Социально-педагогическая адаптация студентов вуза культуры и искусств средствами культурно-досуговой деятельности


ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ ВУЗА СРЕДСТВАМИ КУЛЬТУРНО-ДОСУГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ



страница2/17
Дата11.05.2016
Размер2.07 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ СТУДЕНТОВ ВУЗА СРЕДСТВАМИ КУЛЬТУРНО-ДОСУГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


    1. Социально-педагогическая адаптация как объект междисциплинарного изучения

Проблема адаптации человека к природной и социальной реальности является предметом изучения многих естественных и общественных наук, изучающих человеческую жизнедеятельность в многообразных формах её проявления. «Зародившись в лоне естественнонаучного знания – биологии, в рамках которой достаточно давно предпринимались попытки изучения процессов взаимодействия организма и окружающей среды, проблема адаптации расширилась до области гуманитарных и социальных наук, обогатившись при этом их идеями, приобрела новое содержание и значение» [199, с. 9]. Адаптационная проблематика привлекает внимание специалистов разных отраслей, рассматривающих человека как субъекта деятельности, общения, познания, и исследующих ресурсы его приспособления и развития. Интерес к возможностям адаптации актуализируется в условиях существенного изменения условий жизнедеятельности человека в контексте технологических, социальных, политических, экономических и иных трансформаций, и разработка проблемы адаптации в настоящее время приобретает все более комплексный характер.

Проблема социально-педагогической адаптации человека является предметом научного исследования не более последних двадцати лет [2; 58; 115; 145; 174; 282 и др.]. На понимание социально-педагогической адаптации как формы активного социального приспособления в значительной мере оказали влияние накопленные различными отраслями научного знания представления об адаптации в целом. Данное обстоятельство обусловило необходимость рассмотрения философского, физиологического, социального, психологического, культурологического, педагогического аспектов адаптации человека.

В работах [53; 55; 60; 179] отмечается, что начала представлений об адаптации были заложены античными философами Анаксогором, Демокритом, Аристотелем, которые обозначали данное явление в терминах «гармония», «праза», «пропорция», «энтелехия», «целесообразность». При объяснении происхождения феномена адаптации одни философы указывали на взаимовлияния живых существ и условий существования, их взаимное изменение друг друга, другие – на особые механизмы (способы и средства), опосредующие взаимодействие организмов с условиями жизни, как на своеобразные приспособления. «Анаксагор объяснял изменение конституции человека под влиянием пищи, климата, воды, образа жизни. Демокрит сделал вывод, что именно образ жизни, деятельности, движения определяет специфику и многообразие форм и окраски животных. Аристотель выделяет три причины формы и активности живых тел: конечная цель, материальная необходимость, исходное начало движения. Он сводит адаптацию к категории «качество», изменяющееся от здоровья к болезни» [Цит. по 60, с. 12-13]. Таким образом, в классической философии в представления об адаптации заложены общие закономерности и связи между существующими обстоятельствами и последовательным становлением личности.

В первой половине XVIII века французский натуралист Ж. Бюффон (G. de Buffon) высказал мысль о наличии адаптационных процессов; он считал, что прямым влиянием условий среды на изменяющиеся соответствующим образом организмы определяется основной механизм приспособления. В работах французского биолога Ж.-Б. Ламарка (J.-B. de Monet Lamarck) для характеристики отдельных фактов соответствия строения и функций организмов среде их обитания используется термин «приспособление». В работах по адаптационной проблематике распространено мнение, что первое использование в научном обороте термина «адаптация» (от лат. adaptatio – приспособление [217, с.16]) связано с именем немецкого физиолога Г. Ауберта (H. Aubert), который применил его в своей работе «Физиология сетчатки» («Physiologie der Netzhaut») для описания приспособления чувствительности органов зрения к воздействию раздражителей различной интенсивности. Но о дате введения Г. Аубертом (а точнее - Г. Обером) данного термина в научную лексику сведения неоднозначные: одни исследователи указывают на вторую половину XVIII в. [68; 153; 188; 214 и др.], другие называют 1865 г. [20; 83; 116; 158; 213 и др.]. Нам представляется более верной дата – 1865 г., учитывая годы жизни ученого (23.11.1826 – 02.02.1892 [288]). А. Б. Геогиевский в своем историко-методологическом исследовании «Эволюция адаптаций» [55, с. 31] подчеркивает, что английский физиолог Ч. Белл (Ch. Bell) дал первую и вполне содержательную характеристику понятия адаптация (adaptation), понимая под этим способность организмов существовать в определенной среде, но, автор не указывал на то, каким образом эта способность была приобретена [289, с. 7]. В целом же, именно от идей Ж.-Б. Ламарка ведется отсчет общебиологического подхода к изучению проблемы адаптации, которую в данном ракурсе соотносили, в первую очередь, с приспособлением организмов и эволюцией различных форм жизни.

Включение термина «адаптация» в отечественный научный оборот произошло к середине ХХ века (работы В. В. Васнецова1, Д. Н. Кашкарова2, Е. И. Лукина3, А. Н. Промптова4, И. И. Шмальнаузена5). До этого времени слово «адаптация» отсутствовало в справочниках и словарях; так Н. Е. Дмитриева указывает в своем исследовании [69, с.14]: «в «Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля нет понятия «адаптация». Есть словарная статья к слову «приспосабливать», в которой даются следующие толкования: «приноровить, применить, приложить, сделать удобным, годным, способным для чего-либо». Нет слова «адаптация» и в словаре С. И. Ожегова, изданном в 1968 г., однако включены однокоренные слова к глаголу «приспособиться», имеющему значение «освоившись с чем-нибудь, приобрести нужные навыки, сноровку»…». В дальнейшем понятие адаптации прочно утвердилось в научной терминологии и со второй половины ХХ века вышло за рамки биологической науки и эволюционной теории и начало использоваться в медицине, социологии, психологии, математике, кибернетике (работы А. Г. Аганбегяна и В. Н. Шубкина6, Р. Беллмана 7, Т. Г. Дичева и К. Е. Тарасова8, В. К. Лабутина9 и др.).

Широкое применение понятия «адаптация» в различных областях знания привело к появлению многообразия его значений, связанных с акцентированием внимания на различных видах и формах адаптации человека, границы между которыми достаточно условны, поскольку детерминируются различными видами жизнедеятельности. В биологической науке данным понятием пользуются для обозначения устойчивости к воздействию различных факторов и степени выживаемости особей, популяций; в физиологии и медицине – для обозначения приспособительных реакций, перестройки жизнедеятельности организма в норме и патологии; в педагогике термин «адаптация» ассоциируется с приспособленностью человека к обучению и воспитанию; в психологии и социологии адаптацию связывают с процессом и результатом установления согласованных взаимоотношений между личностью и социальной средой; в философии в данное понятие вкладываются общие закономерности процесса приспособления системы к условиям внешней и внутренней среды. В экономике адаптацию рассматривают как процесс активного противодействия, обеспечивающий самосохранение субъекта рынка; в технических науках и кибернетике разрабатывается понятие «адаптивной системы», под которым подразумеваются самонастраивающиеся системы; филологи говорят об «адаптационных», «адаптированных» текстах. Постепенное расширение адаптационной проблематики вызвало у исследователей опасения об адекватности использования термина, так, Г. Л. Шкорбатовым было высказано мнение, что в силу широты и многоплановости проблема адаптации «утратила четкие границы» [275, с. 775].

Само определение понятия «адаптация» представляет собой методологическую проблему. «Детальный анализ дефиниций, включающий 46 определений, приведен в исследовании Т. В. Середы» [Цит. 199, с. 11]). В работе А. Б. Георгиевского [55] представлен анализ значительного числа определений адаптации, которые классифицированы на основе характера связей между индивидом и средой, содержанием и характером процесса адаптации, основной цели и результата адаптации. Данные определения сгруппированы следующие образом: тавтологические определения (наиболее распространенные в справочной литературе), в которых понятие адаптации толкуется как перевод латинского термина

«adaptatio» в значении приспособления организмов к среде, например, «адаптация - приспособление строения и функций организма, его органов и клеток к условиям среды» [198, с. 10]; определения через «главный признак», в которых понятие адаптации исходит из особенностей структурно-функциональной организации живого и рассматривается в аспекте выраженности на биохимическом, морфологическом, физиологическом или поведенческом уровнях, например, «поведенческие адаптации - это наследственно закрепленные различные формы поведения с целью приспособления к условиям среды» [135]; полисемантические определения, в которых заложен многоаспектный характер самого явления и подчеркивается интерпретация адаптации как процесса, цели и результата, например, «адаптация - это процесс и результат внутренних изменений, внешнего активного приспособления и самоизменения индивида к новым условиям существования» [199, с. 17]. Представляется, что выявленные многообразие, неоднозначность атрибутов адаптации связаны со спецификой задач исследований, использованием понятия в разных научных областях, акцентированием на различных сторонах изучаемого явления. Поэтому, прежде чем перейти к рассмотрению проблемы адаптации в различных аспектах, представляется необходимым выявить общее инвариантное содержание понятия адаптации.

Стоит согласиться с мнением Г. И. Царегородцева о том, что адаптация может быть отнесена к таким общенаучным понятиям, которые возникают на «стыках», «точках соприкосновения» наук или даже в отдельных областях знания … и экстраполируются в дальнейшем на многие сферы естественных и социальных наук. «Понятие «адаптация», как общенаучное понятие, содействует синтезу, объединению знаний различных (природных социальных, технических) систем. Наряду с философскими категориями, общенаучные понятия способствуют объединению исследуемых объектов различных наук в целостные теоретические построения» [Цит. по 283, с.10]. Ю.А. Урманцев в своей статье «Природа адаптации (системная экспликация)» [250] также отмечает, что адаптация» - типичное междисциплинарное понятие: по своему объему и содержанию оно охватывает не только биологические, но и социальные, технические, лингвистические, психологические и некоторые неорганические адаптивные системы. Поэтому, рассматривая адаптацию как общенаучное понятие, мы будем исходить из определения, предложенного А. Б. Георгиевским, - «Адаптация есть особая форма отражения системами воздействия внешней и внутренней среды, заключающаяся в тенденции к установлению с ними динамического равновесия» [55, с. 27]. Данное определение существенно отличается от многих частных определений наличием общих позиций, широко представленных в научной литературе. Как указывает автор, адаптация – это процесс активного отражения, обеспечивающего самосохранение системы в ее развитии, а диалектическое единство двух противоположных сторон - процесса и результата – является источником совершенствования самого явления адаптации. Важной частью анализируемого определения является и то, что адаптация вырабатывается и к внешним, и к внутренним воздействиям, т.е. система обладает возможностями восприятия влияний разных источников и реагирования на эти воздействия. А как тенденция к установлению определенной устойчивости с внешней и внутренней средой адаптация не носит абсолютного характера, являясь условием процесса развития материальных систем. Убедительна точка зрения А. Б. Георгиевского и о том, что приведенное определение понятия адаптации применимо ко всем системам, обладающим устойчивостью по отношению к внешним и внутренним воздействиям на основе саморегуляции и управления (биологические, технические, социальные).

С биологических позиций адаптация как приспособление организма, популяции, вида к условиям окружающей среды есть одно из основных качеств живой материи, являющееся настолько всеобъемлющим, что нередко отождествляется с самим понятием жизни. В Большой Советской Энциклопедии адаптация определяется как «процесс приспособления строения и функций органов (особей, популяций, видов) и их органов к условиям среды» [33, с. 216]. Накопление биологических знаний о феномене адаптации сопряжено с влиянием эволюционной теории, что выразилось в понимании взаимовлияний происхождения адаптации и эволюции (от лат. еvolutio - развертывание) как естественного процесса развития живой природы: с одной стороны реализация эволюции рассматривается посредством адаптации (эволюционная теория Ч. Дарвина), с другой – адаптация объясняется через сущность эволюции (концепция адаптациогенеза). Открытие Ч. Дарвиным механизма органической эволюции показало, что по существу вся эволюция есть адаптация: любой признак организации является адаптивным. Адаптация как инструмент эволюции живого представляет собой непрерывный, саморегулируемый процесс возникновения новых адаптаций в постоянно изменяющейся среде [179, с. 11]. С позиций эволюционной теории, адаптация является необходимым условием существования живого и включает в себя обязательное взаимодействие организма со средой, и живому организму как ведущему компоненту в системе «организм-среда» присуще самодвижение и саморегуляция, что невозможно без адаптации. На взаимосвязь адаптации и эволюции указывал известный палеонтолог М. Рудвик (M. J. Rudwick): «Концепция адаптации стоит в центре современных дискуссий о механизмах эволюционного изменения» [292, с. 27]. Таким образом, адаптацию в биологии используют для обозначения фундаментального свойства организма, отражающее уровень его организации и изменчивости как биологической системы.

Итак, с одной стороны, под адаптацией понимают свойство любой живой саморегулируемой системы, обеспечивающее ее устойчивость к условиям среды, с другой, адаптация рассматривается как динамическое образование, как непосредственный процесс приспособления к условиям среды. Поскольку адаптация является свойством любого организма, оно присуще и человеку, но он, обладая психической и социальной природой, представляет собой не только биологическую систему. Поэтому при изучении проблем адаптации человека принято рассматривать три функциональных уровня: физиологический, психологический и социальный; на этом основании выделяют физиологическую, психическую и социальную адаптации, как межуровневые взаимодействия – психофизиологическую и социально-психологическую адаптации, и отдельные виды социальной адаптации, связанные с многообразием человеческой деятельности (культурная, профессиональная, учебная, бытовая и др.).



Физиологический аспект проблемы адаптации определяется, прежде все, тем, что природа человека и его физиологические свойства не могут меняться быстро. Как указывал П. К. Анохин, несоответствие между этими процессами ведёт к возникновению «ножниц» между биологической природой человека и окружающей средой [11, с. 123-125]. Большая Советская Энциклопедия дает следующее определение физиологической адаптации: это – «совокупность физиологических реакций, лежащая в основе приспособления организма к изменению условий и направленная к сохранению относительного постоянства его внутренней среды - гомеостаза» [33, с. 217]. С проблемой адаптации связано учение о гомеостазе или динамическом постоянстве внутренней среды организма. В XIX веке французский ученый К. Бернар (C. Bernard) впервые поставил вопрос о постоянстве внутренней среды организма и факторах, его удерживающих, и трактовал способность организма к поддержанию постоянства своей внутренней среды как условие свободного существования. В рамках учения американского физиолога У. Кеннона (W. Cannon) о гомеостазе (термин гомеостаз был предложен им в 1929 г.) адаптация понимается как динамический процесс, благодаря которому подвижные системы живых организмов, несмотря на изменчивость условий, поддерживают устойчивость, необходимую для существования и развития. У. Кеннон писал: «В открытой системе, каковой является наше тело, составленное из неустойчивого материала и подверженного непрерывному воздействию условий, вызывающих в нём нарушения, его постоянство само по себе говорит о действии или готовности к действию агентов, поддерживающих это постоянство» [285, с. 185]. В условиях активного взаимодействия со средой организм может сохраниться в качестве системы, лишь развивая специальную активность, направленную на поддержание стабильности. Состояние внутренней устойчивости организма позволяет ему, активизируя одни физиологические системы и затормаживая другие, перестаиваться, переходить на новый уровень, и приспосабливаться к условиям окружающей среды.

Проблемы адаптации рассматривались в фундаментальных исследованиях И. М. Сеченова, И. П. Павлова, Н. Е. Введенского, которые вскрыли основные механизмы саморегуляции, координации и интеграции функций и определили общие закономерности приспособления человека к условиям существования. В исследованиях И. П. Павлова, А. А. Ухтомского было показано, что адаптивные реакции организма обеспечиваются не отдельными органами, а определённым образом организованными и соподчинёнными между собой системами. Эти системы представляют собой образования, которые складываются в организме в ответ на действие среды и объединяют нервный центр и исполнительные органы, принадлежащие к различным анатомо-физиологическим структурам. В дальнейшем именно такие системы П. К. Анохин обозначил как функциональные и показал, что поступающая в нервный центр на основе обратной связи информация о результате выполненного действия (о достигнутом адаптационном эффекте) является главным системообразующим фактором.

Изучение адаптационных процессов тесно связано с представлением о стрессе. Термин «стресс» (от англ. stress – напряжение [217, с. 476]) был введен канадским ученым Г. Селье (H. Selye) в 1929 г. и первоначально использовался для описания неспецифического ответа организма на разных уровнях на любое требование извне. Адаптивная роль неспецифических реакций состоит в их способности повышать устойчивость (резистентность) организма к факторам среды. В результате исследований закономерностей стресса и адаптации в 1936 г. Г. Селье была сформулирована концепция общего адаптационного синдрома, которая рассматривается как совокупность общих (неспецифических) защитных реакций, возникающих в организме при действии значительных по силе и продолжительности внешних и внутренних раздражителей. Описанные в классических исследованиях Г. Селье стадии стресса характерны для любого адаптационного процесса, поскольку включают и непосредственную реакцию на воздействие, требующее адаптационной перестройки (А - фаза тревоги, аларм-реакция), и период максимально эффективной стадии (Б - фаза резистентности), и (в случае недостаточности адаптационных механизмов) нарушение адаптационного процесса (В - фаза истощения) (рисунок 1).


Нормальный уровень сопротивления

Рис. 1. Три фазы общего адаптационного синдрома

Автор концепции общего адаптационного синдрома предположил ограниченность адаптационных возможностей организма. Выявленные Г. Селье закономерности проявления неспецифических (не зависящих от причин воздействия) реакций организма при стрессе, а именно: относительная независимость физиологических сдвигов от типа воздействия, по мнению Ф. Б. Березина, позволяет связывать адаптационный процесс с наиболее общими интегративными системами организма [24].

Ф. З. Меерсон определил адаптацию как «приспособительную реакцию организма на повышенные требования окружающей среды, позволяющую организму выжить в условиях ранее не совместимых с жизнью, приобрести те черты, возможности, которые ране были недоступны» [149, с. 45] и выделил два основных вида физиологической адаптации: срочную или генотипическую (наследственно обусловленную) и долговременную или фенотипическую (приобретенную в ходе жизни). По его мнению, процесс адаптации есть «эффективная, экономная, адекватная приспособительная деятельность организма к воздействию факторов внешней среды» [Там же, с. 111].

Механизмы и динамика адаптационного процесса определяются состоянием и соотношением внешних и внутренних условий деятельности. В. И. Медведев описывает механизм адаптации как смену программ регуляции жизнедеятельности организма. В центральной нервной системе имеются готовые программы регуляции (рассчитанные на наиболее вероятные или постоянно существующие условия внешней среды), начинающие работать при повышении напряжения имеющихся систем регулирования под влиянием изменений; ряд программ формируется как результат обобщения прошлого опыта в процессе индивидуального развития человека. Поиск оптимальной программы адаптации растягивается на достаточно длительное время, и не только потому, что он осуществляется методом проб и ошибок, но и из-за инертности многих процессов. Пока новая программа не создана, а старая программа поддержания гомеостаза уже разрушена, для организма создаётся очень сложное положение, а когда поиск программы заканчивается, наступает период стабильной адаптации [146]. В данной трактовке понятие «адаптация» тесно связано с пониманием здоровья как состояния удовлетворительной адаптации и болезни как состояния «поломки» адаптационных механизмов.

Современное понимание здоровья как состояния полного физического, психического и социального благополучия (согласно Уставу Всемирной организации здравоохранения) базируется на представлениях о комплексе биопсихосоциальных свойств личности, обеспечивающих ее активное и эффективное функционирование в среде. В связи с этим, В. К. Бальсевич указывает, что при рассмотрении сущности здоровья речь идет не только о состоянии структур и систем организма, но и об адаптивных способностей этих систем [22, с. 15-20].

По нашему мнению, определение, наиболее полно раскрывающее суть процесса адаптации и соответствующее современным взглядам физиологии, дано В. И. Медведевым: «Адаптация – это системный ответ организма на длительное и многократное воздействие внешней среды, направленный на такое изменение структуры гомеостатического регулирования, которое обеспечивает его жизнь и деятельность путем формирования адекватного внешнему фактору первичного ответа и минимальной реакции платы» [146, с. 63]. Таким образом, можно заключить, что в работах физиологов адаптация понимается как процесс перестройки разнообразных функций и систем организма, направленный на поддержание внутреннего гомеостаза.

В психологии с позиции существующих теорий развития личности адаптация рассматривается как состояние индивидуума, и как процесс достижения адаптации (адаптированности). В большинстве психологических теорий пусковым моментом для процесса адаптации является акт рассогласования системы «личность-среда», переживаемый человеком как состояние психического напряжения, а результатом – равновесие этой системы.

В концепции бихевиоризма адаптация понимается как процесс (или состояние, достигающееся как результат этого процесса) физических, социально-экономических или организационных изменений в специфически групповом поведении, социальных отношениях или культуре. Следует отметить также, что в бихевиористском понимании социальной адаптации речь идет преимущественно об адаптации групп и здесь не рассматриваются личностные изменения, происходящие в процессе адаптации индивида. В работах необихевиористов (Г. Айзенк (H. Eysenck) и его последователи) адаптация (adjustment) понимается как состояние гармонии между индивидом и природной или социальной средой, в котором потребности индивида и требования среды полностью удовлетворены, а также как процесс, посредством которого это гармоничное состояние достигается. Отмечается также адаптивный характер изменения поведения через учение, приобретение социальных умений, но признаются только внешние, немотивированные реакции стимульного воздействия среды [95].

В интеракционистской концепции понимание адаптации сопряжено с идеей социальной активности личности, что нашло свое выражение во ведении понятия «эффективная адаптации личности» как разновидности адаптации, при достижении которой личность удовлетворяет минимальным требованиям и ожиданиям общества. Важно отметить, что представители интеракционистского подхода проводят различие между адаптацией (adaptation) и приспособлением (adjustment). Так, Т. Шибутани (T. Shibutani) относит адаптацию к более стабильным формам поведения, чем приспособление: «Каждая личность характеризуется комбинацией приемов, позволяющих справляться с затруднениями, и эти приемы могут рассматриваться как формы адаптации. В отличие от понятия «приспособление», которое относится к тому, как организм приспосабливается к требованиям специфических ситуаций, адаптация относится к более стабильным решениям – хорошо организованным способам справиться с типическими проблемами, к приемам, которые кристаллизуются путем последовательного ряда приспособлений» [274, с. 78]. Согласно Л. Филипсу (L. Philips), адаптированность выражается двумя типами ответов на воздействие среды: 1) принятие и эффективный ответ на знакомые, неновые факторы; 2) гибкость и эффективность при встрече с новыми и потенциально опасными условиями, а также способность придавать событиям желательное для себя направление. В этом смысле адаптация означает, что человек успешно пользуется создавшимися условиями для осуществления своих целей, ценностей и стремлений [291]. Основными признаками эффективной адаптированности являются адаптированность в сфере «внеличностной» активности, где индивид приобретает знания, умения и навыки, добивается компетентности и мастерства, и адаптированность в сфере личных отношений, где устанавливаются эмоционально насыщенные связи с другими людьми. То есть адаптированность может наблюдаться в любой сфере деятельности, и адаптивное поведение характеризуется принятием решений, проявлением инициативы. Как отмечает А. А. Налчаджян, здесь просматривается полезная идея, согласно которой общая адаптация (и адаптированность) является результатом последовательного ряда ситуативных адаптаций к повторяющимся обстоятельствам, условиям [162, с. 10-12].

Вопросы адаптации широко отражены во многих работах З. Фрейда (S. Freud), а механизмы и процессы защитной адаптации рассмотрены в ставшей классической для психоаналитиков работе А. Фрейд (A. Freud) «Психология Я и защитные механизмы» [260; 261]. При анализе проблемы проявления защитных механизмов личности З. Фрейд характеризует возникновение ощущения тревоги как возможности человека в целях адаптации изменять свои импульсы так, чтобы их можно было выражать посредством социально приемлемых мыслей и действий. Адаптация в психоаналитической теории А. Адлера (A. Adler) рассматривается как следствие фрустрациии ( от лат. frustratio - обман, тщетное ожидание, расстройство замыслов [197]) - психического состояния, возникающего в ситуации несоответствия желаний имеющимся возможностям. Итогом такого фрустрационного опыта, по мнению А. Адлера, является негативный или позитивный результат адаптации, определяющий социальную полезность личности, ее тип. В концепции Э. Эриксона (E. Erikson) поворотным моментом в достижении цели является кризис, который означает источник силы и недостаточность адаптации. Итак, адаптация, рассматриваемая как устойчивое равновесие личности к требованиям среды, в своем содержании А. Адлером, З. Фрейдом, Э. Эриксоном описывается общей формулой «конфликт – тревога – защитная реакция» [265].

Психоаналитическая концепция адаптации Х. Хартмана (H. Hartmann) опирается на особое значение конфликтов в развитии личности, и адаптация, по его мнению, включает как процессы, связанные с конфликтными ситуациями, так и те процессы сферы, свободной от конфликтов. Психоаналитики также предлагают различать адаптацию как процесс и адаптированность как результат этого процесса, и в рамках данной концепции адаптированным считается человек, у которого продуктивность, способность наслаждаться жизнью и психическое равновесие не нарушены. Современные психоаналитики широко используют введенные еще З. Фрейдом понятия «аллопластических» и «аутопластических» изменений и, соответственно, различают две разновидности адаптации: а) аллопластическая адаптация осуществляется теми же изменениями во внешнем мире, которые человек совершает для приведения его в соответствие со своими потребностями; б) аутопластическая адаптация обеспечивается изменениями личности (ее структуры, умений, навыков и т.п.), с помощью которых она приспосабливается к среде [162, с. 15]. Х. Хартман как разновидность адаптации выделяет еще поиск индивидом благоприятной для функционирования организма среды, и отмечает, что задача адаптации к другим людям встает перед человеком со дня его рождения: он адаптируется к той социальной среде, которая частично является результатом активности предыдущих поколений и его самого; им введено понятие «социальная уступчивость» для обозначения явления «исправления» социальной средой нарушения адаптации таким образом, что неприемлемые в одних социальных условиях формы поведения становятся приемлемыми в других. Исходя из этого, Х. Хартман считает процесс адаптации человека многослойным, причем, представление об уровне адаптации лежит в основе концепции здоровья человека. Таким образом, представителями школы психоанализа была создана широкая система понятий, объясняющих механизмы психической адаптации человека к социальной среде.

Э. Фромм (E. Fromm) первым отметил зависимость адаптированности от личностных свойств, характеризующих стратегию поведения; он выделил базовую потребность «преодоления» пассивности, достижения собственной значимости, творческого самовыражения. В результате активной адаптации в структуре личности формируется новообразование, которое Э. Фромм назвал социальным характером [262]. Своеобразное развитие этих идей выразил В. Франкл (V. Frankl), который вследствие прагматичной трактовки процесса адаптации (польза, выгода, успех) видел проявления социального характера личности в том, что на самом деле человеку требуется не состояние равновесия, а скорее борьба за определенную цель, достойную его; а идеи о том, что человеку нужен некий «гомеостаз», равновесие он считал опасными заблуждениями [259]. Адаптация в концепции самоактуализации А. Маслоу (A. Maslow) понимается как гетеростатический процесс мотивационной природы. Им выделены качественные характеристики самоактуализирующихся людей, которые могут стать основой формирования успешной адаптации личности: эффективное восприятие жизни, принятие себя и других, непосредственность, центрированность на проблеме, креативность, глубокие межличностные отношения, разграничение средств и целей, демократический характер [146]. В нашем исследовании мы опираемся на представления В. Франкла об адаптации личности через рефлексию стремления к успеху в деятельности, качеств самоактуализирующейся личности А. Маслоу, базовой потребности преодоления Э. Фромма.

В отечественной психологии принят деятельностный подход к проблеме развития психики и личности. Становление деятельностного подхода в психологии связано с культурно-исторической концепцией Л. С. Выготского; разработками в области теории деятельности А. Н. Леонтьева, положением о взаимоотношениях личности и среды С. Л. Рубинштейна, а также концепцией персонализации, разработанной В. А. Петровским и A. B. Петровским [51; 125; 198; 203]. Содержательно адаптация, рассматриваемая с позиций деятельностного подхода, отчасти связана с преодолением и предупреждением разнообразных адаптивных барьеров, противоречий и конфликтных ситуаций в жизнедеятельности индивидов [81]. Так, С. А. Пакулина заключает, что понятие «адаптация» в деятельностном подходе рассматривается российскими учеными как приспособление к изменяющимся факторам внешней среды, реже к самому себе [179, с. 20]. Таким образом, деятельностный подход выражает диалектическое взаимодействие среды адаптации и личности адаптанта, т.е. человека приспосабливающегося, адаптирующегося к новым условиям.

В психологических исследованиях термин «психическая адаптация» в настоящее время используется достаточно широко, причем на сегодняшний день ее перестали отождествлять с социальной, хотя, безусловно, эти процессы взаимосвязаны. Ф. Б. Березин определяет психическую адаптацию как процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления свойственной человеку деятельности, который позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовать связанные с ними значимые цели (при сохранении физического и психического здоровья), обеспечивая в то же время соответствие психической деятельности человека, его поведения требованиям среды» [25, с.5]. При этом автор указывает на три аспекта психической адаптации: собственно психический, социально-психологический и психофизиологический. Социально-психологический аспект адаптации обеспечивает адекватное построение микросоциального взаимодействия, в том числе - профессионального, достижение социально значимых целей, и способен выступать в качестве уровня регулирования адаптационного напряжения. Именно этот аспект приспособления предполагает особое значение осознания социального статуса, ролевого поведения в системе межличностных взаимоотношений. Соответственно, социально-психологическую адаптацию личности многие исследователи [67; 85; 144; 151; 162; 268 и др.] рассматривают как процесс взаимодействия и взаимного приспособления группы и личности, при этом личность выступает как субъект и объект адаптации, а группа (социальная среда) является не только адаптирующей, но и адаптируемой стороной.

Работы ряда исследователей [19; 21; 30; 72; 125; 131; 162 и др.] посвящены изучению вопросов социально-психологической адаптации в производственной и непроизводственной сферах деятельности человека. В первую очередь, социально-психологический аспект адаптации связан с трудностями усвоения новых социальных норм и поддержания определенного статуса в малой группе. Так, в работе М. П. Будякиной и А. А. Русалиновой [37] социально-психологическая адаптация рассматривается как приспособление к групповым нормам и системе взаимоотношений в конкретной производственной группе: она выражается в приспособлении новичка к социальной жизни производственной группы, в формировании положительных отношений с товарищами по работе и в достаточно высоком уровне удовлетворенности этими отношениями. С началом обучения в вузе студент сталкивается с новыми условиями деятельности и социальной среды, эффективность приспособления к которым в значительной мере определяет успешность его учебной деятельности и дальнейшее личностное развитие. По мнению некоторых авторов на начальном этапе обучения (на первом и втором курсах) происходит адаптация к социальной среде вуза, а на старших курсах – к избранной профессии и специальности [19; 24].

Социологические исследования проблемы адаптации направлены на выявление факторов, способствующих формированию наиболее эффективной, активной формы адаптации с социумом. На социальном уровне в ходе адаптации происходит приспособление индивида к изменяющейся среде с помощью различных социальных средств, что предполагает решение повторяющихся проблем путем использования принятых способов социального поведения.

Ввиду того, что социальная адаптация сопутствует всем видам деятельности человека, всем социальным общностям, она выступает необходимым условием включения индивида в малую социальную группу. Если социальная адаптация оказывается всеобщим механизмом «включенности» личности в любые виды социальной деятельности, то она рассматривается как способ и средство, обеспечивающие развитие самого общества. Непрерывные изменения в социальной реальности развития личности в обществе «определяют смещение состояния адаптированности на свойство адаптивности и приводят к реализации активной, преобразующей функции как личности, так и среды» [151, с. 23]. В данном рассмотрении социальная адаптация выступает как процесс приспособления личности к существующим общественным отношениям, нормам, образцам, ценностям, традициям общества, в котором живет и действует человек, а также как результат и условие эффективного взаимодействия личности с социальной средой.

В социологии социальная адаптация рассматривается не только на уровне взаимоотношений личности и среды, но также как процесс приспособления малых и больших групп. Л. Л. Шпак социальную адаптацию определяет как «...приспособление и привыкание личности и общностей (классов, социальных групп и слоёв, наций, трудовых коллективов, семьи), а также самодеятельных коллективов и движений к изменяющимся условиям, формам и способам общественной жизни и преобразование социальной среды в соответствии с личными и общественными потребностями» [277, с. 37]. Отсюда социальную адаптацию в первом приближении можно определить как процесс и результат установления относительного взаимного соответствия между потребностями личности и требованиями социальной среды [199, с. 20].

Нередко социальная адаптация трактуется несколько упрощенно как «интеграция личности в сложившуюся систему социальных отношений» [165, с. 57], поскольку, по нашему мнению, в данном понимании в недостаточной мере, по нашему мнению, учитывается значение активности и социальной среды, и человека. Процесс социальной адаптации, по Ж. Пиаже (J. Piaget), выступает как единство процессов аккомодации (усвоение правил среды, «уподобление ей») и ассимиляции («уподобление» себе, преобразование среды), т.е. как двусторонний процесс и результат встречной активности субъекта и социальной среды; указанные процессы тесно связаны между собой и опосредуют друг друга. «Точно также, - писал Ж. Пиаже, - как нет ассимиляции без аккомодации (предварительной или текущей), так нет и аккомодации без ассимиляции» [Цит. по 256, c. 93]. В работе И. А. Милославовой также отмечается объектно-субъектный характер адаптации (приспособление и приспосабливание) и указывается, что благодаря социальной адаптации человек усваивает необходимые для жизнедеятельности стандарты, стереотипы, с помощью которых активно приспосабливается к повторяющимся обстоятельствам жизни [153]. По мнению Т. Н. Вершининой, если социальная среда активна по отношению к субъекту, то в адаптации преобладает приспособление; если же во взаимодействии доминирует субъект, то адаптация носит характер активной деятельности [46].

Таким образом, важным фактором и процесса, и результата социальной адаптации является активность, деятельность человека. Поэтому достаточно полным, на наш взгляд, является определение социальной адаптации, приведенное в словаре по социальной педагогике: «активное приспособление человека к условиям социальной среды (среде жизнедеятельности) путем усвоения и принятия целей, ценностей, норм и стилей поведения, принятых в обществе» [218, с. 12].

Социальные факторы (производственные и межличностные отношения, социальные связи, общение и т.д.) являются такими же объективными формами воздействиями на человека, как и факторы биологические. Изучение социальной адаптации во многом сопряжено с представлениями о физиологической адаптации человека. По мнению В. Г. Асеева, концепция Ф. З. Меерсона о срочной и долговременной адаптации имеет не только узко биологическое значение, но может использоваться и для определения научных подходов к изучению социальной адаптации, так как в процессе индивидуального развития человека у него вырабатываются механизмы адаптации, основанные не только на структурных изменениях морфофизиологических систем, но и прежде всего, на перестройке социальных отношений между людьми [19, с. 5]. Очевидно, и биологическая, и социальная адаптация осуществляются в рамках общих адаптационных механизмов, но способность к социальной адаптации – это, в первую очередь, проявление высоких адаптационных возможностей психической деятельности человека, в силу ее ведущей роли в переработке информации и субъективного отражения факторов среды. С позиции социологии и психологии сущность адаптации не устраняет биологических и физиологических форм приспособления, а видоизменяет и опосредует их от природного приспособления «индивид - природная среда» к социальному приспособлению «личность - социальная среда» [179, с. 12-13]. Таким образом, социальная адаптация является сложным процессом «вхождения» личности в новую социальную среду, причем сущность данного процесса заключается в содержательном, творческом приспособлении индивида к новым для него условиям жизнедеятельности.



Культурологический аспект проблемы адаптации человека основан на понимании адаптации как сложного процесса социокультурной перестройки общества, связанного как с изменениями внутри самого общества, так и с изменениями условий жизнедеятельности, среды обитания. Представления о ведущей роли культуры в становлении личности заложены трудами Д. С. Лихачева, А. Ф. Лосева, Х. Ортега-и-Гассет, А. Швейцера (А. Schweitzer) [130; 131; 173; 272] и других, изучение саморазвития личности как субъекта культуры отражено в работах К. А. Абульхановой-Славской, М. А. Ариарского, Б. Д. Парыгина [1; 14; 15; 182].

Как отмечает С. Ляушева, культура должна дать человеку возможность определить свое место в мире, дав ему при этом определенный образ мира как некий бессознательный комплекс представлений, обеспечивающий возможность человеческой активности в мире [134]. Основываясь на представлении об адаптации как способности системы для самосохранения приводить себя по принципу обратной связи в соответствие со средой, можно заключить, что источником культурной адаптации является несоответствие освоенных, привычных форм и способов культурной деятельности новым потребностям и возможностям адаптантов в условиях изменившейся среды, и данная несогласованность (упомянутые ранее «ножницы») ведет к возникновению системы качественно новых изменений внутри культуры, которая по тем или иным причинам перестала удовлетворять потребностям человеческого общества. И если подобные изменения принимаются социальной системой, то они в той или иной форме стереотипизируются и закрепляются в культуре. Таким образом, культурную адаптацию понимают как «приспособление социальных групп и отдельных индивидуумов к меняющимся природно-географическим и социально-историческим условиям жизни посредством изменения стереотипов сознания и моделей поведения, форм социальной организации и регуляции, норм и ценностей, образа жизни, направлений и технологий деятельности, а также механизмов коммуникации и трансляции социального опыта» [220].

В трудах Л. Уайта (L. White), Э. С. Маркаряна, А. Я Флиера [249; 141; 142; 257] культура рассматривается как адаптивная система, пространство, необходимое для человеческой жизнедеятельности. Социокультурная адаптация, которую выделяет, например Л. Л. Шпак [277; 278] и другие исследователи, определяется необходимостью приспособления к условиям внешней среды элементов традиционной материальной и духовной культуры и проявляется в виде трансформации некоторых элементов культуры. В данном аспекте стоит необходимо отметить точку зрения Э. С. Маркаряна [141], который считает, что человеческое общество является не просто адаптивной (наподобие биологической), а адаптивно-адаптирующей системой, поскольку человеческая деятельность имеет преобразовательную природу. Данный термин «призван выразить именно двуединую природу человеческой деятельности, которая, продолжая быть адаптивной, в то же время благодаря возникновению феномена культуры становится целенаправленной преобразующей деятельностью» [81]. Выделение особой разновидности систем - «адаптивно-адаптирующих» и причисление к ней общества имеет целью уточнение социального контекста адаптации. Одним из фундаментальных подходов к феномену адаптации является культурологический подход, ставящий в центр внимания проблему взаимосвязи социально-педагогической адаптации и культуры

По мнению Л. Л. Шпак, социокультурная адаптация – «это форма взаимоприспособления субъектов и социокультурной среды на основе обмена духовно-практическими возможностями и результатами деятельности в конкретных адаптивных ситуациях» [278, с.106], и этот вид адаптации, как считает автор, отличается от других преобладанием духовно-практических усилий адаптантов, реализующих адаптивный потенциал человека и имеющие ценностно ориентационное значение. В качестве синонима социокультурной адаптации в науке употребляется такое понятие, как «аккультурация». Так, в словаре-справочнике «Культура и культурология» указывается: «Культурная адаптация индивида, как правило, начинается с этапа аккультурации, т. е. совмещения прежних стереотипов сознания и поведения с процессом освоения новых, а затем может привести и к ассимиляции, т. е. к утрате прежних культурных паттернов (ценностей, образцов, норм) и полному переходу на новые» [220]. На наш взгляд, оптимальным результатом социокультурной адаптации является не ассимиляция, а культурная интеграция (от лат. integratio – восстановление, восполнение, от лат. integer – целый) предполагающая гармоничное взаимодействие, при котором степень приверженности к новой культуре и верность собственной сбалансированы.

Концептуальная схема аккультурации, которая с начала 90-х годов ХХ века становится наиболее предпочитаемой моделью аккультурации, была предложена Дж. Берри (J.W. Berry) [290]. Особенностью точки зрения Дж. Берри является рассмотрение им аккультурации как результата взаимодействия не только культурных, но и психологических процессов; он активно оперирует термином «стресс» и обосновывает стратегию выхода из стрессовых ситуаций, поскольку источник стресса, по его мнению, заключается не в самой культуре, а именно в процесс аккультурации.

Данная точка зрения поддерживается отечественными исследователями, так В. В. Гриценко пишет: «В едином процессе социально-психологической адаптации нам представляется целесообразным выделить социокультурную адаптацию (или аккультурацию) как процесс, в результате которого происходит изменение внешних поведенческих стратегий индивида в ответ на требования новой социокультурной среды, и психологическую адаптацию как процесс, в результате которого достигается внутреннее равновесие, психологическая удовлетворенность в новом социокультурном контексте» [63]. Признание важности и необходимости для индивида усвоения норм и ценностей новой культуры привело в последнее время к появлению большого количества исследований в русле теории тренинга социальных навыков. Стоит согласиться с мнением В. В. Гриценко о том, что из данной теории следует, что психологические трудности адаптации в новой культуре проистекают вследствие отсутствия у человека необходимых культурных знаний и навыков, и помочь овладеть ему подобными знаниями и навыками могут специально организованные культурные тренинги. Тренинг (от англ. train - обучать, воспитывать) понимается как метод активного обучения, направленный на развитие знаний, умений и навыков и социальных установок. Поэтому, в качестве фактора, оказывающего влияние на процесс социокультурной адаптации, можно выделить опыт знакомства с новой культурой.



Педагогические аспекты проблемы адаптации человека тесно связаны с вопросами социализации и освоения социального опыта. Понятие о социализации как процессе полной интеграции личности в социальную систему, в ходе которого происходит ее приспособление, сложилось в структурно-функциональном направлении американской социологии (Т. Парсонс (Т. Parsons), Р. Мертон (R. Merton)) [152; 180]. В традициях этой школы социализация раскрывается через понятие «адаптация». На сегодняшний день неоднозначным является вопрос о соотношении понятий социальной адаптации и социализации. Социализация, как считает И. С. Кон, с одной стороны, – это «усвоение индивидом социального опыта путем вхождения в социальную среду, систему социальных связей, с другой стороны – процесс воспроизводства системы социальных связей индивидом за счет его активной деятельности, активного включения в социальную среду» [101, с. 338]. Под социальным опытом понимают «исторически селектированные и аккумулированные в общественном сознании членов сообществ формы осуществления любой социально значимой деятельности и взаимодействия людей» [41], и в педагогике социальный опыт можно рассматривать как смыслообразующее понятие, поскольку специально организованная деятельность по передаче социального опыта являет собой это суть педагогического процесса. Известным является суждение, приравнивающее адаптацию к социализации, рассматривающее адаптацию и социализацию как единый процесс взаимодействия личности и общества [10; 40]. Но процессы социализации и социальной адаптации далеко не всегда совпадают, и можно согласиться с точкой зрения А. А. Налчаджяна, который отметил, что личность может быть социализированной, но дезадаптированной [162, с. 29] Адаптацию, как более общую категорию по отношению к социализации, рассматривает Т. Шибутани, отмечая, что социализация представляет собой форму адаптации [274, с. 429–436]. В работах [48; 85; 177] делается вывод, что социализация личности, обусловленная в основном влиянием со стороны социальной среды, является необходимым условием адаптации индивида в обществе. По мнению Т. К. Кончанина, адаптация является одним из этапов социализации [105], подобная точка зрения нашла отражение в учебных пособиях и словарях [184; 198; 218].

Итак, в разных отношениях социальная адаптация может рассматриваться и уже, и шире социализации. Для дифференциации этих понятий мы согласимся с точкой зрения В. Н. Соловьева: «… путь к решению этого вопроса один: понимать под адаптацией метод, способ, каким осуществляется социализация, развитие личности и ее воспитание. Более того, социализация только и может реализоваться через адаптацию личности к социальному окружению. Социализация меняется в зависимости от содержания ее этапов, от целей и задач, стоящих перед ней, но основной (и, может быть, единственный) метод, каким она осуществляется, остается неизменным – это адаптация» [226, с. 21-22]. Данное мнение о соотношении социальной адаптации и социализации поддерживает Лебедева Е. А., указывая, что «социальная адаптация выступает важнейшим механизмом социализации индивида, позволяя последнему не только усваивать социальные нормы, опыт, систему ценностей общества, но и развивать способность к адаптации, в результате чего индивид приобретает такие черты как осознание единства своих и коллективных интересов, сопереживание, сочувствие, целеустремленность, заинтересованность в общем деле» [124]. Поэтому, можно заключить, что социальная адаптация является существенным, хотя и не единственным, фактором социализации.

С целью воспроизводства социальной системы, сохранения социальных структур общество стремится сформировать социальные стереотипы и стандарты (групповые, классовые, этнические, профессиональные и др.), образцы ролевого поведения и, чтобы не быть в оппозиции по отношению к обществу, личность усваивает этот социальный опыт путем вхождения в социальную среду, систему существующих социальных связей. В. А. Сластенин отмечает, что тенденция социальной типизации личности и позволяет рассматривать социализацию как процесс адаптации и интеграции человека в обществе путем усвоения социального опыта, ценностей, норм, установок, присущих как обществу в целом, так и отдельным группам [216].

С педагогической точки зрения социализация представляет собой регулируемый процесс вхождения человека в «поток социальной жизни» и предполагает не столько сознательное усвоение предлагаемых форм и способов жизни в конкретном социуме, сколько выработку собственных ценностных ориентаций совместно со взрослыми, сверстниками и самостоятельно [33, с. 206]. Особенное значение педагогический аспект социализации приобретает на этапе взросления, подготовки и вступления человека в самостоятельную жизнь, поскольку проявляется в согласовании с меняющимися социальными условиями его адаптации, обособления и активного взаимодействия. «Обособление – процесс самоизоляции от окружающей среды или противостояние через проявление своей индивидуальности, черты которой могут приниматься на какой-то период времени социальной средой или не приниматься и приводить к конфликту» [Там же, с. 207-208]. Процесс обособления возникает в ситуациях желания человека иметь собственный взгляд на проблему, деятельность или жизнь, который может не совпадать с системой ценностей конкретного сообщества (например, студенческой группы), а активность в процессе взаимодействия человека с социумом характеризует его как субъекта этого процесса, способного оказывать влияния на эту социальную среду. В силу своей природной активности личность сохраняет и развивает тенденцию к независимости, свободе, формированию собственной позиции и неповторимой индивидуальности. Следствием активного взаимодействия является развитие и преобразование не только самой личности, но и общества, поскольку происходит не только актуализация усвоенной системы социальных связей и опыта, но и создание новых, в том числе и личного, индивидуального опыта. Таким образом, эффективная социализация человека в новых для него условиях жизнедеятельности всегда предполагает определенное соответствие адаптации, обособления и активности.

Необходимость достижения такого баланса ориентирует педагогов на поиск оптимального соотношения между интересами, установками, поведением адаптанта и предъявляемым ему требованиями социума. Поэтому результативность адаптации рассматривается как успешность в ведущих видах деятельности (для студентов – учебная и внеучебная деятельность) и в значимых видах взаимоотношений с людьми (родителями, педагогами, сверстниками).

По поводу агентов социализации, то есть фигур, оказывающих социализируемого субъекта давление с целью направления его развития в социально желаемое русло, в научной литературе нет единого мнения. Так, Н. Ньюкомб (N. Newcomb), Д. Мацумото (D. Matsumoto) к агентам социализации относят как людей, так и социальные институты [147; 171], тогда как С. И. Розум указывает, что рассмотрение социальных институтов в качестве агентов социализации весьма спорно: «… знания о мире … социализируемый в конечном итоге получает в структуре совместной деятельности с конкретным человеком, который будучи субъектом общественной жизни, является носителем общепринятой картины мира» [200, с. 271]. Считаем возможным согласиться с Ньюкомбом и Д. Мацумото, поскольку освоение индивидом социального опыта как конечного результата социализации возможно вне совместной деятельности с конкретным человеком, а, например, посредством средств массовой информации.

В целом, выделяют две разновидности социализации: целенаправленную, осуществляемую специалистами через специально организованные социальные институты общества (система общественного воспитания, общественные организации и объединения, средства массовой информации), и стихийную социализацию, которая формируется во взаимодействии и под влияние объективных обстоятельств жизни в конкретном обществе (социальное окружение, образ жизни, этнические и религиозные традиции и пр.). Наряду с указанными видами социализации Н. В. Бордовская и С. И. Розум обращают внимание на то, что социализация включает и сознательное самоизменение человека (самообразование, самовоспитание, саморазвитие), реализуемое им в соответствии или вопреки объективным социальным условиям [33, с. 211]. С понятием саморазвития личности связывают процесс, который направлен на преодоление противоречий в стремлении к достижению духовной, физической и социальной гармонии. Самореализация выступает как проявление внутренней свободы, обусловленной осознанием своих духовных и физических возможностей, и как адекватное управление собой в изменяющихся социальных условиях [216].

В социально-культурной деятельности как отрасли педагогической науки особое внимание уделяется роли культуры и деятельности по созданию и освоению ценностей культуры в процессах социальной адаптации и социализации личности (М. А. Ариарский, А. Д. Жарков, Т. Г. Киселёва, А. В. Соколов, Ю. А. Стрельцов [16; 75; 96; 224; 233; 234] и др.). Н. Н. Ярошенко отмечает: «Современная теория социально-культурной деятельности, стремится рассматривать процесс воспитательного воздействия среды комплексно, обращаясь к материалам различных наук о человеке и культуре» [287, с. 42], поэтому проблема адаптации человека изучается во взаимосвязи с процессами социализации и инкультурации. Ведущей проблемой в этом направлении становится выявление закономерностей приобщения личности к культуре, воспитание ее способной к преобразованию реальности, занятиям творчеством. Вхождение человека в социум, мир культуры сопряжено с процессами адаптации, а поскольку культура охватывает все виды деятельности человека, все сферы социальной жизни, то она, как подчеркивают Н. Ф. Василевская и Н. В. Кузнецова, «является неотъемлемым атрибутом человеческого существования и деятельности» [43, с. 25]. Значение культуры как адаптивной системы рассмотрена выше, но считаем нужным отметить утверждение Л. К. Кругловой о том, что наиболее важную роль в процессе социализации личности играют такие взаимодополняющие функции культуры как адаптационная и человекотворческая: «Для общества культура создает человека, способного осуществлять расширенное воспроизводство данных социальных отношений, а человека она снабжает знаниями, навыками, умениями, овладев которыми он получает возможность существовать в данном обществе» [113, с. 4].

Собственно социально-культурная деятельность выполняет, по мнению М. А. Ариарского, адаптивно-нормативную функцию - «хоминизация личности: освоение формирующимся индивидом … элементарных человеческих качеств, адаптация к социуму и его культуре, приобретение способности к самоконтролю и саморегуляции поведения» [16, с. 85-86], и, как отмечает автор «каждый индивид в своём становлении и развитии проходит стадии хоминизации и социализации, большинство - инкультурации, многие достигают стадии индивидуализации, когда личность в полной мере реализует свои творческие потенции, самореализует себя» [Там же, с. 213]. В словаре по социально-культурной деятельности указано, что под инкультурацией личности понимается «вовлечение человека в мир культуры, в систему знаний о мировой и отечественной культуре и сложившихся в обществе ценностных и нормативно-регулятивных установках, в культуроохранительную, культуросозидающую, культуротворческую деятельность, постижение искусства и культурно-информационных процессов, в духовно насыщенное общение и эстетическое освоение окружающей действительности; достижение автоматизма в использовании наиболее общих стандартов культуры» [163, с. 34]. Итак, социализация, осуществляясь на основе хоминизации, служит предпосылкой инкультурации, и всё, что освоил индивид на всех этапах своего развития интегрируется в индивидуализации; и с переходом от начальной стадии развития к следующим роль культуры неизменно возрастает. Индивидуализация характеризуется преобразованием идеальных форм культуры в индивидуальном поведенческом опыте личности. М. А. Ариарский отмечает, что приобщение личности к культуре отчасти совпадает с процессами хоминизации и социализации, а также служит личности для приобретения индивидуального опыта и утверждения своей индивидуальности [14, с. 151]. Именно индивидуализация, по мнению А. В. Соколова, представляет собой «высший этап духовного и физического развития человека, состоящий в полном раскрытии его индивидуальных природных потенций (уникальная, своеобразная самореализация личности)» [224, с. 123]. Процессы хоминизации, социализации, инкультурации, индивидуализации тесно взаимосвязаны, однако свойственный им взаимопроникающий характер не позволяет рассматривать эти процессы исключительно в указанной последовательности.

Ю. Д. Красильников подчеркивает зависимость структуры личности от той страты (социального слоя или группы), к которой она принадлежит и указывает на влияние социальной группы на процессы адаптации и социализации личности: «Именно этой принадлежностью обусловлены органическая взаимосвязь важнейших компонентов личности, ее психофизическая адаптация в среде обитания (хоминизация), общественная сориентированность (социализация), уникальность восприятия среды и её взаимодействие (индивидуализация)» [96, с. 287]. В рамках парадигмального подхода к развитию личности в условиях социально-культурной деятельности А. А. Жаркова выделяет адаптацию, наряду с индивидуализацией и интеграцией, как фазу развития структуры личности [76]. Данная точка зрения согласуется с накопленными в социологии культуры представлениями о социальной адаптации как фазе социализации. Так, А. Я. Артемьев называет два механизма как «фазы социализации: социальную адаптацию … и интериоризацию (процесс включения социальных норм и ценностей во внутренний мир человека, способ перевода ценностей в структуру Я») [Цит. по 231, с. 44], также Г. В. Осипов выделяет социальную адаптацию и интериоризацию в качестве фаз социализации [Цит. по 50, с. 16].

В целом, в социально-культурной деятельности акцентируется внимание на активности личности в процессе адаптации, а успешная социализация и инкультурация личности, ее саморазвитие как субъекта культуры рассматривается в качестве важнейшего условия эффективного развития общества.

Как разновидность активного приспособления личности к условиям социальной среды выделяют социально-педагогическую адаптацию, которую Л. В. Мардахаев описывает как «явление, характеризующее наибольшую приспособленность человека к обучению и воспитанию» [218, с. 11]. А. В. Абрамова, определяя социально-педагогическую адаптацию как «процесс приспособления личности к социокультурному пространству, активного освоения культурных норм, ценностей, обретение профессии, принятие на себя социальной роли и гармоничное вхождение личности в систему социальных отношений» [2, с. 12] не выделяет значения условий обучения и воспитания.

В диссертационных исследованиях по педагогике, посвященных изучению социально-педагогической адаптации, подчеркивается значение педагогической деятельности как определяющего фактора социального приспособления. В настоящее время не существует унифицированного определения понятия «социально-педагогическая адаптация» и в работах И. В. Голенковой, В. Я. Кряквина, М. Е. Масловой, В. Я. Осенникова, Л. Н. Студеникиной, Ю. О. Яблоновской [58; 115; 145; 174; 282] имеются различные трактовки данного понятия. Исследователи определяют социально-педагогическую адаптацию как:

- педагогически организованный процесс восприятия детьми опыта социальной жизни и познания ими многообразных социальных ролей, способствующий активному включению их в существующую социальную среду (Ю. О. Яблоновская);

- процесс, направленный на взаимодействие системы помощи, ориентирующей подростка на сохранение здоровья, гармонизацию отношений, формирующей его социальный статус, способствующей освоению социальных ролей, принятию норм и ценностей от социальной группы, где подросток живёт и развивается (В. Я. Осенников);

- специально организованную педагогическую деятельность по оптимизации позитивного потенциала личности, направленную на внутреннюю и внешнюю гармонизацию её отношений со средой (М. Е. Маслова);

- комплекс социальных, организационных и психолого-педагогических мероприятий, выполняемых той или иной воспитательной структурой, направленных на создание условий включения подростка в систему социальных отношений с учётом его личностных качеств (В. Я. Кряквин);

- педагогически регулируемый процесс приспособления личности к изменяющимся условиям социальной среды, ограниченный во времени и носящий активно преобразующий характер (И. В. Голенкова);

- процесс включения подростков в новые условия обучения через организованное педагогом эмоционально-насыщенное сотрудничество, совместное творчество, в результате которого подросток приобретает устойчивость к влиянию социально-педагогической среды школы (Л. Н. Студеникина).

Анализ указанных определений позволяет заключить, что в целом понятие «социально-педагогическая адаптация» трактуется исследователями в аспекте приобретения социального опыта и формирования личности (т.е. собственно социально-психологическая адаптация) в ходе организованного педагогического процесса. На наш взгляд, в определениях В. Я. Осенникова, М. Е Масловой, В. Я Кряквина процесс социально-педагогической адаптации рассматривается в большей мере как создание специальных педагогических условий, тогда как А. В. Абрамова, Ю. О. Яблоновская, И. В. Голенкова, Л. Н. Студеникина особое внимание акцентируют на значении активности личности в процессе освоения норм, ценностей, деятельности, социальных ролей и отношений.

Представления о феномене социально-педагогической адаптации нашли отражении при рассмотрении сущности социально-педагогической адаптации студентов вуза культуры и искусств в параграфе 1.2.


    1. Социально-педагогическая адаптация студентов вуза культуры и искусств: сущность, компоненты, факторы, критерии

В условиях существенного изменения условий жизнедеятельности человека, трансформаций в его социальном окружении актуализируется необходимость в адаптации к возникшим изменениям. С момента начала обучения в вузе первокурсник встречается с множеством новых факторов деятельности и социальной среды, успешность приспособления к которым становится условием его дальнейшей учебы и личностного развития. Интерес высшей школы к изучению факторов, механизмов, условий адаптации обучающихся к вузовской среде связан с важностью приобретения адаптационного опыта именно в студенческий период. Важнейшим социальным требованием к высшим учебным заведениям, заявленным в федеральных государственных образовательных стандартах, является ориентация высшей школы не только на усвоение обучающимся определенной суммы профессиональных знаний, но и на развитие его личности, познавательных и созидательных способностей, успешной социализации и активной адаптации в обществе. Именно социально-педагогическая адаптация студентов отражает приобретение ими социального опыта и формирование их личности в ходе организованного педагогического процесса в период обучения в вузе.

Понятием студент (от лат. students – усердно работающий, занимающийся) традиционно обозначается учащийся высшего учебного заведения, именно такая трактовка данного понятия приводится как в словаре иностранных слов [217, с. 477], так и во многих словарях и справочниках [112, с. 84; 219, с. 108 и др.]. В Древнем Риме и в Средние века студентами назывались любые лица, занятые процессом познания. С основанием в XII веке университетов термин стал употребляться для обозначения обучающихся и преподающих в них лиц; после введения ученых званий для преподавателей (магистр, профессор и др.) - только учащихся [270].

В соответствии с Федеральным Законом «Об образовании в Российской Федерации» под обучающимся понимается «физическое лицо, осваивающее образовательную программу» [252, статья 2], и соответственно, студенты определяются как «лица, осваивающие образовательные программы среднего профессионального образования, программы бакалавриата, программы специалитета или программы магистратуры» [Там же, статья 33]. В рамках настоящей темы рассматриваются проблемы адаптации студентов в условиях высшей школы, поэтому следует отметить, что высшим учебным заведением является «образовательная организация, осуществляющая в качестве основной цели ее деятельности образовательную деятельность по образовательным программам высшего образования и научную деятельность» [Там же, статья 23].



Студент как специальный объект психолого-педагогических исследований выделен сравнительно недавно (в 70-е годы XX века), когда интенсифицировались исследования в области педагогики и психологии высшей школы. Как указывает И. А. Зимняя: «Заслуга самой постановки проблемы студенчества как особой социально-психологической и возрастной категории принадлежит психологической школе Б. Г. Ананьева. В исследованиях Б. Г. Ананьева, Н. В. Кузьминой, Ю. Н. Кулюткина, А. А. Реана, Е. И. Степановой, а также в работах П. А. Просецкого, Е. М. Никиреева, В. А. Сластенина, В. А. Якунина и других накоплен большой эмпирический материал наблюдений, приводятся результаты экспериментов и теоретических обобщений по этой проблеме» [84, с. 183]. В данной работе мы опираемся на представление о студентах дневной формы обучения как особой социальной группе, организационно объединенной институтом высшего образования, и характеризующейся определенным возрастом, специфическим видом и условиями деятельности.

В психолого-педагогической, культурологической литературе отсутствует определение термина «социально-педагогическая адаптация студентов вуза культуры и искусств»; понятие «социально-педагогическая адаптация студентов» наличествует в современном научном обороте, но не нашло еще своего отражения в монографиях, учебных пособиях, словарях. Для изучения разработанности темы используется анализ документопотока в целях выявления частоты встречаемости того или иного термина в заголовках публикаций для определения интенсивности разработок в том или ином направлении. Для установления частоты использования понятия «социально-педагогическая адаптация студентов» в заголовках публикаций и авторефератов диссертаций, представленных в электронных каталогах крупнейших библиотек России - Российской государственной библиотеки (РГБ) и Российской национальной библиотеки (РНБ) нами был проведен анализ поисковых запросов. В результате выявлено значительное количество публикаций, связанных и с адаптацией в целом, и с адаптацией студентов, которые имеются в широком спектре научных отраслей (таблица 1).

Таблица 1 - Частота встречаемости понятий в заголовках публикаций

в электронных каталогах, каталогах авторефератов диссертаций РГБ и РНБ

Поисковый запрос

РГБ

РНБ

Отрасль наук

Электронный каталог

Каталог авторефератов диссертаций

Электронный каталог

Каталог авторефератов диссертаций

Адаптация

4562

1161

24 404


более 1000

Биологические, ветеринарные, исторические, культурология, медицинские, педагогические, психологические, социологические, технические, физико-математические, филологические, философские, экономические и др.

Адаптация студентов


332

104

7 900


188

Биологические, исторические,

медицинские, педагогические,

психологические, социологические, философские


Социально-педагогическая адаптация

12

4

485


107

Педагогические (13.00.01, 13.00.02, 13.00.03, 13.00.04, 13.00.05, 13.00.06, 13.00.08),

психологические (19.00.07)



Социально-педагогическая адаптация студентов

5

1

267


4

Педагогические (13.00.01, 13.00.08)

Каталог: sites -> default -> files
files -> Вопросы для вступительного экзамена в аспирантуру по специальности
files -> Пояснительная записка Настоящая программа является программой вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 01. «Общая психология, психология личности, история психологии»
files -> 1. Предмет философии и структура философского знани
files -> Міністерство освіти і науки України Державний заклад „Луганський національний університет імені Тараса Шевченка”
files -> 12 грудня 2014 р. ІV всеукраїнська науково-практична конференція “Андріївські читання”
files -> Методичні рекомендації для проведення виховних заходів в загальноосвітніх навчальних закладах
files -> Перечень вопросов, по которым участники образовательного процесса (дети, родители, педагоги) могут получить консультации
files -> Что такое агрессивность?
files -> А. Зайцев Научный редактор А. Реан Редакторы М. Шахтарина, И. Лунина, В. Попов Художник обложки В. Шимкевич Корректоры Л. Комарова, Г. Якушева Оригинал-макет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница