Шипицына Л. М. ; «Необучаемый» ребенок в семье и


ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ КАЧЕСТВ МАТЕРЕЙ МЕТОДОМ БЕСЕДЫ



страница19/36
Дата11.05.2016
Размер6.23 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   36

7.4. ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ КАЧЕСТВ МАТЕРЕЙ МЕТОДОМ БЕСЕДЫ

Психологическая беседа с участниками исследования имела основными целями следующие:

1) установление взаимоотношений сотрудничества и положительного при­нятия, так как необходимым условием являлось добровольное согласие в исследовании и доверие, а также активность и адекватное отношение к собственным проблемам;

2) изучение психологического самочувствия женщины;

3) выявление особенностей оценивания жизненной ситуации.

Структура беседы предполагала наличие следующих блоков: 1) семья, 2) про­фессиональная деятельность, 3) личностные характеристики женщины, 4) вос­питание, обучение и лечение ребенка.

В беседе выявляли особенности социальной ситуации, возникающей вок­руг семьи, обсуждали возможности профессиональной и творческой самореа­лизации, анализировали личностные особенности матери, исследовали вос­приятие ею своего «особого» ребенка.

Выяснению подлежали следующие аспекты:

□ проблемы, в которые погружены родители ребенка с нарушением пси­хического развития;

□ адекватность оценки состояния ребенка;

□ готовность к сотрудничеству в процессе коррекционной работы;

□ продуктивность использования психолого-педагогических и медицинс­ких рекомендаций;

О восприятие будущего для ребенка;

О особенности роли матери в семье и социуме;

□ позиция семьи в обществе;

□ ожидание помощи и ее направленность;

□ отношение женщины к профессиональной деятельности;

□ реализация творческого потенциала;

□ личностные особенности матери, состояние ее здоровья;

□ отношение к религии;

□ ожидание психологической помощи и поддержки со стороны специалистов.

Все обследуемые женщины считают свою семью необычной, «особой», от­даленной от обыденных проблем. Отмечают, что с рождением ребенка жизнь их полностью изменилась. Круг друзей сократился, остались те, кто «-прини­мает» их и понимает проблемы семьи. Большая часть матерей говорит об ухуд­шении взаимоотношений в семье после рождения ребенка. Часть, наоборот, отметила улучшение отношений. Однако все считают, что родственники не понимают ребенка так, как понимает его мать, вследствие чего ребенок часто становится причиной разногласий.

227

Матери детей-инвалидов считают, что они недостаточно оценены обще­ством, которое равнодушно к ним и их детям. От государства ожидают помо­щи в виде повышения пенсии и расширения льгот.



Признавая значимость роли матери, отмечают неудовлетворенность своим положением. В семьях, где есть второй — здоровый — ребенок, ожидания в отношении него явно завышены.

Находясь с ребенком в общественных местах, женщины отмечают, что ощу­щают постоянное напряжение и тревогу, так как ожидают осуждения его пове­дения и внешнего вида окружающими. Считают, что они сами адекватно воспринимают состояние своего ребенка, не отрицают необходимость сотруд­ничества с педагогами и медицинским персоналом, хотя при этом отмечают, что педагоги и врачи не всегда понимают их ребенка, а иногда недооценивают его возможности. Отмечают свою пассивность в ряде случаев и мотивируют это усталостью, раздражением либо устоявшейся позицией в отношении средств воспитательного воздействия. При лечении ребенка стараются соблю­дать полученные от специалистов рекомендации. Однако многие пытались лечить детей с помощью средств нетрадиционной медицины.

Мысли о будущем стараются отгонять, так как не ждут от него ничего хоро­шего. В своих мечтах видят ребенка здоровым.

О профессиональной деятельности рассуждают неохотно, считая, что для женщины это неважно, хотя 55% матерей работает; 40% из них поменяли ра­боту после рождения ребенка, найдя место с ухудшением условий и более низ­ким статусом, но более удобным графиком.

Большая часть женщин говорит о самореализации в различных видах руч­ного женского труда — шитье, вязание, вышивка.

Многие считают себя верующими.

Во время беседы наблюдалась заинтересованность в работе с психологом, особенно среди женщин, посещающих психотерапевтические занятия при клу­бах для родителей. В начале беседы в ряде случаев прослеживались оборони­тельные реакции в форме эмоционально-экспрессивной речи, тревожности, аудиально-дигитальноготипа восприятия информации. Женщины сенситив­ны, впечатлительны. Для них характерны такие реакции, как слезливость, по­вышенная возбудимость. Отмечается склонность к формированию сверхцен­ных идей, заинтересованность в определенной тематике беседы.

Таким образом, в ходе беседы с матерями, имеющими умственно отсталых детей, было выявлено следующее:

□ семья, воспитывающая ребенка с нарушением психического развития, ощущает свою изолированность и необычность;

П круг общения ограничен близкими по ценностным ориентациям людьми;

□ рождение ребенка вызывает в ряде случаев ухудшение взаимоотношений в семье;

П1 ребенок часто становится причиной разногласий между членами семьи, особенно с супругом;

□ женщина не испытывает удовлетворения от роли матери «особого» ре­бенка;

228

□ действия и эмоциональные реакции матери по отношению к умственно отсталому ребенку не всегда адекватны;



□ общим для всех является негативный эмоциональный знак восприятия временных планов;

П от обществ матерей детей-инвалидов ожидают большего участия и со­чувствия;

□ к профессиональной деятельности относятся равнодушно;

□ отмечается амбивалентное отношение к своему положению и ребенку;

□ все матери отметили необходимость помощи со стороны специалистов на более ранних этапах воспитания ребенка;

□ все матери заинтересованы в работе с психологом, что, вероятно, связа­но с дефицитом общения, изолированностью родителей и желанием из­менить ситуацию к лучшему;

П интерес к информации о том, как обучать ребенка, как справляться с трудностями его поведения.

7.5. ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ КАЧЕСТВ МАТЕРЕЙ БИОГРАФИЧЕСКИМ МЕТОДОМ

В исследовательских целях биографический метод («психологическая ав­тобиография») применяется довольно редко. Нами была предпринята попыт­ка разработки метода, сохраняющего достоинства индивидуально-ориентиро­ванного психологического анамнеза и в то же время позволяющего обобщить результаты исследования значительного числа испытуемых и вывести группо­вые закономерности.

Для получения сведений о переживаниях, связанных с наиболее значимы­ми сферами жизни, предлагалось перечислять важнейшие, с точки зрения ис­пытуемого, события прошедшей и будущей жизни. Количество событий не ограничивалось. Необходимо было дать количественную оценку каждому со­бытию и указать его примерную дату.

Как правило, сбор психологического анамнеза предшествует любому пси­ходиагностическому исследованию. При этом он обычно носит характер сво­бодной беседы либо полуструктурированного интервью и позволяет ориенти­роваться в жизни испытуемого.

Методика позволяет проводить ее как при групповых, так и при индивиду­альных обследованиях. В данном случае применялся индивидуальный подход.

«Психологическая автобиография» принадлежит к числу ситуационных пси­ходиагностических методик и направлена на выявление адаптационных воз­можностей личности (Приложение 1.8).

Для изучения психологических особенностей матерей в рамках поставлен­ной цели были проведены исследования в двух группах — основной и конт­рольной, по 20 матерей в каждой.

229


Основная группа была представлена матерями, воспитывающими взрослых детей-инвалидов. Это дети, имеющие глубокое нарушение интеллекта. Очень часто интеллектуальное нарушение сопровождалось детским церебральным параличом, нарушением зрения, гидроцефалией. Из 20 семей 10 — полные, а 10 матерей воспитывают ребенка без отца. В 11 семьях больной ребенок — единственный, и в 9 воспитываются двое детей. Возраст матерей от 32 до 66 лет, возраст детей от 14 до 26 лет.

Контрольная группа была представлена 20 семьями, имеющими здоровых детей. Из 20 семей 14 — полные и 6 — неполные. В 8 семьях воспитывается двое детей, и 12 семей имеют одного ребенка. Возраст матерей от 27 до 59 лет, возраст детей от 14 до 34 лет.

Полученные с помощью метода «психологической автобиографии» резуль­таты подвергались количественному и качественному анализу. Проведя срав­нительный анализ результатов по основной и контрольной группам, можно говорить о некоторых особенностях, свойственных матерям, воспитывающих ребенка-инвалида.

В среднем показатель продуктивности воспроизведения образов жизнен­ного пути основной и контрольной группы по методике «Психологическая ав­тобиография» расходится в незначительной степени, но заметна разница в оп­ределении будущего. У матерей, воспитывающих здорового ребенка, события в будущем связаны с ребенком, с продолжением рода, тогда как у матерей, вос­питывающих ребенка с нарушением интеллекта, будущие события связыва­ются в основном со здоровьем ребенка. Также выявлена заметная разница во временной перспективе. Матери, воспитывающие ребенка-инвалида, практи­чески не отмечали событий, уходящих в далекое будущее, ограничиваясь со­бытиями, которые должны произойти в близком (примерно в течение года) будущем. Наибольшая тревога отмечается в семьях, где воспитывается один ребенок. В то время как матери здоровых детей загадывают далеко вперед (при­мерно на 5—7 лет), матери детей с нарушением интеллекта живут сегодняш­ним днем.

События прошлого не имеют такого расхождения. Все матери выделяют ряд событий, которые встречаются как в основной, так и в контрольной группе. К таким событиям можно отнести замужество, рождение ребенка. Многие ма­тери связывают грустные события со смертью родственников. В основной груп­пе матери выделяют в среднем меньше событий по сравнению с контрольной группой. С учетом пола ребенка видно, что матери, воспитывающие сына-ин­валида, выделяют в среднем 10 событий, а воспитывающие здорового сына — 14. Различия же у матерей, воспитывающих дочь, незначительные: у матерей основной группы — 11, а у матерей контрольной группы — 10. В основной груп­пе можно отметить совпадения с показателями контрольной группы в количе­стве событий в тех семьях; где воспитывается не один ребенок. Матери связы­вают будущие события со здоровьем больного ребенка, но в то же время у них есть надежда на продолжение рода.

В контрольной группе матери выделяют больше радостных прошлых собы­тий, но различие не очень значительное. В контрольной группе практически все матери (18 из 20) выделили как одно из значимых радостных событий по-

230

ступление ребенка в школу и учебу его в школе. В основной группе такого со­бытия матери практически не выделяли (только 3 детей посещали когда-то школу).



В результате обработки методики «Психологическая автобиография» выде­ленные испытуемыми события распределялись по видам и типам. Если посмот­реть на распределение событий по типам, то прослеживается некоторая зако­номерность. В контрольной группе матери выделили больше событий, чем в основной, по первому, «биологическому» и второму, «личностно-психологи-ческому» типу. В контрольной группе выявлена заметная разница в общем ко­личестве событий, выделяемых матерями, воспитывающими сына и воспиты­вающими дочь. В основной группе такой разницы не отмечено. Если учитывать пол воспитываемого ребенка, то можно отметить заметную разницу в основ­ной группе. Матери, воспитывающие сына-инвалида, выделяют больше со­бытий, относящихся к биологическому типу, а матери, воспитывающие дочь-инвалида, наоборот, больше событий относят к личностно-психологическому типу, чем к биологическому.

При проведении качественного анализа учитывалось распределение собы­тий по 12 видам. Наибольшее количество событий обследуемые относили к

4 видам: брак, дети, «Я», и работа. Не отмечено событий по виду «материаль­ное положение». Матери, воспитывающие ребенка-инвалида, также не вы­делили ни одного события по виду «природа». Значительное расхождение в среднем показателе наблюдается по видам «родительская семья» и «дети» со­ответственно. По остальным видам событий показатели основной и конт­рольной групп очень схожи.

В большинстве случаев события, выделенные матерями, можно отнести к сильным. Сильными в данной методике считаются события, если оценка их разными испытуемыми одинакова. Например, такое событие, как рожде­ние ребенка, всеми матерями, независимо от группы, было оценено на 4—

5 баллов.

Все выделенные расхождения могут свидетельствовать о том, что воспита­ние в семье ребенка-инвалида накладывает отпечаток на восприятие этой жиз­ненной ситуации матерями. Так как ситуация во всех семьях основной группы примерно одинакова, то расхождения внутри этой группы можно отнести к особенностям личности матерей. Некоторые матери, воспитывающие ребен­ка-инвалида, не отмечают в прошлом грустных событий. Они как бы не заме­чают болезнь ребенка.

В основной группе был 1 человек, который не выделил ни одного радостно­го события, ни в прошлом, ни в будущем. Также 2 матери в прошлом выделили больше грустных событий. У одной из них и в будущем больше грустных собы­тий. 3 матери выделяют одинаковое количество грустных и радостных собы­тий в прошлом. В будущем же эти матери или вообще не выделяют событий или количество радостных событий превышает количество грустных. В основ­ном же группа выделила больше радостных событий, чем грустных, как в про­шлом, так и в будущем. Максимальный временной интервал в прошлом — это рождение самой матери (3 человека). Трое обследуемых начали свою автобио­графию с момента замужества или встречи с будущим мужем. Также три мате-

231


ри начальным событием считают рождение ребенка, 35% матерей первым со­бытием считают окончание школы или поступление в институт (техникум, учи­лище). Две матери связали все события с последними двумя годами жизни.

При распределении событий по видам и типам также заметна разница внутри основной группы. Только 20% матерей выделяют события третьего типа — «из­менение физической среды». 30% матерей наибольшее количество событий относят к здоровью ребенка и всех членов семьи, то есть они выделяют наи­большее число событий, которые можно отнести к «биологическому» типу. 50% матерей выделяют наибольшее количество событий, которые можно от­нести к «личностно-психологическому» типу. 2 матери отнесли наибольшее число событий к типу «изменение социальной среды».

В распределении событий по видам заметной разницы внутри основной группы не отмечалось. Наибольшее количество событий матери относят к браку и семье, ребенку, осознанию «Я» и работе. Работа всеми матерями оценивает­ся как радостное событие и на «—5» матери оценивают потерю работы. Свадь­ба также оценивается как радостное событие, но некоторые матери радостным событием в их жизни считают и развод. Большое количество событий связы­вается с ребенком. Рождение ребенка всеми матерями было оценено как радо­стное. Потом грустным матери считают не события, связанные с ребенком, а события, связанные с взаимодействием с окружающими людьми. Многие ма­тери проявили агрессивные тенденции в отношении врачей, связывая это с тем, что им не сообщали диагноз ребенка, ничем не помогали. События, связанные с общением с окружающими, многие матери оценивают как грустные, объяс­няя это непониманием со стороны окружающих.

Там, где ребенок посещал школу, матери считают грустным событием окон­чание школы. Объясняют они это тем, что после окончания школы их ребенка ждет неизвестность, которая пугает матерей. Все матери тяжело переживают события, связанные с трудоустройством ребенка (в случае, если это представ­ляется возможным) и его будущим. Это отмечалось в той или иной форме в 75% случаев.

Результаты исследования показали, что у матерей есть специфические осо­бенности восприятия и оценивания жизненной ситуации, которые в той или иной мере влияют на всю семью в целом. У матерей основной группы очень короткие временные перспективы на будущее, в большинстве случаев про­дуктивность воспроизведения жизненных событий меньше, чем у матерей, воспитывающих здорового ребенка. Также матери больных детей выделяют больше грустных событий, чем радостных, или же одно событие дробится на мелкие составляющие. Матери, воспитывающие ребенка-инвалида, более замкнуты, они как бы заперты в кругу своей проблемы и не хотят туда никого пускать, с ними труднее вступить в контакт; следовательно, рождение ребен­ка-инвалида существенно меняет жизненную ситуацию родителей, особен­но матери, и способно повлиять на качественные и количественные харак­теристики восприятия и оценивания жизненной ситуации последними. Изменения в структуре жизненной ситуации могут сказаться на характере восприятия и оценивания всей ситуации в целом, а не только на оценивании одного ее звена.

232


7.6. ИССЛЕДОВАНИЕ УРОВНЯ ТРЕВОЖНОСТИ И ЕЕ ПРИЧИН У МАТЕРЕЙ, ВОСПИТЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ

Под тревожностью в психологии понимают склонность человека пережи­вать тревогу, то есть эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях нео­пределенной опасности и проявляющееся в ожидании неблагополучного раз­вития событий. Такая тревожность является стабильным свойством личности матерей детей-инвалидов.

Для исследования уровня тревожности использовали тест — Шкала само­оценки, разработанный Ч. Д. Спилбергером и адаптированный Ю. А. Ханиным (Приложение 1.9).

В эксперименте приняли участие 61 женщина основной группы, имеющие детей с нарушением интеллекта в умеренной и тяжелой степени разного воз­раста: 6—9 лет, посещающих специальный детский сад (20 чел.); 9—16 лет, обу­чающихся в классах для «особых» детей специальной (коррекционной) школы VIII вида (21 чел.) и 16-28 лет, посещающих реабилитационный центр при специальной школе VIII вида (20 чел.). Для контроля было обследовано 40жен­щин, имеющих психически здоровых детей разного возраста.

Исследование личностной тревожности в экспериментальной группе по­казало, что наибольшее число обследованных матерей (95%), имеющих детей 6-9 лет с нарушением интеллекта, демонстрируют высокий уровень тревож­ности. Уровень тревожности у 65% обследованных матерей контрольной груп­пы также высокий и у 35% — средний.

На рис. 37 представлена диаграмма уровня личностной тревожности в основной и контрольной группах матерей, имеющих детей 6—9 лет.

Следовательно, женщины, воспитывающие детей со сниженным интеллек­том, имеют высокую личностную тревожность. Это тревога матери и по пово­ду состояния ребенка, его будущего, и по поводу реакции окружающих на ее

233


ребенка. Это состояние высокой личностной тревожности постоянно сопро­вождает женщин и может выступать в качестве одного из механизмов развития невроза.

Женщины, воспитывающие детей с нормальным интеллектом, показали тоже достаточно высокий уровень личностной тревожности — 65%. В пору не­стабильности социально-экономического положения нашего общества жен­щиной владеет страх потерять работу, неуверенность в завтрашнем дне — сво­ем и своих детей. К сожалению, состояние высокой личностной тревожности показательно для нашего общества, особенно для женской части населения.

Сходная динамика уровней личностной тревожности выявлена и у женщин, имеющих детей более старшего возраста — 9-16 лет (рис. 38).

Средние показатели как основной, так и контрольной групп находятся в ди­апазоне высоких величин и составляют, соответственно, 49,7 и 45,6 балла. Экс­периментальная группа более однородна — стандартное отклонение равно 5,7; в контрольной группе прослеживается большая вариативность — 7,7 (рис. 39).

У почти четвертой части женщин, имеющих детей-инвалидов более стар­шего возраста, уровень личностной тревожности ниже, чем у женщин, имею­щих детей более младшего возраста. Возможно, этот факт может быть связан с адаптацией этих женщин к своему больному ребенку и, в связи с этим, изме­ненной социальной ролью и в семье, и в окружающем социуме, с более спо­койной и уравновешенной оценкой жизненной ситуации.

Высокий уровень личностной тревожности, выявленный у большинства матерей, имеющих детей с серьезным нарушением интеллекта, ведет к воспри­ятию ими большинства ситуаций как угрожающих. Это может быть связано с хроническим повседневным напряжением, эмоциональным переутомлением в результате длительных субъективных переживаний, в том числе и своего оди-



234


ночества в постигшем женщину горе — иметь умственно отсталого ребенка.

Для исследования уровня субъективного ощущения матерями своего оди­ночества была использована Шкала одиночества. Данный опросник разрабо­тан Д. Расселом, Л. Пепло, М. Фергюсоном.

Женщинам были предложены бланки с 20 утверждениями. В инструкции предлагали последовательно рассмотреть каждое утверждение и оценить с точки зрения частоты его проявления применительно к жизни каждой женщины при помощи четырех вариантов ответов: «часто», «иногда», «редко», «никогда».

Выбранный вариант ответа отмечали условным знаком.

При обработке результатов подсчитывали количество каждого из вариан­тов ответов. Сумма ответов получалась при умножении вариантов ответов: «ча­сто» хЗ, «иногда» х2, «редко» xl, «никогда» хО.

Затем полученные результаты складывали и оценивали:

П от 40 до 60 баллов — высокий уровень одиночества;

□ от 20 до 40 — средний уровень одиночества;

□ от 0 до 20 — низкий уровень одиночества.

В табл. 23 представлены полученные результаты.

Таблица 23



Уровни одиночества у матерей умственно отсталых детей,%

Уровни одиночества

Основная группа

Контрольная группа

Высокий уровень одиночества

35%

20%

Средний уровень одиночества

65%

35%

Низкий уровень одиночества

-

45%

235

Выявляемое состояние одиночества может быть связано с тревожностью, социальной изоляцией, депрессией, скукой. Но необходимо различать одино­чество как состояние вынужденной изоляции и как стремление к одиночеству, потребность в нем.

Высокий уровень одиночества у матерей детей со сниженным интеллектом (табл. 23) можно объяснить их вынужденной изоляцией. Эти женщины боятся непонимания со стороны окружающих людей в силу низкой культуры нашего общества, неосведомленности в вопросах развития и воспитания детей с про­блемами в развитии. Они также боятся слишком пристального внимания к особенностям внешнего вида их детей и не всегда адекватному их поведению. В состоянии постоянной тревожности они со своей душевной болью вынуж­дены прятаться в одиночество, как улитки в свою раковину. По-видимому, оди­ночество — вынужденное состояние таких матерей.

Ориентация женщины на социальные стереотипы — это лишь внешняя сто­рона одиночества. Но если более глубоко вникнуть в суть этого состояния, то надо отметить, что рождение ребенка с умственной отсталостью — это непри­вычная для нее ситуация. Как и любая женщина, она готовилась к рождению здорового, нормального ребенка, а в данной ситуации теряется, боится своего ребенка, его дефекта, тем самым все больше от него отдаляясь. Это одиноче­ство вдвоем: ребенок с матерью, но она не с ним.

У матерей детей с нормальным интеллектом доминирует низкий уровень одиночества — 45%. В этом случае можно говорить о естественном стремле­нии к одиночеству, которое время от времени испытывает каждый человек. Это потребность человека в одиночестве, когда хочется побыть наедине со своими мыслями, чтобы обдумать, разобраться в них. Такое одиночество — нормаль­ное, комфортное состояние для душевного и физического отдыха.

Для диагностики типа акцентуации личности матерей детей-инвалидов ис­пользовали тест-опросник Шмишека, теоретической основой которого является концепция «адаптированных личностей» К. Леонгарда. Опросник включает 88 вопросов, 10 шкал, соответствующих определенным акцентуациям характера;

шкала 1 говорит о демонстративное™ поведения испытуемого;

шкала 2 — о неуравновешенности поведения;

шкала 3 показывает склонность к педантизму;

шкала 4 показывает возбудимую акцентуацию;

шкала 5 характеризует личность с высокой жизненной активностью;

шкала 6 показывает степень утомляемости;

шкала 7 выявляет повышенную тревожность;

шкала 8 показывает силу и выраженность эмоционального реагирования;

шкала 9 говорит о глубине эмоциональной жизни;

шкала 10 показывает склонность к перепадам настроения.

Перед проведением опроса давали следующую инструкцию: «Вам будут предложены утверждения, касающиеся вашего характера. Если вы согласны с утверждением, рядом с его номером поставьте знак «+» (да), если нет — знак «-» (нет). Над вопросами долго не думайте, правильных и неправильных отве­тов нет».

236


Было обследовано 32 женщины основной и 34 женщины контрольной групп, имеющих детей в возрасте от 6 до 16 лет.

Результаты этого теста показали, что у женщин, имеющих детей со снижен­ным интеллектом, доминируют акцентуации характера следующих типов: тре­вожный — 28,1%, застревающий — 25,0%,эмотивный — 21,9%, возбудимый — 12,5%.

У 2 женщин выявлена акцентуация характера дистимического типа, чего не наблюдалось вообще у женщин, имеющих детей с нормальным интеллек­том. Еще у 2 женщин акцентуации характера соответствовали гипертимному типу.

У женщин, воспитывающих детей с нормальным интеллектом, доминиро­вали акцентуации характера других типов: эмотивный — 38,2%, гипертим-ный — 26,5%, циклотимный — 17,6%, экзальтированный — 17,6%.

Следовательно, для женщин, имеющих здоровых детей, характерны хоро­шее настроение и самочувствие, общительность, высокий жизненный тонус, в отличие от женщин, воспитывающих детей со сниженным интеллектом, где преобладают низкая контактность, минорное настроение, неуверенность в себе.

Резюмируя полученные в этом разделе результаты исследований, следует заметить, что у матерей детей со сниженным интеллектом наблюдается высо­кий уровень личностной тревожности, что, видимо, связано с психотравмати-зацией в связи с больным ребенком. Это состояние высокой личностной тре­вожности постоянно сопровождает женщин и может являться причиной развития невроза.

Этим женщинам присуще обостренное чувство одиночества, что может быть связано с ориентацией матерей на социальные стереотипы. Женщина теряет­ся перед своим ребенком и, возможно, даже боится его. Чаще всего это проис­ходит из-за ее неосведомленности в вопросах развития и воспитания детей с нарушенным интеллектом.

Исследование акцентуации личности матерей умственно отсталых детей выявило, что у этих женщин доминируют акцентуации характера по тревож­ному, застревающему и эмотивному типам. Такие женщины не уверены в себе, малообщительны, часто находятся в удрученном подавленном состоянии.

Этим женщинам крайне необходима психологическая помощь — прежде всего, в осознании матерью и принятии ситуации своего ребенка. Ей необхо­димо помочь расширить горизонты своей жизнедеятельности, жить, по воз­можности, полноценной жизнью, уметь переключаться на другие, значитель­ные для нее, интересы. Тогда ей будет легче помочь и в воспитании своего ребенка.

Говоря о психологической помощи таким женщинам, следует упомянуть о различных объединениях, ассоциациях матерей детей-инвалидов. Положитель­ный эффект таких сообществ, прежде всего, в том, что они выводят женщин из состояния вынужденной изоляции, не оставляя их наедине со своим горем, делают, по возможности, жизнь матерей и их детей более яркой и насыщен­ной. Этих людей объединяет не только одна беда — больной ребенок, но и ре­шимость сделать все возможное и даже невозможное, чтобы помочь своим де­тям адаптироваться в этом мире.

237


Каталог: files -> oogo -> File
files -> Коммуникативно ориентированное обучение иностранным языкам в Дистанционном образовании
files -> Варианты контрольной работы №2 По дисциплине «Иностранный (англ.) язык в профессиональной деятельности» для студентов 1 курса заочной формы обучения, обучающихся по специальности 030900. 68 Магистратура
files -> Контрольная работа №2 Вариант №1 Text №1 Use of Non-Police Negotiators in a Hostage Incident
files -> Классификация основных человеческих потребностей по А. Маслоу Пирами́да потре́бностей
files -> Рабочая программа для студентов направления 42. 03. 02 «Журналистика» профилей «Печать», «Телевизионная журналистика»
File -> Е. А. Игры с аутичным ребенком. Установление контакта, способы взаимодействия, развитие речи, психотерапия. М.: Теревинф, 2004. 136 с. Книга
File -> Внутренняя позиция матери ребенка раннего возраста с синдромом дауна


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   36


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница