Смысл жизни и акме: 10 лет поиска материалы VIII x симпозиумов Под ред. А. А. Бодалева, Г. А. Вайзер, Н. А. Карповой, В. Э. Чуковского Часть 1 Москва Смысл 2004



страница15/24
Дата12.05.2016
Размер5.69 Mb.
ТипСборник
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   24

Литература

Анисимов О.С. Развивающие игры и игротехника. Новгород, 1989.

Анисимов О.С. Новое управленческое мышление: сущность и пути форми-рования. М., 1991.

Анисимов О.С. Профессионализм управленческой деятельности. М., 1996.

Анисимов О.С. Методология: сущность и пути формирования. М., 1996

Анисимов О.С. Акмеология мышления. М., 1997.

Анисимов О.С. Акмеология и методология: проблемы психотехники и мыс-летехники.М.,1998.

Анисимов О.С. Стратегии и стратегическое мышление. М.,1999.

Анисимов О.С. Гегель: мышление и развитие (путь к культуре мышления). М., 2000.

Анисимов О.С. Метод работы с текстами и интеллектуальное развитие. М., 2001.

188


Анисимов О.С. Язык теории деятельности: становление. М., 2001.

Анисимов О.С. Методологический словарь для управленцев. М., 2002.

Анисимов О.С. Онтологии в рефлексивном пространстве. М., 2002.

Анисимов О.С. Организационные онтологии и анализ систем деятельности (А.А. Богданов и современная методология). М., 2002.

Анисимов О.С. Педагогическая акмеология: общая и управленческая. М., 2002.

Анисимов О.С. Маркс: экономическая онтология, метод, мир деятельности. М., 2002.

Анисимов О.С. Принятие управленческих решений: методология и техноло-гия. М., 2002.

Анисимов О.С. Развитие России и культура принятия государственных решений. М., 2002.

Анисимов О.С. Язык теории деятельности: проблемы трансляции. М., 2003.

Баранов КВ., Сазонов Б.В. Игровое моделирование деятельности, коммуни-кации и мышления. М., 1989.

Щедровицкий Т.П. Избранные труды. М., 1995.

Мельничук А.С. (Москва)

Экзистенциальное измерение профессиональной

переподготовки государственных служащих

Сегодня непрерывное образование справедливо рассматривается как один из существенных факторов, обеспечивающих достижение чело-веком «акме». Однако в такой постановке проблемы отражается лишь социальное «значение» переподготовки и повышения квалификации. Следует учитывать, что помимо собственно повышения профессио-нального уровня эти формы образования взрослых сопряжены с ши-роким спектром личностных смыслов. Их влияние способно в значи-тельной степени «перевесить» воздействие «знаемых» мотивов и каче-ственно изменить процесс и результаты обучения.

В рамках мониторинга личностно-профессионального развития, осу-ществляемого в РАГС при Президенте РФ (Деркач и др., 1999а) в течение ряда лет ведется исследование смыслового аспекта профессионального развития кадров управления. Одним из выделенных нами смыслов обуче-ния является «экзистенциальный» смысл. Он проявляется в трактовке пребывания в академии как возможности переосмыслить свои жизнен-ные цели и ценности. Это вполне объяснимо, поскольку по данным мо-ниторинга почти для каждого пятого госслужащего характерна неопреде-ленность в видении своего профессионального будущего. Соответствен-но, этап обучения может выступать в качестве своеобразной «передышки», необходимой для самоопределения личности или выхода из субъективно кризисной ситуации (Кучеренко, 1998).

В рамках «входной диагностики» абитуриентов РАГС 2003 г. нами совместно с проф. Ю.В. Синягиным была разработана и апробирована

189

методика «Смысл обучения». Согласно полученным результатам, «эк-зистенциальный» смысл по своему «весу» (в среднем 31,4 балла из 100 возможных) находится на последнем месте, причем согласованность мнений здесь одна из наиболее высоких. Данный смысл почти в 2 раза уступает «лидеру» - «возможности решить за счет обучения конкрет-ные профессиональные проблемы» (71,13 балла). Лишь у 34 человек (3,8% абитуриентов) данный смысл является одним из доминирующих в иерархии (более 80 баллов). Это совпадает с полученными нами ранее данными об уровне значимости смысловых ожиданий от обучения (Мельничук, 2002).



Для прояснения места и роли экзистенциальной составляющей пе-реподготовки продуктивно кроме результатов по шкалам обратиться к распределению ответов госслужащих. На их основе можно выделить несколько типов сочетания «экзистенциальной» стороны обучения с другими смыслами. В рамках первого типа (4 из 10 пар) «экзистенци-альное» измерение более чем в 4 раза «уступает» другому. Так, профессионально-рефлексивный аспект обучения (возможность теоретически осмыслить профессиональный опыт) отметили как более значи-мый 83,6% опрошенных, а профессионально-прикладной (решение конкретных проблем) - 82,1%.

В рамках второго типа (4 сочетания) «вес» экзистенциального смысла уступает уже только в 2 раза и менее (например, в сочетании с расши-рением круга деловых связей и знакомств, которое получило 67% пред-почтений).

Наконец, в двух случаях большинство респондентов отдают неко-торое предпочтение именно «экзистенциальному» смыслу. Это происходит при сравнении его с такими вариантами восприятия обучения, как возможности «сменить профиль деятельности на более желатель-ный» (57,3% и 42,7%) или «создать предпосылки благосостояния» (51,5% и 48,5% ответов).

Оценка пребывания в РАГС как возможности переосмыслить свои цели и ценности в большей степени характерна для женщин, чем для мужчин (средний уровень выраженности равен соответственно 34,08 и 29,92 балла, p = 0,037).

Выраженность «экзистенциального» смысла переподготовки силь-нее всего проявляется в двух возрастных группах: 1) лица в возрасте от 31 до 35 лет (36,75 балла); 2) лица старше 46 лет (в среднем 38 баллов). Представляется, что полученные результаты тесно связаны с особен-ностями организационного поведения государственных служащих.

Как показали исследования проф. Ю.В. Синягина (Деркач и др., 1996), в рамках первого возрастного периода достигает максимума ориента-ция на решение «чужих» задач, и человек оказывается перед проблемой выбора «траектории» своей дальнейшей деятельности в организа-ции. На второй же период приходится наиболее выраженное стремле-

190

ние сформировать и практически воплотить свое собственное видение тех или иных проблем.



Правомерность такой интерпретации подтверждается тем, что уровень значимости «экзистенциального» аспекта обучения прямо связан со сти-левой ориентацией на реализацию в деятельности своей «кровной идеи»1 (r = 0,107; p = 0,007).С другой стороны, наиболее значимой экзистенци-альная проблематика оказывается для госслужащих, занимающих долж-ности руководителя и заместителя руководителя организации (36,9 и 35,4 балла соответственно). Эти должностные позиции, как правило, занима-ются в возрасте, близком к старшему из указанных, и делают возможным получение ресурсов организации для реализации личностно значимых проектов. Близкой к этому уровню является позиция начальника отдела (средняя запрошенность экзистенциальной проблематики - 35,1 балла) и заместителя начальника управления (34,2 балла).

В то же время вполне логичным представляется тот факт, что наи-меньший уровень запроса экзистенциальной проблематики отмечен у поступавших моложе 25 лет (в среднем 22,4 балла). Как правило, для них характерна высокая степень «принятия» внешне поставленной за-дачи, что снижает потребность в рефлексии своих жизненных целей.

Среди представителей неформальных организационных ролей наиболь-шая значимость рассматриваемого смысла выявлена у «кадровиков». С дру-гой стороны, менее всего экзистенциальная проблематика актуальна для «контролера» и «инноватора». Представляется, что такой результат в от-ношении «контролера» может быть обусловлен высокой степенью принятия организационной задачи и норм, сопровождающих ее решение (в про-тивном случае функции контроля осуществлять весьма затруднительно как в поведенческом, так и в личностном плане). Для «инноватора» же характерна ориентация на собственную идею, которая выступает в каче-стве своеобразного внутреннего ориентира. До тех пор, пока удается про-дуктивно осуществлять креативные замыслы, экзистенциальные вопросы остаются малоактуальными. С этой точки зрения становится объяснимой (казалось бы, противоречащая сказанному выше) отрицательная связь между пониманием обучения в РАГС как средства создания предпосылок реализации «кровной идеи» и как возможности переосмыслить свои цели и ценности (r = -0,092; p = 0,02).

В то же время неудача в воплощении планов, являясь стрессогенным фактором, может привести к переоценке значимости рассматриваемых вопросов. Так, выявлена прямая взаимосвязь между уровнем «субъек-тивной экзистенциальное™» переподготовки и актуальностью участия в тренинге по повышению стрессоустойчивости (r = 0,119; p = 0,003). В целом представляется, что с точки зрения отношения к значимости экзистенциальной проблематики в рамках учебного процесса испол-



1 Оценивалась с помощью Личностно-профессионального опросника РАГС.

191


нителей ролей «контролера» и «инноватора» можно сопоставить соот-ветственно с типами «скептика» и «стремящегося», которые были вы-явлены нами ранее (подробнее см. Мельничук, 2001).

Надежда на переосмысление своих ориентиров в большей степени присуща тем госслужащим, которые пришли в РАГС по причине «гори-зонтальной мобильности» (усложнения содержания деятельности без смены должности или же в результате смены профиля деятельности на иной), чем в связи с «вертикальной мобильностью» (перемещением по должно-стной лестнице или включением в резерв на выдвижение). Если в первой группе выраженность «экзистенциальных» смыслов в среднем равна 34,71 балла, то во второй - лишь 28,95 (p = 0,02). Действительно, качественное изменение профессионального (а во многом - и жизненного) контекста требует от человека построения новой системы ориентиров, придания своему поведению «свежих» смыслов, позволяющих эффективно адапти-роваться к ситуации.

Выраженная ориентация на экзистенциальную проблематику пре-допределяет специфику восприятия иных сторон обучения. Такие госслужащие в большей степени (чем остальные абитуриенты) рассмат-ривают переподготовку в РАГС в качестве возможности:

. осмыслить свой профессиональный опыт (69,41 и 49,66; p = 0,00001);

. повысить культурный уровень, расширить кругозор (75,0 и 62,0; p = 0,002).

В то же время они значимо меньше видят в обучении шанс для обеспечения своей «безопасности», а именно:

. стабилизации своего организационного положения (37,65 и 54,55; p=0,0001);

. карьерного роста (34,41 и 64,63; p = 0,0001);

. приобретения деловых связей (44,41 и 59,21; p = 0,0009);

. достижения благосостояния (23,82 и 41,08; p = 0,0004).

Госслужащие, у которых одним из ведущих смыслов обучения является «экзистенциальный», отличаются от других обследованных аби-туриентов и по ряду личностно-профессиональных характеристик. Им в большей степени присущи:

. гипертимность (17,3 против 15,5 у остальных; p = 0,02);

. эмотивность (17,9 и 15,4; p = 0,09);

. демонстративность (15,1 против 13,6; p = 0,02).

В то же время они менее склонны проявлять гибкость в своем пове-дении (55,85 и 60,1 балла; p = 0,045).

Отметим, что уровень важности «экзистенциального» измерения пе-реподготовки значимо взаимосвязан с предпочтением гуманистического стиля во внутриорганизационных отношениях («концепции Y») (r = 0,107; p = 0,007). Это подтверждается положительной корреляцией с тенденци-ей принимать инициативу подчиненных (r = 0,134; p = 0,001). Одновре-менно имеет место обратная зависимость надежды на переосмысление

192

своих целей и ценностей со склонностью использовать жесткие методы работы с персоналом (r = -0,091; p = 0,022).



На основе данных нашего исследования можно говорить о наличии взаимосвязи между ориентацией на «экзистенциальную» составляющую профессиональной переподготовки и субъективными моделями учебного процесса. Чем выше значимость осуществления рефлексии своих целей и ценностей в период обучения, тем более слушатель склонен:

. к получению фундаментальной (теоретической), а не прикладной подготовки (r = 0,078; p = 0,052).

. к тому, чтобы видеть в числе педагогов больше ученых, чем прак-тиков (r = 0,107; p = 0,007);

. к увеличению доли общегуманитарной подготовки за счет про-фессиональной (r = 0,082; p = 0,041).

Характеризуя структуру смыслового «обрамления» обучения, отме-тим, что рассматриваемый в статье смысл вошел в состав наиболее мощного фактора (отражающего 21% дисперсии). На одном из его по-люсов объединились смыслы, отражающие восприятие пребывания в РАГС как возможности:

. обеспечить общекультурное развитие (-0,6836);

. переосмыслить свои жизненные цели и ценности (-0,6820);

. осмыслить профессиональный опыт (-0,4567).

При этом экзистенциальный аспект обучения значимо (на уровне p = 0,0001) связан с двумя другими компонентами (r = 0,328 и 0,344 - соответственно с первым и третьим).

Другой полюс фактора составили смыслы, отражающие понимание обучения в качестве средства для обеспечения карьеры (0,7213), стабиль-ности (0,6065) и материального благосостояния (0,4763). Отметим обратную взаимосвязь между значимостью экзистенциального измерения обучения и смыслами второго полюса (r = -0,333; -0,286 и -0,393 соответственно; все значимы на уровне p = 0,0001). Представляется, что, исходя из соста-ва фактора, его можно обозначить как выбор ориентации между «иметь» и «быть». В пользу правомерности такой интерпретации также свидетель-ствует отрицательная корреляция рассмотренного в статье смысла и таких аспектов подготовки, как «приобретение неформальных деловых связей» (r = -0,301; p = 0,0001), «повышение статуса» (r = -0,129; p = 0,001).

Обобщая изложенное, можно сделать вывод о том, что переосмысле-ние жизненных целей и ценностей является достаточно важным измере-нием профессиональной подготовки кадров управления, прежде всего -находящихся в «сензитивных» к экзистенциальной проблематике перио-дах. Оказание помощи в решении смысложизненных вопросов способ-ствует снижению внутренней психической напряженности госслужащих и, как следствие, более оптимальному использованию личностных ре-сурсов для повышения профессионального мастерства. Уточнение целей

193


и обретение новых ориентиров позволяет повысить эффективность вос-приятия учебного материала за счет более точной привязки к смысловому контексту (в связи с этим можно отметить, что выраженность экзистен-циального смысла обучения коррелирует с надеждой научиться более продуктивно решать профессиональные проблемы: r = 0,117; p = 0,003). Также возрастает общая удовлетворенность слушателей, поскольку зна-чимое для них измерение обучения оказывается реально «опредмечен-ным». Таким образом, включение «экзистенциальной» составляющей в учебный процесс системы профессиональной переподготовки и повы-шения квалификации следует рассматривать в качестве важного средства повышения продуктивности ее работы.

Литература

ДеркачАА., Зазыкин В.Г., СишгинЮ.В. Мониторинг личностно-профессио-нального развития в системе подготовки и переподготовки государственных служащих. М.: РАГС, 1999а.

Деркач АЛ.., Калинин И.В., Синягин Ю.В. Стратегия подбора и формирова-ния управленческой команды. М.: РАГС, 1996.

Кучеренко КБ. Стратегия и динамика самоопределения личности в процессе получения второго высшего образования: Дис. ... канд. психол. наук. Томск, 1998.

Мельничук А. С. Ориентация государственных служащих на профессиональную переподготовку: некоторые социально-психологические детерминанты (к по-становке проблемы) // Акмеология и социальная психология на рубеже XXI века. М.: РАГС, 2001.

Мельничук А. С. Особенности смысловых ожиданий госслужащих от профессиональной переподготовки // Современные проблемы смысла жизни и акме: Материалы VI-VII симпозиумов ПИ РАО. Самара, 2002.

Ханина И.Б. (Москва)

Акме и профессиональная деятельность врача

Проблема поиска смысла жизни занимала умы людей начиная с древних времен. Примечательно то, что эта проблема не входила в об-ласть исследования какой-либо конкретной науки. Скорее здесь можно говорить о личностном потенциале каждого человека, который вне зависимости от времени своего существования задавал себе вопросы: «Для чего я живу? В чем смысл моей собственной жизни? В чем смысл жизни людей вообще?»

В литературе справочного характера мы нигде не найдем четкого опре-деления понятия «смысл жизни». Скорее это понятие определяется «для себя». Здесь, на наш взгляд, уместна следующая аналогия: в математике существует ряд теорем, которыми пользуются на протяжении многих ве-ков и которые до настоящего времени не доказаны. «Смысл жизни», ско-рее всего, является одной из таких теорем. Доказывая эту теорему для себя, человек занимается философией своей собственной жизни.

194

Мы в своих исследованиях задавали студентам-медикам вопрос: «В чем смысл жизни?» Ответы были самыми разными, но ответ «стать хорошим врачом» звучал практически у всех. Таким образом, сами студенты счита-ют, что их будущая профессиональная - врачебная - деятельность явля-ется составной частью их смысла жизни. С этим трудно не согласиться. Среди многообразных видов деятельности личности особое место зани-мает профессиональная, образующая основную форму активности субъекта. Любая профессия как вид деятельности предъявляет к личности человека определенные требования, накладывает свою печать на весь образ жизни работника и на весь его облик. Другими словами, сама профессиональная деятельность способствует не только проявлению определенных свойств и качеств человека, но и формированию профессиональных особеннос-тей личности, которые, в свою очередь, оказываются в прямой зависи-мости от особенностей самой профессии.



Е.Ю. Артемьева (2000) в своих исследованиях, проведенных ею со-вместно с Г.Ю. Вяткиным, показала, что для всех шести типов про-фессий (по Е.А. Климову (1995)) на уровне глубинной семантики су-ществуют свои характерные особенности, которые невозможно выя-вить традиционным путем, выясняя, почему человек выбрал именно эту профессию, а не какую-то другую.

Психологи, изучая ту или иную профессию, постоянно говорят о профессионально важных чертах личности, которыми должен обладать тот или иной специалист. Более того, многие считают, что эти черты необходимо формировать специально во время обучения.

Особое звучание проблема формирования профессионально важных черт личности приобретает тогда, когда мы говорим о профессии врача. В профессиональной деятельности врача можно выделить три основных звена: во-первых, исцеление человека от того или иного недуга, во-вторых, оказание ему необходимой психологической поддержки и, в-третьих, (при необходимости) грамотное составление программы реа-билитации. Последнее из перечисленного, на наш взгляд, имеет особое значение. В результате недуга человек может потерять все. Где и как найти точку опоры? Где и как найти себя вновь? Именно врач может и должен помочь человеку в изменившихся для него условиях существования об-рести новые возможности личностного роста, найти путь к новому акме.

Но для того, чтобы суметь реализовать вышесказанное, врач должен иметь определенные (профессионально важные) черты личности. К со-жалению, психологических исследований, направленных на решение этой проблемы, не проводилось. Тем не менее еще в древности был сформули-рован ряд требований к личности врача. Так, в Древней Индии считалось, что врачом может быть лишь человек, обладающий следующими особен-ностями: степенный, почетного происхождения, имеющий правильные глаза, рот, губы, нос и хребет, тонкий и чистый язык, не гнусавый, с твердым характером, бескорыстный, умный, обладающий рассудком и

195

памятью, любящий истину, скромный, опрятный во всем, не вспыльчи-вый, сметливый и ловкий, прилежный к учению и стремящийся к усво-ению знаний, не жадный, не ленивый, желающий блага, всем суще-ством стремящийся к лечению больного, даже в тех случаях, когда он рискует заплатить за это своей жизнью.



Гиппократ в трактате о поведении врача учил: все, что надо делать, делай спокойно и умело, так, чтобы больной мало замечал твои действия. Надо думать только о больном. Его всегда следует дружески ободрить весе-лым участливым словом, в случае необходимости строго и твердо откло-нить его требования, но в другом случае окружить любовью и разумным утешением. Главное же, как подчеркивал Гиппократ, - оставить больного в неведении о том, что ему предстоит, и особенно о том, что ему угрожает.

Согласно положениям персидской медицины, врач должен не только глубоко изучать искусство исцеления, много читать и заниматься, на-капливать возможно больший опыт по специальности, но и вырабаты-вать в себе умение выслушивать больного спокойно, болезнь его распознавать тщательно и старательно, а лечить добросовестно.

Врачу каждый раз приходится сталкиваться с различными по возрасту и воспитанию людьми, с различными темпераментами и характерами. Следовательно, поведение врача должно точно совпадать с психологи-ческим профилем каждого, всякий раз нового больного. Врач обязан не только рассеять сомнение и страх пациента, обнадежить его, но и умело скрыть собственное огорчение или недовольство, проявить спокойствие и самообладание. В отношении каждого больного реакция врача должна быть быстрой, иногда почти моментальной, а постановка диагноза и ин-струкции по лечению - предельно точными. Принимая серьезное ре-шение, врач должен представлять себе его последствия для здоровья и жизни больного и тем самым усиливать в себе чувство ответственности.

Отношение врача к больному не может определяться эмоциями. Его поведение, особенно в тех случаях, когда он должен действовать быстро и решительно, обычному человеку может показаться равнодушным и хо-лодным. Гуманное отношение врача к страдающему больному характери-зуется скорее пониманием его субъективного состояния, чутким, но не-многословным участием, щадящим обращением при обследовании и ле-чении, нежели полным и явным слиянием с его болезнью до такой степени, чтобы самому переживать «эмоциональный шок». Поэтому вра-чу за день неоднократно приходится менять свой эмоциональный настрой, приспосабливаться к несхожим ситуациям коммуникации, что вызывает необходимость иметь «послушную» эмоциональную органику.

Приведенные выше описания - это попытка выяснить, чем же должен обладать врач. Примечателен тот факт, что в них практически не говорит-ся о профессиональных знаниях, умениях и навыках. Они как бы a priori выносятся за скобки. Если проанализировать личностные черты врача, о которых говорилось выше, можно сделать следующие выводы.

196


Во-первых, врач должен уметь видеть и слышать больного. Во-вторых, он должен уметь понимать больного. В-третьих, врач должен уметь управ-лять своими эмоциями. В-четвертых, он должен уметь налаживать комму-никацию. Следовательно, можно предположить, что профессионально важные черты личности врача каким-то образом включаются в указанные выше положения. Последнее, однако, не означает, что эти положения сами по себе являются необходимыми и достаточными.

Что же является высшей точкой траектории развития самого врача? Ответ очевиден - акме. Но акме в этом случае, на наш взгляд, имеет как бы две составляющие. С одной стороны, акме - профессиональ-ные знания, умения, навыки, а с другой - профессионально важные качества личности. Понятно, что эти две составляющие не являются ни рядоположенными, ни параллельными. Скорее, они имеют слож-ные взаимосвязи, требующие специальных исследований.

В связи с вышеуказанным возникает следующий вопрос: «Что явля-ется источником акме врача?» Исследователи справедливо полагают, что это самообучение, самосовершенствование, саморазвитие. Но мы считаем, что есть другой путь движения к акме. Этот путь - направлен-ное обучение, в рассматриваемом случае - обучение в медицинском вузе. Через учебную деятельность студенты приобретают не только про-фессиональные знания, умения, навыки; у них начинают формиро-ваться профессиональные черты личности. Последнее связано с тем, что обучение в медицинском вузе имеет следующую особенность: с третьего курса, когда студенты впервые начинают изучать клинические дисциплины, они сразу же погружаются в профессиональную деятельность через самостоятельную курацию больных. Это происходит на каждой специальной дисциплине. Всеми действиями студентов ру-ководит преподаватель, который сам при этом является врачом. Следо-вательно, преподаватель, с одной стороны, является источником при-обретения знаний, умений и навыков, а с другой - источником фор-мирования профессионально важных черт личности.

А существует ли акме на этом этапе формирования специалистов, то есть у студентов-медиков? На поставленный вопрос очень точно ответил А.А. Бодалев, анализируя понятия «макро-» и «микроакме». Для «микроакме» характерно, что в каждый данный момент жизни достигается своя, пусть маленькая вершина, микроуспех, а это в кон-це концов может обеспечить восхождение на макровершину, достиже-ние успеха, значительного уже не только для тебя лично, но и для других людей, для общества, для человечества в целом. Здесь, на наш взгляд, мы подошли к принципиально важному моменту. Пережива-ние успеха от выполненного задания студентами-медиками во многом определяется тем, кто и как их учит. Речь в данном случае идет о пре-подавателе, о его возможностях, о его личностном потенциале, о его акме. Именно от того, как он воспринимается студентами, какой образ

197

преподавателя у них формируется, во многом зависит успешность их учебной деятельности. Если учесть, что студенты-медики изучают око-ло 100 дисциплин, которые читают разные преподаватели, «микроак-ме» студентов будет зависеть от сложнейших переплетений образов последних.



Мы провели пилотажное исследование, направленное на выявле-ние параметров восприятия другого человека, а именно преподавателя клинической кафедры. Для нас важно было попытаться определить, как формируется образ преподавателя у студентов-медиков. Студентам 6 курса лечебного факультета (120 человек) был задан вопрос: «Напи-шите фамилии трех преподавателей, которых Вы считаете хорошими, поставив их в ранговом порядке личной значимости для Вас». Мы спе-циально остановились на хорошем преподавателе (с точки зрения сту-дентов) для нахождения параметров его восприятия ими, что позво-лило выявить переживание студентами успеха/неуспеха в учебной дея-тельности по какой-то конкретной дисциплине. Из 120 опрошенных 90 студентов (75%) назвали фамилию преподавателя одной из клинических кафедр ММА им. И.М. Сеченова, приписав этому преподавателю первый ранг. Условно обозначим его N.

Труднее всего было выявить, из каких показателей может «склады-ваться» восприятие преподавателя и формироваться его образ. Автор данной статьи проанализировал профессиональную деятельность преподавателя-клинициста в медицинском вузе. Эта деятельность реализуется по трем направлениям: преподаватель-предметник, преподаватель-врач, препо-даватель-научный сотрудник. Таким образом, можно предположить, что восприятие преподавателя затрагивает указанные выше области его дея-тельности в медицинском вузе. Была разработана анкета, состоящая из 122 вопросов, которые (кроме нескольких вопросов общего характера) касались трех вышеуказанных областей деятельности преподавателя. В ан-кету входили вопросы закрытого (да/нет) и открытого типа. Последнее было вызвано тем, что нам представлялось важным получить данные от самих студентов, не привнося свою собственную информацию.

Студентам 4 курса (47 человек) лечебного факультета, которые учи-лись у преподавателя N (выделенного студентами как хорошего) перед зачетом была предложена данная анкета с просьбой заполнить ее имен-но по этому преподавателю. Совместно с А.С. Базиной (студенткой фа-культета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, кафедра общей психо-логии) мы сгруппировали вопросы анкеты по 17 шкалам, 7 из которых являются параметрами восприятия преподавателя, а остальные 10 -критериями оценки человека человеком, то есть тем, на что влияют выделенные параметры восприятия.

1. «Общие характеристики преподавателя» (3 вопроса).

2. «Информация о преподавателе» (7 вопросов).

3. «Научная деятельность преподавателя» (6 вопросов).

198

4. «Клиническая деятельность преподавателя» (3 вопроса).



6. «Настроение преподавателя» (8 вопросов).

16. «Отношение преподавателя к студентам» (12 вопросов).

17 «Первое впечатление о преподавателе» (8 вопросов).

Результаты обработки показали следующее.



Первая шкала. Для женщин не имеет значения возраст преподава-теля. Мужчины хотели бы заниматься у молодого преподавателя. Одна-ко можно предполагать и другое: студентам в большей мере будет им-понировать преподаватель старшего возраста, так как у него больший клинический опыт, а для студентов-медиков это имеет существенное значение. Естественно, что данное предположение требует дополни-тельных исследований. Кроме того, выявлено, что большинство сту-дентов хотели бы учиться у преподавателя-мужчины. Возможно, это связано с тем, что в обществе бытует расхожее мнение: врач-мужчина более компетентен.

Вторая шкала. Студенты хотят заранее знать о преподавателе. Инфор-мацию о нем они стараются получить от студентов других групп, которые раньше у него учились. Студентов интересует информация следующего характера: А) требовательность преподавателя; Б) методика проведения занятий; В) отношение преподавателя к студентам; Г) сведения о личной жизни (семейное положение, увлечения, образ жизни, занятия в свобод-ное время, интеллектуальный уровень, способности, характер); Д) ха-рактеристики социальной жизни (научная деятельность, отношение к преподавателю коллег и больных, поведение с людьми вне работы).

Отметим, что женщин в большей мере интересует требовательность преподавателя, а мужчин - отношение преподавателя к студентам. Остальные ответы не имеют тендерных различий. То, что студентов интересует методика проведения занятий, оказалось для нас несколь-ко неожиданным показателем. По-видимому, студенты все-таки заин-тересованы в качественной информации, которую они могут получить на занятии, а не только в сдаче зачета.



Третья шкала. Студентов интересует научная деятельность препода-вателя. Это связано с тем, что: А) соответствующие темы занятий бу-дут даваться более полно; Б) можно получить лучшее представление о преподавателе; В) несложно будет узнать личное мнение преподавате-ля по данной проблеме.

Кроме того, участники анкетирования ответили, что, несмотря на нежелание специализироваться в данной области медицины, знание научной ориентации их преподавателя поможет им получить инфор-мацию, которую они не смогут найти в учебнике.



Четвертая шкала. Студентов интересует клиническая деятельность их преподавателя, то есть какой он врач. Более того, если бы кто-нибудь из близких или знакомых заболел, они порекомендовали бы обра-титься к своему преподавателю как к врачу.

Шестая шкала. Студенты видят, с каким настроением преподаватель приходит на занятия. Они отмечают следующее: А) мне передается на-

199


строение преподавателя; Б) хорошее настроение преподавателя повыша-ет интерес к занятию, и группа чувствует себя более свободно; В) плохое настроение преподавателя создает барьер между ним и студентами.

Обнаружено также, что женщины более эмоционально зависимы от настроения преподавателя. Кроме того, студенты очень чутко реаги-руют на улыбку своего наставника. В основном они воспринимают ее как согласие с ответом, поддержку, признак того, что ответ доставля-ет удовольствие преподавателю.



Шестнадцатая шкала. Студентов волнует, как преподаватель к ним от-носится. Они подчеркивают, что, хотя среди них нет «любимчиков», преподаватель, тем не менее, их дифференцирует. Эта дифференциация осуществляется по следующим показателям: А) по уровню подготовки к занятию (по знаниям); Б) у любого человека есть свои симпатии и анти-патии; В) одни идут на занятия развлекаться, другие - учиться думать.

Студенты также отмечают, что даже если бы они не попали у дан-ного преподавателя в разряд «любимчиков», то не считали бы, что преподаватель несправедливо к ним относится.



Семнадцатая шкала. В ответах студентов можно выделить:

A) положительное впечатление - энергичность, высокий профессиональный уровень, хорошее отношение к студентам, чувство юмо-ра, ум, приятная внешность, объективность, четкая речь;

Б) отрицательное впечатление - самовлюбленность, плохое отно-шение к студентам, цинизм;

B) нейтральное или противоречивое впечатление - строгость, тре-бовательность, сдержанность, принципиальность, деловитость, педан-тичность.

Подчеркнем, что у большинства студентов первое впечатление о преподавателе - положительное. Кроме того, студенты отмечают, что несмотря на нежелание специализироваться в данной области меди-цины, на других дисциплинах они будут ссылаться на данного препо-давателя; в их памяти он останется по следующим причинам: А) он не похож на других; Б) у него интересные методики проведения заня-тий; В) он многому научил.

Обратим внимание на тот факт, что впечатление о преподавателе изменилось в лучшую сторону. Подавляющее большинство студентов считают, что отметка на зачете не изменит их впечатление о препода-вателе и что в дальнейшем они будут обращаться к нему за помощью и советом. Особо отметим, что при описании методики преподавания студенты подчеркивали, что занятия были очень насыщенными, дава-лось много информации, преподаватель был очень требователен, за-ниматься было очень трудно, но неожиданно занятия стали нравиться.

Проведенное нами пилотажное исследование показало, что во вре-мя занятий у преподавателя N студенты могли переживать свой успех, личные достижения. Мы считаем, что в процессе занятий студенты

200


достигали своих маленьких, но все-таки вершин - «микроакме». Под-тверждением этому является тот факт, что данный преподаватель оста-ется в их памяти и они будут обращаться к нему за помощью и советом. Таким образом, в направленном обучении создаются условия для дви-жения человека к вершинам в его профессиональной деятельности.

Каталог: book -> philosophy
philosophy -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
philosophy -> Книгах «Диалектика теория познания. Историко-философские очерки.»
philosophy -> Мераб Мамардашвили Введение в философию, или То же самое, но в связи с романом Пруста «В поисках утраченного времени»
philosophy -> Ііі о развити общества анализ известной части истории человечества
philosophy -> Бернард Эммануилович Быховский Сигер Брабантский
philosophy -> Анатолий Протопопов Трактат о любви, как её понимает жуткий зануда
philosophy -> Александр Архипович Ивин
philosophy -> Память, история, забвение. Рикёр П
philosophy -> Николай Бердяев Смысл творчества (Опыт оправдания человека)


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   24


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница