Смысл жизни и акме: 10 лет поиска материалы VIII x симпозиумов Под ред. А. А. Бодалева, Г. А. Вайзер, Н. А. Карповой, В. Э. Чуковского Часть 1 Москва Смысл 2004


Организационная среда рабочей команды как внешнее условие развития коллективного «акме»



страница10/24
Дата12.05.2016
Размер5.69 Mb.
ТипСборник
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   24

Организационная среда рабочей команды как внешнее условие развития коллективного «акме»

Что касается релевантных нашему обсуждению элементов органи-зационной среды (или, как ее еще называют, организационного кон-текста) рабочей команды, то к ним, согласно литературным данным (Sundstrom et al., 1990), могут быть отнесены: организационная культу-ра, групповые задачи, степень автономности рабочей команды, инте-рактивная обратная связь, вознаграждения и признание, обучение и консультирование, пространственное расположение. Рассмотрим не-сколько подробнее роль каждого из этих компонентов в функциониро-вании рабочей команды.



Организационная культура. Культура организации связана с доминирующими в ней коллективными нормами и ценностями, стандарта-ми поведения, управленческой философией высшего руководства. Орга-низационные структуры, в которых ценятся инновации, делается ак-цент на успехе и высоких профессиональных достижениях персонала, поощряются самостоятельность и активность в сочетании с командны-ми формами труда, способствуют росту группового «акме» и эффек-тивности рабочей команды.

Групповые задачи. Задачи, решаемые рабочими командами в рамках организационных предписаний, могут оказывать значительное влия-ние на функционирование команды. Так, задачи, требующие для сво-его решения совместных усилий и взаимодействия людей, оптимизи-руют групповой процесс, способствуют развитию в нем интегративных тенденций, ускоряют структурообразование, усиливают коллективное начало в действиях членов команды.

Другой важный аспект ставящихся перед рабочими командами за-дач - трудность их решения. Установлено, что трудные для решения задачи могут усиливать мотивацию членов команды и вести к большей самоорганизации последней, в частности, путем развития в ней про-цесса лидерства. При этом важной промежуточной переменной, свя-зывающей трудность задачи с успешностью ее выполнения, является обратная связь в процессе функционирования команды. Позитивная, то есть вызывающая удовлетворенность членов команды, обратная связь способствует эффективности решения групповой задачи вне зависи-мости от степени ее трудности.

Наконец, весьма существенным является и такой элемент групповой задачи, как ясность обозначенной в ней цели и путей ее достиже-ния. Экспериментально показано, что члены групп, действующих в четко определенных условиях (высокая степень ясности достижения цели), демонстрируют большую сплоченность и мотивацию к деятель-ности, нежели испытуемые, находящиеся в ситуациях значительной неопределенности (низкая степень ясности достижения цели).

124


Отмеченные выше характеристики решаемых рабочей командой задач способствуют развитию коллективного «акме».

Степень автономности. Обычно рабочие команды подразделяются по степени автономности на три категории: 1) полуавтономные - управля-ются вышестоящими лицами в организации; 2) саморегулируемые, или самоуправляемые, - сами выбирают своих руководителей, определяют рабочие роли и контролируют выполнение трудовых операций; 3) самоформирующиеся - получают право на самостоятельный выбор в отноше-нии себя как функциональной рабочей единицы и в отношении своих внешних контактов с другими организационными подразделениями. Ин-тересно, что эта категоризация напоминает описанную много лет назад известным педагогом А.С. Макаренко (1977) схему развития коллектив-ного самоуправления в сфере воспитания: от полюса авторитарного руко-водства коллективом со стороны педагога - к полюсу становления само-го коллектива субъектом самоуправления.

Степень автономности рабочей команды теснейшим образом свя-зана с ее профессиональной зрелостью и мастерством, творческим потенциалом и способностью к саморазвитию, осознанием своего ме-ста в организационной среде, переживанием чувства корпоративной ответственности. И от того, в какой степени организационная культура поощряет элементы автономизации в деятельности функциональных единиц (сообразуясь, естественно, со спецификой стоящих перед орга-низацией задач), во многом зависит развитие коллективного «акме».



Интерактивная обратная связь. Имеется в виду обратная связь как во взаимодействии (по специальной терминологии - интеракции) команды с другими организационными подразделениями, так и во взаимодействии членов самой команды в ходе решения задач. Именно от точной и своевременной обратной связи во многом зависит эффек-тивность рабочей команды.

Обратная связь делает процесс взаимодействия непрерывным, обеспечивая участников взаимодействия необходимой информацией о сте-пени успешности решения рабочих задач и выполняя разнообразные функции: оценки, контроля, мотивации, консультирования и поддер-жки. Специальный анализ (Кричевский, 1998) позволяет выделить следующие характеристики эффективной обратной связи:

. она направлена на улучшение действий членов организации;

. она конструктивна и с ее помощью получателю сообщаются полезные идеи;

. она обнаруживает тенденцию к специфичности, точно устанавливая, в чем неполадки и что конкретно должно быть сделано для их устранения;

. она носит незамедлительный характер;

. она характеризуется своевременностью поступления к адресату;

125


. она четко выражена и потому понятна получателю;

. она надежна в том смысле, что на нее можно полагаться.



Вознаграждения и признание. Эффективное решение рабочей командой организационных задач влечет за собой систему поощрений. К ним могут быть отнесены: общественное признание и похвала за успехи команды, чествование команды или индивидуальные вознаграждения типа предо-ставления рабочих заданий по предпочтению, желательного расписания работы или денежного вознаграждения. Используемые стимулы повыша-ют мотивацию и удовлетворенность работников, что, в свою очередь, сказывается на эффективности их действий. При этом особенно значимы стимулы, поощряющие командные формы деятельности.

Обучение и консультирование. Традиционно в организациях для по-вышения эффективности функционирования рабочих команд приме-няются такие формы повышения квалификации персонала, как обу-чение и консультирование (одной из форм последнего выступает коу-чинг - консультирование, осуществляемое самим руководителем). Они способствуют росту основных профессиональных умений (функцио-нальных, связанных с принятием решений и интерперсональных) и в целом профессионализма членов команды, влияют на их профессио-нальное самосовершенствование. Естественно, это отражается на росте коллективного «акме».

Пространственное расположение. Расположение членов команды в процессе решения организационных задач - также важный элемент эф-фективного функционирования. Например, коммуникации между члена-ми команды и их сплоченность могут зависеть от того, насколько нефор-мальное, личное взаимодействие людей усиливается за счет близости расположения рабочих мест и мест внерабочих встреч членов команды. Так, согласно данным исследований (Питере, Уотермен, 1986), если люди ра-ботают на расстоянии 10 метров друг от друга, вероятность их общения между собой хотя бы раз в неделю равна 8-9%, в то время как при рас-стоянии в 5 метров она составляет уже 25%. Таким образом, организаци-онные влияния на эффективность действий команды возможны и по-средством управления пространственным расположением ее членов.

Однако формирование коллективного «акме» зависит не только от перечисленных выше организационных условий. Другой важный источник его становления - собственные психологические характеристики рабочей команды, обнаруживающие себя в процессе ее функци-онирования. Некоторые из них мы рассмотрим ниже.



Психологические характеристики рабочей команды как

внутреннее условие развития коллективного «акме»

Прежде всего остановимся на трех релевантных нашему обсужде-нию психологических характеристиках рабочей команды: структуре, сплоченности и акмеологических особенностях управления ею.

126

Структура рабочей команды. Она является сложным образованием, включающим ряд измерений или параметров, в частности:

1) формально-статусное измерение - субординированную систему должностных позиций, образующих систему формальных, должност-ных отношений;

2) неформальное измерение - систему внутригрупповых позиций, основывающихся на психологических предпочтениях людей и образу-ющих систему неформальных отношений;

3) коммуникативное измерение - модель циркулирования инфор-мации в группе;

4) групповые нормы - набор поведенческих правил;

5) лидерское измерение - имеется в виду соотношение основных лидерских ролей, роли лидера в системе деловых отношений (по спе-циальной терминологии - деловой лидер) и роли лидера в системе психологических, эмоциональных отношений (по специальной тер-минологии - эмоциональный лидер).

Структуру рабочих команд отличают:

1) сбалансированность неформальных (психологических) и фор-мальных (должностных) отношений, так что их влияния дополняют (а не перекрывают) друг друга;

2) децентрализация коммуникативных потоков;

3) наличие норм, ориентирующих членов команды на эффективное выполнение заданий, коллективный характер действий, активное участие людей в деятельности команды и принятии решений;

4) баланс и взаимодополнение основных лидерских ролей, их встро-енность в систему эффективного управления командой.

Все эти структурные особенности отражаются в конечном счете на росте эффективности рабочей команды, развитии коллективного «акме».



Сплоченность рабочей команды. Сплоченность - свойство группы, характеризующееся степенью взаимосвязанности, единения людей. Ее рост обусловлен целым рядом факторов, например:

. сходством людей в ценностях, установках, некоторых личностных чертах;

. взаимной симпатией членов группы друг к другу;

. соответствием целей группы потребностям ее членов;

. удовлетворенностью групповой деятельностью;

. возможностью людей участвовать в выработке коллективных решений;

. благоприятной психологической атмосферой в группе;

. оптимальным объемом группы.

Высокая сплоченность важна с точки зрения эффективного функ-ционирования команды, поскольку способствует:

1) сохранению членства в группе;

127

2) более активному участию индивидов в жизни группы;



3) росту индивидуальной адаптации к группе и чувства личной бе-зопасности;

4) более высокой групповой продуктивности.

Совершенно очевидно, что высокая групповая сплоченность - важ-ное условие эффективного функционирования рабочей команды, раз-вития ее «акме».

Вместе с тем следует помнить, что чрезмерно высокий уровень груп-повой сплоченности имеет свою негативную оборотную сторону, по-скольку ведет к развитию конформизма и сопровождается возникновением феномена огруппления мышления (в оригинале - groupthink). Последний трактуется как «быстрый и легкий способ прибегнуть к стилю мышления, который присущ людям, настолько полно включенным в сплоченную группу, что стремление к единомыслию оказывается важ-нее реалистической оценки возможных вариантов действий. Огруппле-ние мышления связано со снижением ментальной эффективности, способности к анализу реальных событий, моральных требований, что является результатом внутригрупповых давлений» (Janis, 1972, р. 9).

Не вдаваясь в рассмотрение симптоматики этого феномена (под-робно она обсуждается, например, в Кричевсшй, Дубовсшя, 2001), от-мечу только, что, по справедливому замечанию специалистов (Козе-лецкий, 1979), подобный стиль мышления, с одной стороны, повыша-ет единство группы и самоудовлетворенность ее членов, а с другой -снижает качество решений, приводит к тому, что групповые решения часто оказываются хуже индивидуальных.

Акмеологические особенности управления рабочей командой. Они обнаруживают себя в стилевых характеристиках поведения руководи-теля, которые ориентируют членов команды на высокий уровень лич-ных достижений и нередко становятся для них своеобразным вызовом. Одна из таких особенностей - стиль соучаствующего управления (Кри-чевсшй, 1998). Его отличают:

. регулярные совещания руководителя с подчиненными;

. открытость в отношениях между руководителем и подчиненными;

. вовлеченность подчиненных в разработку и принятие коллективных решений;

. делегирование со стороны руководителя своим подчиненным ряда управленческих полномочий;

. предоставление работнику возможности автономно разрабатывать те или иные проблемы, формулировать новые идеи и т.п., внося тем самым вклад в развитие инновационных процессов;

. поддержка личностного и профессионального роста работников.

Другая акмеологическая особенность управления рабочей коман-дой - стиль преобразующего, инновационного руководства (Bass, 1998).

128

Он включает в себя четыре специфических стилевых компонента, но-сящих выраженный акмеологический характер:



. индивидуализированное внимание - концентрацию руководителя на диагностике потребностей и способностей подчиненных, учет их индивидуальных особенностей, делегирование полномочий, консуль-тирование и обучение людей, содействие их личностному развитию;

. воодушевляющую мотивацию - она проявляется в том, что руководитель вселяет бодрость, повышает оптимизм и энтузиазм подчи-ненных, передает им свое видение (картину) будущего, которое стимулирует активность подчиненных в направлении достижения более высоких уровней выполнения рабочего задания и личностного роста;

. интеллектуальное стимулирование - оно предполагает побуждение подчиненных к новому взгляду на старые методы и проблемы, развитие у них креативности и интуиции, поощрение новаторских дей-ствий;

. харизматическое влияние - его способны оказывать руководители, обладающие видением будущего, осознающие свою миссию, достигшие успеха, уверенные в себе и пользующиеся доверием у подчи-ненных, ставящие интересы команды выше личных интересов, гото-вые в любой момент поддержать подчиненного.

Можно предположить, что проистекающее от руководителя виде-ние будущего (в форме некоей декларируемой его картины), в сочета-нии с другими компонентами харизматического влияния, выполняет своеобразную функцию группового смыслообразования, наполнения единым смыслом действий членов команды. Кстати сказать, хорошие ме-неджеры, по мнению специалистов (Питере, Уотермен, 1986), «не толь-ко делают деньги, но и создают смысл существования для людей».

Использование руководителем приведенных выше стилевых компо-нентов способствует, по данным исследований (Bass, 1998), значитель-ному росту эффективности рабочих команд и, как нетрудно убедиться из приведенных выше их кратких характеристик, является важным условием роста акмеологической составляющей функционирования команды.

Наряду с тремя только что рассмотренными психологическими осо-бенностями рабочей команды, играющими существенную роль в становлении коллективного «акме», заслуживает внимания специфика целепо-лагания, характерная, прежде всего, для упоминавшегося выше самофор-мирующегося типа команд. Эти группы, располагая значительной автономией в своих действиях, имеют возможность трансформировать достаточно общие организационные директивы в четкие, наполненные конкретным смыслом для членов этих групп цели. Подобные цели весьма специфичны, измеримы с точки зрения эффективности их достижения и задают, по мнению специалистов (Katzenbach, Smith, 1993b), своеобраз-ные ориентиры в действиях команды. В частности, они:

129


1) позволяют определить набор взаимосвязанных рабочих резуль-татов, к которым должна стремиться команда;

2) способствуют более конкретной, предметной коммуникации и конструктивным конфликтам в команде;

3) в силу своей определенности и достижимости помогают коман-дам поддерживать сосредоточенность усилий на получении высоких результатов;

4) акцентируют внимание не на статусе и личных особенностях индивидов, а на их рабочих достижениях;

5) выступают промежуточными этапами на пути достижения более крупных целей;

6) являются символами достижения успеха, бросают вызов членам команды, мотивируют и заряжают их энергией.

По-видимому, существует несомненная связь между упоминавшимся выше видением руководителя и спецификой командных целей, по-скольку, как можно предполагать, в обоих случаях речь идет о факторах созидания единого коллективного смыслообразования - продукта жизнедеятельности коллективного субъекта, каковым, несомненно, является рабочая команда. В этом продукте резонно усматривать одно из своеобразнейших проявлений коллективного «акме».

Резюме. Было показано, что рабочая команда является социально-психологическим полем «акме» в групповой профессиональной дея-тельности. При этом само коллективное «акме» выражается во владе-нии членами рабочей команды рядом важных прикладных умений, в том числе - функциональными, связанными с принятием решений и интерперсональными умениями. Развитие коллективного «акме» обусловлено рядом внешних (организационных) и внутренних (групповых) условий. Выдвигается предположение о возможных факторах форми-рования коллективного смыслообразования как одного из проявлений коллективного «акме».

Литература

Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. М.: Прогресс, 1979.

Кричевский Р.Л. Если Вы - руководитель. Элементы психологии менедж-мента в повседневной работе. 3-е изд. М.: Дело, 1998.

Кричевский Р.Л., Дубовская Е.М. Социальная психология малой группы. М.: Аспект Пресс, 2001.

Макаренко А.С. Избранные педагогические сочинения. М.: Педагогика, 1977. Т. 1.

Маркова А.К. Психология профессионализма. М.: Знание, 1996.

Питере Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М.: Прогресс, 1986.

Bass B. Transformational leadership: Industry, military and educational impact. Mahwah, NJ: Erlbaum, 1998.

Janis I. Victims of groupthink. Boston, MA: Houghton Mifflin, 1972.

130


Katzenbach J., Smith D. The wisdom of teams: Creating the high-performance organization. Boston, Mass.: Harvard Business School Press, 1993a.

Katzenbach J., Smith D. The discipline of teams // Harvard Business Review. 1993b V. 71. P. 111-119.

Sundstrom E., De Meuse K, Futrell D. Work teams: Applications and effectiveness // American Psychologist. 1990. V. 45. P. 120-133.

Гундорова Е.С. (Москва)

Концепция духа в работах К.Г. Юнга,

А.В. Суворова, Д.А. Леонтьева

Отечественный психолог Б.С. Братусь в одной из своих работ (Бро-шусь, 1988) сформулировал основное противоречие духа, духовности: между ограниченностью (временностью) бытия единичного человека и неограниченностью (универсальностью) его родовой сущности. Един-ство этих составляющих и их противоречие мы и взяли за основу сравнения взглядов на духовность трех очень разных исследователей - за-падного философа и психолога К.Г. Юнга и наших соотечественников и современников А.В. Суворова и Д.А. Леонтьева.

У К.Г. Юнга отмеченное выше положение находит свое конкретное воплощение в понятиях «дух», «архетип», «символ». Дух, по К.Г. Юнгу, -это автономный, независимый от «Я»-сознания вышестоящий комплекс, который включает в себя «Я»-сознание конкретного человека. К.Г. Юнг отмечает превосходство духа над «Я»-сознанием: «Такое превосходство... является существенной особенностью его (то есть духа. - Г.Е.) проявле-ния» (Юнг, 1993, с. 291). Дух состоит из тех «сентенций или идеалов, кото-рые содержат в себе богатейший жизненный опыт и глубочайшие раз-мышления» (там же, с. 286). Однако в другом месте К.Г. Юнг пишет, что «все самые мощные идеи и представления человечества сводимы к архе-типам» (там же, с. 133), - следовательно, область духа, по К.Г. Юнгу, состоит из архетипов1.

Архетип определяется как «чистая потенция формы» (Психол. словарь, с. 20); «архетип обозначает суть...» (Словарь практического психолога, с. 34). Удивительно, но и А.В. Суворов, и Д.А.Леонтьев говорят о «сути ве-



1 Архетип в переводе с греческого означает «начало» и «образ», то есть архетип - это «прообраз, первоначальный образ, идея» (Популярная энциклопедия, с. 50). К.Г. Юнг так пишет о роли архетипа: «Тот, кто разговаривает с первообразами, говорит тысячью голосов; он постигает, преодолевает и вместе с тем возводит обозначаемое им из единичного и преходящего до сферы вечносущего, он возвышает личную судьбу до судьбы человечества) (Юнг, 1993, с. 59). Так посредством архетипа К.Г. Юнг преодолевает противоречие между ограниченностью, временностью человеческого бытия единичного человека и неограниченностью, универсальностью его родовой сущности.

131


щей» как о «чистой потенции формы». А.В. Суворов (2001) пишет, что духу может соответствовать только чистая, собственная форма. Он гово-рит о «сути», «сущности», то есть «духе» вещей, «духе» мира, «духе» каж-дого из нас. Д.А. Леонтьев также говорит о «сути вещей»: «...высший уро-вень регуляции (поведения человека. - Г.Е.) - это уровень, на котором человек принимает решения в соответствии с сутью вещей» (2002, с. 26). Суть вещей, по ДА. Леонтьеву, «не произвольна, а императивна». Таким образом, и архетип у К.Г. Юнга, и «суть вещей» у ДА. Леонтьева, и «дух вещи» у А.В. Суворова позволяют структурировать различное содержание психики и поведения человека; структурировать понимание мира, себя и других людей. Кстати, ДА. Леонтьев рассуждает о проблеме «понимания сути вещей», тем самым ставя знак равенства между развитием личности и развитием «понимания» сути вещей. А.В. Суворов рассматривает интуи-цию как механизм познания «сути», «духа» вещей и говорит о «духовнос-ти» как о человеческой способности и готовности к такому пониманию -постижению.

Однако архетип (а следовательно, и «дух», «суть вещей»), как мы уже отмечали выше, «определяется не содержанием, а формой. Сам по себе он пуст, бессодержателен, но обладает потенциальной возможностью приобретать конкретную форму» (Популярная энциклопедия, с. 50). Эту конкретную форму архетип, в концепции К.Г. Юнга, приобретает, то есть он проявляется в индивидуальной человеческой жизни в виде симво-ла; символ, таким образом, наполняет архетип содержанием. Обратимся к определению символа, данному в Философском словаре (1983). Здесь отмечается следующее: «Предметный образ и глубинный смысл выступа-ют в структуре символа как два полюса, немыслимые один без другого, но и разведенные между собой... Переходя в символ, образ (то есть архе-тип у К.Г. Юнга. - Г.Е.) становится «прозрачным»: смысл «просвечивает» сквозь него, будучи дан как смысловая глубина, смысловая перспектива» (Философский энциклопедический словарь, с. 607). Таким образом, по мнению К.Г. Юнга происходит единение, взаимовлияние ограниченнос-ти бытия отдельного человека и неограниченности его родовой сущнос-ти: архетип осуществляет влияние родовой сущности человека на единич-ное человеческое существование (то есть связь сверху вниз): «Любая связь с архетипом... освобождает в нас голос более могучий, чем наш собствен-ный (Юнг, 1993, с. 59); в то же время символ осуществляет влияние кон-кретной человеческой жизни на родовую сущность (то есть связь снизу вверх), осмысливая ее (т.е. родовую сущность), наполняя архетипы «со-держанием»: «Смысл символа реально существует только внутри челове-ческого общения, вне которого можно наблюдать только пустую форму» (Философский энциклопедический словарь, с. 607).

Иначе говоря, смысл «сути», «духу» вещи придает индивидуальная человеческая жизнь, человеческие отношения. Об этом пишет и А.В. Су-

132


воров, выделяя «духовную сферу» - сферу духовной культуры человечества (мир религиозных и философских идей, художественных образов), - ко-торая, таким образом, совпадает с понятием «духа» у К.Г. Юнга (то есть «духовная сфера», «дух» - это родовая сущность), и - отдельно - «фи-лосферу» как сферу общения наиболее близких людей. «В этой сфере фор-мируются смыслы и ценности индивидуальных образов жизни» (Суворов, 2001а, с. 70). «Филосфера» - это конкретно-единичное, и «духовная сфе-ра может быть осмыслена только через филосферу» (там же, с. 71). Таким образом, подобно К.Г. Юнгу, А.В. Суворов отмечает взаимосвязь родового и конкретно-единичного, видя влияние индивидуальной человеческой жизни, человеческих отношений на родовое через осмысление родового, наполнение его «содержанием».

Отмеченное нами взаимовлияние ограниченности бытия единич-ного человека и неограниченности его родовой сущности, «духовной» сферы и конкретной человеческой жизни ставит перед нами две про-блемы, которые В.Э. Чудновский (2001) выделил в своей статье «“Пя-тилетие поиска” в структуре проблематики “смысла жизни”». Обозна-чим здесь эти проблемы как «энергетическую» и «знаковую».

Энергетическая проблема просматривается в работах всех трех авторов. Именно «духовная сфера» наделяет жизнь человека энергией. К.Г. Юнг пишет: «Удивительный факт: жизнь, которая проживается исходя только из одного “Я”, как правило, действует удушающе не только на самого данного человека, но и на окружающих его людей. Полнота жизни требу-ет большего, чем просто “Я”; она нуждается в духе... который, очевидно, является единственным, кто способен вызвать к жизненному проявле-нию все те душевные возможности, которых не может достичь “^”-со-знание» (1993, с. 292). Таким образом, К.Г. Юнг делит жизнь человека по присутствию в ней «духа» на «полную» и «удушающую», или ущербную: «только та жизнь, которая одухотворена, является подлинно ценной» (там же, с. 294).

По тому же основанию Д.А. Леонтьев делит человеческую жизнь на собственно человеческую и «субчеловеческую» (то есть «животное» или даже «растительное существование»), а А.В. Суворов (по тому же прин-ципу) - на жизнь и существование. Однако в этом пункте и А.В. Суво-ров, и Д.А. Леонтьев отмечают невозможность постоянно жить, исходя из требований духа. Здесь Д.А. Леонтьев говорит о теории «пунктирного человека»: «Смысл этого образа заключается в том, что человек не проявляет себя как человек на протяжении всей траектории своей жизни... Человек часть своей траектории проходит на человеческом уровне, потом на субчеловеческом, потом опять человеческом, потом опять на субчеловеческом - траектория его жизни есть пунктирная траектория. У разных людей в разных ситуациях эта траектория может иметь разную конфигурацию, но практически ни у кого не бывает

133

сплошной» (Леонтьев, 2002, с. 29). А.В. Суворов в этой же связи отме-чал: «С этой точки зрения, мало кого можно однозначно признать человеком, а значит и живущим, а не прозябающим. Поскольку я челове-чен - постольку я человек... То есть поскольку человечность у меня -ситуативное, а не постоянно проявляющееся качество, постольку и сам я - человек ситуативно, а не постоянно» (2001а, с. 73).



Почему так происходит? Д.А. Леонтьев отмечает, что жизнь в соот-ветствии с требованиями «духа» требует от человека огромных энерге-тических затрат: «Искушение субчеловеческим заключается, в основном, в том, что субчеловеческие формы существования оказываются менее энергозатратными...» (Леонтьев, 2002, с. 29). Жизнь «нелюдя», по терминологии А.В. Суворова, то есть человека «бездуховного», го-раздо проще, или менее энергоемка. Куда же уходит эта энергия? Как отмечает К.Г. Юнг, «наши психические процессы тоже являются энер-гетическими» (Юнг, 1993, с. 306). Другими словами, не только «под-ключение» к духу, его «постижение» обеспечивает жизнь человека оп-ределенным энергетическим потенциалом, делает возможности чело-века практически безграничными (что отмечают и Д.А. Леонтьев, и К.Г. Юнг, и А.В. Суворов в своих работах), но и наоборот: жизнь человека в «согласии» с «духом» обеспечивает тот или иной духовный ком-плекс некоторым «энергетическим вливанием». Вот почему, по наше-му мнению, «духовность» - такое энергетически емкое явление, вот куда уходит из человека энергия, но происходит это «согласно принципу сохранения энергии...» (там же, с. 36 ).

К.Г. Юнг отмечает, что «жизнь... необходима духу, ибо его истина, если она нежизнеспособна, ничего не значит» (там же, с. 292). Это высказывание подводит нас к следующей проблеме, которую мы на-звали «знаковой». Влияние «духа» на человека может быть как положи-тельным, так и отрицательным: А.В. Суворов, приводя слова поэта Твардовского, замечает: «и дух бывает разный - то ли мертвый, то ль живой...». К.Г. Юнг также пишет: «Образ мыслей бывает разным - свет-лым и мрачным. Поэтому нельзя быть глухим к мысли, что и дух также является не абсолютным, а чем-то относительным...» (1993, с. 291). Кроме того, А.В. Суворов четко разделяет сферу общечеловеческих идей и мыслей на «духовную сферу» и «сферу безумия». Здесь также проявляется взаимовлияние родового и единичного, так как человеческая жизнь определяет «истинность», «положительную» или «отрицатель-ную» сущность «духа», а также - в силу «энергетического» взаимодей-ствия - наделяет энергетическим потенциалом идеи, архетипы из «ду-ховной сферы» или «сферы безумия».

Вопросы духа и духовности требуют дальнейшего изучения и более подробной разработки в рамках поставленной в начале нашей статьи проблемы противоречия между ограниченностью (временностью) бы-

134


тия единичного человека и неограниченностью (универсальностью) его родовой сущности, а также их единства.

Литература



Братусь Б.С. Аномалии личности. М., 1988.

Леонтьев ДА. Симбиоз и адаптация или автономия и трансценденция: вы-бор личности в непредсказуемом мире // Личность в современном мире: от стратегии выживания к стратегии жизнетворчества / Под ред. Е.И. Яцуты. Кемерово: ИПК «Графика», 2002. С. 3-4.

Популярная энциклопедия. Психоанализ. М.: Олимп, 1998.

Психологический словарь / Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. М.: Педагогика-Пресс, 1999.

Словарь практического психолога / Сост. СЮ. Головин. Минск: Харвест, 1998.



Суворов А.В. Смысл жизни и макропериодизация жизни // Психологические философские и религиозные аспекты смысла жизни: Материалы III—V симпозиумов. М.: Ось-89, 2001а.

Суворов А.В. Совместная педагогика. М.: УРАО, 2001.

Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1983.



Чудновский В.Э. Пятилетие поиска // Психологические философские и религиозные аспекты смысла жизни: Материалы III—V симпозиумов. М.: Ось-89, 2001.

Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. М.: Прогресс; Универс, 1993.

Петрова Е.А. (Москва) Имидж и судьба человека

В настоящее время в России наблюдается рост интереса к пробле-матике имиджа. Об этом свидетельствуют как вхождение категории «имидж» в понятийный аппарат различных наук, так и появление первых кафедр и факультетов имиджелогии, рост научных и научно-попу-лярных публикаций по проблемам имиджа и, наконец, увеличение количества практических имидж-центров и студий.

В России понятие «имидж» стало предметом повышенного обществен-ного внимания и научного анализа в конце 80-годов XX столетия в связи с новыми социально-экономическими условиями жизни общества. Мас-совый читатель получал информацию из этой области в основном благо-даря отдельным популярным публикациям зарубежных практиков-дизай-неров, визажистов, парикмахеров. В середине 90-х годов появились и пер-вые отечественные разработки по имиджированию, посвященные различным аспектам управления имиджем (Р.Ф. Ромашкина, Е.И. Маня-кина, Е.В. Гришунина, П.С. Гуревич, ФА. Кузин, В.Д. Попов, Б.Г. Уши-ков, В.М. Шепель, И.А. Федоров и др.).

Что же такое имидж? Многие справочные издания раскрывают со-держание данного понятия, трактуя имидж как «целенаправленно

135

формируемый образ» (Современный словарь иностранных слов, с. 229); как «сложившийся в массовом сознании и имеющий характер стерео-типа эмоционально окрашенный образ» (Психологический словарь, 1990, с. 134); как «набор определенных качеств, которые люди ассо-циируют с определенной индивидуальностью» (Benton, Woodword, 1985, p. 56); или как «мысленное представление чего-то ранее видимого... конкретного или абстрактного, сильно напоминающего... в представлении о другом» (The Random House Dictionary, p. 711). Ряд определе-ний можно было бы продолжить. Очевидно, что категория «имидж» отличается от традиционного для психологии понятия «образ» как та-кового и относится к области социального познания. Являясь феноменом индивидуального, группового или массового сознания, имидж функционирует как образ-представление, в котором в сложном взаи-модействии соединяются внешние и внутренние характеристики объекта.



Имидж - категория, универсально применимая к любому объек-ту, становящемуся предметом социального познания: к человеку (пер-сональный имидж), организации (корпоративный имидж), социаль-ной позиции (имидж политического деятеля), профессии (имидж юри-ста), образованию (имидж выпускника Гарвардского университета), к торговой марке («Мерседес» - это не просто машина!), к предметам (имидж бриллианта), к отдельным потребительским характеристикам материальных объектов (имидж качества).

Имиджелогия делает в России свои первые шаги. Важной задачей при-дания ей статуса научной дисциплины в рамках устоявшегося и принято-го ВАКом научного направления занимается новая негосударственная научная академия - Академия Имиджелогии. Имиджелогия как новая научно-прикладная область знания, возникающая на стыке философии, психологии, социологии, культурологии, экономики, костюмологии и других дисциплин, может претендовать на звание научной дисциплины лишь при точном определении ее предметной области.

По нашему мнению, предметом имиджелогии должны стать изуче-ние роли и функций имиджей в общественном бытии, их филогенети-ческих и онтогенетических предпосылок, условий, движущих сил и закономерностей формирования, функционирования, управления, а также анализ взаимосвязей различных имиджей (людей, организаций, общественных и политических движений, материальных объектов, то-варов, торговых марок, брэндов, услуг и т.п.). Развитие данной науки направлено на раскрытие общего, особенного и единичного в онтоло-гии всех видов имиджей и не может быть сужено до представлений о ней как науке об имидже как «феномене массовой коммуникации» (Г.Г. Почепцов) или науки «о личном обаянии» (В.М. Шепель).

Остановимся подробнее на вопросе о роли и функциях персонального имиджа в жизни отдельного человека. Вопрос о связи имиджа и судьбы человека связан с функциями имиджа в его жизни. Очевидно, можно

136

говорить о полифункциональности имиджа. Главными, по нашему мне-нию, являются следующие функции: 1) экзистенционалъная (бытийная представленность субъекта в сознании других людей); 2) социокультурной отнесенности (идентификации с определенными категориями поля имид-жей); 3) объективации характеристик носителя имиджа (физических и психических); 4) аттитюдно-формирующая; 5) отношенчески-детерми-нирующая.



Основной тезис: имидж влияет на судьбу человека как содержатель-но - через те социальные роли и позиции, уровня которых достигает человек, так и в темпокорректирующем плане - облегчая или затруд-няя продвижения человека к достижению центральных смыслообразую-щих целей его жизни. Аргументируем данную точку зрения. Мы опреде-лили имидж как образ-представление, в котором в сложном взаимодей-ствии соединяются внешние и внутренние характеристики объекта. Применительно к человеку речь идет об интеграции его социальных, психологических и относящихся к внешнему облику характеристик. При этом имидж складывается как прямо, на основе тех отдельных впечатле-ний, которые человек производит на окружающих, наблюдающих за ним и вступающих с ним в общение и взаимодействие, так и косвенно, на основе тех мнений, которые передаются по коммуникативным кана-лам. Собственно говоря, второй путь и позволяет, например, репутации человека формировать установки по отношению к нему задолго до вли-яния непосредственных впечатлений от общения с ним.

Имидж есть у каждого человека, и даже не один. Каким набором персональных имиджей обладает человек? Это обусловлено количе-ством тех социальных групп, в которых формируется впечатление о нем. Поэтому у члена семьи есть семейный имидж, у работающего че-ловека - деловой и т.д. Кроме более или менее сложившихся в отдель-ных группах имиджей, каждый человек порождает массу имиджей си-туативного характера, которые формируются по всем законам феномена первого впечатления, блестяще раскрытых в работах А.А. Бодалева, его учеников и последователей. С другой стороны, персональные имиджи не существуют сами по себе лишь как образы-представления конкрет-ного человека. В массовом сознании в каждый исторический момент времени существует открытое (это важно подчеркнуть) поле имиджей, различающихся как содержательно, так и мерой стереотипности вхо-дящих в них характеристик. Это поле включает подсистемы различных социально-групповых категорий, профессиональных, половых, воз-растных и этнических групп имиджей.

Важными задачами научного изучения феноменологии имиджа ста-новится раскрытие закономерностей формирования, функционирования и трансформации полей разных видов имиджей в индивидуальном и мас-совом сознании, выявление специфики «наполняемости» этих полей у представителей различных этносов и культур, отдельных групп. Психоло-

137


гические исследования должны раскрыть индивидуально- и социально-психологические условия, детерминанты и механизмы бытия имиджей, выявить психологические взаимосвязи различных видов имиджей между собой в групповом и массовом сознании, в менталитете определенной страны в целом в конкретных культурно-исторических условиях ее суще-ствования.

Отдельные имиджи в общем пространстве находятся в сложном семантическом соотношении, иерархизируясь по различным основа-ниям. В качестве интегральных факторов организации всего простран-ства полей имиджей, согласно развиваемой концепции, можно обо-значить три, названные нами «статусность», «привлекательность» и «близость». Выделенные факторы универсальны и позволяют оценить все типы имиджей. Размещение конкретных категорий имиджей в про-странстве факторов позволяет описать соотношение между ними. Нами предложен метод графической психосемантики, который является ме-тодом экспресс-диагностики отношения имиджей между собой как внутри базовой подгруппы, так и с другими подгруппами.

В пространство имиджей персональный имидж человека включает-ся, идентифицируясь с существующими в отдельных подсистемах имид-жами. Это отнесение в ситуациях прямого формирования имиджа вслед-ствие наблюдения за человеком, общения и взаимодействия с ним на основе его семиотических проявлений в коммуникации. В случаях косвенного формирования имиджа его отнесенность задается терминологически. Имидж определяет отношение к человеку - как в ситуациях формирования первого впечатления, так и в дальнейшем. Задумаемся о степени глубины понимания человека человеком в повседневном общении. Основная часть контактов между людьми (не считая контак-тов с близкими и коллегами) строится на основе имиджа. А насколько имидж соответствует реальности? Степень этого соответствия в каж-дом случае своя. Вот и возникает проблема взаимопонимания.

Как внешние (габитарные), так и внутренние (психологические) характеристики проявляются в имидже по-разному. Это может быть прямое (стихийное или целенаправленно формируемое) раскрытие характеристик, - а может быть, их сознательное или непроизвольное искажение. Если говорить о целенаправленном управлении впечатле-нием - имиджировании, то цели при этом преследуются самые раз-ные. Человек может быть заинтересован в раскрытии глубин своего внутреннего мира или стремиться к маскировке (сокрытию) сути, а может стараться создать себе рекламный по сути имидж, который не имеет к реальности никакого отношения. Соответственно можно гово-рить о разных тактиках имиджирования - самораскрытии, самомаскировке, самопрезентации образа «Я».

Человек, владеющий технологией имиджирования адекватно сво-им судьбоносным задачам, попадает в ситуацию более легкого про-

138


хождения определенных этапов построения траектории карьеры и судь-бы в целом. Необходимый имидж - убедительный аргумент для при-нятия множества социальных решений. Например, при устройстве на работу персональный имидж, совпадающий со стереотипно требуе-мым, повышает шанс претендента получить рабочее место.

В.М. Шепелю принадлежит фраза: «Имидж - это не просто день-ги, имидж - это большие деньги». Учитывая влияние имиджа на судь-бу через механизм социальной установки, на формирование отноше-ния к человеку на содержательном и темпокорректирующем уровне (облегчая или затрудняя продвижения человека к достижению цент-ральных смыслообразующих целей его жизни), я думаю, правильнее сказать - «каков имидж - такова и судьба!».

Отсюда следует необходимость введения имиджелогии как компонен-та социального образования в систему подготовки специалистов широко-го круга профессий сферы «человек—человек». Формирование имиджа, адекватного основной цели жизни, придающего смысл существованию конкретного человека, - одна из важных задач образования в целом и социально-психологического образования в частности.


Каталог: book -> philosophy
philosophy -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
philosophy -> Книгах «Диалектика теория познания. Историко-философские очерки.»
philosophy -> Мераб Мамардашвили Введение в философию, или То же самое, но в связи с романом Пруста «В поисках утраченного времени»
philosophy -> Ііі о развити общества анализ известной части истории человечества
philosophy -> Бернард Эммануилович Быховский Сигер Брабантский
philosophy -> Анатолий Протопопов Трактат о любви, как её понимает жуткий зануда
philosophy -> Александр Архипович Ивин
philosophy -> Память, история, забвение. Рикёр П
philosophy -> Николай Бердяев Смысл творчества (Опыт оправдания человека)


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   24


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница