Серия «золотой фонд психотерапии»



страница5/43
Дата15.05.2016
Размер4 Mb.
#12580
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43

50

Существенным вкладом в интегративное понимание психики явилось выделение Юнгом структурных принципов организации сознания: комплексов и архетипов.

Архетипы обеспечивают организацию психики на уровне кол­лективного бессознательного и отвечают за связь индивидуально­го сознания с общеисторическим эмоциональным опытом челове­чества; комплексы являются структурными единицами индивиду­ального бессознательного и тесно связаны, с одной стороны, с архетипами, с другой — с индивидуальным повседневным опы­том. Центром психики Юнг считал Самость — пространство по­тенциальных возможностей и целостности личности, а основным психическим процессом — процесс индивидуализации, конечной целью которого является интеграция комплексов и архетипов и достижение Самости [254].

Исторически рассматривая развитие интегративного подхода к пониманию психики, нужно упомянуть таких авторов, как Р. Ас-саджиоли, Ст. Гроф, К. Уилбер [4, 30, 31, 204]. Они разработали до­статочно сложные карты психики, включающие надличностные из­мерения. Наиболее яркой и методологически корректной картой психики является, безусловно, расширенная картография бессоз­нательного Ст. Грофа, создавшего эту модель на основе тридцати­летнего опыта изучения феноменов, индуцированных измененны­ми состояними сознания [30, 31].

Таким образом, одной из ведущих тенденций в формировании интегративного взгляда на психику стал структурно-топологичес­кий подход; однако без учета динамизма психической жизни этот подход рискует превратиться в одну из мертвых концепций, кото­рыми изобилует академическая психология.

Чрезвычайная пластичность и динамичность психики делает практически невозможным создание единой, раз и на всегда при­нятой теории психического; единственное, чему мы можем следо­вать, так это импульсам самопознания, а существующие теории по­могают нам лишь организовывать эти импульсы, и если повезет — создавать новые теории и подходы.

Современная масштабная тенденция, характерная для методо­логии психологии, — обращение в поисках ответов на свои вопросы к другим областям научного знания с одной стороны, с другой — к духовному наследию человечества. Это является проявлением ин­тегративных тенденций внутри самой психологии.

Методология интегративного подхода заключается в следующих принципах организации объяснительной и воздействующей ее со­ставляющих;



51

/. Принцип целостности

Несмотря на элементаризм и атомизм многих направлений, пси­хология всегда находилась в условиях выбора: притязать на целост­ность или отказаться от нее. Возможно, это удастся психологии, если она интегрирует накопленный опыт и если у психологов не исчез­нет вовсе тоска по утраченной целостности своей науки.

Возвратить прежнюю целостность предмету психологии — душе — уже вряд ли удастся. Наивность детства психологии хоть и невинна, но трудно ее возродить из взрослости.

Интегративная парадигма — попытка построить новую цело­стность, которая повысит ценностное и смысловое измерение пси­хологии.

Принцип целостности подразумевает понимание личности как чрезвычайно сложной, открытой, многоуровневой, самоорганизу­ющейся системы, обладающей способностью поддерживать себя в состоянии динамического равновесия и производить новые струк­туры и новые формы организации. Так, существенным моментом, отличающим интегративное направление от многих других, явля­ется ориентация в его практике не исключительно на прошлый опыт индивида, как в психоанализе, и не только на настоящее, как в гештальт-терапии, а на временную целостность человека, вклю­чающую его прошлое, настоящее и будущее как в филогенетичес­ком, так и в онтогенетическом аспектах.

Единовременное акцентирование интегративного подхода в психологии и на земной, биосоциальной природе человека, и на космической, и на хилотропной, и на холотропной, структурной и энергетической, при опоре на монистическую идею как сущность бытия сознания, является попыткой формирования новой методо­логии психологии.

В самом широком смысле предметом интегративной психоло­гии является процесс самораскрытия, самодвижения, саморазви­тия, самораспаковывания индивидуального свободного сознания в континууме пространства — времени.

В качестве объекта вычленяется как эволюция сознания в самом широком масштабе, так и вся ее культурная феноменология в мате­риальном, социальном и духовном проявлениях.

Вне сомнений, любой академический психолог может сказать, что объект слишком глобален и расплывчат, но следует понимать, что все это в разорванном, фрагментарном аспекте уже существует в теле психологии в разных экспериментальных и теоретических областях.

Интегративный подход позволяет охватить сознание в целост­ности, как активное, открытое, саморазвивающееся неструктури-



52

рованное пространство, способное наполнять реальность смыс­лом, отношением и переживанием. Это понимание справедливо как для онтогенеза, так и филогенеза сознания, как для личности, так и для малых и глобальных социальных общностей.

Подход позволяет объединить телесные переживания (ощуще­ния), эмоции, чувства, мышление и духовные переживания в цело­стность, в единство системы «Человек», и показать, при каких ус­ловиях возможно достижение ею подлинной целостности и аутен­тичности. Снимается проблема разделения «душа —тело» (психосоматическое единство становится очевидным).

Еще А. Адлер [2] подчеркивал подход к пониманию каждого человека как интегрированной целостности в рамках социальной системы. Основные принципы Адлера — холизм (целостность), единство индивидуального стиля жизни, социальный интерес, или общественное чувство, и направленность поведения к цели. В интегративной методологии также подчеркивается приоритет действий социальных влияний на каждого индивидуума и важ­ность социальных интересов: чувства общности, кооперации, за­боты о других.

Сложность предмета усилий психологии как науки, предмета профессиональной деятельности психологов — сложность лично­сти и социальных сообществ заключается в том, что их содержа­ние не определяется лишь набором проблем, которые они осозна­ют и демонстрируют, или неким кризисным состоянием. Как пра­вило, за демонстрируемыми личностными проблемами стоят более глубокие неосознаваемые структуры (гештальты, системы конден­сированного опыта, целостности психической реальности, сублич­ности и т. п.). Они являются не только своеобразными паттернами связи индивидуальной психики с окружающим миром и несут оп­ределенный личностный смысл, но и являются отражением глу­бинных интерперсональных и трансперсональных измерений.

Более того, на мой взгляд, мы все время должны учитывать «веч­ную философию» человека с ее незыблемой истиной преодоления всех пределов.

«Человек есть нечто, что должно превозмочь» (Ницше), и чело­век получает свое Обоснование, свою целостность и свой смысл в трансцендировании.

Трансцендирование существует не только в положительном век­торе духовной реализации. По сути дела, сущность духовного поис­ка в религиозно-философских традициях состояла в попытке пре­одоления локальности жизни человека, ограниченности его способ­ностей, его смертности, в попытке перевода человека в космическое измерение.



53

Для интеллигентной ментальности есть более эстетичные при­меры трансцендирования, как в практике науки, когда у человека создаются «органы» — научные теории, приборы, гипотезы, пере­водящие его в космическое измерение. Ведь открытие законов при­роды — это есть не что иное, как делание человека через опыт его сознания соразмерным космосу и устройству универсума.

Через практику философии человек также становится соразмер­ным Вселенной как всеединству, получает самообоснование в каче­стве космического феномена.

Через предельный опыт в области искусства человек также спо­собен трансцендировать свои границы и воплощать космическую гармонию. Весь этот опыт преодоления себя через создание специ­фических духовных органов для перевода в космическое измере­ние был характерен для человека на протяжении всей его истории (Мамардашвили, 1992).

Но мы не можем не видеть негативный вектор этой вечной по­пытки трансцендировать ограничения, когда они приводят к соци­альной девиации, к пограничной психопатологии или к суициду.

Клиент психологической работы существует вне любых теорий и концепций (если только он не дипломированный психолог или пси­хотерапевт). И приступая к реализации психологической работы с кризисами, следует иметь в виду относительность любой, даже са­мой экономичной и элегантной теории психического, поскольку сложность нашего объекта деятельности несопоставима ни с одной идеей о нем.

Многоуровневость психики подразумевает и многоуровневость проблемных состояний и кризисных явлений. То или иное кризис­ное состояние, осознаваемое клиентом и являющееся для него про­блемой, можно рассмотреть как незначительную часть мощной энер­гетической структуры, проходящей через все уровни психического.

В соответствии с принципом целостности любые психологичес­кие или социально-психологические трудности, кризисные явления клиента несут двоякий смыл: с одной стороны, они являются при­знаками нарушения целостности функционирования психики, с другой — актом ее восстановления. Поэтому побуждение клиента к нахождению позитивных смыслов в его проблемной ситуации яв­ляется часто первым шагом к восстановлению целостности.

Столь частое в процессе психологической работы сопротивле­ние клиента является, по большому счету, сопротивлением системы дестабилизирующему, дезорганизующему воздействию специали­ста. Мы должны предельно четко понимать, что гомеостатическая тенденция выражена и в личности наркомана, и в личности безра­ботного, и в личности бомжа. Если клиент удерживается в процессе

54

психологической работы и первоначальные социальные наруше­ния исчезают, то нет никакой гарантии, что через некоторое время мы не столкнемся с возникновением принципиально новой, соци­альной девиации. Мы должны признать печальный факт, что любая социальная девиация носит, в первую очередь, компенсаторный характер и является отражением внутренних процессов самоорга­низации и стабилизации.

Методологический принцип целостности необходим для реали­зации следующих целей:

а) формирования теоретических моделей той глубины, соотно­


симых с бытием человека в мире, которое всегда имеет всеце-
локупный характер;

б) построения перспективных проектов разрешения кризисных


состояний, трансформации и роста личности, с опорой на внут­
ренние ресурсы самой личности;

в) адекватного использования различных психотехнологий для


взаимодействия с клиентом психологической работы.

В качестве базисных посылок, описывающих принцип целост­ности, мы можем обозначить следующие положения:



  1. Основными процессами в функционировании психической реальности (как на индивидуальном, так и групповом уров­нях) являются процессы организации, то есть образования новых структур и их интеграция в системы более сложной организации. Сознание является сущностно самой сложной формой организации и интеграции опыта.

  2. Основная функция человека и групп как целостных систем — структурный, биоэнергоинформационный обмен со средой (социальной и природной).

  3. Процессы эволюции и инволюции личности и групп понима­ются следующим образом: повышение целостности и внут­ренней непротиворечивости является прогрессивным, а уве­личение раздробленности, конфликтности понимается как де­структивное и регрессивное.

  4. В ходе эволюции уровень организационной сложности, ин­тегрированности, количество взаимосвязанных уровней и гибкость психической реальности человека как саморефлек­сирующей целостной системы возрастает. Эту же закономер­ность мы можем наблюдать и при групповой динамике.

  5. В самоорганизующихся системах процессы развития и фун­кционирования тождественны, то есть психика как сложная система имеет качество трансформации, внутреннего изме­нения как инвариантное, имманентно присущее ее суще­ствованию.

55

Методологический принцип целостности является краеуголь­ным камнем не только в познании кризисного состояния личности и группы, но и стратегической, отправной точкой построения про­фессиональной деятельности, исследования.

Принцип целостности в психологическом исследовании кри­зиса дает возможность вскрыть глубинные связи, раскрыть суб­станциональные свойства, сущность и выявить тем самым каче­ственную определенность любого кризисного феномена, способ его существования и одновременно выстроить адекватную систе­му воздействия на него и его трансформации.

Принцип целостности в контексте интегративного подхода при работе с кризисом является, в первую очередь, принципом эколо­гичности и подразумевает следование логике внутреннего процес­са трансформации личности, динамике кризисных состояний, хотя она может не совпадать с нашими представлениями о «правиль­ности» изменений.



2. Генетический принцип

Генетический принцип или принцип развития выражается в том, что человеческая психика, личность, группа любого уровня структурной и функциональной сложности, имеет множество по­тенциальных направлений своего развития. Эти направления оп­ределяются в критических точках — точках кризисного состояния, где личность, или группа, делает выбор в отношении пути своего дальнейшего развития. Можно сказать, что в точке кризиса эти системы находятся в состоянии временной нестабильности и чрез­вычайно чувствительны даже к незначительным внешним воздей­ствиям.

Это состояние личности или группы соответствует начальным этапам кризиса, когда на фоне нарастающей нестабильности про­исходит мобилизация психологических, материальных, соци­альных, духовных ресурсов и активный поиск новых путей разви­тия [78, 84].

Опыт практический работы показывает, что клиент (личность или группа) в этом состоянии, как правило, нуждается в помощи осознания новых возможных путей развития и организации ситу­ации, эмпатической, энергетической, интеллектуальной поддерж­ке. Если путь развития найден и принят, то активность направля­ется на поддержание личности и группы в новом режиме функци­онирования.

Таким образом, для сохранения эволюционных процессов лич­ности или социальных сообществ, которые находятся в состоянии

56

кризиса, им необходима кратковременная качественно организо­ванная и структурированная поддержка.

Если этой поддрежки нет и если человек (группа) не обладает на­выками саморефлексии и саморегуляции, самоорганизации, то вы­бор дальнейшего пути развития становится зависимым от случайных факторов и может не соответствовать сущностным потребностям как личности (группы), так и социального окружения. В этом случае воз­никает конфликтное напряжение между структурными компонен­тами личности или группы и, как следствие, возникает вероятность компенсаторных феноменов — личностных деструктивных изме­нений, психо- и социопатии, социальных девиаций личности и групп, формирования групп с антисоциальной направленностью.

Эта ситуация соответствует развернутой картине кризиса как личности, так и малых и больших социальных сообществ, когда со­стояния относительной стабильности чередуются с состояниями обострения. Каждое обострение несет в себе потенциал обновле­ния и возможность нового эволюционного пути, однако часто лич­ность и группа вновь и вновь делают один и тот же выбор в соот­ветствии с логикой линейной фазы своего развития, если оно име­ет характер девиации или антисоциальную направленность.

В контексте интегративного подхода состояние кризиса явля­ется наиболее перспективным для применения мощных интенсив­ных психотехнологий, связанных с вхождением в измененные со­стояния сознания. Можно предположить, что опыт высокой интен­сивности, с одной стороны, девальвирует значимость когда-то сделанного случайного выбора, с другой — активирует непрояв-ленные аспекты различных областей психики, связанные с выс­шими уровнями иерархии потребностей, интерперсональными и трансперсональными глубинами индивидуальности.

Одной из основных характеристик кризисного состояния яв­ляется сужение сферы осознания вокруг проблемного поля, ко­торое постепенно становится активной интрапсихической под­системой, все более проявляющей свою автономию. Расширение сферы осознания в процессе психологической работы приводит к тому, что качества кризисного состояния трансформируются в поток опыта (позитивная дезинтеграция); при качественной про­фессиональной поддержке этого процесса происходит формиро­вание новой интрапсихической подсистемы, более сонастроен-ной с духовными измерениями и обеспечивающей психической жизни большую целостность.

Прежде чем завершить текст о генетическом принципе, нам бы хотелось»сделать несколько замечаний, которые чрезвычайно важ­ны для понимания нашего подхода:

57


  • во-первых, нельзя сводить генетический принцип к линей­ной зависимости, когда качество, появившееся после опреде­ленного события сводится к событию как причине;

  • во-вторых, понимание генетического принципа в терминах суб­станции и дискретных объектов представляет собой серьез­ную эпистемиологическую ошибку. Структурирование реаль­ности сознанием происходит по каналам, которые выходят за границы индивидуальности, и включает все окружающее;

  • в-третьих, для генетического подхода важно смещение фоку­са внимания от субстанции и объекта к форме, паттерна к про­цессу, от бытия к становлению. Структура — продукт взаимо­действующих процессов не более прочный, чем рисунок сто­ячей волны при слиянии двух рек. Согласно интегративному пониманию генетического принципа, Вселенная подобна жи­вому организму, органы, ткани и клетки которого (личность и группы любой сложности) имеют смысл только в их отноше­нии к целому.

3. Принцип обусловленности

Вне сомнения, мы не можем свести этот принцип к рамкам пси­хологической теории деятельности, согласно которой истоки, при­чины, детерминанты (как и в бихевиоризме — истоки поведения) лежат вовне — в мотивах, трактуемых как предмет, или в опредме-ченных потребностях.

Принцип обусловленности подразумевает существование не только линейных причинно-следственных отношений «здравого смысла» (как это обнаруживается в любых советских методологи­ческих концепциях, начиная с А.Н. Леонтьева, в попытках струк­турного представления деятельности), но и акаузальных взаимосвя­зей как внутри психики, так и между событиями внешнего мира.

Всегда есть проблема источника и первичной полевой детерми­нанты психической активности, поиска причин кризисных состоя­ний. Топологическое разрешение при этом многообразно:



  • совсем далеко — все религиозные системы, духовные тра­диции, начиная от нижних и верхних миров шаманизма и заканчивая сложными мистическими, эзотерическими сис­темами философии, психологии, физики и других наук, но в которых всегда есть бинарность Великого Верхнего и Вели­кого Нижнего (Бога и Сатаны, Сил Добра и Зла, Света и Тьмы, Ада и Рая и др);

  • внутри человека — множество духовных, психологических, физиологических, медицинских, нейропсихологических, фи­лософских, педагогических и др. систем;

58

между человеком и миром — духовные системы, опирающи­еся на качество межличностных отношений (священные обя­занности служения типа ахимса-гуру, любящая доброта в буд­дизме, любовь к ближнему в христианстве, сострадание как добродетель в исламе и др.), а также множество философских, социологических и социально-психологических школ и целых направлений типа бихевиоризма. Классический пример та­кого детерминизма — категория практики марксизма.

Так или иначе, все это многообразие идей детерминизма не учи­тывало тот факт, что любой фактор, отнесенный вовне, делается не внешним по отношению к человеку, а его собственным. Более того — все психические процессы и функции, механизмы и феномены яв­ляются продуктами самого сознания или, что еще точнее, привне-сенности сознания 6 «тело мира».

Психическое пространство представляет собой систему взаимо­связанных пространственно-временных сознательных и бессозна­тельных структур — персоны, интерперсоны, трансперсоны, меж­ду которыми существует энергоинформационное взаимодействие. Характер этого взаимодействия определяют паттерны отношений человека с окружающим миром.

В дополнение нам хочется сделать несколько важных замечаний: 1; Детерминизм имеет нелинейный характер во временном от­ношении, то есть на любой психический феномен влияет не только прошлый опыт, не только актуальное состояние в на­стоящем, но и перспективное будущее. Неравновесное состо­яние системы (кризисное) способно воздействовать на линей­ную область; на внутреннем плане оно влияет на причину.


  1. Любой человек выстраивает модель интерпретации из своего состояния. Например, в депрессивном состоянии он склонен интерпретировать происходящие вокруг события из точки своего состояния; при многих кризисных состояниях воспо­минания о прошлых событиях превращаются в фантастичес­кий синтез реальных событий с воображаемыми, который, по мнению клиента, «правильно» объясняет его состояние. Со­держание интерпретаций обуславливается актуальным состо­янием системы и искажает линейную область; степень иска­жений связана в первую очередь с интенсивностью эмоцио­нальных переживаний.

  2. Одним из проявлений принципа обусловленности является нелинейная смысловая связь между интрапсихическими пе­реживаниями и событиями окружающего мира, названная К.Г. Юнгом акаузальным объединяющим принципом или син-хронистичностью. Появление в жизни клиента таких значи-

59

мых совпадений свидетельствует об активации спонтанной трансформационной способности психики, которую следу­ет поддерживать и катализировать в психологической рабо­те. Явления синхронистичности могут способствовать обре­тению человеком новых смыслов и новому пониманию ре­альности [254].



  1. Содержательно одинаковые проблемные состояния могут обуславливать различные направления развития системы — от личностного роста и духовного совершенствования до со­циальной девиации и идентифицированности личности со статусом социального аутсайдера. Раскрытие кризисного со­стояния в его положительном векторе подразумевает для кли­ента потенциальную возможность очищения через опыт стра­дания, возможность алхимического процесса трансформа­ции индивидуальной психики, личности, на социально по­лезные цели и деятельность.

  2. Содержание психологической работы и модель детермина­ции во многом определяются направлением, психологичес­ким или психотерапевтическим мифом, в котором работает специалист. Это содержание конструируется через синтез личного опыта, образования и внутренних убеждений спе­циалиста. Клиент способен ассимилировать практически любую концепцию психологической работы, но лишь в том случае, если она полностью разделяема специалистом. Обус­лавливая процесс психологической работы соответствую­щим мифом, мы способствуем формированию альтернатив­ных энергоинформационных взаимодействий между эле­ментами и подсистемами психической реальности клиента. И как это ни странно: «По вере вам и воздастся». Часто кон­цепция является убедительной не в силу научности или мен­тальной изысканности, а по причине внутренней веры в нее специалиста. Поэтому, наверное, работа баптиста или свя­щенника в хосписе часто выглядит намного убедительнее, чем работа психолога.

4. Принцип позитивности

Принцип позитивности подразумевает реализацию двух аспек­тов психологической работы;

— центрирование специалиста и клиента на положительном опыте. Одним из первых шагов в психологической работе яв­ляется нахождение позитивных смысл.:>;■: ; проблемном состо-

60

янии — если это удается, клиент, может быть, впервые полу­чает возможность увидеть то, что с ним происходит, в ином свете.

— опора на факты и реальность, на опыт жизни, в том числе на
житейскую мудрость и подлинность обыденного знания.

Многолетняя работа с клиентами показывает, что применение этого принципа приносит большой эффект как в повышении соци­альной эффективности групп и личности, так и улучшении их внут­реннего психологического комфорта, удовлетворенности.

Часто личность и группа, являющиеся объектом психолога, на­ходятся в дисбалансированном, кризисном состоянии, которое они оценивают как «плохое» или «проблемное». Иногда нахождение по­зитивных элементов в ситуации уже является шагом в трансформа­ции, когда система из кризисного состояния за счет позитивного отношения и поддержки переходит к состоянию более высокого порядка, на следующую ступень интеграции.

Позитивная установка во взаимоотношениях с личностью и груп­пой может являться инструментом, методом в процессе работы.

Этот принцип не означает, что специалист должен все время улы­баться и подбадривать клиента. Позитивность предполагает не­сколько шагов во взаимодействии с клиентом:


  • осознание состояния личности, группы и детерминант кри­зисной ситуации (рефлексия актуального состояния системы);

  • эмпатичное, эмоционально-чувственное вживание в проблем­ную ситуацию (отождествление с системой);

  • постановка общей цели, внутренней стратегии и тактики, пси­хотехнологическое насыщение предполагаемого процесса трансформирования ситуации (моделирование перспектив­ного состояния системы);

  • реальное разрешение проблемной ситуации, осуществление позитивной перенастройки ситуации (приведение системы в равновесное состояние на новом качественном уровне).

Мы принимаем кризисные состояния личности и группы как особо благоприятные для развития. При этом следует отметить не­сколько переменных, которые позволяют рассматривать кризис­ные состояния как проблемную ситуацию, требующую психоло­гического вмешательства:

— кризисные ситуации вызывают положительные сдвиги толь­


ко на первых фазах (повышение общей активности системы
за счет внутренних ресурсов, имеющих интенцию к «гомеос-
тазису», поддержанию равновесного состояния);

Каталог: book -> psychotherapy
psychotherapy -> Психотерапия в особых состояниях сознания
psychotherapy -> Юлия Алешина Индивидуальное и семейное психологическое консультирование
psychotherapy -> Учебное пособие «Психотерапия»
psychotherapy -> Серия «золотой фонд психотерапии»
psychotherapy -> Психопрофилактика стрессов
psychotherapy -> Книга предназначена для психологов, педагогов, воспитателей, дефектологов, социальных работников, организаторов детского и семейного досуга, родителей. Л. М. Костина, 2001 Издательство
psychotherapy -> Искусство выживания
psychotherapy -> Ялом Групповая психотерапия
psychotherapy -> Карвасарский Б. Д. Групповая психотерапия ббк 53. 57 Г90 +616. 891] (035)
psychotherapy -> Аарон Бек, А. Раш, Брайан Шо, Гэри Эмери. Когнитивная терапия депрессии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43




База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2022
обратиться к администрации

    Главная страница