Современная психология: формы интеллектуальной жизни



страница4/74
Дата15.05.2016
Размер5.85 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   74

2.5. Сенсорная активность.

Это понятие вводится в теорию ощущений, чтобы подчеркнуть не - пассивную, не - рецептивную позицию ощущающего и сложность процесса ощущения, имеющего в своем составе множественные динамические включения.

Любая человеческая активность предполагает многоплановую детерминацию, начиная от ее стимуляции и заканчивая силами ее саморазвития и саморазвертывания. Конкретная ощущающая активность одновременно является моментом непрерывного глобального процесса психической жизни, моментом совершающейся в данной ситуации адаптационной, когнитивной или регулятивной деятельности и моментом общего сенсорного «среза» названных процесса и деятельностей. В качестве общих детерминантов она имеет предысторию освоения всех когда-либо встреченных индивидом предметных источников, особенности общего стиля оформления и удержания им предметных содержаний, фактор создания индивидом источников ощущений, установку индивида на получение сенсорных впечатлений внутри ведущей для него деятельности. Последняя может совершаться ради познания, сближения с другими людьми, творчества, обладания прекрасным, переживаний счастья, самоактуализации и соответственно мотивировать ощущающую активность.

Если отвлечься от имплицитной и опосредованной детерминации, то в прямом наблюдении обнаруживается зависимость сенсорной активности от предметных источников, действующих здесь-и-сейчас и либо внезапно вторгающихся в мир «я», либо привычно появляющихся в нем, либо специально создаваемых я-для-себя. Когда же сенсорная стимуляция ограничивается во всех этих возможностях, то есть возникает ситуация «сенсорной депривации», ощущающая активность находит обходные пути - обретает стимульные заместители в мире грез, воспоминаний и кажимостей.

Отдаленная и ближайшая обусловленность является первой характерной чертой сенсорной активности. Вторая черта - это своеобразное течение ощущения, при котором оно принимает проникающие влияния телесно-поисковой, нервной, разнородной психической и реактивно-моторной активностей индивида. В этом сложнейшем сенсорном процессе индивид субъективно превращает «предметность» в предметное психическое содержание, где данность отдельного эмпирического свойства источника включает, например, обобщенно-образные и абстрактно-мыслительные данные.

Выделим основные психические включения в сенсорную активность:



  1. образование перцептивных впечатлений о предметных структурах, содержащих источники ощущений;

  2. актуализация представлений о прежних ощущениях, подобных актуальному;

  3. эмоционально-оценочная активность, сообщающая сенсорике модус

удовольствия-неудовольствия;

4) понятийно-логическая активность, осуществляющая категоризацию

ощущения;



5) речевое обозначение испытываемого ощущения;

6) общая активность сознания, делающая все отмеченные процессы в их

соотнесенности с предметом интегрированными, эффективными,

устремленными к единой цели: я - проживанию дифференцированного

ощущения.

Красный платок Джулии Ламберт, героини Моэма, когда он волшебно возникает на сцене перед изумленными зрителями в руках этой великой актрисы, приковывает взгляды как вызывающе яркое цветовое пятно на более тусклом фоне, как великолепный оттенок красного на волнующемся лоскуте шелка, как одно из лучших красных видений, испытанных зрителем в жизни, как тревожное, восхитительное и томящее цветовое впечатление, как опыт встречи с идеальной «краснотой» вещи.. ( 97)

Еще одной чертой сенсорной активности является двойственность ее динамики. С одной стороны, она выступает в виде спонтанного самодвижения диффузных, едва различимых чувственных состояний, с другой, улавливается, направляется и организуется сознанием. В первом случае индивида «охватывают» ощущения, во втором - он «имеет» и «знает» свои ощущения.

С. Франк приводит несколько ситуаций погружения человека в бессознательную стихию сенсорно - чувственных состояний.

Вот мы в полудреме. Неуловимое в своей прихотливости и измнчивости многообразие ощущений без остановки протекает в нас, как капли воды в текущей реке, и вместе с тем слито в одно неразрывное, непреходящее бесформенное целое.

Или мы в состоянии сильнейшего возбуждения. Мы теряем здесь типичные черты нашего обычного, нормального сознания: ощущения пространства и времени, внешнего мира, нашего «я». Вместо них - бурный водоворот неудержимо несущегося потока чувственности.

Или - состояние бреда, когда утрачивается понимание предметного значения ощущений. Нас приковывают, мучают яркие цветовые пятна, назойливые звуки и шумы, устрашающие смутные образы, гнетут ощущения головокружения, тошноты, замирания сердца. Причем, в непосредственном проживании все эти формы чувственности взаиморастворены и наплывают тяжелой темной волной. (130)

Однако, более, чем неотделенность от стихии ощущений, человеку свойственно осознанное отношение к ним. Очевидна разная степень присутствия и влияния сознания на сенсорную активность.

1. Сознание на своей периферии нечетко, мимолетно фиксирует ощущение.

2. Сознание случайно улавливает в свой фокус сенсорное впечатление и отчетливо фиксирует его.

3 Сознание в своей предметной направленности ищет сенсорное впечатление, фиксирует его и удерживает в своем фокусе.

4. Сознание активно «работает» с ощущением, способствуя его преобразованиям, улучшению.

5. Сознание направляется на интенсивное проживание ощущения, с тем, чтобы впоследствии угаснуть при я - растворении в нем.

Осознанность ощущений является существенным признаком их я -овладения или субъектности. Другим признаком выступает действенно-практическая сторона ошушающей активности.

Действенный план процесса ощущения сложно структурирован.. Его, в частности, составляют: общее телесное напряжение в процессах сенсорного поиска и сенсо-моторного реагирования; избирательная активность органов движения, вызывающая ощущения и отвечающая на них; динамические системы рече - движений, движений глаз, движений рук и т.д., снимающих интегральные информационные данные о среде жизни; хорошо скоординированные микро-движения многих органов, обеспечивающие сенсорное регулирование сложной предметной деятельности. Сознательно - деятельностное опосредование позволяет ощущающей активности усовершенствоваться до уровня сенсорных открытий, тонкостей сенсорного общения, исключительного чувствования другого человека и уникального самоощущения.

Сенсорная активность порождает сенсорный феномен, сенсорную данность источника, или сенсорное «знание» - явления одного порядка, относящиеся к эффектам ощущения. Аналитическая модель их эмпирических характеристик составит предмет дальнейшего рассмотрения.

2.6. Характеристики сенсорного эффекта.

В фиксации покоя и схватывании движения источника и в собственном движении относительно источника субъект открывает его чувственные константы, а именно, положение в пространстве, перемещение, длительность действия, силу, качества. и субъективную значимость. (5; 26; 27; 37)



Сенсорная данность пространственной локализации источника связывается современной психологией с превращением чувственных проекций множественных исследовательских действий относительно предмета в единые одновременные структуры его близости - удаленности, направления относительно ощущающего, смещения вправо - влево и т. д.

«Временная последовательность компонентов образа траектории движения преобразуется в симультанную структуру и формирует одновременную схему слухового, зрительного, обонятельного, тактильного и т.д. пространства.» (26, с.150)

Это прежде всего касается локализации источников во внешне - предметном мире. Иные особенности, скорее не объясненные, а описанные психологией, свойственны локализации внутри-телесных и внутри-психических источников. Так анатомо-физиологическое пространство тела, структурно оформившись для индивида в проприоцептивных, органических и т.д. ощущениях, непрерывно информирует его о текущем состоянии, целостности, изменениях телесных органов и систем. Ощущение боли является при этом способом наиболее прямой и точной локализации источника телесного возмущения.



«Способ, каким при болезнях человек получает новое знание о своих органах, является, может быть, типичным способом того, как вообще складывается представление о своем теле.» ( 133, с. 432)

Убедительные данные о сенсорных сигналах внутри-психического пространства найдены глубинной психологией К.Г. Юнга и его последователей. С. Гроф, моделируя события расширения сознания, показал необычную отнесенность «внутреннего к внутреннему», точнее, ощущающего «я» к архетипическому содержания бессознательного..



«В психоделических состояниях и при других необычных переживаниях можно испытать драматичные эпизоды самого разного рода, причем с живостью, реальностью и интенсивностью, сравнимыми с обычным восприятием материального мира или превосходящими его. Хотя зрительный аспект этих эпизодов стоит, пожалуй, на первом месте, надо сказать, что вполне реалистичные переживания могут быть и во всех других сенсорных областях. Иногда отдельные мощные звуки, голоса людей или животных, интенсивная физическая боль и другие соматические ощущения или отчетливые вкус и запах могут доминировать в переживании или играть в нем важную роль.» (42, с.49)

Другие критические явления сенсорной локализации в психическом пространстве гипотетически соотносятся с состояниями творческого фантазирования, сна, медитации и эйдетическими феноменами.



Сенсорная данность перемещения в системе субъект - предметный источник связана с уловлением, по мере движения, динамического контура изменений локализации источника во внешнем пространстве. Внешние события обретают форму текущих событий сенсорного пространства. Роль движений тела в возникновении сенсорной данности перемещений источника указывает на особую значимость кинестетического опосредования динамики ощущений..

Сенсорная данность длительности источника гипотетически детерминирована длиной континуума последовательных сенсорных действий, совершенных ради адекватного ощущения, периодом телесного напряжения при удержании ощущения, длительностью сознательной фиксации ощущения в его связи с предметом. Объективная точность времени действия источника «искажается» присутствием в ощущении особой внутренней длительности включенных в сенсорный процесс психических процессов: апперцептивных, мнемических, мыслительных. Время сенсорной зависимости от действия источника может раствориться в длительности внутреннего проживания ощущения.

По-видимому, подобную относительность сенсорного уловления объективного времени имел в виду Э. Гуссерль, когда впечатление-в-настоящем о красном объекте определил как «континуум ощущений вида «красное» восходящее к идеально чистому красному». (44, с..43) Потеря ощущением объективной длительности, зависящей от временных параметров источника, может приобретать, по мысли А. Бергсона, абсолютный характер, если мы имеем дело с «чистой длительностью» индивидуальной душевной жизни. Здесь наше «я» не делает различий между наличным ощущением и теми, что ему предшествовали; «я» не знает, что испытывает ощущение и последнее оказывается слитым с единым психическим потоком. (16, с. 93 )



Интенсивность ощущения находится в непрямой связи с объективными силовыми характеристиками источника. В частности, она опосредована интенсивностью периферической реакции анализатора на стимул. Эта реакция, согласно достаточно распространенному в физиологии взгляду, является логарифмической функцией силы раздражителя. Согласно знаменитому закону Вебера – Фехнера, подобная математическая зависимость существует также между физической силой раздражителя и субъективной величиной ощущения.

В дополнение знаний о количественных зависимостях сенсорной интенсивности от параметров физических и физиологических процессов существуют феноменологические концепции ее качественных связей и составляющих.

Согласно данным А. Бергсона, интенсивность как качество ощущения определяется:


  • распространением мускульного напряжения от сенсорного органа по всему телу при уловлении и фиксации ощущения, иначе, «сенсорной затронутостью» всего тела;

  • влиянием общей сенсорной восприимчивости индивида;

  • ситуативной установкой либо на уход от ощущения, либо на пассивное ощущение, либо на активное вчувствование, либо на поглощенность ощущением;

  • моментом появления ощущения либо в «незаполненном» либо «заполненном» сознании;

  • присутствием в ощущении множества других психических состояний, проникающих друг в друга;

  • характером осознания ощущения: я – проявлением или я – погашением ощущения;

  • активностью эмоционального переживания ощущения, отнесенностью ощущения к феноменам личных значимостей: красоте, гармонии, любви;

  • проживанием ощущения как самодовлеющего, относительно независимого от своих причин.

Так музыкант при нажатии на клавишу, желая вызвать свой неповторимый звучащий тон в нужной ему интенсивности, интуитивно создаст все необходимые условия для этого: приложит соответствующие усилия давления пальца и руки, приняв при этом соответствующее положение тела; приложит усилия фиксации пальца на клавише, добиваясь необходимой громкости звучания; сопереживая звучанию, придаст ему неуловимые эмоциональные «вибрации»; фокусируя сознание на тоне, сделает его интенсивность чистой, свободной от влияния осознаваемого звукового фона; совершит то, что не поддается ни научным объяснениям, ни описаниям - выразит все бытие музыкальной души в одном неповторимом тоне, который зазвучит с пронизывающей слушателя красотой. ( 16)

Модальность ощущений указывает на принципиальные различия по общему качеству проживания и осознания между ощущениями разного происхождения и разных видов. Субъективные влияния на ощущения не могут существенно исказить этого качества, которое дается как «след» объективно воздействующего источника, проецируется в данный источник и описывается в предметных терминах. «Неотменимые» зрительная, слуховая, осязательная, обонятельная, вкусовая и т.д. модальности настойчиво напоминают нам о предметном мире, но при этом, наше ощущающее и сознательное присутствие в нем превращает любой предмет во внутренний, а его свойства - в особые душевные впечатления. Упомянутое видение героем Джойса зеленых водорослей означало и его ощущение зелени, присущей водорослям.

Каждая модальность дается ощущающему либо как отдельный качественный признак предмета, либо как соединение ряда качественных признаков, определяющее дифференцированное человеческое вчувствование в предмет. Зрительная модальность дается в признаках светлоты, яркости, прозрачности, цвета, цветовой насыщенности, приятности действия источника. Слуховая - в высоте, тембре, ритме, громкости, приятности звучания источника. Осязательная - в твердости, упругости, теплоте, гладкости однородности-неоднородности поверхности предмета. Вкусовая - в признаках соленого -кислого, горького - сладкого, пряного, острого, безвкусного, а также приятного, противного, тошнотворного и т. д. действия вкусового источника. Обонятельная - в неисчислимых оттенках запахов, их резкости, остроте, насыщенности, приятности и т.д.

Очевидным является проникновение в ощущения разных модальностей одномоментных эмоциональных оценок ощущаемого и слияние в одном сенсорном впечатлении нескольких разнородных модальных признаков. К примеру, звон колокольчика подъезжающей тройки для усталых хозяев, не желающих новых гостей, звучал, наверное, визгливо, дребезжаще, оглушающе, немолчно, мертвенно, будто обдающий холодом. Напротив, для веселящихся гостей тот же звон проживался иначе: округленно, вкрадчиво, весело, мелодично, гармонично, золотисто.

Продолжая тему слияния, вернее, «вливания» во впечатление доминирующей модальности качественно иных сенсорных впечатлений, приведем характерное описание М.Пруста:



«Огромным наслаждением явилось для него уже то, что под струйкой скрипки, тонкой, упорной, густой, направляющей, он вдруг разглядел пытавшуюся взметнуться всплесками влаги громаду звуков рояля, многообразную, нераздельную, реявшую, переливающуюся, напоминавшую лиловую зыбь, зачарованную и утишаемую лунным сиянием..» ( 104, с. 178)

В слышании влажных, переливающихся, зыбких, лиловых и серебряных звуков рояля герою становится доступен новый опыт синестезии или свойства смешанной чувственности. Оно формируется в индивидуальной душе на основе древней недифференцированной сенсорики и при условии прижизненного разделения ощущений, их синтеза и внутренней дифференциации как полимодальных. Синестезии - важный атрибут любой зрелой сенсорной модальности.


2.7. Индивидуальное развитие ощущений.

Проблема онтогенеза или жизненной эволюции ощущений традиционно исследуется в следующих аспектах. Во-первых, рассматриваются особенности сенсорики в различных фазах становления индивида, во-вторых, выявляется динамика формирования и смены различных жизненных назначений ощущений, в-третьих, изучается процесс становления зрелой способности ощущать и личностные различия устойчивой сенсорной связи с миром, в-четвертых, определяются возможные направления индивидуальной эволюции ощущений: от овладения искусством ощущать и воплощения его в социально ценных продуктах до их патологического, аномального развития.

В общем процессе сенсорного онтогенеза можно выделить несколько единых и относительно автономных линий. Первая линия - пробуждение в младенчестве и последующее возникновение при измененных состояниях сознания феномена недифференцированной чувствительности, когда мир и индивид субъективно неразличимы, и индивид не существует для самого себя.

Не владеющий сенсорными действиями младенец первоначально погружен в хаос наступающего на него мира и мучительных телесных возбуждений, связанных с незрелостью врожденных процессов гомеостаза. Внешне- сенсорную спутанность на самых ранних стадиях жизни можно сравнить лишь с чувственной беспомощностью слепого от рождения, внезапно обретшего зрение.



«Человек в таких обстоятельствах, впервые открывая глаза, не получает никакого удовольствия, на самом деле, эта процедура оказывается для него довольно болезненной. Он говорит только о вращающихся массах света и цветов и оказывается совершенно неспособным зрительно выделить объекты, распознать или назвать их.» (56, с. 39)

Подобные ощущения, но не сопровождаемые столь определенным переживанием дискомфорта, может испытывать человек при переходе от сна к бодрствованию или, к примеру, в первые моменты преодоления сенсорного барьера в психоделических состояниях.

Доминирование первой линии очень скоро, в первые недели жизни, сменяется преобладанием дифференцированных ощущений, обусловленных формирующимся телесно-двигательными умением ощущать и определяющих постепенное приобретение психического и внутри-телесного комфорта. Исходные сенсорные дифференцировки связаны с удовлетворением базисных био-психических и психо-социальных влечений к здоровью, избеганию голода и жажды, ласке, заботе, моторному и когнитивному развитию и т.д.. В зависимости от стабильности и предсказуемости ситуаций этого удовлетворения, они могут приобретать гетерохронное, или неравномерное, развитие (Б. Г. Ананьев). Так сенсорика, связанная с ситуацией сосания, первоначально приобретает сверх -значимость и берет на себя функцию общего разделения внешнего и внутреннего, когда внешние впечатления - звук шагов и голос матери, ее теплота и запах, ее прикосновения - становятся важнейшими условиями наступления внутреннего благополучия.

По мере выделения из общего сенсорного фона жизни внешне-сигнальной сенсорики (осязания, видения, слышания, обоняния) набирает силу третья линия эволюции ощущений. Ее можно назвать совершенствованием отдельных видов чувствительности. Она почти исключительно детерминирована исходящими из социума задачами и требованиями достижения адаптации и успехов в различных сферах практики и общения, а также способностью социума обеспечить личности разнообразное сенсорное развитие. Данная линия отчетливо выделяется с третьего года жизни ребенка, когда направленность и обратимость сознания уже позволяют воссоздавать и фиксировать сенсорные события. Захваченность ощущениями, поглощение объектами, которые обладают манящими зримыми, слышимыми, осязаемыми качествами, неудержимое, без страха и заботы движение к ним уживается у ребенка с сосредоточением на освоении и повторении ощущений, а также с выделением их из психического потока как своих особых значимостей. Открытие у себя музыкального слуха или любви к цвету, или пристрастия к тонким кинестезиям при попытках мастерить, танцевать, рисовать, писать, или возможности испытывать эротические ощущения являются важными признаками пробудившегося самоотношения ребенка, в котором он принимает себя как источник и обладателя чувственных сокровищ.

Живость и свежесть детских ощущений при их обобщении и категоризации в развивающейся мысли постепенно сменяется абстрактным чувствованием. Ощущение как бы покидает единичные предметы, с которыми оно было прежде магически сращено, и становится «чистым» качеством, которое мы можем отнять или возвратить предметам в зависимости от целостного психического отношения к ним Ребенок - невротик мысленно лишает свое окружение достоинства иметь яркие цвета, и доведись ему изобразить близких, он нарисует их серыми. Тот же серый цвет, впитавший для подростка и юноши печали и тревоги от действия бесцветных, призрачных, неопределенных и скрытых вещей превращается в символический, а его изображение – в символ. Символические ощущения как форма абстрактного чувствования выступают существенным признаком сенсорного развития индивида. Когда же он прилагает творческие усилия к тому, чтобы создать целые системы сенсорной символики, его ощущения переходят в «тайные коды искусства»..

О символических ощущениях следует сказать особо. Несомненно являясь большими феноменами общечеловеческой и индивидуальной культуры, они имеют архетипические истоки и ориентиры. Например, при понимании и производстве сенсорной символики индивид приобретает естественную связь с древними коллективными представлениями о сложном вертикальном упорядочении элементов мира и о существовании объектов в общем космическом ритме, где положение объекта в одном плане реальности соответствует положению объекта -аналога в другом ее плане. В вертикальных порядках. могут быть соединены музыкальные инструменты, орудия культуры, рабочие инструменты, животные, боги и небесные тела, ритуалы, цвета и должности, части человеческого тела, фазы человеческой жизни, психические свойства и т.д. (69, с.37) Цвет в этих бесконечных соответствиях рассматривается как один из немногих базовых ритмических феноменов, несущих в себе множественные синтезы противоположных явлений. Красный соответствует власти, крови, смертной муке, очищению. Зеленый - рождению, произрастанию, умиранию, разрушению. Синий - дневному свету, покою и гармонии, сумеркам, тревоге, погружению во тьму. Психологически интересны соответствия цветов определенным душевным функциям: красного - влечениям и аффективным волнениям и взрывам; синего - мышлению; желтого -интуиции; зеленого - восприятию и созерцанию.

При установке на символические ощущения индивиду долгие годы удается достигать полноты чувственности, так как в сферу актуальных впечатлений всегда попадают не просто привычные или обыденные предметы с их очевидными эмпирическими связями, а те же предметы в фантастической избыточности их свойств, ускользающих от непосвященных. Огонь в его цвете, жаре, абсолютной изменчивости и финальности никогда не станет только утилитарным средством выживания или источником разрушения, но наряду с этим будет дан индивиду и в «красноте» энергичного внутреннего порыва к действию, «теплоте» предвкушаемого удовольствия от успеха в преодолении, «мгновенности» происходящего и «самоценности» каждого момента уносимой временем жизни.

Однако, символическое ощущение реальности может отделиться от процесса нормального приспособительного и творческого чувствования, а затем заместить его собой. Например, символическое ощущение пространственно-временной текучести жизни может разрушить у невротической личности устойчивость обыденного мира. Об этом болезненном изменении сенсорики рассказывает герой Сартра:



«Я с ужасом смотрел на все эти зыбкие предметы, которые в любой момент могли рухнуть...Пока я в состоянии держать предметы в поле моего зрения, ничего не случится, вот я и пожирал глазами мостовую, дома, газовые рожки; взгляд мой перескакивал с одного предмета на другой, чтобы застать их врасплох, остановить в разгар их превращения. Вид у них был какой-то неестественный....Я пытался властью своего взгляда вернуть им их повседневный вид.» ( 116, с. 91)

Эволюция конкретных видов ощущений, сочетающих живость проживания с абстрактностью и символичностью, направлена по линии их интеграции и перехода врожденной способности ощущать либо в зрелую устойчивую сенсорную функцию личности, подчиненную в общей душевной иерархии другим психическим функциям и качествам, либо в основной функциональный и качественный показатель психического типа личности.

Сенсорная функция достигает оптимального развития к периоду поздней юности. Гетерохронный процесс созревания различных видов чувствительности обретает здесь свой «пик», выражаясь во множественных чувственных дифференцировках, высокой скорости сенсо-моторных реакций, широте одновременного чувственного охвата пространства и его предметных составляющих, в сложном ощущении времени, в неповторяющейся больше никогда возрастной открытости к ощущениям и к самозабвенному их проживанию. Картины природы, лица и тела любимых, экстравагантные зрелища, произведения искусства, я-в-зеркале Нарцисса - все влечет и неотразимо притягивает. Именно в юности становится особенно заметной принадлежность личности к сенсорному типу.

В юнгианской типологии (157) сенсорный тип с преобладающей направленностью на внешние или внутренние объекты характеризуется следующим образом.



Каталог: data -> 2009
2009 -> Программа дисциплины «Рефлексия личности»
2009 -> Психология индивидуальности
2009 -> Программа дисциплины «Основы психологического консультирования»
2009 -> Поддьяков А. Н. Кросс-культурные исследования интеллекта и творчества: проблемы тестовой диагностики // Культурно-историческая психология: современное состояние и перспективы. Материалы международной конференции
2009 -> Хачатурова М. Р. Проявление склонности личности к конфликтному поведению // «Психология сегодня: теория, образование и практика» / Под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко, А. В. Карпова. М
2009 -> Программа научно-исследовательского семинара
2009 -> Психологические механизмы генезиса и коррекции страхов
2009 -> Литература по физиологии высшей нервной деятельности
2009 -> Программа по курсу «Обществознание»
2009 -> Сорвин К. В., Сусоколов А. А. Человек в обществе Система социологических понятий в кратком изложении Для учащихся старших классов и студентов младших курсов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   74


База данных защищена авторским правом ©dogmon.org 2019
обратиться к администрации

    Главная страница