Смысл жизни и акме: 10 лет поиска материалы VIII x симпозиумов Под ред. А. А. Бодалева, Г. А. Вайзер, Н. А. Карповой, В. Э. Чуковского Часть 1 Москва Смысл 2004



страница5/24
Дата12.05.2016
Размер5.69 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Литература

Бердяев НА. Самопознание. М.: ДЭМ, 1990. Бердяев НА. О назначении человека. Париж, 1931. Булгаков СИ. Свет невечерний. М., 1994. Булгаков СИ. От марксизма к идеализму. СПб., 1903.

Дюркгейм Э. Социология и теория познания // Новые идеи в социологии. 1914. № 2.

Марцинковский В.Ф. Смысл жизни. Новосибирск, 1996. Толстой Л.Н Путь жизни. М., 1993. Трубецкой Е.Н Избранное. М., 1995.

Кацишина И.А. (Киев, Украина)

Смысл жизни как объект психологического

исследования

Для чего человек живет? В чем смысл его жизни? Эти вопросы все-гда волнуют. Стремление осознать свое назначение, осознать как жить, как строить свои планы на будущее, какой цели следовать, присуще человеку. Каждый, кто ставит себе эти вопросы, оказывается перед непростой проблемой осмысления своей жизни. Являясь проблемой глобального масштаба, смысл жизни относительно конкретного чело-века становится проблемой психологической, так как на поверхность реальности выходят глубокие противоречия человеческой психики, которые требуют разрешения. Задача психолога - используя потенци-ал человека, помочь ему разобраться в себе, определиться, сделать единственный и неповторимый выбор, который даст ему возможность обрести смысл. Проблема смысла жизни связана с проблемами лично-сти, и поэтому выступать в качестве объекта психологического иссле-

51

дования смысл жизни может при условии, если его рассматривать как образование в структуре личности. Осмысление жизни - один из критериев развития направленности личности и ее становления. Эта про-блема является очень важной в связи с возросшей потребностью в зна-ниях по практической психологии, педагогике, психотерапии.



Актуальность проблемы смысла жизни не требует доказательств. Исто-рия развития духовной культуры человечества пронизана поиском смыс-ла жизни. Эта проблема вечная, так как она повторяется на каждом витке истории, в сознании любого, кто размышляет о жизни. Своеобразие про-блемы смысла жизни обнаруживается, в частности, в том, что, являясь одной из ранних философско-этических проблем, она сохраняет посто-янную значимость, изменяя свою содержательную и эмоциональную ок-раску в зависимости от специфики конкретного исторического фона и особенностей индивида, который старается найти ее решение. Но вечная «молодость» данной проблемы не должна заслонять от нас ее реальный возраст. То есть научный анализ должен базироваться не только на иссле-довании современного контекста смысла человеческой жизни, но и на реконструкции исторического опыта.

Проблема смысла жизни не может решаться вне связи со всем тем, что принято именовать проблемой личности. Это было ясно многим фило-софам, однако первое наиболее глубокое осознание данной связи мы находим в этике И. Канта. Сам Кант видел сверхзадачу своей философии в объяснении феномена человека и считал, что существенное отличие человека умещается во всем том, что образовывает личность. То обстоя-тельство, что человек может владеть представлениями о собственном «я», бесконечно возвышает его над всеми другими существами, которые живут на Земле (Кант, 1966, с. 357). По утверждению Канта, смысл жизни не вне, а внутри человека, он имманентен личности. Фактором, образующим смысл жизни, является идея, которая принимает вид этического закона, обязанности, которая доведена до полноты понимания высшего блага, внутренне переживаемого человеком как одухотворенно-приподнятое.

В контексте исследования проблемы смысла жизни в философии Канта представляют интерес следующие моменты: 1) смысл жизни, как утверждает философ, не существует сам по себе, как некий атрибут реальности вообще, он - в осознании индивидом своего челове-ческого бытия, а это и есть проявление личности человека; 2) именно человеческий смысл дает индивиду в жизненных ситуациях ориентир добровольного самоподчинения этическому закону, который подни-мает человека над его собственной природой. Условием и духовной формой такого возвеличивания человека над собой есть осознание им своего места в мире (Кант, 1966, с. 11).

И.Г. Фихте видел смысл жизни в достижении индивидом полнейшего согласия с самим собой, в деятельности, в том, чтобы человек стал сво-

52

бодным умным существом. Понимание смысла жизни у Фихте основыва-ется на концепции природы человека, согласно которой каждое живот-ное является тем, что оно есть, и только человек - сначала ничто, но тем, чем он должен быть, он может сделаться, и сделаться сам, через собственную свободу. Известно утверждение Фихте: «Я могу быть только тем, чем я себя сделаю сам» (Москаленко, Сержантов, 1989, с. 13), то есть смысл жизни состоит в развитии человека, адекватном его собственной природе, а также в полноценном становлении личности. Но этот процесс предусматривает деятельность, причем деятельность, не замкнутую на индивиде: совершенствуясь, личность совершенствует мир.



М.М. Рубинштейн в своем исследовании «О смысле жизни», опуб-ликованном в 1927 г., оценивает как «интересную и поучительную» попытку охватить всю полноту действительности и решить проблему смысла жизни в философской системе Гегеля, которая представляет собой диалектическое единство трех линий развития: человеческого познания и его логики; форм бытия мира; ряда ценностей, которые бесконечно обогащаются. Именно поэтому всякое отдельное бытие и может быть понято как звено в цепи триединого мирового процесса, и тем самым может быть определен его смысл. Однако в этой системе единичное, индивидуальное, личностное приносится в жертву обще-му, целостной системе, абсолюту.

Вывод из краткого анализа трех философских учений о смысле жизни состоит в том, что говорить об этом понятии безотносительно к лич-ности нельзя, так как всегда существует чей-то и кем-то осознанный смысл жизни. Однако, будучи личностным феноменом, смысл жизни по своей сути, содержанию есть нечто надындивидуальное, связывающее жизнь индивида с системой, которая подчиняет его себе - но подчиняет таким способом, что это «покорение» становится собствен-ным атрибутом личности и выявлением ее свободы. Смысл жизни так-же осознается человеком и формируется на определенной мировоззренческой (философской или религиозной) основе и поэтому является своеобразной интеграцией системы ценностей, которые функциони-руют в определенном обществе.

Не касаясь далее философско-этического аспекта, остановимся на характеристике смысла жизни как «особой психологической реально-сти» (В.Э. Чудновский). В советской психологии к проблеме смысла жизни обращались немногие, но их труды заслуживают особого вни-мания и анализа. Так, С.Л. Рубинштейн (1973, с. 348) в книге «Человек и мир» писал, что «смысл жизни каждого человека определяется толь-ко в отношении содержания всей его жизни с другими людьми. Все вопросы, которые затрагивают мировоззрение, ответ на которые оп-ределяет то, как человеку жить и в чем искать смысл жизни... совпада-ют в одном вопросе - о природе человека и его месте в мире» (Рубин-

53

штейн, 1973, с. 382). Объясняя психологические явления, С.Л. Рубин-штейн подчеркивает, что «личность выступает как воедино связанная совокупность внутренних условий, которые преломляются через все внешние влияния» (там же, с. 242). При этом смысл жизни личности как феномен складывается благодаря проявлению этих «внутренних условий» во внешнем мире.

К.А. Абульханова-Славская в своей работе, посвященной жизнен-ной стратегии, определяет смысл жизни как «ценность и одновремен-но переживание этой ценности человеком в процессе ее выработки, присвоения или осуществления» (1991, с. 72-73). В отличие от моти-вов, которые в психологии рассматриваются как выражение потреб-ностей, смысл жизни следует понимать не только как стремление к чему-то, не только как будущую цель, которая определяется мотивом, но и как переживание, которое имеет место в процессе реализации данного мотива. К.А. Абульханова-Славская подчеркивает, что «смысл жизни - это психологическое средство переживания жизни в процессе ее осуществления» (там же, с. 73).

Поэтому, достигая конкретных целей в жизни, человек не теряет смысла, а, наоборот, усиливает его, переживает и убеждается в нем: «Смысл жизни - это способность субъекта переживать ценность жиз-ненных проявлений своей индивидуальности, своего “я”, своей лич-ности. Способность субъекта переживать ценность жизни, удовлетво-ряться ею и составляет ее смысл» (там же). С одной стороны, как от-мечает К.А. Абульханова-Славская, смысл жизни выражает стремления личности, ее потребности, а с другой - подтверждает ее реальные достижения, реальную способность выразить себя в формах жизни. Таким образом, смысл жизни - это не только будущее, не только перспектива, но и мера свершенного человеком, оценка достигнутого собственными силами по важным для личности критериям.

Согласно концепции поступка, которая разработана В.А. Роменцом (1990), феномен смысла жизни следует отнести к последействию поступ-ка. Поступок как объяснительный принцип психологии признается более удовлетворительным, чем рефлекс или действие именно потому, что его можно распространить на сложные феномены смысловой сферы личнос-ти без редукции особого содержания последних. В.А. Роменец, отстаивая достоинства поступкового механизма как логической и историко-психо-логической ячейки истории всемирной психологии, показал, что посту-пок является опосредующим звеном между психикой и ее объективным коррелятом (миром, другими людьми), между психикой и телом, а также между структурными компонентами психического. Поступок представля-ет собой способ самодетерминации человеческого поведения на основе самопознания и самотворчества и связан с формированием смысла жиз-ни. Человек познает себя, осуществляя поступок и анализируя его след-

54

ствия, создает себя, консолидируя смысл жизни. Проявлениями смысла жизни могут считаться конкретные установки, которые воплощаются человеком в его поступках. В историко-психологических работах В.А. Ро-менца раскрыта логическая структура поступкового механизма, которая связана с его исторической структурой, тем акцентом, который делала каждая культурная эпоха на одном из ее элементов.



Элементами логической структуры поступка являются ситуация, мо-тивация, действие и последействие. Формирование смысла жизни лично-сти происходит на этапе последействия, которое есть следствие рефлек-сии по поводу действия, а последнее, в свою очередь, воплощает резуль-таты мотивационной обработки ситуационной определенности.

Последействие характеризуется актуализацией самопознания на основе осуществления поступка и самосозиданием человека через кон-солидацию смысла жизни. В поступковом последействии осуществля-ется особый вид внутренней деятельности, которая характеризуется познанием и созданием новых психических подструктур, что можно определить как процесс поиска смысла жизни.

В свою очередь, процесс поиска смысла жизни человеком чрезвы-чайно сложен. И содержание этого процесса обусловлено особенностя-ми социальной среды, воспитания, индивидуальными потребностями и желаниями, которые могут и не осознаваться (уровень индивидуаль-ного бессознательного), «социальной наследственностью» («родовой» или «коллективной») и др. Чтобы воспитание было эффективным, все эти факторы должны учитываться.

Таким образом, смысл жизни как объект психологического иссле-дования в структуре личности нужно рассматривать с различных сто-рон, предполагая также усовершенствование, углубление различных функций индивида (когнитивных, социальных, биологических) в про-цессе формирования личности. Насколько взаимосвязано развиваются все эти процессы, настолько завершенным и значимым оказывается смысл жизни формирующейся или уже сформированной личности.

Литература

Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991.

Зеленкова И.Я. Проблема смысла жизни (опыт историко-этического исследования). Минск: Изд-во «Университетское», 1988.

Кант И. Соч.: В 6 т. М.: Наука, 1966. Т. 6.

Москаленко А.Т., Сержантов В.Ф. Смысл жизни и личность. Новосибирск, 1989.

Роменец В.А. Предмет и принципы историко-психологического исследова-ния. Клев: Университет, 1990.

Рубинштейн М.М. О смысле жизни. М.,1927.

Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 1973.

55

Карданова М.В. (Москва)

«Смысл жизни» в ипостаси античной

добродетели

Особенность проблемы смысла жизни заложена уже в самой ее формулировке, разводящей (или сводящей), а вернее, ставящей эти два понятия в положение взаимного поиска. Смысл и жизнь: жизнь, которая должна обрести смысл, и смысл, находящий свою предмет-ную реализацию в жизни. Каким образом происходит их взаимное «оп-лодотворение», имеет ли оно врожденный или приобретенный, дея-тельностный характер? Эта смысложизненная дихотомия напоминает проблему добродетели у Платона. Если добродетель является врожден-ной, то зачем ее воспитывать? Если же она приобретается обучением и не дана от природы, какой смысл наказывать за ее отсутствие? Ведь неспособность к чему-либо, как природный недостаток, не может быть подвергнута общественному осуждению (Платон, 1968).

Если ли в самой жизни смысл, который следует открывать и разви-вать, или он накладывается и приходит извне, как социально-психологи-ческая оценка, экспертиза человеческого существования, как требование личностной самоидентификации на стыке общественного и индивиду-ального. Интересен в этой связи миф о происхождении человека, расска-занный Протагором в одноименном платоновском диалоге. Согласно ему, неумение жить сообща поставило людей на грань вымирания, несмотря на то, что благодаря Прометею они научились поддерживать свое физи-ческое существование. Тогда Зевс повелел ввести среди людей стыд и правду, чтобы каждый был лично к ним причастен. Эта причастность, однако, не означала, по мнению участвовавших в разговоре философов, актуальной наличности этих нравственных (как и прочих) качеств в каж-дом отдельном человеке, а лишь всеобщую возможность их обретения в результате напряжения всех внутренних и внешних сил: «Жизнь, что судьба мне дала, потому я не трачу впустую / Ради надежды тщетной найти средь людей совершенство...» (Платон, 1968, с. 233).

Содержание «Протагора» (Платон, 1968) и других диалогов Платона (Платон, 2000) целиком посвящено обсуждению различных аспектов этой проблемы, решение которой рассматривается как необходимое условие мирного и созидательного единства индивидуального и общего.

Софисты, постоянные платоновские оппоненты, трактуют добро-детель как приобретение человеком определенных социокультурных стандартов поведения (смышленость в домашних и государственных делах), с помощью которых можно выявлять наиболее оптимальные, привычные для данной общности и санкционированные ею жизнен-ные пути и способы действия. При этом мировоззрение личности ока-зывается как бы проекцией социального пространства, передающего

56

свои границы: «летящая стрела» оказывается вовсе не летящей, а по-коящейся, а быстроногий Ахиллес обречен топтаться на одном месте, уступая «пальму первенства» черепахе.



Такой подход, критикуемый Платоном, дает одномерное представление о связи личности и общества: личность предстает как персони-фицированный образ, экземпляр социальных и культурных стандар-тов традиционного общества. Понимание внутреннего мира личности также оказывается в значительной степени ограниченным: опять-таки, диктуется одномерное, лишенное глубины и объема представление о нем как о мире значений, но не смыслов, о мире привычек, но не стремлений, о мире статичном, лишенном истории и развития. За стан-дартами поведения и мотивации, обнаруживающими связь мировоз-зрения личности с определенной социокультурной системой, оказы-ваются скрытыми интересы, потребности, установки, направленность личности. Но именно эти последние хранят более глубокую связь бы-тия индивида и бытия общества, опыт становления и самоутвержде-ния личности - то, что направляет ее жизнедеятельность и заставляет использовать воспринятые из культуры общества константы как сред-ство социально-исторического творчества (Огурцов, 2002, с. 38).

Актуально в этой связи звучит речь Сократа о соотношении глаго-лов «стать» и «быть». Стать добродетельным (справедливым, мужествен-ным, благочестивым, гражданственным и пр.) человеком трудно, но, возможно, пребывать в этом состоянии, то есть быть таковым постоян-но, человеку не под силу: «Добрый поступок свершая, всякий будет хорошим, / Зло совершая, будет дурным» (Платон, 1968, с. 232).

Для Сократа добродетель как синтетический показатель ценности че-ловеческой жизни, а тем самым и ее смысла, не задан извне, а коренится в понимающем отношении человека к самому себе и воспринимаемому им миру. «Я знаю, что ничего не знаю», поэтому - «познай самого себя» и мир как идею через ее всеобщие определения. Почерпнутые из социо-культурного опыта формы поведения, мотивации, мышления трактуют-ся им, в отличие от софистов, как результат становления и развития ин-дивидуального бытия личности на основе знания. Знание, которое наряду с науками включало риторику вместе с прочими искусствами (музыкой, поэзией, театром), с опорой на определенный образец должно было со-здавать в душе «строй и порядок», приводя ее из состояния раздроблен-ности в состояние цельности и гармонии с самой собой. А это, в свою очередь, приводило к изгнанию из души стремления к дурным удоволь-ствиям и несправедливым поступкам. Сократовская педагогическая уста-новка делает смысл в большей степени «личным делом» каждого, сводит его к размышлениям об участи и счастье отдельного человека, о блажен-стве и нравственном благополучии, достигаемом вопреки любым ударам судьбы благодаря разуму.

57

Эта позиция созвучна эпикурейским взглядам Лукреция, автора извест-ной антологии греческой философии «О природе вещей»: «Не сознавая, чего они сами хотят, постоянно / К мест перемене стремясь, чтоб изба-виться этим от гнета. / Часто палаты свои покидает, кому опостылел / Собственный дом, но туда возвращается снова внезапно, / Не находя вне его никакого себе облегченья.../ Так-то вот каждый бежит от себя и, по-нятно, не может / Прочь убежать; поневоле с собой остается в досаде, / Ибо причины своей болезни недужный не знает. / А понимай он ее, он бы, все остальное оставив, / Прежде всего природу вещей постарался постигнуть» (Лукреций, 1958, 1050-1070).



Аристотель подверг критике убежденность Сократа в том, что «никто, обладая знанием, не станет противодействовать добру», поскольку этот тезис Сократа якобы противоречит очевидности: одно дело - иметь зна-ние о добре и зле, а другое - уметь или хотеть этим знанием воспользо-ваться. Знание и действие - не одно и то же, знание носит общий харак-тер, действие же всегда является частным. Знание того, что мужество -середина между двумя пороками, еще не дает умения находить эту сере-дину в жизни. Добродетели - не качества разума, - делает вывод фило-соф в полемике с Сократом, - они всего лишь сопряжены с разумом. Главное в приобретении этических добродетелей - не само знание, а воспитание, привычка. Совершая храбрые поступки, человек привыкает быть мужественным, привыкая же трусить - трусом. Дело воспитателей и государства - прививать добродетели: «Люди дурные не все на свет яви-лись дурными» (Аристотель, 1984, 1337a10).

Можно или нельзя научить добродетелям, определить их содержа-ние, наполнить жизнь смыслом и т.п. - все эти вопросы «кочуют» в историко-философском времени, не находя окончательного ответа, и напоминают историю о городском поваре. Этот повар должен был го-товить пищу для всех граждан, не готовящих ее для себя, однако ему строго воспрещалось готовить пищу для тех, кто ее сам себе готовит. Ему пришлось бы умереть с голоду, поскольку, готовя пищу для само-го себя, он готовил бы ее для человека, на обслуживание которого распространялся запрет, а в противном случае - готовя для самого себя — он нарушал бы установление относительно тех лиц, обслужи-вать которых ему было положено. Можно ли решить этот логический парадокс и накормить повара? (Менде, 1969).

Философское мышление о мире никогда не было простым описа-нием, безучастным изображением картины внешней действительности; оно всегда содержало в себе определенную позицию взирающего на мир субъекта, выражало то или иное отношение человека к сущему. И это отношение, каким бы абстрактным оно ни казалось, всегда осу-ществлялось в рамках вполне конкретных истин. Именно поэтому философские и моральные воззрения постоянно встречались на общей почве смысложизненных «предельных» вопросов и выходили с ними в

58

сферу педагогики: на их основе строились теории по преобразованию (просвещению и воспитанию) человеческого рода (Дробницкий, 1977). «...Вместе с талантом получили они (философы) обязанность быть наставниками своих сограждан» (Чернышевский, 1950, с. 315).



Необыкновенно интересный по форме и содержанию педагогичес-кий материал по изучению и размышлению над проблемой тесной свя-зи философской истины, нравственности и смысла жизни дает история и культура античности. Он показывает, что формирование теоретичес-кого и педагогического представления о «смысловом» бытии личности в рамках определенной общности - об ее становлении, самоутверждении в самой себе и в обществе, об имманентной направленности и деятель-ной реализации этого бытия - происходит еще в древности (Дробницкий, 1977). В последующие периоды истории философии проблема «смыс-лового» бытия личности в бытии общества, от заложенных античностью традиций, продолжала и продолжает разрабатываться как через «меха-нику» воздействий внешнего социального мира на потребности лично-сти и на ее сознание, так и через рассмотрение процесса внутреннего становления ее потребностей, сил и способностей (Кемеров, 1977).

Находясь, как «буриданов осел», между двумя совершенно одинако-выми по виду и качеству охапками сена, то есть будучи подверженным действию двух абсолютно необходимых величин - жизни и смысла, -человек обречен на их познавательно-нравственно-деятельное и конкрет-но-историческое взаимодействие (даже в случае полной пассивности), а вовсе не на абсолютное бездействие или голодную смерть осла, которой последний может избежать, позвав другого осла.

Перспективы решения проблемы смысла жизни и ее собственно педагогического определения в наши дни, как и прежде, зависят от оптимального сочетания представлений об объективных условиях об-щественной жизни как реальной основе становления и функциониро-вания личности с представлениями о личности как обособленной це-лостности, участвующей в «смысловой» перестройке этих условий.

Литература



Аристотель. Политика // Соч.: В 4 т. М.: Мысль, 1984. Т. 4.

Дробницкий О.Г. Проблемы нравственности. М.: Наука, 1977. 332 с.

Кемеров В.Е. Проблема личности: Методология исследования и жизненный смысл. М.: Политиздат, 1977.

Лукреций. О природе вещей. М.: Изд-во АН СССР, 1958.

Менее Т. Мировая литература и философия / Пер. с нем. М.: Прогресс, 1969.

Огурцов АЛ. Педагогическая антропология: поиски и перспективы // Человек. 2002. № 1. С. 21-55.

Платон. Протагор // Соч.: В 3 т. М.: Мысль, 1968-1971. Т. 1.

Платон. Диалоги. М.: Мысль, 2000.

Чернышевский Н.Г. «О поэзии». Сочинение Аристотеля // Избранные философские соч.: В 3 т. М.: Мысль, 1950-1951. Т. 1.

59

Меренков В.И. (Москва)

Смысл жизни: становление, динамика, выбор

За одним и тем же термином «смысл жизни» скрываются три совер-шенно различных понятия. Это, прежде всего, философский смысл жиз-ни, синонимом которого является термин «предназначение» и его анало-ги (предназначение человека, предназначение человечества). Второе по-нятие - смысл жизни постфактум, смысл, который определяется, когда человек прожил свою жизнь или завершенный период ее. Пример: Пет-рарка писал солидные труды в духе гуманизма Возрождения и считал это главным делом своей жизни, но потомки восприняли и будут помнить его как певца любви. Наконец, третье понятие, обозначаемое термином «смысл жизни», - это психологический смысл жизни отдельного чело-века вкупе с его регуляторной функцией (мотивационной и ориентирую-щей). Ниже речь пойдет именно об этом смысле жизни.

Современный мир противоречив, сложен и быстро меняется. Поэто-му стихийное обретение людьми своего адекватного смысла жизни ма-ловероятно. По крайней мере, в России, по данным исследований, «удач-ливых» в этом плане не более 10%. Поэтому ищущим свой смысл целе-сообразно перейти к более эффективному способу - выбору подходящего для себя смысла жизни из спектра обобщенных смыслов жизни, пред-ложенных в форме общедоступных научных положений и в форме жиз-ненных историй. Имплицитно по этому пути шел В. Франкл, создатель логотерапии (1996). Особенность данной формы психотерапии в том, что клиенту предлагается ограниченный круг смыслов жизни, но отсут-ствует объективный контроль результата - какой смысл жизни выбран клиентом в итоге, посилен ли для него этот смысл жизни и т.п.

Какой же спектр смыслов жизни может быть предложен для выбора сегодня на базе знаний наук об обществе и о человеке? Существует три группы таких смыслов жизни:

. смыслы, связанные с преходящей современной цивилизацией;

. смыслы, связанные со стихийно возникающей альтернативной экологической цивилизацией;

. смыслы, связанные с попытками как-то трансформировать совре-менную цивилизацию с тем, чтобы избежать экологической катастрофы.

На сегодня эмпирически выявлено свыше 22 обобщенных смыслов жизни. В мире за каждым из них стоят достаточно многочисленные общ-ности людей. Некоторые смыслы жизни (сверх основных 22), например, служение красоте, не рассматриваются ниже, так как их носители отно-сительно малочисленны и маловлиятельны в современном мире.

Рассмотрим подробнее двадцать два наиболее распространенных обоб-щенных смысла жизни. Их можно разделить на несколько подгрупп. Пер-вая из них - смыслы «успеха»: власть, деньги, слова, материальное по-требление, социальный статус. Вторая - смыслы «служения»: служение людям, высшему (пример - богу), науке (истине), искусству, идее (идеи

60

могут быть разными - доброта, месть, спасение природы и т.д.). Третья подгруппа - смыслы «переживаний»: удовольствие, впечатления, экст-ремальные переживания, комфорт и душевный покой. В четвертую под-группу объединяются смыслы жизни мессианского типа. Это, во-первых, преобразование мира, общества в лучшую сторону. Примеров много -объединение Италии (Гарибальди); освобождение Индии (Ганди); осно-вание «города благополучия» (Р. Оуэн); создание идеального общества (Либерталия; авторы многочисленных утопий, начиная с Т. Мора). Это, во-вторых, просвещение людей. Это, в-третьих, защита человечества от болезней (примеры - ликвидация натуральной оспы и полиомиелита). Это, в-четвертых, превращение Земли в цветущую планету (например, в книге Сент-Экзюпери). Технологически сегодня это вполне реально, не-пробиваемой пока преградой оказывается психология подавляющего числа жителей нашей планеты, однако аналогичные замыслы относительно соб-ственного поселения неоднократно реализовывались отдельными инди-видами. К пятой подгруппе относятся два особо перспективных смысла жизни - стремление к самосовершенствованию и стремление к творче-ству как к процессу, шире - к решению «задач» (что-то создавать). Рас-пространены еще два смысла жизни - самоутверждение (пример - глав-ный герой повести C. Есина «Имитатор», живописец) и стремление все-гда быть центром некоего круга людей, быть их баловнем (пусть хотя бы одного человека!). К тем или иным из этих двадцати двух обобщенных смыслов (а также к некоторым другим, не столь распространенным) сво-дятся и многочисленные феноменологические смыслы жизни, напри-мер, профессия как смысл жизни.



Вышеуказанные смыслы жизни являются обобщенными, то есть конкретная их реализация может быть различной (например, просве-щение людей может иметь разную направленность: у Н. Амосова -одну, у Ф. Углова - врача, борца с алкоголизмом - другую, у фран-цузских энциклопедистов - третью). Отметим, что для простоты смысл жизни был представлен в тексте как имеющий монолитную структуру, но в реальности часто встречаются и иные структуры (Чудновсшй, 1999). Следует также еще раз подчеркнуть, что обрести смысл жизни удается меньшинству людей - тем, кто достиг определенной стадии развития как субъект своей жизненной активности. Наличие смысла жизни как раз и является критерием достижения этой стадии.


Каталог: book -> philosophy
philosophy -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
philosophy -> Книгах «Диалектика теория познания. Историко-философские очерки.»
philosophy -> Мераб Мамардашвили Введение в философию, или То же самое, но в связи с романом Пруста «В поисках утраченного времени»
philosophy -> Ііі о развити общества анализ известной части истории человечества
philosophy -> Бернард Эммануилович Быховский Сигер Брабантский
philosophy -> Анатолий Протопопов Трактат о любви, как её понимает жуткий зануда
philosophy -> Александр Архипович Ивин
philosophy -> Память, история, забвение. Рикёр П
philosophy -> Николай Бердяев Смысл творчества (Опыт оправдания человека)


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница