но возрастает.

Следует признать, что сегодня мы становимся свидетелями ста­новления нового типа рынка — рынка личностей, то есть в товар превращается сам человек, сама личность.

Личность при этом не теряет индивидуальных качеств, но ей при­ходится тонко рефлексировать потребности социальных сообществ и демонстировать качества, которые востребованы миром людей. В потребительском мире, ориентированном на обладание, на



209

«иметь», личность всегда была предметом, объектом меновой сто­имости. Но разве была другая правда в развитии социальных сооб­ществ и их взаимодействии с личностью?

Любое социальное сообщество живет за счет утилизации энер­гии и способностей своих членов.

Любая личность живет за счет энергии сообщества, превращен­ной в деньги, товары, услуги. В этой ситуации наиболее универ­сальная и творчески насыщенная модель «демонстративного Эго» может преуспевать, играя на заказ любую роль в динамичном об­ществе, и умение быстро переквалифицироваться в рыночных ус­ловиях является не только признаком гибкости характера и спо­собности к самосовершенствованию, но и важным качеством со­циальной адаптивности. Без сомнения, «демонстративное Эго» является системой масок, востребованных и диктуемых социумом в соответствии с его правилами игры. Я абсолютно уверен, что тре­бование динамизма по отношению к «демонстративному Эго» спо­собствует развитию и обогащению внутреннего мира играющего и внимающего игре в социальной реальности. При этом у личнос­ти ярко выражен интерес экспансивного доминирования, который и является основой и стимулом для смены имиджа, «перерисовы­вания» парсуны. Хотим мы того или нет, но мы вынуждены при­знать, что успех человека в современных социальных условиях во многом зависит от гибкости «демонстративного Эго», которая обес­печивается витальностью и выраженной трансформационной тен­денцией.

Реализация «демонстративного Эго» приводит не только к тому, что мы кажемся другими — ношение маски приводит к тому, что мы становимся другими, изменяя свое внутреннее содержание.

После общей характеристики демонстративного мы можем про­анализировать частные его проявления на материальном, социаль­ном и духовном уровнях.



«Я-демонстративное материальное» реализовывается через нашу репрезентацию в социуме телесности и вещной структуры эго. Выше мы достаточно подробно описали структуру «материаль­ного Эго». Однако в рамках нашего психологического исследова­ния недостаточно ограничиться структурным описанием. Выше мы уже пытались вскрыть механизмы поглощения материальной иден­тификации целостного миросозерцания, когда «материальное Эго» полностью «поглощает» сознание личности и становится стержнем самосознания.

Мы можем как угодно долго критиковать эту жизненную пози­цию, но следует предельно четко осознавать, что не существует



210

фроммовской оппозиции «иметь — быть» в качестве аксиомы, а на уровне «Я-демонстративного материального» «иметь» и является способом «быть» не только перед «другим», «другими», но и самим собой. При всей очевидной реалистичности и достоверности этого тезиса, на мой взгляд, необходимо остановиться на нем специально, поскольку он является распространенным в в современном россий­ском обществе, да и не только российском.

Вне сомнения, величина (территория) «материального Эго», его качество и монетарная ценность могут не всегда являться свиде­тельством конструктивных и социально полезных действий лично­сти. В источнике накопления (особенно крупного и ценного) лежит обман, начиная от прямого воровства и мошенничества и заканчи­вая косвенным присвоением или прямой экспроприацией чужого капитала.

По отношению к обществу и населению активность по расши­рению «материального Эго» может быть и деструктивная (напри­мер, легальное производство и сбыт оружия, огромного количе­ства псевдомедикаментозных веществ, внедрение вредных ток­сичных технологий, табачной и алкогольной продукции), но хорошо вписывающаяся как в потребностную сферу групп насе­ления, так и самого.государства как способ получения сверхпри­былей. Здесь мы встречаемся с ярким примером моральной ин-диффирентности государства.

Но несмотря на способ и нравственные оценки накопления и обогащения, в основе лежит достаточно примитивный механизм лич­ности на уровне «Я-демонстративного материального»: обладание выражает стремление личности в признании. Неважно чем, то ли свежепокрашенным забором на даче, новым бантиком за десять рублей или домом за пять миллионов долларов или новой причес­кой. Важен отклик в социальном поле.

Во многих смыслах объем и структура Эго-материального де­монстративного является выражением конъюктурной адаптив­ности личности. Любая система оценивает и поощряет человека не за личностные качества, не за интеллектуальные способности, не за труд, а исходит из социальной конъюнктуры его активнос­ти, ее коммерческой стоимости. Миллионная армия современной российской интеллигенции хорошо представляет, что такое конъ­юнктурная оценка деятельности человека и его когда вспоминаю о профессорах своего факультета, вынужденных «пахать» все лето на даче, выращивая карт ошку и овощи, чтобы прокормить семью, или унижаться, зарабатывая крохи на пяти подработках.

Тело, которое является для основной массы людей центром Эго, является стержневым способом его манифестации в социальной

211

среде. Не только в пубертате и в юношеском возрасте, но на протя­жении всего жизненного цикла, тело выступает в «Я-демонстратив-ном материальном» в качестве основного объекта презентации. Оно является объектом обладания и демонстрации.

На современном рынке существует не только ярко выраженная коммерциализация самовыражения человека, нацеленного лишь на «продаваемость» и социальный заказ на уровне реализации обще­ственных ролей и статусов. Тело, его качества, стали так же коммер­ческой ценностью. Я не говорю о проституции открытой. Звучит плохо, но существует проституция скрытая. Человек демонстриру­ет свое тело и его качества (силу, форму, состояние и др.) перед дру­гими в надежде на позитивную его коньюктурную оценку.

Что касается «Я-демонстративного социального», то общество оценивает не столько добросовестное выполнение статусов и ро­лей, сколько конъюнктурную значимость. Видимо по этой причине нищета представителей гуманистических профессий (учителей, вра­чей, преподавателей вузов) стала для нас привычна.

Мы не хотим принижать демонстративную роль «социального Эго». Позиция «что изволите», гибкость в трансформации демонст­ративных качеств на самом деле является эффективным способом адаптации в «транзитивном обществе».

Без сомнений, хамелеоны социального демонстративного все­гда могут рассчитывать на существенные материальные блага.

Но все равно грустно, что оцениваются не качества личности, не гуманистические устремления, не высшие духовные достижения и интеллектуальные прозрения, — не то, что вроде составляет полно­ценную человеческую жизнь, а способность чувствовать конъюк-турные ветра в социальном пространстве.


Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Психотерапия в особых состояниях сознания
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   43




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница