Современная психология: формы интеллектуальной жизни


О наблюдаемых качествах ума, характера, деятельности



страница14/74
Дата15.05.2016
Размер5.85 Mb.
ТипРеферат
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   74

О наблюдаемых качествах ума, характера, деятельности.

Ум: прямой, ищущий правды, но не исследующий истину, не глубокий, не резонерствующий, не осмотрительный. Это ум воображения, ум фантазии: вечно парящий, созерцающий, идеализирующий, приукрашивающий, не создающий, но пересоздающий и облагораживающий, всему сообщающий облик героического.

Характер: соединение доброты, честности, благородства, человечности, мужественного самосознания, широты, открытости, скромности, целомудрия, безыскусственности, стремления подняться над самим собой.

Черты деятеля: не исследователь, не изобретатель, не вдумчивый сочинитель. Всегда немного хмельной поэт, витающий в воздушных сферах и камнем падающий на землю. Не строит далеко идущих планов; не создан, чтобы действовать решительно и планомерно, с энергичной настойчивостью деятельного мужа или воина. Но это поэт, исполненный огня и отваги, мечтатель, одописец, гений, воплотитель всех своих идей.



Общий уровень проявляемой душевной активности.

Он полон жизни; обладает могучей энергией поэтического выражения; переполнен целеустремленных сил. Он - кипящий, роскошный гений с легкокрылой творческой силой, преисполненный огня. В нем есть и сила, и слабость одновременно. Он податлив и при этом жаждет свободы. Иногда расслаблен, но чаще удивляет упругой энергичностью. Противоречия только подчеркивают великолепную игру целого.

Теперь для сравнения - ХУДОЖНИК.

О строении тела

Он среднего роста, широк в плечах и плотен, с несколько округлыми, но вполне определенными очертаниями тела. В них есть даже некоторая резкость и жесткость. Общее впечатление массивности и недюжинной телесной силы.



О чертах лица

Лицо с «концентрированными», сосредоточенными, твердыми чертами. Резко очерченный лоб и нос; резко выступающие округлые кости глазниц. Лоб, нос, взор - все нависло, все устремлено книзу, как у забавнейшего сатира. В лице - ничего вялого, разве что в полузакрытых глазах, в линиях рта и носа проступает сладострастие. Общее выражение величия, подобранности, а также простоты и приятности.



О телесных движениях

В движениях - концентрированная и живая сила. Собранность и сдержанность всех движений и походки. Выразительность внешних действий уступает внутренней выразительности. Действия кажутся рельефными и иногда угловатыми.



Об особенностях экспрессии переживаний

Чувствительность, искренность, взволнованность, сила и постоянство чувств. Любовь к доброму, благородному, возвышенному. Великодушие в дружбе; ненависть и отвращение к несправедливости, коварству, тирании. Любовь к людям, независимо от их силы, известности, признания. Прихотливость и красочность переживаний. Глубокое чувство гармоничного и красивого.



О наблюдаемых качествах ума, характера, деятельности.

Ум: много выдумки, оригинальности, все оживляющего остроумия, которое «не почерпает свои объекты вовне, но выбрасывает их из себя». Прямота и правильность ума. Но при этом, склонность к легкомыслию, опрометчивости. Одновременно, уважение к мудрости.

Характер: честность, благородство, искание славы, доброта, великодушие, постоянство, простота, отвага.

Черты деятеля: способность вести дела, успехи в практической жизни, направленность к цели, упрямство, могучий и грозный талант деятеля, оригинальность замыслов.



Общий уровень проявляемой душевной активности

Это человек неистовой силы и прихотливости таланта, полный творческой мощи и устремленности. В нем много страсти к жизни и ее соблазнам, энергии, наступательности. Общее впечатление величия. ( 35 )

Образное знание и отношение к другому, которое может продемонстрировать субъект, искушенный в физиогномике или новейшей гуманитарной психологии, основано на признании ценности человека в единстве всех свойств его личности. Ценно все: его облик, пластика его движений, смыслы его действий, стремления и чувства, особенности мышления, способности и таланты, духовные свойства и достижения. Наблюдая, понимая и интерпретируя другого, субъект следует здесь синтетической установке на представление в противоположность распространенным избирательным или односторонним установкам.

При доминировании последних мы лишены возможности как внутренне охватить и удержать в образном целом множество свойств другого, так и пополнить образ в непосредственном общении. Когда односторонняя установка приобрела над нами власть, мы, воспринимая другого, фиксируем лишь те свойства, которые устойчиво закрепились у нас в его обедненном образе - эталоне. Суженность восприятия, в свою очередь, блокирует процессы обогащения внутреннего образного гештальта. Другой, таким образом, всегда существует только в частичном представлении.

К числу типичных установок на фрагментарную репрезентацию других людей можно отнести следующие.


  • Отношение к другому как носителю имиджа, символизирующего стиль внешней жизни и основную социальную роль. В образе преобладают внешность, одежда, аксессуары, предметы окружения, манера социального поведения. Другой не выделяется из мира «вещей».

  • Установка на другого как объект, обладающий потенциальной силой непосредственного воздействия. Улавливается исходящая от него угроза, или прямая агрессия, или расположение, или симпатия, или равнодушие и т. д. Актуализируются образные впечатления о сложных телодвижениях, внешних действиях, жестах, характере высказываний, взглядах, мимике и т. д. Другой выступает как «силовой элемент» движущегося и изменяющегося мира.

  • Готовность репрезентировать, воображать другого как эстетический объект. Образными доминантами становятся красивое тело и лицо; изящество и благородство походки, осанки, жеста; благозвучие речи; изысканность одежды; гармония внешности и манеры поведения; привлекательность антуража и т. д. Другой становится «вестником» существования мира прекрасных, гармоничных форм..

  • Установка на другого как функционально, прежде всего профессионально, ценный объект. В образе концентрируются впечатления о деловых умениях, владении профессиональным этикетом, деловом имидже, коммуникативном стиле, поведенческих признаках предприимчивости, результативности действий, исполнительности, обязательности и т. д. Здесь другой представляется важным условием личной карьеры, успеха, неотъемлемой частью мира совместного производства и творчества.

  • Обесценивающая установка на другого как проявление общего невротического жизнесостояния.. В образе устойчиво воссоздаются свойства другого, которые, независимо от их действительной ценности, переживаются невротиком таинственно угрожающими, несущими потенциальную опасность, требующими отказаться от достигнутого равновесия отчуждения. Энергичность, активность, красота, обаяние, деловитость, жизненный напор, роскошь риска - все, чем обладает и в чем свободен другой, обращаются в свои противоположности в мире замкнутого, опустошенного «я».

Отмеченная, как наиболее совершенная, установка на образный синтез не исключает активности и зрелости частных конструктивных установок в представлениях о значимых для нас людей. Актуализация всех избирательных установок даже необходима для продуктивных отношений с ними, где каждый акцент репрезентации, будь то «вещный», «силовой», «эстетический» или «функциональный», взаимно проникают и дополняют друг друга. Дифференцированно - синтетический образный подход распространяется на все формы индивидуальных представлений о конкретном близком, включая воображение, фантазию, символизацию и сновидения.

Опыт образного отношения к другим в процессах социальной идентификации и достижения самоидентичности становится основой для построения образа-я, или образа эго. Эта важнейшая составляющая общей образной структуры индивида существенно влияет на качество и динамику его отношения к себе.

Так же, как образ другого, образ-я может быть эффектом всех основных процессов представления. На его формирование направлены, в частности, репродуцирование «я» и воссоздающее воображение о «я». Своими источниками они имеют фотографии субъекта, его зеркальные изображения, портреты, автопортреты, киноизображения, описания сторонних наблюдателей. Саморепрезентации, полученные таким путем, совершенствуются за счет активности творческого воображения, намечающего контуры я - изменений, я - развития, реалистичные модели я - будущего. В дополнение к ним, в интегральный образ «я» проникают фантазии и грезы, содержащие сценарии я - свершений, немыслимых в обыденной жизни, и картины личной судьбы, сладостные и драматичные своей невозможностью. Ночные грезы сновидений придают образу-я особую напряженность, творя в нем тайный план представлений, которые не предназначены для передачи другим.

Образное целое «я» может стать для субъекта предметом мифологической, сказочной, философской, художественной или психологической символизации. Таким путем личность явно или неявно включает себя в контекст символического мира прошлой и современной культуры. Наиболее известными способами порождения я - символов выступают «героические» идентификации, когда эго отождествляется с одной из личностных форм Героя, «маскулинно-фемининные» идентификации, устанавливающие сродство эго с Мужчиной или Женщиной, «этические» идентификации, определяющие для эго Злое и Доброе в нем, «генетические» идентификации, когда эго находит себя на определенном этапе жизненных Трансформаций.

Направленность процесса символизации на самовозвышение, подчеркивание личного превосходства, исключительности, принадлежности к избранным позволяет рассматривать его как я - идеализацию. Данный тип образной активности, предполагающий не только поиск высших я - символов, но и присвоение эго любых индивидуальных качеств, которые очерчивают яркую перспективу личного роста, ведет к обогащению образной структуры «я» элементами я - идеала.

Развиваясь на основе универсальных образных процессов. образ-я живет неповторимыми отношениями, которые складываются между множественными устойчивыми эмпирическими представлениями субъекта о себе. Последние составляют конкретные предметные содержания внутренней репрезентации эго. В их число входят: образы собственного телосложения, образы головы и лица, образы телодвижений и телесной экспрессии, образ собственного облика, подвижного телесного единства, образы жизненных изменений своей внешности.

Мой образ -для -себя заключает также впечатления о том, какую одежду и прическу я ношу и предпочитаю, как должно выглядеть мое лицо и как я «работаю» с ним, какими украшениями пользуюсь, какие вещи считаю необходимыми для себя, каких подарков ожидаю.

Нам важно представить, как искусны мы в своих жизненных ролях: как обычно звучит и что выражает наша речь, что значат и насколько выразительны наши жесты и взгляды, коков динамический рисунок нашей походки и совершаемых нами действий, как проявляются наши переживания и насколько мы внешне артистичны и привлекательны

Образ-я фиксирует «мое» и «родственное мне», существующее и происходящее в жизни. В нем концентрируются «мои близкие», «мое любимое», «мои значимости», «мои ситуации», «мои действия», «события моей жизни», «мои результаты», «мои успехи» и т. д. В противоположность этим содержаниям, образ-я вбирает и то, что отвергается как чуждое мне -во- мне, как конфликтующее с основными эго - ценностями.

В нашем образе-я даны феномены темперамента, способностей, характерологических черт, которые мы наблюдаем, рефлексируем и превращаем в объекты самоидентифиции. В этой я- драматизации мы представлены себе как действующие в реальном мире герои своей жизненной пьесы. Образные данные о личностных качествах я-для-меня могут умалять, или точно отражать, или преувеличивать недостатки и достоинства «я», составляющие мой психологический портрет для других.

Динамика нашей жизни, насыщенная репродуцируемыми и воображаемыми событиями, в центре которых выступаю я - с - другими, я - в - действии, я - продуктивное, я - в - стремлении, я -в -переживании и т. д., составляет подвижную, изменчивую основу образа-я. Воссоздаются и проясняются сцены, указывающие на противоречия, конфликты, кризисы «я», ситуации разрешения проблем эго. Устойчиво представляются недоступные для объяснения, но тревожащие я- проявления, я – поступки, я- происшествия.

Образ-я может переживаться и сознаваться как мозаичный, фрагментарный, мерцающий или относительно устойчивый и интегрированный. Стабильное и целостное состояние образа указывает на его непротиворечивость, достигнутую либо вследствие осознания только одной из сторон я-контраверсий и удержания другой стороны в бессознательном, либо вследствие сознательного синтеза противоположных представлений о «я».

Эго, существующее в образе, вбирает в себя различные аспекты нашей личности, обращая в активно сознаваемые только определенные из них. Например, эго, которое можно назвать «нарциссическим», актуализирует себя в идеализированных качествах внешности, в часто представляемой роли любимого объекта других людей, в фантазиях о своих неординарных свойствах, в картинах своих лестных отличий от других, в идентификации с самыми модным героями и кумирами. Эго «самоотрицающее» отнимает у себя наблюдаемые позитивные свойства, исключает положительные образные репрезентации и оценки своих качеств другими, обособляется в мире видений дурного, деструктивного «я». Эго «противоречивое - для – себя» на уровне репродукций, воображения и я - символов фиксирует, воспроизводит и порождает противоположности собственной внешности, социального имиджа, жизненных ролей, проявляемых глубинных качеств, типичных ситуаций я - активности, персональных результатов своей деятельности. Эго «творческое» сосредоточено на образном самопознании, на совершенствовании проявляемых личностных свойств, на поиске новых символических самоинтерпретаций, на художественном самозапечатлении и в критических случаях - на превращении жизненной истории «я» в произведение искусства подобное уже упомянутой гетевской «Из моей жизни». Эго «героическое» интегрирует себя в реальных выдающихся я-достижениях, в воплощении собственной личностью ведущих символов эпохи, в успешном самоосуществлении внутри наиболее значительных событий времени, в обладании высшей значимостью для многих других.

Рассмотрение образов как феноменов различных отношений к жизни позволяет исследовать последние с редко акцентируемой стороны.

Обычно в них подчеркиваются рационально-понятийный, мотивационный, аффективный, деятельно - продуктивный и рефлексивный планы Выделение образного плана настраивает психолога на постоянную фиксацию предметных, реальных источников и эффектов отношений. В непрерывном субъективном психическом потоке улавливаются движения от предметных ощущений жизни к ее перцепции и внутренней репрезентации. Оформляющаяся на основе сенсорики образная данность выступает в структуре отношений не только в адаптивном и познавательном назначении, но и в ценностно – смысловом, творческом.

Единые сенсорно - перцептивно - образные процессы и впечатления в структуре любого жизнеотношения определяются: как активирующие и содержательные моменты осознания реального объекта (1), чувственные формы утаивания объекта в бессознательном (2), стимулы когнитивного стремления к объекту (3), элементы моделирования субъективных преобразований объекта (4), «ткань», впитавшая и несущая в жизненном времени наши переживания по поводу объекта (5), следы значимости объекта для «я» (6), данности для самопонимания, самооценки и самопереживания субъекта по поводу своей активности и зависимости от объекта (7), контролирующие и корректирующие элементы актуальной или возможной субъективной деятельности и поведения по отношению к объекту (8). Такого рода синтетические акценты делают прозрачным психологическое толкование ощущений, восприятия, представлений при введении их в контекст конкретной индивидуальной жизни с целью практического решения ее проблем.

Кроме того, приведенные модели проливают свет на психическую сущность еще одного феномена, жизненная роль которого особенно ярко обнаруживается при исследовании ментальных явлений и позволяет понять связи и сравнительные особенности представлений и мышления. Речь идет о памяти.
5. ПАМЯТЬ В КОНТЕКСТЕ ЖИЗНИ


    1. Логика интерпретации активной памяти.

Современная психология памяти, если определять ее специфику в ее же собственных терминах, должна стать полным и интегральным воспроизведением мифологического, философского, художественного и научного опыта понимания того, как индивид приобретает опыт.

Интерес человека к своей памяти родился одновременно с появлением у него первых обобщенных представлений о «душе». В своей мнемической способности он долго видел основную душевную силу, концентрирующую и увеличивающую все другие психические силы и возможности. Утонченные идеи о ней рано сложились в общий фундамент культурного знания о психике. Следы благоговейного, почти магического отношения к памяти живы и сейчас, несмотря на длинную историю его преодоления путем разнообразных рациональных объяснений.

Актуальная направленность на синтез старых и новых взглядов на место и назначение памяти в структуре психики встречает препятствия в связи с дробностью и фрагментарностью подчеркнуто сциентистских подходов, преобладавших в последние десятилетия. Богатейшие данные, добытые в тщательных лабораторных исследованиях памяти, уместно использовать сейчас в составе целостных моделей психологии, обладающей одновременно интуитивными, феноменологическими, понимающими и объяснительными установками. Она более, чем формальная экспериментальная наука, открыта реальной индивидуальной жизни, а также несет в себе великие традиции: размышления и открытия Аристотеля, Августина, Канта, Гуссерля, Бергсона, В. Вундта.

Своевременным является акцент на определение личного потенциала памяти, оценку достигнутого уровня ее индивидуального развития, психологическую помощь субъекту памяти, изучение мнемических типов в профессиональной деятельности.. Он будет выражать практический взгляд, поддерживаемый фундаментальным и опытным знанием. Новые веяния в психологии памяти – сведение множества разнородных продуктивных идей, придание им интерпретационной формы, обоснование «активности» как главной особенности мнемических феноменов.

С учетом сказанного, предлагаем вариант обобщенного моделирования активной памяти, а затем перейдем к дифференцированному моделированию ее отдельных процессов.

О глобальном значении памяти в индивидуальной жизни.

Суть этого значения можно выразить понятием «организующее», то есть придающее единство, целостность, непрерывность, поступательность. Это касается жизни и в ее процессуально - динамическом аспекте, и в аспекте ее представленности в структуре личностных качеств субъекта. Память формирует ретроспективный план жизни и индивидуальную историю личности, способствует обогащению ретроспективы ситуациями текущей жизни и целостному реагированию индивида на происходящее здесь-и-сейчас, обусловливает устойчивую готовность субъекта к жизненному становлению и участию в будущем.



  • Во внешне – событийном или «историческом» потоке индивидуальной жизни память обеспечивает присутствие содержаний протекших событий в событиях актуальных, а актуальные переводит в форму жизненной перспективы. Память ответственна за образование «транспективы» личного становления, то есть за единство в объективном времени жизни настоящего, прошлого и будущего.

  • Память извлекает и вовлекает в опыт индивидуального проживания элементы и структуры коллективного сознания, а также содержания коллективного бессознательного; посредством мнемической функции жизнь общности интегрируется в способы индивидуального существования; память превращает наше индивидуальное в типичные, общезначимые, универсальные формы, в которых наши личные жизненные впечатления и достояния могут быть переданы другим людям.

  • Память обладает силой, организующей моменты прожитой и проживаемой жизни личности в единую «тотальность прошлого опыта», благодаря которой в каждом отдельном факте ее отношений к миру и к себе возможно ее цельное историческое присутствие.

  • Память удерживает единство бессознательного и сознательного центров личности, защищая последнюю от патологического разделения, распада. Поддерживая целостность бессознательной «самости», память одновременно сохраняет устойчивую связь освещенных сознанием аспектов «я». В длительных процессах индивидуации она активно отчуждает эго- содержания в план самости и воссоздает ранее скрытое в ней как сознаваемое и принадлежащее «я». Память детерминирует достижение личностью зрелой интеграции глубинных и рефлексивных аспектов психики.

  • Память фиксирует и преобразует единую последовательность значимых ситуаций, событий, душевных состояний, поступков и действий, образующую «жизненный путь личности». В активном настрое индивида на воспоминания о собственной жизни рождаются исповеди, жизнеописания, психологические автобиографии, целостно восстанавливающие «логику» личной судьбы.

  • Память обусловливает преемственность внутренних и внешне – практических, продуктивных моментов индивидуальной жизни. Благодаря этому, возможно относительное освобождение личности от традиции, навыка и ритуала, возможно поступательное обновление способов, содержаний и достижений жизни, возможно движение всегда в новом времени и вхождение в «новые воды» жизненного потока. Память, сохраняющая и охраняющая, парадоксально ориентирует на творчество и развитие.

В развертывающемся жизненном процессе память, как и другие психические явления, обнаруживает разные способы существования. Так, в общей структуре личности она выступает как мнемическое свойство, мнемическая способность или мнемический личностный тип. В функциональной организации индивида она представляет собой мнемическую функцию. В составе динамического контура общей психической активности она присутствует как мнемический процесс, мнемическая деятельность. В формировании продуктивного аспекта индивидуальной жизни память участвует «мнемически преобразованными содержаниями», которые охватывают множество элементов и уровней интеллектуальной, побудительной, эмоциональной сфер.

Какие специфические черты присущи памяти в структуре психических явлений?

1.Традиционно подчеркивается ее особый статус, состоящий во внутренней включенности и слиянии с другими психическими феноменами. Память составляет некий «срез» различных форм психической активности, способ их опосредования и средство эффективности, их потенцию и возможность.

2. Характерной чертой памяти является ее слабая выделенность в качестве феномена, самостоятельного для наблюдения и рефлексии. К числу событий относительно «автономной памяти» условно относят образное, мыслительное, аффективное репродуцирование либо спонтанное всплывание бессознательных, чуждых для «я» содержаний. Сознание и рефлексия часто находятся в опосредованной связи с памятью, направляясь не столько на нее, сколько на условия ее активизации и улучшения.

3. Основным аспектом памяти определяется, как правило, процессуальный; иногда мнемическому процессу присваивают ранг ведущего в составе некоторых динамических форм психического реагирования, например, узнавания или образного репродуцирования. В то же время при содержательном и результативном рассмотрении памяти отмечается ее специфическая «непродуктивность» или то, что она оперирует эффектами других психических процессов, внося в них свои реконструкции и преобразования.

4. Память необходимо участвует в формировании целостных образов и концептов конкретных объектов из дифференцированных предметных и идеальных элементов, поддерживает их связь внутри целого, а также способствует объединению отдельных образных и концептуальных гештальтов в крупные фрагменты ментального опыта.

5. В число отличительных характеристик памяти входит также ее интегративная способность, позволяющая различным формам психических процессов и структур взаимодействовать и взаимопроникать друг в друга. Это касается, в частности, мышления, продуктивные и операциональные структуры которого формируются при мнемическом удержании в их составе моторных, сенсорно – перцептивных, обобщенно образных, эмоциональных и вербальных компонентов.

6. Особую важность приобретает память в связи со своей «личностной функцией», состоящей в мнемической детерминации развития и достижения зрелости любого устойчивого психического качества, свойства, черты. Повторяемость, стабильность и типичность конкретного психического образования, его противостояние диссоциации и регрессу причинно определены возвратами личности к жизненно оправданным субъективным паттернам поведения и деятельности. Так «интеллектуальность» удерживается в структуре личности как ее существенное качество, благодаря сохранению и воспроизведению эффективных способов и стилей отношения и решения наиболее сложных жизненных проблем и задач.

7.Феноменологически ясной спецификой памяти выступает ее ориентация на актуальную связь с предметом, на его восприятие и реальные действия с ним. Иначе, ей свойственна интенция к выражению в практической деятельности и внешнем поведении через слияние, «уподобление» с перцепцией.



Каталог: data -> 2009
2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
2009 -> Психология индивидуальности
2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   74


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница