Серия «золотой фонд психотерапии»



страница37/43
Дата15.05.2016
Размер4 Mb.
#12580
ТипКнига
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   43

446

Но это всего лишь мираж.

Это подобно отражению луны в воде.

Они думают, что это луна.

Они ныряют туда и хватают ее.

Но это всего лишь отражение.

Направление с самого начала было неправильным, потому что они живут во сне.

Психолог — это тот пробужденный, который все время напоми­нает другим: «Ты спишь, и еще долго будешь спать. Может быть, пора проснуться?»

Психолог дает другому возможность второго рождения — про­буждения от сна, в котором мы все с вами находимся.

Есть традиционная метафора о том, что даже если обычная ель очутится в роще из сандаловых деревьев, то она пропитается этим запахом.

До революции всегда спрашивали: «Барышня, из каких вы буде­те?», и барышня отвечала: из купечества, или из дворян, или, может быть даже, из царской семьи, а может быть, просто из крестьян.

В переводе на психотехнический язык «из каких» означало «ка­ково ваше коллективное бессознательное», то есть — каковы семе­на, какова культура, какие возможности и ограничения вы несете.

По сути дела, все науки, которые мы с вами знаем: психология, экономика, биология, физические науки — являются науками о кол­лективном бессознательном, они исследуют внутренние характе­ристики нашего всеобщего сна.

Карл Маркс открыл законы экономики и выяснил, как они опре­деляют законы психики. Это, безусловно, величайшее открытие. Или, скажем, психология, законы бессознательного Фрейда: почему мы вдруг оговариваемся, совершаем ошибки или странные действия, как это связано с детскими травмами, с нашей ситуацией, как это связано с комплексом Эдипа или с комплексом Электры — все это можно раскопать при желании, найти причины. Это законы нашего коллективного бессознательного, законы сна, в котором мы все жи­вем. Это, конечно, интересно, если вы ориентируетесь и подстраи­ваетесь в разные ячейки жизни в этом коллективном сне.

Мой друг профессор Владимир Мазилов назвал психологию ши­зофренией. И наверное он во многом прав, так как психология изо­билует истыми галлюцинациями, которые называют психологичес­кими теориями, — сны наяву.

Психология может дать вам какие-то знания о себе в том смысле, что она научит вас быть в контакте с самим собой, быть в моменте, знать, видеть, чувствовать себя и выражать это на языке своего со­словия — это максимум того, что может дать психология. Можно ис-



447

пользовать типологию Юнга, типологию Фрейда, Люшера, тестиро­ваться по разным системам — это не имеет никакого значения, пото­му что это одно и то же: это описания с разных сторон коллективного бессознательного, стадного бреда, консенсусного сознания.

Можно провести всю жизнь, занимаясь разного рода тренинга­ми, семинарами, конференциями, и это не даст никаких принципи­альных изменений для того, чтобы родиться в духе и обладать тай­ной жизни, быть чистым зеркалом онтологического смысла челове­ческого существования.

Психолог — как зеркало, взглянув на которое человек может уви­деть свою сущность и свое предназначение.

Как-то в 1970-х годах была конференция по популярной тогда теме «Буддизм и наука». И Алан Уотс, который был председатель­ствующим, задал вначале сакраментальный вопрос: «Что может дать наука для достижения просветления?» Присутствующий на конфе­ренции мастер тибетского буддизма Тартанг Тулку Ринпоче отве­тил: «Ничего». Удовлетворенный председатель объявил конферен­цию закрытой.

Есть проблема профессиональной деформации во всех гумани­тарных специальностях, в том числе в психологии. Это та ситуация, когда профессионал становится «спящим в квадрате», начинает на реальность, людей, другого, смотреть через концептуальный мираж, забывая о том, что человек всегда больше, чем теория, а на самые важные жизненные вопросы наука ответить не может — здесь пси­хология несостоятельна.

Важно проснуться самому психологу и это очень нелегко, и каж­дый, кто пробовал проснуться, знает это. Для этого нужно почув­ствовать неудовлетворительность психологического знания для бытия в мире и, в некотором смысле, признать свою несостоятель­ность как психолога.

И это очень важный, первый момент понимания того, что любая концепция несостоятельна и любое понимание неполноценно. И если этот момент случился в твоей жизни — значит ты уже готов к пробуждению, и может быть, ты уже пробужден.

Когда буддисты вступают на духовный путь, они дают клятву Бод-хисаттвы: «Клянусь следовать по пути пробуждения. Я знаю, что я и все живые существа просветлены, пробуждены с самого начала. Клянусь реализовать это и посвятить все силы этому».

Второй шаг — это внутренний договор со своей душой, что ты уже не будешь спать, что ты сможешь смотреть на мир из невовле­ченности.

Я десятки раз испытывал состояние просветления. И мне ка­залось, что это были настоящие и глубокие переживания. Но при

448

всем этом сейчас я понимаю, что во мне была жажда пробужде­ния, это было желание и мысль.

И может быть, я просто переживал бесчисленные отражения лун в лужах.

Григорий Палама, великий реформатор исихазма XIV века, в своих «Триадах» сказал, что если бы духовное развитие, духовное совершенствование не было предзаложено, если бы богочелове-чество уже не содержалось в человеке, оно было бы невозможно.

То, что предзаложено — это индивидуальное свободное созна­ние, открытое активное пространство энергии, откуда мы творим мир с отношением-переживанием-смыслом.

Ученик спросил учителя, переправляясь с ним в лодке через реку: «Учитель, как мне познать Бога?» — «Познать Бога? Пры­гай!» — «Но я же не умею плавать!» — «Прыгай!» Ученик прыг­нул в воду, учитель схватил его за волосы и держал под водой, пока тот не начал задыхаться. Учитель выдернул его, нахлебав­шегося воды, и спросил: «Чего ты хотел там, под водой, больше всего?» — «Воздуха, учитель, воздуха!» — «Когда твоя жажда по­знать Бога будет столь же сильной каждый миг, как тогда, когда ты желал воздуха, ты будешь иметь шанс, и твой путь может за­вершиться успехом».

Важно понять, что не спать — значит иметь все время потен­циал к пробуждению, неистовый мотив, бесконечную неудовлет­воренность и понимание неудовлетворительности знания.

Понимание того, что ни Фрейд, ни Леонтьев, ни Гроф, ни Уил-бер, ни Брушлинский не раскроют твой коан жизни.

Понимание того, что ты сам должен родить свою танцующую звезду — свое понимание жизни, себя, других — свою психоло­гию.

Если повезет родить свое понимание, свое учение, которое дает реальное знание о том, что такое природа человека, то с психоло­гом происходит та трансформация, когда в нем рождается реаль­ный учитель Знания.

Он может человеку прямо показать, что это такое — наше ис­конное, истинное состояние — тогда мы получим то, что называ­ется прямой передачей, или прямым введением в знание своей природы.

Именно психолог, который испытал пробуждение, становится духовным наставником, который может внятно ответить на все вопросы человеческого существования и передавать своим кли­ентам глубинные смыслы существования.

Психология — это путь Знания.

И если ты выбрал этот путь — проснись.



«СЛЕДЫ»

Этот раздел книги для меня уникален. Я никогда не издавал подобных текстов. Они приходят не часто и не зависят от со­средоточенности, ума или фантазии. Это нечто входит в осоз­нание и просится на листок бумаги. Это происходит, мне ка­жется, без всякого моего участия. Это как летний дождь. Каж­дый раз новый характер, новое переживание, новая интенсивность. Чаще — пустота и ожидания.

«Следы» — это маркеры психоэмоциональных духовных переживаний. Каждый след является для меня входом в осо­бое состояние, в особое воспоминание, в особый план бытия и с особым настроем души.

Печатаю в надежде, что для кого-то из читателей они по­лучат такое же качество.

Когда он стремился к знанию, его называли болтуном. Когда он прекратил свое стремление, отнеслись как к мудрецу. Молчащее незнание полнее, чем болтающее знание.

Мрак оценок и отношений скрывает подобно осенней ночи свет мудрости.

Мрачна ночь человеческой души и темен путь от первого вдо­ха до последнего выдоха.

Почему он ищет несовершенство, ложь и недостатки в дру­гом человеке вместо света, правды и божественного!

Что я ищу в духовных путешествиях — просветление. Что я нахожу — грусть, тоску по просветлению и неистовое стрем­ление творить. Может, это стремление и есть мое просветле­ние.

Зачем мы рождаемся на Земле — для реализации сознания в бесчисленных формах. Бог творит человеческим сознанием, руками, купается в человеческих чувствах. И каково твое предназначение — быть тем, кто ты есть, и принимать свою жизнь как удел Бога.



450

Если ты увидел в рыбе, в безумной игре выпрыгнувшей из глубин водных на свет солнечный свою судьбу, — ты счаст­ливец.

Тебе, пытающемуся выбить искру знания тупым кресалом об безнадежно старый камень, посвящаю эту книгу.

Мне обещали, что здесь течет река жизни и, напившись, я получу знание. Русло было сухое. Или я ничего не вижу.

Солнце просыпается — и я вместе с ним.

Вой собак трубит об изменении.

Дождь омывает землю осенью, как женщины перед после­дним путем на кладбище труп родственника.

Каждый раз, затягиваясь сигаретой, я думаю, как меня учи­ли — сигареты приближают смерть. Но как сладок дым!

Существует три формы любви. Любовь к предмету, объекту или любовь материальная. Не важна структура или содер­жание объекта: то ли это твой нос, грудь молодой женщины или бриллиантовое колье. Важно стремление к обладанию.

Существует любовь за что-то, или социальная любовь. Ос­новное качество — функционализм и прагматизм: любовь за ум, за проницательность, за доброе дело, услугу, отношение, надежность...

Существует любовь вне корысти, просто так, вне качеств объекта — духовная. Любовь как состояние любви: не обус­ловленная, беспричинная, запредельная.

Первая умирает, когда исчезает объект. Вторая — когда прерывается отношение. Третья бессмертна.

Человеческая любовь всегда стремится к бессмертию, но питается и удовлетворяется трупами материальной и социаль­ной любви.

Что мне дает право оценивать, судить и мысли мои переда­вать другим? Моя мгновенность. Мне дозволено все потому, что моменты истины моей короче, чем блеск зарницы, раз­рыв молнии в черной ночи или последняя вспышка солнца из-за гор перед закатом.



451

Я прожил всего несколько минут.

Я встретился утром своей жизни с Надеждой. В середине дня она мне сказала, что ее зовут Грусть. Ближе к ночи — Тоска.

Свет умирает во тьме. Это правда. Но также правда, что тьма умирает в свете. Еще большая правда в том, что нет смерти, а есть игра света и тени.

Я видел слезы в глазах одной девушки — сломала ноготь. Трудно встретить во Вселенной более странное существо, чем женщина.

Ах, тишина, сколько в тебе звуков.

Приложи ухо к биению сердца Бога.

Абсурд личностного роста.

Любовь поманила пальцем Надежды и только затем показа­ла свои глаза-глазницы, из которых смотрели на человека сразу трое — Смерть, Одиночество и Разочарование.

Легко быть несчастным, когда всё в жизни в порядке.

Вообразимое горе мягко и нежно гладит мое Эго.

Последнее пристанище моей жизни — работа. Я чувствую себя не обделенным, когда она кому-то приносит понимание жизни.

Я шел по лесу. С утра был объявлен день христианской аске­зы. Я посмотрел на себя сверху и увидел святошу, который ищет глазами людей. Они должны были смотреть на него и говорить: «Какой благостненький».

Я выбрал себе схиму — зажечь костер на болоте. Долго по­пытки были тщетны. С небес шел настоящий дождь. Я стоял в воде.

Потом я понял, что усилия должны соотноситься со свои­ми возможностями и ситуацией. И чуть было не прекратил свое действие. Тупик. Но тупик был плодотворен.

452

Я понял, что огню нужно готовить его место и, чтобы он заси­ял, припасти хорошей еды. Через пять минут костер уже грел. Я нашел быстрых помощников — лапник сосны. Он был мок­рый, но внутри был готов вспышкой энергии дать жар.

Когда жизнь трудна — ищи тех, кто полностью тебе готов отдать свое тепло.

Жизнь кончилась так же, как началась — оптимистичным одиночеством. Вначале мечталось о правильной и полной бла­городства жизни. В конце была жива та же надежда.

Позови из души — я примчусь.

Сперва я был омыт дождем, затем окатан, после забрызган грязью. Вначале мое Эго было гордо, затем дрожало и впада­ло в грусть, после очистилось. Я уже знаю, что возможно лич­ностное просветление, только нужно пройти все стадии.

Слава богу, что первый вдох мы делаем неосознанно.

Сажая Дерево Духовности, не забывай поливать свое Эго.

Прими вызов жить, несмотря на абсурд как на судьбу.

Утроба Эго ненасытна. Когда начинаешь поиск — приготовь­ся к потерям.

Дождь был от Бога: каждая капля вызывала инсайт. Дождь усилился, и в конце концов все превратилось в свет и исчез­ло в беспамятстве. Благослови редкость.

Инструкция для групп-лидера: если хочешь эффекта — тре­нируй нетренируемое.

Выходя в запредельное, оставь надежду встречи с людьми.

Желание бессмертия отравило жизнь.

Светись. Сумерки приходят не по твоей воле.

Если жизнь полна Света и Духа — превратись в Темень. Нет ничего важнее для человека, чем способность дробить и раз­личать.



453

Урок порока не менее значим, чем святая проповедь.

И в ад, и в рай одинаково вытоптаны тропинки. Благородство жизни человека в том, что у него есть выбор.

В последнем крике Христа «Отец мой, почему ты меня поки­нул?» я слышу другое: «Люди, почему вы меня не понимае­те?».

Почему Господь заклал агнца, если никто так и не понимает, что любовь к ближнему, и сострадание, и человеческое «Я» устроены по другим законам? Может, Господь был тоже на­полнен только Надеждой вместо знания? Где есть вера, там знанию нет места. Где есть знание, червь сомнения изъел веру.

О чем плачет небо — не от переполненности ли жалостью к себе.

Есть связь между знанием и незнанием, космосом и хаосом, проявленным и непроявленным — просвет — просветление человеческое. Между светом и тьмой есть искра тайны, чер­пнуть которую и является единственным смыслом челове­ческого существования.

Сегодня, когда я собой не являюсь.

Человек взывает к Всевышнему, но все время говорит сам с собой.

Посмотри на лесную асфальтовую тропинку, покрытую дер­ном, илом и зеленеющей травой — увидишь судьбу челове­ческую.

Я увидел символ сознания — огонь, пожирающий самое себя.

Осматривая свою жизнь,.я вижу попытку зачерпнуть рва­ными лаптями из бездны знания. Также вижу попытку пред­ставить лапти золотой амфорой с идеальной чистотой линий.

Я гулял под дождем в своем горячем теле среди берез и чув­ствовал тепло из земли. Когда вошел в каменный дом — про-

454

дрог. То, что природно сообразно, не имеет смысла в устро­енной человеком жизни.

Несколько раз, решив перейти через болото, я становился на тропинки, которые заканчивались человеческим дерьмом. Не все дороги ведут в Рим. Но и не все дороги заканчиваются дерьмом.

Если ты поднял кулак, чтобы ударить другого, — разожми пальцы и погладь другого. И вправду — зло существует, а добро нужно делать.

На дороге к Просветлению лежит камень, а рядом трупы — голые и ряженые, бритые и волосатые, грязные и умащен­ные маслом. Бродят около камня люди, и глаза их безумны. Лежат разные части тела, растерзанные камнем: где голова, где грудь, где сердца, где легкие, где живот, где гениталии, где ноги. Но больше всего вокруг камня призрачно-челове­ческого: желаний, мечтаний, мыслей, переживаний, чувств, проектов, отношений, страсти. Никто не обошел камень. Рас­сказывают, что были такие люди, но никто их больше не ви­дел и не слышал.

Не разбрасывай семена на камень.

Самое скучное в жизни — когда ни к чему не хочется стре­миться. Пустота пугает.

Пишу ручкой, которую мне недавно подарил известный ге­нерал. Смотрю в глаза 5-летней златокудрой девочки, из си­невы которых весь многообещающий хаос Анимы лучит как в летний зной солнце с небес. Что оставляет больший след в душе?

Наступает время вздохов: «Ах, какое было время», «Ах, какое было вино в прошлом», «Ах, как она меня любила»... И живут на земле миллиарды, чтобы дождаться времени, когда они уже скажут: «Ах»... В мире может многое измениться, кроме человеческих вздохов.

Очень люблю смотреть в окно, когда поезд мчится — кажет­ся, что быстро живешь и осваиваешь многое.



455

Когда рассказал про свое просветленное состояние другу, сам ничего не понял, он ничего не понял, но оба мы проник­лись значимостью.

За мужским «Люблю» губы сухие орут «Хочу». За женским «Люблю» губы влажные шепчут «Имей». В итоге все конча­ется пустотой, бессилием и безмолвием.

Вдохновение похоже на любовь: начинается с томления и многообещающе, но кончается бесславно.

Вдохновение похоже на женщину судьбы. Ее ждешь, мечта­ешь, готовишься... Иногда она приходит. Наиграется тобой, натешится, использует до дна и уходит. А ты как дурак (а дурак-то на самом деле) опять томишься в желании и ожи­дании.

Вдохновение — мужские роды. Женщинам помогает приро­да-мать. Мужчинам, вроде, должен помочь Бог-Отец. Но час­то за ликом светлым мерещится Тень.

Человек — след бога. И по следам ищи.

В конце дня христианской аскезы, к месту моей медитации, к моей пустыне приплыла одинокая лебедь.

Я долго смотрел на нее, и разные думы посещали мою го­лову. Лебеди всегда в парах, а вот она приплыла одна, и не уплывает, не кричит, тихо плавает туда-сюда.

Мне вдруг захотелось, чтобы это был какой-то знак, и мне вдруг вообразилось, что это символ — символ моих отноше­ний с любовью и с любимой.

Вот мы вроде вдвоем: я и лебедь. И вот вроде бы мы почти рядом, но она живет в воде и ее жизнь наполнена своими заботами.

Я сижу на берегу, и моя жизнь полна своими проблемами. И вроде бы, мои глаза наполнены восторгом, и мне бы, мо­жет, хотелось часами и днями смотреть, наблюдать, любо­ваться и быть вместе. Уж очень красива, уж больно совер­шенна: и изгиб шеи, и спокойствие, и мягкость движений, но я точно знаю, что через полчаса я уйду из этого места.

Почему?

456

Потому что у меня свои цели, свое понимание, свои смыслы и своя стихия: я хожу по земле, а лебедь плавает в воде.

Такова, наверное, разница между всеми людьми. Мы от­личаемся средой смыслов, средой жизни, средой пониманий и отношений, и иногда мы встречаемся, как сейчас, я и ле­бедь, и любуемся друг другом, и нам настолько хорошо в этой тишине, что не хочется даже шелохнуться. Но, еще раз но...

Я все время понимаю, что я — это я, другой — это другой, другая — это другая, и все мы странствуем, и у каждого из нас своя тропинка.

Иногда можно встретиться с кем-то, и если повезет, то пережить чудо восторга, любви друг перед другом, друг дру­гом.

Но если даже между тобой и другой, между тобой и други­ми возникает чувство того, что среда одна, ты должен помнить, что это просто желание среды, но на самом деле лебедь плы­вет в воде, а ты идешь по берегу.

И можно надеяться на чудо, что вы поплывете рядом или что она пройдет по берегу с тобой. Но вот даже сейчас чуда не случается: лебедь плывет по морю, а я ухожу по берегу.

Когда я на следующий день пришел на место моей медита­ции, где я увидел одинокую лебедь, то их было уже двое.

Я засмеялся. Часто мужчина думает, что, если он оставил кого-то, лебедь так и будет плыть в одиночестве.

Но в основном мы застаем их с кем-то и, собственно, я рад, что вчера она была одна. Почему? Потому что это был повод для размышлений.

Да и что такое жизнь и все события, которые случаются в ней.... Это повод для размышлений, но не более того.

И когда я посмотрел на самца, то подумал: «Смотри, и вправду, хорош». Как он горделиво поднял грудь...

Всмотревшись, я увидел, что это не грудь, что самец при­поднял свой хвост в поисках пищи.

Часто мы ошибаемся в лучшую сторону.

Ну и слава Богу, в конце концов.

Женщина медитирует недалеко, и очень часто она припод­нимается и озирается вокруг, и затем опять садится в позу по-турецки и как бы медитирует.

457

Как часто, смотря на медитирующую женщину, я вижу один и тот же вопрос: «Ну как, насколько я красиво медитирую?» Бедные женщины, даже в самом серьезном занятии они думают о том, в какой форме это делать и насколько хорошо они в этом выглядят.



Мои надежды интеграции психодуховного опыта, который я получил за пятнадцать лет путешествий в разных состояни­ях, выливаются в новый предмет — философию психологии.

Конечно, это можно было бы обозначить этот предмет как интегративную психологию, которая не знает противоречий и которая готова привнести в свое тело любой другой подход, который обогащает понимание психического, понимание и осознание новых территорий сознания.

Но вот я уже третью неделю хожу около этого предмета и никак не могу подступиться к нему. Не потому, что сил нет, не потому, что нет ясности осознания, а потому, что камень слишком тяжел.

Это очень похоже на то, когда ты ходишь вокруг какой-то тяжести и вроде хочется поднять и показать всем, насколько ты силен, и вроде бы хочется самому себе показать, что ты многое можешь, но тело боится, и ты ходишь в нерешитель­ности.

Вроде бы уже есть канва в той книге, которую я пишу уже пять лет. Она поменяла несколько названий, пока менялись мои мировоззренческие установки, менялись цели.

Просматривая эту книгу, я все время думаю о том, что я уже изменился и те тексты, которые я бы мог проявить и от­дать на суд ученых и неученых людей — это уже не я, я не так думаю...

Я так думал, но сейчас я уже другой и по-другому воспри­нимаю, и по-другому осмысливаю свою внутреннюю реаль­ность.

Вроде бы должна работать моя универсальная модель: если хочешь что-то сделать, садись и пиши, и что-то получится. Но то время, когда я соглашался на то, чтобы что-то получилось, уже прошло и уже хочется изложить нечто совершенно но­вое, чтобы любой человек, который даже просмотрит эту кни­гу, сказал себе: «Вот, смотри, вот как на самом деле, оказыва­ется, обстоит дело, вот какова, оказывается, на самом деле жизнь».

Для этого нужно научиться передавать ту простоту и яс­ность видения мира, которой я обладаю, и указать на то мес-

458

то, откуда я смотрю на мир. Сейчас я не чувствую своей спо­собности это сделать.

Да, я могу уже хорошо и доступно изложить материал об архитектонике психического, но станет ли от этого понятнее человеку его душа, станет ли понятнее для человека его жизнь? Это не простой вопрос.

Я знаю многих гениальных людей, которые придумали ог­ромные модели мира, новые мировоззрения. Но люди, когда входили в это мировоззрение, в это понимание, не станови­лись счастливее, мудрее, не стали с большим пониманием относиться к жизни.

Вне сомнения, можно и сейчас выстроить тот густой лес смыслов, где любой человек может потеряться, и насадить туда цветов и кустарников, и придать плотности стройность.

Но человек и без моего леса проживает в своем лесу и блуждает в потемках. Очень не хочется напускать мыльных пузырей, пусть красивых, пусть утонченных, пусть воздуш­ных и прозрачных, но искажающих реальность.

Чем дальше я двигаюсь, тем больше слова дух, душа, бо­жественность мне кажутся мыльными пузырями, которые когда-то, может быть, имели содержание и понимание. Для меня же душа божественна настолько, насколько давно че­ловек жил среди богов и представлял себе, что у него есть часть их внутри. То время было счастливое, потому что люди могли верить и могли жить среди чудес.

Сейчас нет места для веры, и сейчас есть только сознание, которое распаковывает и создает новые и новые реальности.

И то, что мы обозначаем душой, и то, что мы обозначаем наукой о душе, является самым большим обманом, который творит сознание.

Я даже не могу сказать в каких целях, ведь явно понятно, что человеку уже не дано возвратиться в изначальное состо­яние, когда он существовал вне времени и не представлял ни рождения, ни смерти, а представлял себе пространственное блуждание, приход и уход.

Сейчас мы хорошо знаем, что смерть есть, и какие бы мы сложные теории реинкарнаций, планетарных возрождений и других фантазий, не придумывали, мы хорошо знаем, что смерть телесная присутствует, и единственная реальность, которая блуждает во Вселенной — это сознание и именно оно играет.

Но могу ли я показать, рассказать, продемонстрировать другим людям, каким образом энергия сознания играет с бо-



Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Психотерапия в особых состояниях сознания
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   33   34   35   36   37   38   39   40   ...   43




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница