Серия «золотой фонд психотерапии»



страница38/43
Дата15.05.2016
Размер4 Mb.
#12580
ТипКнига
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   43

459

лее плотными энергиями, каким образом живет и гуляет со­знание в теле, каким образом сознание воспроизводит из по­коления в поколение ценности, приоритеты, запреты и игра­ет со всеми сотворенными им же реальностями.

Могу ли я это? Сейчас я понимаю, что я бессилен это по­казать, и потому я вижу, насколько тяжел камень.

И вроде бы сперва была идея собрать все те камни, кото­рые я разбросал среди текстов, переживаний, психических состояний, но вся проблема заключается в том, что камень-то один и он целостен.

И собирая эти камни, которые я разбросал, я не уверен, что это будет именно тот камень, который я вижу перед собой в целостности.

Люди, людишки, и даже те, которые считали себя человечи­щами, ждали просветленного Майкла из Франции. Было явно известно, что у него есть документ о просветлении — Бхагаван Шри Раджниш выдал ему золотой сертификат. Зна­ющие говорили, что он воплощение Будды. Некоторые на­мекали на его имя — Майкл, что он на самом деле земное воплощение архангела Михаила. Слухов и предположений было столько на Международной конференции, собравшей более двухсот человек, что хватило бы на большой мифоло­гический словарь.

Приехал.

Было какое-то особое кресло, и зал как-то по-особому при­готовили. Благовония были из тибетского монастыря и ковер с большими слонами из Индии. Пускали в зал, и чтобы всё металлическое было снято с тела: аж две коробки накопи­лось. Ждем. Заходит. Оказался стареньким и щуплым мужи­ком в потной коричневой футболке.

«Потеет», — подумал я.

«Потеет и, наверное, пахнет», — подумали многие.

«Потеет и, наверное, воняет сильно, поэтому благовония зажгли острые», — подумали некоторые, склонные к логи­ческим заключениям.

Начал говорить.

«Банально», — подумал я.

«Бредит что ли?» — подумали многие.

«Дзень излагает», — прошептали начитавшиеся.

Майкл Барнет предложил закрыть глаза для медитации. Все закрыли.



460

Я решил посмотреть,

Он подходил к каждому и придавал ему какую-то позу. То поднимал одну руку, то обе, то выпрямлял... Мне это напоми­нало то ли упражнение из телесно-ориентированной тера­пии «Скульптор и глина», то ли детскую игру «Застынь».

Когда он решил подойти ко мне, я посмотрел ему в глаза и вдруг увидел, что он сконфузился, потерялся и даже испу­гался. Решил меня не трогать.

Скоро это закончилось. Народ расшумелся. У всех был свой контакт с Майклом, они делились с другими.

Когда я вышел в холл перед залом, я вдруг увидел его со­всем обнаженным: старый человек, которому никто не дове­ряет и которого никто не понимает, усталый и одинокий.

Мое сердце сжалось.

Я много раз испытывал это состояние после приема экза­менов в университете.

Я быстро подошел к нему и сказал: «Майкл, жизнь хоро­ша. Ты просветленный. Ты все правильно говорил». При этом оживленно хлопал по спине. «А что люди? Сейчас прибегут. Тебе будет весело и хорошо». Он ничего не понимал по-рус­ски, но как-то сразу оживился.

Люди и вправду прибежали. Они фотографировались с Майклом, обнимались, кто посмелее — целовались.- Майкл уехал радостный.

К вечеру все решили, что Майкл не просветленный.

Кто-то говорил, что он ничего нового не сказал.

Женщины некоторые шептали, что он как-то совсем непросветленно прикасался к их грудной клетке и что, на­верное, он сексуальный маньяк.

Эксперты-экстрасенсы увидели дырки в его ауре.

Другие сказали, что он энергетический вампир.

Мифологический словарь был сожжен к удовольствию всех. Люди успокоились: просветленный оказался челове­ком, и даже не лучшим.

Я молчал весь вечер, слушал, и к ночи меня охватила ярая тоска. Я узнал в себе Майкла и то, что его потную футболку я уже давно ношу.

Самое главное — каждый носит, чтобы быть узнаваемым, не позволить себе быть совершенным и не позволять другим быть совершенными.

Ночью у барменов была радость — они продали рекорд­ное количество спиртного.

Невозможно видеть свое нежелание видеть свет.



461

Просветленный — поддержи веру в другом в его просветле­нии.

Когда выходишь за грань своего Эго — кажется, что жизнь — ложь. Тяжело жить без главной идеи «Я» — правды.

За что зацепиться, если рождение твое — ложь, история жизни — ложь, смерть — ложь, стремления — ложь, отно­шения — ложь.

Вместо мандалы просветления видишь петлю. И многие бросаются.

В день христианской аскезы просил я Господа наставить меня на путь истинный. К концу дня я забыл, что просил, нужна ли мне истина и есть ли путь. Может это и есть естество души?

Слезы заполняют сердце, когда выходишь на пустынный ду­ховный путь. Камнями недоверия сжимает сердце, когда идешь по пути. Кровью обливается оно, когда видишь слезы в сердцах других.

Ко мне пришел ученик 5 лет назад. Смотря на него, я удивля­юсь его неизменности: ни научить, ни сказать, ни показать. Часто я его вижу и в себе.

Я бросил джинсы на камень у реки и через несколько минут увидел зеленого червяка в кармане. Что было моим — стало жилищем для другого. Посмотри на свое тело как на джинсы, брошенные на берег реки. Время незначимо.

В здоровом теле — здоровый дух. Но почему тогда я увидел глаза отца светящимися божественным светом только тогда, когда тело его угасло?

Все чаще, когда я завершаю дело, меня охватывает испуг: мо­жет, оно последнее.

Все, что говорил, желал, читал и даже чувствовал — моя по­пытка осмыслить себя.

Я видел мудреца. У него был рак. Многие говорили о том, что у него рак, некоторые жалели его, лишь один сказал о мудрости.

462

Хруст в левом локте — старость близка.

Идя по берегу Кокши, стукнул по обгоревшему дереву. На стук посмотрели 12 человек и лайка по кличке Шахраи, при­стально и высунув алый язык. Реакция была одинакова — интенсивность разная.

Увидев это, я не смог сдержать улыбки и долго улыбался. Это была Радостность.

Идей было много, но сила их была такова, что они не доходи­ли до кончика шариковой ручки и не изливались на бумагу.

Как белые бабочки на берегу озера. Мельтешат, аж полнеба застилают. Вечер их смывает волной.

Скромность — лучшая подруга благого.

То ли благих не стало.

То ли скромность стала дружить с другими.

Оседлать в полете бабочки суть Бога — вот сердце Просвет­ления.

Живое питается живым, и каждый раз, смотря в глаза живу­щему, ты можешь увидеть глаза смерти, и каждый раз, видя, как шевелится живое, ты можешь увидеть его смерть.

У меня никогда не было жизни, у меня была попытка ее кон­цептуализации.

К Вам обращаюсь, понявшим триединство души божествен­ной, человеческой и звериной.

Труп бабочки так же прозрачен, как ее полет. Так не скажешь о человеке.

Ничего нет обманчивей человеческой формы: за святостью часто скрывается взгляд похоти, а за самым низменным — божественный порыв.

В плотном тумане слов заблудилась человеческая душа.

Радостность, простота, доступность — вот где человеческое. В унынии, скорби, когда тебе невыносимо тяжело, пребывать

463

для других в простоте, доступности и улыбке — вот мастер­ство жизни.

Когда он понял, что не умеет и не научится медитировать, он сказал, что это глупость.

Сознание — ересь духа.

Тайна тайн — тайна души очаровывает и притягивает, как бездна.

Просветление было прямо перед глазами: восторг, слезы уми­ления, чистое детское ликование переполняли душу. Приле­тел слепень и жестоко, как никогда в жизни, вонзился в об­наженный бок, затем в спину, затем в грудь.

Я жаждал встречи с Богом. Может, Богом был слепень, и это был урок.

Я посмотрел на себя глазами белой бабочки, сидящей на кам­не, и услышал вопрос: «Что делает этот большой бездельник — думает, что думает?»

Просветление — это как услышать звук от взмаха крыльев бабочки.

Ищущий просветления похож на рыбака, удящего в мертвом озере.

Бабочка просветления прилетела, крылом поманила и улете­ла.

Скользок и опасен духовный путь: неточный взгляд — и уже водовороты сомнений грозят гибелью.

Бабочки совсем одурели. Они ищут на мне нектар. Или я со­всем спятил — не замечаю на себе нектара.

Живот у меня стал как у Хотея. Только я Хотеем не стал. Не каждое качество является решающим.

В конце концов становишься глубоко равнодушен к соловью в руках. И к журавлю в небе тоже. Манит беспредметное небо.

464

Я спас бабочку из реки. Она высохла, ожила, а затем ее сдуло обратно в реку — у нее не было сил летать. Ни жить, ни цеп­ляться ножками о базальтовую глыбу.

Имеет ли смысл спасение? И зачем Спаситель пошел на крест, если миллиарды уносит река Смерти.

Слезы Сострадания льются из моего сердца.

Целый день занимался буддийскими медитациями. Затем встал и ушел. Надоела не медитация — меня достал тот, кто кричал изнутри каждый раз, когда я осознавал происходя­щее — «Ну и что».

Пришлось пройти 50 лет пути, чтобы понять принцип свобо­ды: я имел право на свою скорость, траекторию и высоту. Я имел наглость быть каким хотел.

И у меня сейчас есть право не двигаться.

Опыт показывает, что примитивность духовных упражнений в аскетических практиках в основном является необходимо­стью. Ослабленное осознание не способно выполнять более сложные умственные и поведенческие акты. Но даже эти уп­ражнения являются возможным проходом в мифологичес­кие и трансперсональные слои сознания.

С профессиональной точки зрения, насколько я понимаю, здоровая мотивационная структура в личности остается, но актуализируется она через фантазийное и галлюцинаторное образно-переживанческое пространство. И все возможные комплексы в личности остаются, но воплощение их имеет ми­фологическое насыщение.

Психика сохраняет и оберегает себя от истощения через регрессию в возрасте в биоэнергетическом отношении, пред­лагая способ конкретно-образной и эмоционально-лабиль­ной концептуализации реальности.

Если при этом мы можем еще сохранить весь интеллекту­альный багаж и утонченную, опытную рефлексию взрослос­ти, то происходит открытие завесы парареальности транс­персональных областей психики. Феноменология не важна. Она описана тысячелетиями назад. Важен закон и механизм возникновения.

465

По темной лесной речке плыла лодка из листочка школьной тетради, отправленная ребенком с мечтой, что она доплывет до моря.

Затем проплыла седобородая и седовласая голова про­светленного, отрубленная варваром.

Затем полусгнившее полено осины с бляшками по бокам.

Картина была торжественна и величава: тысячи будд под­держивали друг друга настолько стройно, что образовывали гору до небес, и сам Шакьямуни восседал на вершине.

Прилетела огромная муха, сбросила кал — и рассыпалась гора.

Только муха семенила мохнатыми ножками по блестящим белым черепам.

Человек — это нечто, что должно испить чашу абсурда до дна. И дно он ищет от первого вдоха до последнего выдоха, со дна начиная и ко дну возвращаясь.

Люди, играющие в Духовные Игры, ищут Просветления, но, увидев даже осколки его, вздрагивают от Ужаса озарения: объект Поиска открывается пустыми глазницами несуще­ствования.

Когда мужчина видит вдали Сад Эдема, всегда находится рука женщины, застилающая видение.

Было желание Нежелания. Источник сохранился.

Кто понимает, что человек устал? Тело шепчет каждой клет­кой — прислушайся.

Когда мужчине говорят, что он устал, то в нем возникает воз­мущение. Ничто не ранит мужчину больнее, чем замечание о его бессилии.

Существует поэзия состояний. Только читателей мало.

Любовь — это не что иное, как тоска по Богу.

Три желания воплощены в действии: вечности, богатства, по­хвалы.



466

Добродетель для тех, кто ранен в жизни, ибо их тело может впитать ее соки.

Основная мера изменения человека — боль. И потому ра­дуйся страданию изменения.

Иногда промелькнет мысль белой птицей красоты неописуе­мой. Хочешь затем описать. Помнишь — белая, помнишь — красивая, помнишь — промелькнула. Но не опишешь. Час­то красота великолепна в сиюминутности: лица, движения, мысли.

Провел «Инициацию в смерть». Хотелось, чтобы все приме­рились к ладье Харона. Харон не явился.

Есть в ночном бдении сумасшествие. Оно дает смелость пи­сать и при этом чувствовать, что творится нечто. Утром это проходит.

Важно переживание, а что писать — какая разница. Все равно уже все написано.

Все шире и шире открывая завесу в мир, мы в конце концов осознаем, что не туда смотрим.

Главное — не принимать окончательного решения. Оно от­резает половину возможностей. Иногда все возможности.

Что происходит, когда тебя лишают участия: всплывает ощу­щение обмана и пустоты.

Безделье порождает скуку. Скука — бессмыслицу. Бессмыс­лица — тягу к смерти.

Какому святому, в каких случаях молиться? Посмотри внутрь себя. Все они живут в тебе как в храме.

В каких случаях молиться? Выбери жизнь как молитву жизни.

Тело хочет отдыха — старость и смерть приветливо машут ру­ками.



467

В чем радость учителя?

Она похожа на радость матери. Сперва она рада тяну­щимся рукам и эмоциональному оживлению. Затем лепету и самостоятельному слову. Затем плечам, которые уходят вдаль от тебя, без тебя.

В чем радость учителя?

Она похожа на радость матери: в рождении, кормлении и отпускании.

Почему нам так нравятся глаза ребенка? Там есть обещание полноценного бытия, потенциальность.

Почему нам так трудно смотреть в выцветшие глаза старухи и сердце сжимается от жалости, страха, брезгливого «нет». Твой страх смерти, бессилия и беспамятства отворачива­ют взгляд.

Я потерял листок с рукописью. Когда писал — думал, что очень значимо. Когда потерял — даже забыл, что писал. Это и есть ненасытное Дао — рождать все время Ничто.

Когда я вспоминаю женщину своей жизни, на склоне лет она мне кажется пропастью, куда я без оглядки выкинул и самое значимое, самое дорогое, и самое никчемное. Я знаю многих мужчин, которые делали то же самое.

Она проглотила все, но осталась ненасытна.

Снег идет — значит будут ручьи весной.

«Писатель забыл ручку — какая удача».

Всю жизнь думал, что ищу совершенной чистоты деву. Оказалось — искал Еву.

В свои 50 я думаю о том же, что и в 5. Завидное постоянство.

Своей Тени боишься больше. Наверное потому, что ее отбра­сываешь даже после смерти.

Почему так страшно в темноте? Твоя Тень становится сре­дой обитания.



468

Чем меньше женщин вокруг, тем неистовее творится. Что было бы, если бы их не было совсем?

Когда слишком легко — не стоит придумывать себе трудно­сти. Жизнь сделает это за тебя.

Мне уже трудно понять людей, которые не любят слушать ти­шину.

Приходит время, когда никто к тебе уже не стучится: время и то место, когда ты был нужен людям, ушли.

Вдохни и выдохни — пора готовиться к новому воплоще­нию.

Не спеши радоваться, когда слышишь стук в дверь: люди при­носят только заботу.

Спеши радоваться, когда слышишь стук в дверь: люди при­носят заботу, которая является способом и смыслом жизни.

Понимание своего одиночества позволяет строить остров, ко­торый нельзя сокрушить потоком жизни.

Благословенна суть, но более — путь к сущности. От сущно­сти пахнет сытостью. От пути — жаждой и энергией жизни.

Спеши делать добро, чтобы не попасть в сети зла.

Монахиня похожа на черный ящик. Сверху — тайна. Внутри — сыро, затхло, темно и пахнет плесенью.

Горит свечка, и я сгораю вместе с ней.

Предельный порядок всегда грозит предельным хаосом.

Любить трудно. Еще труднее — принять любовь. Еще труд­нее — верить в любовь.

Уже борода седа, а детские «Почему» все еще густо толкают­ся и пищат в голове.

Я исписал много бумаги — хотелось вечных текстов. Вечно было только желание.

469

Пока женщина не созреет, мужчина считает ее богиней... Только в зрелости он начинает видеть ее изнанку.

Не плоди мертворожденных.

Когда нечего сказать — молчи. Слова живы, когда идут из

сердца.

Когда от березы отрывается желтый лист — не смотри туда, куда он упадет, ибо сердце твое наполнится грустью: ты по­вторишь его судьбу.



Если весенним утром захочется проникнуть в суть Земли, то выбери объектом созерцания молодую женскую грудь: там текут ее сокровенные соки.

Я ждал мысль. Это уже было мыслью.

Суди свое деяние, но не чужое. ,

Кто думает о вине другого, у того ненависть не прекраща­ется.

Если ты говоришь об истине и не следуешь ей — ты далек от истины.

Когда знание и состояние не достойны человека, они уничто­жают его, разрывают сердце и разбивают судьбу.

Чем больше титулов, тем меньше полноценности. Полноцен­ность не нуждается в титулах и живет сообразно природе.

Он думал, что он буддист. Но мысль не является ни верой, ни укладом жизни, ни духовным путем.

Рука хочет писать, голова — думать, глаза'-1- спать, кого слу^ шать?

Трудно слушать правду. Трудно говорить правду. Трудно жить в правде.

Самое сложное — когда все просто. Простота создает невы­носимость.

470

На дне колодца страсти лежит змея презрения. Поэтому не исчерпывайте страсть. Последние капли всегда полны яда.

Если ты взял ручку, чтобы поделиться мудростью — сломай ручку и не пачкай девственную чистоту бумаги: мудростью не поделишься. Мудрость похожа на каравай из камня: при всей твоей щедрости никому не можешь дать откусить.

Хотелось иерогамии при презрении к гермафродиту.

Я долго медитировал на розетку от сетевого радио. Радио дав­но уже нет, розетка осталась.

Часто так же я смотрю на пожелтевшие фотографии. Лю­дей уже нет, а следы в душе все еще живы.

Недавно хоронил друга. Когда стоял у гроба, все время каза­лось, что он взмахнет рукой, подмигнет и скажет слово. Ожиданиями мы живы.

Число 13 наводит на размышления, так как ему приписыва­ется зло.

Что касается не только этого числа. Зло заставляет думать. К добру привыкаешь быстро.

Целоваться без чувств похоже на жвачку трехдневного пользования.

Страсти Христовы оказались человеческими.

Даже надевая ботинок, ищи смысл.

Он резвился, как молодой жеребец и вкусил сладость жизни. Перестал резвиться — вкусил тоску, одиночество, никчем­ность. Первое сулило радость, второе — мудрость.

Мудрость одна, глупость многообразна.

Слезы — это маленькая смерть. Уходят воды из тела, оплаки­вая маленькие или большие потери нашей жизни.

471

Не оглядывайся — прошлого нет.

Отправляясь в духовное путешествие, немногие достигают своей души, ибо берут с собой всю суету и страсти обыден­ной жизни.

Прими свободу как дар жизни.

Бесконечна жизненная суета для человека, не вкусившего мудрость тишины.

Когда ты поймешь, что хула и похвала — одно и то же, почув­ствуй в своем сердце пульс мудрости.

Нет ни одной потери и достижения в твоей жизни, которые достойны боли в твоем сердце.

В чем жить — твой выбор. Совершая зло, ты творишь зло сво­ей жизни. Делая добро — ты окружаешь себя светом. Все в твоей жизни — твое.

Сотвори и проживи на своем острове одиночества.

К просветлению нет проторенной дороги. И слыша о Будде или Христе, понимай главное: они похожи на птиц в небе — пролетели, но следов не оставили.

Путешествуй к своей душе один, если нет понимающих дру­зей.

Путешествуй к своей душе один, если нет перста мудреца. Тогда ты сам себе друг, учитель и путь.

Есть еще один источник вдохновения — злость. Понятно, что злость не менее рациональна, чем хаос, но в этом чувстве есть попытка оседлать энергию, направив ее в разум, в струк­туру, и использовать как неистового жеребца в конной уп­ряжке.

Когда долго развиваешь осознание, возникает остервенелое желание оторвать себе голову и сладострастно искупаться в телесной импульсивной животной бессознательности.

Рефлексия похожа на насморк в том смысле, что она, раз по-

472

явившись, не поддается никакому лечению. Отличие заклю­чается только в одном — насморк проходит, рефлексия — нет.

То, что жизнь бессмысленна, знают все. Бессмысленно и на­поминание человеку об абсурдности его существования.

Долгая медитация на свечу вызвала у меня осознание того, почему бабочки притягиваются, влетают и сгорают в огне. Что может быть слаще этого мгновенного перехода из фор­мы в ничто, из упругого полета в реальность скольжения в вечность: жаркий удар — и мягкая волна смерти, небытия, инобытия за пределами существования.

Хочу, пока дышу. Надеюсь, пока дышу. Верую, пока дышу.

Ибо не знаю более, чем накормить мое осознание кроме же­лания, надежды и веры.

Моя первая дочь на втором году жизни каждый раз, засыпая, кричала во всю детскую глотку: «Пйяничек! Пйя-я-я-ни-и-чка!»

Она хотела пряник, но мы были суровы и хотели воспи­тать в ней правильное отношение к питанию: есть можно за столом — и только.

Часто мое сердце не выдерживало, и я давал ей пряник. Она засыпала удовлетворенная и счастливая. Но затем нас наказывали вдвоем — и меня, и дочь.

Сейчас, когда я вижу почти в каждом встречном взгляде это желание «Пйяничка», я даю им пряник — словом, делом, чувством.

Научитесь давать «пряник» несмотря ни на что: себе, дру­гим...

Жизнь как даосский мастер: все время норовит ударить пал­кой по больным местам. А вы раздавайте, и пусть «не оскуде­ет рука».

И разбрасывая остатки, не забудь своих родителей, кото­рые отдали тебе часть своей жизни, судьбы и сердца.

Не забудь друзей, которые поделились с тобой своей



473

энергией и участием; женщин и мужчин, любовью тебя ода­ривших. Детей, которые вложили в тебя свои надежды и меч­тания.

А самое главное — не забудь про себя и свою тень, кото­рая сопровождает тебя с первого вдоха.

И все-таки, при всех моих потугах родить из женщины Деву Марию, наполненную благой, святой, безусловной любовью; Софию, несущую вечную земную мудрость, я вижу в глазах женщин все ту же соблазняющую Еву, размахивающую сво­ими наполненными страстью и вожделением обладать и ро­жать грудями над землей.

Может, это и есть правда женщины, и ни к чему мужчине творить свою Аниму, вознося ее над небесами. Принять Еву как данность.

В конце концов в чем радость женщины? Любить, рожать и быть защищенной.

Зачем требовать от нее того, что для нее неестественно и доставляет огромные трудности превозмогания.

Зачем пятое колесо той телеге, которая возит жизнь на земле в течение многих тысячелетий надежно и бережно?

Но что делать? Мужчина, но не женщина, хочет пятого колеса, и ему кажется, что это — самый важный интегриру­ющий элемент Вселенной.

Мы можем принять это как есть, тем более что возят все равно на четырех колесах.

Нельзя у мужчины отнимать смыслообразующие галлю­цинации.

Я часто лишаю себя общения с близкими ради общения с са­мым близким — самим собой.

Когда начинает тошнить от своего Эго, взор устремляется не к телу, не к людям, а в то трансперсональное составляющее души, где живут другие энергии, идеи, чувства.

Страшно, когда одежды Эго истлевают быстрее, чем стареет тело человека. Именно в этот момент мы начинаем видеть усталое животное в человеке, иногда уставшее быть даже жи­вотным.



474

Гений рода человеческого часто видится выродком.

В ночном бдении (29 января 2000 года) я увидел расщелину во Вселенной, которая, наверное, существовала во все вре­мена. Я увидел там пустоту Вечности, и по обе стороны Жизнь и Смерть, Божественное и Сатанинское, тварное и одухотво­ренное, Хаос и Космос, низменное и возвышенное творили танец.

В расщелине я учуял душу свою и ужаснулся от неприка­янности.

И хотелось кричать в темноту ночи, как кричал Иисус из Назарета: «Отец мой, почему ты меня покинул!» Даже сей­час хочу кричать.

Если за пределами Бога, то где?

Если за пределами Бога, то как?

Если вне Бога, то куда направить стоны свои?

Ужас видения ночи.

Мне очень хочется сейчас поставить на этой расщелине большую гору забот, чтобы забыть и не вспоминать. Ночное видение смотрит на меня глазами безумия.

То, что для других было словом — для меня стало пережи­ванием, которое рказалось страшнее просветления.

Ужель я прозрел или нет у меня головы...

Может потому и не можем мы узреть свою вечную душу, что нам ее не пережить.

Говорила мама: «Не взлетай высоко — больно падать будет». Она не понимала, что есть места, откуда даже упасть невоз­можно. Это страшнее, чем угроза падения. Падение грозит смертью, но оказывается, есть что-то страшнее, чем смерть.

С детства я чувствовал себя под крылом Бога. И мне было уютно даже в тот мрмент, когда я подбирал веревку на берегу Волги, чтобы повеситься. Я знал, что вернусь к, Создателю в той же невинности, как ушел от него на Землю. Ужель Бог является лоном, из которого мы должны родиться и покинуть его. Сама мысль об этом, подозрение о существовании этой идеи ужасает меня.;

Каково тебе с терновым венком вместо венка из лавров на голове?



Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Психотерапия в особых состояниях сознания
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   43




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница