Современная психология: формы интеллектуальной жизни



страница16/74
Дата15.05.2016
Размер5.85 Mb.
ТипРеферат
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   74

Полнота памяти заключается в запечатлении и сохранении всех существенных составляющих жизненного события при правильном установлении и воспроизведении основных образно – понятийных связей и их смысловых наполнений. Например, в книге, с которой мы работали, нам понравилась какая–то мысль (понравившаяся мысль – событие жизни), и мы без искажений содержания ссылаемся на нее в своем научном докладе, не заботясь о том, чтобы употребить буквально те же слова, которые использовал автор. Если же мы сохраним без изменений и вербальную форму идеи, то наша память проявит свою точность. Последняя указывает, что материал памяти и содержательно, и формально сберегается в том виде, в каком он был изначально вовлечен в деятельность.

Прочность как качество памяти характеризует успешность запечатления события, подкрепленную длительным сохранением и периодическим точным воспроизведением. Когда через многие годы после первой удачной ссылки на упомянутую идею, мы вновь без утраты содержаний возвращаемся к ней в своей публичной лекции, но скорее всего в другом контексте, тогда становится очевидно, что давнее событие надежно укоренилось в нашем опыте, вошло в живую структуру прошлого психической жизни. Полнота – точность – прочность определяют гармоничный контур мнемических результатов, в котором каждый из них увеличивает вероятность других. Это лучшие критерии образования глубокого впечатления об объекте памяти, если речь идет о жизненном материале, затронувшем мир наших желаний и значимостей.

Однако, данные качества принято также узко рассматривать как атрибуты хорошего научения. Для сравнения: в воспоминаниях человека зрелых лет вдруг всплывают все слова песенки, разученной однажды в детстве, исполненной при гостях и «забытой» на долгие годы. И другое дело, когда этот человек возвращается к любимым в юности стихам («быть знаменитым некрасиво…»), слова которых стали его личными символами на всю жизнь.

Реконструкция – еще одно качество памяти - имеет место при сознательных или бессознательных преобразованиях структуры события с целью достичь ожидаемого результата запоминания, забывания, или воспроизведения. Для лучшего запечатления мы можем ввести в событие элементы других событий. Например, желая запомнить лицо ребенка, мимолетно встреченное мной в счастливый момент жизни, когда хочется сохранить все происходящее, я отмечаю его похожесть на виденный в Лувре детский портрет и соединяю черты реального человека с чертами изображения.

Желая детерминировать забывание, мы можем растворить нежелательное событие в потоке впечатлений, которые скроют его от поверхностного сознания. Например, сказанную ложь о своем «недомогании», можем рационально представить для себя как условие решения более важных задач, чем те, ради которых нас напрасно ждут. Особенно легко забываем, что солгали, если наши предпочитаемые дела успешно пошли и завершились.

Желая занять по отношению к своей жизни позицию человека наблюдающего, проясняющего, рефлексирующего, мы культивируем установку на возможно более полное воспроизведение впечатлений о ней. В соответствии с данной установкой, мы будем создавать множество мысленных, символических, воображаемых связей между содержательными фрагментами жизни, чтобы формировался не рассеянный, а целостный, «собранный» материал памяти. Здесь от мнемической реконструкции зависит глубина нашего проникновения в собственную жизнь, наши «усилия жить».

Названные качества присущи памяти как внутреннему условию, обеспечивающему продуктивные формы активности: саморазвертывание желаний, интеллектуальное генерирование, практические преобразования, спонтанное течение переживаний и т. д. Однако, и самим процессам памяти иногда присваивается статус продуктивных. Особенно заметны результаты обновления мнемического следа при воспроизведении известных содержаний, вовлекающих в актуальное проживание те элементы собственной структуры, которыми они «обросли» при своих скрытых движениях в интегральном поле ментального опыта. Известные содержания неожиданно для субъекта появляются как улучшенные, обогащенные, дающие дополнительный толчок другой активности. Всем понятна ситуация, когда человек, вспоминая своего хорошего знакомого, в самом процессе вспоминания вдруг внутренне узнает о нем то, о чем «не знал», «не догадывался». Так, в мнемическом процессе нам открывается, что нас любят, или нас обманывают, или нам изменяют, и начинается новый цикл осмысления, переживания, представления наших отношений..

5. Влияния памяти на настоящую и будущую жизнь.

В своей самой близкой и непосредственной связи с прошедшим, память активна в отношении проживаемого здесь-и-сейчас и в отношении ожидаемых событий..

Память обращает нашу текущую и наступающую жизнь к ее прошлому. Это происходит благодаря тому, что в образных, мыслительных и аффективных содержаниях действующей памяти заключена данность прошлого; мнемические процессы не допускают перерыва в длительности внутреннего времени психической жизни и постоянно «проигрывают» прошлое; представления, идеи и переживания прошлого в мнемическом цикле в любой момент могут появиться на «поверхности» сознательного объективного времени, то есть в настоящем; поднимая прошлый опыт на уровень теперь-происходящего-для-я, мы включаем его в целеполагающие действия, действия выбора и принятия решения, то есть делаем его сильным детерминантом будущего.

«Если дана память, то есть сохранение образов прошлого, эти образы будут постоянно примешиваться к нашему восприятию настоящего и могут даже вытеснить его. Образы прошлого сохраняются только для того, чтобы быть использованными, они непрерывно дополняют опыт настоящего, обогащая его уже приобретенным опытом, и так как этот прошлый опыт не перестает увеличиваться, в конце концов он перекрывает и насыщает собой опыт настоящего…Воспоминание о событии связано в нашей памяти с целым рядом последующих событий и может тем самым лучше просветить нас при принятии решения.»

( Там же, с.198).



По критерию актуального и перспективного влияния прошлого опыта отдельные процессы памяти могут рассматриваться так.

Мы запоминаем то, что необходимо для поддержания обычного порядка жизни в настоящем, или то, что должно быть познано и использовано в будущем, или то, что может деструктивно изменить текущую и ожидаемую жизнь, или то, что может сделать ее совершеннее, или то, что нарушает субъективную непрерывность ее течения, «разрушает внутреннюю связь времен».

Мы сохраняем то, что необходимо для текущей и будущей жизни, допуская утраты несущественного, или то, что соответствует жизненной необходимости, но при этом избыточно и не находит реализации, или то, что не обладает субъективной ценностью и постепенно утрачивается, или то, что субъективно не значимо и при этом избыточно (феномен экзальтации памяти), или то, что ценно для нас, но сопротивляется сбережению.

Мы воспроизводим: необходимое и достаточное для привычно текущей и ожидаемой жизни; то, что должно конструктивно и преобразующе повлиять на актуальную и наступающую жизнь; не достаточное для поддержания и продления нашей обычной жизни; то, что разрушает наше настоящее и будущее; избыточное для действительной жизни и нарушающее ее объективные временные связи (феномен мнемической экспансии).

События, становящиеся достоянием памяти, не составляют, таким образом, только статичный и не вполне надежный «опыт прошлого». В мнемической форме события находят особое существование, дающее им возможность явно или скрыто длиться внутри жизни: присутствовать – актуализироваться – пролонгировать ее.

Третий ключевой вопрос, относящийся к памяти – кто помнит? Или кем мы выступаем в соотношении с собственной памятью?

Здесь в определениях мнемической активности появляется акцент на ее детерминацию устойчивыми особенностями личности- обладателя памятью.

Важнейшей интегральной особенностью является сила ее «я» или «субъектность». Эмпирически хорошо различаются личность - носитель памяти, личность – пользователь памяти, личность – субъект памяти. Первая выступает местом игры бессознательных, спонтанных, непосредственных мнемических процессов. И даже если они поражают своим естественным богатством, о личности скажут: ей помнится. Вторая использует открывшиеся ей возможности своей памяти, не прилагая усилий к их поддержанию и развитию. Позиция такой личности определяется формулой: она дает своей памяти работать. Третья превращает память в особый предмет самопознания и способ самоактуализации, относясь к ней как ценности В данном случае мнемические процессы становятся целью приложения интенсивных жизненных усилий личности, и о ней можно уверенно сказать: она помнит.

Системные психологические исследование и диагностика конкретных личностных детерминант памяти предполагает использование множественных параметров оценки.

1) Какая общая установка направляет личность в запоминании– сохранении– воспроизведении (з – с – в): сознательная или бессознательная, ориентированная на внешние или внутренние объекты, ситуативная или надситуативная, рациональная или иррациональная, аффективная или мыслительная, идеальная или практическая и т. д.?

2) Какие мотивы з – с – в устойчиво присущи личности: витальные, эротические, познавательные, социальные, эгоцентрические, этические, эстетические и т. д. ?

3) Какие устойчивые свойства собственных з – с - в особенно ценны для личности и составляют для нее задачу саморазвития: проницаемость для новых материалов, богатые содержания, структурность, конструктивность, продуктивность, надежность, длительная сохранность содержаний и т. д. ?

4) Насколько личность инициативна, энергична, самостоятельна, технична и спонтанна, иными словами, активна в з – с – в.?

5) Свойственны личности интеллектуальность, концептуальное мастерство и рефлексивность в з -с- в, то есть выступает ли она мыслителем в отношении собственной памяти?

6) Обладает личность мнемическими способностями то есть присущи ли ее

з – с – в неординарные объем, точность, связность, содержательность, творческий динамизм, действенность, ценность для других, выраженность в авторских продуктах деятельности?

7) Насколько личность владеет искусственными приемами з – с – в или в какой степени освоила техники сознательной, культурно отточенной организации и опосредования памяти? Выступает ли такая «технологичная» мнемическая активность особой формой направленной и результативной деятельности личности в художественной, профессиональной сферах или в самопознании?

8) Какой тип жизненной ретроспективы преобладает у данной личности? В каких доминирующих психических формах развивается, интегрируется и реализуется ее мнемический опыт: эмоциональных, телесно– пластических, образных, вербально – понятийных, символических? Как представлено в сознании и дано в бессознательном личности ее прошлое: топологически, то есть в смене жизненных «мест», или событийно, или в форме внутренних впечатлений или в виде концептуальных обобщений? Целостен, полон разнообразия, темпорально хорошо структурирован либо фрагментарен, беден, не структурирован во времени ретроспективный план ее жизни?

9) Является мнемическая активность определяющей в отношения личности к временам своей жизни: прошлому – настоящему – будущему? Настолько ли велика роль памяти, чтобы во взаимопереходах «ретроспективы» - «феноменов актуального проживания» – «жизненных ожиданий» определить развитие ретроспективного типа личности в возможном континууме типов, где существуют еще актуальный – перспективный – проспективный типы. ( 2; 70 )

При использовании перечисленных параметров становится возможной углубленная идентификация индивида с более или менее активным «субъектом памяти» или его «экстремальное» определение как мнемически одаренной личности. Последней свойственны сознательность, произвольность, опосредованность з – с – в; применение сложных средств организации мнемической активности с акцентом на логические и символические; сила оригинального генерирования, заключенная в бессознательной памяти; способность в значимые моменты жизни приложить особые мнемические усилия, позволяющие с неординарной целостностью и полнотой запечатлеть проживаемые события; концентрация мнемических усилий на содержаниях, связанных с творческими влечениями и страстями индивида, прежде всего, самореализацией, любовью, искусством, поиском истины и т. д.; рефлексия способов, личных приемов и эффектов памяти, тонкая оценка и развитие своих мнемических способностей; проявление мнемической активности в продуктах деятельности, составляющих реальные или потенциальные ценности культуры; сосредоточение мнемической «энергии» на своих впечатлениях – переживаниях – событиях – отношениях – жизненных действиях – противоречиях – внешних влияниях – качествах «я» – личных идеях и символах, чтобы воссоздать и удержать для себя единство собственной жизни.

Реализованная мнемическая одаренность или просто хорошее мнемическое обеспечение жизнедеятельности являются результатами длительного индивидуального становления памяти. И личность с незаурядной, и личность с ординарной памятью, должны пройти закономерные этапы возрастного генеза данной функции. Каждому этапу соответствует определенный мнемический стиль, который при некоторых условиях и жизненных обстоятельствах может генерализоваться на другие, более поздние фазы жизни.

Вопрос о генетически- стилевых особенностях индивидуальной памяти или о том, какого уровня зрелости она достигла, выступает четвертым основным вопросом о мнемической активности.

Первый стиль – ранний, наивный, реактивный – характеризует память детства. Контекст мнемической активности этого возраста составляют бессознательные и слабо осознанные влечения, спонтанное образное творчество, жадное созерцание, фантазийное мышление, интенсивное развитие тела и телесных движений, расширяющееся и приобретающее устойчивость сознание, пробуждающееся самосознание. Особенностями детского стиля памяти являются: легкая проницаемость для эмпирического опыта, бессознательность, непроизвольность, непосредственность, сосредоточение в сенсо–моторной сфере, связь с формированием навыков, привычек, поведенческих ритуалов, недостаточная осмысленность, яркая эмоциональная окрашенность, ограниченность виртуального опыта, живость и богатство архетипических содержаний, слияние ретроспективы с моментом жизни здесь-и-сейчас.

Второй стиль - становящийся, активный, интеллектуальный, творческий – присущ памяти отрочества и юности. Формируется в развивающейся системе осознаваемых желаний, ценностей и страстей, как детерминант интенсивного когнитивного роста, как составляющая грез и сложных фантазий, как средство осознания непрерывности жизни и единства «я», как условие самореализации в эффективной деятельности и обретения самоидентичности, как способ и критерий образования совершенных навыков тела: пластических, речевых, изобразительных. Стилевыми особенностями здесь выступают: сознательность и продуктивная бессознательность; сочетание произвольности и спонтанности; внешняя и развивающаяся внутренняя опосредованность; углубление виртуального опыта; опора на мышление; утонченная аффективность; ориентация на полноту и насыщенность актуального проживания; значимость для полезной деятельности, практики, реального дела; выраженная я-направленность; возможность появления трансцендентных воспоминаний в художественном и поэтическом воображении и сновидениях.

Третий стиль – зрелый, устойчивый, искусный – является характеристикой памяти взрослых. Общий психо – практический фон его формирования составляют: сложившаяся система жизненных ценностей; интеллектуальная активность; профессиональная деятельность, сочетающая надежность навыка с установками на проблемность и креативность; постоянство чувств и их сращение с определенными значимыми объектами; определившиеся области увлечений и удовольствий; знание «я» и рефлексия; сознание личной продуктивности, своих социальных влияний и идентичностей. К особенностям стиля относятся рефлексивность, активность бессознательных источников, «наученная» спонтанность, внутренняя опосредованность, многоуровневый виртуальный опыт, мастерство мнемических операций, работа с опытом на уровне «интуиции прошлого», рациональное структурирование мнемических содержаний в зависимости от их принадлежности к разным уровням «исторической памяти» (всечеловеческой, общекультурной, кросскультурной, клановой, родовой, семейной, индивидуальной), а также ценность ретроспективы и перспективы в сравнении с актуальным проживанием.

Указанные стили, представляя собой высоко вероятные возрастные варианты нормального мнемического развития, не становятся тем не менее обязательными атрибутами психической жизни каждой личности, жестко связанными с возрастом. Фаза «наивной» памяти в жизни конкретного ребенка может быть короткой и свернутой. В жизни другого человека данная фаза, напротив, захватывает многие годы жизни. Достоинствами юношеской памяти может обладать человек зрелых лет, о искушенная взрослая память может оформиться у подростка 16 лет в связи с его ранними достижениями в какой-то области творчества.

Закончив набросок общей интерпретацоинной модели активной памяти в целом, посмотрим, на каких аспектах и проблемах сосредоточены психологические исследования частных мнемических феноменов.

5.2 Запоминание

Этот процесс, как уже отмечалось, часто не сознается вследствие своей быстроты и мимолетности, или сознается как мгновенное естественное запечатление, или переживается как рождение «впечатления». Однако, феноменологически он рассматривается в качестве развернутого во времени, последовательного, поэтапного. Данные феноменологии вполне сопоставимы здесь с результатами экспериментальной психологии, так же исследующей в основном «сознание памяти». ( 10; 32; 118; 136 )

Возьмем описание динамики запоминания в терминологии и характерной стилистике Э. Гуссерля и А. Бергсона.

- Каждое мгновение происходит регистрация памятью единственных в своем роде жизненных фактов. Часть из них, запоминаясь, осознается, но большая часть остается вне актуального сознания. Замечается человеком, как наиболее полезное, запоминание осознаваемых фактов. Оно в основном и изучается психологами.

- Каждый запоминаемый жизненный факт становится элементом целостного прошлого опыта субъекта, который виртуально, или в возможности, присутствует в любом моменте текущей жизни.

- В каждом актуальном событии жизни всегда есть то, что принципиально не может быть вызвано вновь, повторено, и есть то, что может быть возобновлено, почти буквально воссоздано. Соответственно задействованы различные «силы» запоминания и необходима разная активность в отношении материала. Например, возможно непроизвольное схватывание жизненно неповторимого или невольное запечатление возобновляющегося, возвращающегося, навязчиво действующего. Или возможно направленное запоминание повторяющегося либо искусственно повторяемого. Или имеет место сложное формирование впечатления о неповторимом.

- Запоминание состоит в избирательном отношении человека к «происходящему», «только что бывшему», «давно происшедшему». Отношение реализуется сразу во всех трех временных направлениях.


  1. Схватывается каждый элемент текущего жизненного события.

  2. В смене элементов каждый предыдущий погружается в прошлое; погружаясь, он одновременно всплывает, чтобы присутствовать в структуре следующего схватываемого элемента; последующие элементы запоминаются в составе все укрупняющегося целого.

  3. Каждый запечатленный элемент, присутствуя благодаря всплыванию в запоминании последующего элемента, одновременно погружается в прошлое вместе с предшествующими связанными фрагментами события.

  4. Наряду с всплываниями только-что-бывшего, в цикле запоминания элементов события на поверхность актуального сознания поднимаются впечатления из давнего прошлого. Они вплетаются и в ткань каждого событийного фрагмента, и в их связи, и в образ события как целого. Текущее событие, таким образом, запоминается с «горизонтом прошлого». ( 16 )

Запоминаемыми событиями или фактами могут быть самые разнообразные феномены душевной жизни: перцепты, образы представления, воображения, идеи, оценки, а также сложные синтезы этих психических проявлений. Начало запоминания связано с их попаданием в поле «воспринимающего сознания» либо бессознательной активности, иначе, произвольного либо спонтанного внимания. Далее следует схватывание и удержание события вместе с репродукцией виртуального опыта, способствующего запечатлению. Запоминаемое событие уходит в виртуальную глубину, то есть начинается его длительное сохранение, и при этом находится в готовности быть актуализированным в определенных представляемых моментах будущего.

Динамика запоминания часто открывается наблюдателю опосредованно, через изменения количественных и качественных параметров материала. Последний, выступая объектом запечатления, приобретает в его процессе различные психические формы, укрупняется или редуцируется, упрощается или усложняется.

Например, объектом запоминания становится неординарное событие жизни. Кто-то готовится к рискованному предприятию. Все детали и все моменты предварительной проработки предприятия очень важны для будущего. Ему снится сон, что он находится в автобусе, который мчится по краю обрыва, но благополучно минует его, не рухнув вниз. Проснувшись, он думает, что скорее всего предприятие будет успешным.

В этом случае параметры объективных условий, в которых начинается подготовка к ответственному делу – исходные материалы памяти - становятся образами и концептами замыслов субъекта, его действий, вспомогательных средств, сопутствующих обстоятельств, партнерских отношений и пр., то есть содержаниями, которые должны быть запечатлены ради практического исполнения задуманного. К этим содержаниям в процессе запоминания присоединяются символические образы и переживания сна, а также высокие оценки ожидаемого результата. Вместе с рациональными структурами будущего предприятия последние формируют интуитивный прогноз успеха. Все соединившиеся содержания: реалистичные, фантазийно–символические, аффективные, оценочные, прогностические – образуют расширенный и углубленный, в сравнении с исходными мнемическими данными, «психический материал» запоминания.

Экспериментальная психология характеризует материалы запоминания с точки зрения их принадлежности к той или иной объектной категории, элементного состава, плохой или хорошей структурированности, целостности или фрагментарности, интеллектуальной простоты или сложности, особенностей субъективного отношения к ним и их развивающего влияния на опыт субъекта. Исследуется зависимость результатов запечатления от указанных характеристик материала и на этой основе выделяются общие критерии психологического анализа запоминания.

Объем запоминания. Это количество удержанных автономных или относительно самостоятельных единиц материала. Внешний воспринимаемый материал при условиях его слабой структурированности, низкой осмысленности, перцептивной простоты, искусственности происхождения, слабой субъективной интенции к запоминанию и без специального заучивания удерживается в объеме 5 – 7 единиц. После повторений с установкой на воспроизведение количество единиц незначительно увеличивается. Иное – с осмысленным, фрагментарным, легко структурируемым материалом типа слов, высказываний, реалистичных изображений. Объем их произвольного запоминания без специального заучивания и с несущественными ошибками может достигать 15 единиц из 20.

Если же говорить, например, о количестве вербально - смысловых единиц в составе целостной, многоэлементной, интеллектуально сложной, значимой информации, которую мы повседневно естественным образом удерживаем в профессиональных интересах, то оно вряд ли сопоставимо по богатству с результатами искусственно поставленных экспериментов.



Характер запоминания. Определяется типом запоминаемого, заданным его принадлежностью к определенной категории жизненных объектов. Так, если я читаю любимую книгу, то характер запоминания ситуации будет различным в зависимости от того, на какие из следующих объектов я направлю мнемическую активность:

  • можно запомнить как значимое само событие чтения книги, и тогда активизируется «память на событие»;

  • можно более или менее точно запомнить текстовые фрагменты либо текст в целом; в этом случае будет активна «память на текст».

  • можно запомнить мысли и мысленные связи, извлеченные при прочтении книги; по характеру это - «память на мысль»;

  • можно запомнить образные картины и отдельные представления, продуцируемые по поводу прочитанного; основой этого процесса является «память на воображаемое»;

  • можно запомнить приемы и способы своего или чужого лингвистического, филологического, психологического анализа текста, и в этом действии на первый план выступит «инструментальная память» или «операциональная память»;

  • можно запомнить связи, установленные мною между жизнью «я» и темами, мотивами, сюжетными линиями, героями, символами книги; запечатление становится «рефлексивной памятью»;

  • можно запомнить любимую книгу как атрибут комфортной, уютной, изысканной обстановки кабинета, где удалось хорошо поработать; здесь доминирует «память на предметное окружение»;

  • и последнее, если мне захочется процитировать наизусть отрывок из этого текста, я постараюсь буквально запомнить его языковую форму и обращусь тем самым к своей «памяти на знаки».

Каталог: data -> 2009
2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
2009 -> Психология индивидуальности
2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   74


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница