Современная психология: формы интеллектуальной жизни


Какие особенности присущи давнему и вездесущему мышлению, названному Юнгом «архаичным», Леви -Брюлем – «пралогическим», Леви-Стросом – «первобытным», «магическим», «неприрученным», а М. Фуко – «беспор



страница32/74
Дата15.05.2016
Размер5.85 Mb.
ТипРеферат
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   74

Какие особенности присущи давнему и вездесущему мышлению, названному Юнгом «архаичным», Леви -Брюлем – «пралогическим», Леви-Стросом – «первобытным», «магическим», «неприрученным», а М. Фуко – «беспорядочным» и «алогичным»?

1. В область активности архаичного мышления вовлекаются главным образом внешние предметы, существа, явления, соединяющиеся в причудливые ментальные «узоры» отношениями пространственной близости, временного совпадения, перцептивного подобия, фантазийного тождества и мистической общности происхождения и зависимости. Сам мыслящий человек ускользает в качестве объекта от собственной мысли, и последняя развивается как «внешняя».

2. В этой мысли недостаточно разведены эмоциональные, побудительные, перцептивно- образные, действенные и собственно логические компоненты, так что мышление оперирует целостными «комплексами» или сплавами разнородных недифференцированных впечатлений о предметах и событиях. Их актуализация ситуативна, стимулируется главным образом извне, и действие с ними выглядит изменчивым, подобным «интеллектуальному мерцанию». По отношению к абстрактным задачам, составляющим большинство объектов нашего интеллекта и требующим большой ментально-речевой выносливости и концентрации, такое мышление может показаться не энергоемким, а иногда и беспомощным, но при выполнении деятельности, вызывающей большой интерес, доставляющей удовольствие и предполагающей немедленный эффект, сосредоточение архаичного сознания и мысли может быть интенсивным и длительным.

3.Архаичная мысль избегает индивидуализации и придерживается «коллективных образцов» толкования причин существующего и происходящего, группировки фактов, объяснения случайностей и таинственных влияний. Наибольшей силой овладения индивидуальным умом обладают бессознательные коллективные идеи о «тотеме» как сверхъестественном источнике власти и произвола в установлении связей вещей и существ, о «мистической сопричастности», объединяющей разнородное, чтобы через него проявилось некое предназначение, знамение, судьба, о «магической связи», допускающей необъяснимое изменение одних объектов в результате воздействия на другие, о незыблемости принципа «после этого, значит, вследствие этого», о тайне, связывающей вещь – ее имя – ее изображение – ее зеркальное отражение, превращающей все это в «одно и то же» и каждое в свойство всех других

4. За символическими идеями «тотема», «мистической сопричастности» и «магии» психологически просматривается феномен проекции качеств и свойств субъекта архаичного мышления на предметы и явления окружающего мира. Интуитивно знаемые силы и возможности собственного интеллекта отчуждаются, мистифицируясь, в мощнейших агентов внешних влияний на происходящее. Так за тотемическим детерминизмом обнаруживаются бессознательные стремления человека самому определять связи природных и социальных явлений; за убеждением в реальности действия мистической сопричастности кроется претензия исключить из жизни власть случая; вера в тождество объекта проекции, его имени и изображения, а также установление запрета на «прикосновение» к ним означают глубинный смысл самозащиты индивида от вредных воздействий других.

5. Наплывающие впечатления жизни пралогическая мысль стремится упорядочить доступными ей способами. Обобщается эмпирически многообразное; множественное объединяется в немногие классы и категории; в разнообразии отыскивается отношение сходства и подобия; производятся тончайшие различения признаков подобного, так, что впечатление подобия оказывается сметенным обилием различий; каждая «обобщенная вещь» приобретает свою противоположность, с которой образует «бинарную оппозицию». Упорядочение происходит по типу «инвентаризации», когда мышление основывается на визуальных сходствах и различиях предметов и существ. Объекты группируются и классифицируются в зависимости от их ценности для практического использования. Мышление, по определению Леви – Строса, выступает «бриколером», пользующимся при предметных объединениях наглядными и подручными средствами. Эмпирической систематизации прежде всего подлежат растения и животные, особо тесно соотносящиеся с естественными потребностями архаичного человека: в пище, в лечении, продолжении рода, а также эстетической и интуитивно – ориентировочной. Выстраиваемые мышлением «таксономии» прямолинейны, имеют минимальное количество уровней обобщения и утверждают непреложность одного уровня общности для других. На этом «законодательном» уровне располагается, как правило, тотем.

6. Пралогическое мышление генерирует продукты, изумляющие цивилизованного человека необычайностью, иногда «безумием», комизмом или абсурдом.

Например, абстрактный концепт, относящийся к какому-то конкретному свойству реального объекта, оказывается настолько отчужден от последнего, что начинает существовать в сознании как самостоятельная сущность или «субстанция». Из исследований К. Леви – Строса: северо – американские индейцы широко употребляют выражения типа «Злоба мужчины убила бедность ребенка». ( 80 )

Или в качестве содержания концепта берется группировка реальных следовавших друг за другом фактов, каждый из которых считается вызывающим следующий, и связь между которыми настолько однозначна, что жизненное повторение одного из фактов будет предзнаменованием появления других. К. Г. Юнг: понятие архаичного человека о «войне» вполне могло заключать в себе событийный ряд, объединивший «рождение теленка с двумя головами и пятью ногами», «в соседней деревне петух снес яйцо», «старухе приснился сон», «в небе появляется комета», «в соседнем селении случился пожар», «год спустя начинается война». ( 156, с. 167)

Или концепт, указывающий на родовую категорию объектов, наполняется фантазийной, экзотической, красочной смесью их конкретных разновидностей. Выделение «классов» не подчинено никакой системе четко обозначенных критериев сравнения и различения, а основано на спонтанном использовании ситуативных признаков индивидуальных объектоов. М. Фуко: моделируя формы алогичного мышления, Х-Л Борхес ссылается на некую китайскую классификацию, подразделяющую «животных» на «принадлежащих Императору», «бальзамированных», «прирученных», «молочных поросят», «сирен», «сказочных», «бродячих собак», «буйствующих, как в безумии», «неисчислимых», «нарисованных очень тонкой кисточкой на верблюжьей шерсти», «только что разбивших кувшин», «издалека кажущихся мухами». Существа, составляющие подклассы данной классификации, размещены, расположены в столь различных плоскостях, что «невозможно найти для них пространство встречи, определить общее место для тех и других… Их объединения представляют собой неповторимые «гетеротопии». ( 139, с. 28)


Каталог: data -> 2009
2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
2009 -> Психология индивидуальности
2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   74


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница