Шипицына Л. М. ; «Необучаемый» ребенок в семье и


СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ



страница17/36
Дата11.05.2016
Размер6.23 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   36

6.4. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ

ХАРАКТЕРИСТИКА СЕМЕЙ, ВОСПИТЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ

Как утверждает Т. Михаэлис (1989) на основе наблюдений повседневного ухода за собственным проблемным ребенком, ситуация, когда в семье рожда­ется такой ребенок, вовсе не безнадежна, и родители и специалисты, если будут знать как, могут оказать и ему и себе большую помощь, облегчить иногда крайне тяжелые условия воспитания и обучения ребенка с нарушением в развитии. Он отмечает, что «свойственное многим родителям стремление к самопожерт­вованию ради счастья и благополучия детей естественно. Но оно не должно быть бестолковым. Здесь, как и в других случаях максимального проявления черт человеческой природы, чрезвычайно важно найти разумный способ их приложения с пользой для дела, поскольку возвышенные качества ценны не только и не столько сами по себе, сколько как способ достижения особо зна­чимых результатов».

Роль родителей детей с нарушениями в развитии трудно переоценить и тог­да, когда ребенок живет дома, и когда он в силу глубины заболевания или сло­жившихся жизненных обстоятельств находится в специальном учреждении. Многие родители прилагают просто титанические усилия, чтобы создать бла­гоприятные условия для развития своего ребенка. Однако часто им не хватает знаний и умения, иногда мешают ложные представления (А. Р. Маллер, Г. В. Цикото, 1988).

Как считают А. Р. Маллер и Г. В. Цикото (1988), максимально возможного уровня развития можно достигнуть только при соблюдении ряда условий. К ним относятся: возможно более раннее начало коррекционной работы, благопри­ятная семейная обстановка и тесная связь специальных учреждений с семьей, применение адекватной программы и методов обучения, соответствующих ре­альному возрастному периоду и реальным возможностям детей с аномальным развитием и целям их воспитания.

Диагноз не должен вызывать у родителей панику или пессимизм, он дол­жен побуждать к осознанию истинного положения ребенка, критической оцен­ке его состояния и принятию мер по дальнейшему воспитанию и уходу за ним.

Если возникают воспитательные проблемы с умственно отсталым ребен­ком, то причины этого — не низкий уровень его умственного развития, а оши­бочные методы обращения с ним. Если родители стыдятся странностей своего ребенка, им, возможно, трудно будет любить его в той мере, чтобы он чувствовал себя спокойно и в безопасности (Б. Спок, 1990). Не следует думать, что умственно отсталый ребенок — это несчастный ребенок! Наоборот, их отно­шение к людям проникнуто сердечностью и нескрываемой радостью. И вся­кие высказывания типа «бедные, несчастные дети» неуместны. Умственные нарушения не означают эмоциональных нарушений. Скорее, высокоинтелли­гентный человек может оказаться эмоционально неграмотным.

197

Б. Спок (1992) полагает, что ребенку необходимо, чтобы его любили и це­нили за его привлекательные качества. Те, кто наблюдал группы умственно отсталых людей, знают, насколько естественны, дружелюбны и симпатичны большинство из них, когда в семье их любят такими, какие они есть. Б. Спок (1990) советует родителям: «Поверьте, умственно отсталый ребенок такой же, как все остальные дети. Наблюдайте за ним, чтобы понять, что доставляет ему удовольствие. Учите его делать все то, что он старается постигнуть!»



Общество и родители детей с тяжелыми интеллектуальными отклонения­ми обязаны делать все возможное, чтобы не только удовлетворять их матери­альные потребности, но и окружать вниманием и любовью, способствовать их посильному приобщению к жизни.

Чем младше ребенок, тем больше иллюзий удается сохранить родителям относительно его дальнейших успехов в развитии. Это наблюдается в основ­ном в тех случаях, когда речь идет о тяжелых поражениях мозга. Е. С. Иванов и Д. Н. Исаев (2000) отмечают, что отношение родителей к диагнозу «умствен­ная отсталость» у их ребенка далеко не однозначное. Реакцию семьи на ука­занную проблему можно классифицировать по определенным проявлениям. Тяжесть, которая ложится на плечи родителей, часто приводит к «состоянию паники, трагической обреченности». Из-за дезорганизации они сами нужда­ются в психотерапевтической помощи, при отсутствии которой оказываются не способными рационально помогать ребенку.

Часть родителей отказывается признавать диагноз. Это может быть резуль­татом неадекватного оценивания состояния ребенка или следствием опасения испортить будущее своему сыну или дочери «ярлыком» умственной отсталос­ти. Эта проблема имеет социальные корни и связана с отношением общества к людям с умственной отсталостью. Многие родители маленьких детей с болез­нью Дауна и другими тяжелыми отклонениями в развитии в первую очередь обеспокоены тем, сможет ли ребенок обучаться в массовой школе. Когда дети подрастают, родители начинают понимать и принимать преимущества и необ­ходимость специального (коррекционного) обучения. Однако это не избавля­ет семью от стресса.

Семья, имеющая ребенка с умственной отсталостью, на протяжении жизни переживает серию критических состояний, обусловленных субъективными и объективными причинами, это чередование «взлетов» и еще более глубоких «падений». Семьи с лучшей психологической и социальной поддержкой легче преодолевают эти состояния. При тяжелых нарушениях интеллекта особенно сильно переживается родителями наступление совершеннолетия ребенка. К со­жалению, специалисты часто недооценивают тяжесть этого семейного кризи­са по сравнению с более ранними, связанными с установлением диагноза, и констатацией крайне ограниченной возможности ребенка к обучению.

Ранее за рубежом, и в частности в США, общество ориентировало родите­лей на отказ от ребенка с врожденными пороками развития — например, с бо­лезнью Дауна — непосредственно в родильном доме с целью, чтобы мать не успела к нему привыкнуть. В последнее время отмечается обратная тенден­ция — к воспитанию ребенка в семье. Это определяет хроническую стрессо­вую ситуацию даже в тех семьях, которые на первый взгляд кажутся вполне

198


благополучными. У родителей, как правило, возникает чувство безнадежнос­ти, понижается самооценка, может появиться дисгармония супружеских от­ношений. Такие семьи чаще распадаются. В этих семьях отцы склонны винить жену в рождении больного ребенка даже в тех случаях, когда достоверно зна­ют, что причина кроется в них (Е. М. Мастюкова, А. Г. Москвина, 1991).

Иногда психологическая обстановка в семье может ухудшиться, если у ре­бенка с отклонениями в развитии наряду с его основным заболеванием появ­ляются эпизодически или наблюдаются достаточно стойко различные ослож­няющие расстройства. Высокая частота этих осложнений, до 50% и выше, и крайне неблагоприятное их влияние на общую адаптацию как ребенка, так и членов его семьи обусловливают необходимость особого внимания к ним ро­дителей и специалистов. Так, у тяжело умственно отсталых детей, особенно в периоде полового созревания, могут возникать разнообразные состояния де­компенсации в виде повышенной психомоторной расторможенности, рас­стройств влечений в виде сексуальной расторможенности, агрессивного пове­дения и т. п.

Известны ситуации, когда у родителей формируются так называемые рент­ные установки. И тогда они не только не заинтересованы в пересмотре диагно­за, но и требуют повышения социального статуса ребенка, семьи, ожидая от общества только материальной поддержки.

Все перечисленные реакции носят неконструктивный характер и могут вы­ступать препятствием на пути адаптации как самого ребенка, так и его роди­телей.

Следовательно, все семьи, воспитывающие детей с нарушением психичес­кого развития, характеризуются определенными признаками:

1) родители испытывают нервно-психическую и физическую нагрузку, усталость, напряжение, тревогу и неуверенность в отношении буду­щего ребенка (это можно обозначить как нарушение временной перспек­тивы);

2) личностные проявления и поведение ребенка не отвечают ожиданиям родителей и, как следствие, вызывают у них раздражение, горечь, неудов­летворенность;

3) семейные взаимоотношения нарушаются и искажаются;

4) социальный статус семьи снижается: возникающие проблемы не только затрагивают внутрисемейные взаимоотношения, но и приводят к изме­нениям в ее ближайшем окружении; родители стараются скрыть факт нарушения психического развития у ребенка и наблюдения его психиат­ром от друзей и знакомых — соответственно, круг внесемейного функ­ционирования сужается;

5) «особый психологический конфликт» (Ч. Шефер, Л. Кери, 2000) возни­кает в семье как результат столкновения с общественным мнением, не всегда адекватно оценивающим усилия родителей по воспитанию и ле­чению такого ребенка.

Многие родители основную роль в преодолении отклонений в развитии от­водят медикаментозному лечению. Но необходимо при этом помнить, что даже

199


самое лучшее медикаментозное лечение является эффективным лишь при пра­вильном семейном воспитании и проведении родителями целой системы спе­циальных упражнений. Воспитание ребенка с отклонениями в развитии носит коррекционный характер. Поэтому родители не должны забывать и о собствен­ном самообразовании, так как помочь больному ребенку можно лишь тогда, когда обладаешь достаточными знаниями и представлениями о его болезни (ГА. Калюжин, М. П.Дерюгина, 1993).

А. Р. Маллер( 1996) приводит данные об обратной зависимости между таки­ми переменными, как степень умственной отсталости ребенка и уровень ко­эффициента интеллекта родителей. Часто это заботливые, терпеливые, доб­рые люди. Они имеют высшее и среднее специальное образование. Рождение ребенка изменяет жизнедеятельность семьи. Однако любовь и вера в него, твор­ческая сила и резервные возможности личности позволяют найти родителям нужное направление в их нелегком пути.

Какими же качествами должны обладать родители детей-инвалидов, чтобы их любовь стала силой, формирующей характер ребенка, его психическое со­стояние? На наш взгляд, это следующие ключевые черты:

1) родители должны иметь веру в жизнь, внутреннее спокойствие, чтобы не заражать своей тревогой детей;

2) родители должны строить свои отношения к ребенку на успешности, что определяется родительской верой в его силы и возможности;

3) родители должны четко знать, что ребенок не может вырасти без атмо­сферы похвалы;

4) родители должны развивать самостоятельность своего ребенка и поэто­му для его же блага (по возможности) сокращать постепенно свою по­мощь ему до минимума.

Помощь детям с нарушением интеллекта требует социально-педагогичес­кой поддержки их семей. Развитие ребенка-инвалида в огромной степени за­висит от семейного неблагополучия, участия родителей в его физическом и духовном становлении, правильности воспитательных воздействий. В связи с этим необходимо проводить целенаправленную работу с родителями — в первую очередь, с матерями больного ребенка. Эта работа включает обсле­дование внутреннего состояния матерей, выявление наиболее трудных в психологическом плане моментов в жизни семей, оказание консультативной и практической помощи. Необходимо, чтобы родители не оставались один на один со своей бедой, чтобы инвалидность ребенка не становилась только личным делом семьи. Родители детей-инвалидов должны поверить в свои силы и активно совместно решать насущные проблемы своих детей и своей семьи.

Исследуя характер длительных эмоциональных переживаний родителей, воспитывающих детей-инвалидов, В. М. Сорокин (1998) отмечает, что один из устойчивых компонентов отдаленных эмоциональных переживаний — экзис­тенциальный кризис, проявляющийся востром чувстве несамореализованно-сти. Исходный пункт последнего — ощущение неполноты чувства материн-

200


ства, его незавершенности и бесконечности («дети так и остаются детьми»). В случае нормального развития первоначальная симбиотическая связь ребен­ка и матери постепенно сменяется все усиливающейся автономией взрослею­щего сына или дочери, что высвобождает время и силы родителей для реализа­ции личных мотивов (профессиональный рост, получение образования, общение с друзьями, поездки, посещение театров, музеев, собственные увле­чения). В процессе воспитания ребенка-инвалида избыточная первоначаль­ная симбиотическая связь не только со временем не ослабевает, но в ряде слу­чаев даже усиливается.

Умственно отсталый ребенок всегда вносит определенную степень напря­женности в отношения между супругами. Это определяет необходимость пси­хологической коррекционной работы в таких семьях. Опыт показывает, что семейная ситуация остается более контролируемой в семьях, в которых роди­тели имеют более широкий кругозор и круг интересов.

Для более успешного развития ребенка важен не только благоприятный пси­хологический климат семьи, но и сохранение активных контактов семьи с дру­зьями, коллегами, с миром. Важно, чтобы семья не замыкалась в своем горе, не уходила «в себя», не стеснялась своего больного ребенка. Сохраняя контак­ты с социальным окружением, родители способствуют как социальной адап­тации своего ребенка, так и гуманизации общества, формируя у здоровых его членов правильное отношение к больному ребенку, сочувствие и желание ока­зывать ему помощь (Е. М. Мастюкова, А. Г. Московкина, 1991).

Необходима совместная со специалистами работа по поиску «рациональ­ных путей социальной адаптации детей», забота «об их будущем, воспитании, образовании, трудоустройстве, которое соответствовало бы реальным возмож­ностям молодого человека». Для успешного семейного воспитания умственно отсталого ребенка важно помнить слова Т. Вейса (1992), который говорил, что не только окружающие влияют на такого ребенка, но и сам ребенок в зна­чительной степени влияет на окружающих, в первую очередь, конечно, на семью.

Исходя из недостаточной изученности проблем семьи, имеющей ребенка с какой-либо степенью умственной отсталости, нами поставлена цель исследо­вать особенности взаимоотношений родителей и детей с нарушением интел­лекта, а также выявить зависимость между характером взаимоотношений в се­мье и психическим состоянием ребенка.

Для осуществления этой цели необходимо изучить:

П семью, воспитывающую ребенка с умственной отсталостью;

О социально-психологические проблемы, влияющие на благополучие семьи;

□ стили семейного воспитания в семье умственно отсталого ребенка;

□ влияние взаимоотношений в семье на развитие личности ребенка и его социализацию;

□ своеобразие взаимоотношений родителей и детей с нарушением интел­лекта.

201


6.5. ИССЛЕДОВАНИЕ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СЕМЬЯХ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ

Для проведения исследования были выбраны 2 группы учащихся 8-10 лете разной степенью умственной отсталости, обучающихся во вторых классах спе­циальной (коррекционной) школы-центра диагностики и интегрированного обучения № 34 Санкт-Петербурга и их семьи. Первая группа — дети с легкой степенью умственной отсталости (16 человек) и их семьи; вторая группа —дети с умеренной степенью умственной отсталости (19 человек) и их семьи.

Для составления представления о семьях детей и изучения личности уча­щихся были использованы следующие методы:

1) анализ личных дел учащихся, дневников наблюдения, таблиц эмоцио­нально-личностного развития конкретных детей, медицинских сведений, карт индивидуального развития;

2) изучение продуктов деятельности (результаты детского творчества и учеб­ной деятельности);

3) беседы с учителями и воспитателями учащихся;

4) наблюдение за взаимоотношениями родителей и детей.

Предварительный сбор информации об особенностях учащихся и их семей позволил нам составить общую характеристику контингента испытуемых.

Дети первой группы в основном гиперактивные, легко возбудимые. Испы­туемые второй группы имеют проблемы в межличностном общении со сверст­никами. У некоторых учащихся отмечаются элементы агрессии, состояния аффективного возбуждения или, напротив, реакции замыкания, ухода в себя.

Семьи учащихся, участвующих в обследовании, характеризуются в основ­ном как проблемные. Около 2/3 общего числа семей материально нуждаются. Из 35 изучаемых семей: 5 — многодетные, 14— неполные (причем в одной родитель — отец), 1 — опекунская семья. Третья часть всех семей являются асо­циальными (злоупотребление алкоголем), с низким уровнем общей культуры. В основном в изучаемых семьях родители имеют среднее или среднее специ­альное образование и только 3 человека — высшее.

Особенности отношений родителей к ребенку и стиль их воспитания могут быть причиной нарушений в поведении и развитии ребенка. Изучение психо­логического климата семьи и родительских установок и позиций по отноше-ниюкдетям позволяет определить тип межличностных отношений, существу­ющий в семье между родителями и ребенком.

Для изучения типов межличностных отношений родителей к детям исполь­зовали тест-опросник родительского отношения к детям (ОРО) А. Я. Варги и В. В. Столина. Текст опросника состоит из 61 утверждения. Метод тестирова­ния проведен на основе письменного самоотчета родителей в специальных бланках для регистрации ответов.

202

Перед заполнением теста-опросника родителям давалась подробная инст­рукция о порядке и правилах работы (Приложение 1.7).



Анализ полученных в исследовании результатов (по опроснику А. Я. Варги и В. В. Столина) позволил нам выявить типы родительского отношения к де­тям, имеющим разную степень умственной отсталости. В первой группе ис­пытуемых преобладает авторитарная гиперсоциализация детей и отношение родителей к ребенку как к «маленькому неудачнику» (табл. 22).

Ребенок представляется неприспособленным, неуспешным, открытым для дурных влияний. Родители его либо эмоционально отвергают, либо начинают авторитарно следить за социальными достижениями ребенка и требовать от него успеха. Социально-желательное отношение родителей к своему ребенку выявлено только в одной семье.

Приведем пример авторитарно-родительского отношения к ребенку.

ПРИМЕР 6

Сережа Ч., 9 лет



Диагноз. Легкая степень умственной отсталости.

Семья полная, трое детей: 2 мальчика — 9 и 10 лет, и старшая дочь. Родители имеют среднее специальное образование. Мать — маляр-штукатур, отец — водитель автобу­са. Родители, стараясь обеспечить своих детей всем необходимым, много времени про­водят на работе. Желая оградить сына от неприятностей в жизни, родители строго сле­дят за ним. При этом они отмечают, что Сережа может их вывести из себя, часто ловят себя на враждебном отношении к нему и с нежностью вспоминают его маленьким. Роди­тели стыдятся проявления низких интеллектуальных способностей ребенка, жалеют его, считая его незрелым для данного возраста. Чтобы мальчик вырос приспособленным к жизни, по их мнению, следует держать его в жестких рамках.

Во второй группе детей также наиболее выражена авторитарность родите­лей по отношению к детям (37,1% случаев). Родители стараются навязать во всем ребенку свою волю. 21,1% опрошенных родителей досадуют на неуспеш­ность и неумелость ребенка и столько же родителей близки из-за этого к эмо­циональному отвержению своих детей. В трех семьях родители стремятся к симбиотическим отношениям к ребенку. Чрезмерная гиперопека вызвана тре­вогой за неумелого и неприспособленного к жизни ребенка (табл. 22).

Таблица 22



Типы родительского отношения к умственно отсталым детям,%

Типы отношений

Группа детей с ЛУО (п = 16)

Группа детей с УУО (п = 19)

Отвержение ребенка

18,7

21,1

Социально-желательный образ

6,3

5,1

Симбиоз с ребенком

6,3

15,6

Авторитарная гиперсоциализация

43,7

37,1

Инфантилизация ребенка

25,0

21,1

Приведем примерсемьи, где доминирует инфантилизация ребенка.

203


ПРИМЕР 7______________________________________________________________Яна Б., 10 лет

Диагноз. Умеренная умственная отсталость.

Семья полная. Родители с низким образовательным уровнем, отец — инвалид. Яна — поздний ребенок в семье. Это объясняет стремление оградить ребенка от травмирую­щих жизненных проблем. Мать часто «идет на поводу» у дочери, чрезмерно опекая ее в быту. Однако родители четко осознают неуспешность ребенка, считают, что другие дети потешаются над их незрелой дочерью. Испытывая досаду к ребенку из-за ее неумелос­ти, открытости для дурных влияний, несерьезности интересов и мыслей дочери, родите­ли не доверяют ей и строго контролируют все ее действия.

Итак, анализ выявленных типов родительского отношения к ребенку с ум­ственной отсталостью позволяет отметить некоторые особенности межличност­ных отношений в семье. Первая особенность заключается в том, что в исследуе­мых семьях, имеющих детей с нарушением интеллекта, доминирует авторитарная гиперсоциализация детей родителями. Жесткий контроль над поведением ре­бенка выявлен у 43,7% семей первой и 37,1% детей второй группы. Вторая осо­бенность характеризуется приписыванием родителями своему ребенку личной и социальной несостоятельности. В межличностных отношениях заметно стрем­ление инфантилизировать ребенка. Он представляется неприспособленным, неуспешным, открытым для дурных влияний. Часто родители испытывают к ребенку досаду, раздражение, не доверяют ему. Такое родительское отношение выявляет третью особенность в межличностных взаимоотношениях исследуе­мых нами семей. У 18,7% родителей первой группы и 21,1% — второй отмечает­ся эмоциональное отвержение своего ребенка как «маленького неудачника» в жизни, который не добьется успеха из-за низких способностей, небольшого ума, дурных наклонностей. В отличие от родителей детей с легкой степенью умствен­ной отсталости, у родителей детей с умеренной и тяжелой умственной отсталос­тью отмечается усиление симбиотических отношений с ребенком (15,6%).

Необходимо отметить, что рассматриваемые нами типы родительского от­ношения к детям в основном затрагивают связь «мать — ребенок», так как из 35 опрошенных родителей почти все (за исключением четырех) были матери.

Таким образом, с возрастанием степени отклонения в интеллектуальном не­доразвитии детей усложняется отношение родителей к таким детям. Родители идут по пути либо гиперопеки, либо эмоционального отвержения ребенка как «неудавшегося человека», либо инфантилизации или симбиоза с ребенком.



6.6. ВЛИЯНИЕ ВНУТРИСЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ

Отношение родителей к детям представляет собой систему разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ним, особенностей восприятия и понимания характера и личности

204

ребенка, его поступков. Диагностика психологического климата в семье и вза­имоотношений родителей с детьми позволяет выявить тип воспитания ребен­ка, а также дает возможность прогнозировать влияние тех или иных моделей воспитания на психическое и личностное развитие детей. Оценить, насколько благоприятна для ребенка существующая в семье система взаимоотношений родителей с ним, возможно при обращении к самому объекту воспитательных воздействий. Субъективное восприятие своей семьи ребенком позволяет вы­явить те взаимоотношения, которые вызывают тревогу у него, определить ме­сто и роль ребенка в семье. Изучению этого аспекта была посвящена данная часть исследования.



Для выявления субъективной характеристики взаимоотношений в семье, особенностей восприятия учащимися членов своей семьи и определения мес­та ребенка в ней нами был использован тест «Кинетический рисунок семьи» (КРС) Р. Бернса и С. Кауфмана. Тест КРС состоит из двух частей: рисование своей семьи и беседы после рисования.

Исследование проводили индивидуально с каждым ребенком, в спокойной обстановке. Проследив наличие у ребенка необходимого оборудования, иссле­дователь предлагал короткую инструкцию: «Пожалуйста, нарисуй свою семью так, чтобы все ее члены были чем-либо заняты». Во время рисования фикси­ровали последовательность рисования, высказывания ребенка, его мимику, же­сты. По законченному рисунку с ребенком проводили беседу по следующей схеме:

1) Кто нарисован на рисунке, что делает каждый член семьи?

2) Где работают и учатся члены семьи?

3) Как в семье распределяются домашние обязанности?

4) Каковы взаимоотношения ребенка с остальными членами семьи?

Анализ рисунков семьи детей (по тесту «Кинетический рисунок семьи» Р. Бернса и С. Кауфмана) проводили с учетом формальной и содержательной характеристики изображения. Интерпретацию рисунков осуществляли по пяти симптомокомплексам:

1) благоприятная семейная ситуация;

2) тревожность ребенка;

3) конфликтность в семье;

4) чувство неполноценности в семейной ситуации;

5) враждебность в семейной ситуации.

Исследование рисунков умственно отсталых детей показало преобладаю­щую конфликтность и тревожность в семейных отношениях. При анализе рисунков и по результатам беседы у 51,6% обследуемых детей выявляются кон­фликтность, тревожность и эмоционально неоднозначно окрашенные отноше­ния с членами их семей. Эти дети во многих случаях использовали штриховку при изображении «нелюбимых» членов семей, часто стирали и перерисовыва­ли их, забывали нарисовать какую-нибудь часть тела или лица, начинали изоб­ражать «недруга» в последнюю очередь, причем как можно дальше, в стороне от себя. Часто дети «отгораживаются» в своих рисунках от членов семьи, с ко-

205


торыми конфликтуют, мебелью, вещами или рисуют их в другом помещении. В таких ситуациях явно выступают отношения отдаленности, отчужденности детей от родителей. В обеих обследуемых группах общий процент таких детей превалирует над остальными: от 37,5 до 66,6%, причем увеличение процента конфликтности в семьях происходит параллельно с углублением интеллекту­альной недостаточности в развитии детей.

Проиллюстрируем это на примерах рисунков детей.

На рисунке Саши Ц. из первой группы изображена вся семья девочки, хотя мать с отцом находятся в разводе. Девочка рисует себя рядом с папой и сест­рой, держит их за руки. Маму Саша изображает в другой стороне рисунка и отделяет от себя, папы и сестры несуществующей собакой. Таким образом, по рисунку Саши определяется конфликтность девочки с матерью (рис. 32).

Показательным в наличии конфликтности в семье является и рисунок Але­ши Ш. из второй группы. На рисунке мальчика отсутствуют мать и отец. Себя Алеша изображает неадекватно большим, по сравнению со старшим братом (рис. 33).

Анализ рисунков детей и беседы с ними позволяют судить об осознании ребенком и оценивании своего одиночества в семье, об умении улавливать сим­патии и антипатии к себе со стороны членов семьи, оценивать психологичес­кий климат в семье. Так, 31,4% всех испытуемых учащихся в своих рисунках показали наличие тревожности в семейных межличностных отношениях.

В рисунках дети могут выразить то, что им трудно бывает высказать словами, то есть язык рисунка более открыто и искренне передает смысл изображенного, чем вербальный язык. Изображение на рисунке себя непропорционально ма­ленького, неподвижного или отсутствие «Образа „Я"» свидетельствует о пере­живании ребенком чувства неполноценности в семье, его депрессивности.

Общая деятельность всех членов семьи обычно характеризует хорошую, бла­гоприятную семейную ситуацию. Лишь 8,5% исследуемых детей в своих ри­сунках отображает такой характер взаимоотношений в семье. Большинство учащихся в общей деятельности соединяет лишь несколько членов семьи или вообще их автономизирует. По данным анализа рисунков, враждебность в се­мейных взаимоотношениях ни один ребенок не отмечает.

206


В полных семьях ребенок акцентирует внимание на членах семьи, редко изображая внешний мир предметов. Мир не обозначен как отчужденный, про­исходит взаимопроникновение мира семьи и внешнего мира, семья входит в него как элемент всей системы. Это не просто внешний мир, «мир вне нас», но и «мир с нами», «мир для нас».

Проведенное исследование показало своеобразие рисунков детей из непол­ных семей.

Дети из неполной семьи стремятся заполнить поле рисунка, тем самым за­полняя вакуум в своем семейном окружении. Дополнительные элементы при­сутствуют почти всегда, при этом они несут более абстрактный характер. Про­исходит разделение внутреннего мира семьи и внешнего, «другого» мира, который далек и отчужден. Проявляющаяся тенденция к дистантности, изо­ляции может быть основой формирования проблем взаимоотношений во взрос­лом мире.

Анализ исследования рисунков семьи свидетельствует о том, что в большин­стве семей (83%) характер взаимоотношений вызывает у детей тревожность и конфликтность с членами семьи. Родители не способны справляться с возраст­ными проблемами психического и личностного развития детей. Они настой­чиво стремятся «создать» идеальный образ ребенка, проявляя при этом излиш­нюю требовательность и нетерпимость, завышенный уровень притязаний в отношении возможностей детей. В семьях отмечается родительская и, что осо­бенно страшно, материнская грубость, командный, агрессивный стиль взаи­моотношений с собственными детьми.

Таким образом, причины нарушений в поведении и развитии обследуемых нами детей во многом определены особенностями отношений к ребенку в се­мье и стилю их воспитания. Главная функция семьи заключается в том, чтобы

207

в социальной адаптации умственно отсталого ребенка исходить из его возмож­ностей. Родители такого ребенка должны научиться регулировать степень пси­хологической нагрузки, которая не должна превышать его возможностей. Незнание или нежелание родителей знать основные закономерности психи­ческого развития своих детей приводит к нарушению социализации, диском­форту психического состояния ребенка, пагубно влияет на его эмоционально-личностное развитие.



6.7. ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В СЕМЬЯХ, ИМЕЮЩИХ ВЗРОСЛЫХ ДЕТЕЙ С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ

Взаимоотношения в семьях, отягощенных проблемами умственно отстало­го ребенка, становятся неоднозначными, сложными, в них появляются нега­тивные стороны, обусловленные главной проблемой — больным ребенком. Эти взаимоотношения существенно изменяются в процессе взросления ребенка с умственной отсталостью. Для изучения их особенностей были проведены ис­следования в семьях, воспитывающих взрослых детей с болезнью Дауна. Они проведены под руководством профессора Д. Н. Исаева выпускницей Инсти­тута специальной педагогики и психологии Т. А. Устимовой, педагогом-дефек-тологом и матерью собственного взрослого ребенка, страдающего этим забо­леванием.

Проведенное в настоящей работе обследование семей, воспитывающих взрослых детей с синдромом Дауна, выявило, что лишь пятая часть детей посе­щала образовательные учреждения, обучаясь в специальных (коррекционных) школах для детей с нарушениями интеллекта. Оставшиеся 80% не учились во­обще не потому, что не в состоянии были овладеть специальной программой обучения. Этим детям «не повезло» с диагнозом, они получили клеймо «не-обучаемых».

Для изучения психологических особенностей и взаимоотношений между родителями и детьми, в рамках поставленной цели были проведены исследо­вания в двух группах: основной и контрольной, в количестве 20 семей каждая.

Основная группа была представлена семьями, воспитывающими взрослых детей (от 18 до 23 лет) с болезнью Дауна. Место проживания семей — разные районы Санкт-Петербурга. Из общего числа семей 19 — полные, и в одной се­мье дочь воспитывает только мать, поскольку отец оставил семью сразу после рождения больного ребенка. То есть, всего родителей — 39 человек. В 12 семь­ях больной ребенок — единственный, в 12 воспитываются два ребенка и в 2 се­мьях — трое детей, причем в последних двух случаях больной ребенок — млад­ший. Среди детей мальчиков — 13, девочек — 7.

В свое время только 9 детей в разном возрасте и с разной продолжительно­стью (1,5—2,5 года) посещали детские дошкольные учреждения, в частности,

208

специализированные детские сады. В отдельных случаях пребывание ребенка в детском саду ограничивалось несколькими месяцами.



Среди родителей высшее образование имеют 13 мужчин и 9 женщин, сред­нее специальное — 4 мужчин и 11 женщин, среднее — 2 мужчин. По своему социальному статусу рабочими являются 6 мужчин, служащими — 13 мужчин и 8 женщин, неработающими — 12 женщин, из них только 1 пенсионерка, а остальные — домохозяйки трудоспособного непенсионного возраста. 11 муж­чин и 7 женщин являются работающими пенсионерами.

Возраст родителей больных детей составляет от 38 до 65 лет; 4 детей роди­лось у родителей, когда им было 20-25 лет, 7 детей родились у родителей, воз­раст которых составил 26—36 лет и 9 детей родились в семьях, возраст родите­лей которых превысил 36 лет.

Контрольная группа была представлена 20 семьями, имеющими здоровых детей, возраст которых составляет 16—18 лет, из них 11 юношей и 9 девушек, то есть это дети, заканчивающие общеобразовательные учреждения. Перед их родителями стоят схожие с основной группой проблемы ближайшего будуще­го устройства своих детей. Все семьи полные, в 8 семьях воспитывается один ребенок, в 12 — двое детей.

Среди родителей высшее образование имеют 16 мужчин и 12 женщин, а сред­нее специальное — 4 мужчин и 8 женщин. Все родители — мужчины данной группы работают, причем 18 человек из них являются служащими и только 2 — рабочими. Среди женщин — 15 служащих, 4 рабочих и 1 мама — неработаю­щая (домохозяйка).

В качестве инструментальных средств исследований были использованы личные наблюдения и набор психологических тестов.

В ходе наблюдений, которые проводились длительное время, причем в 13 се­мьях — в течение нескольких лет, делались попытки обобщить и классифици­ровать сложную гамму взаимоотношений в обследуемых семьях. При этом многие нюансы пришлось либо просто не учитывать, либо «огрублять». Выяв­ленные в результате такой классификации семейные отношения представле­ны ниже.

Основными видами отношений между родителями являются: отношения партнерства (45%); доминирования (28%); дружеские отношения (27%).

Отношения между родителями и детьми в основном определены как: опе­кунские (42%); дружеско-покровительские (41%); покровительские (17%).

Выделенные группы и виды отношений характеризуют в конечном итоге семью, определяют ее тип, доминирующий в ней стиль воспитания.

Очень благоприятны для детей дружеские, партнерские отношения между супругами. Психологический климат в таких семьях (а их большинство — 73%) благотворно влияет на весь уклад семейной жизни.

Наличие больного ребенка в семье обязывает родителей проявлять взаим­ную заботу, оказывать друг другу помощь, «прятать» отрицательные эмоции или отодвигать их на второй план.

Деструктивные отношения между родителями в рассматриваемых семьях (27%) имеют место в связи с позицией доминирования, занимаемой, как пра­вило, отцом. При деструктивных отношениях нет взаимопонимания между

209

членами семьи, их жизнь становится излишне автономной, отсутствует эмо­циональная привязанность и солидарность. При этом основная роль отца, по его мнению, сводится к материальному обеспечению семьи, все остальное дол­жно быть подчинено этому.



Как же обстоит дело в обследуемых семьях? В результате изучения на осно­ве наблюдений было выявлено два основных типа воспитания: гармоничный и деструктивный.

ПРИМЕР 8

Гармоничное, гуманное воспитание

Семья состоит из трех человек — отец, мать и ребенок-инвалид с болезнью Дауна, 1 8 лет. Средний возраст родителей — 40 лет, образование у обоих родителей высшее, по профессии мама — педагог, папа — кандидат технических наук. Межличностные отно­шения между супругами основываются на взаимопонимании и доверии. Основными прин­ципами воспитания в семье являются доброжелательность, ответственность и взаимопо­мощь. Стиль и фон семейной жизни создает положительное впечатление. Социальный статус как матери, так и отца не носит ярко выраженного лидерского положения, отно­шения скорее можно назвать паритетными. В воспитании ребенка оба родителя прини­мают участие в равной мере, при этом в наличии — желание воспитывать и развивать ребенка всеми доступными способами. Организация жизни семьи, хозяйственно-быто­вое обеспечение и проведение досуга — все это решается сообща, учитывается мнение каждого члена семьи, в том числе и ребенка. Воспитательный климат семьи таков, что совершенно очевидно наличие педагогической системы: родители в полной мере осоз­нают задачи, стоящие перед ними, и разумно используют методы поощрения и принуж­дения в воспитании. Уровень педагогической культуры родителей, их подготовленность по многим вопросам развития и воспитания можно назвать достаточными. Родители тонко чувствуют и хорошо знают особенности своего ребенка, поэтому вполне адекватно оце­нивают его поведение. Участие отца и матери в реализации требований можно назвать конструктивным, организационным и коммуникативным.

ПРИМЕР 9

Несбалансированное воспитание

Тип воспитания в этой семье можно назвать жестким со стороны отца и слишком мягким со стороны матери. Семья состоит из трех человек — отец, мать и дочь с синдромом Дауна, 20 лет. Образование у отца высшее (инженер), у матери — среднее специаль­ное (наладчица). Возраст родителей в среднем 55 лет. Межличностные отношения ро­дителей основаны на непонимании друг друга, как по основным вопросам жизни, так и по второстепенным, в мелочах. Понимание ребенка родителями очень различно. Ос­новные принципы семейных отношений сформулировать непросто: если со стороны матери наблюдается мягкое, понимающее и внимательное отношение к ребенку, то со стороны отца — жесткое, практично-рациональное. В то время как мать относится от­ветственно к ребенку и строит свои отношения на взаимном доверии с дочерью, отец чаще бывает подозрительным и не старается вникнуть в нужды ребенка, понять и по­мочь. В целом стиль и фон семейной жизни носит отрицательный характер. Причиной семейных переживаний, обусловленных своеобразным характером отношений как ро­дителей между собой, так и по отношению к ребенку, являются разногласия и противо­речия в вопросах уклада и воспитания в семье. Социальный статус отца незыблем — он в семье главный, хотя степень участия в воспитательном процессе с его стороны незна­чительна, у него отсутствует само желание воспитывать ребенка, что, как считает отец, прерогатива матери, которая занимается и воспитанием, и хозяйственно-бытовыми про­блемами семьи, несмотря на то, что она работает и вне дома. По участию в организа­ции жизни семьи и проведению досуга каждый из родителей вкладывает свои понятия — отец должен зарабатывать деньги, а мать (жена) должна делать все остальное, в том числе воспитывать, развивать, лечить и учить ребенка.

210


Воспитательный климат семьи можно назвать неблагополучным, так как отсутствует ка­кая-либо педагогическая система (в ее строгом понимании). Задачи семейного воспи­тания, способы и методы их реализации каждый из родителей понимает по-своему. Уро­вень педагогической культуры, подготовленность родителей к воспитанию ребенка можно считать невысокими: имеют место и отсутствие знаний об особенностях ребенка, и не­адекватность оценки его поведения — мать завышает возможности ребенка, а отец — занижает. Последнее, кстати говоря, еще раз подтверждает слишком малое его участие в воспитательном процессе и, как следствие, компенсацию матерью этой недостачи из­лишней жалостью и гиперопекой. Из исследования этой семьи видно, что воспитатель­ный процесс и психологический климат семьи носит неорганизованный, некоммуника­тивный и деструктивный характер. В конечном итоге это сказывается как на личностном развитии, так и на формировании навыков приспособления к жизни их дочери.

Наблюдения показывают, что отношения между родителями и детьми ос­новной группы в большинстве случаев являются отношениями опеки и покро­вительства (59%), а в остальных случаях — дружеско-покровительскими(41%). Это естественное, казалось бы, родительское чувство в данном случае отража­ет специфику семейных отношений «взрослый—больной ребенок» и, по мнению родителей, требует чрезмерной заботы и контроля. Объективно с этими роди­телями можно согласиться, однако часто при этом происходит подмена поня­тий. Спектр нарушенных представлений о правильном воспитании широк. Так, например, забота о ребенке порой превращается в элементарное «все сделать самому», когда речь идет о его самообслуживании. При организации хозяй­ственно-бытовых работ, домашних дел или досуга эти родители часто считают правильным не привлекать ребенка, в виду его «неспособности».

Корни излишней опекаемости ребенка со стороны родителей, именно ре­бенка с болезнью Дауна, кроются в неправильном информировании родите­лей с самого его рождения: здесь и ожидающие их перспективы, и сложности воспитания, и проблемы лечения и т. п. Информирование, как правило, осу­ществляется людьми, не являющимися специалистами в данной области — врачами родильных домов, невропатологами и др., а следовательно, родители получают неверную информацию, которая накладывает на них тяжелый отпе­чаток безрадостного будущего. Кроме того, родители в большинстве случаев ищут ответы на интересующие их вопросы в справочниках и другой специаль­ной литературе, но, увы, чаще всего полного и исчерпывающего ответа им найти не удается. В основном информация этих источников лишь усугубляет и без того угнетенное психологическое состояние родителей, поскольку основной рефрен всех этих источников — внешние признаки: эти дети необучаемы, под­вержены сопутствующим, часто неизлечимым, заболеваниям, долго не живут, воспитываются в основном в интернатах. До 90% родителей именно с такой информацией выписываются из роддома, вступают на нелегкий, полный не­изведанных и мучительных переживаний путь.

Родителям необходим иной вид помощи, иная, во многом противополож­ная информация о том, что эти дети ласковые, добрые, общительные, любят музыку, в достаточной мере поддаются социальной адаптации, способны ов­ладевать теми или иными видами хозяйственно-бытового труда. Иными сло­вами, такие дети могут быть неплохо адаптированы к жизни. Подтверждением этому может послужить пример, приведенный А. Р. Маллером (1996).

211

Елена Ю., 21 год



, ,пс.п' rtottiun в чмы И ОЬЩЕСТВЕ

ПРИМЕР 10______________________________________________________

Диагноз. Умственная отсталость, синдром Дауна, косноязычие, инвалид детства второй группы. Девушка училась 4 года в специальной школе Москвы (до этого находилась в школе-интернате, откуда ее исключили как необучаемую). В школе Лена научилась счи­тать в пределах 1 00, решать задачи в один вопрос, читать, переписывать с книги и дос­ки, писать несложные диктанты. Она овладела навыками производительного труда, на­училась хозяйственно-бытовой деятельности.

По окончании школы Лена пошла работать в спеццех. В бригаде она выполняла различ­ные картонажные операции. Девушка могла отчитаться о проделанном, рассказать о назначении готовой продукции. Через год за хорошие показатели в работе ее переве­ли в основной цех картонажной фабрики. Она влилась в производственный коллектив, подружилась с членами бригады. На производстве ее характеризовали положительно. Лена часто посещает школу, интересуется жизнью бывших одноклассников, рассказы­вает о работе на фабрике.

Родители уделяют ей большое внимание. Мать и отец часто бывают с дочерью в кино, поддерживают ее увлечение грампластинками. Лена коллекционирует открытки кино­артистов, знает их фамилии, в каких фильмах они снимались. У девушки развиты опре­деленные хозяйственно-бытовые навыки. Она может убрать квартиру, помыть посуду, постирать, сходить в магазин. На работу из отдаленного района ездит самостоятельно.

В данном случае потенциальные возможности ребенка были раскрыты в результате правильно построенных родительско-детских отношений и, что осо­бенно важно, без отрыва от семьи.

Там, где родители считают ребенка равноправным членом семьи и относят­ся к нему с пониманием, как к партнеру, налицо дружеско-покровительские отношения. Дети из этих семей оказались более адаптированы к жизни: учатся или закончили школу, занимаются спортом, принимают участие в соревнова­ниях (Special Olimpic), посещают бассейн и различные кружки.

Таким образом, исследование внутрисемейных отношений, проведенное методом наблюдений, показало, что межсупружеские отношения в большин­стве своем в данной группе обследуемых хорошие и стабильные, а родительс-ко-детские отношения несут на себе отпечаток сверхопеки.

Психологические исследования семейных взаимоотношений осуществля­лись с использованием методики «Pari», позволившей получить дополнитель­ную информацию об особенностях семейного воспитания. Ее применение по­зволило выявить различия в оценках родителей основной и контрольной групп, касающихся эмоционального контакта и дистанции с ребенком, концентра­ции на ребенке и отношения к семейной роли.

Результаты проведенного исследования показывают, что установки и реак­ции родителей этих групп различаются по целому ряду признаков.

Так, признаки, относящиеся к оценке излишней эмоциональной дистан­ции родителей с ребенком (раздражительность, излишняя строгость, уклоне­ние от контакта) для основной группы имеют меньшие значения, чем в конт­рольной. Родители последней испытывают большее раздражение и более строги к своим детям, нежели родители основной группы (рис. 34). Это можно объяс­нить тем, что родители здоровых детей считают строгое воспитание более эф­фективным в условиях возможного формирования у повзрослевшего ребенка дурных наклонностей, которые необходимо переломить. Проявления излиш-

212


ней уместной и неуместной самостоятельности их ребенка вызывают у них раз­дражительность.

Группа признаков, относящаяся к излишней концентрации на ребенке (рис. 35): чрезмерная забота, подавление воли, опасение обидеть, исключение внесемейных влияний, подавление агрессивности, подавление сексуальности, чрезвычайное вмешательство в мир ребенка, ускорение развития ребенка, — имеют различия в признаках чрезмерной заботы, вмешательства в мир ребен­ка и его ускоренное развитие, с преобладанием их значений в основной груп­пе. Чрезмерная забота родителей основной группы легко объясняется тем, что больной ребенок требует больше внимания, он более зависим от родителей. Выраженность этого признака, в свою очередь, приводит к тому, что родители стремятся все знать о ребенке, стремятся ограждать его от жизненных сложно­стей и забот.

Необходимость каждодневной заботы о ребенке и преодоления связанных с этим многочисленных трудностей, их большая тяжесть, чем у родителей кон­трольной группы, обусловливает и стремление ускорить развитие своего боль­ного ребенка.



213


Меньшая выраженность признаков: подавление воли, агрессивности и сек­суальности в основной группе может быть объяснена тем, что дети с синдро­мом Дауна не отличаются ярко выраженной агрессивностью и сексуальнос­тью, а их волевые устремления не выходят за рамки семьи, дома. Поэтому вполне объяснимо, что у родителей нет необходимости оказывать особое воз­действие на эти качества детей.

Отношения супругов в семье оцениваются через признаки: зависимость от семьи, ощущение самопожертвования, семейные конфликты, сверхавто­ритет родителей, неудовлетворенность ролью хозяйки, безучастность мужа, доминирование матери и несамостоятельность матери. Признаки самопожер­твования, сверхавторитета родителей и несамостоятельность матери в основ­ной группе имеют большие значения, чем в контрольной (рис. 36). Необхо­димость высокого самопожертвования родителей основной группы диктуется самой жизнью — свой выбор они сделали еще при рождении ребенка, не сдав его государству, тем самым обрекая себя в значительной степени на самоот­речение, на неизбежные моральные и материальные издержки. Родители, чьи дети лишены полноценного общения с окружающим миром, невольно ста­новятся для них единственным авторитетом, при этом соответствующим об­разом формируются и взгляды родителей. Несамостоятельность матери, при­нявшей роль мученицы, вынужденной, с одной стороны, жертвовать всем во имя ребенка, а с другой — неспособной пожертвовать собой без поддержки со стороны, например супруга, определяет и высокую оценку признака «не­самостоятельность матери». Мать оставляет работу, во всем зависит от мужа, который в большинстве случаев является материальной опорой семьи, у нее не складываются отношения с родственниками, которые не понимают и не разделяют ее трудностей.



214


Степень согласованности оценок, даваемых родителями в основной груп­пе, достаточно высока, о чем свидетельствует коэффициент их корреляции = 0,85). Это подтверждается наблюдениями за их взаимоотношениями, яв­ляющимися достаточно хорошими и стабильными.

Приведенные результаты свидетельствуют о том, что взгляды родителей исследуемых групп на межсупружеские отношения и отношения с детьми име­ют различия почти в половине признаков. Так, в семьях основной группы, вос­питывающих больных детей (рис. 36), таблица значения признаков, характе­ризующих стремление родителей к авторитарности в воспитании, имеют более низкие оценки. Значения признаков, отражающих их стремление к родитель­ской опеке, напротив, имеют более высокие значения. Такие отличия характе­ризуют родителей основной группы как заботливых и понимающих трудности своего больного ребенка, придерживающихся мягкого стиля общения с ним. Подобная позиция этих родителей говорит о том, что наличие в семье больно­го ребенка формирует их отношения, проявляющиеся в более мягком домини­ровании, сдержанности, умеренной строгости, терпимости. Учитывая тот факт, что наше общество в целом ориентировано на игнорирование проблем инва­лидов, родители, надеясь больше на себя, подсознательно стараются оградить своего ребенка от трудностей. Учитывая психофизические возможности под­ростка, родители к тому же и минимизируют диктат в воспитании.

Таким образом, основными проблемами взаимоотношений в семье, имею­щей взрослого умственно отсталого ребенка, являются:

□ воспитание, сопровождающееся чувством обременительности родитель­ских обязанностей;

□ заниженный уровень требовательности к ребенку, часто связанный с не­знанием его потенциальных возможностей;

□ вынужденная авторитарность воспитания, обусловленная ограниченны­ми способностями и недостаточным общением ребенка;

□ вынужденная жертвенность матери и ее постоянная потребность в опо-

ре;


П постоянная сдержанность в проявлении переживаний из-за своих нере­ализованных полностью родительских возможностей.

Превалирующим видом родительско-детских отношений в такой семье яв­ляются отношения опеки и покровительства.

215

Личностные особенности матерей, воспитывающих детей с умственной отсталостью




Каталог: files -> oogo -> File
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ.) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»
File -> Е. А. Игры с аутичным ребенком. Установление контакта, способы взаимодействия, развитие речи, психотерапия. М.: Теревинф, 2004. 136 с. Книга
File -> Внутренняя позиция матери ребенка раннего возраста с синдромом дауна


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   36


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница