Социально-психологические особенности личностного развития подростков и старшеклассников в совместной деятельности поисковых групп 19. 00. 05 Социальная психология



Скачать 363.99 Kb.
Дата15.05.2016
Размер363.99 Kb.
ТипАвтореферат
На правах рукописи

Аскоченская Людмила Ивановна



СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ ПОДРОСТКОВ И СТАРШЕКЛАССНИКОВ В СОВМЕСТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОИСКОВЫХ ГРУПП

19.00.05 - Социальная психология



АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Курск - 2009

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Курский государственный университет»

Научный руководитель: доктор психологических наук, доцент

Сарычев Сергей Васильевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Поддубный Николай Васильевич

кандидат психологических наук



Чернышева Ольга Викторовна


Ведущая организация: Пензенский государственный педагогический

университет им. В. Г. Белинского


Защита диссертации состоится 16 февраля 2010 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.104.03 в ГОУ ВПО «Курский государственный университет» по адресу: 305000, г. Курск, ул. Радищева, 33


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Курский государственный университет» по адресу: 305000, г. Курск, ул. Радищева, 33.
Текст автореферата размещен на сайте Курского государственного университета www. kursksu.ru « 25 » декабря 2009 г.

Автореферат разослан «25»декабря 2009 г.


Ученый секретарь диссертационного совета Сухих Н.А.



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования влияния совместной деятельности поисковых групп на личностное развитие подростков и старшеклассников обусловлена двояко. Во-первых, социально-психологическими аспектами развития личности: известно, что эти возрастные этапы занимают особое место в социальном развитии человека, являются важным рубежом в личностном становлении. Неопределенность и противоречивость ценностных ориентаций российского общества усиливает кризисное развитие личности. Критические периоды в развитии личности накладываются на кризис социально-экономического развития современной России. Во-вторых, феномен поискового движения в России, существующий не один десяток лет, остается вне поля зрения психологов-исследователей. Исторически сложившееся поисковое движение российской молодежи резко контрастирует с «черными копателями» – особой группой лиц, у которых личная нажива на «трофеях войны» превозмогает нравственный долг перед погибшими за Родину. Именно альтернатива между социально-значимой поисковой деятельностью и личной материальной выгодой обусловила актуальность изучения социально-психологических особенностей совместной поисковой деятельности молодежи. Как свидетельствуют материалы научно-практической конференции «Поисковое движение как форма изучения событий Великой Отечественной войны» (Курск, 2005), именно психологическая подготовка поисковика является наиболее уязвимым местом в работе поисковых отрядов Курской, Воронежской, Саратовской, Тверской областей. Соприкосновение психологически неподготовленного подростка с останками и фактом трагической гибели защитника Родины нередко вызывают негативные реакции: слезы, страх, замкнутость и др.

Ключом к решению данной проблемы является, по нашему мнению, применение принципов, технологий и социотехник построения развивающей социальной среды («социального оазиса») и социального обучения, разработанных в Курском государственном университете к организации совместной деятельности в поисковых группах молодежи. Их использование позволит актуализировать резервы личностного становления и оптимизировать воспитательное влияние поисковой деятельности на старших подростков и старшеклассников. Применительно к молодежным поисковым группам важно учитывать наличие периодов особой открытости индивида к определенным педагогическим воздействиям и внутреннюю готовность их принятия молодыми людьми.

Проблемы социализации и формирования социальных установок раскрывают две стороны существования личности в контексте усвоения социального опыта и его реализации. Сегодня в образовательном процессе доминирует ориентация на предметное обучение при неразвитом социальном обучении. Демонстрируя достаточно высокий уровень научных знаний, выпускники учебных заведений зачастую оказываются «безграмотными» в социальном отношении. Отсутствие навыков, помогающих конструктивно вступить во взаимодействие, вести гибкий диалог, определить свою личностную позицию в среде – все это провоцирует неадекватные защитные реакции у молодых людей. Значение представляемого нами исследования обусловлено необходимостью изучения условий, способствующих развитию социальных навыков у молодежи. Тезис о том, что «общим объективным основанием свойств личности является система общественных отношений» требует рассмотрения того, как личность включается в различные виды общественных отношений, как формируется ее субъектность и какова степень ее реализации в общественных отношениях.

С учетом этого была определена цель исследования: выявить социально-психологические детерминанты личностного развития подростков и старшеклассников в совместной деятельности поисковых отрядов.



Объектом исследования выступала совместная поисковая деятельность групп подростков и старшеклассников.

Предмет исследования – социально-психологические особенности личностного развития старших подростков и старшеклассников в условиях совместной поисковой деятельности.

Эмпирической базой исследования стали три группы, состоящие из старших подростков и старшеклассников (14-16 лет): поисковый отряд «Рубеж», военно-патриотические клубы «Вымпел» и «Рейнджер» муниципального учреждения «Центр молодежи» (все из г. Железногорска Курской области). К началу осуществления исследования эти группы на 85% состояли из вновь прибывших членов. В общей сложности в исследовании приняло участие 132 человека.

Гипотезы исследования. 1. В совместной деятельности поисковых групп старшие подростки и старшеклассники занимают позицию субъекта, что способствует социализации личности.

2. Социально значимое содержание совместной деятельности поисковых групп детерминирует направленность личности старшего подростка и старшеклассника.

Для достижения поставленной цели и проверки гипотезы решались следующие задачи.



  1. Анализ состояния проблемы влияния совместной деятельности на личностное развитие членов группы в психологической литературе.

  2. Разработка программы эмпирического исследования социально-психоло­ги­ческих особенностей личностного развития в совместной деятельности поисковых групп подростков и старшеклассников.

  3. Разработка программы психологической подготовки подростков и старшеклассников к осуществлению совместной поисковой деятельности.

  4. Осуществление эмпирического исследования социально-психологичес­ких особенностей личностного развития подростков и старшеклассников в совместной деятельности поисковых групп.

  5. Подготовка психолого-педагогических рекомендаций по оптимизации совместной деятельности поисковых групп молодежи, способствующих личностному развитию.

Теоретическими основами исследования являются: теория субъекта деятельности, общения и отношений в психологии (К.А. Абульханова-Слав­ская, Б.Г. Ананьев, Л.И. Анциферова, А.В. Брушлинский, С.Л. Рубин­штейн и др.); положения социально-психо­ло­ги­чес­кой теории о роли социальной ситуации в развитии личности (М. Аргайл, Л.С. Выготский, Л.И. Божович, В. Франкл, Э. Фромм и др.); концепция развивающей социальной среды (Ю.Л. Лобков, Ю.А. Лунев, Л.И. Уманский, А.С. Чернышев, Э. Фромм и др.).

Методологической основой работы являются: системный подход в психологии (В.А. Ганзен, А.Л. Журавлев, Б.Ф. Ломов и др.); деятельностный подход, реализованный в социальной психологии малых групп (А.И. Донцов, А.Л. Журавлев, А.В. Петровский, Л.И. Уманский, А.С. Черны­шев); научно-практические разработки построения развивающих социальных сред в социальной психологии (Ю.Л. Лобков, Ю.А. Лунев, С.В. Сарычев, В.И. Скурятин, Л.И. Уманский, А.С. Чернышев и др.).

Были использованы следующие методы исследования: анализ психологической литературы по проблеме исследования; включенное наблюдение; беседа; естественный формирующий эксперимент с применением конкретных эмпирических методик (методика изучения социального самочувствия личности А.С. Чернышева, С.В. Булавкина, методика по изучению мотивов деятельности, опросник «КОС», методика Е.Б. Фанталовой, методика «Выбор», методика изучения самооценки личности Т. Дембо-С.Я. Рубинштейн, модифицированная А.М. Прихожан, «Карта-схема психолого-педагогической характеристики группы» Л.И. Уманского, А.С. Чернышева и др., психодиагностические методики изучения личности и группы), метод экспертной оценки, метод математической статистики «Достоверность различий по критерию знаков» (использовалась программа Statistica v.6.0 фирмы Statsoft, Inc.).



Научная новизна исследования состоит в том, что:

  • предложена программа эмпирического исследования социально-психологических особенностей личностного развития старших подростков и старшеклассников в совместной поисковой деятельности;

  • впервые применительно к совместной поисковой деятельности молодежных групп исследована совместно-взаимозависимая форма организации совместной деятельности, создающая благоприятные условия для личностного развития;

  • установлено, что личностное развитие старших подростков и старшеклассников в условиях совместной поисковой деятельности детерминировано уровнем социально-психологической зрелости группы, гармонизацией индивидуальных и групповых ценностей, самореализацией личности в совместной деятельности и общении в малой группе;

  • эмпирически установлена актуализация личностного развития старших подростков и старшеклассников в обычных социальных условиях (семья, школа) как проявление отсроченного эффекта от пребывания в развивающей социальной среде, проявляющаяся в принятии лидерской позиции в малой группе, зрелости социальных установок, адекватной самооценке и просоциальном поведении.

Теоретическая значимость заключается в том, что:

  • реализован системный подход к изучению взаимодействия личности и группы в совместной деятельности в разнообразных социальных средах (обычная социальная среда, развивающая социальная среда);

  • уточнено положение параметрической концепции коллектива о связи социально-психологической зрелости группы с результативностью деятельности групп старших подростков и старшеклассников;

  • установлена ведущая роль подструктуры «общественный блок» (направленность, организованность, подготовленность) в развитии группы и социализации ее членов;

  • уточнены социально-психологические особенности самореализации личности в различных формах организации совместной деятельности.

Практическая значимость работы заключается в разработке и апробации программы построения развивающей социальной среды в рамках военной археологии. Разработаны психолого-педагогические рекомендации по оптимизации поисковой деятельности молодежных групп и их психологической подготовке к различным видам поисковой деятельности. Результаты и выводы, полученные в диссертационном исследовании, используются в практической деятельности военно-патриотических объединений молодежи: «Витязь», «Русичи», «Вымпел», «Рейнджер». Материалы исследования были использованы в учебном процессе подготовки поисковиков на межрегиональной «Вахте Памяти» в 2007 г.

Апробация исследования и внедрение результатов в практику проводилось по ряду направлений:

  • публикация результатов исследования в научных изданиях;

выступление с докладами на научных и научно-практических конференциях – Всероссийской научно-практической конференции «Поисковое движение как форма изучения событий Великой Отечественной войны» (Курск, 2005), межрегиональной научно-практической конференции «Детство, опаленное войной» (Курск, 2005), Всероссийской научно-практической конференции «Психологическая помощь учащейся молодежи в современном изменяющемся мире» (Курск, 2006), III Национальной научно-практической конференции «Психология образования: культурно-исторические социально-правовые аспекты» (Москва, 2006) Федерации психологов образования, IV Всероссийском съезде Российского психологического общества (Ростов-на-Дону, 2007), IV национальной научно-практической конференции «Психология образования: подготовка кадров и психологическое просвещение» Федерации психологов образования (Москва, 2007), Всероссийской научно-практической конференции «Поисковое движение России. Перспективы развития» (Курск, 2008); международной научно-практической конференции «Психологические и педагогические аспекты формирования профессиональной и социальной компетенции» (Иваново, 2009), межрегиональной научно-практической конференции «Организация поисковой работы в Курской области», посвященной 20-летию Центра «Поиск» (Курск, 2009).

  • использование результатов исследования в публичных выступлениях, практических и семинарских занятиях в высших учебных заведениях;

  • использование материалов исследования для организации учебного процесса военно-патриотических клубов и объединений г. Железногорска Курской области;

  • внедрение результатов исследования осуществлялось в ходе непосредственной работы начальником штаба и практическим психологом в Железногорском поисковом отряде «Рубеж» Курской областной молодежной общественной организации Центр «Поиск».

Положения, выносимые на защиту.

  1. Совместная поисковая деятельность мотивирует обратиться старших подростков и старшеклассников к духовно-нравственному наследию общества и выступает ведущей детерминантой позитивного личностного развития.

  2. Организация поисковой работы в форме совместной взаимозависимой деятельности актуализирует социально-психологические механизмы взаимодействия личности и группы, стимулирующие социализацию личности.

  3. Включение старших подростков и старшеклассников в качестве субъектов совместной поисковой деятельности в специально организованные группы сверстников детерминирует позитивную социально-психологическую динамику личностного развития, как на уровне сознания, так и на поведенческом уровне.

  4. Переживание старшими подростками и старшеклассниками принадлежности к престижной молодежной организации и активное участие в ее деятельности опосредует позитивное социальное самочувствие личности и является условием успешного взаимодействия с социумом.

Структура и объем диссертации: работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, включающего 179 источников и приложений. Общий объем работы 207 страниц, в ней содержатся 1 рисунок и 13 таблиц.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована теоретическая и практическая актуальность научной работы, определены объект и предмет исследования, поставлена цель работы, сформулированы гипотеза и задачи исследования, указана его методологическая основа, раскрыта научная новизна, теоретическое и практическое значение исследования, приводятся сведения об апробации, внедрении, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе представлен теоретический анализ подходов к проблеме психолого-педагогических основ социального самоопределения старшеклассника. Закономерности и динамика личностного развития подростков и старшеклассников раскрыты в трудах отечественных психологов: Л.И. Божович, Л.С. Выготского, И.С. Кона, В.С. Мухиной, Д.И. Фельд­штейна, Д.Б. Эльконина и др., рассматривают юность как самостоятельный период развития личности. Особенности личностного развития обусловлены профессиональным самоопределением, как во внутреннем плане (в виде мечты), так и в плане реального выбора. Профессиональное самоопределение, по мнению И.В. Дубровиной, не может быть успешно решено без решения более широкой задачи личностного самоопределения, включающей построение целостного замысла жизни, самопроектирование себя в будущем. Социальная ситуация развития включает, с одной стороны, элементы микросреды, а с другой стороны, имеющийся аффективный отклик на это взаимодействие. Как отмечает Д.Б. Эльконин, среда выступает не как обстановка, не как условие развития, а как источник развития.

Группа сверстников в этом возрасте, по мнению С.Л. Рубинштейна, Я.Л. Коломинского, Л.П. Буевой, Г.М. Андреевой, является не только составной частью микросреды, но и оказывает сильнейшее влияние на формирование личности, ее самооценки и направленности. Включенность старшего подростка или старшеклассника в группу сверстников обусловлена повышенной потребностью общения и поиском референтной группы. В рамках нашего исследования весьма значимо мнение Б.Ф. Ломова, который указывал на системную взаимосвязь трех составляющих: поведения, ситуации и психологии индивида, т.е. мы всегда имеем дело не с отдельными изолированно существующими воздействиями, а с системой воздействий. Ситуация должна рассматриваться соотносительно со свойствами и особенностями того, кто в этой ситуации действует, и с самой его деятельностью. Ситуация, в которой осуществляется поведение, не сохраняется в неизменном виде, напротив, она изменяется под влиянием поведения (деятельности), благодаря чему возникают новые воздействия на субъект.

Субъектный подход, раскрывающий активность социальных субъектов – личности и группы, которые и определяют социальную среду. А данная среда, в свою очередь, обусловливает поведение субъектов. Ключевой идеей субъектного подхода К.А. Абульхановой-Славской, А.В. Бруш­лин­ского, А.Л. Журавлева, Б.Ф. Ломова, С.Л. Рубинштейна является положение о самодетерминации, ведущей роли внутренних условий, собственной активности при самоопределении. Человек как субъект самоопределения соединяет в своем поведении необходимость, связанную с ценностями, правилами, требованиями, смыслами социума, и свободу. Он способен выделить зависящее от него пространство жизнедеятельности, соразмерить личные усилия с его масштабами, представить себе смысл, цену и результат собственных усилий. Субъект не отрицает общественный опыт, понятый в широком смысле как ценности, нормы, правила поведения, достижения культуры, он формирует собственное отношение к нему путем включения в социальные связи на основе нормативно-ценностных порождений собственной жизни, чем проявляет личностную активность. Понятие субъектности позволяет рассматривать проблему детерминации самоопределения как самодетерминацию: инидивид не просто преобразует условия и обстоятельства жизни в соответствии со своим внутреннем миром, соотнося активность собственную и окружающих, но и конструирует свою жизненную ситуацию, отвечающую личному образу мира.

Значительный вклад в исследование проблемы взаимодействия личности и социальной среды внёс основатель субъектно-деятельностной теории С.Л. Рубинштейн. Он характеризовал среду как воспитывающую и обучающую человека, где индивид является не пассивным объектом воздействия среды, а изменяя внешнюю природу, изменяет и свою собственную личность. Весьма значим, в рамках данного исследования, деятельностный подход, рассматривающий развитие личности через деятельностное опосредование (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев и др.). Ведущая деятельность способствует формированию «индивидуально-общественной» мотивации и привлечению такой группы к развернутой общественно - полезной деятельности, что позволяет старшим подросткам и старшеклассникам раскрыть себя в реальных отношениях. Весьма значимо для нас мнение Д.А. Леонтьева, о том, что формирование личностных ценностей, как принципов отношения и поведения, является производной совместной групповой деятельности. Исследованию направленности личности современного молодого человека посвящены работы В.М. Вызова, Е.Л. Белицкой, Н.П. Иванченковой, А.В. Ефимовой, О.П. Аккузиной, С.А. Баклушинского, B.C. Собкина, П.С. Писаревского, А.В. Тищенко и др. Социальная детерминация процесса формирования личности является основой для выдвигаемого предположения, что социально значимое содержание совместной деятельности поисковых групп опосредует направленность личности подростка и старшеклассника.

Определение здоровой и зрелой личности раскрыто в работах Г. Олпорта. Он отмечает качественную разницу между зрелой и незрелой (невротической) личностью. Поведение зрелых субъектов функционально автономно и мотивировано осознанными процессами. Анализ результатов современных психологических исследований показал, что условия переходного возраста, выразившиеся в формулу «кризис подростковый в кризисе общества», не только усилили острые процессы перехода от детства к взрослости, но и внесли существенные изменения в общую картину подросткового развития. Современная социальная ситуация ставит перед психологами проблему разработки методических и программных средств, которые могли бы способствовать снижению негативных влияний микро- и макросреды в социальной ситуации развития современной молодежи.

Основываясь на работах отечественных психологов, Л.И. Уманский, А.С. Чернышев и др. ученые Курской социально-психологической школы, рассматривают вопрос построения «развивающих социальных сред». Данная среда отличается от обычной среды более высокими по содержанию и интенсивности характеристиками совместной деятельности и общения, эмоционально и интеллектуально насыщенной атмосферой сотрудничества и созидания. Новизна этого подхода в том, что процесс социального обучения строится на основе специально структурированной социальной среды, в которой условия совместной деятельности стимулируют внутригрупповые и межгрупповые механизмы социализации личности. По мнению исследователей, для благоприятного духовного развития детей старшего подросткового и раннего юношеского возраста нужно их периодически включать в специальную среду типа «социальный оазис». В последние годы в отечественной психолого-педагогической науке это понятие активно разрабатывается в работах В.В. Рубцова, Б.З. Вульфова, А.М. Матюшкина, А.В. Мудрика, В.И. Панова, В.А. Петровского, В.Д. Семенова, В.Э. Чудновского и других психологов.

Семья, по мнению Г.М. Андреевой, где проходит «ранняя социализация», является связующим звеном между ребенком и другими социальными структурами. Анализ современной ситуации в России вопросов семейной сферы (по данным Международного Молодежного Фонда РФ) свидетельствует о неблагополучных условиях социализации детей, подростков, молодежи. По мнению Е.Б. Штейнберга, компенсаторным механизмом в этих условиях может служить «контролируемая социализация», представляющая собой целенаправленный процесс управления развитием личности, через референтную группу сверстников, где педагогом, применяющим педагогически организованную деятельность, задается социально значимый «образ – эталон». В рамках данного исследования мы предлагаем воздействовать на процесс «позитивной социализации» через «технологии социального обучения», (разработки Курского государственного университета), как целенаправленного, в значительной мере контролируемого компонента социализации, реализуемого через личностно-ориен­ти­ро­ван­ную модель молодежного поискового объединения. Понятие «позитивная социализация» используется нами как показатель соответствия осваиваемого и присваиваемого подростками социального опыта, соответствующего нравственно ценным ориентациям, принятым в обществе и последующего активного взаимодействия со средой на данной основе. При выборе данного понятия, как одного из критериальных, в нашем исследовании мы опираемся на работы А.В. Мудрика, который отмечает, что обмен, продуцирование и освоение ценностей при определенных условиях становятся более эффективными и способствуют позитивной социализации.

Особенности социально-психологических представлений о природе малой группы необходимо рассматривать в тесной взаимосвязи с идеей развития группы. Проанализированы различные подходы к данной проблематике и концепции развития группы, раскрытые в работах А.С. Макаренко, К.К. Платонова, А.В. Петровского, Л.И. Уманского, А.С. Чернышева, В.М. Сергеева и др.. В основу исследования положена параметрическая концепция коллектива курских и костромских социальных психологов, характеризующая развитие группы, как последовательную смену стадий, различающихся уровнем развития социально-психологических свойств.

Рассматривая психологические свойства коллектива как субъекта совместной деятельности общения и межличностных отношений, А.Л. Журавлев анализировал свойства коллектива как субъекта общения через сплоченность, идентификацию и референтность. Было установлено, что уровень субъектности зависит от развития указанных качеств. К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский, А.Л. Журавлев отмечают наличие сложнейших взаимосвязей между относительно стабильной средой и изменениями в психике индивидуальных и групповых субъектов в условиях переходного периода, что осложняет адаптацию молодежи к социуму. Оптимизация условий развития субъектности старших подростков и старшеклассников посредством включения в совместную поисковую деятельность рассматривается нами как средство разрешения указанных выше проблем общения молодежи.

Общественная деятельность поисковых групп сложилась непосредственно после Великой Отечественной войны и продолжает осуществляться сегодня. Несмотря на длительную историю поискового движения, изучение его деятельности как социально-психологического и педагогического феномена все еще в стадии становления. Идет отработка понятийно-терминологического аппарата проблемы, определение места поисковой деятельности в обществе, осмысление ее функций и задач, систематизация форм и методов работы, отработка технологий подготовки организаторов поисковой деятельности. При рассмотрении особенностей условий и содержания совместной поисковой деятельности, было определено, что совместная деятельность поисковых групп может рассматриваться с позиций культурно-исторического подхода. В процессе проведения раскопочных работ поисковики сталкиваются, в том числе, и с артефактами, которые на наш взгляд, являются не просто экспонатами, а, прежде всего, культурно-историческими находками. Это способствует изучению «белых пятен», забытых или утраченных страниц истории Отечества, что является освоением культурных ценностей. Включение старшеклассника в самые различные пласты культуры прошлого нашей Родины – бытовые, военные, профессиональные и т.д. – дает возможность духовно-исторического осмысления национальной культуры русского народа. Механизм возможного формирования личностных ценностей подростков, занятых данной деятельностью, рассматривается нами через деятельностное опосредование, раскрыт в работах Д.А. Леонтьева, где производной совместной поисковой деятельности является формирование отношения («смысловых структур»), проявляющееся в принципах поведения поисковика.

Феномен совместной поисковой деятельности, на наш взгляд, заключается в том, что она может рассматриваться не как одно из имеющихся нап­равлений педагогической деятельности, а как ее конкретный вид, вписывающийся в проблемно-развивающую парадигму воспитания. Совместная поисковая деятельность сама по себе содержит и интегративные теоретические знания, и практику, и конкретную пра­ктическую работу, и совместную деятельность. В ее процессе создаются благоприятные условия для развития личности, молодой человек фор­мирует собственное отношение к истории и природе, к себе и другим людям.

Во второй главе предложена программа исследования социально психологических особенностей личностного развития старших подростков и старшеклассников в совместной деятельности поисковых групп. Целью эмпирического исследования было определено выявление социально-психологических детерминант личностного развития подростков и старшеклассников в совместной деятельности поисковых отрядов. На основе гипотезы, цели и задач определен объект и предмет исследования. Исследование осуществлено в естественных условиях в течение 2005–2006 гг. (10 месяцев). При этом экспериментальная и контрольные группы (далее в тексте - ЭГ и КГ) идентичны по неэкспериментальным переменным. Эмпирическое исследование включало два этапа.

Первый этап исследования имел целью установить личностные особенностей испытуемых и уровень социально-психологической зрелости групп.

Второй этап исследования представлял собой формирующий эксперимент, в ходе которого в ЭГ были реализованы занятия личностного роста подростков и старшеклассников и внедрены технологии построения развивающей среды в процессе организации совместной поисковой деятельности группы. В соответствии с логикой эксперимента были определены основные параметры исследования. В качестве независимой экспериментальной переменной (гипотетическая причина) выступали специально организованные воздействия в форме построения развивающей социальной среды, в качестве зависимых экспериментальных переменных (гипотетические следствия) выступали личностные особенности старших подростков и старшеклассников, а также уровень социально-психологической зрелости группы (см. табл.).

После завершения действия независимой экспериментальной переменной на ЭГ были проведены итоговые замеры зависимых экспериментальных переменных в ЭГ и КГ. Полученный на личностном и групповом уровнях, массив данных стал базой для последующего анализа и эмпирической верификации гипотетических предположений:



  1. в совместной деятельности поисковых групп старшие подростки и старшеклассники занимают позицию субъекта, что способствует социализации личности;

  2. социально значимое содержание совместной деятельности поисковых групп детерминирует направленность личности старшего подростка и старшеклассника.

С целью изучения влияния совместной поисковой деятельности на личностное развитие подростков и старшеклассников было осуществлено лонгитюдное психолого-педагогические исследование воспитанников, осуществлявших совместную поисковую деятельность в отряде «Рубеж» за восемь лет его функционирования (1998-2006 гг.), имеющих стаж поисковой работы 3 года и более (всего 26 человек).

Таблица


Основные показатели и эмпирические референты личностных и групповых изменений в условиях совместной деятельности групп

Зависимые экспериментальные переменные

Показатели и эмпирические референты

Личностные особенности подростков и старшеклассни­ков

На уровне сознания:

направленность, интересы, мотивация, самооценка, уровень притязаний



На уровне поведения:

воспитанность, коммуникативные склонности, организаторские склонности, социометрический статус, социальная активность, отношение к совместной деятельности.



Социально-психологическая зрелость группы

Групповые параметры:

направленность, организованность, интеллектуальная коммуникативность, психологический климат.



Показатели социально-психологической самоаттестации группы:

ответственность, коллективизм, сплоченность, контактность, открытость, организованность, информативность.



Для оценки объективных показателей зависимой экспериментальной переменной в формирующем эксперименте использовался метод экспертной оценки. Общий замысел экспериментального исследования (см. рис.) состоял в том, чтобы молодые люди, осуществляющие совместную поисковую деятельность, (ЭГ) на фоне их сверстников, занимающихся совместной деятельностью в военно-патриотических клубах (КГ), испытали на себе воздействие развивающей социальной среды и технологий социального обучения.

Основной целью социального обучения было обретение личностью качеств субъектности, т.е. самостоятельности, активности, ответственности и социабельности и формирование социальных навыков (конструктивного взаимодействия, гибкого диалога, положительного образа «Я», позиции конструктивного социального оптимизма и т.д.). При подготовке формирующего эксперимента мы адаптировали имеющиеся разработки Ю.А. Лунева, Ю.Л. Лобкова, А.Н. Лутошкина, В.И. Скурятина, С.В. Са­ры­чева, Л.И. Уман­ского, А.С. Чернышева и др. к особенностям и условиям совместной поисковой деятельности.

Это позволило старшим подросткам и старшеклассникам не только освоить знания, умения и навыки, необходимые для поисковой деятельности, но и эффективно реализовывать их в совместной деятельности группы. Социальное обучение осуществлялось в совместной поисковой деятельности, организационная самобытность которой определяется следующими обстоятельствами: социально-значимой совместной деятельностью; значительной автономностью личности и группы; стимулированием разнообразных форм социальной активности; постепенным усложнением совместной поисковой деятельности; взаимозависимым характером совместной поисковой деятельности, осуществляемой в едином физическом и психологическом пространстве; актуализацией межличностного и межгруппового взаимодействия.

Реализация социального обучения в ЭГ осуществлялась поэтапно.

1 этап - «дополевая подготовка» (сентябрь 2005 г. - апрель 2006 г.) – учебный период, целью которого является приобретение знаний, умений и навыков военной археологии, включающее вопросы поисковой работы, самообеспечение и самообслуживание в полевой экспедиции, а так же меры безопасности при проведении данных работ (180 часов). На данном этапе был проведен первый психологический замер зависимых экспериментальных переменных ЭГ и КГ. Учебная совместная деятельность ЭГ была дополнена занятиями личностного развития старших подростков и старшеклассников (30 часов).

2 этап - экспедиционный период (апрель – август 2006 г.). Практическое применение полученных знаний, умений и навыков поисковой деятельности. В связи с повышенной опасностью и сложностью проводимых работ планирование поисковых мероприятий строится по принципу постепенного усложнения: однодневная полевая экспедиция, двухдневная и многодневные полевые экспедиции.

3 этап - межгрупповое взаимодействие поисковых отрядов. Период обусловлен участием экспериментальной группы, в числе других отрядов Курской области и России, в Межрегиональной «Вахте Памяти - 2006», организуемой областным объединением «Центр Поиск» (июль 2006 г.).

Таким образом, можно констатировать следующее, что технологии

и социотехники построения развивающей среды гармонично были включены в контекст содержания совместной поисковой деятельности ЭГ.

Рис. Организация экспериментального исследования личностных особенностей старших подростков и старшеклассников, социально-психологической зрелости группы совместной поисковой деятельности


В результате работы: проведено 15 рекогносцировок и 5 полевых экспедиций. Отработанно 48 мест нахождения предположительных захоронений, из них 39 дали положительный результат. Подняты и перезахоронены останки 117 погибших солдат и офицеров, 3 из них установлены поименно, найдены родственники 5 погибших. Совместная поисковая деятельность ЭГ в условиях построения развивающей социальной среды, согласно гипотезе исследования, является детерминантой личностных свойств подростков и старшеклассников, а также социально-психологической зрелости группы.

В третьей главе «Результаты эмпирического исследования личностного развития старших подростков и старшеклассников в совместной поисковой деятельности» содержатся результаты экспериментального исследования состояния и изменения личностных характеристик подростков и старшеклассников, а также изменения уровня социально-психологической зрелости исследуемых групп.

Динамика социально-психологической зрелости группы. Установлено, что все группы до начала эксперимента характеризуются недостаточным уровнем социально-психологической зрелости и были оценены как диффузные группы. По итогам эксперимента отмечено общее повышение уровня социально-психологической зрелости всех групп: КГ-1 достигла уровня группы-ассоциации, а КГ-2 перешла в уровень группы-кооперации. ЭГ приблизилась к своему наиболее высокому уровню развития – коллективу. В структуре интегративных свойств группы ведущее место занимает параметр «направленность активности», что обусловлено, на наш взгляд, интересом старшеклассников к осуществляемой ими совместной деятельности. Данные тенденции сохранились и по завершении формирующего эксперимента в ЭГ, повышение данного показателя носит более выраженный характер, составив 52,7 единиц, что на 19 единиц выше среднего значения данных показателей КГ. Существенно повысился уровень организованности ЭГ, «заняв» второе ранговое место. Рост данного показателя у ЭГ оказался выше на 18,6 единиц, чем у КГ. Нам представляется существенным, что направленности активности и организованности группы вошли в число ведущих интегративных свойств ЭГ, что заметно сказалось на оптимизации жизнедеятельности группы. Группа проявляла способность выбора наиболее благоприятных для себя социальных ситуаций, способность изменять социальную среду в лучшую сторону, т.е. было отмечено умение проектировать социальную среду. Повышалась самостоятельность и творческий характер в решении имеющихся задач. Полученные выводы подтверждаются данными методики «Социально-психологической самоаттестации группы как коллектива» и данными социометрического теста. Различия между исходным и итоговым уровнем социально-психологической зрелости ЭГ статистически достоверны (p<0,001)

Динамика направленности личности в условиях совместной поисковой деятельности. Оценка динамики направленности личности испытуемых показала, что до введения экспериментального импульса уровень развития направленности респондентов ЭГ и КГ характеризуется как недостаточный. Была установлена общая позитивная тенденция изменения данного показателя. Сопоставление данных ЭГ и КГ, полученных после введения экспериментального импульса, выявило следующие различия в направленности личности испытуемых (различия достоверны статистически (p<0,001)):

  • ориентация в жизненных ценностях большинства респондентов в КГ (81,5–95,8%) осталась на прежнем уровне и характеризуется, как недостаточная, что в среднем на 47,7 % больше показателя ЭГ;

  • средний уровень ориентации в мире ценностей показали 38,0% респондентов ЭГ, что на 26,4% больше среднего значения данного показателя КГ;

  • хорошую ориентацию в мире ценностей продемонстрировали 31,0% респондентов из ЭГ, при том, что среди респондентов из КГ данный уровень не представлен.

Уровень выраженности эмпирических референтов в ЭГ оказался выше, а респонденты из ЭГ более сосредоточены на объектах (идеи, люди, вещи, явления и т.п.), важных для жизнедеятельности людей.

Особенности динамики интересов старших подростков и старшеклассников в исследуемых группах показал, что интересы испытуемых в КГ достаточно близки по своим значениям и по результатам констатирующего эксперимента уровень выраженности интереса повысился. Изменения в ЭГ носят более выраженный позитивный характер. Большинство респондентов (65,5%) по итогам формирующего эксперимента показали высокий уровень развития интересов. В группе появились испытуемые (34,5%) с достаточно высоким уровнем интересов, что в 2 раза выше, нежели в КГ. Кроме того, в ЭГ, по данным итогового замера, отсутствуют респонденты с несложившимися и средневыраженными интересами. Было установлено, что совместная поисковая деятельность является привлекательной для большинства подростков (65,5 %). Имеющиеся трудности в жизни в полевых условиях вызвали повышенный интерес, испытуемые расценивают приобретаемый опыт самообслуживания и самообеспечения в полевых условиях и социальный опыт взаимодействия с различными слоями населения (жителями сел, городов, поселков, где осуществлялась экспедиция), как полезный для будущей жизни.

У респондентов из ЭГ появляется интерес к истории Отечества, к детальному изучению событий Великой Отечественной войны. Зафиксирован интерес к чтению мемуарной, художественной литературы по вышеуказанным темам, а также к изучению справочной и архивной документации (различия достоверны статистически (p<0,001)). Качественный анализ данных КГ показал, что по итогам естественного эксперимента большая часть старшеклассников изменила уровень интересов с несложившегося на средневыраженный уровень. Занятия в ВПК их привлекают лишь по некоторым позициям, при этом отмечены как интересные темы занятий, так и те, которые не вызывают интереса.



Динамика мотивационной сферы по итогам формирующего эксперимента у старших подростков и старшеклассников показала наличие положительных изменений мотивации, побуждающей респондентов к совместной деятельности и в ЭГ, и в КГ. В КГ степень совпадения выявленных вариантов иерархии мотивов с оптимальным вариантом существенно повысилась и может быть охарактеризована как достаточно высокая, а в ЭГ приблизилась к максимальному показателю, т.е. оценивается как высокая. Респонденты из ЭГ демонстрируют желание узнать как можно больше нового и необычного. Им нравится сам процесс совместной деятельности во всем разнообразии видов работ (поисковой, раскопочной, архивной, учебной). Высока мотивация достижения успеха в совместной поисковой деятельности, как всей группы, так и личном успехе; неудачи, напротив, побуждают к дальнейшей работе независимо от уровня сложности. Мотивация пребывания в военно-патриотическом клубе старшеклассников КГ характеризуется «достаточной» увлеченностью занятиями, но не всеми, а наиболее интересными, которые проводятся в необычной форме. Поставленные задачи, в основном, решают с удовольствием, но есть темы, не вызывающие интереса старшеклассников. Статистическая достоверность различий исходных и итоговых данных мотивации совместной деятельности недостаточна ЭГ и КГ (p≥0,05).

Социальное самочувствие старшеклассников до введения экспериментального импульса в ЭГ и КГ у большинства респондентов можно оценить как среднее и хорошее, т.е. занятия периодически вызывают радость относительно успехов. Отмечено отсутствие респондентов, имеющих низкий уровень социального самочувствия, что можно объяснить общностью интересов к осуществляемой совместной деятельности. Результаты эксперимента показали увеличение числа респондентов с высоким уровнем социального самочувствия. По результатам формирующего эксперимента, большинство испытуемых из ЭГ (95,5%), что на 87,8 % больше среднего значения КГ, оценили свое социальное самочувствие как высокое. Различия между исходным и итоговым уровнем социального самочувствия ЭГ статистически достоверны (p<0,001).

Изучение самооценки функционального состояния старших подростков и старшеклассников выявило наличие выраженных положительных изменений в самочувствии, активности и настроении (эмоционально-волевой сфере личности) респондентов ЭГ и КГ по результатам эксперимента. Сравнительный количественный анализ результатов уровня самочувствия в ЭГ и КГ показал, что на момент замеров после введения экспериментального импульса во всех группах респондентов с низким уровнем самочувствия не выявлено. Большинству респондентов свойственна оценка уровня самочувствия как высокого, но таких испытуемых в ЭГ оказалось больше на 23%, чем в КГ.

По уровню активности у респондентов КГ отмечено повышение удельного веса респондентов, оценивших свою активность как среднюю (22,2% - 37,5%). В ЭГ большинство респондентов оценили свою активность как высокую. Количество таких респондентов в ЭГ оказалось больше на 41,1% больше, чем в КГ.

Сопоставление результатов по эмпирическому референту «настроение» в формирующем эксперименте показало: после введения экспериментального импульса отмечается отсутствие респондентов, имеющих низкий уровень настроения, незначительное количество испытуемых из КГ (14,8% - 29,2%) оценили настроение средним уровнем, тогда в ЭГ испытуемых с этим уровень по данному показателю нет; на момент замера после введения экспериментального импульса большинство респондентов ЭГ оценили свое настроение как находящееся на высоком уровне, что больше на 57,1% чем в КГ. Различия между исходным и итоговым уровнем самооценки функционального состояния респондентов ЭГ статистически достоверны (p<0,001).

Особенности динамики самосознания респондентов исследуемых групп проявляются в различной выраженности уровней их самооценки, уровня притязаний и эмоционального отношения к собственному «Я». Как показали замеры, осуществленные до введения экспериментального импульса, уровень самооценки, свойственный большинству респондентов (96,3% - 100%), исследуемых групп ниже среднего, т.е. самооценка личностных качеств, особенностей поведения и общения, носит фрагментарный характер и не всегда адекватна. По итогам формирующего эксперимента во всех группах отмечена позитивная динамика по данному показателю: большинство испытуемых из ЭГ (69%) показали средний уровень данного показателя, что на 59% больше, чем у респондентов КГ; достаточно качественный вариант самооценки был выявлен у 24,1% респондентов из ЭГ, что на 22,2% больше, чем у испытуемых из КГ. Различия между исходным и итоговым уровнем самооценки респондентов ЭГ статистически достоверны (p<0,001).

Уровень притязаний увеличился почти по всем показателям в ЭГ и КГ. Увеличение средних значений уровня притязаний в КГ произошло на 2 - 10 балла. Наибольший рост уровня притязаний отмечен по показателям «авторитет у сверстников» и «умелые руки».

В ЭГ уровень притязаний вырос по всем оцениваемым категориям (увеличение произошло на величину от 2 до 7 баллов). Лидирующие позиции, как и в КГ, остались за показателями «авторитет у сверстников» и «умелые руки». Увеличение среднего балла в ЭГ оказалось ниже, чем в КГ, так как исходные данные (до введения экспериментального импульса) в ЭГ были несколько выше результатов КГ. Различия достоверны статистически (p<0,001).

На основе анализа данных об изменениях самосознания старших подростков и старшеклассников в исследованных нами группах можно констатировать, что тенденция повышения самооценки более выражена у респондентов ЭГ. Адекватность их самосознания достигается за счет повышения самооценки, а не снижения уровня притязаний, что наглядно доказывает позитивное изменение в личностном самоопределении испытуемых их ЭГ в условиях совместной поисковой деятельности.



Особенности изменений в стиле общения. По итогам сравнительного количественного анализа отмечена общая тенденция к позитивным изменениям у всех респондентов. Респонденты из ЭГ имеют более высокие показатели оценки организаторских и коммуникативных склонностей, чем их сверстники из КГ. Полученные данные показывают более выраженное стремление респондентов ЭГ к росту и расширению своих интересов, новому опыту во взаимоотношениях и, следовательно, к уменьшению психологической дистанции между собой и другими членами группы. Большинство испытуемых из ЭГ (51,7 – 55,2%) характеризуются очень высоким уровнем проявления навыков общения. Они испытывают потребность в коммуникативной и организаторской деятельности, активно стремятся к ней, быстро ориентируются в сложных ситуациях, непринужденно ведут себя в новом коллективе, инициативны. Между тем, у значительной части респондентов из КГ (12,5 – 33,4%) желание общаться с возможными и реальными партнерами не вполне сформировано, о чем свидетельствует относительно высокий процент респондентов с низким уровнем коммуникативных и организаторских склонностей (до 29,6%). Различия достоверны статистически (p<0,001).

Воспитанность. После сравнения данных замеров до и после введения экспериментального импульса обозначилась общая тенденция к позитивным изменениям уровня нравственной воспитанности испытуемых во всех исследованных группах. Но изменения по итогам формирующего эксперимента в ЭГ носят более выраженный позитивный характер, о чем свидетельствует высокий удельный вес в составе группы респондентов, продемонстрировавших высокий уровень воспитанности (93,1%), что на 8,2 % больше, чем в КГ. Различия достоверны статистически (p<0,001).

Основываясь на изложенных выше данных динамики показателей личностного развития, мы пришли к выводу о том, что включение старших подростков и старшеклассников в совместную деятельность поисковой группы, а также предложенный способ организации способствовали обретению респондентами из ЭГ качеств субъектности. Это привело к развитию социально-ценных личностных качеств и продвижению в плане социализации личности (как усвоения социальных норм, так и их воспроизведения в поведении и деятельности). Эти выводы подтверждаются данными экспертной оценки.



Данные контент-анализа показали, что социальный образ «рубежовца», сформировавшийся у подростков и старшеклассников поискового отряда «Рубеж», характеризуется респондентами как позитивный и включает такие качества как: «высокая гражданская позиция», «чувство долга и патриотизм», «убежденность», «целеустремленность», «самоотверженность», «верность своим идеалам», «выносливость», «стойкость в преодолении трудностей», «дисциплинированность», «высокие морально-волевые качества и трудолюбие». Подростки и старшеклассники выполняют социально-значимую совместную деятельность, имеющую гуманистическую направленность. Отмечается выраженная мотивация на участие в общественной деятельности (в свободное время), а также высокий уровень знаний, умений и навыков осуществления совместной деятельности. Совместная деятельность поискового отряда оценивается, как деятельность «высокоорганизованного коллектива», способного самостоятельно анализировать, планировать и решать сложные задачи, в том числе, с учетом напряженных и экстремальных условий. Социально-психологический климат отряда характеризуется как позитивный («особый микроклимат»), создающий условия для комфортного пребывания и самореализации членов отряда и быстрой адаптации вновь прибывших людей.

Результаты лонгитюдного исследования показали, что после выхода юношей и девушек из развивающей социальной среды совместной поисковой деятельности (пребывание три года и более) сохранилась мотивациия включаться в жизнь в качестве субъекта социальных изменений. Они продолжают поддерживать связи с поисковым отрядом «Рубеж», что рассматривается нами как социально-психологический механизм поддержки субъектности бывших воспитанников.



В заключении диссертации подведены итоги исследования, обозначены его перспективы, сформулированы основные выводы.

1. Содержание поисковой деятельности молодежных групп носит выраженный гуманистический характер и опосредует направленность личности и группы, что создает условия для социализации личности подростка и достижения социальной зрелости малой группы.

2. Содержание поисковой работы предоставляет веер разнообразных видов деятельности и социальных позиций и социальных ролей, выполняемых каждым субъектом деятельности (поисковика, рекогносцировщика, разведчика, дежурного по кухне, дежурного по лагерю, дневального, командира группы, командира отделения, командира отряда, санинструктора, кострового и т.д.), осваиваемых подростками и старшеклассниками, что влияет на «направленность активности» субъектов и способствует формированию личностных новообразований.

3. Организация совместной поисковой деятельности может рассматриваться как духовно обогащенная среда, - «социальный оазис» в микро и макромасштабах (группа, областное объединение поисковых отрядов, взаимодействие отрядов различных регионов), является условием становления самоопределения подростков и юношей через актуализацию активности, самостоятельности и инициативности.

4. В качестве средств оптимизации условий осуществления совместной поисковой деятельности выступили социотехники личностного роста подростков: введение организационного порядка в совместной деятельности поисковой группы, формирование мотивации достижения успеха, регуляция эмоционального настроя, развитие способности личности к социальной интеграции, формирование способности личности к гибкой групповой идентификации, а также социально-психологические занятия. Такой подход позволяет интегрировать социально-психологические и педагогические подходы, содержащие комплекс психолого-педагогических приемов воздействия на личность старшеклассника, что позволяет предотвратить негативное воздействие.

5. Уровень социально-психологической зрелости поисковых групп тесно коррелирует с результативностью их деятельности. В отличие от групп средней и, особенно, низкой организованности, в группах высокой организованности складывается адекватное организационное самоопределение, повышающие эффективность группы в напряженных и экстремальных ситуациях совместной деятельности.

6. Совместная поисковая деятельность создает условия для сближения функций педагогического управления и самоуправления воспитанников, а также формирования навыков самообеспечения, что стимулирует позицию субъектности членов группы, т.е. умения различать относительно отдельные цели – результаты и промежуточные – средства, учитывать сложность их взаимодействий.

Полученные результаты и выводы проведенного исследования могут использоваться для дальнейшего изучения самореализации подростков и юношей. С целью создания условий для позитивной социализации подростков и старшеклассников в совместной поисковой деятельности нами предложены психолого-педагогические рекомендации.



Основное содержание и результаты диссертационного исследования отражены в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ:

1. Аскоченская, Л.И. Поисковая деятельность как средство социального обучения молодежи (на примере военной археологии) / Л.И. Аскоченская // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия психологические науки : «Акмеология образования». – 2006. – Т. 12.


– С. 242-245. (0,25 п.л.)

а также в следующих публикациях автора:

2. Аскоченская, Л.И. Особенности психологической подготовки подростков к поисковой работе / Л.И. Аскоченская // Детство, опаленное войной. Материалы межрегиональной научно-практической конференции. В 3 т. / под ред. А.Ю. Друговской. – Курск, 2005. – Т .3. – С. 377-384. (0,5 п.л.)

3. Аскоченская, Л.И. Поисковое движение как форма воспитания подрастающего поколения / Л.И. Аскоченская // Поисковое движение как форма изучения событий Великой Отечественной войны. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Курск, 2005. – С. 78-83. (0,44 п.л.)

4. Аскоченская, Л.И. Проектирование психологической помощи подросткам и юношам в личностном развитии: научно-практическое руководство по организации формирующего эксперимента / Л.И. Аскоченская, Н.Н. Гре­беньков, С.В. Сарычев, А.С. Чернышев [и др.] / под ред. А.С. Чернышева. – Курск, 2005. – 162 с. (0,5 п.л.)

5. Аскоченская, Л.И. Военная археология. Поисковая деятельность как средство социального обучения / Л.И. Аскоченская // Психологическая помощь учащейся молодежи в современном изменяющемся мире: материалы Всероссийской научно-практической конференции / под ред. А.С. Чернышева. – Курск, 2006. – С. 72-73. (0,13 п.л.)

6. Аскоченская, Л.И. Психологическое обеспечение молодежного движения (в рамках военной археологии) / Л.И. Аскоченская // Психология образования: подготовка кадров и психологическое просвещение. Материалы IV Национальной научно-практической конференции. – М.: Общероссийская общественная организация «Федерации психологов образования России». – 2007. – С. 334-336. (0,2 п.л.)

7. Аскоченская,  Л. И. Формирование направленности подростка в условиях реформации общества / Л.И. Аскоченская // Материалы IV Всероссийского съезда РПО (18-21 сентября 2007 года) : В 3 т. Т. 1. – М. – Ростов н/Д : Кредо, 2007. – С. 47. (0,1 п.л.)

8. Аскоченская, Л.И. Социально-психологические аспекты военной археологии / Л.И. Аскоченская // Поисковое движение России. Перспективы развития: материалы Всероссийской научно-практической конференции / под ред. А.В. Третьякова. – Курск, 2008. – С. 8-12. (0,25 п.л.)

9. Аскоченская, Л.И. Социально-педагогическое сопровождение поискового движения молодежи (в рамках военной археологии) / Л.И. Аскоченская // Педагогическое обеспечение работы с молодежью : Материалы научно-практической конференции (5-6 мая 2008 г.). Ярославль : Изд-во «Литера», 2008. – С.52-54. (0,2 п.л.)

10. Аскоченская, Л.И. Социально-психологические аспекты формирования социальной компетентности старшеклассников в совместной деятельности поисковых групп / Л.И. Аскоченская // Психологические и педагогические аспекты формирования профессиональной и социальной компетентности : Материалы международной научно-практической конференции (13-14 ноября 2009 г.): В 2 т. Т.1. - Иваново : Изд-во «Ивановский государственный университет», 2009. – С.10-14. (0,25 п.л.)




Аскоченская Людмила Ивановна
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ ПОДРОСТКОВ И СТАРШЕКЛАССНИКОВ В СОВМЕСТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОИСКОВЫХ ГРУПП
Автореферат

___________________________________________________________ №06248 от 12.11.2001 г.

Издательство Курского госуниверситета

305000, Курск, ул. Радищева, 33


Подписано в печать

Формат 60х80 1/16. Бумага Айсберг. Объем 1,33 п. л.

Гарнитура Таймс

Тираж 100. Заказ №


Отпечатано в лаборатории информационно – методического обеспечения КГУ






Каталог: dissertations
dissertations -> Психолого-педагогическое сопровождение адаптации младших школьников к условиям образовательного учреждения (на примере Центра диагностики и консультирования) 19. 00. 07 педагогическая психология
dissertations -> Арт-терапия как средство психокоррекции нарушений эмоциональных состояний детей дошкольников 19. 00. 07 педагогическая психология
dissertations -> Взаимосвязь учебной мотивации и профессиональной направленности врача на этапе обучения в вузе 19. 00. 07 педагогическая психология
dissertations -> Мотивация как фактор развития личностно-профессиональных качеств студентов-психологов 19. 00. 07 педагогическая психология
dissertations -> Формирование коммуникативной компетентности в профессиональном образовании менеджеров на примере
dissertations -> Диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук
dissertations -> ОбразЫ родителей как фактор детерминации и развития супружеских отношений Мужчин и женщин 19. 00. 05 социальная психология
dissertations -> Взаимосвязь профессионального самоопределения и профессиональных способностей студентов различных специальностей
dissertations -> Преодоление психологических барьеров у несовершеннолетних осужденных в процессе перевоспитания 19. 00. 07 педагогическая психология
dissertations -> Обайд саид роль лидерства в функционировании учебной группы как субъекта совместной деятельности 19. 00. 05 социальная психология


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница